В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Чом ти не прийшов?


Чом ти не прийшов?

Сообщений 41 страница 48 из 48

41

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Мартын не стал спорить с тестем и послушно направился в конюшню - да и что было спорить, если двоим жеребчикам так и так нужно было хорошее место? К тому же теплым и жарким вечером, воздух начал парить словно перед грозой, так что казак решил поторопится и настолько увлекся работой, что не сразу услышал как его окликнул старый Гнат.
-Сынок, беги скорее до старой Домны! У Анны кажется началось!
В первую минуту казак не понял, что именно началось... и удивленно посмотрел на тестя, что выглядел сейчас... испуганным? Правда Вербицкий не стал долго ждать и подойдя ближе, хорошенько тряхнул зятька за плечи, чтобы до того быстрее дошло.
-Что встал как вкопанный? Сейчас твое дите родится, беги скорее!
-Боже ты мой.., -только и смог выдать Романюк, которому показалось, что все его страхи о любимой жене сейчас разом вцепились ему в горло своими липкими пальцами. -Бегу, батька!
После того как Мартын перемахнув через плетень, побежал за повитухой, Гнат лишь покачал головой, а затем обернулся к сватье, что вышла узнать, скоро ли придет старая Домна. Настасья старалась быть спокойной, прекрасно зная какую ужасную потерю пришлось в свое время пережить Вербицкому... однако, если думать о плохом, оно не заставит себя долго ждать.
-Все хорошо будет... Анюта молодая и здоровая, -улыбнулась вдова. -А Домна свое дело знает, так что ничего дурного не случится, Гнат...
-Твои бы слова, да богу в уши.., -вздохнул старик. -Не могу я не бояться, пойми... и хуже всего то что ничем не могу помочь любимой дочке. А если с ней случится что-то...
-Пойдем-ка в дом? Пока еще не началось, сядешь, успокоишься и выпьешь медовухи, -предложила Настасья, взяв Гната под руку. -Потом выдохнешь спокойно и будешь молится, чтобы все благополучно было. А о плохом даже думать не смей, это ведь наш первый внук...
Наблюдая эту сцену, бабка Кылына тут же пожаловалась своей дочери, что вдова Романка совсем стыд и совесть потеряла - зачастила в дом Вербицких и думает что никто не понимает зачем. Можно подумать, совсем незаметно как она вьется вокруг отца Гануси?
-Да перестаньте вы, мама.., -вздохнула в ответ дочь. -У них Анна на сносях и вот-вот родит - конечно же Настасья к ним ходит, мало ли помощь нужна какая? Гнат ведь уже много лет вдовый и не сможет дочке помочь, там где нужен женский совет...
-И в кого ты только у меня такая глупая уродилась? -недовольно ответила Кылына. -Да я их каждый день вижу и мне давно понятно, чего Настасья добивается. Одна не хочет оставаться, ведь дочка ее наверняка скоро замуж выскочит...
Ну а пока шли все эти разговоры, Мартын успел сбегать за повитухой-знахаркой и живым духом вернулся домой. Пока Домна вместе с его матушкой готовили все необходимое чтобы принять дите, он уселся на край постели в спальне и подал жене руку, стараясь не поддаваться прежним страхам. Однако это было трудно... ведь судя по тому как Анна сильнее сжимала его ладонь своими пальцами и закусывала губу, сдерживая стон, приступы боли становились все сильнее и продолжительнее.
Тем временем, знахарка принялась готовить спальню и сожгла на свечке какое-то сухое растение, от которого сразу распространился приятный свежий запах. Еще несколько щепоток, она бросила в таз с горячей водой и как следует ополоснув руки, подошла к Мартыну и приказала ему помочь жене улечься поудобнее.
Романюк повиновался и когда Анна легла на спину, с опаской наблюдал как бабка, приподняв ее ночную рубашку, осторожно ощупала ее большой живот.
-Ну, красавица моя, сейчас надо будет потерпеть и как следует постараться, -сказала старая Домна, улыбнувшись Ганусе и затем обернулась к Мартыну. -А тебе здесь делать нечего - ступай с богом, придешь когда я тебя позову.  Матушку свою пришли лучше.
Казак послушно вышел, даже не успев поцеловать жену - повитуха не позволила, почти что вытолкав его за дверь. Ну а далее потекли часы ожидания... и даже медовуха, которую Мартын выпил за компанию с тестем, нисколько не помогла избавится от противной нервной дрожи. Слушать как Анна раз за разом стонет от боли было просто невыносимо... а уйти хотя бы на двор было еще страшнее - вдруг что случится?? Так Романюк и просидел вместе с отцом любимой жены всю ночь, а когда уже начало светать и на дворе прокричал заспанный петух, то наконец услышал громкий плач из спальни. Правда прежде чем Мартыну наконец позволили зайти, прошло еще некоторое время... и наконец дверь открылась и старая Домна вынесла уже чистенько вымытого и спеленутого малыша.
-Ну что казак, дождался сынка наконец? Глянь, какой красавец - большой и сильный. Заставил свою бедную мамку изрядно помучится... я даже испугалась уже, что не сможет она сама разродится, -улыбнулась знахарка, подав ребенка Романюку на руки. -Крепче держи, не урони. Он уснуть уже успел...
-А моя жена? -тут же поинтересовался Мартын, осторожно обняв спящего сына. Пока что даже как-то не верилось, что долгое и счастливое ожидание наконец-то закончилось... -Как она??
-Тоже уснула. Ей теперь нужен полный покой, так что пусть лежит неделю - а я буду заходить каждый день, -ответила Домна. -Пока не проснется, не тревожь ее... я ей отвар дала целебный, чтобы боль унять. А пока, пойду я.
Когда бабка ушла, прежде пошептавшись о чем-то с Настасьей, казак очень осторожно приподнял край вышитого одеяльца, посмотрев на лицо своего сына. Мальчик тихонечко посапывал во сне и недовольно заерзал, когда отец легонько коснулся губами его лобика.
-Давай я его уложу? -тихо шепнула Мартыну мать, осторожно забрав у него ребенка. -А ты иди тоже поспи, сынок - выпей для успокоения нервов и давай ложись. Когда проснешься, Анюте уже будет лучше, Домнин отвар всегда безотказно действует.
Прежде чем послушаться мать, Романюк заглянул к жене... и испугался еще больше, увидев ее бледное и усталое лицо. Он очень осторожно и бережно укрыл ее получше одеялом и затем ушел на конюшню, где и уселся на большой охапке сена вместе с бутылкой батькиной медовушки, подумав о том, что больше так Ганусю мучится не заставит...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-29 01:17:50)

