Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Чом ти не прийшов?


Чом ти не прийшов?

Сообщений 1 страница 20 из 48

1

http://www.tunnel.ru/i/post/20/201760/285592/at901361887.jpg
Участники:
Ганна Вербицька и Мартын Романюк
Место:
село Гарбузов (собственность панов Собесских)
Время:
Начало - май 1597 года
О флештайме:
Не хотелось бравому казаку Мартыну возвращаться в родное село, но что поделаешь? Тяжко менять удалую казацкую саблю да боевого коня на домашние заботы... но после того как паны жестоко подавили восстание Наливайко и Лободы, ничего другого не оставалось.
Вот только что ожидает казака дома?


[audio]http://http://pleer.com/tracks/8767730qXMH[/audio]

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-03 23:25:28)

+1

2

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Весна наконец-то пришла и в Гарбузов! Наконец-то, ведь все и так долго ждали уже погожих и теплых дней, пахнущих травами и цветами, что вот-вот расцветут и запахнут во всю силу. А сколько вкусных пирогов можно будет испечь, используя все те дары, что принесет следом за долгожданной весной лето? А осенью наверняка все село будет гулять на свадьбе Сташковой Марички, к которой обещал заслать сватов знатный на все село парубок Остап Кмытько – вот пара будет, так пара! Ганна в своем воображении сразу же рисовала, какие украшения наденет ее подруга, у которой она наверняка будет дружкой. Иначе, кто если не она? Вот только бы уговорить еще отца купить новую юбку, что подойдет к той вышитой сорочке, которую она закончила недавно вышивать! Только вот не простой это будет задачей: хоть отец был далеко не бедным, но никогда не баловал свою единственную дочь дорогими подарками или излишними украшениями.
«Всего должно быть понемножку, чтобы хватало на каждый день, а не пропадало пылом,» - мудро повторял старый Гнат Вербицкий, прикуривая люльку возле деревянного забора, у которого росла пара подсолнухов, когда Ганна пыталась перед ярмаркой уговорить отца дать ей денег на какую-то обновку. И ведь знала, как не просто порой бывает: нужно было своевременно намекать отцу о том, что нужно уже покупать то юбку, то куфайку, а то хустыну, не говоря уже о лентах, что должны служить истинной украшением любой девы, словно павы.
До ярмарки оставалось еще не так много дней – неделя, а потому Гануся начала готовить отца к необходимым тратам своевременно. В своем сундуке она отыскала самую изношенную юбку, которую надела к самой простой и скромной рубашке, вышитой белыми нитями еще маменькой, когда она только пыталась длинными зимними вечерами научить свою неусидчивую дочь искусству шить и вышивать. Ведь летом было не до вышивки. Летом нужно было идти на панщину, отрабатывать на пана, а приходя домой, нужно было находить в себе силы заниматься собственным хозяйством. Как-то раз летним днем, придя с панщины, Палажка и изнемогла. Была она еще молода тогда и говорили, ждала еще одного ребенка. Уж больно сильно хотела она подарить Гнату сыночка, да и Гнат, чего греха таить, хотел сына. Но, беда пришла большая в семью Вербицких тем же летом, и не стало у Гната ни жены, ни тем более сына. Отказывал он на пана, что заставлял своих людей работать сверх силы, да вот только где искать ему было справедливости? Паны не слышат простого народа. Панам бы жить в роскоши, а для той роскоши, к которой они привыкли, не ударив и палец о палец, приходилось трудиться селянам. Хорошо хоть теперь деревня перешла в собственность нового пана. Говорят, пан Севастьян Собеский жалует хоть немного люд. Хотя есть и те, кто поговаривает, что пан боится нового восстания – не так давно только панству удалось утихомирить разбушевавшихся казаков. Но, только на долго ли? Кто-то уже и не верил в лучшее, а воспринимал все, как затишье перед бурей. Ну, а кто-то же, такие вот, как вдова Романюка, ждала только хорошего – надеялась, что наконец-то увидит сына; надеялась, что не останется одна с маленькой Оленкой на старости лет одна. Им и так туго приходилось, хоть народ в селе не был злым к ним – помогали, чем могли. Правда, у большинства и так не было достатка, одному богу известно, как осторожные траты Гната спасли его домашнюю казну от пустоты. А ведь, дай он волю доченьке любимой – все потратила.
- Скажи мне, доця, - обратился этим утром старый Вербицкий к дочери, когда она подавала завтрак, - а неужели у тебя нет лучшей юбки? – нахмурился батька, наблюдая за Ганусей, что только хитро сверкнула своими карими глазками, скромно отведя их в сторону. Надеялась, что все – легко уговорит.
- Так, где там, батьку, - ответила она тихонько, взявшись месить тесто на пироги к обеду. – Надела то, что при хозяйстве не жалко – а то одна юбчонка на выход, другая при хате, - объяснила она.
Гнат выдохнул.
- А где та зеленая юбка, что мы покупали прошлым летом? – спросил он строго.
- В сундуке, - ответила дочь, не отрываясь от дела.
- А где та красная юбка, которую покупали осенью? – таким же строгим тоном спросил отец.
- В сундуке.
- Мне кажется, дочь, или ты решила весь сундук набить юбками? – нахмурился он.
- Ну, так батенька… - тяжко вздохнула она. – У Марички скоро свадьба, а мне нужно в чем-то пойти!
- Вот, когда Маричку посватают – тогда и поговорим, а пока – не позорь отца. Быстро переодевайся, а то люди скажут, что Гнат Вербицкий скупердяй! – закрепив свои слова ударом кулака по столу, Гнат поднялся из-за стола и вышел на ганок.
Время было утреннее: кто-то уже торопился на панщину, да и ему тоже пора было. Правда, с недавних пор Вербицкому не приходилось работать тяжко в поле или возле панской худобы. Нанял его пан управляющим. Говорил, что такой осторожный в тратах человек и хорошо знавший местные особенности человек – именно то, что нужно. И тем не менее, без особенной радости Гнат ходил на службу. Не хотелось оставлять дочь дома одну, пусть и не гулял в той головушке ветер. Любой ребенок любит песни, пляски и шутки, так и Гануся любила, но во всем всегда слушалась отца. И как только он выходил на ганок вечерком, сразу бежала домой, не задерживаясь нигде и не с кем. Но больше всего Гнат рад был, что откупил свою дочь от панщины и теперь ей не приходилось гнуть спину на пана, пусть каким бы добрым этот новый пан не казался. А тем временем, сменив свою старую юбку на другую, девушка взяла коромысло и пошла к реке за водой – сегодня у нее было много работы, а потому решила сначала сходить к речке и принести в дом воды, которую уже истратила, готовя завтрак.
Дорогой к реке Ганна думала о чем-то своем и сосредоточено смотрела перед собой. На небе, казалось, не было ни травинки, а солнце еще до полудня стало припекать как-то по-летнему жарко. Подойдя к кромке воды, из которой она зачерпнула два полных ведра воды, Ганна все-таки не удержалась от соблазна и умылась свежей водицей Серета, реки полноводной, но медленно гнавшей свои воды куда-то далеко. Только в непогоду вода ставала мутной и грязной, неся мул дальше, а в такие ясные и погожие дни Серетом оставалось только любоваться, пока какие-то соседские мальчишки не начинали мутить воду.

Отредактировано Tony Danziger (2016-02-04 01:42:51)

+2

3

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Горько... как же горько было уехать из Варшавы, как говорится - не солоно хлебавши! Хороши были намерения спасти Наливайко и прочих от лютой расправы, вот только ничего не вышло... ляхи слишком хорошо стерегли пленников, готовя их испить последнюю чашу страданий, а смелых хлопцев, из числа тех что сумели избежать позорного плена было слишком мало. Вот и пришлось им после лютой казни на главной площади попрощаться друг с другом, да ехать по домам, благодаря бога что избежали столь ужасной участи.
Мартыну не было еще тридцати лет, однако он успел уже многое повидать за свою не слишком долгую жизнь. Вражеских стрел и сабель не боялся: всегда был вместе с удалыми и верными товарищами в самых первых рядах в бою. Известно, что казаку прилично погибнуть с честью на ратном поле, а не так как было в Варшаве... когда добрых христиан мучили перед смертью, не дав им даже помолится как должно.
Очень тяжко было на душе у Мартына, когда он пустился в долгий путь до родного села, где его давно уже ожидали мать с младшей сестренкой. Пора было позабыть о войне и всех горестях и утратах, что она несла с собой и вспомнить про обещание, данное много лет назад умирающему отцу. Оленка тогда еще была совсем крохотной и батька велел своему старшему сыну по праву занять его место главного кормильца семьи и заботится о матери и сестре. Ну а Мартынка рассудил по-своему и едва только появилась воможность, вместе с ватагой удалых ребят отправился воевать - кто мог бы променять удалую казацкую жизнь на пашню и хлев с огородом?
Но... рано или поздно всему в этой жизни наступает свой финал, так что и Романюку пора было взяться уже за ум и вспомнить что он остался единственным мужчиной в доме и должен быть опорой матери под старость лет. И он продолжал свой долгий путь домой, изредка давая верному коню отдых, благо что настали теплые деньки и можно было не тратить оставшихся грошей за постой.
Так уж устроен этот мир, что любая дорога рано или поздно заканчивается - и хорошо если она в конце-концов приведет к родному дому. Теплым и уже совершенно летним утром, бравый казак наконец-то добрался до Серета, от которого до родной хаты было рукой подать. Гнедой, уже успевший порядком устать, довольно фыркнул увидев воду, так что Мартын слез с него и позволил напиться, спустившись вместе с конем по пологому бережку.
И в этот самый момент, Романюк увидел поистине замечательную картину - прекрасная дева любовалась своим отражением в чистой воде, которую замутил Гнедко, довольно забравшись в реку аж по самое брюхо. Девушка оглянулась на незваных гостей и Мартын как и полагалось, стянул с головы шапку, прежде чем поздороваться.
-Доброго здоровья... не серчай, если напугал тебя. Долго ехал, вот конь и успел измучится жаждой, -улыбнувшись дивчине, произнес Мартын и заметив два полных и тяжелых ведерка на берегу, кивнул в их сторону. -Давай помогу?
Он смотрел на девушку, думая о том, что слишком давно уже не был дома... и Оленка наверняка уже тоже стала настоящей невестой, ей поди уже успело стукнуть шестнадцать? Казак представил себе как сестрица вместе с матерью стараются вдвоем вести хозяйство и тяжко вздохнул... увы, но после смерти отца былой достаток похоже навсегда покинул их хату. А ведь когда-то у родителей был хороший скотный двор всем соседям на зависть, на котором они и трудились день-деньской, чтобы было что оставить своим детям.
А ведь она может быть дочкой наших соседей.., -подумалось Мартыну, когда он ожидал ответа девушки. -У них, помнится, было много ребятишек... но только теперь я и не вспомню как кого звать. Да и все выросли давно, чего уж там - теперь и родную сестру не узнаю.
-Я издалека еду и давненько уже не был на селе, -продолжил казак, забравшись по колено в воду и выведя довольного Гнедка на берег. -Я отнесу коромысло и провожу тебя, а ты поведи моего коня шагом, сделай милость. Ночью едва не попали под дождь, так что пришлось быстро скакать чтобы найти где схоронится... и ты ведь в Гарбузове живешь?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:01:00)

