Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Диагностика


Диагностика

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Jane M. Flatcher, Guido Montanelli
Место: Госпиталь Святого Патрика
Время: 1 февраля
О флештайме:
Как всё-таки полезны связи среди врачей

+1

2

В то утро, ну как, было около десяти, когда Джейн закончила обход пациентов, брела по коридору, едва сдерживая себе от зевоты. Трудно выходить на работу, после почти двухгодичного перерыва. Все казалось новым, а весь опыт будто спрятался. Но это не те мысли, которые заняли Джейн. В кармане халата завибрировал телефон. Номер оказался незнакомым. Хотя ожидала, что мог позвонить муж или брат, кто остался с детьми. Но это был другой человек, которого никак Джейн не ожидала услышать. Будучи отдаленной от всех дел организации, что ее вызывали в крайних случаях, Флетчер остановилась по средине холла, слушая просьбу Френка. С ним она если и виделась, то от силы пару раз, никаких разговоров долгих между ними  не было. И тут он попросил ее приехать в ресторан. Разговор был кратким. Как инструкции к игре – прийти туда, во столько и забрать информацию. Привыкшая к тому, что на своей вотчине она была главная, сейчас должна была подчиниться. Нет, Джейн абсолютно не беспокоила иерархия между людьми, ей и на низком стульчике сиделось хорошо. Большие игры это грязные игры, а ей пачкаться вовсе не хотелось. Ее любопытство сыграло с ней если не злую, то опасную шутку. Том едва узнал куда ее иногда вызывают, был зол как сто бизонов. Зная любовь жены к работе, ее профессиональную наглость и гордость, да и отказать в помощи Гвидо было бы глупо, он скрипя зубами смотрел как она одевается.
Работа сразу померкла, и сидя в кабинете, итальянка задумчиво перебирала причины столь  неожиданного звонка. Боялась? Да. Даже приезд Монтанелли к ней отозвался тревогой, когда Джейн открыла дверь, увидев его на пороге. Но то, что попросил Альтиери, было сродни переступить ей через себя, обмануть систему, сделать невидимым причину. Могла ли она отказать ему? Возможно. Но Флетчер не раз помогала людям Гвидо и ему самому, что мысль об отказе тут же была отметена ею. После ресторана, она позвонила в изолятор, расспросить о самочувствии арестованного Монтанелли. Врач, что там работал, объяснил симптомы, заставляя Джейн крепко задуматься – а как же теперь это перевернуть в пользу того, чтобы Гвидо вывезти в госпиталь? Решилось все на следующий день, когда получили разрешение на посещение заключенного. Джейн волновалось – сможет ли она провести того врача, который работал там, поймет ли Гвидо, да и вообще что он говорил там, что его беспокоило. Сейчас она действовала вслепую.
Оформив вызов, чтобы выделили машину скорой помощи, Джейн набрала, казалось бы бестолковых инструментов и лекарств. Но если все удастся, Гвидо может «похвастаться» неутешительным диагнозом. Кроме водителя и нее в машине никого не было. Ведь с Гвидо к ним присоединится как минимум один сопровождающий.
- Они что без нас там справиться не могут?
- Да не знаю, -  дернула зубами упаковку, снимая защиту с блистера, сидела и потрошила капсулы из-под лекарств, останавливающих кровотечение и снимающих спазмы. – На месте посмотрим.
Отделаться от расспросов водителя удалось быстро, а вот от своих ощущений не получалось.

