Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Чом ти не прийшов?


Чом ти не прийшов?

Сообщений 21 страница 40 из 48

21

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
В тот вечер, Мартын долго работал в кузнице, доводя панский заказ до ума и совершенства, так что вернулся в хату к ужину усталым, но довольным. Матушка с Оленкой уже успели не только полакомится вкусными черешенками, но и напечь с ними пирожков. Довольная Оленка упрашивала Настасью пойти с ней после воскресной службы на ярмарку, на что мать лишь улыбалась, качая головой - понятное дело, дочка выросла и ей охота погулять и принарядится. А ярмарка еще тот соблазн?
-Маменька, там такие красивые бусы продают - Олеське батя в прошлое воскресенье купил... я тоже такие хочу, -попросила девушка, хитро улыбнувшись. -А еще новую юбку... вы не забыли что у Марички совсем скоро будет свадьба?
-Помню я, доченька, помню, -кивнула Настасья. -А что до ярмарки - проси брата купить тебе обновки, он теперь в нашем доме хозяин и кормилец. Захочет так купит.
Оленка вздохнула, посмотрев в сторону брата, что пил квас из чарки, поглядывая в окошко и явно думая о своем и решила не терять зря времени. Подойдя к Мартыну, девушка присела возле его ног и взяв его руку, прижалась к ней щекой - так она обычно делала, когда была совсем маленькой и старшего брата это трогало до самой глубины души. Вот и сейчас, он отвлекся от своих раздумий и усадив сестрицу рядом на лавку, приобнял одной рукой и нежно коснулся губами ее темных волос.
-Мартынушка... а пойдем завтра на ярмарку после службы? Пожалуйста.., -тихонько сказала Оленка, прижавшись щекой к плечу брата. -Там такие красивые вещи продавать будут...
Казак лишь рассмеялся, обнимая любимую сестренку - и разве мог ей отказать? Сколько пришлось вытерпеть бедняжке, пока его не было дома... и подумав об этом, Романюк вновь ощутил укол совести.
-Конечно пойдем, родная и все купим что тебе понравится. Будешь у нас самой красивой на селе, -ответил Мартын и в ту же минуту любимая сестрица, обняла его за шею и расцеловала, светясь от счастья. -Завтра же и пойдем с тобой.
-Сходите, милые, прогуляйтесь, -улыбнулась Настасья, смотря на своих детей. -Ганусю с собой позовите - она все делами занята, такая умница. Ей тоже надо бы от дел и забот отвлечься.
-Ваша правда, маменька, -тут же кивнула Оленка. -Я завтра ее после службы позову с нами. Что-то она вообще даже погулять вечерком не выходит... может батька на нее осерчал за что-то?
-Пойду-ка я пройдусь перед сном и заодно Гнедка к реке свожу, -поднялся Мартын, отложив в сторону свою люльку. Едва только сестре и матушке стоило завести разговор об Анне, как сердце казака сладко заныло, так хотелось ее увидеть. К тому же, ему пришла в голову просто замечательная идея как провести время вдвоем так чтобы никто не помешал - теперь оставалось лишь дождаться Ганусю в условленном месте. Он пришел к старой вербе, раньше своей возлюбленной и когда наконец увидел ее и прижал к своей груди, то прежде чем выслушать, подарил не один жаркий поцелуй. И как оказалось, старуха Кылына была начеку, пока Мартын и Аннушка собирали черешенки?
-Вот ведь старая ведьма, везде ей надо свой длинный нос сунуть.., -едва не чертыхнулся казак, обнимая свою ненаглядную. -Не думай о ней, наверняка твой батька не поверил ее россказням - иначе давно бы уже пришел ко мне на мужской разговор. Он человек прямой и тянуть с таким не станет...
В какой-то момент кузнецу подумалось, что так было бы гораздо проще? Гнат бы пришел и получил на прямой вопрос такой же прямой и честный ответ... и тогда не надо было бы гадать, какой будет его реакция на сватовство Мартына к Анне. Но видимо еще не время?
-Я привел Гнедка чтобы мы с тобой могли ненадолго сбежать, -он улыбнулся, вновь целуя Ганусю. -Давай прокатимся до большого луга? Подальше от Серета... там нас никто не увидит.
Это была воистину прекрасная ночь... что даже трудно найти подходящие слова, чтобы описать впечатления от той прогулки. Мартын запомнил ее как одно из счастливейших мгновений своей жизни - он и Гануся, только вдвоем под бездонным звездным небом. Прокатившись с ветерком до луга, где селяне днем пасли свою скотинку, казак отпустил своего коня и готов был совершенно забыться в объятиях любимой, даря ей великое множество жарких поцелуев и получая в ответ не меньше...
-Ох... если мы сейчас не остановимся..., -шепнул Мартын Анне на ухо, когда целовал ее шею, обнимая крепко, но бережно и не позволяя отстранится от себя. -То придется нам сбежать из села вдвоем...
Они лежали на кафтане Романюка, что быстро промок от ночной росы, обнимая друг друга и позабыв на какое-то время обо всем на свете. По счастью, у казака хватило ума сдержаться сейчас, хотя это было нелегко - продолжать дальше хотелось до безумия, тем более что Анна не противилась его объятиям. Каждое прикосновение губ к теплой и нежной коже ее шеи буквально сводило с ума, так что мужчине пришлось заставить себя отстранится, пока не стало уже слишком поздно для этого.
-Лях обещал мне еще пару заказов дать... как только сделаю и получу деньги, сразу пойду к твоему отцу, -тихо сказал кузнец, улегшись рядом с Ганусей. -Мне с каждой нашей встречей все труднее становится отпустить тебя домой... если так и дальше пойдет, в один прекрасный день просто не выдержу, так желаю чтобы ты моей была...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:00:39)

+1

22

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]

https://media1.giphy.com/media/VX63iDy4S0MdW/200_s.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/5017260qzFW[/audio]
Сядемо вкупочці тут під калиною,
І над панами я пан!
Глянь, моя рибонько, – срібною хвилею
Стелиться в полі туман.

Гнат Вербицкий и правда не стал бы долго размышлять, если бы действительно узнал о том, что его единственная и любимая дочь сбегает на поздние прогулки под звездным небом с хлопцем. Он был слишком прямолинеен, что так сильно мешало ему работать на нового пана Собеского, которому не так давно отошел Гарбузов и еще пара соседских сел, в делах которых следовало навести порядок. Однако порой оно и к лучшему, что родитель не знает, а дивчина может позволить зарождавшемуся чувству пустить более глубокие корни? То ощущение, когда милый рядом и крепко прижимает к себе, не желая отпускать, не заменят никакие родительские объятия, как бы батька не старался. Тем более, стоило Мартыну вновь обнять Анну, как девушка позволила отойти своим недавним тревогам отойти на задний план – сейчас, когда казак был рядом с ней все это казалось таким не существенным и не важным, ведь ночь, как и многие предыдущие звездные ночи над селом была слишком скоротечной, чтобы позволять тревогам, которым можно было отдать должное внимание днем, взять над собой верх. И ведь, если бы только девушка позволила себе это сделать – Кылыну подобное бы наверняка только порадовало, раз она смогла испортить вечер двум пылким влюбленным?[float=left]Ніч така, Господи, місячна, зоряна,
Ясно, хоч голки збирай,
Вийди, коханая, працею зморена,
Хоч на хвилиночку в гай!
[/float]
А ночь ведь была прекрасной! Ночное небо усыпали ясные звезды, словно драгоценные камни – им можно было только восторгаться, задрав головы высоко-высоко, дабы не забыть эту прелестную картину, когда будет уже не до нее. А листья на деревьях, что так любовно трепещут от прикосновения ветра? Их песнь тиха и не понятна, но заставляет собой любоваться, ведь она тоже играет свою важную роль на недолгом свидании двух влюбленных, коим днем не гоже было уделять внимание друг другу до официальной помолвки, что следовала практически за сватовством, если только сватам удавалось договориться. А ведь сколько бывало случаев, когда из-за настоящей человеческой гордыни и упрямства было не договориться! Даже в Гарбузове случалось подобное не раз! И тем не менее, такие мысли Гануся гнала нынче прочь от себя, охотно забравшись на гнедого коня Романюка, что нынче сопутствовал своему свободолюбивому хозяину. И было ведь так прелестно позволить ветру шептать свою песнь прямиком в уши, когда позади она ощущала близость любимого парубка. Было так естественно, позволить ветру расплести ее косу, ленту из которой она намотала себе на запястье, а после и выпустила в поле, где легким покрывалом стелился серебристый туман.[float=right]Небо глибоке, засіяне зорями, –
Що то за Божа краса!
Перлами-зорями попід тополями
Стелиться срібна роса.
[/float]
Эта прогулка верхом на Гнедке вряд ли забудется по утру? А ведь по утру уже не будет ни звезд, ни тумана и утренней росы, что прохладой и влагой прикоснулась к стопам девичьим, будто бы взывая ее не спать этой ночью и быть бдительной ко всем мелочам, ведь они не дадут ей больше спать – ни этой ночью, ни следующей, если только не будет рядом любимого. Мартын простелил кожух, на котором они вдвоем устроились рядом друг с другом, делясь не только теплом своих тел, но и поцелуями, свидетелями которых были те самые звезды и луна, что светила так ясно, что можно было без труда разглядеть не только черты лица, но и все вокруг. Не было ни души, чтобы помешать им насытиться поцелуями, даровать которые становилось недостаточно. Любовь жадная – берет не просто много, она требует сразу всего, толкая к омуту, в который так и хочется окунуться. Она толкает в омут, в котором хочется раствориться без остатка.
Анна не препятствовала ласкам, которые дарили ей уста Мартына. Более того, она осознавала, насколько они были необходимы ей, ведь беспощадно обрывать или прекращать их и взывать к благоразумию было так не просто! Было болезненно, отпускать и подчиняться тому, что было должно для двух необрученных и даже не обещанных друг другу молодых людей. И тем не менее казак постарался отстраниться от своей возлюбленной, которая, прикрыв свои карие глаза, все еще припоминала те воспоминания, которые будет хранить еще долго – пока Романюк снова не прикоснется устами к губам, уху и шее, грозя опуститься ниже. И тут кузнец заговорил о предстоящем будущем, которого они ждали – вон пан заплатит, подсыплет работы честному хлопцу, а потом и они поженятся, ведь батька не сможет не отдать свою любимую дочь за того, кого не выберет сердце. А сердце ведь уже сделало свой выбор!
Приподнявшись, Ганна повернулась к Мартыну так, чтобы видеть его лицо, освещенное лунной и звездами, что господствовали нынче, и решительно произнесла:
- А ты и не терпи, Мартын – хватит ждать! Батька добрый, он должен понять, что мы полюбили, а деньги… разве их когда-нибудь будет достаточно? Копить можно долго, да и ляхи не честные люди – это батька не раз говорил, так что … зачем ждать? Приходи со сватами уже в это воскресенье! Я не вынесу гарбуза, а если батька надумает отказать – я сумею уговорить его, либо таки придется ему старость доживать без дочки.

Отредактировано Tony Danziger (2016-02-09 00:30:10)

+1

23

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
У Мартына словно тяжелый камень с души свалился, когда он услышал ответ Анны... да и верно ведь сказано - чего ждать? Денег он всегда сможет заработать, не у ляха, так на селе или в ярмарочные дни, ведь хороший кузнец всегда нужен. И пусть боязно было услышать отказ от старого Гната, надо было решится и испытать свою удачу... Романюк знал что старик в своей единственной дочери души не чает, так неужели будет препятствовать ее счастью?
Казаку и его любимой стоило немалого труда расстаться и разойтись по домам этой чудесной звездной ночью - а потом и уснуть, потому как думы и мечты мешали это сделать едва ли не до самого утра. Ну проснувшись, Мартын быстрее татарской стрелы понесся к своему крестному, что жил на самой окраине Гарбузова  и приходился родней его покойному отцу.
-Спасай, дядька Кондрат... кроме тебя пойти больше некуда. Пойдешь моим сватом? -прямо с порога заявил кузнец, так что хозяин дома едва не облился квасом - как раз садился завтракать вместе со своим семейством. -Но только мне прямо сегодня нужно, как можно скорее...
-Что прямо так припекло? -Кондрат переглянулся с женой и рассмеялся. -Давай лучше присядь, черт неугомонный и рассказывай толком. Мать говорила что надумал женится, расскажи хоть кого приглядел?
Мартын послушно сел к столу и рассказал крестному все как есть - правда пришлось еще и поесть вместе с хозяевами, чтобы не обиделись ненароком. Выслушав рассказ казака, Кондрат одобрительно кивнул.
-Знаю старого Гната, славный он человек - на ляха работая, про своих никогда не забывает. И жену его покойную тоже помню, царствие ей небесное. Светлая была душа и дочка в нее пошла - так же добра и красива. Хороший выбор ты сделал, сынок... вот только в таком деле горячку пороть не следует. Надо подготовится и сделать все как следует и не торопясь - завтра вечером пойдем.
Романюк вернулся в свою кузню и продолжил работать, не зная куда деваться от собственного беспокойства. А вдруг Ганусин папаша все-таки откажет?? Ведь он человек состоятельный и наверняка желал для дочери лучшего мужа? В результате, Мартын поехал к пану сдавать заказ в расстроенных чувствах, так что заслуженные похвалы и щедрая оплата его на этот раз не порадовали...
Следующий день был воскресным и все село, как и следовало, потянулось с утра в церковь - естественно люди принарядились как для большого праздника. Настасья постаралась на славу, вышив любимому сыну новую рубаху и улыбалась видя как вовремя угадала с обновкой. Что же до Оленки - она уже мысленно была на ярмарке и подхватив брата под руку раз десять спросила не забыл ли он свое обещание? Мартын лишь рассмеялся на эти слова, а матушка нахмурилась, напомнив своей дочери, что они идут на службу и надо думать сейчас не о нарядах и бусах.
В церкви уже было многолюдно и шумно, так что Романюки вначале поздоровались со всеми знакомыми и родней, прежде чем нашли себе подходящее местечко неподалеку от алтаря. Гануся стояла неподалеку, рядом со своим батьком... и была краше всех девчат - в этом Мартын не сомневался и гордился своей любимой в этот самый момент. Ему думалось, что пройдет совсем немного времени... и она будет стоять на службе только рядом с ним, как и полагается законной жене. Скорее бы уже настало это счастливое время?
После службы, казак как и обещал, задержался немного, чтобы выйти из церкви вместе с Анной. Он едва-едва успел рассказать ей, что договорился уже насчет сватовства, но все испортила Оленка, подлетевшая и напомнившая про ярмарку.
-Гануся, пойдем с нами на ярмарку гулять?? Мартынка обещался мне купить обновок - поможешь мне выбрать что-нибудь красивое? Я прям не могу, как хочу такие же бусы как Олеське купили - такая красота, переливаются на солнце будто самоцветы!
К удивлению девушки, все эти соблазны не оказали на подругу должного действия - отказавшись, Анна побежала догонять своего батька, как и подобало послушной дочери. Оленка лишь вздохнула, решив что дядька Гнат за что-то наказал Ганусю и потянула брата за рукав.
-Пойдем, Мартын! Давай скорее, а то все красивое раскупят и останемся с носом!
-Прямо всю ярмарку раскупят без нас? -улыбнулся Романюк, приобняв неугомонную сестрицу за плечи и бросив взгляд вслед Анне. -Пойдем, что с тобой делать?
Если бы не раздумья, сомнения и опасения, то Мартын позволил бы веселому настроению Оленки завладеть собой, ведь нынче его сестрица была по-настоящему счастлива. Добрый братец купил не только бусы в сто раз лучше чем у Олеськи, но и новую юбку, а еще красивые черевички! Девчонка не скрывала своей радости, когда несла все эти подарки домой, тогда как ее брат был задумчив и далее, до самого вечера не мог найти себе места.
Наконец наступил тот самый час, когда пора было идти к крестному, где Мартына уже ждали - дядька Кондрат взял с собой еще двоих человек из ближайшей родни, а его женушка постаралась приготовить свежий каравай и передала его мужу в вышитом рушнике, как и предписывалось обычаем. До хаты Вербицких сваты и жених шли окольными путями, намотав порядочный круг вместо короткой дороги и стараясь чтобы их никто не видел. Романюка съедало нетерпение, но он покорно шел за крестным и помалкивал, предоставив ему командовать. Казак знал, что Гануся собиралась предупредить своего батьку о предстоящем сватовстве, так что незваным гостем в ее хате он со своей родней не будет... а что будет дальше, ему только предстояло еще узнать.
-Доброго здоровья тебе, хозяин на многие лета! -церемонно поздоровался Кондрат, когда Вербицкий впустил всю процессию в хату. -У нас тут дело такое тонкое и деликатное... прослышали, что у тебя товар есть - а у нас купец. Не откажи в милости, может сможем договорится?
Все сваты дружно поклонились Гнату, а Мартын готов был поклясться, что еще немного и его сердце точно выскочит из груди... так отчаянно оно забилось, когда отец Анны бросил на него взгляд, прежде чем ответить на приветствие.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 22:00:27)