+1

4

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Ганна редко позволяла себе любоваться своей красотой девственной. Отец говорил всегда, что она пошла в мать – такие же карие глаза, черные брови и толстая заплетенная коса, что доставала до самого пояса, а потому всегда себе пыталась восстановить в памяти, как должна была бы выглядеть матушка. Конечно, она помнила те уроки, которые давала ей когда-то мать, да вот только коварная память не позволила сохранить на веки то красивое лицо, что было у матери. Почему-то Гануся была уверена, что такой красавицы на селе не было, как Палагеи Вербицкой, а ей самой никогда не стать настолько похожей на матушку, чтобы гордо носить материнское звание по селу. Ведь отец все говорит из любви – он искренне любит свою кровиночку, ищет в ней схожесть с той, кого полюбил раз и навсегда, ведь не стал искать себе второй жены. Ну, а что парни говорят? Да разве можно им верить? Лучше не верить и не витать в облаках, ведь парубки бывают разные. Вот ославил один парубок было Галю Гоначарову, так не было ей жизни до тех пор, пока не выехала из села. И кто ведь знает, было за что ходить той славе плохой или нет? Свеч никто не держал. Но, вот так и стоит ее хата одиноко при дороге, похилившись на бок, будто бы устав от своего грустного одиночества.
Размеренное и ровное течение реки кто-то потревожил, от чего вода сразу потемнела, а отражение прошлось рябью. Девушка едва вздрогнула, надеясь, что никто не видел то, как она сидела над рекой, пытаясь угадать, изменилась ли она за прошлую зиму, да и как идет ей простая, но от этого не менее любимая материнская сорочка. А сорочка шла, даже с бледными нитями, сорочка не портила девичью красоту и в этом убедилась сама. Вот только надеялась, что казак, что подвел своего коня к реке для водопоя, не заметил ее или просто не обратил на нее своего внимания.
Но, увы. Невзрачной Ганне быть не приходилось. К тому же, парубок не был таким уж не вежливым и быстро извинился, если не напугал.
- Не напугал, - робко ответила Гануся, сверкнув взглядом на коня, что жадно пил свежую воду из реки, забравшись в нее так далеко, как только мог. Дальше, видимо, начиналась большая глубина. Хотя, по правде говоря, девушка никогда не видела, чтобы местные кони были смелыми настолько, чтобы лезть в воду.
- Не нужно мне помогать, а то я вас не знаю, - после недолгих размышлений произнесла дочка Гната Вербицкого. – Да и, что я, разве пава какая? Мне и так каждый день приходится в коромысле носить воду, – не удержавшись, улыбнулась она незнакомцу, предложившему ей помощь. – Отец будет сердиться на меня, если кто-то из селян увидит, как я веду чужого коня или кто-то несет мне к дому воду. Люди иногда такого могут навыдумывать, - чуть тише произнесла она, не желая все-таки упоминать отца, но … должна была. Ведь девичья честь – единственное, чего не купишь за отцовские деньги. Потерять так просто, но возможно ли вообще восстановить или вернуть себе? О, нет. Вряд ли. Насмотрелись тут уже! Хватит и чужого примера.
Ганна ловко умолчала о том, где живет – разве не видно, что местная? К тому же, кто ходит тут набирать воду к реке кроме гарбузовых? Кажется, в этом месте и никто. Это там, выше течения речки находится небольшое село Перепельники. Только из того села к Серету никто не доходит – хватает им озер, а тут вдоль реки тянется богатое село Гарбузов, которым может гордиться новый пан. Правда, не стоит полагать, что Гарбузов* назвали так из-за хорошего урожая тыкв. Тыквы, да и любой другой овощ, жито и пшеница всегда давали урожай, да от только местные девки, говорят, всегда были слишком гордыми и норовистыми и часто преподносили своим женихам вместо рушников из сундука тыквы, и не маленькие были, видимо, тыквы! Тем не менее, головушку юной Анны заняли совершенно иные мысли - ведь путник-незнакомец вдруг повадится к ней в гости идти? И не подумала, что она одна, может быть страшно. Подумала лишь о том, что у нее еще вареников нет налепленных, борщ к обеду не готов, к тому же хата не метенная с самого утра! Стыд да срам такой хозяйке, так что девушка быстро подошла к своему коромыслу, чтобы возложить себе на плечо не легкую ношу, с которой пришлось как-нибудь справляться. Набрала ведь полные ведра воды, чтобы хватило на дольше, но далеко не ушла, сделав всего пару шагов.
- А кем вы будете: местным или проезжим? – повернувшись к казаку, спросила она, надеясь впредь не быть такой любопытной Варварой.

* гарбуз в украинском языке обозначает тыкву; речь идет об обычае выносить рушники сватам в знак согласия, а тыкву в знак отказа

Отредактировано Tony Danziger (2016-02-04 01:42:16)

+1

5

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Мартыну впору было хлопнуть себя по лбу от собственной глупости - он-то конечно из добрых побуждений предложил дивчине свою помощь... но как-то позабыл, что это было бы верхом неприличия. А уж люди на селе постарались бы сделать из этой небольшой оплошности (если бы она состоялась конечно) целую вселенскую трагедию, а уж строгий папаша совершенно точно устроил бы своей дочке хорошенькую взбучку и был бы совершенно прав.
Но что уж тут скажешь? Романюк мог себя оправдать лишь тем что действительно давненько не жил нормальной и привычной жизнью. Казак в военном походе уже тем мог быть счастлив, если на привале ему досталось хорошее место возле костра или под телегой с провизией - да и много ли служивому человеку надо? Сыты и живы - и то слава богу.
-Я не хотел тебя обидеть, -улыбнулся Романюк, взяв под уздцы Гнедка и направившись следом за девушкой. -Просто так вышло что я стал приезжим человеком в родном селе... Мой батька был в Гарбузове кузнецом много лет назад - даже прежний пан его жаловал, потому как сабли он ковал не хуже чем на туретчине делают. Василь Романюк... может слышала о нем?
Вспомнив об отце, казак в очередной раз тяжко вздохнул... вспоминать о неисполненной священной воле умирающего было очень горько. Но разве кто-то способен мыслить здраво в двадцать лет? Когда Мартына позвали ехать в военный поход, он естественно недолго раздумывал прежде чем согласится - там ведь и слава и богатые трофеи ждут, а что дома? Хлев, огород, да панщина каждый божий день одно и то же. И какому же молодцу такое может быть по нраву? Вот и Мартын сбежал из дома, позабыв обо всем на свете... но вместо славы и прочего, довелось ему узнать, какой бывает война.
-Помнится, он любил подработать на ярмарке... и соседям никогда не отказывал в помощи. Пока здоров был, не брал с них денег даже.., -продолжил казак под мерное фырканье Гнедка. -А потом, зимой неожиданно заболел и помер - моей сестре Оленке тогда всего пять лет было. Так что я нынче наконец-то возвращаюсь домой, ведь сейм принял решение распустить низовое войско. Хотя, мне слабо верится, что ляхи смогут справится с татарами без запорожцев...
Хорошо знакомая дорога наконец-то привела Мартына и его спутницу в село... остановившись на пару мгновений, казак огляделся по сторонам - а ведь здесь все по-старому? Те же беленые хаты, плетни и вишни с черешнями в саду у старого Маркела: помнится, мальчишкой Романюк не раз устраивал теплыми летними ночами налеты на этот самый сад, за что батька грозился взяться за ремень. Но только так и не исполнил своей угрозы и уладил все миром со сварливым соседом, что растил свои черешенки на продажу...
-Вон мой дом, -улыбнулся Романюк, указав своей спутнице на свою старую хату. До нее надо было пройти всего ничего, ведь любая дорога рано или поздно приводит усталого путника к финальной точке его странствий? Но прежде чем идти к дому, надо бы проводить красивую дивчину и заодно поблагодарить за компанию по пути? -Давай я все-таки тебя проводу до хаты? Заходить не буду, чтобы твой батя ненароком не осерчал, а то еще погонит меня прочь поганым веником.
Вообще, Мартын всегда был достаточно упрям... и чего-то захотев, никогда не отступал от желаемого. Так что, ведя за уздечку Гнедка он сопроводил таки дивчину до ее дома - и уже у плетня попался на глаза старому Гнату, теперь уже управляющему пана Собеского. Старик курил люльку возле калитки, когда увидел свою дорогую дочку в компании какого-то хлопца и тут же недовольно нахмурился.
-Доброго здоровья тебе, дядька Гнат, -как и подобает, Романюк поклонился старику. -Не признал меня что ли? Неужели я настолько изменился, что никто в родном селе меня теперь не узнает?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:01:24)

+1

6

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Парень не торопился оставлять Ганну без своей компании. Ухватившись за уздечку своего коня, он последовал рядом с ней, тогда как девушка не верила своим глазам – настоящий запорожец (это видно было и по чубу, и по манере речи), да еще решил пройтись в ее компании. Однако прежде чем разум вернулся на место, успела сделать в компании вернувшегося домой Мартына пройти не один шаг по дорожке к селу. А ведь запорожские казаки разными бывают! И вроде храбрые воины, и вроде … могут так много, аж дух захватывает! Только сколько судеб девичьих могли испоганить такие бравые воины? Лучше и не знать.
- Про Васыля Романюка я слышала, но куда лучше знакома с его дочкой, Оленкой, - вновь позволив себе посмотреть на парубка Гануся, ответила она, как только тот поведал о себе. – Она рассказывала, как мать ждет сына и боится, что он не вернется уже. Но, хвала Богу, дождалась! – из чисто добрых побуждений, произнесла Анна, прежде чем подумала, что ее слова могли показаться немного не ко времени и к месту. Ведь кто она этому семейству? Всего лишь хорошо с Оленкой, даже не близкие подруги, ведь она была на два лета старше нее, да и потом тяжкий и не посильный труд не давали им обоим тратить время зря.
Так Ганна умолкла и стала слушать слов Мартына, которого, видимо, совесть совсем заела за то, что мать с сестрой оставил одних на произвол судьбы. «Оно-то и хорошо – иногда полезно!» - нахмурившись, подумала себе девушка, прежде чем посмотреть на казака, которого так легко поспешила осудить и ощутила острый укор совести. Жалко ей стало Мартына, которому пришлось повидать, что творится на Украине, а не только жить одним селом и его заботами. Казаки ведь их всех оберегают, благодаря их стараниям турки и басурманы не жгут больше домов в округе и не добираются так далеко, до их родного Гарбузова.
Тем не менее, за разговорами прошло время и недалекий путь от речки к селу, большинство которого сейчас работало в панском поле, река оказалась далеко позади, тогда как впереди оставалось еще пару хат за старой и давно поклонившейся путникам вербе. Там за вербой было уже рукой подать к дому, в котором жила Гануся с отцом. И тут Романюк предложил провести ее до самой хаты – увы, но такого поворота девушка не ожидала! А если батька еще не ушел? Вот же влетит тогда! Но, если отец уже не дома, а подался к пану на службу? Тоже не хорошо!
Осторожно присмотревшись к лицу парубка, будто бы взвешивая его намерения, девушка не решалась ни согласиться, ни отказаться. А тем временем дом все приближался. И каким было удивлением отца, как только он увидел рядом с дочкой казака! Покраснев, будто маков цвет, девушка тут же прибавила шагу, будто бы и не ощущая тяжести своей ноши, и поторопилась проникнуть во двор, а следом и в дом – лишь бы батька не ругался, лишь бы не приговаривал чего. А то, что даже и полслова Мартыну не сказала на прощание – это ничего, еще успеется, была бы оказия. Так что, избавившись от коромысла и отнеся ведра с водой в дом, Ганна принялась наводить порядок в доме и перво-наперво подмела. И мела дивчина, как в присказке – в сторону открытой двери, чтобы гостей в дом не пускать, а после и занялась варениками и борщом, что ждали ее проворных рук.
Тем временем Гнат признал того парня, который когда-то хулиганил, как и все мальчишки делают порой, пока горе не заглянуло в его дом.
- А тебя и не узнать, Мартын! – покачал головой старый Вербицкий. – Стал совсем другим – вытянулся, в плечах шире стал, настоящий казак! – похвалил запорожца тот, улыбнувшись. – Думали, уже не вернешься… но, чего об этом толковать, лучше расскажи, как там дела у братцев казаков? Много турок перерубили? Аль был ты может на восстании с Наливайком? – по-дружески, по-соседски спросил Гнат у парубка. – Зайдешь в дом, выпьешь со стариком медовухи или к матери поторопишься? Такой гость, как ты мне всегда будет в радость, – без какой-либо хитрости спросил старик у бравого гостя. - Дочка сейчас вареников налепит, отобедаем – вот я тогда и подамся к пану на службу. Хоть не так тошно будет ехать к ляху, узнаю новости, что творится повсюду… - сказав, пригласил жестом молодчика пройти тем следом, где еще не успела высохнуть пролитая Ганной вода.

