В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » — спиртное, сонеты, содомия; часть 1. ‡святая троица Валентинова дня.


— спиртное, сонеты, содомия; часть 1. ‡святая троица Валентинова дня.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Код:
<!--HTML--><p align="center"><li class="pa-fld3"><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="186" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/elainerat/folders/Default/media/e9f0c080-191d-435a-97f1-f834f59da90f/Hinder%20-%20Better%20Than%20Me.mp3"> </object></li></p>

http://funkyimg.com/i/25TCA.gif
14.02.2016 | Сакраменто | парк — улица — квартира Адама.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ — СПИРТНОЕ.

фото [большой размер в отдельной вкладке]:

http://funkyimg.com/i/25V5m.png

Отредактировано Adam MacNamara (2016-02-11 13:44:15)

0

2

[float=left]https://31.media.tumblr.com/7fbc1486c37b94d6280c873d99b9cfb2/tumblr_mu414iJaG41shhd81o1_250.gif[/float] В последнее время все мои пешие и не очень маршруты стабильно пролегают мимо квартала, в котором живет Адам со своим  припизднутым братцем. Намеренно или нет это получается - не знаю, но в свое оправдание могу сказать, что мне же надо как-то осуществлять свой коварный план? А для этого нужно встречаться с объектом чуть чаще, чем раз в два года. А как это сделать, если вы не то что из разных социальных слоев, а, по всей видимости, с разных планет? Правильно, надо подкарауливать, ждать, подстраивать и прочие прелести из жизни влюбленных школьников.
И нет, в мои планы не входит влюбить в себя этого красавчика. Я пока еще не настолько умом двинулась, и здраво оцениваю свои силы и возможности. Но, черт, я должна максимально втереться в его доверие, чтобы он сам захотел мне помочь надурить моих предков и не испугался факта штампа в паспорте на n-ное количество времени, которого (времени) у меня, честно говоря, не очень много. И как, с вашего позволения, я всю эту хуйню сделаю, если не буду с ним видеться?..
Но сегодня, честно говоря, мне было не до этого, и в ареал обитания братьев МакНамара я попала по чистой случайности, скорее на автомате. Когда у меня образовалось немного свободного времени, я решилась, наконец, раскрыть добытый через третьи руки сценарий, за который, якобы, планировал взяться Бигбосс и в который я, конечно же, горела желанием просочиться, без разницы - на какую роль. Хоть на самую-пресамую ничтожную.
Работа на настоящей съемочной площадке захватила меня. Ударила ржавой арматуриной по голове и увлекла в омут настоящей актерской жизни. Это вам не дешевая постановочка в нашем любительском псевдотеатре, сценарий которой, к слову, был тут же - в пухлой папочке в моих озябших загребущих ручонках.
Нет, я так и не бросила эту хуйню. Как не бросила тот ебаный цирк, который зовется танцами. И я умудрялась продолжать находить на все это время, силы и ниши в плотном расписании.
И вот сейчас я иду по парку, почти носом уткнувшись в экземпляр текста, которого еще нет, фактически, ни у кого, пытаясь уловить смысл, прочувствовать героев, понять главную идею. Короче, злостно подготовиться заранее. Хуево, конечно, будет, если это все неправда, и Бигбосс вовсе не над этим проектом работает, а над каким-то еще, а меня добрые люди наебали. Но я хочу и буду надеяться на лучшее. Так, что тут у нас?..
А у нас тут эпик, да.
Это ведь я.
А я - это такое я...
В общем, вот я иду, то есть, перемещаюсь вполне себе вертикально в пространстве, по узкой дорожке декоративного псевдояпонского мостика с низкими перилами, которые, не иначе, придумали на эльфов или иных карликов, не обращая внимания на голодных пернатых в пруду, на окружающую меня природную идиллию и на саму, собственно, дорожку. А вот я уже лечу, стремительно приближаясь к горизонтальному положению, куда-то вниз и вправо, картинно выпуская из рук папку с недосмотренными сценариями, и через какую-то долю секунды ускорения свободного падения моя спина с классическим шлепком встречает безмятежную и, сука, холодную водную гладь, нарушая ее ебучую безмятежность.
Кто-то приглушает свет и перекрывает кислород. Где здесь верх? Где низ?! Сука, выпустите меня отсюда!..
А что, я разве не говорила, что я не умею плавать?..

+1

3

Помнится, год назад Адам встречал этот день с какой-то брюнеткой, то ли временной коллегой, проходящей, соответственно, стажировку, то ли встретившейся накануне девушкой из бара. Не то, чтобы ему хотелось стабильности, но дсв всегда ассоциировался с матерью, её энтузиазмом, чистыми эмоциями и красочностью праздничного стола, запахом шоколадного торта и свежих цветов [уж в чём, а в цветах и их количестве в букете Рордан не скупился; при мысли о родителях Адам нахмурил брови и грубыми резкими движениями закрыл входную дверь, застёгивая на молнию лёгкую куртку], посему быть одному в этот день было откровенно паршиво. Что он, естественно, не сказал и не думал говорить Шейну, вылетевшему из квартиры, прихватив с собой только ключи да деньги с телефоном. Это и есть та дама его сердца, таинственная женщина, годившаяся им в матери? Младший из братьев никак не прокомментировал ни встречу с блондинкой, ни её неприкрытое отношение к происходящему. Пренебрежительное, умело скрытое за спокойной и уверенной улыбкой аккуратных губ. Её интересовал только один человек, она пришла за желаемым, забрала и убралась восвояси. Что сказала, точнее, прошептала ничего не слышащему и не видящему Шейну, смотревшему только на неё одну? Адам не расслышал, да и дверь слишком быстро и однозначно захлопнулась чуть ли не перед носом. Не скажешь, что он был сильно рад такому раскладу - старший вёл себя как влюблённый и безмозглый подросток, кинувшийся в омут с головой. Зато он выглядел действительно счастливым, а его улыбка не подпитывалась ни дискомфортом, ни фальшью. Что оставалось Адаму? Вздохнуть и строить собственные планы, в которые пока не входило ничего глобального, кроме работы и отдыха от будничной суеты.