+1

3

Монтанелли уважал врачей; и когда в своё время, когда у власти были Донато, с ним советовались на какие-то темы, связанные со здоровьем, ему было приятно - это означало признание его авторитета если и не как доктора, путь до дипломированного специалиста он не одолел, хоть и пытался его начинать, то лекаря хотя бы, не только как "могильщика". Впрочем, а людей с медицинским образованием и опытом в числе друзей Семьи было немало, Гвидо же врачебных клятв не давал, потому только из одного уважения к докторам мог бы себе позволить им не следовать, если было необходимо для дела. Не оказать помощь в момент, когда та была необходима; ухудшить чьё-то состояние намеренно... убить кого-то. Для него проблемой такие вещи никогда не являлись, а делать их приходилось иногда. Он не был врачом, но сейчас ему потребовался бы весь собственный опыт "доктора наоборот", чтобы симулировать заболевание. Не сказать, чтобы Монтанелли когда-нибудь всерьёз задумывался о том, что ему придётся сделать что-то такое; он мог разыграть чью-то смерть, это было, знал о боли и мог бы причинить и усилить физическую боль, сейчас же речь заходила про нечто другое, пусть и схожего плана. Ещё одним отличием был тот факт, что речь пойдёт не о помощи кому-то, а о себе самом... Гвидо такая перспектива не пугала, конечно, но он осознавал всю важность ситуации и позволял ей пройти через самого себя, с пониманием того, что это нужно сделать и нельзя облажаться - и по сравнением с этим, физическая боль - это пустяк, какой бы сильной не была. Оказаться в больнице - это стратегическое решение, важное для всей организации в целом, не только для него самого, и как глава Семьи, он должен это провернуть, даже если придётся нос самому себе откусить... Жизнь интересная штука; да и их бизнес порой складывается необычным образом. Иногда приходится даже причинить вред самому себе для того, чтобы идти вперёд.
- Внутри резь какая-то, жжение...
- показывает Гвидо себе на грудную клетку, проводя вдоль неё до брюшной полости. От идеи прокусить язык он отказался в пользу того, чтобы его речь была чёткой и понятной, и чтобы вкусы он тоже мог различать; но и щёку сжать зубами нужно было так, чтоб она не распухла и повреждение не было заметно визуально, что шепелявость, что опухоль могут выдать его план с потрохами - а к подобным заявлениям тут всегда относятся подозрительно. Монтанелли очень далеко не первый, кому приходит в голову уйти от системы с помощью болезни, симулированной или вполне настоящей - и ранят себя иные заключённые столько, сколько в мире существуют тюрьмы. Да и лазарет - самое слабое место в плане охраны любой колонии, поскольку изолировано от остального жилого комплекса по многим причинам, и медицинским - в том числе. Многие побеги начинаются как раз оттуда, не говоря о том, что там лежат лекарства - которые и на свободе дороги, а по "местным" расценкам стоят вообще целое состояние.
- Вот опять... - Гвидо в очередной раз сплюнул в металлическое блюдце; от постоянного привкуса крови во рту начинало подташнивать, однако ранку в ротовой полости он продолжал расковыривать, когда доктор или охрана смотрели в другую сторону. Так и должно было быть, впрочем - он ведь и не должен выглядеть здоровым. Чтобы им не выглядеть - можно просто им себя не чувствовать... - Не то, чтобы я не доверяю твоему опыту, док, но может на это мой лечащий врач посмотрит?.. Мы уже давно общаемся, она знает особенности моего организма и все прочие вещи... Может быть, это у меня вообще язва открылась - здесь пища другая, не та, к которой я привык. - Монтанелли снова сплюнул кровь, поднакопившуюся за время, которое он говорил. По его расчётам, как минимум, понадобится гастроскоп - больничное крыло таким оборудованием не располагает, то есть, скататься до госпиталя придётся в любом случае, даже если это выведет его на чистую воду в итоге - правила есть правила, и если Гвидо откажут в помощи, Кови начнёт метать судебные иски как крупье игральные карты, это известно как начальству комплекса, так и самому Монтанелли. Процедура перевода заключённого в больницу, впрочем, не такая и сложная, особенно если речь касается тех, кто ещё не осуждён и не имеет реального срока, всё давно уж проработано и под такие нужны в Святом Патрике даже есть специальное отделение, с решётками на дверях и окнах - Гвидо приходилось там бывать раньше... в качестве посетителя, правда - когда Винсент был ещё жив. Место не очень приветливое, хотя и - не мрачнее самого комплекса предварительного содержания в целом. Впрочем, как посмотреть... Но тот вариант, при котором он просто скатался бы туда и обратно, потратив время сотрудников тюрьмы и госпиталя и деньги налогоплательщиков, Монтанелли не устраивал - в больнице необходимо было задержаться, как минимум, на неделю, чтобы устроить встречу. После можно будет вернуться в камеру и продолжать разбираться с остальными делами, благо, для адвоката тюремные решётки преградой не были, да и деньги Гвидо потратил не все - на те нужны, которые не могут декларироваться, или могут, но так, чтобы его не задело. С Джейн же поговорить стоило ещё хотя бы по причине "Сакраменталь"... имея в руках однозарядное ружьё, невольно стараешься поражать несколько целей одним выстрелом.