+1

7

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Романюк конечно же заметил как быстро сбежала в хату его милая спутница - видно боялась как бы не влетело от строгого батьки, за прогулку с казаком на глазах у всего села? И на этом месте тоже стоило попенять самому себе, ведь Ганусю, дочку старого Вербицкого Мартын хорошо знал, однако с того момента как они виделись в последний раз, она успела расцвести словно нежный и прекрасный цветок. Понятное дело, что до своего побега из дома, мужчина мало обращал внимания на дочку старого Гната - она была тогда еще дитем, которому было рановато поглядывать на хлопцев. Сейчас же, Анна стала настоящей невестой и к тому же хорошей хозяйкой?
Мартын прекрасно понимал, что должен стрелой лететь домой и поскорее обнять и утешить любимую мать, уже выплакавшую все глаза из-за непутевого сына... но получив приглашение от Вербицкого зайти в хату, не стал отказываться. Когда старик упомянул недавнее восстание, казак ощутил острую потребность выговорится и рассказать хоть кому-то о недавних пережитых страшных днях.
-Долгий у нас будет разговор, дядька Гнат.., -вздохнул Романюк, следом за стариком пройдя в уютную и светлую горницу и усевшись за стол. -Началось все с похода на турок, еще три года назад - славно мы там погуляли и враги надолго нас запомнят. А потом Наливайко, Лобода и еще несколько человек решили что пора показать и ляхам где раки зимуют - и поначалу все шло хорошо. Но только выигрывая битвы против польских хоругвей, мы совершенно позабыли о возможном предательстве... Год назад Жолкевскому удалось окружить наш лагерь возле Лубнов и он предложил казацким старшинам деньги и различные милости за предводителей восстания. Лобода погиб, а остальных продали ляхам, но они не сдержали своих обещаний и устроили бойню в лагере, убив больше трех тысяч... Мне тогда удалось вырваться из того адского горнила вместе с небольшим отрядом...
Далее настал момент, когда Мартыну надо было собраться с мыслями и продолжить свой рассказ, перейдя к самой страшной его части. Тем временем, Гануся успела накрыть стол новой скатертью и по просьбе отца поставила на него кроме медовухи, тарелку с солеными огурцами в рассоле и конечно же не забыла о хорошем куске сала и вкуснейшем ржаном хлебе. Романюк благодарно кивнул, отпив из своей чарки и закусив... после чего решился рассказать все как было.
-...мы так и не смогли вытащить их, дядька Гнат. И пришлось нам пойти на площадь, чтобы попрощаться с боевыми товарищами и быть рядом в их смертный час. Не пожелал бы я врагу такого увидеть.., -вздохнул в очередной раз Мартын. -И теперь нет больше реестров и низового войска, так что пришлось всем уцелевшим в той бойне собираться по домам. Я очень виноват перед матушкой... так что думаю снова открыть отцовскую старую кузню. Чему он учил, я не забыл, так что смогу заработать. До зимы еще далеко, так что успеем встать на ноги...
Старый Гнат лишь сочувственно качал головой, слушая молодого казака - конечно же он не мог не принять близко к сердцу недавние страшные события. И пусть обед получился достаточно невеселым, он все же сумел найти слова, чтобы ободрить Мартына, ведь хороший кузнец будет совершенно не лишним на селе.
Поблагодарив за угощение и попрощавщись с гостеприимными хозяевами, Романюк отвязал Гнедка от плетня и направился домой. Его бедная мать плакала от счастья, упав в объятия непослушного сына и благодарила бога за то что услышал ее молитвы. Что же до Оленки - она поначалу застеснялась, не признав любимого брата, но не могла не радоваться вместе с матушкой, что он наконец вернулся и значит беды теперь будут обходить стороной их хату?
На следующий день, поднявшись спозаранку, Мартын пришел в старую отцовскую кузню и начал наводить там порядок. После отцовой смерти, ему уже приходилось работать кухнецом на селе, но недолго, да и доверять какие-то важные заказы сопливому мальчишке никто не спешил. Сейчас же дело другое, ведь молодой казак не сидел без дела в походах и навострился не только подковы ковать, да прочие бытовые вещи - оружие которое делал Романюк было достойно его собственного клейма.
Итак... казак начал трудится, к радости своей матушки и был очень рад получить заказ на саблю от самого пана Собесского. Мартын подозревал, что старый Вербицкий по доброте душевной замолвил за него слово перед ляхом, прекрасно зная как Романюки нуждаются - и постарался на славу, сделав пану оружие не хуже турецкого. Полученной оплаты хватило на то чтобы немного подлатать старую хату, купить несколько поросят и домашней птицы. Естественно не забыл казак и про любимую сестренку, у которой давно уже не было обновок, что совершенно не годится для юной девушки на выданье. Благодаря щедрости старшего брата, наконец-то и у Оленки появилась красивая одежда, в которой не стыдно было показаться на селе и с пойти погулять с подружками.
Так в трудах и заботах стал проводить свои дни Романюк, полностью приведя в порядок старую отцову кузницу - и работая, он каждый день наблюдал как Гануся занимается домашними делами, благо ее двор был совсем рядом с кузней. Она конечно же и предположить не могла, что с недавних пор стала царить в мыслях и сердце молодого казака, что не мог отвести от нее своих глаз - и как-то раз, спустя недели две после своего возвращения домой, Мартын решился остановить Анну, когда она вновь возвращалась от реки с коромыслом и полными ведрами.
-Здравствуй, Гануся! -поздоровался казак, выйдя из кузни. -Я тут подумал... не захочешь ли ты прогуляться вечером до Серета? Если тебе это по душе, то я подожду тебя сегодня на берегу...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:01:39)

+1

8

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Странное дело, народные поверья и присказки? Говорят одно, ты им веришь, следуешь их совету, но вместо того, чтобы получить желаемый результат, случается все полностью наоборот. Так может быть, стоило бы и самой начинать делать полностью противоположное тому, что говорить присказка или поверье, которых целый воз знает любая хозяйка дома? Ведь нужно ей знать, под какой луной сеять лучше, а под какой не стоит. Хотя, на самом деле в то поверье о черной кошке Ганна все равно не верила – ну, чем провинился черный кот, чтоб его так хаять и не любить? Красивые зеленые глаза дала ему природа, гладкую черную шубку – вот, видимо, кто-то и решил ему нашкодить? Но, теперь к одному поверью, которому молодая девушка не доверяла, присоединиться еще одно. Хотя, явно не зря замела в хате, хоть чисто и перед гостем не стыдно. Но, прежде чем гость, которого в дом позвал батька, успел усесться вместе с ним на лавку у стола, девушка мигом вытерла руки, что были уже в муке, дабы подготовить все, что нужно. Перво-наперво она прошлась едва влажной тряпкой по столу, чтобы был чистый, после чего накрыла его чистой скатертью, которую еще вчера стирала на речке. И только ведь простелила белую скатерть,  бока которой лишь были украшены скромными цветами – сразу же стало веселее и светлее в хате. И тут же Гануся улыбнулась, посмотрев на отца и на его гостя.
- Чего смотришь? – попенял ее Гнат, не заметив, как в ответ на его слова зарумянились щеки его дочки. – Вытащи той медовухи, которую я варил прошлым летом, - добавил он, едва только дочь повернулась к ним с Мартыном спиной.
Вообще, Вербицкий не был из тех старых мужчин, что облюбовали себе на старости лет пить горилку, налывку или медовуху. Мог себе позволить совсем немного в хорошей компании, и заботился всегда о том, чтобы гостя было чем принять. Эту медовуху он делал сам и любил этим хвастать – были за домом пасек немного, что давали хороший мед. Само собой, из этого меда Гнат и варил свою знаменитую на все село медовуху, которую, люди поговаривали, не стыдно было бы ставить в продажу. Но, на такие слова Вербцкий лишь отмахивался рукой. Говорил, что на продажу, чужим людям не сможет такую же сделать. Ведь все, что делается для своих – делается с душей и сердцем. Тем не менее, перед казаком Гнат не стал хвастать, тем более тому было о чем ему рассказать. На столе быстро появился бутыль медовухи, а за ним и на глиняной посудине Анна поставила огурцов, не забыла она и про сало, и только после этого поспешила к вареникам. И, как на зло, всегда ровные и красивые вареники получались не такими хорошими, как все – как бы она не старалась! Уже смотрит на отца через плечо – тот теребит ус, а значит, не доволен.
Что же, пришлось подавать ко столу то, что получилось, мысленно терзая себя тем, какая из нее плохая хозяйка выросла. И подает на стол целую миску вареников, а мысленно вздыхает – страшно ославиться. Но, кто знает, чего больше боялась сейчас Гануся: разгневать отца или ославиться в глазах казака? Хотела бы и сама знать, а потому занимаясь прочей работой, осторожно поглядывала в сторону Мартына, что, казалось, даже не обратил своего внимания на корявые вареники, и облегченно выдохнула, как только тот засобирался с отцом на выход. Батька поспешил к пану на службу, Мартын же поспешил к своим, что давно уже ждали и даже не подозревали, какое счастье их ждет сегодня. Провожая взглядом парня, Ганна тихо вздохнула, улыбнувшись тому, как тот поспешил со своим верным другом из их двора. Была рада за Оленку и Настасью, мать Романюков, но кроме этой радости в душе посеялась какая-то совсем иная радость, коей до сих пор она не замечала раньше.
Но, занявшись работой по дому, Гануся решила ни на что не обращать взгляд. Только старая Кылына, их соседка, курица которой забежала во двор к Вербицким, вернула мысли о Мартыне, начав расспрашивать, кто пожаловал в их дом.
- А что, много всего рассказывал Мартынка батьке? – спросила старая сплетница, на что Анна даже не знала, чем ответить.
- Почем мне знать, бабусь, - пожала плечами Гануся. – Я не слушала, о чем говорил батька с гостем, работой была занята. Да и сейчас мне тоже пора – дел, в самом деле, много, а скоро уже и батька вернется от пана, - ответила она честно, хоть старуха вряд ли сама была готова в это поверить. Видела, каким хорошим парубком стал Мартынка – за него любая пойдет, хоть зуб давай. Да и раз низовое войско распустили – куда пойдет свободная душа? Такому нужна теперь семья, покой… Хотела бы выдать за него и свою Галю, только та не такая уж редкостная красавица, если уж на Ганну упал взор казачий. Да и богаче Вербицкого в селе нет никого.
Так разошлись с разными мыслями Кылына и Анна. Так и начали лететь дни, один за другим. Гнат все-таки купил на ярмарке дочке желанную юбку, за что она отца расцеловала прямо посреди дороги, а после … лето вступило в свою пору. Жаркие дни обещали тянуться тонкой веревкой один за другим, но это не значило, что дома не было забот и дел. И вот, в один из таких дней, как только Ганна вышла из дома, чтобы на тын навешать вымытую глиняную посуду, к ней подошел Мартын.
- Здравствуй, - робко поприветствовала она парубка, что теперь был более похож на местного. На нем была вышитая сорочка и шаровары, на которых оставался след от угля. Она слышала, что на той недели сам Собеский заказал у него саблю для себя и дал немало денег, но говорить об этом не стала. Неловко было, ведь так за те две недели, что ушли, как два дня, они ни разу и не говорили. – Может быть, и захочу прогуляться ближе к вечеру, - осторожно произнесла она, размышляя над внезапным предложением Романюка. – Но зависит, какое у тебя ко мне дело будет у речки? – со всей серьезностью, на которую только была способна, поинтересовалась она у парубка, что должен был знать, как не просто девушке выбраться на прогулку из-под внимательного отцовского взгляда.

+1

9

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Мартын улыбнулся, услышав ответ дивчины - конечно же, он не рассчитывал, что она вот так прямо согласится на его предложение пойти прогуляться. Да и неприлично незамужней девице ходить на прогулки с мужчиной? Однако, категоричного отказа казак все-таки не получил, так что продолжил уже куда увереннее, потому как в его светлую голову пришла весьма хорошая идейка.
-Просто маманя попросила наловить раков... вот я и подумал, может быть твой батька тоже их любит и ты захочешь пойти со мной и Оленкой? -придумал Романюк буквально на ходу. Надо полагать старый дядька Гнат отпустит свою дочку прогуляться вечерком, зная что она будет не одна, ведь ребята с девчатами нынче вовсю гуляют, погода ведь настала просто загляденье. Вечера теплые, так чего молодым сидеть в четырех стенах? Успеют еще, когда зима настанет и лишний раз не захочется из дома носу показывать. -Можем еще половить рыбу и сварить ушицу прямо на берегу, на костре. Вечером точно хорошо клевать будет.
Нынче утром, Романюк водил к реке Гнедка и видел как старый Маркел на своем челноке явно прикармливал рыбу - аккурат в том самом месте где Мартынка встретился с Ганусей, когда только приехал. Наверняка старый решил тоже вечерком половить рыбки, чтобы потом засолить да и продать в базарный день, как продает свои разлюбезные черешенки? Как говорится, боженька велел делится, так что казак решил что хорошей прикормке совершенно незачем пропадать на вечерней зорьке.
-Я еще хотел поговорить с тобой... так что если сможешь прийти, я буду рад, -добавил Мартын к тому что уже сказал. -Буду ждать тебя на том месте где первый раз увидел.
После того как Гануся ушла в свою хату, казак заглянул к себе чтобы попить вкусного кваса и нашел сестрицу на кухне за готовкой. Оказывается, мамка ушла к соседке и попросила Оленку замесить тесто для пирогов, чем послушная дочь и занималась, когда старший братец решил позвать ее на речку.
-После захода солнца я к речке не пойду ни за что на свете, -ответила Оленка, отрицательно помотав головой. -Вчерась Олеська с соседнего двора рассказывала такое... они с подружками шли мимо старой мельнички, а там кто-то был! Так они так перепугались и бегом домой помчались - говорят, будто там черт по ночам прячется.
-Неужели настоящий черт? -рассмеялся Мартын, когда сестрица перекрестилась на всякий случай. -Может это мельник был? Перебрал горилки, шумел, пыхтел, а девчата и испугались?
-Не, это точно был черт, -ответила девушка. -Я чертей до ужаса боюся, а там еще неподалеку кладбище... так что не пойду никуда, лучше дома буду сидеть.
В общем, вечером пришлось казаку собираться на речку одному. Настасья только порадовалась, узнав что сын собрался на рыбалку - нынче пекли пироги с мясом, завтра можно рыбничков напечь, как раз самое то к ее знаменитому раковому супчику. Собравшись и прихватив побольше наживки и ловушку для раков, Мартын направился к Серету и проходя мимо старой мельницы, лишь посмеялся про себя: верно все-таки говорится, что у страха глаза велики? Уже на реке казака нагнал Тютя - смешной лопоухий щенок, которого еще до его приезда где-то нашла сестра и упросила мать оставить в хате и вырастить самого настоящего волкодава. За те две недели, что старший Романюк провел дома, пес успел подрасти и хорошенько округлится на вкусной еде, которой для него не жалела Оленка - правда почему-то признавал Тютя хозяином только Мартына, чему тот не возражал.
Удобно расположившись на пологом бережку, казак развел костер и поставил ловушку с приманкой в воду, после чего уселся на песке и поделился с щенком вкусным пирогом. Тютя ел охотно и усевшись возле Мартына, умильно смотрел ему в глаза и просил еще кусочек, который тут же проглатывал, буквально не жуя.
-Вот раскормим тебя и не сможешь залезать в свою будку, -пошутил Романюк, потрепав щенка по голове и достав свою люльку. -Где же тогда будешь спать?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:01:57)