+1

42

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Ребенок, наверное, может считаться самой большой загадок из всех существующих загадок мира, разгадать которую может женщина, пережившая счастье стать матерью. Естественно, не каждой женщине под силу пройти этот путь, и даже Анна в какой-то момент подумала о том, что не переживет той боли, которая выпала на ее долю, прежде чем до ее ушей не коснулся плач сына. Устало улыбнувшись тогда, женщина чувствовала себя самой счастливой не только на селе, но и в целом мире, ведь теперь она могла не просто чувствовать того маленького колобка под сердцем, что по ночам не давал ей спать порой, но и держать на руках и даже кормить грудью. Правда, хорошенько измучавшись, молодая мать быстро отключилась, тем более отвар, который ей дала Домна подействовал очень быстро, сморив ее в считанные минуты. Трудно сказать, сколько времени она провела во сне, однако проснулась на следующий день Гануся, услышав плач своего голодного ребенка, которого пытался утихомирить Мартын. Настасья тогда выбежала на какое-то время к себе в хату, где Оленка начала уже готовиться к скорому визиту сватов. Тарас обещал прийти уже в воскресенье, а этот день был уже не за горами – каких-то три дня оставалось, за которые девица уже перемыла всю хату. Улыбнувшись мужу, Ганна приподнялась в постели, прежде чем взять его на руки и снова растаять от счастья, наблюдая за тем, как их сын жадно кушает. Она даже побоялась сказать что-либо вслух, поэтому обратилась к супругу шепотом:
- Как нам лучше его назвать? Он такой необыкновенный и хорошенький…
В прочем, имя подобралось само и крайне просто – Зиновием назвали, в честь его прадеда по линии деда Гната и прапрадеда по линии бабки Настасьи. К кресту понесли ребенка уже на следующий месяц, когда малыш и мать его окрепли, а за кумов зазвали Тараса из соседнего села, что засватал Оленку. Именно потому, что не гоже было к кресту нести будущим супругам, Анна позвала за куму свою давнюю подругу Маричку. Правда, Оленке пришлось обещать, что в следующий раз она будет крестной матерью у их сына или дочки.
Так время и полетело для Гануси и всей их родни. Сначала после крестин они благополучно дождались сенокоса, а там наступила щедрая на свои дары осень, когда и сыграли пышную свадьбу Оленки и Тараса. На молодят было любо глянуть – хорошо смотрелись вместе. Но, главное, как сияли глаза у них обоих, когда смотрели друг на друга! Просто не передать словами. Однако после свадьбы во дворе у Настасьи стало тихо и как-то грустно без Оленки, что отправилась жить к мужу, как это и велит традиция. Настасья стала все чаще заглядывать к семье сына и свату, тем более с Зеныком всегда нужно было помогать, ведь мальчишка рос озорным и требовал максимум внимания к себе. Но каждый раз, когда свекровь уходила от них, сердце Анны словно бы сжималось и как-то она уже поделилась этим с отцом и мужем, предложив как-нибудь решив этот вопрос. Все-таки она то должна была пойти за невестку в дом, где жил ее муж… И решение нашлось, когда в ноябре ударили первые холода. Настасью убедили остаться и жить с ними в хате, тем более места там всем хватало. Да и разве не веселее было им?
Да вот только то, что кому-то весело и хорошо бывает, кому-то завистно. Кылына быстро распустила злые сплетни, слушать которые было просто невозможно. Поэтому одним поздним вечером на Романа, Гнат обратился к своему семейству с громким заявлением: они с Настасьей все-таки решили пожениться и повенчались в церкви. Не гоже ведь в их возрасте спрашивать детей совета, да и не хорошо слушать достойной женщине жестокие сплетни за спиной.
Так начали проходить годы, Зенык рос, радуя своих родителей и на третье лето по рождению сына Анна впервые обратилась к мужу с предложением зачать еще одно дитя. Грех ведь жить в браке и не дать жизнь еще ребенку. Да и у Марички уже на подходе было дите, которое к кресту понесла Анна. Девочку назвали в ее честь, и пока крестная играла с крестницей, подруга решительно высказалась относительно того, что самой Ганусе пора уже носить под сердцем ребенка. Плохо что ли стараетесь с Мартыном? – и ведь эта мысль так засела глубоко на сердце у женщины, что выбросить ее она не могла и позабыть. Казалось, супруг по-прежнему любит ее, также уделяет внимание ей, однако каждый раз, когда они становятся единым целым, меняется и … осторожничает. Целый год мучилась этим Анна, каждый раз сомневаясь в себе или пытаясь разыскать решение этому положению вещей, ведь все еще помнила, какого было раньше. Прежде ведь у них не было таких проблем. Да и если бы они были, разве появился бы на свет такой чудный малыш?
Тихо вздохнув, Гануся прислушалась к тому, как мирно сопел в своей кроватке их сыночек, которому совсем недавно уже выполнилось четыре года. В хате было тихо, а солнце только пробиралось по небосводу – совсем скоро ей придется вставать с постели и кормить домашних зверей, а после готовить завтрак. Но, прежде чем последовать своему женскому долгу, Анна повернулась к супругу, проводя кончиками пальцев вверх по его ладони к плечу и груди. Наклонившись к губам Мартына, она подарила ему поначалу совсем нежный и осторожный поцелуй, что в скором времени перерос в нечто более требовательное… Так, разбудив мужчину, Анна аккуратно приподняла подол своей длинной рубашки, в которой спала, и устроилась сверху на муже, надеясь, что так сумеет хоть как-нибудь перехитрить своего благоверного и подтолкнуть его к менее осторожным действиям.
- Я люблю тебя, - тихо прошептала Гануся, вновь наклонившись к устам любимого мужчины, слегка ускоряя темп, и пока никто ей не мог помешать добиться желанного…