+1

4

Вв

http://smartur.ru/bin/images/meditsinskaya-odejda-cherokee-v-328226-large.jpg

Легко сказать Посмотрим. У нее дежавю. Слишком часто за эти дни. Все началось со звонка. Но с чего бы бояться человека, которого ты видела то едва пару раз, общаться толком не доводилось. А кошки так и «причесывали» Джейн изнутри. Потом чувство опасности усилилось. Френк напоминал ей грифа, хищника, у которого огромные крылья, что размахом могут не только отгородить тебя от мира, но и силой сделать больно, с шеей длиной, казалось он смотрит куда-то внутрь, и тебе хочет съежиться, вжать голову в плечи, острым взглядом, выдавая чистопородность итальянца, как бы сказал отец Джейн, а главное ты сидишь и слушаешь. Этакий образ хищной птицы, «уродливой», но мощной, сильной и доказывающей всем – рядом быть, но тихо. Да, такое она уже испытывала однажды. И во время беседы старалась держаться подальше от крепких ладоней Альтиери. Сразу заныла шея, вспоминая, как ту когда-то сжал племянник Гвидо.
- Джейн, они просят тебя выйти, - Флетчер настолько отвлеклась на мысли, продолжая что-то делать руками, испуганно пригнулась, смотря как им машет охранник. – Бери чемодан и выходи. А мне оставь то, что я должен тебе поднести.
- Ага, - торопливо положила все под пакеты стерильных бинтов, сверху ставя полочку с пробирками и ампулами. На плечо закинула антишоковую сумку. – Захвати Узи. Хотя у них что нет? Просто возьми и все.
Оказавшись перед воротами, когда сбоку остановился автомобиль, за рулем которого сидел Бенсон, водитель их госпиталя, они ждали, когда откроется первый уровень карантина территории. Джейн осматривала ворота, медленно скользнула взглядом на вышки, что были на углах забора. Опять это чувство, что она уже была тут. Хотя нет. Она припоминала тот случай в тюрьме, когда она, будучи практиканткой, попала внутрь во время забастовки или чего там происходило. Тогда она познакомилась с тем парнем. Джейн потерла лоб, пытаясь вспомнить имя. Ведь если бы не он, вышла бы Марано оттуда невредимой? Это вопрос. Легкий щелчок магнитного затвора и ворота поползли в сторону.
- Врач прямо и до первой двери справа. Сумки к осмотру. Ты, - охранник тыкнул палкой в лобовое стекло, - налево. Оставляешь машину и присоединяешься к ней. Прошу док.
- Сколько займет эта процедура?
- Как только закончим с досмотром ваших сумочек.
- Вы же понимаете, по какому диагнозу я вызвана.
- Я знаю к кому, а значит пока я не убежусь, что у вас ничего нет, что может вызвать подозрение, вы с места не тронетесь.
- Запомнили свои слова? Тогда удачи вам в поисках.
Осмотр занял минут пятнадцать. В комнату вошла охранница, показав Джейн отойти от стены. Ну Монтанелли, так я еще не попадала. Цепкие пальцы женщины буквально хватили Флетчер за костюм, оттягивая и проводя по ее телу руками. На кармане выступило чуть молоко, когда куртку сильно потянули назад. Ну вот, теперь грязная. Джейн успела сцедиться для младшей дочери, но молоко постоянно прибывало.
- Чем запахло? – охранница вышла вперед, внимательно смотря на Джейн сверху вниз. – Что в кармане?
- Молоко.
- Показывай.
- Вы совсем что ли?! Мне раздеваться тут?
- Кормящая что ли? Ну, никого не жалеют.
Джейн взяла сумки и вышла по другую сторону карантинного бокса, оказываясь между двумя площадками для прогулок и еще для чего-то, где сейчас и прогуливались те, кто ожидал своего часа суда. Быстро! Флетчер ускорилась, смотря впереди себя, стараясь не оглядываться по сторонам. Окруженная двумя охранниками, слушая свисты, через минут пять оказалась в здании. Ей открыли дверь, что вела на лестницу, а наверху ее уже ждали. Позади послышались шаги, что Флетчер остановилась, оглядываясь. И облегченно вздохнула, увидев своего водителя.
- Это я Джейн.
Войдя в медицинский отсек, сразу увидела сидевшего, привалившись к стене, Гвидо. Остановившись возле двери, отдала Бенсону сумку, беря у медсестры карту Монтанелли. Входя в кабинет, кивая итальянцу, повернулась к здешнему врачу.
- Мне нужно меню, что вы делали в ожидании моего приезда. И быстрее.
- Сейчас принесу вам список блюд, что им сегодня давали.
- Не только сегодня, за последние дней пять, - она специально выгоняла предлогом дока из кабинета, желая остаться с Гвидо наедине. Едва дверь закрылась характерным щелчком, за стеклом тут же вырос охранник, женщина придвинула стул поближе к заключенному, открывая анамнез. – Кровь? – потянула к себе железный лоток, куда отплевывался Монтанелли. – Не сгустки. – И уже тише, - язва. Сейчас дам капсулу с красителем. Приятного мало, но надо. – Обычным голосом, - прошу, прилягте. Я осмотрю. Не торопитесь.
Пока Гвидо укладывался, Джейн аккуратно достала небольшую коробочку, где под ампулами димедрола лежало то, что должно им обоим причину покинуть вместе изолятор.