+1

10

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Мартын буквально сразу же нашелся с ответом и выдал свои планы относительно ловли рыбы, а точнее ловли раков. Так что, далеко не сразу девушка уловила скрытый мотив, прятавшийся за умелой выдумкой парубка. Какое-то время она внимательно таращилась на него, изучая лицо и глаза Романюка, размышляя о том, не решил ли он пошутить над ней или, зачем дивчине предлагать такое – не девичье дело это! Ловить рыбу должны уметь хлопцы. Собственно, они-то это и делают летом, садясь на пригорке под тенью какого-то деревца зеленого, и деловито складывают руки перед собой, демонстрируя серьезную занятость любому прохожему. Но, Мартын давно не какой-то мальчишка, что будет просто так какую-то рыбу ловить среди белого дня? А о том, что у ловли рыбы есть какие-то свои секреты девушка по понятным причинам не знала, хоть и могла догадываться, а вот теперь и вовсе поняла – не все так просто. Не зря ведь она ни разу в жизни так и не пробовала варенного рака! Хотя поговаривают люди, когда-то в речке было больше раков. Это теперь их стало значительно меньше.
- И Оленка будет ловить раков? – слегка нахмурив бровки, спросила она, не понимая, что позабыла поздним вечером у речки. Явно не хотела мешать идиллии брата и сестры, ведь им даже днем не приходится достаточно времени, чтобы поговорить с глазу на глаз или просто пообщаться о былых днях детских. Хотя, откуда было знать Ганусе, как лучше было сейчас поступить. Она-то бы и хотела пойти к реке, и не побоялась бы сбежать из дому, пока отец будет спать, он ведь всегда рано ложился спать. Но… все еще сомневалась, что и было заметно по ее белому личику, будто бы написано в открытой книге.
- Я постараюсь прийти, - только и пообещала она, стоило Мартыну добавить о своем желании поговорить с ней о чем-то. Какой мог быть у казака к ней разговор – тоже вопрос, на который молодице хотелось узнать ответ, да поскорее. Но, увы, заметив, как из той стороны дороги из своего города в их с Мартыном сторону поглядывает стара Кылына, тут же решила сделать шаг назад от Романюка, чтоб у старой сплетницы нечего было разносить по селу.
Не простившись с парнем, девушка зашагала в сторону хаты, оглянувшись лишь единожды. Хотела посмотреть, смотрит ли Кылына, да и где там Мартын – может быть проводит ее взглядом? Но, нет. Старуха копалась в своем огороде, выщипывая проросшие сорняки, а казак поспешил к себе в дом, где его наверняка ждала мать или сестра со свежим квасом или бражкой. Спохватившись, Ганна вспомнила о своем кулеше, который собиралась приготовить на обед, когда отец придет от пана. Шкварки уже трещали в горшке, который оставила она на печи, когда выносила вымытую после завтрака посуду. Так что не зря тратя времени, девушка быстро засыпала к шкваркам пшена, после чего поставила его снова во внутрь печи. Ей самой бы следовало тоже заняться своим огородом, а потому, как только с обедом было покончено и кулеш уже ароматно пах на всю светелку, поспешила за хату, где и протягивался их небольшой земельный участок.
Гнуть спину в огороде приносило мало радости Ганусе, но девушка понимала, как это было необходимо. Да и не на пана гнула спину, а на себя с батьком – вон прошлогодние огурцы, такой урожай их был большой, что даже к началу лета оставалось достаточно много. Именно за работой в огороде и застал отец дочку. Не стал сразу же окликать ее, а потому посидел немного в тени у хаты. Радовался Гнат, что не зря дочь растет умницей – хорошо заботится о своем и не зря теряет время, как многие молодицы, сидя на ганку и водя хороводы. На одних хороводах ведь сыт не будешь.
Отобедав тем днем, Вербицкий рассказал дочери, что должен будет с самого утра идти к пчелам, а потому ему следовало лечь раньше – он уже не был таким молодым, чтобы успевать выспаться за полночи только.
- Приготовь пораньше ужин, завтра будет тяжкий день у меня – нужно и возле пчел походить, и у пана поработать, как следует, - заявил отец, а Ганна и рада этому. Как по заказу! Даже не стала говорить о том, что собралась на речку – решила, что и не станет. Отцу ведь будет не просто тогда уснуть. А так, раз они лягут раньше, то и раньше батька уснет и сбежит она. А в том, что вернется тут же и незамеченной не сомневалась и сделала, как задумала. Только долго этим вечером отец не начинал водить свои хороводы крепким храпом. Уже думала, что не удастся замысел ее, как тут … как захрапел Гнат!
Тихонько выбравшись из-под покрывала, девушка соскочила босыми ногами с печи и в темноте нашла свою одежду, в которую постаралась одеться, как можно более аккуратнее. И только после этого поспешила на выход из дому. Остановилась лишь у двери, что любила скрипеть зимой. Правда, в начале этой весны отец смазал ее… Но, вдруг она снова начнет скрипеть? Тяжко вздохнув, Ганна таки решилась и легонько нажала на дверь, что и открылась бесшумно. Так, выскользнув во двор, Гануся поняла – назад путь нет, никто не должен был ее увидеть, ведь потом отец за такой поступок не погладит по головушке. Так и не обув ноги, Вербицкая поспешила к реке, где и Мартын обещал ждать ее. Правда, поздним вечером река не казалась такой же дружелюбной, как бывало днем… И пока она спешила к реке, девушка уже подумала о том, что может быть такой риск и не стоил свеч? Но, как только она подошла ближе и рассмотрела одинокую фигуру Мартына, что сидел на берегу вместе со своим псом, тут же передумала – не зря же было, ой не зря! Ведь так радостно стало, а ноги как не свои понесли ближе, пока ее тихих шагов не расслышал пес.
- Я пришла, - тихо огласила Ганна, посмотрев на парубка, что ждал ее. Только… кажется, тут кого-то не хватало?
- А где Оленка? Я думала, она тут тоже будет… - добавила она робко.

+1

11

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Быть может черт со старой мельницы действительно распугал молодежь из села - кто знает? - но на Серете в тот вечер было необыкновенно тихо и спокойно. Закончив с пирогом, Мартын взялся за свои рыболовные снасти и пристроил небольшой походный котелок с водой над огнем - благо за провизией далеко идти было не надо. Соль и пара картофелин у казака с собой были, а за рыбкой дело не станет, все равно ведь надо ждать пока раки залезут в ловушку. Романюк еще по дороге выломал в кустах подходящий прут под удилище, кусок от которого отдал Тюте на растерзание, так что дело быстро пошло на лад. Зажав люльку в зубах и накрыв старым отцовским кожушком камень возле самой кромки воды, Мартын быстро собрал свою удочку и закинув поплавок, уселся ждать клева. Наверное старый дядька Маркел и в самом деле не пожалел хорошей прикормки, потому как клевало у казака очень даже хорошо, так что где-то спустя час после своего прихода, он уже успел ловко почистить пойманных рыбок и отправил их в котелок. Щенок следил за хозяином с большим интересом, но к воде подходить опасался, удобно устроившись на песке, неподалеку от теплого костерка. И начав грызть кусок ветки что не понадобилась Романюку, Тютя едва не прошлепал появление долгожданной гостьи...
-Я рад, что ты пришла, -улыбнулся Мартын, наблюдая как щенок подошел к Ганусе и добродушно виляя куцым хвостиком, обнюхал подол ее юбки. -А Оленка побоялась идти со мной... кто-то из девчат наболтал ей глупостей всяких - будто на мельнице черт сидит. Вот и пришлось мне идти нынче одному... Присядешь?
Поставив свою удочку на деревянную рогатинку, Романюк подстелил старый овчинный кожух на траву, чтобы Ганусе было куда сесть. Он надеялся, что как только увидит ее, то сумеет найти самые простые и нужные слова, чтобы объяснить, что думает о ней постоянно... но когда девушка пришла, как-то растерялся. Однако, негоже запорожцу пугаться такого вроде бы простого разговора? Чтобы поймать подходящий момент, Мартын для начала предложил Ганусе попробовать его готовку - что может быть вкуснее только что сваренной добротной ушицы?
-Сегодня так тихо на реке... вот только мне кажется, что к утру гроза соберется, -тихо сказал казак, протянув девушке аккуратно завернутый в рушник кусочек мамкиного знаменитого пирога. Тютя мигом устроился у ног Анны, преданно смотря на нее и тихонько потявкивая, чтобы не забывала угостить его кусочком-другим. -Гануся... я хотел тебе сказать кое-что очень важное... ты выслушай меня и не перебивай...
Казак замолчал собираясь с мыслями, прежде чем продолжить. Но раз Гануся согласилась прийти, несмотря на то что ее батька мог бы осерчать, значит он не противен ей?
-...с тех пор как я приехал и увидел тебя, нет мне покоя. Думаю о тебе постоянно, а когда вижу, будто солнце для меня восходит даже в самый пасмурный день. Краше тебя нет никого на целом свете... мог бы я тебе тоже понравится? Тогда бы я пошел к твоему батьке и просил отдать тебя мне в жены...
Выпалив все единым духом, Мартын посмотрел на Ганусю, ожидая ее ответа. Теперь он твердо встал на ноги и имеет хороший заработок, благодаря тому что пан Собесский обожает различное холодное оружие и обещался еще не раз заказать себе саблю у Романюка. Это значит что к зиме он совершенно выправит хату и будет не стыдно привести в нее молодую жену... А еще, по осени в Гарбузове будет ярмарка, на которой тоже можно будет хорошо подзаработать, ведь в село приедет великое множество людей со всей округи. В общем - сидеть без еды семейству Мартына не придется и эту зиму они встретят на собственных припасах, а благодаря доброте ближайших соседей.
-Скажи хоть что-то, не томи.., -тихо сказал Романюк, оборвав повисшую паузу. -Ради тебя я на все готов, только скажи... судьба моя сейчас в твоих руках.
Мудрые люди говорят, что человек сам кузнец своего счастья... а вот Мартын сейчас мог бы поправить эту старую поговорку, добавив что счастье мужчины невозможно без доброй и любящей женщины рядом с ним. Так было заведено еще на заре этого мира, так же будет продолжаться и пока не наступит его конец... и казак замолчал, давая возможность дивчине подумать над его словами, прежде чем подарить надежду, либо уничтожить ее раз и навсегда.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:02:54)