+1

24

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Слова, произнесенные Ганной, были смелыми и даже громкими, быть может даже спешными, однако целиком и полностью отражали, как ее стремления быть рядом с любимым парубком, так и вполне закономерную решительность не отступаться от того счастья и любви, что поселилась на сердце. Любовь к казаку укрепилась в ее юном сердечке и пустила глубокие корни. Так что отказаться от любимого девушка бы попросту не смогла. В прочем, как и уходить от соблазна позволить парубку взять то, чего ему так хотелось. Уж теперь дивчина понимала, как бывало с теми молодицами, которые лишались своей доброй девичей чести, которой лишались благодаря своим парубкам, что далеко не всегда торопились засылать сватов и создавать семью с той, которой говорили о красивой любви при звездах и луне.
Той ночью девушка вернулась в отчий дом уже почти под утро. Ясные звезды уже почти растаяли на осветлившемуся первыми лучами солнца небе, только туман белым ковром стелился вдоль реки и почти к самому лугу, где паслась обычно скотинка. Батьку Анна решила рассказать о визите сватов только в воскресенье рано утром, пока он будет собираться выходить из хаты, чтобы в случае чего не серчал и не успел придумать годный отказ для Мартына. Не смотря на практически бессонную ночь, девушка все равно неустанно занималась всеми теми делами, которые ей следовало переделась в субботу, и даже сделала больше, чтобы перед сватами не было стыдно, которые придут наверняка уже ближе к вечеру воскресенья.
Суббота была днем свободным от панщины, а потому множество дворов ожили этим днем и село гомонило, жило и зазывало к работе всем своим видом. Кто-то шел в поле, кто-то управлялся у хаты, а кто-то в хате трудился. Сама Гануся поспела вымыть все в хате, а также убралась возле оной. К счастью, гарбузы еще не дали больших плодов, которыми богат был последний летний месяц или даже первые теплые осенние деньки, так что портить новый урожай дивчине не пришлось. Она только пошла в подвал, где и хранилась пара прошлогодних гарбузов, из которых надумала приготовить кашу, пока батька не видел. А ведь, если нет гарбузов – не сможет отказать? Так, по крайней мере казалось Анне, что начинала теребить свою косу ближе под вечер, когда стояла на ганку и любовалась тем, как солнце купалось в реке, прячась за тонкую линию горизонта. Где-то в этот час Мартын что-то еще чинил в кузнице, тогда как Гануся только и ждала нового дня.
- Батьку, сегодня к нам придут сваты, - приготовив чистую сорочку, вышитую красными и черными шелковыми нитями, произнесла Анна тихим голоском.
- А что говоришь, дочка? Почем знаешь, что сваты придут? – нахмурился Гнат, подумав, что не сумел присмотреть за дочкой должным образом.
- Батьку, не спрашивай… - робко заметила она, опустив взгляд.
- И даже не скажешь, кто придет со сватами за тобой? – спросил Вербинцкий, но дочь лишь покачала головой.
- Сам увидишь, батьку, - только и произнесла она, надеясь, что ответ не порадует отца, как и не заставит злиться.
- Ну, что с тебя взять! – только и ответить успел, как колокола стали зазывать народ к церкви. – Ну, пошли в церковь – не гоже в храм божий опаздывать, - рассудил Гнат, первым выйдя из хаты. И пока Гануся мешкала вспомнил о том разговоре, который имел со старой соседкой Кылыной. Неужели она внимательней была самого Гната? Вербицкий не мог поверить, пока не убедился на службе, поймав как смотрит в сторону его дочки казак Мартын и словно бы прозрел, заметив то, с какой особой внимательностью и осторожностью кузнец показывал свои труды Ганусе и даже оставался наедине с ней, пока шел сбор черешневого урожая. А ведь, это был замысел такой Анны!
Открыв глаза на столь многое Вербицкий даже не знал, что и думать, и как лучше было поступить – если дочь любит, не хотелось рвать ей душу из-за казака. Но, душа казака – свободолюбивая. Сумеет ли он забыть свой промысел? Забудет ли он славу казачью? Тяжко вздохнув в конце службы, Мартын помолился богу, после чего последовал до дома, не дожидаясь пока Анна помолится, ибо были у него мысли свои, отеческие. Не думал, что так рано выдаст дочь замуж, думал еще сумеет порадоваться ее компанией и обществом. А Гануся после службы упала на колени перед образом матери божьей, но вовсе не ради красивой игры в благочестие. Было ей чего просить у небесной заступницы, а потому искренне помолилась трижды к Богородице, после чего поднялась на ноги в уже опустевшем храме, где ее ждал Мартын, как они и договаривались.
- Я уже с нетерпением жду вечера и мне не верится в свое счастье, - тихонько произнесла девица в ответ, прежде чем Оленка Романюкова не подошла к ней и Мартыну. Юной Оленке было, естественно, не до всяких переживаний и волнений. Да и Ганна прекрасно понимала молодую девицу – сама еще недавно была такой беззаботной, пока казак не запал ей в душу. Мягко отказавшись от ярмарки, Анна посеменила за батькой, что уже успел немного отойти от церкви, но за всю дорогу до хаты, Гнат так ничего ей и не сказал. Молча он наблюдал за тем, как готовит рушники Гануся, как не может выдержать она пока не наступит тот самый час, тогда как про себя Вербицкий мучился мыслями – неужели дочь так норовит сбежать в невестки от него? Он вроде был с ней добр и не скупился на юбки. Но, рано или поздно приходится отпускать детей?
Когда в хату постучались сваты, Гнат сразу же вышел им навстречу и не удивился, завидев посреди них кузнеца. Впустив в дом, Вербицкий заметил, как дочь остановилась у печи, начав ковырять дырку в ней и покачал головой – ну разве не могла подождать? Разве не могла рассказать батьку раньше?!
- Не знаю, я господа, какой вы товар ищите, - усмехнулся, подыгрывая сватам Романюка Гнат. – Мой товар самый дорогой и ценный сердцу – найдется ли у вас достойная плата за него? Дочь у меня одна, единственная и любимая – это знает все село, - заверил Вербицкий. – Но, присаживайтесь, гости, - мягко произнес старик, попросив к столу. - Мы угостим и с пустыми руками не отпустим, - произнес он, после чего решительно направился в сторону подвала, где знал, были еще припасы гарбузов из прошлого года. Только, забравшись туда все никак не мог найти гарбуза для Романюка – ишь, ты, вражий сын, удумал дочь его у него отнять, да еще и за спиной! А дочь сама хороша, припрятала все гарбузы!
- Батьку, что вы делаете в подвале? – шепотом спросила она у отца, оставив на минуту гостей.
- А куда ты гарбузы подела?
- Нет, их. Нет, батьку – и даже не думайте отказывать, или за нелюба хотите меня выдать замуж, чтобы я всю жизнь жила – мучилась и лила слезы? – упрекнула девушка отца, на что тому оставалось только … смириться?

+1

25

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Старый Гнат тяжко вздохнул, понимая что не может бороться с собственной дочкой... да и что можно сейчас ей было сказать? Анна была влюблена и говорить что казак ей не пара или запрещать выходить за него, означало потерять ее навсегда в ту же минуту. Дочь всегда была послушной, любящей и преданной, однако сейчас Вербицкий понял, что она уже больше не принадлежит ему, а старая Кылына была совершенно права, когда намекала на ее симпатии к Мартыну. И ведь всем казак был хорош, не придерешься, вот только сумеет ли он быть хорошим мужем для Гануси? Сорвался ведь один раз в погоне за славой и удалью молодецкой и кто даст гарантии, что такого впредь не случится вновь? Очень не хотелось Гнату видеть слезы своей дочки, если такое случится... вот только выбора ему Анна сейчас не оставила, вовремя позаботившись о том, чтобы старый батька не нашел не одного гарбуза.
-Доченька... ты уверена что хочешь с ним быть? -тихо сказал Вербицкий, подойдя к дочери и положив ладони ей на плечи. -Боязно мне родная... вдруг уедет и оставит тебя одну - пойми и меня тоже. Не для того я тебя растил, чтобы ты несчастной была...
Он лишь вздохнул в очередной раз, когда дочь прижалась к нему и начала убеждать, что ничего подобного не случится - она знает, что Мартын любит ее без памяти и никогда не оставит.
-Ох... надо бы ремня твоему Мартынке хорошего, даром что взрослый мужик! Мог бы давно уже прийти ко мне и поговорить как человек, -ответил Гнат, ласково обняв любимую дочку. -К нему что ли бегала по вечерам? Ладно, пойдем к гостям-сватам...
Тем временем Мартын не находил себе места в хате и даже подорвался было вскочить следом за Гнатом, но железная рука дядьки Кондрата удержала его на месте. Но казак просто не мог оставаться спокойным, когда вот-вот должна была решится его судьба...
-Сиди кому говорят! -буркнул в очередной раз крестный. -Как маленький прям... дождемся хозяина и чинно-благородно выслушаем его ответ, как и полагается.
-Вам хорошо говорить.., -жалобно протянул Романюк. -А ну как он откажет мне? Я без Анны жить не хочу, а вы такое говорите...
-Вот ведь черт неугомонный ты, Мартынка... да если девице ты нужен, то она батьку уговорит, будь уверен, -ответил Кондрат и в этот момент появились Гнат и Гануся... притом старик вернулся с бутылочкой отменной медовухи. Гарбузов не наблюдалось и кузнец облегченно вздохнул.
-Вот что я вам скажу, сваты-молодцы, -начал старый Гнат, разлив по стаканам медовуху. -Нравится мне ваш купец... вот только не могу я отдать самое дорогое из своей хаты. Так что пусть идет в зятья, иначе я не согласен.
-Батька... да я за милую душу! -не выдержал Мартын, вскочив с лавки. -С радостью пойду и буду вам покорным сыном...
-А ты сядь пока - с тобой я позже поговорю, -добавил Вербицкий, придвинув жениху стакан с медовухой. -Обо всем поговорим... тебя батька твой в свое время не порол, так надо бы это исправить? Но это еще успеется, а пока что давайте дела обсудим, дорогие гости?
Этот вечер прошел будто в каком-то сладком дурмане для Мартына... и просто не верилось, что теперь Гануся - его невеста, а свадьба назначена на осень. И теперь он может видеть Анну каждый день и приходить в хату ее отца, уже не таясь... в общем, слишком много счастья для одного человека сразу? Что же до Настасьи и Оленки, то они искренне порадовались за Мартынку, а то что он будет жить у Вербицких, то это ничего, ведь не на другой край земли переедет, а на соседний двор. Вдова была счастлива, что непутевый сын наконец-то взялся за ум и достанется хорошей и умной жене, что не отпустит его за тридевять земель кровь проливать по глупости.
На следующий день, казак как обычно направился в кузню, намереваясь навестить Ганусю, перед тем как ее батька поедет к пану Собесскому. Однако, Анна прибежала первой под предлогом того что ей надо бы наточить порядком затупившиеся ножи и мигом оказалась в объятиях у своего жениха. Оленка, которой мать приказала позвать брата завтракать, застала его и Ганусю за очередным нежным поцелуем и не сдержавшись, хихикнула, испортив все волшебство этого момента.
-Вам целоваться еще рано, подождите до свадьбы! -давясь от смеха, выдала девчонка, спрятавшись за Анну, когда братец схватил ветошку, намереваясь запустить в нее. -Гануська, спасай меня!
-Надеру я кому-то уши сегодня.., -притворно-строго ответил Мартын и притянув к себе и сестрицу и свою ненаглядную невесту, по очереди поцеловал обеих. -Мне до сих пор не верится... вот ей-богу... Такое ощущение будто попал в счастливый сон - а проснувшись понял что он продолжается наяву.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-12 23:12:14)