+1

43

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Если бы кто-нибудь сказал Мартыну, что его мамка вновь выйдет замуж - он ни за что бы не поверил в подобные глупости. Однако, время лечит любые раны... и теперь Настасья была уже законной женой Ганусиного батьки, лишив таким образом старую сплетницу Кылыну возможности перемывать себе кости.
-Вы теперь вдвоем станете меня делами нагружать? -посмеивался Романюк после свадьбы тестя. -Батька не любит когда я без дела сижу, а теперь еще и ты, мама, ему помогать будешь?
-Глупостей не говори, -отмахнулась от сына Настасья. -Знаешь ведь, что я просто хочу рядом с тобой и Анной быть и Зеныка поняньчить. А Гнат тебе всегда добра желает...
-Знаю, мама и очень рад за тебя... ведь с некоторых пор у меня снова отец есть. А что гоняет работать, так я не жалуюсь, -улыбнулся Мартын. -Для своей ведь семьи стараюсь, не для кого другого.
По счастью, все возможные беды забыли дорогу в хату Вербицких-Романюков - и время потекло безмятежно и радостно, заставляя забыть о недавних плохих временах. Маленький Зенык рос озорным и веселым мальчишкой, радуя своих родителей и бабку с дедом и его отец считал что все его заветные мечты сбылись. Есть любящая и заботливая женщина рядом, прекрасный ребенок, хороший дом - чего еще может желать любой нормальный мужчина? Правда давние страхи за любимую жену у казака так и не прошли и он более не желал повторения той бесконечно длинной и страшной ночи, когда Гануся родила Зеныка. Один бог знает, что было бы, если с ней что-то случилось... так что едва Анна оправилась после родов, Мартын старался быть с ней в постели особенно нежным и осторожным, чтобы не заделать ненароком еще одно дите. Вот только при этом, Романюк даже и не догадывался насколько его супруге хотелось родить ему второго ребенка...
-А ты меня возьмешь с собой завтра? -как-то теплым летним вечером поинтересовался Зенык, увидев что отец принялся разбирать свои рыболовные снасти. -Пожалуйста... я тоже хочу рыбок половить...
Дело было в спальне и Анна уже успела уложить сынишку в кровать - вот только он тут же уселся, заметив что батька занялся чем-то очень интересным. Мартын лишь улыбнулся, собрав удочки и посмотрев как жена старалась уговорить неугомонного озорника улечься наконец.
-Тебе что сказали? А ну быстро спать, пока я за хворостиной не пошел! -стянув рубашку, казак поставил снасть возле двери, чтобы с утреца было сподручнее ее забрать и затем улегся в постель. Нынче днем, Мартыну пришлось работать в кузне допоздна, так что его сморило, едва только Гануся улеглась рядом и привычно устроилась на его плече... Проснулся же Романюк от жаркого и нетерпеливого поцелуя, подаренного женой и естественно вернул его сторицей, хотя еще и не совсем проснулся. Далее, ему оставалось лишь выдохнуть, когда Анна устроилась сверху и начала череду приятных плавных движений, начав понемногу ускорять ритм.
-И я люблю тебя.., -Мартын стянул с жены ночную рубашку и усевшись поудобнее, прильнул губами к ее груди. Двигаясь навстречу Анне, он успел накрыть ее губы своими, поймав очередной сладкий стон в новый поцелуй. -Тише, милая... сейчас Зеньку разбудим и тогда его будет уже не уложить...
По счастью, Зенык с колыбели всегда спал крепко и спокойно, давая возможность родителям побыть вдвоем - и сейчас можно было дать себе волю и отыграться за слишком даже тихую ночь. Вот только поддавшись нежным и ласковым объятиям жены, казак позабыл обо всем на свете и не сумел вовремя отстранится от нее, как делал обычно. Отдышавшись, впору было ругнуть себя последними словами, но тут Гануся вновь притянула к себе Мартына, скользнув ладонью по его животу и опустив ее ниже, едва не заставив его вновь простонать от удовольствия.
-Сердце мое... если ты хочешь сегодня печь рыбник как собиралась, то мне надо уже топать на Серет, -он улыбнулся, аккуратно перехватив руку Анны и нежно поцеловав ее в очередной раз. -Давай ты подождешь пока я вернусь, попросим мамку приглядеть за Зеныком и сбежим с тобой в нашу старую хату? Мне сегодня не надо идти в кузню, так что весь твой буду...
Ганусе пришлось позволить мужу подняться с постели и начать собираться на рыбалку - умывшись и одевшись, он сбежал за несколько минут до того как проснулся маленький озорник и очень расстроился не застав отца. Потом мать и бабушка усадили было Зеныка за стол завтракать, однако улучив момент когда обе хлопотали возле печки, мальчишка мигом слез с лавки и был таков. Выскочив во двор, он едва не попался на глаза дедушке, так что спрятался в огороде и затем вылез через дырку в плетне, после чего быстрее пули побежал к речке.
Тем временем, Мартын удобно устроился на траве, разложив свои удочки и угостившись прихваченным из дома пирогом. Накануне вечером, мамка решила всех побаловать и напекла пирожков с картошкой, а еще с луком и яйцом, так что нынче было что взять с собой перекусить. Утро было просто чудесным и на речке было тихо и спокойно... ровно до того момента, пока подняв клубы пыли на дороге не прибежал неугомонный сынок и с довольным видом плюхнулся к своему отцу на руки.
-Это как называется? Мама-то знает, что ты ко мне побежал? -строго поинтересовался Мартын, на что Зенык лишь вздохнул. Как говорят умные люди - охота пуще неволи? -Просто отлично... ты понимаешь, что она тебя сейчас ищет?? И бабуля с дедом наверняка тоже...
-Тять, глянь клюет! -не растерялся мальчишка, указав отцу на прыгающий по спокойной воде поплавок. -Наверное большая рыбка!
Казаку пришлось на пару минут позабыть обо всем, вытягивая добычу из воды. И так случилось, что после того как прибежал Зенька, клев пошел такой, о котором удачливому рыбаку можно было только мечтать.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-01 00:01:07)