+1

12

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Конечно, Анна не могла ожидать того, что останется наедине с казаком, что вернулся в село недавно. Не ожидала такого, а потому и не знала, как ей быть. Оленка Романюк, может быть, и не была ей лучшей подругой на селе, однако одно ее присутствие принесло бы свои нотки в эту по-летнему теплую ночь. Ведь, если бы даже кто-то бы их увидел, все равно не смог бы даже допустить какой-то мысли о том, что могла делать девушка в компании бравого парубка, чего не скажешь об этом сейчас. Осознав, в какой ситуации она оказалась, девушка была готова уже спросить у Мартына, не стоит ли ей тогда лучше вернуться домой, когда он предложил ей присесть на кожух, что его было постелил поверх травы.
«Заботливый…» - пронеслось тут же в голове у Ганны, прежде чем она скромно кивнула головой и коснулась коленями мягкого кожуха. Рядом потрескивал костер, осветляя волнами своего света и тепла лицо Романюка, на которого она неловко посмотрела. И хотела бы что-то сказать, разбавить повисшую тишину, но будто нарочно потеряла дар речи и молча опустила взгляд на костер, что лизал своим пламенем казанок, где парень варил свою юшку.
- А юшка уже готова? – несколько удивленно спросила она, ухмыльнувшись, как только Мартын предложил ей попробовать его готовку. Она подалась чуть вперед, чтобы достать до той хохли, которой казак помешивал свое варево, и немного подула на предложенную ей порцию, прежде чем она прикоснулась губами горячей хохле с юшкой. – Горячая, но вроде вкусная, - только произнесла она в итоге, положив себе руки на колени, которыми начала теребить свою юбку. Мысли вновь вернулись к дому – не было ли лучше бы ей действительно вернуться домой, пока отец не заметил ее пропажи? Да и разве казаку так интересна ее компания? Ой, сомневалась она, и с каждым мигом все больше.
- Сегодня так тихо на реке... – произнес Мартын внезапно, и ведь с ним нельзя было не согласиться. Только после этих слов Гануся заметила, как действительно было тихо этим вечером. Обычно ведь девчата с парубками шутят и гуляют до поздней ночи, не торопясь домой. Даже лесные звери из той стороны берега не молчат, чаруют своим пением тех, что еще не спешил домой и нашел времени для того, чтобы полюбоваться вечерней красотой.
- Отец хотел заняться пасекой утром – надеюсь, дождь или гроза не помешает его планам, - искренне произнесла она, наблюдая за тем, как неспешно бежит в реке вода, на которой нашла свое отражение ясная луна. И от созерцания этой поистине прекрасной картины, девушку отвлек казак, подав ей небольшой кусочек пирога. – Спасибо, Мартын, - улыбнулась она, принимая угощенье, на которое позарился и маленький пес, сопутствующий парубку. – А тебя хозяин не кормит? – спросила она, отломив себе небольшой кусочек, который тут же и отправила в рот. Желая пошутить, она перевела взгляд на Романюка, да вот только тот был на удивление серьезным, желая рассказать ей что-то. Все еще держа кусочек пирога, девица уронила руки вновь на колени, приготовившись слушать казака.
Как только Мартын выдал все, что хотел, Ганна так и сидела, уставившись на него своими большими от удивления карими глазами. Вот уж ни за что на свете она бы не подумала, что в эту чудную майскую ночь получит … предложение? Другие парни ходят, морочат девушкам головы, обещая заслать сватов уже на той неделе, лишь бы девушка вышла к ним поговорить, послушать слов красивых о своей красоте. А дальше что? А дальше тянется ожидание, страшное переживание остаться на селе последней девкой, которую никто не захочет взять в жены.
Гануся была разочарована и рада одновременно. Разочарована тому, что не слышала еще в свой адрес слов любви или каких-то нежных слов, кроме тех, которые уже успел сказать в ее адрес Мартын, но рада была тому, что хотел бы он видеть ее своей женой. Наверное, если бы щеки не залились румянцем из-за жара костра, наверняка она бы сейчас покраснела до самых кончиков ушей, так неожиданно все было. Так приятно стало?
Собака не стал дожидаться, пока на него обратят внимание снова, и похитил из рук Анны оставшийся кусочек пирога. Только она не обратила внимания на пса, нагло урвавшего то, что ему не принадлежало. Смотрела дальше на Мартына и не знала, что сказать должна была. Должна или хотела? Ох, и если бы только все было так просто!
- А если батька не отдаст меня тебе в жены? – спросила она тихо и осторожно. – Найдешь себе другую, мало ли на селе хороших девчат, - добавила она, пристально глядя в глаза казака, в которых будто бы танцевали огоньки разведенного костра. – Такие разговоры лучше сразу вести с отцом, а не со мной – зачем сеять надежду в девичьем сердце, чтобы потом ее лишиться? Я-то полюбить готова, но … - в какой-то момент остановила себя Гануся, боясь сказать больше. Еще бы не хватало, чтобы ее превратно поняли! А потому, мотнув головой, она решительно поднялась из кожуха  и просто-напросто, дрожа, решила убежать.

+1

13

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Как уже говорилось выше, Мартыну в своей жизни много чего пришлось повидать и трусом он никогда не был, одним из первых бросаясь на врагов, когда начиналась лютая сеча. Обычно паны ляхи во время военных походов первыми пускали запорожскую пехоту, которая не уступала по силе и выдержке лучшим турецким янычарам, так что о страхе давным-давно уже пришлось позабыть.
Но вот сейчас... Романюк явственно ощутил тот самый, давным-давно уже позабытый страх. А вдруг он не люб Ганусе? И пришла она нынче на берег Серета, просто по доброте душевной, чтобы не обижать его... После слов казака прошло несколько минут, прежде чем девушка решилась наконец ответить - и вот тут страх наконец отступил, выпустив сердце Мартына из плена своих липких ледяных пальцев. Анна явно растерялась, однако категорического отказа с ее стороны не последовало и значит можно было надеяться получить желанное "да"?
И все бы ничего, но порадоваться кузнец не успел, потому как дивчина неожиданно вскочила и пустилась наутек, словно легконогая лань от хищника. Недолго думая, Мартын бросился следом за Ганусей, сопровождаемый довольным щенком, который наверняка подумал, что началась какая-то веселая игра? Далеко убежать девушке конечно же не удалось и спустя несколько минут она оказалась в жарких объятиях казака, который не стал медлить и подарил ей поцелуй, который был одновременно нежным и сладким, закружив голову и парубку и дивчине.
-Гануся... так значит ты согласна пойти за меня? -тихо шепнул Мартын, крепче обняв Анну. -Если так, то я пойду к твоему отцу, но только сначала подкоплю деньжат за панские заказы - навряд ли дядька Гнат согласится отдать тебя мне, зная что у меня не гроша. Ты согласна подождать немного? Завтра мне надо ехать к пану Собесскому и я уверен что он велит сделать ему пару новых сабель... и человек он не скупой, так что будет что отложить на нашу свадьбу, чтобы все было как у людей. Скажи что согласна подождать, прошу тебя? Сделай меня самым счастливым в мире человеком...
На этом месте стоит добавить, что свою вдохновенную речь бравый казак выдавал между новыми жаркими поцелуями, что заставили бедную Анну зардеться словно маков цвет. После, Мартын взял Ганусю за руку и повел назад к реке, чтобы забрать свои снасти и обещанных матери раков - в ловушке их оказалось не меньше дюжины.
-Глянь-ка, мне сегодня повезло! -рассмеялся Романюк, продемонстрировав Ганусе пару самых крупных красавцев-усачей, от которых она брезгливо отмахнулась, чем насмешила казака. -Завтра мать сварит из них вкуснейший суп, просто объеденье. А ведь взглянув на них и не скажешь поначалу что могут быть вкусными?
Девушка улыбнулась и Мартын вновь притянул ее ближе к себе, припав губами к желанным и сладким устам. Скользнув ладонью по спине Анны вниз, казак попутно потянул за шелковую ленту в ее косе, дав мягким шелковым прядям волос желанной свободы.
-Во всем свете нет никого краше тебя, -нисколько не лукавя, шепнул девушке кузнец, любуясь ею - длинные густые волосы покрыли ее плечи, словно драгоценное полотно, ниспадая почти до самых пят. -И никто другой мне не надобен...
Той волшебной ночью, они вернулись домой рука об руку - и повезло что никто из селян в столь позднюю пору не точил глаза на улицу. Пройдя мимо старой мельницы, Мартын ии Анна увидели как откуда-то возвращался навеселе ее хозяин, дядька Кондрат, которого женушка явно в очередной раз выставила из хаты за беспробудное пьянство. Так что теперь понятно было, откуда взялся "черт" и кто так распугал местных ребят с девчатами. Не доходя до хаты Вербицких, Романюку пришлось позволить Ганусе сбежать от него домой, но прежде он задержал ее, приобняв за талию и заглянув в глаза.
-Сегодня вечером встретимся у старой вербы? -попросил казак, прикоснувшись ладонью к щеке Гануси. -Я тебе расскажу как съездил к пану... и мы сможем побыть вдвоем хоть немного. Придешь?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:03:10)

+1

14

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Порой кажется, что бегство – это единственно верный путь и достойный нас самих поступок. Порой даже самый малейших страх способен заставить нас бежать, не понимая, как много можно порой обрести, оставшись. Порой стоит найти в себе хоть каплю мужества, чтобы остановиться и подождать, какой сюрприз и неожиданный подарок решила преподнести судьба…
Анна никогда не считала себя мужественной или смелой. Она всегда делала так, как велел делать отец, желая ему угодить, ведь знала, как не просто тому работается. Знала она также и то, как не просто было ему взять себя в руки, потеряв самого дорого в мире человека, ради которого только можно хотеть жить. Знала, ведь сама тоже нуждалась в матери, а отцу не так уж и просто бывает заменить дочери мать или дать ей ту нежность и любовь, которую может дать только мать. Однако сегодня она поступила так, как никогда не поступала впредь, и сбежать с места преступления (назовем всю сложившуюся ситуацию пока именно так)  казалось правильным решением, которое могло бы сберечь, если не ее честь в глазах отца, который вряд ли проснулся, так хотя бы сберег бы ее сердце, что уже было впустило во внутрь Мартына. Впустило и не спросило разрешения отца, что мог и не принять желание дочери к сведению.
Босые ноги несли не слишком быстро юную беглянку. Трава и камушки между ней кололи стопы девушке, что только пыталась сбежать, испугавшись всего – слов, взглядов и обрисовавшихся перспектив. Но, куда больше испугалась своей радости, что поселилась внутри нее с тех пор, как Мартын заговорил с ней сегодня, подойдя утром к ограде. Казак быстро догнал ее, а догнав – поймал ее в свои объятия. Сама Гануся не пыталась вырваться или сбежать, а лишь успела подвести взгляд карих глаз на парубка, поспешившего подарить ей первый настоящий поцелуй, от которого в пору было бы голове пойти кругом.
И какое счастье было? Казалось, нет ему начала или конца. Было только опасение – уберечь это крошечное зернышко собственного счастья, чтобы ни завистливые злые люди, коих всегда хватает на селе, не смогли погубить его. Не в силах была Ганна говорить или ответить вслух на вопрос, который снова ей задал Романюк. Боялась, как бы сердце не выпрыгнуло из груди, что после поцелуя вздымалась все больше, требуя больше воздуха или новой порции ласк. Кивнула в знак согласия, прежде чем казак вновь накрыл ее уста своими, но на этот раз прикрыла глаза, позволяя счастью закружить голову и забыть буквально обо всем на свете.
- Я подожду, подожду тебя, сколько надо будет, только не забудь своего обещания, - поспешила ответить она, позволив ладони скользнуть чуть выше, чтобы прикоснуться к щеке бравого парубка, который обнимал ее и прижимал к себе, будто самое дорогое, что только могло быть на свете, но в то же время, держал крепко, явно не желая отпускать. Но больше убегать она не собиралась. Ноги просто были не способны ее унести – не сейчас, только не сейчас. И вместо того, чтобы хоть что-то еще сказать или ответить, Ганна мягко поднялась на цыпочках, чтобы достаться губами щеки парубка, уста которого помнили ее губы до сих пор.
Позволив Мартыну взять себя за руку, Анна последовала за ним к реке, уже не чувствуя какой-то неловкой недосказанности, что серой тенью висела между ними ранее. Теперь понимала, как много может сказать тишина, сотканная из сотни нитей взглядов или жестов, которые нужно лишь уметь читать и бдительно следовать им. С особенным интересом Гануся смотрела на то, как доставал свою ловушку казак, да вот только улов не показался таким уж интересным. Все-таки в темноте длинные раки со своими усами выглядели совершенно не привлекательно, если не сказать больше – не слишком приятно, да. Так что, девушка мигом отпрянула и поморщилась.
- Надо же, какие они страшные – никогда бы не полезла в речку, если бы знала, что они там. Как же купаться после такого? – выпалила она подверженная эмоциями, не сумев придержать язык, хотя  и стоило. Определенно ей не стоило говорить о купании. Так что, покраснев, если только можно было сделать это еще больше, Ганна отвела в сторону взгляд, надеясь сменить тему или поймать более благоприятную тему для общения. Так сказать, более безопасную и полагающую для парубка и девицы, не связных узами священного брака. Хотя разве полагалось в ночи дарить поцелуи казаку, что не стал дожидаться, пока сойдет с ее щек румянец и вновь припал к ее губам.
Спиной ощутила, как широкая и теплая ладонь Мартына скользит по ткани сорочки, прежде чем он не остановился, чтобы распустить волосы из плена аккуратной косы, в которую так старательно вплетала свою любимую ленту Гануся.  Вместо каких-либо слов, зардевшаяся от всего произошедшего с ней нынче, Анна повязала свою ленту на запястье парубку.
- Пусть будет у тебя, на память, - объяснила она, прежде чем ощутить новый прилив нежности с каждым новым поцелуем казака.
Надо ли говорить, как Анна не желала, чтобы эта на удивление волшебная ночь заканчивалась? Но, предательская луна уже блекла с каждым разом, стоило приближаться рассвету, тогда как густые клубки тумана начали вырастать из реки, будто бы отгоняя молодых людей, решивших любоваться друг другом среди ночи. И хоть спать совсем не хотелось, Гануся понимала – так надо, надо возвращаться домой и постараться не разбудить батька.
- Я приду, только дождись меня – выскочу, как только смогу, - поспешила пообещать она парубку, прежде чем он отпустил домой свою голубку.
Тихо отворив дверь дома, Анна проскользнула обратно в дом, но уже не стала рисковать зря и не спешила избавиться от одежды. Точно также тихо, как слезала с печи, точно также и забиралась обратно на печь, а только устроилась в своем теплом гнездышке, пусть и охладевшее за то время, которое отсутствовала, перекрестилась, благодаря бога, что миловал. А после постаралась уснуть, да вот только … какой сон, когда в голову идут всякие мысли?!