+1

5

Ему, человеку без определённого образования, удавалось обмануть дипломированного специалиста, потратившего на своё обучение множество долгих лет и сил - и от этого Гвидо не мог не ощущать некоторый кураж, щекочущее чувство экстрима, хотя при его образе жизни такой адреналиновый трепет давно уже стал делом вполне привычным. Тот факт, что это было чем-то новым, что он ещё не проходил в своей жизни, создавало определённое впечатление, вносило некий иной, знакомый, но хорошо забытый смысл - как в молодости, практически, когда до жизни и деятельности жаден каждый, и до нового тоже - а новым тогда кажется практически всё. Местный доктор, впрочем, вряд ли мог похвастать тем, что являлся хорошим или талантливым специалистом (иначе бы и работал в хорошей больнице, наверное, а не здесь - едва ли найдётся кто-то, кто всю жизнь бы мечтал лечить зэков на постоянной основе), скорее просто делал свою работу, что делало его в значительной степени безразличным, и это тоже было на руку. Вряд ли он поставит себе целью удержать его здесь... за это отвечают другие люди.
Сейчас не оставалось ничего другого, как только ждать - во двор к остальным заключённым его не могли выпустить, пока проблемы со здоровьем не будут решены, других пациентов в лазарете на данный момент не было, а те, кому нужен был регулярный или ежедневный осмотр врача, уже были обслужены - поэтому, под присмотром врача и надзирателя на посту, Гвидо просто коротал время, ожидая, пока за ним приедут, уже зная, что разрешение на осмотр в больнице было получено. Были определённые социальные плюсы в том, чтобы быть заключённым - как за всеми, кто стоит на попечении у государства, за ними наблюдают; как за преступниками - наблюдают ещё более плотно, как за лишённых свободы - и думают тоже за них, у них исчезает возможность самостоятельно передвигаться, водить машину, следовательно и необходимость выбирать, каким маршрутом поехать - выбран будет в любом случае самый короткий, если что-то случится... Вот потому так и бывает, что о зэках заботятся лучше, чем о свободных людях - у свободных людей всегда есть возможность проявить дурость.
- Привет, док. - улыбнулся Гвидо, когда Флетчер, наконец, вошла в помещение - радостный не только потому, что наступило время привести план в исполнение, но и вообще потому, что произошло хоть что-нибудь. Хотя, увидеть Джейн, как и вообще любое старое знакомое дружеское лицо, было приятно, само собой. Монтанелли провёл рукой по выросшей за время его заключения щетине, снова сплюнув в поддон, ухмыльнувшись едва заметно. Да, местный доктор не был таким уж гением - мог бы этот список приготовить и заранее, всё равно до приезда Флетчер он не был занят особенно нечем... Протянув металлический резервуар Джейн, Гвидо опёрся на свободную руку, перемещаясь в горизонтальное положение, глядя на неё - жжение внутри ощущалось практически настоящим, хотя это скорее солёно-металлический привкус крови был виноват; фактически, он и пил собственную кровь сейчас... понемногу. Так что вряд ли его сейчас получится напугать чем-то ещё другим мерзким; тем более - лекарствами, вкус которых на самом деле страшен скорее только в детстве. Хотя, таблетки Гвидо и не особенно жаловал - те, которые не лечат, а лишь приглушают симптомы. - Делайте, что требуется... - Монтанелли мог и боль просимулировать, если было бы необходимо, если Джейн начнёт проводить осмотр - про язву он знал не очень глубоко, но достаточно, чтобы подобный обман мог бы пройти. Вряд ли тут и ожидает кто-то, что кто-нибудь попытается слинять в госпиталь таким способом - те преступники, у которых хватает духу себя порезать или сделать ещё что-то с собой в таком духе, обычно делают это гораздо более явно, чтобы рана была видимой, пусть даже и для того ей пришлось бы стать глубокой. Симулировать язву - это требовало не только решимости и терпения, но и необходимости придерживаться некоторого "сценария" тоже - интеллекта, назовём это так... или хитрости. Как это не называй, впрочем - это работало, и процедуры посещения психолога тоже не требовало, а её вполне могут и назначить тем, кто ранит себя осознанно - это лишняя трата времени и ещё одна пометка в досье...
- Я должен проглотить это? - взял капсулку двумя пальцами, оглядывая её, прищурившись. Всё же было бы гораздо труднее провернуть подобный трюк, не будь Джейн на их стороне. Пришлось бы думать над тем, как обмануть и другого врача тоже, чтобы уехать в больницу... хотя, наверное, и это было бы возможным; такие люди, как Гвидо, пойдут на многие ухищрения, чтобы не только выжить в тюрьме, но и сделать своё тамошнее проживание максимально комфортным - как Нери делал, и довольно долгое время даже без особой помощи со свободы. Монтанелли повернул голову в сторону, снова сплёвывая на поддон. Настоящее внутреннее кровотечение было бы всё же куда более неприятным, надо сказать, и стоит быть готовым и к тому, что придётся вызвать таковое, если с лёгким способом не прокатит - Гвидо и к таким мерам готов, если это поможет ему и если поможет его детям и организации. -