Воскресный день он встречал в одиночестве, решив выбраться в супермаркет на другой стороне парка Мьюир, в минутах двадцати ходьбы, заодно подышать свежим воздухом и сменить на время обстановку. Решить, как он проведёт вечер. Позвонить кому-то из приходящих-уходящих подружек? Был ещё вариант какой-нибудь выставки, только весь февраль и март сплошняком будет изобилия современного творчества, которое никак не представлялось Адаму чем-то, даже отдалённо напоминающим искусство. Или, на худой конец, у него был актуален список из нескольких десятков фильмов, ожидающих своего рокового часа. Какие-то были номинированы на премию "Оскар", которую, к слову, он не собирался пропускать в 2016-ом году, ибо в прошлый раз от их издательства поехал совершенно некомпетентный сотрудник, не сделавший в итоге ни статью, ни сумевший выловить кого-то из менеджеров актёров и актрис, дабы копнуть глубже. Пребывая в задумчивости относительно собственных планов, краткосрочных и долгосрочных, Адам миновал парк, зашёл в магазин, простоял в небольшой очереди [мать с коляской, ещё одна женщина, но уже в возрасте, и подростки, два парня], оплатил покупки [один пакет и преимущественно вода - виски, свежевыжатый сок, три шт.] и шёл обратно по той же каменной дорожке, самому короткому пути до дома, пролегающей параллельно небольшому по масштабу пруду, достоянию всего парка. Даже в местной ширпотрёбской газете писали, насколько он красив, невинен и чист, а его целостная архитектура очень похожа на японскую стилистику. Ирландец вспомнил об этом, закуривая и бросив взгляд на парочку белоснежных лебедей, плавающих близ берега. Однако вскоре его привлекла не столько красота фауны, сколько громкий шлепок, отборный мат и резкое движение в паре метров, северо-западнее, на мостике с низкими перилами, которые были функциональными разве что для детей или карликов. Ну, или японцев.

Каково же было удивление Адама МакНамара [будем честны - не настолько, чтобы откровенно ахуеть, но достаточно, чтобы предположить, кто может быть причиной сего шоу], когда в человеке женского пола он узнал Мирте, барахтающуюся в воде, на поверхности которой попутно были разбросаны листы А4. Брюнет даже остановился. Оглянулся [конечно же, в радиусе километра никого из добропорядочных спасателей, только парочка пенсионеров на лавке с куском белого хлеба отщипывает еду для уток и лебедей, но и то без реакции; очевидно, что на такую дальность их слуховые аппараты уже не были рассчитаны], тяжело вздохнул, понимая, что идти дальше нельзя. Надо помочь. Надо?

Идя целенаправленно к мосту, ирландец аккуратно кладёт пакет с покупками на газон, как-то очень даже не спешно снимает куртку, оставляет её там же, поверх, дабы не мешалась, и подходит к самому бортику, наклонившись. Прикидывая, сколько там глубины, и игнорируя крики зажмурившейся Мирте. Взвесив "за" и "против", он решает, что прыгать в воду самому не стоит, сможет вытащить её и за руку, уперевшись в перила.

За руку ухватись, - при всём желании утонуть в городском пруду, да ещё в том месте, где мелководье, по идее, может только совсем креативный и необычный человек. Сей факт Адам отвергал, посему паническое состояние девушки, которую он видел две недели назад в канун нового года, не передавалось ему. И, решив не ждать, пока она сама сообразит сделать то, что он ей сказал, МакНамара, держась левой рукой за прочную деревянную основу перил, рывком пытается схватить блондинку за запястье. Бесполезно. Два фактора - она слишком активно бултыхается в воде, да и расстояние не позволяет. Просчитался. Выругавшись, Адам ещё раз оглядывается по сторонам и на этот раз замечает бегущего верзилу в спортивном костюме на другом конце дорожки. Далековато. — Чтоб тебя... - сетует парень и, похлопав себя по карманам джинс [убедился, что они пусты, и все ценные вещи остались в куртке], перелезает через перила и ныряет в воду. В холодную, мать её, февральскую воду.

Он обращается к Мирте повторно уже на берегу, вытаскивая ту под мышкой на сухую и устойчивую поверхность под ногами. И к самому Адаму, и к девушке прилипли листы, потекли чернила, хотя большая часть и была разбросана по мосту.
Какого чёрта ты там делала? - Недовольно вопрошает, ощущая на себе всю прелесть ветра. Быстрым шагом идёт обратно к куртке и пакету, не зная пока, что ему хочется больше - утопить эту девку или сдать копам как особо опасную для жизни других граждан. И, кстати, что она тут ошивается? Поселилась рядом?

+1

4

В какой именно момент моя бедовая голова оказывается не под, а над водой - я не улавливаю. Факта того, что мои ноги на каблуках не касаются дна хватает для развития бурной и не очень систематической деятельности, которая в народе зовется "ПАНИКА-ПАНИКА!!"
Я не люблю воду. Нет, в смысле, я люблю ее в стакане (желательно - в форме кубиков льда), в ванне, на худой конец - в бассейне. Но толща воды с неизведанным рельефом дна, грязная, холодная и мерзкая... Бррр... Живя всю свою сознательную жизнь в Калифорнии, я так и не удосужилась научиться плавать, и теперь я жалела об этом. Очень сильно. И очень активно. Барахтаясь, чтобы не окунуться снова с головой, и уже чувствуя, как немеют руки, я проклинаю тот день, когда решила прогулять школьные занятия в бассейне. Это было глупо. Это, блять, было очень глупо, Мими! Зато теперь ты знаешь эффективный способ самоубийства, идиотина! В следующий раз просто утопись в пруду. Если он, конечно, будет, этот следующий раз!..
И, как назло, ни одной живой и достаточно сострадательной души вокруг! Ну или я их не вижу и не слышу, активно стараясь удержать голову над водой и матерясь с придыханием. Наверное - зря, но так веселее. Подыхать, так с песней, что.
Когда я уже почти смирилась, что эта непреднамеренная попытка суицида - удачная, что-то схватило меня сзади и куда-то поволокло.
Аблячудовище!..
В голове мелькнуло запоздалое "лебеди вкуснее чем я, а в городских прудах не водятся акулы", и вот я уже стою на берегу, выбивая дробь зубами и коленками. Что именно стучит громче - не знаю, у меня вообще в ушах шумит.
А потом я вижу Адама. Или Шейна. Нет, наверное, все-таки Адама. Второй не полез бы в пруд меня вынимать. Он бы еще и деньги собрал за бесплатный аттракцион, наверняка.
Кажется, брюнет чем-то недоволен.
- А ты что тут делаешь? - тупо спрашиваю я, хлопая глазами, пока на задворки моего сознания вползает ленивая мысль, что вообще-то он тут живет неподалеку. И вполне закономерен вопрос - что тут делаю я. А потом где-то на полпути ее сбивает стремительно несущееся осознание, что вот эти мокрые листочки, это...
- СЦЕНАРИЙ! - кажется, я хватаю его за руку и, оскальзываясь, тащу обратно к кромке воды. Типа: "некогда объясняыть, полезай в пруд!" Потом я понимаю, что он-то мне зачем?! Отпускаю ладонь и несусь уже сама. Когда я в воде уже по колено - вспоминаю, что я, вообще-то мы это проверили только что, не умею плавать. И за пять минут нихуяшеньки не изменилось. Выбегаю обратно. С полминуты мечусь по берегу, позабыв о холоде и неприятно хлюпающей в туфлях ледяной воде, в поисках какой-нибудь длинной палки, ветки, да чего угодно!..
Потом я опускаюсь на корточки и обхватываю голову руками.
- Бля-а-а-а...
Был сценарий и нет сценария.
Кажется, Адам что-то там у меня спрашивал? Шмыгнув носом, я поднимаю на него совершенно несчастные глаза:
- Я... поскользнулась.
А потом я начинаю хохотать. Безудержно, громко, размазывая истерические слезы пополам с водой из пруда по лицу, и уже чувствуя, что вот, вот он, подступает, очередной приступ гипервентиляции легких.
- У тебя совершенно случайно нет пакетика? Бумажного или еще какого-нибудь? Ну или сигареты? - а еще - пледа, камина, бутылки водки, утерянного сценария и телефона психиатра. Последний, похоже, скоро понадобится нам обоим, если мы продолжим встречаться вот так.
Отлепляя от бедра совершенно испоганенный водой лист А4, я брезгливо морщусь и поднимаюсь с корточек, только сейчас осознавая, что мой телефон, наверняка, не оценил февральское купание, и вызвать такси будет большой проблемой. Ебучий же цирк. Лучше б утонула.