+1

44

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Любовь – не потребность или необходимость молодых лет, когда разгоряченная потребностью в любви и ответных чувствах кровь бурлит в венах, подталкивая порой молодежь на отчаянные поступки. Любовь нужна в течении всей жизни всем и каждому, ведь без любви нельзя приступить ни к одному делу, что спорится в руках у терпеливой хозяйки. Без любви же не вырастишь ребенка, что зачастую норовит нарушить все переданные ему указания и уроки жизни на будущее, правда поначалу не самое отдаленное во времени. А еще без любви не проживешь в счастливом браке много-много лет, как и предписывает не одно давнее сказание, заканчивающееся на славных словах «и жили они долго и счастливо». Естественно, ведь все хотели бы жить долго и счастливо! Ну, найдите хоть одного, кто не будет желать себе счастья? Однако сейчас Анна требовала у мужа именно любви, той пламенной и безоговорочной, неуемной и нетерпеливой, которой он окружил ее с самой первой их совместной ночи, в качестве законных мужа и жены. С тех пор, как они сочетались браком, совершенно незаметно прошло уже пять лет, пусть даже женщина прекрасно помнила, будто бы вчера, ту первую их ночь, когда она дрожала в объятиях Мартына, словно осиновый лист, не зная, как лучше себя повести или, как отчаянно она краснела, стоило супругу уделить ей особенного внимания среди белого дня, как было под стогом сена. Это теперь она стала более раскрепощенной, требовательной и откровенной, доверяясь всецело своему супругу, любви которого она добивалась, ведь чувствовала, что кое-что все-таки у них изменилось. Теперь муж будто бы предпочитал держать контроль над всем процессом их близости, боясь пуститься в неизведанное плавание полное чувств и приятных эмоций друг к другу…
И что все-таки меняется со временем? Что пришло такое новое в их отношения, что заставляло каждый раз мужчину прибегать к излишней осторожности? Эти и многие другие вопросы Анна не единожды уже задавала себе, но так и не нашла для себя ответа. Если может мужчина не желать ребенка от той женщины, которую любит, а в том, что Мартын все еще ее любит Гануся почти и не сомневалась. Особенно нынче сомневаться ей не приходилось, когда любимый супруг ловко избавил ее от скрывавшей изгибы ее тела сорочки, что приземлилась где-то на пол, и прильнул к ее пышной груди.
Она не удержалась и тихо простонала, прежде чем ее стон приглушил поцелуй Мартына, что еще успел сонно пожурить ее за несдержанность. Однако уже вскоре высшая мера желания была преодолена и им двоим оставалось опустить на мягкие подушки, тяжело дыша. Ну, а Ганне еще и оставалось определенно быть довольной собой, ведь ее коварный план сработал. В прочем, повторить все снова женщина была не против, а потому ее шаловливая ручка скользнула вниз живота супруга, прежде чем он остановил ее.
- Хорошо, - согласилась женщина, тяжко вздохнув. Ей не хотелось отпустить мужа, как и не хотела она позволять Мартыну уходить сейчас, однако обещание, данное ним, убедило ее поступиться. В прочем, удовольствие, будто бы рукой смыло с лица, оставив лишь на щеках красный румянец от разгорячившейся крови. – Подай мне тогда сорочку, пожалуйста, - попросила она у мужа лежа в постели, так и не подумав натянуть на себя одеяло. Как говорится, пусть муж видит, от чего он отказывается, уходя к своим холодным и мокрым рыбам! Ибо нечего… К тому же маленький озорной ребенок все еще спал, позволяя своей матери щеголять пока не совсем одетой.
Но, подниматься из постели пришлось, как и пришлось одеваться и выходить во двор, где ждало хозяйство и множество голодных кур, гусей, не говоря уже о корове, которую нужно было выдоить и пара поросят, которых они только начали откармливать. И пока Анна начала заниматься хозяйством, женщина успела проводить мужа к калитке, после чего проснувшийся Зенык занял все свободное время своей матери. Правда, в один момент Ганусе пришлось отвлечься, но когда она вернулась к своему озорнику… его там не оказалось. Решив, что сыночек наверняка выбежал во двор, женщина последовала туда, однако расспросив батьку, не видел ли он своего внука там, услышала не самый радостный ответ. Не на шутку разволновавшись, Ганна начала гукать сына, и было подошла к калитке, заметив без особенного труда там бабку Кылыну, что сидела неподвижно на своем «посту».
- А кого ты так ищешь, Ганусь? – спросила, будто бы не зная старуха.
- Дай боже вам здоровья, бабусю, - ответила Анна старой соседке. – А не видели вы нашего Зеныка? Спрятался куда-то, не могу найти… - едва не плача, произнесла женщина, прежде чем заметив неприятную усмешку на лице старухи.
- А за детьми нужно лучше смотреть, Ганусь, ...- ехидно произнесла Кылына, но прежде чем она договорила ноги Ганны понесли женщину к речке, где рыбалил Мартын. Вдруг муж поможет найти ее маленькую пропажу? Слезы сами напросились на лицо, когда молодица бежала к реке, однако стоило ей только заметить, как резвится маленький озорник возле своего отца и радуется его улову, женщина остановилась и отдышалась, после чего вытерла тыльной стороной ладони свои слезы и подошла к своим парням.
- Ну, и как это называется? – строго произнесла Анна, обращаясь сразу к двоим. – Я тут ищу, ищу, ищу, ищу, а он тут себе играет… - выдохнула она. – Похоже, кого-то пора наказать, - нахмурившись, добавила она, прежде чем опустилась на теплую траву.