+1

15

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Эта ночь была поистине волшебной... иначе и не скажешь? Одна из тех, когда сердце начинает учащенно бится в предчувствии чего-то очень хорошего, которое вот-вот должно свершится. Мартын одновременно был и счастлив и тревожим беспокойством: а согласится ли дядька Гнат отдать за него единственную дочку? Все на селе знали как старик Вербицкий обожает Анну, ставшую для него после смерти любимой жены единственным солнышком в небе, воздухом и самой жизнью. Вдруг Гнат присмотрел уже для любимой родной кровиночки более подходящего жениха, чем казак-перекати-поле и тогда Мартынке светит получить свои гарбуза...
Кузнец лишь вздохнул, перевернув подушку на прохладную сторону и постаравшись уснуть... чего бояться того что еще не свершилось? Надо просто поднапрячься, сделать как следует все панские заказы и уже тогда смело идти к старому Гнату на двор, имея достаточно грошей за душой. Да и дом надо подновить как следует перед свадьбой, ведь Гануся привыкла только ко всему самому лучшему и Мартын землю перевернет, а добудет ей все что она пожелает...
Немного успокоившись, Романюк позволил усталости себя сморить, а наутро, спозаранку начал собираться к пану, как и было условлено. Мать и сестрица тщетно старались уговорить Мартына дождаться завтрака - он ушел, прихватив с собой горбушку хлеба и приехал к пану Собесскому гораздо раньше Ганусиного отца. На этот раз поляк передал кузнецу несколько турецких сабель без эфеса - старинных и отличной дамасской стали, пожелав заполучить новый клинок и пообещав не торговаться.
-Я займусь работой сразу как вернусь домой и привезу вам готовую саблю через пару дней, -кивнул Мартын, аккуратно завернув все сабельки в кусок рогожки и перевязав бечевкой. -Кроме сабли можно сделать еще и отличный кинжал, если захотите - потому как хорошей стали даже больше чем нужно.
Получив от пана весьма милостивое согласие, а так же обещание прибавки в случае если заказ придется по душе, кузнец отправился к дому и по дороге встретил старого Гната - тот успел сходить на свою пасеку и теперь торопился на службу. Поздоровавшись со стариком, Мартын продолжил свой путь и вскоре уже был в кузне, где работа просто закипела, да так что собрала мальчишек с ближайших дворов, которые слетелись поглазеть как делают настоящее оружие словно воробьи за крошками.
-Дядечку... а зачем вы сабли в огонь кинули? -решился поинтересоваться смешной рыжий Андрейко - младший братец той самой Олеси, что была дружна с младшей сестрой Мартына. -Они ж там сгорят!
-Не сгорят, а расплавятся, -ответил Мартын, раздувая меха, чтобы пламя разгоралось пожарче. -Это хорошая сталь и я выкую из нее новую саблю, куда лучше турецкой.
Мальчишки восторженно выдохнули, тогда рыжий заводила продолжил:
-А вы видали хоть раз живого турка, дядя Мартын? Настоящего?
-Конечно видел. И турка и татарина... кого только видеть не приходилось, -кивнул Романюк зажав зубами черенок своей трубки и следя за огнем - главное сейчас было не перестараться. -А вас мамки еще не потеряли?
-Неее.., -хором ответили мальчишки. Конечно же смотреть как рождается самая настоящая звонкая сабля было куда интереснее, чем следить за гусями или помогать родителям по дому. Озорников удалось разогнать по домам только Настасье - и то после того как она рассказала что видела мамку Андрейки с хворостиной наперевес, потому как ее гуси без присмотра любимого сыночка, забрались в соседский огород.
-Ты передохнул бы, сынок? Иди поешь, никуда не денется твоя сабля, -предложила Настасья, но упрямый сын лишь головой помотал. И что будешь с ним делать? Но хотя бы денег заработает на жизнь и наконец-то можно будет обустроить все в хате как у людей.
-Скажите, маменька... а если бы я надумал женится..., -начал было Мартын, но замолчал, решив собраться с мыслями прежде чем продолжить, тогда как мать улыбнулась и кивнула головой.
-Давно пора уже, Мартынушка... ты уже приглядел кого на селе? У нас девчат хороших много.., -тихо сказала Настасья. -Я твою жену не обижу... не забыла еще свою строгую свекровушку.
-Приглядел... но не знаю, согласятся ли ее родители..., -задумчиво произнес Романюк. -Разве только когда денег поднакоплю, чтобы можно было устроить свадьбу как должно.
В этот день Мартын работал как проклятый, подготовив будущее лезвие сабли к закалке и дальнейшей обработке и позволил себе остановится и передохнуть лишь к вечеру. Когда Оленка убежала к своим веселым подружкам, а матушка уселась прясть, казак вышел из дома и направился к хорошо знакомой старой вербе за околицей села, где и уселся на пеньке, поджидая Ганусю. Нынче днем он видел ее лишь мельком - она была занята то в хате, то на огороде и только раз обернулась к нему, подарив свою милую и нежную улыбку. Дожидаясь Анну, Романюк достал припрятанную и аккуратно сложенную и завернутую в чистую тряпочку ленту, которая была подарена ему на память и вздохнул, вернувшись к своим невеселым мыслям.
Только бы дядька Гнат не осерчал и согласился на свадьбу... тогда Мартыну сам черт будет не страшен, вот ей-богу! И он никогда не сдастся и все сделает чтобы Гануська была самой счастливой на свете рядом с ним.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:03:31)

+1

16

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Утром нового дня Анна проснулась, стоило петуху начать петь свои первые песни. Толком и не выспавшись, девушка поднялась из своей постели и, сонно щурясь, вышла из хаты, чтобы кормить кур, которые требовали уже своего завтрака в хозяйстве, недовольно кудахча во дворе. Уже на улице, ощутив утреннюю прохладу на себе, девушка вспомнила, что уложилась в постель так поспешно, что ей и не было дела до длинных кос, которые расплел у реки ей Мартын. И, тем не менее, воспоминание о приятном приключении рядом с казаком у реки, его поцелуях, объятиях и пылким словам, от которых даже сейчас густой румянец готов был вернуться на щеки красавицы, заставляли ее расцвести в сонной улыбке.
Посмотрев на кузницу Романюка, где пока еще парубок еще не начал этим днем хозяйничать, Ганна поспешно постаралась отвести взгляд своих карих глаз от нее, будто бы боясь, что кто-то заметит, как она выглядывает местечко, где бы мог появиться казак. И ведь совершенно не зря? Уже спустя какое-то ничтожное мгновение, девушка услышала, как открылась дверь дома, из которой вышел отец на ганок. Остановившись там, Гнат вздохнул на полные легкие свежего воздуха, не сразу заметив дочь, что спешно собрала свои косы на бок, дабы не обращали внимания батька на них.
- Уже проснулась? – спросил он, как только увидел Ганусю, что уже покормила кур и собралась идти к коровам, которых надо было еще подоить, а затем отвести в поле за хатой и пасекой, где те обычно паслись себе весь день, привязанные к колам у дерева. Там соседские мальчишки, что также следят за своими коровами, присматривают и за достоянием Вербицких, а в так называемую плату за это Анна выносила им обед – пирог или пирожки с квашеной капустой или маком осенью, а летом пирожки с ягодами, которые доспели уже. Пока черешня только начала наливаться в цвете, так что лишь где-то через недели две она сможет порадовать не только маленьких тружеников, проводивших день в поле, но и отца пирожками или какой-то еще вкусной выпечкой. Правда, был, конечно, и тот парень, которого девушке также хотелось порадовать чем-то таким…
- Конечно, - звонко ответила Ганна отцу, оторвав свой взор от той черешни, чьи сладкие плоды помнила девица. Она как раз собралась присмотреться к ней и увидела, как маленький шпак присматривал себе зеленую ягодку, подумав, что в этом году птицам наверняка достанутся ягоды из самых высоких веток древа. А ведь жалко, чтобы добро пропадало?
Пока отец направился к своим пчелам на пасеку, Анна успела обойти все хозяйство, не забыв о своих коровах и теленке, которого привела одна из них еще зимой. Маленького скорей всего отец прикажет либо продать, либо зарезать ближе к осени или зиме, чтобы к Рождеству на столе было больше вкуснятины. Тем более именно на Рождество к ним имела обычай приезжать из соседнего села тетушка в гости, что приходилась отцу младшей сестрой. Она обычно приезжала не сама, а с сыном, что когда-то делал много вреда из-за своего далеко не спокойного характера. Но, как говорится, благо взросление пошло ему на пользу и Иван уже меньше приносил хлопот своей матери. Так что тетя Маричка надеялась выгодно женить сыночка и подобрать невестку из молоденьких соседок Вербицких, что далеко не всегда заканчивалось благополучно, учитывая, как враждовали порой деревни, если кто-то из соседнего села хотел увести чью-то любимую дочь или сестру. Однако нежного теленка девушке все равно было жалко, что своими большими глазами смотрел сейчас на хозяйку дома большими глазами, будто бы зная, какую судьбу предстоит ему пережить.
- Батьку, шпаки уже приглядываются к черешне, плоды которой еще зеленые, - когда уже отец вернулся из пасеки, девушка обратилась к Гнату, накрывая на стол и подавая ему завтрак.
-  Да, значит, в этом году черешня хороший даст урожай, - рассуждал Гнат, мысленно хваля дочь за наблюдательность.
- Да, но некоторые ветки слишком высоко, чтобы их достать и много плодов либо сгниет, либо достанется шпакам, - тем временем, осторожно подвела девушка, не оставляя своих забот и, заметив, что отец вдумчиво кивнул в знак согласия с ней. – Жалко ведь добру пропадать, отец, - добавила она.
- Жалко, но что тут поделать? Я уже не в том возрасте, чтобы лезть так высоко, да и тебе не позволю, - категорически ответил Вербицкий. – Или ты уже что-то придумала?
- Придумала, не придумала, но есть у меня одно предложение, отец, - добавила девушка, надеясь, что батька не осудит ее, а скорее наоборот, поддержит. – У Романюков нет своей черешни. Так может быть, попросить казака Мартына, пусть нарвет черешен из верхних веток? Он высокий и дотянется выше, чем мы с тобой. К тому же, это будет доброе дело, а поп говорил на проповеди, что нужно делать больше многих дел – зачтутся на том свете, - выдала она за раз все, хоть и боялась, что отец заподозрит, как по-особенному смотрит на нее теперь Мартын.
- Ну, Мартын Романюк уже не казак, а кузнец… - размышлял вслух Вербицкий. – Но, я подумаю, дочка, над твоими словами, - пообещал старик, приступив к пище, после чего заторопился к пану, что уже наверняка дожидался его прихода. Ну, а Ганусю ждало множество работы по дому, которой нужно было заняться, не медля и не забыв уличить минутку для передышки, ведь ночью мало спала. Все мысли о Мартыне не давали ей уснуть, да и мечты девичьи пошли далеко вперед, даже слишком…
Анна заметила, когда вернулся кузнец от пана, но не рискнула подойти к плоту, ведь напротив в огороде сидела, как старый гриб, соседка Кылына и наблюдала за всеми. Внимательно следила она за Мартыном и тем, что он привез с собой. Решив не привлекать к себе лишнего внимания, девушка занялась изготовлением сметаны и масла, которого нужно было до изнеможения в ступе толочь. Но, справившись со всем, она снова вышла во двор и тогда уже встретилась взглядом с парубком, которому и подарила свою улыбку, прежде чем скрылась в хате, где и нашла немного времени на передышку.
Время к вечеру тянулось очень долго и казалось, уже и не наступит. Батька к обеду так и не приезжал, а когда вернулся, Ганна уже накрыла на стол и подала ужин, решив, что сегодня точно отпроситься на прогулку. Батька ведь любит ее, а значит, не заставит ее сидеть дома, когда она молода и заслуживает на небольшое развлечение, пусть даже он и не будет знать, какого именно сорта.
- Батьку, а вы меня отпустите погулять сегодня с подружками? – спросила она, прежде чем Гнат отложил свою ложку на бок.
- Почему не отпустить, отпущу, - не торопясь ответил отец, улыбнувшись по-доброму дочери. – Но, коли какой-нибудь парубок будет выказывать тебе знаки внимания – расскажи отцу, чтобы я зря не волновался и мог рассудить, достоин ли тот парубок тебя, - добавил он и девушка тут же испугалась. А вдруг батька решит, что Мартын ей не пара? Страх был настолько велик и силен, что она энергично замотала головой в знак согласия, пообещав, что все расскажет отцу, как только так сразу. – Ну, хорошо, а пока беги собирайся гулять, а я сам убегу со стола, - отмахнулся от дочки, что уже принялась собирать со стола посуду. – И чтобы до полночи вернулась, - не забыл он добавить, прежде чем дочь метнулась прихорашиваться.
- Хорошо, - спешно пообещала Ганна отцу. Не забыла она вплести в косу новую ленту, и скромный веночек надела, под цвет вышивки на сорочке. Так она и побежала к вербе, у которой ее ждал Романюк. Нырнув под ветки, давно уже поклонившейся вербы, девушка быстро отыскала парубка, к которому спешно подошла со спины, не забыв пошутить над ним. – Угадаешь, кто? – спросила весело она, закрыв глаза парубку ладонями, пока уста ее не коснулись его щеки в скромном поцелуе. – Батька отпустил меня погулять, но велел надолго не задерживаться, - добавила она тише, когда позволила Мартыну уже увидеть себя, убрав от его глаз свои ладони.