Отредактировано Mirthe An. Van Houten (2016-02-02 18:21:47)

+1

5

Она вообще нормальная?
Нет, ну правда. Откуда взялась на его голову эта блондинистая проблема? Причём не единожды, не одноразово, а постоянно, просто с разной периодичностью, а за большой промежуток после первой встречи Адам ошибочно расслабился, полагая, видимо, что всё идёт к спаду. Ага, идёт. Катится к чертям, как, например, его настроение. Мокрый, замёрзший, он отпихивает, конкретно так отпихивает от себя спортсмена-качка, добежавшего-таки до пруда. Хренов спасатель с педиковатым взглядом на облепивший грудак ирландца, Адаму хотелось выместить на нём всё негодование - если не избить, то совершенно подлейшим образом столкнуть в пруд. Хотя он, по факту, и не виноват. Это всё Мирте. Одна большая проблема, получившая имя и телесную оболочку. Благо Нора нашла себе жильё и постепенно переезжает в другой район, в центре которого расположен полицейский участок - безопаснее некуда, МакНамара полагал, что его жизнь вернётся в спокойный ритм, и он сам попробует наладить отношения с Шейном до вообще появления ирландки в их доме.

Но теперь это казалось снова недальновидным планом.

И Адам даже не успевает возмутиться и ответить на вопрос Мирте, как эта сумасшедшая закричала и потащила брюнета обратно в воду за листами, оказавшимися ...сценарием?. Ах да, она же вся в Бродвее, на театральных подмостках, дитя сцены. Он отмахнулся - и от этой темы, и от блондинки, да и она сама потеряла интерес в парне, кинувшись самолично в пруд за раскиданным и безнадёжно испорченным добром. Сцена на ещё. Оказавшись возле своих вещей, парень проводит ладонью по мокрым волосам, дабы вода перестала капать на лицо. В глазах начало едва щипать. А чего он ещё ожидал? Кристально чистую консистенцию? Выжав низ майки, Адам глубоко вздохнул, подняв голову. Эта тенденция спасать Мирте и побешивала, и, надо признать, забавляла. У него не было в жизни подобных совпадений, цикличность которых грозила войти в привычку. То ли самого парня, то ли Судьбы. Был ли какой-то смысл в этом? МакНамара не имел представления. Да и рыться в этом именно сейчас ему не хотелось. Принять бы душ, переодеться в сухую одежду и выпить виски. Пожалуй, интерактивных развлечений на сегодня хватит с лихвой.

Вот ты неудачница. - Он и не думал скрывать очевидного. И сказал это совершенно без злобы - после разговора и секса в Вегасе правда в глаза друг другу стала вроде негласного правила этикета. Попутно парень игнорировал диалог спортсмена с какой-то бежавшей мимо девушкой, остановившейся на мосту в паре шагов от Адама и выражавшей недовольство насчёт мокрого мусора, который мужчина хотел перекинуть и на ирландца. Тот же обращался только к Мирте, заодно решил закурить и тем самым, возможно, отвадить от себя фанатиков здорового образа жизни. — На дворе 21 век, твой сценарий не продублирован на флешку или почту? - Надевает куртку, недовольно скривившись от мало приятного ощущения, берёт пакет левой рукой. В пальцах правой зажата сигарета. Взгляд не задерживается долго на девушке - скользит по дорожке прочь из парка к дому. Идти всего ничего. Да и Шейна дома нет... — Пошли. - Коротко бросает со вздохом неуклюжей девушке, продолжая свой первоначально запланированный маршрут. Каждый шаг сопровождался неприятным чавканьем ноги о подошву высоких кед. Позади вскоре остались недовольные крики и возмущения, мол, что за уроды, испортили чуть ли не достопримечательность парка, а значит, и всего района, да ещё и не извинились! Эх, ребята, ни к тем обратились в поисках совести. Более того, из окна уже в квартире будет предельно  забавно наблюдать за копошением, по сути, не имеющих никакого отношения к произошедшему полудурков. — У меня есть резинка, и если не будешь раздражать, я даже разрешу ей воспользоваться. - Говорит, глянув через плечо и однозначно усмехнувшись. Ну а что, чем не вариант благодарности в адрес доблестного рыцаря?

[ в квартире ]

Ванная комната там. - Кивает головой в сторону прикрытой дубовой двери, протягивая в руки майку и шорты Норы. Без комментариев, пусть скажет спасибо. Или ничего не говорит, тишина - тоже хорошее состояние и окружение.