+1

45

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Определенно, Мартыну надо было все бросить и поругав хорошенько сына, отвести его к жене... но как назло, рыба начала клевать как оглашенная, так что минут десять спустя после того как прибежал Зенька, у удачливого рыбака была уже половина ведерка законной добычи. Мальчишка был в полнейшем восторге, наблюдая за тем как его отец ловко подсекал крупных окушков и плотву, выуживая их из воды одну за другой... и в результате оба не заметили как прибежала расстроенная Гануся, потерявшая свое маленькое и драгоценное сокровище. Заметив как жена смахнула слезинки со своей щеки, прежде чем подойти ближе, Романюк ощутил себя виноватым - он должен быть умнее и старше своего неразумного сынишки, а вместо этого повел себя как мальчишка, дорвавшийся до рыбалки...
-Мама, посмотри сколько рыбы мы поймали! -увидев мать, Зенык тут же подбежал к ней, ухватив за юбку. -Есть даже большие... погляди!
Понятное дело, Анне было совершенно не до рыбы сейчас и она была вправе обижаться на своего непутевого мужа. Пользуясь моментом пока озорной сыночек уселся рядом с ведерком с рыбой, Мартын притянул к себе жену и нежно обнял, с удовольствием коснувшись любимых губ.
-Прости меня... надо было сразу вести его домой и пропади эта рыба пропадом, -казак виновато улыбнулся. -Но я что-то чересчур увлекся... Идем домой? Мы с тобой хотели вдвоем побыть, так что надо сбежать пока батя с мамкой не нашли чем нас занять.
Прихватив ведерко и удочку и посадив сына себе на шею, Мартын протянул руку любимой супруге и направился к дому. Бабка Кылына проводила молодое семейство очередным недовольным взглядом и после долго бубнила своей дочке, что жена кузнеца едва дите не потеряла нынче - вот и доверяй ей ребенка? Дочь, занятая делами по дому, лишь рукой махнула на сварливую матушку, давно уже привыкнув что ей вечно все не так.
-Нашелся постреленок? -покачал головой старый Гнат, когда довольный внучок подбежал к нему и похвастался уловом. -Рыбак-рыбак, не совестно тебе? Мамку перепугал, со двора сбежал... это как называется, а?
-Я хотел пойти к тяте.., -вздохнул Зенык, уткнувшись в материну юбку. Обычно дома его ругали очень редко, но метко, как говорят в народе. -Посмотреть как он будет рыбку ловить... я больше не буду...
-Батя, мама, а вы куда собрались? -решил поинтересоваться Мартын, заметив что его мать сама приоделась и мужу выдала новую рубашку. -В гости что ли?
-Твой крестный с женой скоро в гости придет, -улыбнулась Настасья. -Так что твоя рыба очень кстати будет.
-Мама, раз вы с батьком никуда не идете, приглядите за Зеныком? Мы с Ганусей пойдем пройдемся.., -попросил Романюк, на что Гнат лишь добродушно усмехнулся, матушка кивнула головой, а сын тут же стал просится на прогулку. -Нет, Зень... побудешь с дедушкой и бабушкой. Мы с мамой скоро придем.
Гнату с Настасьей удалось отвлечь мальчишку, тогда как Мартын приобнял жену и повел ее в старую материну хату. И пусть в ней уже давно постоянно никто не жил, везде царил порядок и не было не пылинки - неугомонная мамка казака не забывала заглядывать в старый дом и наводить чистоту. А вдруг Оленка с мужем неожиданно приедет, так хоть будет им где пожить в Гарбузове?
Под бдительным надзором старой Кылыны, Романюки ушли со своего двора и скрылись в соседней хате - естественно, она не могла сдержаться и начала бубнить себе под нос, потому как дочка была занята в огороде. Что же до Мартына - он хорошенько запер дверь и привел Анну в свою бывшую спальню, где до кучи еще и задернул занавески на окнах...
-Хорошо что дядька Кондрат намылился прийти... значит можем подольше здесь побыть, -улыбнулся Романюк, притянув к себе жену и подарив ей долгий и жадный поцелуй. По счастью, сейчас можно было не сдерживать своего неуемного желания, так что казак не тратя даром времени принялся раздевать свою ненаглядную. -Знаешь... мне кажется, что ты на меня за что-то обижена...
Избавив Ганусю от одежды, Мартын не забыл испортить ее аккуратную прическу, распустив длинные красивые волосы жены - а затем, мягко и аккуратно уложил ее на постели и устроился рядом. Анна как и всегда была нежной и ласковой, охотно поддаваясь всем жарким ласкам своего мужа, так что он подумал, что она все еще может расстраиваться из-за выходки Зеныка.
-Если ты на меня сердишься из-за сегодняшнего... то я больше не разрешу Зеньке сбегать от тебя. Я люблю тебя, сердце мое... ты меня простишь? -говоря, мужчина коснулся губ Анны и затем спустился поцелуями ниже, проведя ладонью по ее бедру. -Очень люблю...
Ну а далее казак поддался совершенно жгучему желанию и начал неторопливую сладкую пытку, во время которой уже не нужны были лишние слова. И так вышло, что он вновь не успел "сбежать" в самый ответственный момент, потому как совершенно забылся в объятиях любимой жены - к тому же, она не позволила ему отстранится, крепче обвив руками его шею. Какой мужчина не подчинится своей женщине, когда она страстно его желает? Вот и Мартын не сумел противится рукам Анны и после финала, опустил голову ей на грудь, постаравшись отдышаться - впору было ругать себя последними матерными словами за несдержанность. Романюк уже успел привыкнуть к мысли, что еще одно дите может попросту убить Ганусю...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-01 20:14:09)