+1

6

Червячок-преступник шевелился внутри Флетчер, но все же это в большей степени поливало ее амбиции тем самым приторным соусом важности, которое присуще всем людям, которые были амбициозны, горделивы в плане работы и темпераментом как у вулкана. Им порой постоянно требовалось, чтобы окружающие им показывали важность их присутствия рядом с кем-то.
- Пока…. – Джейн посмотрела вслед уходящему по ее просьбе врачу, перевезла взгляд на Монтанелли. – Потом придется поиграть на публику, что у вас резкая боль посредине желудка, уходящая чуть вправо, по ходу протоков.
Она суетилась, но это все было показное. Если Гвидо и не поймет ее действий, то врач сразу бы понял, что она тянет время в ожидании. Нельзя пить сейчас. Иначе они не отделаются от него, когда из Гвидо хлынет «кровь». Тот может увязаться за ними, предлагая помощь. А вот этого надо было избежать всеми правдами и неправдами.
- Признаюсь, была напугана звонком Френка, - женщина склонилась к мужчине, говоря тихо, будто что-то пыталась услышать в его дыхании. – У вас вообще ничего нормально в  жизни не бывает? Не мое дело, но у меня трое детей, и страшновато. Так. А теперь поступим следующим образом. Я попытаюсь найти что-то в этом меню такое, что могло бы спровоцировать язву. Постараюсь, подать знак, чтобы ты подтвердил, что именно после этого приема пищи у тебя все и началось. А дети с кем? Честно, я бы придушила бы Тома голыми руками, если бы такое случилось с ним. Но я понимаю, хоть и отвергаю произошедшее. И извини, субординацию потеряла на эмоциях.
До момента, когда она открыла дверь в ту ночь в зал Тома, Джейн не придавала значения какие отношения бывают у людей связанных в криминалом, да и вообще не думала о таком контингенте. Ну кино снимают, где гангстеры вообще мало когда остаются в выигрыше, если только рассказ не ведется о этом мире вообще без применения закона. Ну игры делают на компьютеры, где все зависит от твоего умения вовремя нажимать на A,S,D,W и мышку, опять же вырванная ситуация из жизни. Но когда сама невольно стала касаться парой пальцев этой завесы, становилось страшно. Не было бы детей, может Флетчер и не испытывала столько всего, за себя порой не так пронзает страх, как если рядом есть дорогие тебе люди.
Дверь открылась, впуская тюремного врача.
- Вот. Не знаю, чем это вам поможет.
Джейн обернулась, спокойно, не торопясь, не выказывая сосредоточенности разговора с Гвидо, взяла листы, на которых было распечатано меню за последние две недели. Листая, соображала. Тут ничего такого не было, что могло бы им помочь, кроме…
- Вот это, - оказала на строчку с указанием применения кетчупа, Отвернулась от Гвидо, рукой аккуратно подтолкнула его, чтобы проглотил ее пилюлю. – Марка и степень красного перца в нем. Можно узнать?
- Ну, тут не сложно. Чили. Иные дорогие по стоимости.
- Вот это, - указала на фасоль, которая была не отварная, а пережаренная с овощами. Зная страсть начальства на сокращение средств содержания, понимали все – масло не единожды использованное. – Провокация маслом и тяжестью фасоли. Тааак, какого числа?
Сама ждала, когда Гвидо приподнимется от того, что его рот заполнит обильная слюна, а глотать не шибко то и приятно краситель обратно. Услышав мычание, резко обернулась, улыбаясь, понимая, что работает. Теперь главное все смыть успеть из железной чашки.