Отредактировано Adam MacNamara (2016-02-02 18:54:59)

+1

6

Нет, я вообще нормальная? У меня хоть что-то случается, как у людей? А не через жопу?
Ну вот надо же! Когда я прокручивала в голове нашу новую встречу, все казалось гораздо более радужным, логичным и, блять, сухим.
А вот, кстати, и еще один действенный способ отбросить кони. Искупайся в пруду в середине февраля, выживи... И окочурься от холода. Кажется, мои зубы вот-вот рассыплются в мелкое крошево - настолько сильно они сейчас стучат друг о друга. Рядом возмущенно ругаются какие-то придурки, Адам раздраженно хмурит брови, и я осознаю, что сейчас он уйдет.
И весь мой план накроется огромным хуем.
А, к хуям тогда план! Холодно и мерзко, трудно дышать и хочется выпить.
- Ну хоть такси...
- Пошли, - меня грубо перебивают, и вот я уже почти вприпрыжку, то и дело подворачивая ноги и рискуя переломать тонкие лодыжки, несусь за Адамом, успев только выхватить из рук недовольной дамочки в спортивном трико свою изрядно похудевшую папочку. На бегу пролистав ее, разочарованно вздыхаю. Вот же ж сука. Сценарий нашей пьесы - вот он. Целехонек. А эксклюзивная и так и не дочитанная мною до конца хуета - плавает в местном пруду, как дерьмо в проруби.
Увлеченная жалостью к криворукой себе, я даже не сразу понимаю, что нужно ответить на очередную серьезную шуточку Адама. А спохватившись, только хмыкаю и ускоряю шаг, чтобы согреться. Ха! Нашел чем подстебать! Напугал ежа голой жопой. Да я и так готова, лишь бы согреться.
Поднимаясь, в уже знакомую квартиру, я еще в лифте начинаю стягивать промокший насквозь джемпер. Молчу. Перевариваю обрушившуюся на меня катастрофу, прекрасно зная, что еще один экземпляр мне не сольют.
Может так честнее?
А, к хуям честность. Получив в руки чужие майку и шорты, я вопросительно выгибаю бровь и растягиваю посиневшие губы в улыбке.
- Что, и спинку даже не потрешь? - играю с огнем. На месте мужчины, я бы отправила эту блондинистую сучку вперед поджопником. И не в душ, а прямиком на лестничную площадку. А мы помним - такие, как я, обычно очень красиво летят с лестницы кубарем. И я меланхолично пожимаю плечами, скрываясь за дверью ванной.
Я люблю горячий душ. Такой, от которого начинает зудеть кожа. Такой, от которого мурашки разбегаются по голым плечам, а внизу живота сворачивается невидимый тугой клубок. А еще я люблю мужской гель для душа. Терпеть не могу всякие бабские гели с дурацкими вонючими отдушками. Особенно - дынные и арбузные. От них меня воротит почти так же сильно, как от арбузной жвачки. Мерзость! Поэтому я с удовольствием выдавливаю на руку прозрачную жидкость с еле уловимым ментоловым и еще каким-то трудно поддающимся идентификации запахом, скользя ей по предплечьям, плечам, животу. Хочется смыть с себя всю озерную пакость, но больше всего - липкий страх, осевший на коже.
Минут через десять я аккуратно приоткрываю дверь ванной, из-за которой тут же вырывается облачко теплого пара. Майка этой девицы (не помню ее имени, и не хочу помнить) велика в груди, что делает ее декольте из обычного излишне эротическим, зато шорты узковаты в бедрах.
- Адам?.. - прошлепав босыми ногами в кухню, застаю там хозяина квартиры. Оглядываю критически, чуть хмурю брови и тут же растягиваю губы в улыбочке, - Так может я тебе спинку потру, не? Ладно, давай сюда одежду, кину в стирку. И вали мыться, я пока кофе сварю, - поползновение к шкафу, чтобы показать, где что, пресекаю, - Не трудись, я с прошлого раза помню. Иди уж, рыцарь без страха и пакета.

+1

7

Умудрилась вытащить из того хаоса какую-то папку, видимо, с частично сохранившимся в безопасности листами сценария. Адам внимательно смотрел на девушку на протяжении всего пути до квартиры. Небольшая площадь лифтовой кабины, капли мутной воды, прерывистое дыхание и сопливый нос, мои постукивающие о металлические перила пальцы, шуршащий эко-пакет, бумажный. Парень довольствовался тишиной, которая, он был уверен, исчезнет, стоит их фигурам отгородиться от внешнего мира закрытой входной дверью. Забавно - меньше, чем час назад, ирландец покидал свою обитель и ломал голову, чем бы таким заняться на протяжении дня, строил планы. Вот уж чем, видимо, рассмешил или разозлил старушку Судьбу. Раз она подсунула ему прямо под нос Мирте ван Хутен, значит, настроение у проказницы свыше было благосклонное - та ждала представления, шоу, достойное бурных аплодисментов если не на Бродвее, как мечтала блондинка в своё время [мечтает ли сейчас?], так в личном кукольном спектакле. Подобные мысли стали всё чаще одолевать Адама, он заметил, после разговора с Шейном о матери и отце. Сам того не замечая, брюнет предавался ностальгическим нотам, слушая ирландскую музыку, речь, не отказывал себе в пинте другой пива. Словно после разговора с Норой у него начали давать слабину собственные барьеры и правила, устои, актуальные ему одному.

Блондинка оказалась достаточно сообразительной, чтобы быстро ретироваться в ванную комнату, задав остроумный риторический вопрос, который из уст другой девушки в подобной ситуации мог оказаться кокетливым и интимным. Адам же усмехнулся и стянул, подцепив на спине, с себя мокрую майку, прилипшую к телу. Гадость, словно огромная водоросль. Ирландец был более менее благосклонен к морской флоре, но вот ощущение чего-то пресного и априори грязного вызывало дикое желание убить всё живое на себе в хлорке. Не терпелось дождаться возвращения Мирте, чтобы самому смыть с себя это ощущение. И причиной ему был не сколько гостеприимный флуд, сколько какой-то... дискомфорт? Странно, обычно связь близнецов действовала прямо пропорционально - если одному хреново, то и второй чувствует недомогание, в этом духе. Зеркально. Сейчас же младший из братьев МакНамара не представлял, чтобы старшему было неуютно в собственной шкуре или примерно также, как чувствовал себя Адам. Видимо, ему кажется, и это только вина происшествия в парке.