+1

26

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
- Да, отец, я уверена в том, что говорю, и знаю, что Мартын не предаст моих надежд, - тихо ответила девушка Гнату, как только ощутила тяжесть его рук на своих плечах. Не громкой луной прошлись слова Ганны в небольшом и темном помещении подвала, в котором Вербицкие хранили все свои запасы в течении всей зимы с ее холодами, влажной весны и даже лета. Зимой тут хранилось продукты из огорода, которые можно было сохранить на более длительный срок, ну а летом тут остывало молоко или сметана, что могла испортиться от дневной жары. Пустым же помещение не было никогда, но голые стены все равно отдавали эхом каждый звук, даже неосторожный шаг или шорох ног о землю. – Он любит меня, а я люблю его, - просто и незатейливо объяснила она отцу, бросившись в его объятия, ведь он просто должен был позабыть о своих тревогах и наконец-то отдать свою единственную дочь тому мужчине, которого она успела так сильно полюбить. – Он говорил, что любит и не обидит, батьку, - повторила она для пущей уверенности, пока Гнат, обнимая ее, все еще размышлял над ее словами и небольшим открытием, которое ему пришлось сделать нынче. Конечно, сама Анна могла также задуматься о тревогах Гната, и даже одолжить не одну их причину – война
-К нему что ли бегала по вечерам? Ладно, пойдем к гостям-сватам... – наконец-то под конец не малой порции своих слов выдал Вербицкий, на что девица лишь удивленно подняла взгляд своих карих глаз и заглянула в такие же глубокие карие глаза своего отца.
Неужели отец замечал, как она убегала из хаты и гуляла в полночь вместе с казаком?
Неужели он все видел, но все равно позволял ей эти вольности, о которых она молчала, закрыв рот на замок?
Что же, теперь ей было не отвертеться от внимательного отцовского ока, а потому она лишь согласно кивнула вместо ответа – не бралась обещать, что больше не будет выходить под вечер или даже ночью к парубку на встречу. Знала, что до осени еще не один день оставался, когда она скорей всего выйдет замуж за Мартына – дело стояло лишь за благословением отца и положительном ответе двум влюбленным, на который рассчитывали они всем сердцем. Но, похоже, было на то, что Анне удалось уговорить батька, раз уж он предложил вернуться к сватам? Просияв от счастья, дивчина послушно кивнула в ответ своему отцу, после чего последовала за ним обратно в хату, где Мартын Романюк в едва скрываемой тревоге ожидал решения Вербицкого, успевшего прихватить с собой бутыль доброй медовухи собственного произведения. Правда, несколько удивленно посмотрела на батьку она, когда тот сразу огласил, что желает взять дом зятя, но не отдавать в невестки дочь. А в прочем, прекрасно понимала она отца, хоть и не знала, будет ли по нраву такое свободной казачьей душе любимого. Но, раз уж он так легко и быстро согласился, Гануся сразу же бросилась наставлять на стол все те лакомства, которые заранее заготовила, не забыв и о славной гарбузовой каше. Правда, щеки дивчины быстро залились румянцем, стоило отцу только заговорить о порке зятя. Она даже возмущенно постаралась посмотреть на старого отца, что даже не обратил на нее никакого внимания.
Так они просидели в хате еще какое-то время, прежде обошли вокруг стола трижды, а Ганна завязала чуть выше локтя рушник, который вышила прошлой зимой, даже не подозревая, что именно этим рушников свяжет свое обещание с судьбой своего будущего мужа. Ну, а после пришлось прощаться со сватами и подмигнуть даже Мартыну, что отправился нынче совершенно счастливым домой. Правда, настроения молодому человеку скорей всего прибавила еще и медовуха, которой не жалел ни для свата, ни для зятя Гнат.
- Ох, если б я только знал, что вернувшийся казак попадется тебе в мужья, - пока Ганна убиралась в хате, произнес Вербицкий.
- И что бы тогда, сделали, батьку? – вопрошала девица, осторожно присмотревшись к отцу, щеки которого аж будто бы пылали.
- Эх… да почем знать? Человек планирует, а Господь исправляет все по-своему – видно так тебе уготовлено, - философски заметил Гнат, прежде чем поспешить привести себя к порядку и отправиться спать на свою лаву. Анна же нынче осталась дома, не рискнув выйти к казаку своему. К тому же, они не договаривались о встрече сегодня вечером. Но, уже рано утром девичье сердце не выдержало и она, ухватившись за свои ножи, быстро побежала к кузнице, едва только увидела, что Романюк отправился туда. Ножи, конечно, пора было подточить и у крепкой мужской руки это наверняка вышло бы лучше, чем у Ганны, которая сразу же оказалась в объятиях своего жениха. Не забыв обвить свободной рукой шею Мартына, пока он целовал ее, девушка совсем расслабилась и позабыла об осторожности, как и о том, что у них могли быть свидетели. Раскрасневшись от слов Оленки, девушка даже немного растерялась, став в живой щит между братом и сестрой.
- Ой, и подрастешь ты, Оленка, вот и поймешь, как щемит влюбленное сердце, - тихонько пожурила младшую сестрицу Мартына, прежде чем оказалась вместе с ней в объятиях молодого человека. – У нас скоро вишни поспеют, Мартын, - бодро обратилась она к жениху. – Ты ведь поможешь собрать ягод? Вишня хоть и не такая высокая, но разлогая и тяжко дотянуться до верха, - в такт своих слов девица еще и кивнула для пущей уверенности. – Приходи и Оленку приводи – нам с ней положено больше подружиться, - добавила она, прежде чем заметила, как батька вышел на ганок. – Ой, пора мне, - только и произнесла она, выбежав из объятий парубка с ножами, которые кузнец так и не подточил.
- А что ты делала у Романюков так рано? – проворчал Гнат, пока сама Анна только переступила порог хаты, чтобы накрыть на стол. – Хочешь так в невестки?
- Батьку… Я ходила ножи подточить, - только и оправдалась девушка, тогда как отец нахмурился.
- Ты теперь за всем будешь бегать к Романюку?

- Ну, а почему бы и нет? Раньше не было его в селе, так приходилось справляться, - резонно заметила девушка, насыпав каши отцу.
- А теперь уже не справиться? – переспросил отец, глядя на дочь.
- А теперь он уже просто обязан помочь – зятем будет твоим, или ты забыл? – весело произнесла девица, хоть на душе тут же поселилась тревога. Ой, хоть бы батька хорошо принял Мартына и не ссорился с ним! Но, пока суть да дело прошел завтрак, а батька поехал к пану, предупредив, что стоит быть благоразумной, а то соседи есть у них всякие. Не нужно долго думать было, чтобы догадаться, о ком говорил отец. Старая Кылына сидела на своем посту возле хаты, как и всегда. Однако, пока девушка прощалась с отцом и убирала в хате, даже не заметила, как на пороге хаты робко остановилась фигура Сташковой Марички.
- Здравствуй, подруга, - поприветствовала Маричка свою подруга, что от неожиданности даже едва заметно вздрогнула.
- Маричка, это ты! Аж испугалась, - выдохнула она, прежде чем пригласила подругу присесть и выпить свежего молока немного.
- А я подумала, дай зайду, пока дома одна, - пожала плечами девица в красивой вышитой сорочке и двойной вязкой бус на груди. – Что-то ты в последнее время редко выходила и заходила ко мне…
- Все времени не было, - опустив голову, поведала Анна. – Закрутилась совсем…
- Да слышала я, что просватали тебя и не кто-нибудь, а сам казак, что вернулся, - улыбнулась было Маричка, но какой-то не веселой улыбка получилась. – Это понятно, что времени не стало, - добавила она.
- Что сталось, Маричка? – встревожилась и Гануся, прежде чем девушка всхлипнула и обняла руками подругу, сетуя на свою судьбу. Оказалось, Остап в последнее время начал меньше внимания уделять своей зазнобе, которую обещал засватать еще до Петра и Павла, что были уже через три дня.
- Время еще есть, - попыталась поднять настроение своей лучшей подруге Анна. – Может еще наладится все?
- Не знаю, Анна, не знаю, - повторилась она. – Времени у меня нет – понимаешь? Ославленной буду на все село – Остап меня погубил своей любовью. А когда в селе узнают, не будет мне жизни тут, - покачала головой Маричка, прежде чем умылась своими горькими слезами.
Когда подруга успокоилась немного и ушла к себе домой, Ганна сидела какое-то время и размышляла о судьбе своей подруги, что полюбила искренне, но тот парубок, которого она любила, видимо, не был достойным ее любви, раз не спешил жениться даже тогда, когда это было необходимо? И что же будет с плодом этой любви? До самого вечера дивчина думала об этом, а когда вышла вечером прогуляться с Мартыном, быстро выложила все свои мысли ему.
- Что же будет теперь с Маричкой? Неужели нельзя никак помочь ей? – спросила она у парубка, надеясь, что у того будут хоть какие-то благоразумные идеи, поскольку сама девушка даже не знала, что и говорить по этому поводу. Хотела так погулять на свадьбе подруги, а так выходит, что даже если та и состоится, то не будет такого веселья ей, когда она знает так много!

+1

27

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Весь этот день Мартын работал с особенным усердием, думая о том, что вечером увидит наконец Ганусю и никто уже не сможет про них худого слова сказать, если увидит вдруг вдвоем - ведь теперь она его нареченная невеста... Казак очень быстро доделал все панские заказы и принялся за просьбы селян: одному прохудившийся казанок починить, другому ножей наточить, а дядька Кондрат привел аж троих своих коней подковывать.
-А чего же не весь табун-то? -рассмеялся Романюк, зная что крестный кроме своих, присматривает еще и за конями соседей, частенько водя их попастись на вечерней зорьке. И лучшего знатока лошадей пожалуй сложно было найти как во всем Гарбузове, так и в окрестных селах. -Сейчас всех разом бы и подковали, а дядька?
-Да я хотел всех пригнать, -в тон крестнику ответил Кондрат, усмехнувшись в усы и запалив свою люльку. -Только вот подумал, что загоняю тебя совсем и к невесте сил прийти не будет... так что пожалеть тебя решил, Мартынка.
-Дядька-дядька... неужели думаешь, что мне что-то может помешать увидеть Анну? -казак лишь покачал головой, начав раздувать меха по-новой. -Я об усталости и не думаю, рядом с ней...
-Ладно-ладно, давай не болтай, а работай, -засмеялся Кондрат. -Зря что ли я ходил с тобой уговаривать старого Гната? Покажи свою благодарность делом и начни-ка с вороного - обещал сыну его подарить.
-С вороного, так с вороного, дядька Кондрат - хозяин-барин, как говорится, -кивнул Мартын, принявшись за работу и закончив с подковами уже ближе к вечеру. После ужина, он как и обычно ушел из хаты и привычной дорожкой направился к старой вербе, возле которой вскоре снова обнял свою ненаглядную. Вот только Гануся кажется была чем-то расстроена?
Узнав о беде, что постигла ее лучшую подругу, Романюк вздохнул, искренне сочувствуя Маричке... ведь порой дивчине хватает тех красивых слов, что слышит от парубка, когда любовь застилает разум, чтобы совершить глупость? Женщина создана богом для того чтобы любить и дарить любовь, так надо ли было хаять Маричку, что уже видела наверняка себя в мыслях женой Остапа? Наверняка надеялась, что подарив ему самое дорогое свое сокровище, дождется сватовства и родители, а так же все село не узнают что произошло... но после того как парень и думать позабыл о свадьбе, ей наверняка было горько и тошно, хоть в речку бросайся.
-Что же будет теперь с Маричкой? Неужели нельзя никак помочь ей? -тихонько поинтересовалась Анна и Мартын прежде чем ответить, привлек ее к себе, обняв за плечи и поцеловал. Собственно говоря, у него был лишь один вариант как заставить Остапа теперь женится...
-Ей не только можно, но и нужно помочь... но боюсь я, как бы она глупостей не наделала будучи в отчаянии, -ответил казак, нежно обняв Ганусю. -Поговори с ней, сердце мое и постарайся убедить что все устроится - а разговор с ее женишком уже моя забота.
На следующее утро, Романюк ушел из дома едва рассвело, зная что Остап работал на одном из панских полей и потому должен был уже скоро прийти туда. Вообще, парень он был вроде как и неплохой, но только вот Мартын не слишком хорошо знал молодежь из своего села - сначала слишком долго в военных походах был, а теперь возраст был уже не тот чтобы на гулянках показываться. Оседлав Гнедка, казак приехал на поле, которое хлопцы из Гарбузова должны были как следует скосить до вечера, а сено поставить в стожки сушится, прежде чем отвести на панский двор. Остап с друзьями уже пришел на работу, вот только за косу браться не спешил и точил лясы, пока не увидел подъехашего кузнеца.
-Вы только посмотрите кого к нам принесло! Ты не заплутал часом, дядька Мартын? -засмеялся парень, пока Романюк слез с коня. -Вроде в кузне работаешь... или лошади тебе надоели и захотелось к людям пойти?
-Верно говоришь... захотелось к людям пойти для важного разговора, -ответил кузнец, подойдя ближе к хлопцам и отстегнув у Гнедка уздечку. -Например о том, что тебе давно свататься пора? Или думаешь что тебе все так просто с рук сойдет?
Хлопцы что были с Остапом переглянулись, он сам нахмурился, не понимая как казак успел обо всем узнать... Маричка вряд ли бы ему рассказать осмелилась?
-Ну так что, поговорим по-мужски или боишься? -продолжил Мартын, нарочно медленно намотав ремень уздечки себе на правую руку, чтобы не сбить костяшки пальцев об молокососа. -Или ты только с девками смелый, что ответить не могут?
-А вы не лезли бы не в свое дело, -буркнул парень, недовольно глядя на кузнеца. -Мы сами разберемся...
-Конечно разберетесь... сегодня же сватов пришлешь к девчонке, как миленький, -тихо сказал Романюк, на что парни засмеялись, а паршивец Остап помотал головой, фыркнув и выдав что-то вроде "вот еще, разбежалися!". -Ладно, тогда не обижайся на то что у нас другой разговор выйдет...
Накостылять как следует всем молокососам не составило для запорожца никакого труда - драться они не умели и сдуру бросились на Мартына все разом. Смелости пойти один на один не хватило, как и силенок сладить с кузнецом, что каждый божий день занимался тяжелой работой, не говоря уже об отменной военной подготовке. В результате этой недолгой драки на орехи получили все друзья Остапа, а сам никудышный жених был еще и выпорот той самой уздечкой, что была у Романюка.
-Сегодня же вечером соберешь родню и пойдешь свататься как человек, -пригрозил Мартын, завершив экзекуцию. -Дурак ты... она тебя любит, а ты так сделал что ей в Серет бросится впору. Что будешь делать если она с отчаяния на себя руки наложит, не дай бог?
-Так уж и наложит.., -недовольно буркнул парень, потерев спину и пятую точку - от сильных ударов ремнем штаны и рубаха спасли, но все равно было обидно.
-Грех на душу возьмешь такой? -без какой-либо злости в голосе поинтересовался Романюк. -Подумай хорошенько над тем что я сказал.
Тем же вечером, Мартына позвал в гости старый Гнат - договорится насчет сбора вишен и просто так посидеть за стаканчиком медовухи и вкусным ужином. Казак естественно не стал просить себя дважды и ведя разговор с будущим тестем, любовался Анной, пока она накрывала на стол.
-Хватит уже хлопотать, присядь, -Романюк поймал за руку Ганусю и усадил рядом с собой. -Давай-ка тоже покушай с нами?
-С такой женой точно с голоду не помрешь, -по-доброму усмехнулся Вербицкий налив зятю добрую чарку меду и принявшись за еду. -И вот что, Мартын - завтра поедешь со мной к пану Собесскому. Чуть не забыл тебе сказать что он сегодня вспоминал о тебе... видно что-то ему опять надо..
-Хорошо, значит с утра и поедем? -получив согласный кивок, кузнец попробовал отменной медовухи и тоже принялся за вкуснейшие вареники, приготовленные Ганусей. Так они засиделись до позднего вечера, когда в хату вдруг примчалась совершенно неожиданная... и счастливая гостья.
-Простите что так поздно, дядя Гнат... мне бы с Анной перемолвится на минутку.., -быстро выпалила Маричка, улыбнувшись отцу Гануси и Мартыну. -Я ненадолго...
-В хату-то зайди, не стой во дворе, -пригласил девушку Вербицкий. -Можно ведь поговорить и у Гануси в комнате... только что-то час ты действительно выбрала поздний, дочка. Как домой-то потом пойдешь?
-Я быстро побегу, не волнуйтесь, дядя Гнат, -хихикнула девчонка, схватив Анну за руку и потянув ее за собой. -У меня просто такая радость! Словами не передать...
-Хорошо что хоть радость, а не горе, -покачал головой Гнат, посмотрев на своего будущего зятька. -Проводишь потом девчонку? Она через несколько дворов от нас живет... не дай бог что случится.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-13 20:00:45)