+1

7

Всё-таки работал он в интересном виде бизнеса - назовём это так, для Гвидо происходящее было не более, чем бизнесом, и диктовалось его условиями - и самая интересная его часть заключалась как раз не в дорогих костюмах и украшениях... самая спокойная, может быть (хотя и то, ещё как посмотреть), но не самая интересная. Всё самое стоящее и важное происходило чаще всего как раз за кулисами, в те моменты, или на той территории, когда у таких людей, как он, над ситуацией не было полного контроля - так что верно, сейчас присутствие Джейн было важно; фактически, он был зависим от неё, и это был риск, несомненно - и если бы как раз не амбиции Флетчер, скорее всего, он и не пошёл бы на такой риск... хотя и итальянское происхождение Джейн тоже играло свою роль; в этой стране они и через много лет и поколений, всё ещё почти на правах чужаков и должны держаться вместе, помогать друг другу. И присутствие в жизни простых обывателей таких людей, как Монтанелли, в их итальянском сознании засело крепко - поскольку продиктовано самой историей; никуда не делось и на этой семле - и это помогает понимать друг друга даже в том случае, если они не могут говорить на языке своей исторической Родины. Это - и хорошая причина, почему они делали одно дело с этим благотворительным фондом; который в этом случае выступает в роли ещё одной "страховки", что Джейн его не выдаст и не подставит - дело они делают общее. Да и услуги она оказывает тоже ведь не за просто так - любой труд, особенно тот, который связан с риском, должен оплачиваться.
- Не проблема. - инстинктивно Гвидо коснулся ладонью живота, мысленно прикидывая, каковой должна быть боль, которую описывала Джейн... по сути, он ведь большую часть времени тем и занят, что играет на публику; и даже не только что касается этой язвы, а и всего его нахождения здесь... да и образа жизни, пожалуй, тоже; включая и то положение, который он в этой жизни занимал, и тот, что, видимо, займёт, когда выйдет - многое зависит от умения сфокусировать чужое внимание на чём-то другом. Мафиози - тоже в хорошей степени аферисты и фокусники. Правда, их трюки не всегда столь сложны, трудозатратны и зрелищны, как сегодня, но... опять же - сегодня особенная ситуация.
- Да, сожалею, что так получилось... - ответил Монтанелли на её признание. И продолжил, когда она задала вопрос: - А у вас, врачей, разве всё в жизни бывает нормально и по плану? Само ведь присутствие доктора говорит о том, что что-то... не в порядке. - поинтересовался, слегка разведя руками - а что он мог поделать?.. Вроде как подчёркивая, что он не хуже и не лучше других людей - неприятности, какие-то непредвиденные события, бывают у всех. И он, может, и хочет