Проходит десять минут. Даже девять и сорок две секунды. Он не подсчитывал - помнил время до и после. На автомате зацепился взгляд на электрических часах микроволновой печи. За это время брюнет не успел сделать ничего толкового, наоборот, вёл себя больше в стиле Шейна - спокойно, лениво, как кот, которого ничем в этой жизни уже не удивишь и, собственно, бессмысленно. Разобрал разве что пакет да поставил всё содержимое на столешницу рядом с вазой, на которой покоились вот уже дня три или четыре зелёные яблоки, купленные ранее всё в том же магазине якобы органической еды. Не то, чтобы Адам верил этой брехне, скорее видел насквозь маркетинговые уловки и хитрости, на которые шла вся сеть, но, что поделать, подход был грамотный, признать сей факт стоило.

Поворачивает голову, не корпус, когда Мирте его окликает. Майка лежит, сложенная, на спинке стула. Подняв бровь, коротко улыбается в качестве ответа на её предложение-вопрос [опять же риторический], хотя, стоило признать, прозвучало заманчиво. — Чёрное и светлое отдельно. - Усмехается, задержав взгляд на вырезе майки, проходит мимо, уловив от её тела запах его геля для душа и глянув на задницу блондинки. Плосковато, конечно, и он не упустит позже шанса её постебать по этому поводу, но поверхностно - со своим телом девушка чувствует единение и отдаётся полностью. Знает, примерно помнит, возможно, освежит в памяти. Планы уже не строит. — Не спали квартиру. И налей нам виски. - Добавляет на ходу, снимая тёмные джинсы и оставляя их на том же стуле, что и светлую майку. Уже, не глядя и не оборачиваясь, плоть до закрытой двери в ванную. Не приказным тоном, скорее, просит оказать услугу. Им обеим, дабы обеим было приятно общество друг друга.

Проходит девять минут. Ну, может плюс/минус двадцать секунд. Брюнет ненавидел ходить в халате и понятия не имел, зачем им с Шейном два. Может быть, один для брата, второй - для Норы? Или других девушек. Nevermind. Выходит он из ванны, довольный жизнью. В чистом белье, с такой же мокрой, но уже чистой головой. Даже дышится легче, хотя налёт дискомфорта успел осесть в районе грудной клетки.

То есть ты и танцуешь, и играешь в спектакле, - ладонью по волосам, убирая мешающиеся пряди со лба. В спальню, к чистой одежде, переодевается в простую серую однотонную майку и штаны. Также босиком, как и Мирте. — Не многовато ли для человека, который, путаясь в ногах, падает в пруд? - Подходит к столешнице, смотрит на чашку с чёрным кофе, потом на стакан с виски. Берёт последнее, делает глоток. — Спасибо. Будь моим гостем, - отпив, проводит размашисто рукой в сторону остальной квартиры, мол, гуляй свободно, но в башню к розе под стеклянным колпаком не суйся.

Отредактировано Adam MacNamara (2016-02-02 23:22:51)

+1

8

- Всенепременно, - бурчу ему в спину, не до конца уверенная - в каком смысле. В смысле "всенепременно спалю" или в смысле "всенепременно не спалю". Ладно-ладно, кофе я варить умею, это в остальном я беспомощна на кухне, как тот теоретик охоты на экстремальном сафари. Вот если бы он меня обед попросил приготовить...
Погремев утварью и почертыхавшись, принимаюсь за таинство кофеварения - лучшее средство для упокоения моих расшатанных нервов. Ну, после такой панацеи, как секс, конечно же.
К моменту, как Адам выходит из душа, я успеваю поставить на стол две дымящиеся ароматом кружки, два бокала и бутылку виски, собрать мокрые волосы в пучок при помощи найденной в шкафу и почему-то очень одинокой китайской палочки и даже немного заскучать, лениво листая оставшийся в живых сценарий. Да, судьба пошутить любит. Сука, чувство юмора, как у садиста! Ну вот что стоило утонуть этой макулатуре, которую, как хорошо заметил брюнет, я могу себе во множестве продублировать, ибо она хранится на лежащем в столе харде, а не единственному экземпляру еще не заявленного проекта, который я с таким трудом и риском выцепила!
С другой стороны, это весьма способствовало осуществлению моего хитрожопого плана. Странно, мне кажется, или вещей этой его... как ее там? - а, неважно! - в общем, ее вещей стало меньше? И где страшный братец - любитель воды из-под крана? Судя по всему, оба отсутствуют и вряд ли предвидятся в ближайшее время, ведь если было бы иначе, с Адама сталось бы оставить меня в парке решать свои проблемы самостоятельно. И он, по сути, был бы абсолютно прав. Хватит того, что он вынул меня из пруда.
Но все-таки он, сука, добрый.
- О да, - лениво тяну ему из кухни, пока он переодевается, - я вообще пиздец разносторонняя личность, - окидываю вошедшего в кухню мужчину цепким взглядом и кривлю губы в улыбке, - ты забыл добавить, что я хожу по карнизам и предпочитаю углекислый газ кислороду.
Приподнимаю бокал, мол, за хозяина этого славного обиталища, и медленно обвожу взглядом аскетичный интерьер кухни. Мне нравится. Со вкусом и практично. Даже такой профан в готовке, как я, может подметить, что здесь есть все, чтобы с толком провести время у плиты. Конечно, когда твои руки берут свои корни не из задницы.
- ...и на все это у меня как-то хватает времени, - плюс съемки, плюс подработка в баре, плюс, вон, попытка втереться в доверие одному скептичному брюнету, - Ты лучше скажи, как так вышло, что в день святого Валентина ты один, а Адам? А как же всеобщее помешательство, эти блядские шоколадки в форме сердечка, ужины при свечах, кружевное бельишко и сопливые валентинки? Или я слегка спутала твои планы? - Пусть скажет мне спасибо. День святого Валентина - еще один день в череде нелюбимых праздников, который я предпочитаю ненавидеть с особым цинизмом.
Жмурюсь, обхватывая чашку с кофе руками, вдыхая аромат и поджимая пальцы на ногах от внезапного нашествия на спину табуна мелких мурашек. Хорошо-о-о... Если так пойдем, может и не заболею. Минус одна проблема гримеру - не нужно будет замазывать красный нос и синяки под глазами. Да и чихать в середине дубля - это не к добру, но очень даже к гневу Бигбосса. А мед-страховку-то я так и не оплатила. Надо. Когда-нибудь. Не сейчас, да. Не сейчас...
- А где остальные члены шведской семьи МакНамара? - вижу, как хмурится Адам. Эта тема ему, как видно, не очень-то приятна. Я пожимаю плечами, - Ну прости-прости! Просто я реально не понимаю, как ты с братцем вообще уживаешься, блять, под одной крышей. Я вот не смогла.
И тут-то до меня доходит, что я ни разу не говорила ему про Эйп.