+1

17

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Хороши теплые и долгие летние вечера на селе! Даже работа не может заставить позабыть молодежь о долгих прогулках и веселых хороводах... и сидя под ветвями старой вербы, Мартын подумал о том, как же далеко все это было от него в последние годы. Он сбежал на войну, когда ему не было и двадцати лет и сейчас уже не считался "молодчиком" на селе - и едва ли не впервые в жизни ему захотелось попробовать настоящей спокойной жизни. Рядом с Анной... и будет у них все как у людей: хороший и уютный дом, хозяйство и конечно же любимые детки, которых давно уже мечтала понянчить Настасья.
Романюк улыбнулся собственным мыслям, бережно убрав подаренную ленточку... сейчас мечта о хорошем казалась птицей, что летает где-то совсем близко и надо только изловчится и поймать ее? И до чего же хорошо было думать о спокойном и счастливом будущем рядом с любимой Ганусей - просто не передать словами. Затерявшись в своих мыслях, казак не заметил как его ненаглядная прибежала и лишь рассмеялся, когда она закрыла ему глаза своими теплыми ладошками.
-Я уже тебя заждался, -аккуратно поймав Ганусю за руку, казак притянул ее ближе и усадив к себе на руки, подарил куда более смелый поцелуй. Конечно было опасно затевать подобные игры, пока на селе еще никто не спал, но старая, накренившаяся из-за своего почтенного возраста сейчас надежно скрывала Мартына и Анну своими ветвями. -Был сегодня у пана и взял новый заказ - завтра закончу делать основу для сабли и примусь за рукоять, так что он будет доволен. Правда еще надо кинжал сделать и может он добавит деньжат. Если так и дальше пойдет, я быстро подкоплю к нашей свадьбе и хату подправлю не хуже вашей с батьком. Все сделаю чтобы тебе было хорошо со мной...
За разговорами и нежными поцелуями и объятиями время пролетело незаметно... и скоро уже Анне надо было бежать домой, чтобы старый Гнат не заругал ненароком. Мартыну пришлось смирится с тем, что проводить Ганусю до самой хаты он не мог - девчата нынче вечером устроили гулянье аккурат рядом с его кузней... так что пришлось расстаться на время, чтобы не выдать себя раньше времени.
И вновь потекли летние дни, наполненные заботами, работой на панщине и в кузнице - после той сабли, что Романюк сделал из нескольких турецких, пан пришел в восторг и рассказал о сельском умельце своим друзьям, так что заказов у Мартынки теперь хватало. Он радовался, рассчитывая на то что очень скоро уже приведет в порядок хозяйство и старую отцовскую хату - ведь видя все его старания, Гануськин отец просто должен будетт согласится отдать дочку?
Примерно неделю спустя после разговора с Анной насчет черешен, Гнат вышел на двор и заметил что пора бы уже подумать о сборе урожая, который обещал быть богатым - и очень жаль было бы оставлять ягоды на верхних ветвях на поживу шпакам. Так что прежде чем ехать к пану, Вербицкий направился к соседнему двору, заметив что соседская хата, сарай и хлев стали выглядеть намного лучше чем раньше - вот что значит появление настоящего мужика в доме? И стены заново побелены и крыша приведена в порядок, а еще наконец-то по двору стали ходить куры, которых и кормила в момент появления Гната Настасья. Увидев гостя, она улыбнулась ему и предложила пройти в хату - Вербицкий всегда был человеком добрым и помогал вдове в трудные времена, пока ее непутевого сынка где-то черти носили.
-Рад видеть, что у вас с Оленкой теперь все хорошо, -улыбнулся старик, когда хозяйка пригласила его присесть на лавку и поднесла холодного квасу. -Мартын теперь при деле, так что бог даст - все так и дальше будет.
-Я надеюсь на это, -вздохнув, ответила Настасья. -Мне уже и не верилось, что мы когда-нибудь выберемся из бедности... доню было уже стыдно на двор выпускать, ведь ей даже погулять с подружками пойти было не в чем. А молодой девице назачем сидеть вместе со старой мамкой в четырех стенах - но боженька меня услышал и вернул сына домой. Целыми днями теперь в кузне пропадает, вижу его только вечером за ужином...
-Ничего страшного, ему полезно быть при деле, -Вербицкий с удовольствием выпил предложенного кваса. -Вот зачем я пришел к тебе, Настасья... у нас черешни поспели и нужна помощь, чтобы их собрать. Может попросишь сынка подсобить? Деревья высокие, а я уже не в тех годах чтобы лазить за ягодами. У вас ведь нет черешен, так что мы с Ганусей по-соседски поделимся...
-Мог бы и не спрашивать - я уверена, что Мартын с радостью пойдет помогать, -кивнула Настасья. -Он знает сколь многим я тебе обязана... с голоду бы померли с Оленкой в последнюю зиму, если бы не ты и соседушки.
Все вышло так как и сказала вдова - Мартын не отказался помочь в сборе черешен, порадовавшись тому что сможет побыть рядом с Анной. Был чудесный жаркий день и старый Гнат ушел в дом, так что казаку и его ненаглядной никто не мешал наслаждаться обществом друг друга... и при этом они совершенно не заметили как внимательно за ними наблюдает бабка Кылына, у которой был нюх на все интересное как у панской лучшей гончей. Удобно устроившись на лавочке в теньке, бабка не могла не заметить нежные взгляды, которые щедро дарила кузнецу Гнатова дочка - а еще ласковые прикосновения, будто невзначай... и куда только старый смотрит?? Ну а Романюк обо всем на свете позабыл, когда собирал в тот день черешни: мечтал уже о том, как настанет долгожданный вечер и он увидится с Ганусей под старой вербой.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:03:46)

+1

18

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Оказавшись на коленях у Мартына, Ганна сразу же обвила его шею руками, позволяя парубку определенно тех вольностей, которых не стоило бы… Однако, что поделаешь, когда сердце поет, когда любимый бережно обнимает и прижимает к себе дивчину? Ничего, только сильнее обвить руками его крепкую шею и просто быть рядом, ощущая себя самой желанной на свете, верить, как вырастают крыла и как хочется петь. Только почему-то песен о любви не много веселых, а потому Вербицкая умолкает, позволяя казаку рассказать о том, как прошел его день не простой. Видела, как он тяжко трудится в кузнице, пусть даже и может показаться, что ему под силу любая работа – чувствовала это по его крепким рукам, в которых находилась, будто за каменной стеной. И пусть бы кто-нибудь попытался ворваться неприглашенным гостем в их маленькую совместную идиллию! Только соловей, присев на веточку старой вербы спел свою песнь, чаруя своей мелодией двух влюбленных, что нашли себе прекрасное место, чтобы спрятаться от разговорчивых девчат, от шутливых пареньков, что так и ходят следом за девушками, будто те соколы за добычей.
- Прости, что я заставила тебя так долго ждать, - робко произнесла девушка, нежно проводя ладонью по лицу Мартына, словно изучая его не только взглядом, но и кончиками пальцев, которые могли бы вылепить его лик из глины или какой еще материал мог попасть ей под руки. Только увы, но Аннушка не умела ничего лепить руками, тогда как ее воображению оставалось вновь представлять любимого парубка рядом с собой, хотя бы перед сном. – Я рада, что пан дал тебе хорошей работы, но не радует меня, что тебе так много и тяжко приходится трудиться, - честно призналась девушка, поджав губки в сожалении, прежде чем они нашли другую пару губ в нежном поцелуе. – Но покажешь мне кинжал? – хитренько сверкнув своими карими глазками, спросила девушка. Любопытству подвластна любая девушка или женщина, и не была исключением из этого негласного правила Гануся.
Жаль, конечно, что время наедине с любимым убегает, будто вода в горном ручье быстро. Это день в заботах и хлопотах тянется ужасно долго, будто бесконечная нить в веретене. Смеркаться в Гарбузове нынче стало слишком рано. Слишком рано угомонился певчий соловей, а солнце отправилось на заслуженный покой. Слишком рано было, чтобы прощаться дивчине со своим парубком и возвращаться домой. Но, понемногу угомонились девчата, что пели звонкие веселые песенки неподалеку, а затем начали понемногу расходиться и хлопцы, от чего девушке нужно было также торопиться домой, где батька, наверное, себе места не находил. И лишь страх заставить отца волноваться или хотя бы даже злиться, заставил Ганну поторопиться.
- Завтра, если хочешь, могу выйти и позже, как батька уснет, чтобы дольше побыть с тобой… - предложила она, по дороге к дому, когда они остановились, чтобы никто не видел их и не начал сплетничать преждевременно. Небольшая компания девчат собралась тесным кружком неподалеку, не в силах расстаться. И как тут хотелось топнуть ножкой, обутой в легкие черевички, ибо не то время и место выбрали милые подруженьки! Даже было не поцеловать парубка, как хотела бы. Пришлось лишь условиться о новой встрече и надеяться повидаться с кузнецом днем, хоть мельком и ненароком, когда она подойдет к плоту, чтобы повесить посуду сушиться, а он … просто выйдет отдохнуть от работы тяжелой.
Так и шли дни один за другим, которыми оставалось только наслаждаться, ловя для этого каждый подходящий миг. Со временем Гануся знала, когда примерно кузнец выходит на заслуженный отдых и даже пару раз подносила ему молока свежего, чтобы утолить жажду, что мучила его, тем более дни за днями тянулись все более жаркими. Дождя так и не было, на что сетовали некоторые соседки – боялись, как бы в огороде не высох весь урожай, за которым приходилось ежедневно смотреть и ухаживать. Конечно, приходилось делать не одну или две ходки к реке за водой, чтобы спасти свои труды на клочке земли под жарким солнцем. И однажды, когда Ганна только возвращалась из реки, неся на плече коромысло с двумя ведерцами речной воды, заметила Мартына в своем дворе рядом с отцом, и замерла. Батька как раз указывал Мартыну на черешню, что выросла высокой, а на следующее лето наверняка будет выше хаты их. Она, конечно, не забыла о том совете, что давала отцу однажды, но не ожидала того, что так быстро получит шанс видеться с Романюком не какой-то жалкий час, а практически весь день! Ведь жара пока еще не испортила плоды черешневого дерева, а гроза не испортила налившихся всеми соками ягод, которых оставалось только рвать и рвать.
Мигом вбежав в дом, Гануся заходилась возле печи и, разведя в ней огонь, быстро замесила тесто на пирожки, не говоря уже о компоте, который собралась заварить из первой порции ягод, сорванных Мартыном. Парубок, конечно же, не спешил нынче обратно в кузню, тем более никто не торопился в этот жаркий день подбивать подкову у своего коня. Так что, кузнец добрую часть дня просидел на дереве, прежде чем Анна, что выходила пару раз к нему, дабы забрать плоды его работы и вынести прохладной водицы, вышла зазывать его на обед. Было бы сомнительно звать парубка в хату, где никто бы не увидел, как велся их разговор, а потому дивчина накрыла стол в тени у дома.
- Сделай передышку, Мартын? Отобедай, прошу? Попробуешь моего борща, вареников и пирожков с черешней, которую ты нарвал,– предложила она парубку. И хоть не собиралась поначалу садиться вместе с ним, все равно присела на край лавки, не в силе отказать себе в паре шуток с кузнецом. Она, конечно, старалась держать себя и Романюка в рамках, ведь знала, что в белый день не гоже любоваться друг другом, как и не гоже заигрывать с тем парубком, что еще не засватал ее. Но, это ведь только вопрос времени? Однако, старая сплетница все видела, чего не видела – додумала.
- Эх, ты, так и останешься старой девой – ишь, как старается, как светится возле парубка? – Кылына только кивнула в сторону Вербицкой Анны своей дочке, что вышла из хаты, дабы к речке пойти стирать белье, и лишь хмыкнула в ответ своей старой матери, что имела обычай наблюдать за всем селом.
- Если захочу, тоже заполучу казака, - бросила она матери, пойдя своей дорогой, которой и решила обдумать, как ей подойти к Мартыну, что даже не замечал, как смотрят в его сторону другие девчата. Даже поп на проповеди говорил про то, как надобно жить людям на земле – либо посвятить себя богу, либо семье. Неужто Мартынке посвящал эти слова, что не спешил ни к кому слать сватов? Оно то и правда, дело не спешное, женитьба, но … пора бы уже?
- После завтра после службы в церкви, я обожду, пока все начнут выходить на улицу, и батька пойдет домой с кем-то из соседей, - тихонько заговорила Гануся, пока никто не мог помешать ей огласить свой хитроумный план. – А ты тоже не спеши выходить, пока не выйду я – пойдем вместе домой? – улыбнулась она, прежде чем ее рука пробралась между посудой к руке Мартына, за которую и ухватились ее тонкие пальцы. Подарив парубку смущенную улыбку, она не побоялась сверкнуть на него полным мечтаний взглядом. – А знаешь, Мартын, - обратилась она тихо. – Я часто думаю о нас с тобой и сейчас… представь себе, что когда-нибудь мы вот так снова будем сидеть вдвоем, когда ты сделаешь перерыв в работе на кузнице, а двое деток будут играться во дворе, - она шептала, делясь сокровенными мечтами, что не давали ей спать ночами. И может быть, она решилась бы предложить казаку поспешить со сватовством и забыть о деньгах. Ведь все-таки она единственная дочка у отца, разве он не должен был бы желать ей счастья и не заглядывать, сколько и чего может предложить ей муж? Есть ведь что-то, чего нельзя купить за деньги, есть что-то бесценное…
Однако, все слова вылетели из головы дивчины, только услышала, как подъезжает к двору воз Гната. Тут же потянула к себе руку и вскочила из-за стола, поспешив отцу на встречу.
- А будете, батьку, обедать? – спросила она. - Я уже все накрыла и испекла пирожки с черешни, которую нарвал Мартын, - говоря она кивнула в сторону парубка, а получив согласный кивок отца, метнулась в хату за посудой для отца, которую и поставила на том же месте, где еще недавно сама сидела и любовалась парубком. И пока Гнат повел своего коня в конюшню, провела рукой по плечу Мартына, задержавшись так возле него на непозволительно долгое время. Соседка Кылына аж сбилась со счета, умела ведь считать только до четырех.