казаться сильным мира сего; может и является сильным, в какой-то из областей мира, но и на то, чтобы удерживать вещи под контролем, силы приходится тратить. - Ты - доктор, и справиться можешь только ты... потому мы тебя и просим. Здесь нечего пугаться. - да и давно уже пора привыкнуть, что все, или большинство во всяком случае, таких её вызовов - ситуации экстренные; как в случае с тем же Винцензо... здесь, хотя бы, никто не умирает. Ну, а страх - его Гвидо тоже иногда испытывает, и по той же самой причине - у него тоже есть дети. Впрочем, это та же самая причина, по которой он возобладает над своими страхами.
- Дольфо и Виттория сейчас с Шейенной... с моей женщиной. - пояснил Гвидо; воспоминание о Шей вызвали тихою улыбку на губах. - Кажется, я так и не успел вас представить друг другу... - хотя шанс это сделать ещё будет... хочется на это надеяться. Впрочем, девушки могут познакомиться и сами, в том числе и обсудить вопрос детских садов, и воспитания... и бизнеса немного; всё то, что принадлежит Монтанелли - теперь касается и Шейенны тоже. И благотворительный фонд - то, что было бы не страшно и даже почётно показать в первую очередь, поскольку характеризует его - пусть она и знает доподлинно, что он гангстер - в хорошем свете. - А, забудь об этом... - о субординации; Гвидо попросту отмахнулся, услышав это сложное слово, слишком сложное, вернее - слишком "бумажное", казённое, для их словаря, они здесь все - друзья, ему в большинстве случаев и не очень нравилось, когда на его статусе делают какой-то особенный акцент, словно на нём генеральная форма или корона на голове. Он не считал себя настолько старым, чтобы требовать к себе уважения всех окружающих.
Пожалуй, в этом он не был похожим на большинство других боссов; но порой, когда требовалось, это помогало избежать того самого ненужного внимания, Гвидо понимал, когда нужно уйти со света - сейчас, например, когда нужно было бы замолчать и не встревать в разговор между Джейн и тюремным врачом, воспользоваться моментом, когда тот отвлекается на Флетчер; пусть даже и предметом их разговора был он сам, Монтанелли. И пока они изучают меня, дон, прислушиваясь, принимает капсулу, не делая резких, стараясь не сделать и заметных движений, не изменить занятую позу. Дальше "лекарство" многое делает уже и за него... Эффект долго ждать себя не заставил, ощутив позыв, несколько схожий с рвотным, Монтанелли повернулся набок, поспешив взять железный поддон в руки, сплюнув. Несмотря на то, что это было подделкой, приятной процедура всё же не была и близко, Гвидо и сморщил лицо вовсе не потому, что хотел показать свои актёрские навыки. Вкус был мерзостный, и рвоту, пожалуй, мог бы вызвать и настоящую.