+1

9

[float=right]http://funkyimg.com/i/27FWz.gif[/float]— А если серьёзно? - Если она думает, что Адам так просто вытащит зубы из её плоти, то ошибается. В словах Мирте есть смысл - она действительно слишком живучая для той, что побывала и на волоске от прыжка в бездну, и живёт с бомбой замедленного действия в организме. Даже для такого, как МакНамара, слишком много действий и планов к исполнению содержится в этом тщедушном теле миниатюрной блондинки. — Ты же понимаешь, что везде равно нигде основательно? - Смакует во рту привкус ирландского, чуть наклонив голову и смотря на гостью. Не с целью обидеть он всё это говорит, скорее просто беседует - они после второй встречи должны были понять, оба, что подобный стиль нападок друг на друга вовсе таковым не является. Никакой агрессии. Просто правду, глаза в глаза, в одном помещении, на одной площади, потому что кто иначе скажет именно то, что меньше всего хочется услышать? В полной мере таким был для младшего из близнецов Шейн. Отражение, словно в зеркало. И одна толстая тетрадь на двоих. Как давно они туда ничего не писали? Или это только Адам... побаивается? — Есть же помимо всей этой мишуры и постоянная работа, заработок. - Он как бы не спрашивает, а больше уверен в своей правоте, но и не утверждает категорично. Это же Мирте, у неё может быть всё не как у остальных людей. Был повод убедиться. И не раз. Для Адама факт подобной жизни казался настолько диким, что хотелось рассмеяться и глянуть, мол, серьёзно, без шуток? Никакой стабильности. Совсем как в басне Жана де Лафонтена «Цикада и Муравей».

"Что ж летом делали Вы жарким?"
- Как "что"? Я пела напролёт
И день и ночь. Аль не угодно?
- Ах, пели Вы? Как превосходно!
Ну, так теперь плясать черёд!

Он усмехается. Ах да, четырнадцатое февраля. Никакой скатерти, никого запаха шоколадного торта из кухни. Только виски, кофе и чокнутая девка, общество которой не понравилось бы ни матери, ни уж тем более отцу, не нравится и Шейну, чего греха таить. Разве что симпатизирует самому Адаму. От этой мысли он не только усмехается, но и тонкие губы расплываются в хитрой улыбке - видно ли это, когда делаешь очередной глоток виски?
Я, вроде бы, не влюблён, посему сей праздник обошёл стороной. В отличие от брата, - отвечая сразу и на последующий вопрос Мирте. Без подробностей. Ибо сам брюнет не знал толком никакой ключевой информации относительно этой... как же её звали? Сандра, если не изменяет память. Запомнил только лишь из-за одноимённого названия поп-группы, популярной в Европе во второй половине 1980-х - начале 1990-х. Их песни нравились младшей сестре Айне, и когда та приходила в гости к семье МакНамара, часто весь дом в отсутствие Рордана принимал оттенки беззаботного диско. Сейчас, в свои двадцать семь, Адам мог понять, почему такие люди побешивали отца. Отчима. Чёрт, опять об этом. Если бы не брошенная фраза Мирте и последующая реакция [замерла, словно сказала что-то лишнее или нежелательное для обсуждения], то ирландец бы и не придал ей значения. А тут словно кровь была впрыснута в воду - как же можно проплыть мимо? — Чем же старшая сестра тебя изводила? — Он помнит о наличии такой - сама Мирте обмолвилась в Лас-Вегасе. Но не стала продолжать, будучи явно не в том настроении. Сейчас же создавалось впечатление, что она созрела, а сама тема готова соскользнуть с кончика её языка. Виски, видимо, начинает развязывать тугой узел. Вопрос - почему он настолько туго затянут? А вот имя Адам не может вспомнить. Какое-то, с гласной буквы точно, а никаких ассоциаций не сохранилось в памяти. Что-то ему подсказывало, что блондинка скажет. Повод не говорить? Он ведь, чёрт возьми, вытащил её из воды.

Отредактировано Adam MacNamara (2016-02-07 16:38:04)