+1

28

[NIC]Ганна Вербицька[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Ганна переживала за свою подругу, как за сестру родную – естественно, они вдвоем росли и с малых лет были дружны, обещая выручку и помощь, потому как родных сестер у обоих не было. Был, конечно, у Марички старший брат, что женился прошлым летом на какой-то девушке из соседнего села, что в этом году привела на свет их первенца, но по-прежнему та молодица оставалась для самой Гануси незнакомкой. У нее были иные обычаи, не такие, как приняты были в Гарбузове, но в целом – была она хорошей парой брату Марички, которая так хотела выйти замуж за своего Остапа. Позабыв на время о нелицеприятном разговоре относительно судьбы подруги, девушка не могла отделаться от чувства вины перед подругой – она должна была быть рядом тогда, когда ей так необходимой была рука помощи и просто плечо, на которое можно было опереться. Но, стоило только Мартыну обнять и прижать к себе свою нареченную, как дивчина улыбнулась тому совету, что дал ей любимый.
- Хорошо, - быстро согласилась она, прикрыв глаза, пока крепкие руки мужчины обвивали ее стан. У них, конечно, все еще был соблазн нарушить свое ожидание осени и нарушить допустимые рамки между неженатыми людьми, но оба все еще стойко держались. Тем более, когда селом могла вот-вот пройти дурная молва, но вовсе не о парубке, сумевшего добиться своего, а о девушке, вина которой была лишь ее любовь безграничная. – Но, что ты собираешься сделать? – подняла взгляд карих глаз Анна, но так четкого ответа она не смогла получить у Романюка. Времени было не много для того, чтобы провести его в компании друг друга, а потому на время они остановились на небольшом горбике у речки, где и устроились вдвоем так, чтобы никто не мог их видеть или винить в несовершенных ими грехах. Все-таки не зря говорят, что раз глаза не видят – сердце не болит, а ведь так оно бывает и с теми селянами, что слишком сильно интересуются проблемами своих соседей.
На следующий день, Анна, как всегда утром поднялась, а после забежала на пару минут к Маричке, что не осмелилась рассказывать кому-то из родителей о своей неприятности. Так что, слишком откровенного разговора у них не было, но девушка отметила, какой бледной стала подруга и понадеялась на то, что Мартыну удастся помочь бедной дивчине и уговорить женишка все-таки прийти со сватами. Правда, она так и не рассказала подруге о том, что рассказала обо всем Романюку. Боялась, что подруга поймет все превратно или обидится на то, что та поделилась ее страшной тайной с казаком. Именно по этой причине ей и пришлось оставить Маричку без особенной надежды, погруженную в собственные мысли и то бесконечное число забот, которое было у нее по хозяйству. У самой же Гануси также было немало забот, а потому она уделила им особенное внимание – нужно было постирать белье и вышитые шелковыми нитями рубашки, не говоря уже о том, что дивчина собиралась снова налепить вареников. И на этот раз налепила она вареников двух сортов – сладкие со смородиной, из куста, что рос на их дворе, а также и простые с гречкой и капустой. Картошка пока не была достаточно спелой, чтобы ее тратить на вареники, а потому пришлось обходиться тем, чего было в большем достатке, и потому Гануся особенно переживала – а вдруг ее стряпня не придется по вкусу Мартыну, которого в гости позвал сам Гнат.
В разговор отца со своим будущим зятем девушка не вмешивалась, а лишь наставляла на стол угощений и стреляла взглядом карих глаз на кузнеца, что работал нынче весь день, не покладая рук. В этом она могла убедиться сама, когда пару раз заглядывала к нему через плот и едва не попалась Настасье или крестному Мартына, что привел своих лошадей подковать.
- Хватит уже хлопотать, присядь, - тем временем Мартын Романюк поймал ее за руку, после чего потянул легонько к себе, заставляя устроиться ее рядом. Дивчина сразу же зарделась от такой вольности казака, ведь не ожидала чего-то подобного при отце, что лишь наминал вареники со сметаной. Она не успела что-либо добавить относительно того, как хочет, чтобы на столе было именно то, что придется по вкусу ему и отцу, но не успела, поскольку во двор ее вызвала Маричка. И судя по довольному и радостному выражению ее лица – новости были более чем хорошими?!
Узнав о том, что свадьбу назначили на день святого Димитрия, девушка порадовалась. Это значило, что она успеет хоть раз в жизни побывать дружкой на свадьбе, прежде чем гулять свою свадьбу, которая была назначена на две недели позже, аккурат к празднику Рождества Богородицы должна была состояться их с Мартыном свадьба, дождаться которой было так не просто! И ведь действительно, подготовка к свадьбе началась уже с самой средины августа, когда сначала Гануся бегала вместе с Маричкой и еще одной дружкой к ее родне и друзьям, приглашая на свадьбу, а после и сама начала готовить все к собственной свадьбе. Нужно было договориться с молодицами, чтобы помогли испечь много сладостей и угощений, не говоря уже о том, как нужно было подготовить все в хате. К свадьбе Гнат решил все-таки не зарезать коров из хлева, как и пожалел того теленка, оставив его жить до Рождества. И вместо этого выкупил у кого-то из знакомых в соседнем селе корову, которую и закололи, дабы приготовить много мясных блюд. Однако одному поросенку из хлева все-таки пришлось почить, а его жирной тушке разойтись по разным свадебным блюдам. И вот, наступил наконец-то день свадьбы, а Анна все не верила, что все было готово и уже в этот день она станет не просто невестой, а женой Мартына Романюка!

+1

29

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Тем вечером, Мартын проводил домой Маричку, уже не сомневаясь, что порка возымела нужное действие на ее женишка и все устроилось как надо. Девчонка сияла от счастья и казак мог только порадоваться, что Остап все-таки прислушался к его словам. Ну а далее - летние дни стали идти для Романюка совершенно по-иному, ведь теперь они отсчитывали время, что осталось до его свадьбы с Анной. Дело это было счастливое и хлопотное, тем более что на праздник было приглашено все село - а жители Гарбузова были довольны, ведь перед свадьбой кузнеца уже успели как следует гульнуть у Остапа и Марички. Но как говорится, лишний раз повеселится и покушать от души никогда не вредно?
Еще до того как наступил долгожданный и счастливый день, оба семейства которым предстояло породнится просто забегались, стараясь успеть приготовить все-все к назначенному сроку. Нужно было позаботится об угощении и конечно же не забыть пригласить на свадьбу родных что жили в соседнем селе - Настасья озаботилась этим заранее, так что в Гарбузов накануне венчания приехал ее младший братец с семейством, так что в хате Романюков стало тесновато. Что же до самого жениха, то он был готов во дворе ночевать лишь бы поскорее уже назвать Анну своей женой...
Наконец приготовления подошли к концу и оба семейства как и полагается благословили молодых идти к венцу. Стоя рядом с Ганусей перед алтарем, Мартын уже в который раз подумал, что живет последнее время в каком-то счастливом сне, которому нет конца... и благодаря единственной и любимой, он давно уже забыл все свои прежние горести, мечтая о том миге когда они уже будут приналежать друг другу перед богом и людьми.
После венчания, как водится, началась веселая гулянка до самого утра на дворе у старого Гната, благо что ночи пока что еще стояли теплые. Все принесенные подарки были сложены в хате - посмотреть что принесли гости можно было и позже, так что дым коромыслом стоял в Гарбузове почти до рассвета. Когда все гости наконец разошлись по домам, довольные собой и праздником, Вербицкий тихо вздохнул, усевшись во дворе и наблюдая как дочь и зять принялись убирать со столов.
-Даже не верится, что дождался я этого самого дня.., -тихо сказал старик, запалив свою люльку, пока Мартын понес на кухню очередную гору посуды. -Голова аж кругом пошла.
-Бать, ты пошел отдохнуть? -предложил старику Романюк. -И завтра к пану не езди... должен же он понять, что у нас праздник был...
-Да пойду сейчас... твоя правда, -кивнул Гнат. -А к пану мне завтра ехать не нужно, так что отосплюсь хоть. Он вроде собирался уезжать по делам - если так и слава богу.
Поднявшись с лавки, Вербицкий пошел в хату и прежде чем пойти на боковую, нежно обнял и поцеловал любимую дочь. Ему тоже порой не верилось, что наконец настал тот самый день которого он так боялся... и теперь она принадлежит только своему мужу. Прежде чем заснуть, старик долго и истово молился перед иконами, прося у бога лишь одного - чтобы казак сделал Анну по-настоящему счастливой, другого ему было не нужно.
Тем временем, новобрачным удалось более-менее привести двор в божеский вид, так что Романюк с замиранием сердца притянул к себе любимую жену. Подарки они ведь могут разобрать и завтра? Как и прибрать то что осталось, пока старый батька будет спать.
-Пойдем? -шепнул казак в губы Анне, на что она кивнула, вернув ему очередной поцелуй и зардевшись точно маков цвет. К слову сказать, Гнат заранее позаботился о том чтобы приобрести для молодых более удобную постель, взамен той на которой спала Гануся - двоим на ней явно было бы не поместится.
Оказавшись в светелке, Мартын первым делом задернул занавески на окошках - скоро уже должен был заняться рассвет и та самая ночь о которой он так долго мечтал почти прошла. Не тратя более времени, он обернулся к Ганусе и прижал ее к себе, помогая раздеваться между жаркими и нетерпеливыми поцелуями. Она охотно поддавалась его объятиям и эти предрассветные часы были самыми чудесными в жизни казака... Уснул Романюк гораздо позже порядком уставшей и счастливой Анны и проснувшись уже где-то после полудня, обнаружил что она уже успела вскочить и приняться за домашние дела, успев и завтрак приготовить и с уборкой закончить.
-Надо было меня разбудить.., -мягко пожурил он жену, после того как хорошенько умывшись, подошел обнять и поцеловать ее. -Сейчас проснусь окончательно и пойду лавки со двора занесу в хату. Батя не вставал еще?
К тому моменту как проснулся старый Гнат, двор уже был приведен в идеальный порядок, а на столе уже ждал завтрак. Он улыбнулся, наблюдая за счастливыми новобрачными, но не забыл все же дать зятьку ценных указаний, чтобы тот не расслаблялся в доме жены.
-В кузню-то пойдешь сегодня? -поинтересовался Вербицкий, принявшись за еду и получив утвердительный ответ, одобряюще кивнул. -Как вернешься, займись-ка сараем - там крыша течь начала.
Как говорится, свадьба свадьбой, а работы по дому никто не отменял? И Гнат был рад тому что Мартын не собирался сидеть без дела и как и полагалось, спорить с батькой жены не стал.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-14 02:16:10)