Отредактировано Tony Danziger (2016-02-07 14:20:10)

+1

19

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Конечно же Мартын не стал возражать, когда матушка попросила его по-соседски помочь Вербицким собрать черешню - тут впору было сразу вскочить и мчаться на двор старого Гната. Однако кузнец сумел сдержаться и лишь кивнул, когда Настасья завела об этом разговор, а сестрица порадовалась. помечтав о том, что дядька Гнат угостит черешенками. Правда вдова тут же оборвала свою дочь, напомнив ей, что помогать следует бескорыстно, а не думая о вознаграждении... к тому же они были слишком многим обязаны Вербицким.
На следующий день после разговора, Романюк вместо своей кузни пришел на двор к Гнату и без лишних слов принялся за дело в компании любимой Гансуси. Увы, но даже когда старик уехал в очередной раз к пану, они не могли себе позволить привычных уже и милых нежностей, которые уже стали для них привычными. Но Мартын любовался своей любимой, пока работал и ловил каждое ее прикосновение, которое было наполнено особого смысла для них обоих. Это была самая настоящая сладкая пытка - быть так близко рядом с Анной и не иметь возможности найти ее уста своими... так что кузнец мог лишь украдкой вздыхать да мечтать о том как встретится с Ганусей под вербой, где им будет трудно оторваться друг от друга.
Они совершенно позабыли про старуху Кылыну, что сидела в своем дворе на лавочке, словно сыч на ветке и внимательно наблюдала за ними. Усевшись за стол, вместе с любимой, Мартын улыбнулся, слушая ее... ведь те же самые простые и бесхитростные мечты одолевали и его, после прогулок по вечерам и жарких объятий.
-И я хочу того же, сердце мое, -ответил казак, не забыв отдать должное вкусному обеду, которым его угощали. -Больше всего на свете желаю чтобы ты была моей женой... тогда мы будем вместе днем и ночью.
Он улыбнулся, выслушав бесхитростный план Гануси и конечно же согласился подождать ее после службы, в очередной раз подумав о том, что совсем скоро они смогут в святую церковь ходить вдвоем как муж и жена, уже не прячась от добрых людей. Все приятные размышления Мартына были прерваны появлением старого Гната, что вернулся нынче гораздо раньше со своей службы. Преданная и любящая дочь побежала встречать отца и пару минут спустя Вербицкий присоединился к Романюку за столом, начав расспрашивать как продвигается панский заказ.
-Я уже все доделал, дядька Гнат - осталось только на кинжале сделать черненую рукоять, чтобы был не хуже турецких. Не хотите посмотреть? -предложил Мартын на что старик охотно кивнул. -И Гануся тоже может взглянуть, если ей интересно...
-Да разве женщине могут быть интересны сабли да кинжалы? -рассмеялся Вербицкий, но спорить не стал. -Пусть идет, если хочется. А ты, Мартын, захвати корзинку черешен, да угости мать и сестренку.
-Вы прекрасно знаете, что мамка не возьмет их.., -вздохнул кузнец. -Да и будет права, потому как мы вам всем обязаны.
-Глупостей не говори, -оборвал гостя Гнат, запалив табак в своей люльке. -Я сам ей отнесу и потом пойду взгляну на твою саблю. Лях сказывал, что она должна получится лучше той что у самого хана есть. Или султана - один черт.
Мартын рассмеялся и после вкусного обеда, вместе с Вербицкими направился к своему двору - вот только старик пошел в хату, а молодые к кузне, где казак, прикрыв двери получше и воспользовавшись случаем, обнял свою ненаглядную и жарко поцеловал. И ведь хотелось продолжить и дальше... но они вовремя остановились, как раз когда появился старый Гнат.
-Вот, гляньте, дядька Гнат, -Романюк с гордостью продемонстрировал творение своих рук. -Ножны тоже новые сделал, но с другим узором.
-Вот ведь красота-то какая! -не поскупился на похвалу Вербицкий. -Золотые у тебя руки, Мартын, даже батька своего переплюнул, а тот был кузнец от самого господа бога. Доця, погляди как тонко сделано - с такой саблей только за славой ехать.
В это самое время на двор к Романюкам прибежал один из соседских мальчишек и сообщил Вербицкому, что к нему пожаловали гости и срочно требуют его. Так что Гнат поспешно попрощался с кузнецом и направился к себе на двор - а Мартын едва только старик ушел, успел шепнуть Анне что будет ждать ее вечером на прежнем месте.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:04:04)

+1

20

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Поделившись сокровенными мыслями, Ганна даже не пыталась надеяться на то, что казак согласиться с ними или тем более скажет, что желает того же. Все-таки, она считала, что парубки менее привязаны к дому и не торопятся делиться тем, что скрыто на сердце По крайней мере Гнат, отец ее был именно таким скрытным – он не открывал своего сердца, что было достаточно великим и добрым, чтобы помогать окружающим людям. Однако Мартын был не таким. Он сказал, что также желает создать семью и растить детей, любуясь ими, ведь они цвет своих родителей и истинная радость. Улыбаясь только этому новому знанию, Гануся не шибко внимательно слушала слов отца, которому подала сначала то одно, то другое под руки, пытаясь услужить, когда услышала о кинжале, том самом кинжале, которым она поинтересовалась однажды у Мартына, сидя у него на его коленях под покровом старой вербы, что защищала их свидания этим летом. Конечно, Вербицкий считал, что его дочери незачем любоваться оружием, что призвано нести в мир смерть врагам его владельца, но не могла не улыбнуться тому, что парубок хорошо помнит ее просьбу и сейчас был готов ее выполнить. Да и батька не спешил запрещать своей дочери поход на кузнецу, куда они отправились втроем. Правда, отец задержался немного с ягодками черешни, которую и понес в хату Настасье, не желая слушать никаких отказов – не зачем дару божьему пропадать да гнить. И принес немало ягодок – полную плетеную корзину, с которой осенью или в дождливые дни сам ходил в лес за грибами.
Само собой, дивчина ловко проскользнула во внутрь кузницы, где еще никогда раньше не была, желая рассмотреть там все поподробнее, однако не успела – желанные уста нашли ее в требовательном поцелуе, на который она быстро дала свой ответ. При этом, один бог знает, как отец не застал их целующимися – казалось, они только-только оторвались друг от друга, как Гнат ступил ногой на порог кузницы. В тот самый момент сердце Гануси было вольно выпрыгнуть из ее груди, так билось громко и сильно. Да вот только стоило Мартыну показать свое достояние и гордость, как девушка аж ахнула – ничего не видела подобного никогда в жизни. И пусть оружие никогда не интересовало девушку, все-таки она была более чем удивлена тонкой работой. Ведь, как ни крути, а принято считать, что в кузнице происходит только работа грубая, не требовавшая тонкого внимания к деталям, тогда как на кинжале виднелась тонкие старания кузнеца, которому много приходилось работать.
- Я приду, как батька уснет, - тихо прошептала девушка в ответ парубку, как только он сказал, что будет ждать у вербы. Покинув кузнецу, Анна лишь оглянулась, махнув рукой на прощание Романюку, а после и попрощалась с его матерью, что также вышла попрощаться с внезапными гостями.
Как оказалось, гость, что пришел к Гнату Вербицкому не требовал много внимания от него. То был лишь житель этого села, что передал весточку от сестры Гната, что обещалась наведаться как-то в гости. На самом деле тетушка была не такой уж и плохой персоной, просто ее сынок не шибко был приятен Ганусе, так что она лишь поморщилась моя посуду после обеда, пока Вербицкий проводил своего гостя. Тогда к управляющему пана Собеского и подошла старая Кылына.
- Здравствуй, Гнат, а как дела идут? – спросила женщина, опершись на ворота Вербицого. Сам же старик прекрасно знал, какой была соседкой Кылына и чего стоили ее слова, а потому насторожился, когда женщина подошла к нему.
- Здравствуй, Кылына, - осторожно ответил Вербицкий. Он знал, что ничего хорошего от нее не стоит ожидать. – Дела идут, как и всегда – много дел, что и всех не переделать.
- А что же, ты, заполучил такого помощника, как Мартынка? Хорош, да и не за просто так помогал с ягодками... Неужели то и думаешь просватать за кузнеца дочку? – спросила женщина, привычно въедливым тоном голоса.
- Как видишь, сватов пока никто не посылал к Ганусе, а как будут – будем думать, незачем строить планов раньше времени, - рассудил батька, посмотрев в сторону кузнецы, где было видно Мартына, что убирался там.
- А дочка твоя… - начала Кылына, но Гнат прервал ее.
- Прости, Кылына, но дел и правда много – пора мне идти, а если дела у тебя нет, то я все-таки займусь своим, - заявил он, вернувшись в дом, где трудилась дочка. – Ну, вот что за люди – даже помочь по-соседски нельзя! Сразу придумает и начнет выдумывать, - пожаловался вслух отец дочке, на что Анна лишь тревожно пожала плечами. Боялась только представить, что старуха могла сказать ее батьку.
- Страшно мне, Мартын, - тихонько шептала той ночью Романюку Гануся, как только сбежала к нему из дома, желая поделиться волнением. – Боюсь, как бы старая Кылына не рассказала чего-нибудь батьку, что могла увидеть или придумать. Есть завистливые и злые люди на селе, - поджав губы сообщила она, прежде чем подвела взгляд своих карих глаз на парубка. – А почему-ты сегодня со своим конем пришел? Собираешься куда-то? – точно также тихо произнесла она, чтобы не потревожить округу своим звонким голосом.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Чом ти не прийшов?