+1

46

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
В действительности, как только Анна увидела маленького озорника возле Мартына, женщина припомнила вечер накануне и едва не чертыхнулась, поняв, что могла обнаружить ребенка многим раньше. Все-таки Зенык любил больше всех компанию своего отца и сопровождал его практически везде, куда только кузнец не направлялся. Исключением была лишь кузня, в которой было слишком опасно маленькому скороходу, что быстро своими маленькими ножками добрался до реки, где ловил нынче рыбу его батька. Правда, тут определенно стоило задуматься относительно того, что кузня находилась все-таки ближе реки и рано или поздно маленькому озорнику захочется заглянуть и туда тоже.
Наблюдая за сыном, Гануся постаралась улыбнуться ребенку, которому в радость был не его побег, а время, проведенное с отцом и наблюдение за тем, как количество рыбке в ведерке увеличивается. В прочем, сильно расстроиться женщина все-равно не успела, а потому она охотно позволила супругу обнять ее и ответила на тот поцелуй, который подарил ей любимый казак.
- Ничего, - тихо шепнула она мужу. – Главное – нашелся, а остальное … наука нам на будущее, - разумно заметила женщина, после чего поспешила подняться следом за Мартыном, что не забыл к счастью его молодой супруги о том обещании, которое он дал ей этим утром, когда солнце только-только пробиралось по небосводу. – Пойдем, - она охотно кивнула в знак согласия, после чего они втроем направились к хате, где уже ждали их возвращения Гнат и Настасья. Правда, старый Вербицкий был практически сразу уверен в том, где стоило искать его внучка, да вот только решил помолчать до поры до времени, не будучи уверенным до конца в своих помыслах.
Естественно, стоило только Настасье вспомнить о гостях, которые должны были нагрянуть к ним в хату, Ганна испугалась того, что теперь им с Мартыном не удастся прогуляться, как они на это и рассчитывали. Молодая хозяйка сразу сообразила, что есть из уже готового и что еще нужно придумать для угощения гостей, однако прямой вопрос мужа и весьма положительный ответ не могли не обрадовать молодицу, которая едва не проговорилась о том, где ее следует искать, так сказать в случае чего. По истине Анна вовремя сдержалась и поспешила следом за мужем, ухватившись Мартына чинно за руку, будто бы для прогулки. Правда их прогулка быстро закончилась, а потому женщина лишь испугано выглянула в окно, прежде чем супруг не постарался заслонить его занавесками, тем самым добавив немного темных тонов к обстановке, царившей в той комнате, где оба остановились.
- Надеюсь, наш Зенчик будет послушным… - только и выдохнула Анна, прежде чем муж наклонился к ней, начав понемногу раздевать ее. Озвученный Мартыном вопрос, тем не менее, остался без ответа. Все-таки мужчина не дал женщине этого сделать, подарив ей весьма страстный поцелуй, что призывал страсть еще больше, от чего они оба очень быстро потеряли голову, растворяясь друг в друге до малейшего остатка.
Мартыну было хорошо, она это знала, прежде чем мужчина предпринял слабую попытку отстраниться от жены раньше, чем дело было доведено до конца. Испытав вновь укор совести или даже какую-то долю досады от едва не случившегося, если бы нее предусмотрительность, Анна не торопилась отпускать мужа. Особенно сейчас, когда он заговорил об обиде.
- Знаешь, Мартын, я не обижаюсь из-за сегодняшнего, - весьма просто начала она, лаская супруга, пока ее пальцы приглаживали волосы на затылке любимого. – Но мне кажется, что у нас что-то изменилось… - добавила нерешительно женщина. – И это случилось не сейчас, а после рождения Зеника… Раньше ты не пытался сбежать из моих объятий, тогда как сейчас сторонишься меня. Неужели я тебе теперь не нравлюсь, как раньше? – осыпала вопросами казака она, не представляя себе, как именно дошла до того, чтобы высказать сейчас же все то, что лежало на сердце.
- Дорогой, а я ведь так надеюсь, что бог нам пошлет еще доню, - вздохнула женщина, нерешительно посмотрев на мужа. – У Марички уже родился второй ребенок, а мы всего лишь нашего Зеныка воспитываем… Как же так?! – уже слегка более экспрессивно добавила она, не зная, что и думать.