+1

30

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
В день, когда должна была состояться свадьба, Анна очень волновалась. Девушка даже практически и не спала в ту ночь, когда вернулась после визита в дом своего жениха, куда она вместе со своими дружками носила вышитую собственноручно сорочку красными и черными нитями из шелка по гладкой льняной ткани, что была пусть простой, но очень удобной. Времени на то, чтобы сшить и вышить эту сорочку у девушки пошло не много и не мало – практически весь июль и август трудилась дивчина над подарком, в котором и должен был прийти Мартын сначала выкупать ее, а после и повести к алтарю в церкви. И сколько же радости было у девушки, как только увидела она сияющие глаза своего любимого, когда он развернул сорочку и мог полюбоваться тем дивным узором, который отыскала она специально для его сорочки. В тот момент Ганна была готова пообещать своему будущему мужу не одну такую рубашку, а каждых полгода новую, уж времени она для такого дела с удовольствием нашла. Однако, проснувшись по утру, невеста начала волноваться по совершенно разным поводам. Едва только стоило ей проснуться, она подошла к окну в хате, чтобы посмотреть насколько ясным было нынче небо. Уж очень сильно Ганусе хотелось, чтобы погода была без единого облачка, как летом. Все-таки было бы не справедливо, если бы дождь лил именно сегодня, когда осень была на диво теплой. Правда, батька серчал на такую погоду, говоря о том, что еще немного и в колодцах не будет достаточно воды для жителей села, ведь даже в Серете уровень воды упал, хоть по правде говоря девушка этого не заметила за всеми своими хлопотами по дому и по подготовке к долгожданной свадьбе.
- Кого ты там выглядываешь, Гануся? Сваты уже были, а жениху еще рано приходить, - произнесла тетка Галя, что приехала из соседнего села с сыном и мужем еще на прошлой неделе. Они очень помогли в подготовке к свадьбе, и Анна была очень благодарна своей крестной за всю оказанную ей помощь, без которой вряд ли справилась или сейчас даже не имела бы сил и бодрости стоять, выглядывая в окне хорошую погоду.
- Смотрю, светит ли солнце, - честно призналась девушка. – Хочу солнца и тепла, хотя бы сегодня, - улыбнувшись, добавила она, прежде чем отступилась от окна, довольная тем, что лишь пара небольших облаков проплывала по чистому небу.
- А откуда тут взяться дождю?  - хмыкнула тетушка в ответ. – Я, на сколько знаю, ты не морочила голову парням, а потому парубкам незачем лить по тебе слезы,* - произнесла тетушка, смеясь. – Но, давай приготовим тебя? А то скоро-таки жених явится, а ты еще не причесанная и не одета, - добавила она все тем же веселым и озорным голоском, когда Ганна задумалась над тем, как же все-таки ей жаль было, что ее родная мать не может в этот день быть рядом с ней. Жаль, что она сейчас может только смотреть на нее с небес и любоваться своей дочкой.
Последние приготовления были закончены общими трудами уже в скором времени, после чего оставалось дожидаться прихода Мартына, который не заставил себя долго ждать. Он в довольно-таки скором времени отделался от соседских парубков, что установили преграду в качестве стола и ствола дерева у ворот невесты. Так что, дело оставалось за малым – получить благословение и под веселые песни, шествовать к церкви через все село.
А дальше … день прошел, словно одно мгновение? Будто бы в скором танце, в котором кружилась Гануся в паре с Мартыном, пролетел день, зашло солнце и гости сидели в шалаше, распевая песен и не жалея для себя медовухи, которой Гнат поставил на стол не один бочонок, по случаю свадьбы единственной дочери, что светилась нынче от счастья. Очнулась Ганна уже тогда, как прощаться с гостями пришел час – кто-то собирался еще немного потревожить пением село, пока шел домой, а кто-то тихонько брал немного сладкого угощения себе на дорогу, которого в достатке приготовила невеста. Ей все не верилось в то, что этот день не только настал, но и уже остался позади. Теперь … она могла не бояться выйти к Мартыну вечером, а в прочем … разве у нее была теперь такая необходимость, когда все время принадлежало лишь им двоим? А еще теперь она станет по-настоящему принадлежать своему мужу, чье имя она стала с гордостью носить. Убирая со столов всю посуду и откладывая все те блюда, которые еще могли постоять и пережить пару дней, не принеся вреда. Так Анна не забыла отдать добрую часть съестного добра своей свекрови, как и оставить в сторонке все то, что собиралась выдать на дорожку своей крестной. Естественно, во всем своей жене неустанно помогал Мартын, что не могло не радовать девицу, которая так и бросала на него озорные взгляды, а когда они остались наконец-то наедине, ощутила, как жар прошелся по всему телу, заботясь о том, чтобы на ее щеках поселился густой румянец.
Эта ночь была удивительной, хоть и безумно короткой, ведь уже вскоре лучи рассвета озарили небосвод, а первые птицы этим сентябрьским утром начали распевать свои песни. И пусть Анна уснула раньше Мартына, она не могла не оценить того, насколько приятным было спать в объятиях любимого мужчины. Однако, проснувшись раньше, скорее по привычке, девушка быстро принялась за работу, на которую у нее не хватало уже времени ночью, когда муж увел ее в комнату.
- Ты так сладко спал, что я не смогла тебя разбудить, - мягко произнесла Гануся, улыбнувшись своему супругу. Она помотала головой в знак отрицательного ответа, после чего уже в достаточно скором времени стала расставлять угощения к завтраку на стол. – Ни отец, ни тетушка не вставали. Но, думаю, скоро отец проснется, а вот тетушка еще проспит долго, - тихонько произнесла она, прежде чем вышел сонный Гнат, который сразу же принялся раздавать порученья зятю. Ганусе и хотелось бы пожаловаться батьку, чтобы не переусердствовал – времени то ведь еще будет, но не стала раз уж Мартын так быстро согласился.
Как и говорила Анна, тетушка проспала действительно до самого обеда, а когда вышла из светелки, принялась делиться своим опытом с племянницей, дабы той жилось лучше и не допускала столь многих ошибок, которые в погоне за счастьем торопятся свершить многие женщины. Правда, такие разговоры были явно не для ушей молодой супруги Романюка, так что она быстро сбежала к нему в кузницу под первым лучшим предлогом.
- Милый мой, а как тебе тут работается? – спросила она у мужа, когда заглянула к нему в кузницу с порога. – Я сбежала от тетушки к тебе, - улыбнулась она, сияя своими карими глазами от счастья.

*есть поверье, что если в день свадьбы идет дождь – это кавалеры плачут по невесте

+1

31

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
После завтрака, Мартын как и собирался, направился в старую кузницу своего отца, чтобы довести до ума один из последних панских заказов - кто-то из его друзей пожелал иметь такой же кинжал как Романюк уже недавно делал из турецкой сабли. Несмотря на все свадебные хлопоты, казак успел управится с этим самым заказом, оставив лишь доработку деталей на потом. Если лях заплатит как обещал и не будет скупится, то Мартын решил что купит своей жене настоящее дорогое ожерелье - и не на ярмарке, а у ювелира в ближайшем городке.
Он думал об Анне, улыбаясь своим мыслям и не забывая о работе, которая спорилась в его умелых руках. И как-то необычно было осознавать, что теперь для него все переменилось..? Со вчерашнего дня, настоящий дом Мартына был там где жила его обожаемая Гануся... хотя он конечно же, не думал забывать о матушке и сестре.
-Мартынка, а ты чего так рано в кузню заявился? -неугомонная сестрица напомнила о себе, все еще сонно зевая после вчерашней гулянки. -Мог бы и передохнуть в честь праздника, никуда твои железки не денутся! Или с Анюткой поссорились уже? Позавтракаешь с нами?
-Не говори ерунды, у нас нет никаких причин ссорится, -казак улыбнулся в ответ. -Просто хочу завтра отвезти заказ пану Собесскому, да и получить что причитается. Иначе не на что будет на ярмарку ходить, Оленка.
Последнюю фразу он сказал конечно же в шутку и Оленка хихикнула, обняв любимого брата. Благодаря его щедрости она была на двух свадьбах красиво одетой во все новое и не один хлопец из села бросил в ее сторону восхищенный взгляд.
-Беги завтракай и не заставляй мамку тебя ждать, -нежно обняв сестрицу, Мартын легонько коснулся губами ее лба. -Скажи ей что я зайду вечерком как закончу с делами.
-А ты со мной не пойдешь? -девушка подняла глаза на брата, но он отрицательно покачал головой.
-Меня уже жена накормила до отвала, так что теперь и поработать не грех.
Поработав еще около часа, Романюк отложил готовый кинжал в сторонку и удовлетворенно вздохнул - работа и на этот раз вышла не хуже чем делают на туретчине. Придирчиво осматривая свое произведение, казак в который уже раз подумал, что ему нужно собственное клеймо, чтобы пройдя через время люди знали что когда-то жил на этой земле талантливый оружейник. И может впору было бы задуматься об этом, но все размышления Мартына прервала любимая Гануся, которой по счастью теперь не нужен был благовидный предлог чтобы сбежать со двора к собственному мужу.
-А я как раз закончил уже работу, -улыбнулся Романюк, раскрыв объятия жене и подарив не один жаркий поцелуй, напомнивший обоим о недавней приятной ночи. -Сердце мое... а давай сбежим и немного прогуляемся? На Серет сходим или на то поле, куда ездили на Гнедке... Сарай как батька велел, я могу и позже подправить.
Естественно Гануся не стала возражать и они сбежали вдвоем и хорошенько прогулялись по окрестностям. Дойдя до того самого поля, где теперь сушилось сено в стожках, Мартын вместе с женой присел возле одного - возвращаться к дому пока что не хотелось. Обняв Анну, он вновь поцеловал ее и в какой-то момент совершенно потерял голову, настолько захотелось продолжения их недавней близости. Стожок с сеном оказался под рукой весьма кстати: там можно было схоронится на тот случай если кто-то из сельчан тоже решил бы вдруг заглянуть на поле.
-Я люблю тебя.., -тихо шепнул в губы жене казак, когда счастливые мгновения наедине пролетели даже слишком быстро... и надо было возвращаться к дому. -Жаль нельзя здесь дольше остаться...
Когда Мартын и Анна вернулись домой, старый Гнат вел за столом степенную беседу с теткой Галиной - от вчерашнего торжества еще осталось много всего вкусного, что не грех было "приговорить" под прохладный квасок. Увидев молодых, Вербицкий лишь усмехнулся в усы и прежде чем напомнить зятьку про крышу в сарае пригласил обоих за стол, искренне порадовавшись, наблюдая любимую дочку по-настоящему счастливой.
-Ну что пойдем взглянем, что там с крышей стряслось? -когда старик поднялся из-за стола, Мартын направился следом, почти залпом допив свою кружку. Ну а тетушка хитро улыбнувшись, обернулась к Ганусе... и затем, протянув руку аккуратно вытянула у нее из волос несколько сухих травинок.
-Хорошо с мужем погуляли? И нечего краснеть - вон, батя твой сейчас говорил как о внуке мечтает...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-17 02:48:34)

+1

32

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Как ведь хорошо не выдумывать предлогов и причин, чтобы повидать любимого мужа и отвлечь его от работы! Можно просто заглянуть в кузню, прежде чем оказаться в крепких объятиях супруга, которому безнаказанно можно подарить не один поцелуй. Правда, люди завистливы порой бывают, им в тягость видеть чужое счастье, а потому не принято слишком яростно демонстрировать оное. Именно по этой причине, молодая жена кузнеца, не побоялась переступить порог кузницы, оказавшись в рабочем царстве своего любимого супруга, дабы обнять его и поцеловать так, чтобы другим не стало завидно.
- Милый мой, теперь нам нет необходимости сбегать и прятаться, - усмехнулась Анна, отвечая Мартыну. – Теперь, куда ты меня позовешь, туда я и пойду за тобой, - просто ответила она, прижавшись к груди казака. Молодая женщина даже не верила своему счастью, ведь только вчера она стала ему супругой и успела познать лишь немногие радости супружеской жизни, тогда как теперь оставалось лишь дожидаться благоприятной вести о ребеночке, что станет настоящей потехой и радостью не только своим родителям, но и деду с бабкой.
Анна с радостью согласилась пойти в поле с Мартыном, благо погода была хорошей и солнечные дни еще стояли над Гарбузовым. Конечно, починить крышу в сарае было бы не плохо до того, как пойдут проливные дожди, однако никто не упрекнет молодых в желании побыть хоть немного вдвоем наедине. Естественно, дневной свет развевает магию ночи, что так очаровывала двух влюбленных, когда они катались верхом на гнедом коне по полю в лунную ночь, однако день не может отнять то, что засело на сердце и пустило уже свои корни. Устроившись в тени стога сена, Гануся прежде всего устроила голову на плече Мартына, прежде чем бравый молодчик наклонился к ее устам, чтобы взять заслуженный поцелуй. Она не стала противиться, когда мужчина увлек ее в сено, где и завладел ней снова. Казалось, когда Мартын ее обнимает и целует, она даже не ощущает того, как неудобно было лежать на сене, что кололо нежную девичью кожу.
- И я люблю тебя, - тихонько прошептала в ответ Ганна, переведя дыхание, прежде чем муж помог ей подняться на ровные ноги и привести себя в порядок. Про себя молодая супруга Романюка подумала, что так громко позволять себе реагировать на ласки мужа в доме отца не сможет. Да и в первую же брачную ночь она старалась быть очень тихо, дабы не побеспокоить задержавшихся родственников и тем более отца. – Если завтра не пойдет дождь, мы можем еще сходить сюда, - хитро улыбнулась Анна в ответ на слова мужа, после чего поспешила в сторону хаты, где угощались оставшимися со свадьбы вкусностями крестная с отцом, куда понесло двоюродного братца Анны никто особенно не интересовался. И пока Гнат позвал зятя к крыше сарая, Гануся снова осталась наедине с тетей Галей, которая была куда внимательней своего братца и сразу же заметила в волосах племянницы сено.
- Даст бог, будет батьку внук, - только и ответила Анна, сбежав от тетушки, которой оставалось лишь рассмеяться на стеснительность своей племянницы. Но, кто бы знал, что пылкая любовь даст свои корни уже в скором времени? Уже к началу зимы Ганна обрадовала мужа известием о том, что видимо ждет ребенка – она раскраснелась тогда словно плод свеклы в борще, заправленный сметаной. Обрадовался этой вести и Гнат, правда радость его быстро сменилась на тревогу, когда дочери стала чувствовать себя все чаще не здоровой. Сначала кружилась голова. На это Анна лишь улыбалась и говорила, что скоро все пройдет. Однако совсем скоро ее начала выворачивать наизнанку от большинства резких запахов, от чего она все чаще проводила время в постели и не бралась за тяжелую работу, что упала в большей мере на плечи отца и мужа. Наверное, без осторожной помощи Настасьи в хозяйстве было бы совсем худо – добрая свекровь находила времени прийти днем к невестке, пока все мужчины были на работе и поддержать ее добрым словом, а также помочь навести порядок и приготовить ужин.
Так и дождались Рождества, что в этом году определенно должно было быть снежным и морозным. Уже к именинам Анны снег лежал глубокий, по колена даже Анне, которая выходила на улицу, чтобы подышать свежим воздухом. Крестная прислала весть вместе с подарком, который передала через соседа, что ехал через Гарбузов к родственникам в Нищее, и обещалась прибыть к Рождеству в гости. По случаю такого праздника, казалось, даже Гануся легче стала переносить беременность и даже румянец вновь появился на ее щеках, как было раньше. Но, стоило только ей приступить к готовке кишки, заправленной по древнему рецепту гречкой и кровью, которую они обычно готовили к Рождественскому столу, как плохое самочувствие вновь вернулась к Анне.
Тем днем она выбежала с хаты, накинув на себя лишь кожуха, подбитого овчинной, надеясь, что морозный воздух поможет ей забыть о том запахе, от которого ее снова стало выворачивать. В прочем, уже простояв во дворе добрых две минуты, казалось, что ей ничуть не удалось избавиться от того неприятного запаха. В это самое время вышла из дома Настасья и, увидев через плот невестку, тут же направилась к ней. Сына от работы решила не отвлекать – был заказ, который тот должен был закончить. К тому же, порой только женщина может помочь другой женщине больше, чем мужчина.
- Что случилось, Ганусь? – подойдя к невестке, спросила Настасья. Она положила руки на ее плечи и взяла за руку, желая увести в дом, однако молодая невестка отказалась слушаться и возвращаться в хату.
- Не пойду туда, там стоит этот запах, от которого мне дурно, - коротко объяснила она. – Хотела приготовить кишку к Рождеству, чтобы было чем угостить гостей, но … не смогла, - с отчаянием заметила она, тяжко вздохнув. Пожалуй, сейчас для Анны было самым не простым видеть, как много дел она должна оставить на самотек.
- Ишь ты, что удумала! – в сердцах произнесла Настасья. – Кишку готовить, когда тебе от всего дурно… Так, а ну иди к нам в хату, а я сейчас Оленку позову, мы с ней мигом закончим – никто и не узнает, что мы тебе помогли, - мягко улыбнулась Настасья невестке, проводя ее под руку к своему дому.