+1

10

Снимая покалывающие от тепла пальцы с поверхности кружки, обнимаю себя за плечи и наклоняю голову в бок, лениво рассматривая Адама, а точнее - его руки. Самая сексуальная часть тела мужчины, кто бы там что не пиздел, это руки. Мужчина может быть сто пятьдесят раз дико красив, но если у него короткие волосатые пальцы с выпуклыми ногтями... фу-фу-фу, бля!
У Адама красивые руки. Жилистые, как будто выточенные из теплого вулканического камня, с длинными пальцами и аккуратными ухоженными лунками ногтей. Он вообще весь такой... ухоженный. На него приятно смотреть.
Красавчик, чего уж там. Моим родителям понравится. Мать украдкой повздыхает - что же такой приличный молодой человек нашел в таком гадком утенке, как я. Отец, наверняка, ляпнет что-нибудь в духе: "Лучше бы с Эйприл сначала познакомился", но будет доволен. Соседи уписаются от зависти.
Тем веселее будет, когда обман вскроется.
На секунду я задумываюсь, а не хотелось бы мне, чтобы все это было не обманом, а случилось на самом деле? Ну, стать женой... того же Адама, например. Превратить вранье в миленькую сказку о "Красавице и Чудовище"... хм... о "Красавце и Чудовище", если уж на то пошло.
И, знаете, нет.
Ну, во-первых, стать женой Адама... вы серьезно? Рожей не вышла.
Во-вторых, я как представлю, что это значит каждый день возвращаться в один и тот же дом, что я нужна буду кому-то для того, чтобы варить супы и стирать носки, что снова будут запрещать: "не играй в театре, ты же задыхаешься!" или "не танцуй, у тебя же сердце!" И зачем, спрашивается? Зачем мне менять одну клетку на другую? А дети?
Если будут дети?..
Фу-фу, блять. Я не готова.
Ну и опять же, чтобы женить на себе такого, как Адам, и не понарошку, а совершенно реально, чтобы влюбился, нужно его соблазнять. А я соблазнять не умею. Трахаться - умею. Соблазнять - нет. Да я даже нравиться не умею! Я не умею сдержаться и не ляпнуть какую-нибудь едкую гадость, если мне что-то не нравится. Я не умею поддерживать разговор из вежливости - мне легче послать нахуй. Мужей, нормальных мужей, посылают нахуй? Кто-нибудь проверял? Нет? Да? Напишите мне - и как оно?..
Я не умею сглаживать углы.
И я ненавижу детей.
Хуевая из меня будет жена. Значительно интереснее стать для Адама другом. Таким другом, знаете, который может правду в лицо сказать, а если надо - и по роже дать, чтобы дурь выбить на предмет его этого комплекса об уродстве. И который будет ждать ответной любезности. Вот таким другом неплохо было бы ему стать, чтоб лет через пять десять вместе посмеяться, вспоминая полгода фиктивного брака и постные лица моей родни.
Я даже улыбаюсь от этой мысли.
- Ну-у-у... Есть. Относительно. Я подрабатываю барменом-официантом в одном мексиканском баре на окраине. Ночные смены, в основном. Иногда еще верчу бутылки в "Эль Дорадо". Ну и я получила роль. В клипе. Утонувший сценарий... это, якобы, следующий проект Бигбосса... эээ.. режиссера. Хочу в него пробиться.
Привычно пожимаю плечами. Мол, ну как-то так. Только не спрашивай, сколько часов в сутки я сплю - ты ужаснешься.
- О, а за это стоит выпить, - за невлюбленность, да. Я аккуратно придвигаю свой бокал к его. До характерного звона. И делаю большой глоток, - любовь вообще - самое паскудное чувство. Наипаскуднейшее. Самое глупое, неблагодарное и бесполезное.
Родители. Микки. Даже Эйприл, так и не понявшая, как больно мне было от того, что она не бросила танцы вместе со мной. Тебе правда интересно все это знать, Адам?
- Чем? Самим своим наличием! - горько иронично усмехаюсь, забираясь на стул с ногами, обнимая коленки и утыкаясь в них подбородком. Холодно?.. - Поверь мне, в этом случае мне было достаточно. Всеми любимая Эйприл. Успешная Эйприл. Здоровая Эйприл. Такая же, как я. Один в один, как две капли воды. Только без дырки в сердце и на часик старше. Рыжая стер-р-рва! - по-птичьи наклонив голову, наблюдаю за тем, как неуловимо меняется лицо Адама от этой информации, - ой, ну что ты на меня-то так смотришь? Да, я рыжая. И да, у меня есть сестра-близнец, прикинь?..

+1

11

Судя по твоему выражению лица, - которое даже описать-то сложно. Нечто среднее между мозговым штурмом в пределах черепной коробки и лицезрением красивой игрушки через стекло магазина, — в любое свободное время ещё ты строишь планы по захвату мира. - Усмехается, делая очередной глоток. Кофе начинает медленно, но верно остывать, но к нему руки не тянутся. Планировал провести спокойный вечер в единении с самим собой, может быть, в тайне от Шейна набрать Рордану и понять, жив ли тот вообще или уже давно нет. Одним словом, с пользой для себя скоротать тягучие часы католического праздника для влюблённых и считающих, что таковыми являются. Однако появление и наличие Мирте ван Хутен совсем не располагали Адама к рабочему настроению, к сосредоточенности и собранности. Наоборот, ему было комфортно, словно рядом с ней можно снять деловое выражение лица и даже попытаться быть в хорошем, весёлом [не боясь этого слова] настроении. Как давно он вообще позволял себе по-настоящему расслабиться, напиться, отдохнуть так, чтобы потом было хреново? Насколько позволяет память, явно до появления Норы и этого омута, связанного тем или иным образом с корнями, погружёнными в землю Ирландии. Но не об этом речь. Брюнет замечает, как блондинка смотрит на его то ли стакан, то ли руку [знакомая тема - так несколько раз случайные или преднамеренные, но всегда краткосрочные пассии выискивали то, что меньше всего хочет увидеть среднестатистическая женщина в понравившейся ей незнакомом мужчине помимо грязной обуви и перхоти - обручальное кольцо]. Вопросительно поднимает бровь, однако она не замечает немого вопроса в его взгляде, да и самому парню не настолько интересно, чтобы спрашивать вслух.

Кратко смеётся, услышав добавление «относительно». Даже не удивлён. И ожидал что-то похожее услышать о профессии - бармен, официант, бариста, курьер. Совсем как его бывшая, когда нет ни желания, ни повода осесть и прислушаться к самому себе. Не знаешь, на каком стуле усидеть, думаешь, что можно одновременно на нескольких. Что не бывает. Рано или поздно хуякнешься, если говорить на языке Мирте. Чего Адам, само собой, не делает. Но думает.
Ясно. - Коротко подводя итог и ставя своего рода точку после мини-рассказа девушки. Со стороны может показаться, что ему не интересно, мол, закончила и нормально, не очень-то и надо было. Однако для Адама, как часто бывает, смысл другой. «Информация принята к сведению, занесена в архив, в случае необходимости будет использована». Они чокаются. А если о выводе всему сказанному блондинкой: — И швец, и жнец, и на дуде игрец. - Добивая порцию виски двумя глотками, с шумом ставит стакан на поверхность дубового стола. — Какие громкие слова. - Он не удерживается от едкого комментария, но слышать такое от молодых девушек ему приходилось довольно-таки часто. Из самых разных профессий, социальных слоёв, в разных условиях. Лично ему сказано или брошено воздух в надежде не быть услышанной. И Адам всегда, всегда знал, что это временно. Не потому, что такой умный [хотя что есть, то не отнимешь], а потому что это женщины. Будучи в душе сексистом в непонятно каком процентном соответствии с реальностью, он считал, что это ожидаемо от таких импульсивных и живущих эмоциями существ, не склонных к самоанализу и вообще анализу. Бывали, конечно же, исключения, они есть всегда. Такая категоричность была свойственна МакНамара ещё и потому, что живущих согласно разуму, а не инфантильности, он пока не встречал.