+1

47

[NIC]Мартын Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27STb.jpg[/AVA]
Ощущая ласковые прикосновения пальчиков Анны к своим коротко стриженым волосам, Мартын лишь прикрыл глаза, обнимая ее и совершенно растворившись в той нежности что дарила ему любимая. Как же хорошо было просто быть сейчас рядом друг с другом, полностью располагая своим временем и не боясь что в самый неподходящий момент рядом может оказаться озорной сынок. С того самого момента как Зенык стал бойко ходить и болтать, уединится с женой стало для казака весьма проблематичным - мальчишка ходил за ним хвостом, так что о приятных прогулках наедине пришлось позабыть. К тому же разросшееся домашнее хозяйство не оставляло времени Мартыну и Ганусе побыть вдвоем, кроме как ночью, когда все время принадлежало только им одним.
Он прижался щекой к груди жены, слушая ровный стук ее сердца и услышав ее, поначалу лишь вздохнул. И как ей объяснить, что та ночь, когда появился на свет Зенык напугала его едва ли не до полусмерти? Тогда знахарка так спокойно и буднично сказала, что Анне пришлось помучится, а еще о том, что она могла не разродится сама... Конечно, любимый сын стоил всех стараний и мучений, однако Мартын не желал испить той горькой доли что выпала его тестю - жить вдовцом, лишь вспоминая о самой прекрасной на свете женщине. Да разве это вообще жизнь?
Приподнявшись на локте, Романюк улегся рядом с женой и притянул ее к себе, нежно и бережно обнимая и стараясь найти подходящие слова чтобы объяснится.
-Гануся... ты прекрасно знаешь как сильно я люблю тебя. С момента как я тебя вперые увидел тогда на берегу Серета, я всегда только тебя одну и желаю.., -тихо сказал Мартын, проведя ладонью по щеке Анны. -Просто... я боюсь за тебя и не хочу потерять... а вдруг, если снова понесешь, то все пойдет хуже чем было с Зенькой? Пойми и меня тоже... без тебя я жить не хочу.
В ответ Гануся стала мягко убеждать мужа, что ничего плохого с ней не случится - ведь бог милостив, а им давно уже пора завести еще дите. Она ведь давно уже мечтает о дочке, маленькой и милой, которую они будут растить вместе с Зеныком себе на радость. А о плохом заранее думать не следует, нужно наоборот надеяться только на лучшее...
Романюку оставалось вздохнуть в очередной раз, когда жена нежно поцеловала его, прижавшись всем телом и скользнув теплой ладошкой пониже его живота. Мужчине ничего больше не оставалось, кроме как сдаться своей любимой и единственной.
-Упрямая ты моя.., -шепнул Мартын, жадно целуя Анну и вновь устроившись сверху. -Пусть по-твоему будет... но учти - как только понесешь дитя, никакой работой заниматься больше не будешь. Батька с мамкой все поймут...
Последнюю фразу, казак произнес уже на выдохе, двинувшись вперед и став единым целым с обожаемой женой... и они позволили себе основательно задержаться в спальне старой хаты, обнимая друг друга, а когда вернулись домой, то обнаружили что гости уже успели уйти, а Зенык обидется. Тятя с мамой так долго гуляли где-то без него!
-Мама, а куда вы ходили? -поинтересовался мальчишка, забравшись на руки к Анне, пока его отец вышел на двор поговорить с дедушкой и заодно покурить в свое удовольствие. -На речку? Я тоже хочу...
-Зенык, не начинай снова.., -покачала головой Настасья, посмотрев на неугомонного внука. -Твоим батьке с мамкой надо иногда вдвоем побыть. Гануся, уговори-ка лучше сынка как следует поесть, он при гостях все ерзал и вас с Мартыном ждал, так что и не покушал даже.
Мальчик послушно взял ложку и принялся есть, когда бабушка поставила перед ним тарелку с наваристой ухой, что получилась из утреннего улова. Ну а Мартыну оставалось лишь присоединится к жене и сыну как только он вместе с Гнатом зашел в хату, попутно успев получить от строгого батьки несколько новых ценных указаний на следующий день. Как оказалось, Кондрат, как оказалось, кроме как навестить любимых родственников, еще и привел со своего двора жеребенка, что предназначался в подарок для Зеныка. Разве может казацкий сын расти без надежного боевого друга?
-Я сам подумывал уже начать учить сына ездить верхом, а дядька Кондрат прямо как в воду глядел, -улыбнулся Романюк, после того как узнал о неожиданном подарке своего крестного. -Ну что, Зень, будешь себе настоящего боевого коня растить? Понадобится много терпения и упорства, но если сумеешь их проявить, то будет у тебя такой же лихой жеребчик как у богатырей в сказках.