+1

33

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Вслед за мягкой и теплой осенью, в Гарбузов наконец-то пришла зимушка-зима, к которой все сельчане готовились заранее, дабы не оплошать и не остаться без припасов. По счастью, в эту зиму Настасье Романюк с дочкой уже не пришлось рассчитывать на доброту соседей, ведь Мартын переехав в дом Вербицких, не забыл и о старой своей хате, вовремя подготовив ее и все рабочие пристройки к холодам. При этом, занимаясь делами, казак ни на минуту не забывал о той радости, что боженька послал ему и любимой жене - весной у них должен был появится первенец. И все бы хорошо... но Гануся не слишком хорошо переносила свою первую беременность, заставляя Мартына волноваться. К тому же, он хорошо знал, что матушка Анны померла не сумев доносить своего ребенка - и это не могло не внушать страх. Даже в самом страшном своем сне, Романюк не пожелал бы увидеть что может потерять свою любимую и единственную...
Из-за того что Гануся часто должна была лежать, Мартыну приходилось кроме работы в кузне, помогать и с домашними делами - с участием своей матушки конечно, потому как готовить казак умел лишь самую простую кашу да юшку, а ими как следует не наешься. Настасья старалась ободрить любимого сына как только могла и вместе с Оленкой заходила каждый день, чтобы помочь невестке с готовкой да уборкой, когда Мартын и старый Гнат уходили из дома.
Вот и сегодня Романюк с утра пораньше направился в кузницу, чтобы сделать очередной панский заказ - на этот раз это были подсвечники с хитрым узором. Порой Мартыну казалось, что пан Собесский каждый раз будто проверяет его, поручая все более сложную и тонкую работу и словно желая в очередной раз убедится что ему все под силу. В то утро Анна чувствовала себя хорошо, так что ее муж не спешил домой, решив доделать все как следует, чтобы после праздника осталось лишь добить кое-какие незначительные детали. Уже почти закончив и отложив свою работу в сторонку, Романюк решил сходить до материной хаты, чтобы попить и был очень удивлен, когда не обнаружил там мать и сестру... зато увидел в светелке любимую жену. Гануся задремала на его бывшей кровати, пристроив обе своих ладошки под щеку, так что в первую минуту Мартыну не захотелось ее будить. Он не торопясь умылся как следует и только переодев чистую рубашку, присел возле кровати, легонько коснувшись губами щеки Анны.
-Сердце мое, что случилось? А я работал и не знал что ты здесь.., -он улыбнулся, когда жена открыла глаза и вздохнув, рассказала о том что произошло. -Тебе снова было нехорошо? Надо было попросить маманю, чтобы позвала меня...
Видя как расстроилась Гануся, Мартын уселся рядом и как бывало раньше, притянул ее к себе на руки, ласково и нежно обнимая. Они ведь так мечтали, как будут отмечать это Рождество всем большим семейством... но вот теперь выходит, что из-за капризов одного маленького озорника будущая мама не единой крошки не сможет в рот взять?
-Знаешь что мы с тобой сделаем? Предложим батьке устроить застолье здесь, в хате моей матери - я думаю что тетка Галина с Тарасом не откажутся пойти, -улыбнулся Романюк, положив свою широкую ладонь на округлившийся живот любимой жены. -И готовят остальную снедь пускай тоже здесь... если тебе не будет нехорошо, то мы с ними посидим после службы, а вдруг поплохеет - сразу уйдем. Они все поймут и не обидятся.
По правде говоря, Мартын не собирался стоять всю праздничную службу, прекрасно понимая, что Ганусе это будет тяжело и собирался воспользоваться тем послаблением что обычно действовало на хворых и малых, которым разрешалось не посещать святой храм.
-Ну что пойдем домой или еще тут посидим? -предложил кузнец своей ненаглядной, на что она решительно покачала головой. Нехорошо заставлять свекровушку работать вместо себя, к тому же дурнота уже давно прошла... -Хорошо, только мой тулуп оденешь сейчас - еще не хватало застудится.
Мартын одел старый кожушок - тот самый, памятный, лежа на котором он и Анюта как-то провели чудесную ночь, жарко целуясь и едва не позабыв обо всем на свете - а жену заставил одеть свой овчинный тулуп, после чего легко подхватил ее на руки и понес домой.
Тем временем, в хате Вербицких работа спорилась в умелых руках и Настасья с Оленкой успели не только приготовить все что нужно, но и как следует проветрить горенки, чтобы избавится от нехорошего запаха. Увидев Анну на руках у сына, вдова лишь улыбнулась, тогда как ее смешливая дочурка рассмеялась в очередной раз.
-Мама, я тоже хочу чтобы меня муж на руках носил! -на это заявление Оленки, Настасья лишь покачала головой. -А что? Ради такого и захворать не жалко!
-Ой и глупое же ты дите у меня... пойдем лучше домой? -прежде чем уйти, женщина обняла невестку и любимого сына, велев Анне как следует отлежаться и не браться пока за готовку. -Я вечером еще зайду тебя проведать. Быть может Галя уже приедет...
-А Тарас тоже приедет?? -тут же хихикнула Оленка, перебив мать. -Тогда надо пойти что-нибудь покрасивше найти из одежи на праздник... мама, пойдем скорее?
Мартын на такое лишь покачал головой, прежде чем поблагодарить матушку за хлопоты и потом отвести жену прилечь, несмотря на все уверения что ей уже гораздо лучше. Но тут казак уже не стал слушать и уложив Ганусю в постель словно маленькую, присел рядом.
-Ты давай полежи чуток, а я с тобой побуду, хорошо? В кузне я на сегодня закончил и если батька не придумает чем меня занять, то уже никуда не уйду больше от тебя.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-25 00:01:08)

+1

34

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Как же много в народе говорят о том, как много зла может сотворить свекровь своей невестке! То она так не сделала, то она это сделала по-своему, а не так, как говорила свекровь! И ведь знала Ганна, как не проста бывает доля в невестках, раз ее подруга испытала ее на себе, не единожды заглядывая в гости к ней, чтобы пожаловаться на то, какой оказалась жизнь супружеская не простой! Муж уже не говорит нежных слов и не любуется долго, а свекровь только умеет делать укоры и напоминать тихонько о доступности некоторых девиц. Что же, бедной Маричке досталось и от судьбы, и от свекрови, и от своего мужа даже, которому теперь было видно, что нужно одно. Но, пылающему любовью сердцу ничего не прикажешь и не запретишь, как бы порой это было неправильно. Однако к Анне судьба была, видимо, более благосклонной, либо попросту готовила какой-то подлый удар по самому больному месту. Об этом молодая женщина задумалась, когда Настасья помогла ей дойти до своей хаты, в которой могла стать невесткой и трудиться вместе с матерью Мартына и его младшей сестрой. И ведь, подумав лишь на одно-единственное мгновение, Гануся испугалась. Испугалась, что не сможет подарить своему супругу желанное дитя, как и расстроит батьку, оставив его, и мужа… Страх, который она порой замечала в их глазах, тем не менее, не пугал молодую супругу Романюка никогда прежде, но сегодня он был присущ и ей тоже. Казалось, его липкая рука коснулась ее шеи, скользнув которой вниз, она спустилась к коленкам, что едва ощутимо задрожали.
Но, благо к хате Романюков не нужно было далеко идти. Так что, Ганна могла присесть в теплой хате, где пахло в воздухе чем-то сладким, будто медом. И вдохнув этот аромат, будущая мать маленького Романюка, улыбнулась. Возможно не слишком беззаботно и расслаблено, но куда более спокойной улыбкой. Однако сидеть Настасья не позволила своей невестке, которой велела уложиться и отдыхать.
- Спасибо, Вам, мама, - произнесла Анна, поймав руку своей свекрови, которую и поднесла к своим устам. И вложила она в этот небольшой благодарный жест, пожалуй, все то тепло и любовь, которую только могла, от чего Настасье оставалось только смахнуть пару слезинок со своей слегка сморщившейся от времени щеки, и поспешить закончить все то, что желала сделать ее невестка. Тем более, праздники были уже на носу. Вот-вот на холмистую местность опустятся сумерки, а на небе, что весь день переливалось свинцом, начнут сыпаться не густые снежинки, прежде чем на небе станет снова явно и выступят ночные звезды.
Оставшись одной в хате, Гануся оглянулась по просторной, но в то же самое время простой светелке, где когда-то всегда завтракал теперь уже ее муж, которому пришлось пойти в зятья, вопреки обычаю приводить невестку домой. Здесь же, проходить должно было детство Мартына и на какой-то момент молодая женщина отвлеклась, задумавшись о тех днях и своем любимом казаке, так и не заметив, как уснула. Кто знает, долго ли пришлось проспать вот так Анне, однако проснулась она от легкого касания губ к своей щеке.
- Нет, незачем было звать – все хорошо уже, правда, - поспешила Гануся уверить супруга в том, что действительно можно было поставить под сомнением. Только вот видеть в его глазах страх молодой хозяйке и будущей матери не хотелось. – Мне просто стало дурно, когда я хотела приготовить кишку – все пошло немного не так, как я планировала, но твоя мама мне помогла, - слегка приподнявшись, произнесла она. – Мне право даже стыдно, что я заделала столько хлопот, а она с Оленкой должна не только своими заниматься хлопотами, но еще и мне помогать. Не о такой невестке она мечтала, - тихонько вздохнула молодая женщина, с трудом скрывая своей печали. Она сейчас с куда большим удовольствием занималась хозяйством, как и было раньше.
Правда, Ганусе не пришлось долго вздыхать, когда Мартын выдал свое весьма … не обычное предложение.
- Ты хочешь, чтобы все наши гости поместились тут? – удивилась она. – Но… не будет ли это хлопотно? Твоей матери должно быть будет не удобно отказать нам, но это … - она не договорила, понимая, что вряд ли сумеет как-то исправить положение вещей, а поэтому вынуждена была смириться. – Хорошо, сделаем, как ты скажешь. Только нужно нам еще батьку убедить… Вдруг он будет против? – Ганна осторожно посмотрела на своего возлюбленного, прежде чем адресовала ему улыбку.
- Нет, я уже чувствую себя хорошо, - энергично кивнула она. – Нельзя заставлять твою матушку трудиться вместо меня – что люди скажут? Позор на всю жизнь – потом и не отмоешься, - почти пошутила Анна Романюк, приняв протянутую ей руку супруга. Но, вместо того, чтобы пойти к хате, Мартын просто взял ее на руки и терпеливо понес ее обратно домой.
И хотела бы Гануся наградить супруга поцелуем, только Оленка явно была слишком наблюдательной! Стоило только им переступить порог дома, как девушка высказалась по этому поводу, тогда как свекровь наградила нежными объятиями и сына, и невестку. Собственно, вот так и жить надобно и в мире и любови?
- Спасибо, Вам. Вы слишком добры, - не ответив на вопрос Оленки, произнесла Ганна. Все-таки наблюдательная девица должна была заметить, что тетка Галка хочет женить сына на какой-то местной девице. Может быть ему и понравится сестра кузнеца?
- Мой дорогой, приляг со мной ненадолго и обними? Мне больше ничего не хочется,– предложила Анна супругу, прежде чем укуталась в объятия мужа. – Мартын, ты не спишь? – обратилась она добрых минут пятнадцать после. – Мартын… послушай, как шевелится, - тихо, чтобы не спугнуть маленького озорника, добавила она шепотом. – Это ведь он, а не мои кишки играют голодного марша? – спросила она, рассмеявшись своему остроумному замечанию, хотя раньше она прислушивалась к себе и ребенку и ощущала едва ощутимые его повороты внутри нее. Теперь же, он шевелился более ощутимо, и она надеялась, что Мартын тоже мог ощутить легкое движение внутри нее.