show me the way
to the next whiskey bar

http://savepic.su/7036181.gif
oh, don't ask why

Раз ты бармен, пускай и фифти-фифти официант, то сделай какой-нибудь коктейль. - Махнув ладонью в сторону шкафа, дескать, всё, что там найдёшь, можешь использовать. Ну и холодильник, понятное дело, если нужны какие-то соки, молоко, вода, что угодно. Уж в чём чём, а в составе алкогольных коктейлей он не особо разбирался. В качестве виски, водки, текилы - да. А там, где началось смешивание, уже дебри и не его сфера интересов. — А, считаешь себя недолюбленной. - Кивает, уперев ладони в край стола. Позволят себе сутулиться. Похрустеть пальцами позвоночника. — И все эти твои активности, чем больше, тем лучше, дабы «заполниться» и восполнить? - Можно сказать, что Адам уверен в своей догадке, но всё-таки не утверждение, а вопрос, исподлобья смотря на блондинку и пытаясь представить её рыжей. Широко улыбается от новости, что она сама - чей-то близнец. Успешной старшей сестры с другим цветом волос. Надо же, даже сменила, чтобы не иметь ничего общего. Как ему самому это в голову не пришло? Ходил бы блондином. Или рыжим. Типичный ирландец. — Так тебе хорошо. - Пожимает плечами, мол, факт. Хотя постараться бы - и смахивает на комплимент. — У нас с Шейном много разногласий. В стиле жизни, в морали, в видах на будущее и настоящее. И было время, когда я хотел уехать. Один. Куда-нибудь. - Мысли вслух, фокус - на окно, точнее, на какое-то движение позади. То ли листва, то ли пустой пакет. Чёрт его знает. — А потом задумался. Если нас двое, обязательно ли быть порознь? Может быть, как раз наоборот - получаться будет, если вместе. Будешь так и стоять, смотреть на меня красивого, или сделаешь нам выпить? - После короткой паузы добавляет Адам, улыбаясь.

Отредактировано Adam MacNamara (2016-02-10 17:42:01)

+1

12

- Свободное время? А что это? - я усмехаюсь в чашку с кофе, - А это едят? Если нет, то я точно это не пробовала.
Да-да, вот такая я разноплановая, любите меня, если духу хватит. А если серьезно, я просто всегда была уверена в том, что жить надо по полной, иначе какой смысл? Если у тебя есть риск свалить по ту сторону жизни значительно раньше, чем у среднестатистического обывателя, то это разве повод забираться под колпак и сидеть на жопе ровно, пока старуха с косой за тобой не явится? Да ну нахуй, так скучно. А мы не ищем легкий путей!
- Да-да, это все я. А еще это называют "за копейку канарейка, чтобы пела и плясала". Только я не пою. Это, наверное, единственное, что я еще не пробовала делать за деньги, кроме секса, конечно. Зато, знаешь... Это не скучно. Дома у меня была очень тоскливая жизнь. А так - свою кладбищенскую оградку я предпочитаю ковать сама.
Скепсис Адама на тему моих слов о любви мне понятен. Но я еще в двенадцать поняла прописную истину - нахуй ее, эту любовь. Никто не будет улыбаться мне просто так, верно, Микки? Так ты, кажется, говорил? И был прав. Любовь, это всего лишь выгода. Взаимовыгода, если повезет. Но везет очень редко. Вон, моим предкам повезло, они до сих пор друг друга любят. По крайней мере, так было, когда я валила из дома. Им взаимовыгодно быть вместе - они прекрасно дополняют заебы друг друга. А я... я - партия невыгодная. Для своего мерзкого характера я слишком придирчива и обладаю, кажется, слишком хорошим вкусом.
А вообще, к людям опасно привыкать. Только к ним, мать их, привыкнешь, как они уже выступают за тебя на мировом чемпионате и позорно проваливаются.
- Сделаю-сделаю. Дай-ка гляну, что у нас тут есть...
Было много чего. Такому мини-бару позавидовал бы любой пафосный отель. Да что там, подборка такая, что и в "Каса-Агаве" кой-чего не найдешь. Задираю голову, оценивая высоту потолка.
- Жаль, шейкера нет... - я бы и пожонглировала, хоть потолок и низковат, но за неимением гербовой, как говорится... - О! Абсент! То, что нужно!
Накопав в шкафу два фужера, быстренько плещу в них зеленой феи, а потом добиваю шампанским, ловко открытым с красивым хлопком. Помню, как я в первый раз открывала шампанское на собственном четырнадцатилетии, устроенном тайно от родителей в клубе после тренировки, а потом весь вечер ходила в мокром платье. С тех пор много шампанского утекло и много бутылок открылось. А неловкое воспоминание, надо же, осталось.
- Держи. Веселая штука, тебе понравится. И где у тебя здесь можно курить?.. Окно?
Короткий смешок. Делаю пару глотков, чувствуя, как шуршащий комок прокатывается по пищеводу и тут же ударяет молотком в голову. Становится очень легко. С Адамом, в принципе, вообще легко, а теперь и подавно.
- Думаешь - сублимирую? - да, я тоже знаю умные слова, а некоторые даже пишу без ошибки, - возможно. Да, наверное, я недолюбленная, только не в этом дело. Эйприл любили больше, уважали больше, считались с ней больше. А обо мне... заботились. Слишком сильно. Маниакально. Мне нельзя было бегать с ребятами во дворе. Мне нельзя было поднимать тяжести, гулять поздно, плавать, есть то, что я хочу, дружить с теми, с кем хочу. Я и на танцы-то пошла за компанию с Эйприл, устроив дома истерику. Я никогда не любила танцы по-настоящему. Я любила театр. Но я танцевала лучше сестры. Хоть в чем-то я - ущербная копия, была лучше. А потом я впала в кому, в четырнадцать. Накануне мирового чемпионата по бально-спортивным... И Эйприл вышла на сцену за меня.
Залпом добиваю бокал и морщу нос, как от чего-то противного. Воспоминания с душком. Ей всегда было плевать на мои переживания...
- Я тогда, честно, не очень расстроилась из-за того, что больше не смогу танцевать. Бесило другое, но ведь я надеялась, что отец, наконец, разрешит мне пойти в актерскую школу. Ан нет блять, он устроил мне скандал, на неделю запер дома, а сам перевел в общеобразовательную школу. А потом сам выбрал мне колледж. А потом... бля, прикинь, он начал водить домой "благонадежных" парней. Он меня сватал! Да ебала я такую перспективу!.. Вот и свалила из дома - без гроша в кармане. Поэтому даже не спрашивай, где еще я успела поработать - ужаснешься! Тебе добавить?.. Потом попробую намутить Б-52, если найду у тебя Куантро.
Наполняя бокалы, я думала о том, что все обернулось очень неплохо. И вообще, может попросить Адама со мной порепетировать? Но это потом. А пока лучше выпьем.
Нас ждет долгий вечер...


to be continued...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » — спиртное, сонеты, содомия; часть 1. ‡святая троица Валентинова дня.