+1

48

[NIC]Ганна Романюк[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27vNm.jpg[/AVA]
Дети – цвет жизни, благословение небес для своих родителей, о котором только можно мечтать, пусть даже это благословение зачастую сопряжено головной болью и норовит вызвать одни лишь проблемы, суя свой маленький курносый носик, куда не следует. Анна всегда мечтала, как минимум о двоих детках, что будут растить ей на радость, а их отцу будут служить той еще причиной для гордости. Об этом своем желании молодая женщина говорила как-то Мартыну, незадолго до их свадьбы и сейчас, поджав губки, задумалась о том, что ее супруг, видимо, не помнит об этом их разговоре под вишней во дворе в такой же теплый и солнечной летний день, вроде нынешнего. Напомнив супругу о своем желании и намерении, Гануся несомненно опасалась того, что ее слова могли разгневать мужа. Все-таки она была послушно дочерью отцу и не менее послушной женой своему мужу, что не перечила ему и старалась делать именно так, чтобы он был ней доволен. Даже в постели она в первую очередь вела себя так, как нравилось Мартыну, а тогда уже подключала свое воображение, чтобы вновь-таки угодить ему. Однако нынче она пошла на риск и сделала все так, как этого хотелось ей.
Когда мужчина приподнялся на локте и Ганна смогла заглянуть в глаза своего единственного и любимого, молодая женщина невольно сглотнула. Боялась, что даже если муж на отрез откажется от детей, ей будет нечего сказать, и голос даже не сумеет поднять… ведь было большим преступлением перед ликом господним отказываться от его щедрого дара, что спустя всего пару лет будет совершенно другим, но таким же родным и нежным. Но, ничего иного, кроме внимательно выслушать слов Мартына, Анна не могла.
Теплая мужская ладонь коснулась розовой щеки супруги, что поначалу прикрыла глаза, наслаждаясь мгновением этого полного нежности прикосновения. На ее устах блеснула легкая улыбка, а уголки губ приподнялись на мгновение, прежде чем мысли не омрачились угрызением совести. Мартын говорил о любви, в которой она пыталась не сомневаться, но порой женщине казалось, что после рождения сына она необратимо изменилась в худшую сторону и переставала привлекать супруга. А ведь она ошибалась, сердце ее подвергалось сомнениям, пусть даже мелким и незначительным, что понемногу теребили душу, требуя своего… не сейчас, так позже. Но уже в следующее мгновение женские глаза распахнулись, будто после сна и она уставилась на супруга.
- Боишься? Мартын… - поначалу удивилась женщина, однако уже в следующее мгновение она решила выговориться. Ведь если не сейчас, когда? Когда еще она скажет о том, чего требует ее женское естество? – Но, мой дорогой, что может со мной такого плохого приключиться? Быть на сносях – это нормально для женщины моего возраста и положения, - добавила она и себе приподнявшись в постели. – Бог милостивый и, если мы его попросим – он выполнит нашу просьбу и подарит нам здорового ребенка, - естественно, проститься с жизнью Анна боялась, ведь ей было что терять, однако молодая супруга Романюка куда больше желала подарить жизнь маленькому ребенку. Все-таки ради такого маленького чуда ничего не будет жалко?!
- Ты помнишь ведь, как под вишней я тебе говорила о том, чего хочу? Двое деток… - попыталась напомнить она Мартыну, после чего решительно покачала головой. – А ведь Маричка говорила, что во второй раз намного легче все происходит, - прошептала она, словно мантру, от которой должно было полегчать на сердце. Но какие могут быть разговоры, когда они были совершенно не одеты? Женщине оставалось только обвить шею супруга, притянув его ближе, чтобы подарить ему поцелуй, что определенно склонил мужчину к тому решению, на которое уже давно дожидалась его супруга.
Она ничего не сказала, когда мужчина пригрозил ей относительно работы. Все-таки она понимала, что это не от работы бывают у беременных проблемы, да и садиться будто пава или бабка Кылына под хатой она тоже не хотела. Однако на этот раз она держала язык за зубами и лишь шумно выдохнула, прикрыв глаза, когда муж вошел в нее. Это было по истине радостным событием для нее, ведь не только сумела поговорить с мужем о том, что касалось их детей, но и почувствовать, как тяжкий камень свалился с ее плеч и сердца наконец. Вернувшись после всего в родительскую хату, Анна будто бы порхала, из-за крыльев за своей спиной и лишь маленький ангел не торопился радоваться вместе с ней.
Конечно же, Ганна взяла на руки сына, что явно желал присоединиться к своим родителям на прогулке. И ведь хорошо, что пока ребенок не был слишком внимательным, чтобы заметить такие мелочи, как откуда вышли его папа с мамой, и как вошли. На лице Анны цвела улыбка, а щеки были налиты розой.
- Мы обязательно пойдем в следующий раз втроем, - поспешила пообещать она сыну, прежде чем до ее ушей не донеслось нечто такое, на что она лишь округлила глаза и резко повернулась к отцу и мужу. – Зеныку уже нужно учиться ездить верхом? Но может это слишком рано?? – предположила она на правах матери, заботившейся о благополучии своей кровинки. – Мартын, неужели уже действительно пора? – добавила она, прежде чем мальчишка потянулся к своему отцу и радостно вскрикнул что-то понятное лишь ему одному.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Чом ти не прийшов?