+1

35

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Очередной визит родни в хату - то еще испытание для любого семейства. Тут ведь надо и с угощением не сплоховать и принять как подобает, а еще и угадать кому и что лучше приготовить, чтобы не ударить в грязь лицом! Ведь на дворе святой праздник, который надо отметить как следует, благо что всегда есть за что поблагодарить боженьку в день его светлого Рождества - все живы и здоровы, так чего же еще желать?
Пожалуй, Мартын хотел исполнения лишь одного своего самого заветного желания... и о нем были все его думы, как за работой, так и дома. Пусть с Ганусей все будет хорошо и будущее дите родится благополучно, а больше ему ничего и не надо - ведь они вместе и не мыслят не единого дня друг без друга, а значит сумеют добится всего чего только захотят.
Он послушно улегся рядом с любимой женой и притянув ее ближе к себе и осторожно обнимая, прикрыл глаза, улыбаясь. Анна прильнула к нему, совершенно растворившись в крепких и нежных объятих, так что несколько минут они молчали, думая о своем.
-Я не сплю, сердце мое, -улыбнулся Мартын, когда жена тихонько окликнула его. -Просто задумался о том, согласятся ли наши гости праздновать в мамкиной хате. Праздник праздником, но мне бы хотелось чтобы ты как следует отдохнула...
Словно бы прочитав мысли своего отца, маленький озорник в этот самый момент решил напомнить о себе, несколько раз легонько толкнув Анну изнутри. Романюк ласково коснулся живота любимой жены своей ладонью и вновь улыбнулся, ощутив эти пока что легкие толчки - и как же здорово было представить себе, что пройдет совсем уже немного времени и они с Ганусей увидят своего ребенка и возьмут его наконец на руки! Помнится еще совсем недавно казак и его возлюбленная строили счастливые планы, как будут жить вдвоем и воспитывать своих деток... а вот теперь мечта была так близко, что ее можно было коснутся рукой...
-Это точно он, милая - чуешь какой сильный? Будет у нас сынок... только представь как будем водить его гулять и все-все покажем - и село наше и Серет, все вокруг. И раков ловить вместе пойдем... помнишь как ты их боялась?
Мягко уложив Анну на спину, Мартын нежно поцеловал ее, позабыв буквально обо всем на свете. И они вполне могли бы так не оторваться друг от друга, если бы в хату не вернулся старый Гнат, уже успевший поговорить с Настасьей и не на шутку встревожится за любимую дочь. Он мечтал о внуке и видел как она безмятежно счастлива со своим мужем, но ужасно боялся страшного повторения истории со своей любимой женой.
-Доня, как ты родная? -поинтересовался старик, заглянув в комнату к молодым и облегченно вздохнул, несмотря на то что прервал весьма нежную сцену, совершенно не предназначенную для чужих глаз. -Ну слава тебе господи, все хорошо... а я уже было испугался... Мартынка, отвлекись-ка и дойди-ка до Шевчуков - я у них мяса прикупил к празднику, хочу Галинку угостить как следует. Мне все было зараз не унести.
-Иду, батя, -улыбнулся Романюк, успев поцеловать жену еще разок, прежде чем послушно подняться и затем вышел следом за стариком на двор. -Послушайте... Анне нехорошо от одного запаха еды - что если мы праздновать будем в хате моей матери? Боюсь я за Ганусю... сегодня снова лежала.
-А твоя мать согласится на такое? -ответил Вербицкий, хотя уже наперед знал какой будет ответ его дорогой сватьи. Настасья обожала свою невестку словно родную дочь и очень переживала насчет ее нездоровья, за что Гнат был ей очень благодарен. -Ладно, давай так и сделаем... но я очень надеялся, что Гануся сможет с нами посидеть - однако, лучше так, чем ей снова плохо станет. Пойду-ка пока дойду до Настасьи и все обговорю...
Кивнув, Романюк плотнее запахнул свой теплый тулуп и одев шапку направился к Шевчукам, но по дороге свернул к старой церкви... той самой где осенью венчался с любимой женой. Поставив свечку за здравие, казак помолился перед святыми иконами, прося только одного - чтобы с Анной все было хорошо. Ну а остальные жизненные блага, как умные люди говорят, дело уже наживное и зависят от самого человека...
После церкви, казак как и приказал ему батька, пошел до Шевчуков, в хате которых застал не самую веселую картину - матушка Остапа ругала за что-то бедную Маричку, тогда как ее муженек сидел за столом и даже слова не вставил поперек. Видя такое, Мартын лишь головой покачал, прежде чем как полагалось, стянуть шапку и поздороваться с хозяевами.
-Что же это ты, мать, воюешь в канун праздника? -не удержался Романюк, забрав купленное тестем мясо. -Нехорошо это, к тому же невестке твоей сейчас лишний раз волноваться нельзя, о внуке будущем подумай.
Взглянув в сторону Остапа, кузнец подумал о том, что тому было мало порки вожжами - сидит словно воды в рот набрал, будто и не мужик и не хозяин в доме. И что с таким делать будешь? А вредная свекровка тому и рада - начала поедом есть бедную Маричку.
-Да мы и не ругаемся вовсе, -тут же поспешила оправдаться Остапова матушка. -Просто у меня сегодня все из рук валится, ничегошеньки не успеваю к приезду родни...
Усмехнувшись, Мартын поблагодарил хозяйку и пошел к выходу, но в сенях его догнала Маричка и смущенно улыбнувшись, сунула в руки теплый и вкусно пахнущий сверток в новеньком рушнике.
-Дядя Мартын, передайте Анне пожалуйста... я знаю, что она сейчас не все может кушать - а тут пирожки с брусникой, они ей точно не повредят. Я только сегодня их испекла и печку заняла, вот маменька и шумела... Передадите?
-Конечно передам, -казак кивнул. -А ты беги скорее в дом, а то застудишься.
Вернувшись в хату Вербицких, Романюк убрал купленное мясо в холодный погреб - все равно готовить его будут только завтра и притом в доме у мамки. После, он увидел что Гануся занялась домашними делами и в который уже раз облегченно вздохнул и взявшись помогать ей, тихонько рассказал про бедную Маричку. Судя по всему, несладко ей живется в невестках?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-26 00:36:39)

0

36

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Сейчас Анна чувствовала, насколько счастье переполняло ее изнутри. Особенно, когда крепкая ладонь любимого супруга, нежно прошлась по ее округлому животу, в котором едва ощутимо толкался маленький сыночек или дочка. В прочем, разницы для будущей матери не было. Будто то озорной мальчишка или красавица дочка, главным всегда остается лишь одно: чтобы ребенок родился благополучно и рос здоровым на потеху своим родителям. Но, раз Мартын хотел сына, она была бы счастлива подарить мужу именно сына, наследника и продолжателя рода своих предков. О сыне когда-то мечтал и батька Гануси, только бог не желал исполнить это желание верного раба своего, сколько бы он не молился и не старался заботиться о своей жене.
Какая-то доля тревоги и волнения, которую испытывала молодая супруга кузнеца, отступила под давлением счастья и радости, исходившей из самого сердца, в котором она крепко-крепко обнимала ребеночка и его отца. Она широко улыбнулась, вспомнив о той самой рыбалке, когда Мартын показал ей впервые раков. В тот вечер она попыталась даже сбежать от бравого казака, испугавшись его близости и самой себя, однако ему удалось поймать ее и, надо сказать, Анна нисколько не сожалела о том, что она попалась тогда Романюку. И тогда, и даже в день самого возвращения храбреца в родные стороны…
Тем временем Мартын аккуратно уложил свою супругу на спину, подарив ей нежный поцелуй, отказываться от которого она попросту не могла, да и не собиралась. Она охотно ответила мужу, приоткрыв уста и пойдя ему навстречу, от чего даже не заметила, как на пороге комнаты появился батька. Она покраснела так, словно бы отец впервые увидел ее с целующейся с парубком, но не с мужем, да еще ожидавшей ребенка. А дети ведь не из воздуха появляются?
- Все хорошо, батьку, - ответила молодая женщина отцу, демонстрируя абсолютное здоровье и прекрасное самочувствие, которое не сложно было заметить по сияющим глазам, красным губам и раскрасневшимся щекам. – Уже все хорошо, - поправила она себя в следующее мгновение, подумав о том, что Гнат все-таки был в курсе того, что произошло. Наверняка он виделся уже с Настасьей, и та поделилась своими тревогами со сватом.
В прочем, она и не ошиблась. Отец уже знал и был напуган, тогда как она помогла его тревоге развеяться, а потому улыбнулась Гнату, прежде чем Мартын подарил ей внезапный нежный поцелуй. Внезапный, поскольку она не ожидала, что муж коснется ее уст своими еще до того, как батька выйдет в светелку. Что же, после ухода супруга, Анна не могла долго лежать на одном месте, а потому выбралась с постели и подалась на кухню. Там уже все сияло чистотой, а кишка была приготовлена умелыми руками свекрови, с которой ей просто повезло. Другая бы не дала спуску и требовала бы с нее, как с наймички, а не помогала ей, чем только могла.
Оставив кишку на праздничное время Рождества, Гануся приготовила к ужину что-то более простое и постное – не слишком много, ведь уже после завтра должна была быть святой ужин, после которого поздней ночью нужно было последовать на все ночную литургию, после которой зимние празднества тянулись до самого Йордана, приводя каждый раз в дом новых гостей. Конечно, в этом году Ганна не собиралась никуда в гости ехать, ведь была при надежде, но гостей это не касалось. Уже на следующий день в хату Вербицких пожаловала крестная Галя, что крепко обняла Ганусю, желая здоровья и хорошо дождаться рождения сына или дочки, после чего бодро подалась в хату к Настасье, где уже кипела работа над варениками к вечернему столу из самых разных начинок, а после пеклись пампушки с маковой начинкой и вареньем из той самой вишни, которую пришлось обрывать Мартыну.
К ужину на Сочельник принято садиться с первой звездой. Так Анна этим днем и выглядывала звезду на бледном небе и, как только она появилась, вся семья, помолившись перед иконой, села за один стол. Гануся, как годится, сидела напротив крестной со свекровью, тогда как во главе стола сидел Гнат, а рядом с ней Мартын. Первым делом Гнат, на правах хозяина, зачерпнул немного ложкой кути, подбросив вверх, как и гласила старая традиция, после чего набрал себе в мишку главное блюдо ужина и сел на свое место. Анна взяла совсем немного кути, после чего рискнула даже умять два вареника с тушеной капустой. Однако особенной любовью беременной женщины пользовались именно пампушки, переев которых Гануся думала, что лопнет уже, однако от похода в церковь она не отказалась. По этому случаю молодица надела лучшую свою одежду и нацепила на шею все свои корали – все село должно было видеть, как хорошо живется молодому семейству. И дай бог, чтобы ночная литургия прошла хорошо?
Что же, надеяться стоило на это, однако уже спустя пару минут Анна ощутила, как ее ноги набрякли. Садиться возле какой-то старой почтенной старушки ей не хотелось, а потому она лишь тихо вздохнула, переминаясь с ноги на ногу. И хотелось бы узнать, когда конец - но не удобно. Тем более, во время казания священника ей явно было неудобно тормошить Мартына...

+1

37

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Видит бог, Мартын пытался отговорить жену идти на ночную литургию... ничего ведь такого в этом нет, да и сельского священника он загодя предупредил, что Анне может нездоровится. Но нет? Если женщина для себя что-то решила, ее никто не переубедит, как говорят умные люди, так что казаку пришлось послушно сопроводить Ганусю в святой храм, где поначалу все было очень даже хорошо. Романюк всегда старался быть внимательным к своей ненаглядной, так что быстро заметил как ей стало нехорошо, а тяжкий вздох говорил сам за себя.
-Какая же ты упрямая у меня... когда уже слушаться будешь? -тихонько шепнул Анне кузнец, вовремя приобняв ее и потихонечку направившись к выходу. Родные если что догадаются, что им пришлось уйти, так что Мартын осторожно повел супругу домой, где и уложил отдыхать, несмотря на все уверения в хорошем самочувствии. -Сейчас полежишь в тишине и покое и лучше станет. Батька с теткой пойдут праздновать к мамке, а мы с тобой пока вместе побудем. Плохо нам что ли?
Быть может святые заступники услышали горячую мольбу казака перед светлым праздником Христового Рождества - но здоровье Гануси явно пошло на лад после той литургии. Тошнота прошла к радости как Мартына так и всех родных и близких, так что молодая женщина могла спокойно заниматься готовкой и прочими домашними делами. Правда любящая свекровь продолжала помогать любимой невестушке, особенно когда та основательно округлилась и ей стало тяжело успевать делать всю нужную работу по дому. Правда Анна была достаточно упряма и предпочитала все делать сама, так что Настасье пришлось мягко уговаривать ее, напоминая что в первую очередь надо сейчас думать о будущем ребенке.
-Какой же у тебя большой да сильный! -улыбнулась вдова, когда в очередной раз зашла проведать Ганусю и нежно обняла ее, не забыв ласково погладить ее большой живот. Было уже начало июля и летняя жара давно уже вошла в самую свою пору, доставляя немало хлопот бедной Анне у которой близился срок. -Хватит уже вертется словно белка в колесе, тебе сейчас отдыхать надо... ведь со дня на день уже? Мне уже не верится, что дождались мы наконец этой радости...
Усадив невестку на лавочку в светелке, Настасья принялась сама лепить вареники, попутно рассказывая последние новости. Как оказалось, сынок тетки Гали присмотрел-таки себе Оленку и теперь дня не проходило чтобы девчонка не говорила о будущей свадьбе.
-Я от нее к тебе сбежала уже... все просит меня поговорить с Мартыном - мол, ему Тарас не нравится и он не согласится меня ему отдать... Нету же у нас бати и значит сватов будет сынок принимать, -рассказывала Настасья пока работа спорилась в ее умелых руках. -Ты бы поговорила с Мартыном, доченька... Оленке и правда замуж пора, а Тарас парень хороший, не обидит ее. Сватовство ведь еще не свадьба, до осени далеко - пусть хотя бы узнают друг друга получше.
Закончив лепить и принявшись готовить борщ, вдова увидела что Анна собралась нести Мартыну в кузню холодного квасу и тут же нашла для любимой невестки белый платок на голову. Солнце уже высоко поднялось и на дворе было уже истинно адово пекло, так что неровен час можно было получить удар.
-Анюта, ты только иди осторожненько, потихоньку, хорошо? -напутствовала Ганусю заботливая свекровь. -Пока вернешься, я уже все доделаю.
Ну а пока шел этот разговор, в кузницу к старшему брату пришла Оленка и долго переминалась с ноги на ногу, прежде чем завести разговор. Мартын терпеливо ждал, успев выковать целую подкову, пока сестрица решилась заговорить.
-Мартын... скоро к тебе сватов пришлют.., -тихим и жалобным тоном начала девушка. -Пожалуйста, не отказывай им...
-Неужели твой Тараска на сватов рахрабрился? -усмехнулся казак. -Ну пусть приходят, отсыпем им гарбузов по самые не балуй. А если узнаю, что он руки распускал с тобой... будет его голова тогда в этой кузне вместо наковальни, помяни мое слово.
Оленка отчаянно покраснела... потому как несколько раз позволяла Тарасу себя поцеловать, когда он тайком приезжал в село. Потом грустно посмотрела на старшего брата и начала всхлипывать как обиженный ребенок, так что Мартын уже не знал куда ему деваться от такого всемирного потопа.
-Это нечестно... когда ты встречался с Ганусей, вы тоже целовались... а я замуж хочу за него! -выдала Оленка, начав не на шутку реветь. -А ты... ты меня совсем не любишь! Не отдашь за Тараса, назло тебе пойду и в речке утоплюся!
-Оленка! А ну стой, кому сказал! -только и успел окликнуть сестру кузнец, когда она ревя в три ручья сбежала из кузницы, только чудом каким-то не задев Анну. -Теперь обиделась... и что мне с ней делать прикажешь???
Приобняв жену за плечи, Мартын увел ее с жаркого солнца в кузницу, где и усадил к себе на руки - табурет был всего один, потому как присаживаться во время работы ему приходилось нечасто.
-Вот теперь ей замуж неймется... и как ей объяснить, что сейчас у меня о другом мысли все? -вздохнул Романюк, нежно коснувшись губами щеки Анны. -Упрямая как ослица, вдолбила себе в голову, что любит Тараса... а мне вот не верится, что он сумеет хорошо о ней позаботится...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-28 00:26:55)

+1

38

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Кто знает, чья заслуга была в том, что Анна после Рождества стала себя чувствовать намного лучше, чем до этого. Постепенно недомогание и слабость отступили, давая возможность молодой женщине наслаждаться тем неповторимым удовольствием материнства. Может быть Господь смягчился к юной Ганусе, а может быть само дите решило прекратить терзать свою молодую мать. А ведь с каждым новым разом ребенок внутри нее начинал все более ощутимо перемещаться под ее сердцем, заставляя замирать ее посреди дороги, улыбаясь и радуясь тому, что происходило с не. Это ведь первый опыт материнства для нее, а потому молодой матери хотелось уловить каждый его миг, не упустив ничего важного. Правда, понадобилось закрыть глаза на те многие сплетни, что плела против нее соседка из хаты напротив, которой казалось, видите ли, подозрительным то, что у дочери Вербицкого такие хорошие отношения со свекровью. Порой Ганне ведь так и хотелось подойти к старой бабке и спросить, чего ей неймется. Жила бы себе, казалось, доживала в покое старость, но нет? И нет-таки! Она словно не может жить, видя, как кому-то хорошо. Каждый раз она выискивала что-то у других, хотя сама не замечала не одной колоды под своим глазом. Естественно, если бы только Анна обращала внимание на все, то давно бы уже родила – сказано преувеличено лишь слегка, но зато вполне правдиво. Все-таки молодая жена Мартына Романюка нашла свой рецепт равновесия и семейного уюта, не обращая внимания на завистников, всегда наблюдавших за ней под самим боком.
Этим утром женщина проснулась благодаря маленькому озорнику, что ощутимо пнул свою мать, будто бы намекая ей на то, что ей уже пора вставать. Правда, она еще попыталась понежиться хоть немного, ведь ночью малыш тоже немного толкался, не позволяя ей уснуть и успокоился только после того, как крепкие отцовские руки стали нежно и плавно рисовать линии по круглому животу своей супруги, что был уже похож на настоящий гарбуз. Теперь, когда все было в порядке, Гануся часто шутила, напоминая отцу о его намерении вручить Мартыну гарбуза вместо того, чтобы позволить ей повязать вышитый рушник на руке любимого казака. Конечно, на эти слова отцу оставалось лишь улыбаться, подкручивая свои седые усы, ведь ему нечего было сказать против своего зятя – тот был работящим парубком, но главное, жил ради своей супруги, в которой просто души не чаял.
Когда Настасья заглянула к своей невестке, старая соседка снова сидела на своем посту и с обыкновенной уже маской на своем лице, наблюдала за происходящим во дворе у Вербицких-Романюков. Бабка и не покачала головой, ни даже не улыбнулась, наблюдая за радостным приветствием свекрови с невесткой, что уже привыкла к безмолвному зрителю в своей жизни, от которой могла отгородиться, спрятавшись в хате.
- Наверное, - лишь пожала плечами Гануся, улыбнувшись свекрови, что как обычно пожурила свою невестку за то, как она хлопочет по дому и хозяйству. – Хотелось бы уже поскорее, хоть завтра, - искренне выдала будущая мамочка, чьи щеки вместе с животом тоже округлились и налились красным цветом. – Хочу уже взять его на ручки и прижать к себе, - добавила она вскоре, не в силах передать те чувства, которые переполняли ее. Это была и гордость, и счастье и просто нетерпеливость.
Пройдя в хату, Настасья, что уже не единожды помогала Анне по хозяйству, быстро принялась за работу, усадив свою невестку за стол, пока она замесила тесто и развела начинку для вареников. Конечно, молодая женщина не могла сидеть и тут без дела, поэтому стала сразу же помогать свекрови лепить вареников для их двух семейств. Обычно, если женщины садились за лепку вареников, это заканчивалось их обилием в миске. Так хватало им троим, а также и Настасье с Оленкой, о которой свекровь сразу же начала свой рассказ.
- Тарас когда-то в детстве имел то еще шило в одном месте, но он никогда не был злым и недобрым в детстве, а сейчас, мне кажется, тем более, - вдумчиво произнесла Гануся, отвечая своей свекрови. Она вытерла руки от муки к старой тряпке, и налила свежего квасу в кухоль, который и хотела отнести любимому мужу и, пользуясь случаем, поговорить с ним о том, что просила Настасья, пока не было поздно. Не хватало бы еще, чтобы Тарас заслал сватов, а Мартын отказал ему, вручив гарбуза. Молвы ведь будет не на одно село!
Но, кто бы мог сказать ей о том, что увидит возле кузницы? Ганна несколько удивленно проводила взглядом Мартынову сестрицу, прежде чем он забрал из ее рук квас и притянул к себе на руки. Конечно, Романюк не стал скрывать от жены ничего и быстро поделился тем, что произошло. И ведь в ответ она могла лишь тяжело вздохнуть, пока в голове крутила то, как бы смягчить категоричность мужа в вопросе свадьбы его младшей сестрицы, за которую он был в ответе.
- А если она любит Тараса и больше не будет ни с кем счастлива? – спросила она осторожно, заглянув в карие глаза кузнеца. – Любовь жестока – она не выбирает, кого любить. Но, возьмешь ли ты ответственность на душу, если твоей сестре придется выйти замуж за нелюбимого, и всю жизнь мучиться при нем? – спросила она осторожно, не отводя своего серьезного взгляда в сторону. – Она молода и хочет замуж – ее нужно понять, ведь возраст подошел. Да и твоя матушка также беспокоится за будущее дочери – сейчас именно тот час, когда важно не ошибиться и не прогадать со временем, Мартын. Подумай хорошенько еще раз об этом, - добавила она, нежно коснувшись ладонью щеки супруга, прежде чем накрыть его уста в коротком поцелуе.

+1

39

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Мартыну оставалось лишь тяжко вздохнуть, прежде чем ответить любимой жене. Да и что тут скажешь, если она была права? Ну откажет он Тарасу и что дальше? Оленка влюблена и отдать ее за другого и в самом деле будет означать загубить ее молодую жизнь... да и глупостей она вполне способна наделать.
Собственно говоря, разумный выход у Романюка сейчас был лишь один - послушать Анну и маменьку и разрешить помолвку (если конечно Тарас и вправду собирался свататься), да и заставить себя как-то переменить отношение к мальчишке. По суди дела, Мартын его заочно невзлюбил когда тот стал подкатывать к его младшей сестрице - но если Тарас сумел понравится Оленке, значит было в нем что-то хорошее?
-Брак такое дело, что заключается один раз и навсегда.., -ответил казак, улыбнувшись любимой жене. -Знаю что ты права, но боюсь ошибиться в Тарасе... а вдруг он будет вроде Остапа, по которому хорошая порка плачет? Твоя подруга его любит, но в его доме ей живется несладко... Но ладно, так уж и быть, дам я Тарасу шанс доказать что он достоин сестры и соглашусь на помолвку.
Он нашел губы жены своими, продолжая бережно и нежно обнимать ее - правда при этом неугомонный малыш вновь принялся сильно толкаться, едва только почувствовал близкое присутствие своего непутевого батька. Мартын рассмеялся вместе с Анной и поднявшись с табуретки, повел ее к дому, ведь в такую жару ей не стоило долго находится на открытом воздухе.
-По-моему, ему там уже тесно и не терпится выйти, -забрав кухоль, кузнец вновь приобнял любимую жену. -Давай ты сейчас ненадолго приляжешь, а я пока поищу Оленку? Пока я за ней хожу, как раз вернется твой отец и можно будет садится полдничать.
Взяв с Анны обещание обязательно ненадолго прилечь и не заниматься домашними хлопотами до его возвращения, Мартын поцеловал ее и направился на поиски младшей сестрицы. Соседская бабка как и всегда проводила его недовольным взглядом со своего "поста" возле хаты - как будто он не собственную жену сейчас целовал, а какую-то посторонюю женщину. Усмехнувшись, Романюк приветственно кивнул старой Кылыне и направился к Серету, где и нашел Оленку - она правда уже не ревела, но выглядела очень расстроенной и отвернулась от своего брата, стоило ему усестся рядом.
-Ладно... если так любишь его - дам я свое согласие на сватовство и свадьбу. Но и ты меня пойми тоже, ведь боязно мне за тебя..., -вздохнул Мартын, посмотрев на грустную девчонку. -Я ведь отцу обещал, что ради твоего счастья все сделаю... а потом ошибок много наделал. Знаешь как они даются, Оленка? За некоторые себя простить невозможно, так что следует думать прежде чем на что-то важное решится...
-Я знаю что только с ним буду счастлива.., -тихо ответила девушка, прислонившись щекой к плечу брата. -Мы будем так же хорошо и дружно жить как ты с Ганусей... и я буду часто приезжать и навещать тебя и мамку. Только пожалуйста разреши мне стать его женой...
Можно ли удержать в своих руках вольную горлицу? Разве что по ее собственной воле... и сейчас Романюк прекрасно понимал что творилось на душе у Оленки. Любовь к Тарасу дала ей настоящие крылья, тогда как он не позволял ей летать.
-Пусть твой Тарас присылает сватов. Так уж и быть, не будет ему гарбузов.., -улыбнулся Мартын и обнял сестру, притянув к себе. -А ты зачем, кстати на речку-то пришла, негодница? Неужели и правда дурное удумала?
-Меня ноги сами сюда принесли... а потом боязно стало, -честно призналась Оленка. -Я же плавать не умею совсем...
-Вот дуреха.., -поднявшись на ноги, Романюк протянул сестре руку. -Пойдем домой, тебя мамка наверное уже ищет... а мне батька придумал чем заняться кроме кузницы.
Мартын словно в воду глядел, потому как по возвращении домой, его и правда ждало новое дело - устроить два новых стойла в конюшне. Пан Собесский нынче расщедрился, подарив старому Гнату двоих молодых жеребчиков за добрую и верную службу, так что у казака появилась новая забота до самого вечера.
-Ничего-ничего, пусть поработает, -в шутку усмехнулся Вербицкий, заметив что дочь собралась выйти на двор. -Мужику вредно без дела сидеть... а ты бы передохнула лучше, дочка?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-28 22:51:59)

+1

40

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Анна прекрасно понимала своего супруга, что так волновался за благополучную жизнь в браке для своей сестренки, ведь ему предстояло решить ее судьбу и это будет сказано без каких-либо преувеличений, ведь такой выбор делается на всю жизнь и пути назад уже никогда не будет. Тут в пору было припомнить собственное сватовство, когда в таком же положении, как сейчас был Мартын, пребывал старый Гнат. Он, конечно, был более взрослым человеком, чем Романюк, но точно также переживал за будущее своей единственной дочери, как это делал Мартын, волнуясь о будущем сестренки, что неожиданно быстро выросла из маленькой озорницы, став настоящей девицей, на которую заглядывалось добрая половина парубков на селе. Надо думать, парубки еще взбунтуются, когда узнают о том, что из соседнего села парубок решил взять себе невесту – мало ли там девиц? Но, так уж водится, что сердцу не прикажешь, где искать свою судьбу и никогда не узнаешь, где натолкнешься на нее: у речки или в гостях.
- Если я скажу, что совсем не успела устать за день, ты мне все равно велишь прилечь? – улыбнулась Ганна супругу, что настаивал изо дня на день на постоянном отдыхе, из-за которого будущей матери казалось, будто бы она превращается на самую настоящую лентяйку и белоручку, которую еще не видел весь Гарбузов. Однако отказать мужчине она не могла, да и не умела, поэтому поднявшись с мужем, она понемногу направилась в сторону хаты, где Настасья уже заканчивала лепить вареники им всем на обед. У тына мужчина подарил ей далеко не скромный поцелуй, в ответ на который она должна была все-таки пообещать мужу исполнить его небольшую просьбу и провести еще немного времени, отдыхая. Но, прежде чем поспешить выполнить просьбу, Ганусе хотелось перво-наперво порадовать свою свекровь, с которой только говорили о предстоящей свадьбе ее младшей дочери, которую пора было уже просватать за парубка, которого выбрало ее сердце.
- Говорит Мартын, что не откажет сватам, если Тарас-таки придет с ними, - тихонько произнесла она, подойдя к Настасье, коей подарила искренне широкую улыбку своих белых зубов. – Когда я пришла, у них с Оленкой была какая-то размолвка, но Мартын, похоже, решил сделать так, как хочется вашей доне, - добавила молодая женщина, радуясь тому, какую хорошую весть принесла. И ведь Настасья тут же едва не прослезилась с радости такой, не веря тому, что дождалась таких заметных перемен для своих детей. Чего оставалось ей ждать? Только внуков, первенец из которых уже был на подходе.
Собственно, вспомнив о желании мужа, Анна все-таки прилегла ненадолго, позволив глазам своим прикрыться и представить себе облик своего малыша, которого она вот-вот родит. Только лежать долго было невозможно – малышу явно не хотелось, чтобы маменька сейчас спала и всячески противился воле своего отца, которому хотелось заставить жену проводить больше времени в постели. Когда наконец-то во дворе послушался шум, Ганна поднялась с постели и направилась на выход из хаты, где уже в полной мере начал хозяйничать Гнат, найдя зятю хорошее занятие. Правда, такое занятие явно не пришлось по нраву Ганусе, что нахмурилась, глядя на отца.
- Папа, я скоро подумаю, что ты нарочно выдумываешь Мартыну всякие занятия, лишь бы он не присел лишний раз, - заметила Ганна, не желая умолчать, хоть и должна была это сделать. Все-таки она была хорошо воспитанной молодицей, что лишь стала слегка более капризной, нежели раньше, тогда как окружающим приходилось мириться по большей степени. Но, не успела молодая женщина что-либо добавить, как ощутила будто бы пара маленьких ножек своими пятами уперлась ей в спину, от чего стало больно и она судорожно вздохнула.
Первой возле Анны оказалась Настасья, что быстро поняла, что к чему.
- Гукайте Мартына, - велела она. – Пусть бежит за бабкой-повитухой – началось, - уверенно констатировала факт свекровь, прежде чем Ганна ощутила, как резкая боль прошла. Ей на самом деле не верилось в то, что ребенок уже родится. Может быть потом? Они ведь привыкли, что это случится вот-вот, но не сейчас… К тому же поначалу ее почти и не болело ничего, как предупреждала ее об этом Маричка, что уже родила своего первенца и души не чаяла в нем.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Чом ти не прийшов?