+1

8

Джейн улыбнулась, склоняя над сумкой, что-то пытаясь там найти.
- Парировал мои слова. Но врач ведь необязательно пациент скорее мертв, чем жив. И нас так не страшатся, - чуть понизив голос ответила, доставая стерильную марлю, переложенную внутри пакетом. – Это для транспортировки, если что прикладываешь ко рту. Только не переусердствуй, а то могут оставить тут, и сутки будем ждать, когда кое-как успокоится кровотечение. Во всем своя мера.
Если бы ее муж знал, где она сейчас есть, то стоял бы уже возле ворот, пыша праведным гневом. И даже возможно высказал Монтанелли много интересного. А может нет, но Гром на такое способен. После рождения третьего ребенка, в нем будто все катушки послетели. Ревнив как сто чертей, заботлив как сто курочек, вечно боялся чего-то, и как могла Джейн успокаивала его.
- Я все понимаю. Не буду спрашивать для чего сия, - прошептала возле его уха, - симуляция. Не мое дело. Но аккуратнее. Я тебе потом расскажу, как поддержать легенду о язве после возвращения сюда. Тьфу, - выругалась по итальянски, приложила ладонь ко лбу, - аж внутри все дергает от своих же слов. Вообще, когда ты отсюда возвращаешься? – вопрос о детях, Джейн не ожидала услышать то, что прозвучало. Она замерла, медленно приподнимая голову. – Прости…. Женщиной… твоей…. – она не ожидала, что спустя такое короткое время с момента ухода Хелен, Монтанелли обзаведётся подругой с приставкой «моя женщина». – Быстро надо сказать… Надеюсь ты уверен в ней, потому что фактом она с ними сейчас одна. Но все все, - отмахнулась, - это не мое дело….
Пока Джейн разговаривала с местным врачом, Гвидо сделал все правильно, и вот на его губах выступила кровь. Джейн отвлекала внимание Билла (так она прочла на его бейджике) давая время и итальянцу и капсуле и порошку, объясняла все, что было сделано не так.
- Когда поступает к вам заключенный, у вас что идет обновление карты? Как вы могли не знать о его язве?
- Не успели сделать запрос. Но уже отправили.
- Смешно и горько, - Флетчер обернулась и тут же оказалась рядом с Гвидо, который потянулся к металлическому лотку. – Ваш запрос не стоит и выеденного яйца. Оформляйте его на перевод в изолятор госпиталя. Я его тут не оставлю. Иначе он покроет ваш лазарет своей первой отрицательной.
Цвет от пилюли был правильный. Обильное слюновыделение есть результат кислоты, которая являлась раздражителем желез, провоцируя симптомы «кровотечения».
- Ну, долго вы будете смотреть на это? – она выжидающе смотрела на топтавшегося врача, который был явно в ступоре. И возможно не понимал, почему при нем такого не было, а тут вот вам – появился доктор и началось черти что.
- Да, да. сейчас.
Мужчина поднял трубку, соединяясь с начальником изолятора, излагая получившуюся проблему, кивая или убеждая, что ждать значит накликать проблемы в виде адвокатов, поспешно отключился и вышел из кабинета, даже забыв позвать сестру, чтобы убралась. Это было на руку Флетчер и Монтанелли. Приложив ему марлю к губам, быстро стала умывать из лотка содержимое, пальцами, будто спихивая все в раковину.
- А теперь, - отставила лоток, вытирая руки бумажными полотенцами, - придется прокатиться на носилках до машины. Надеюсь, ничего в этом зазорного ты не увидишь. Если будем в машине одни, поговорим, нет будешь молчать. По идее, речь провоцирует сжатие верхних мышц желудка, и ты просто должен хлестать кровью. А краситель уже почти весь вышел. Больше у меня нет. Сотовый забрали. Надо предупредить, чтобы приготовили тебе постель.
Джейн вышла за дверь, помахала водителю, показав, чтобы нес носилки.
- Закатывай рукав. Будем кушать витамины. Не колоть же тебе лекарство ненужное.
Показала переклеенную бирку на пакете.

+1

9

А что делать - доктор вообще может быть полезнее, чем боксёр, у мускулов, как правило, есть только одна функция, и чтобы добиться чего-то стоящего - придётся в любом случае поработать головой; впрочем, ключ к настоящему успеху - это рациональное использование того и другого, силы и ума, и что касается одного человека, и что касается организации - и как хребет поддерживает череп, так силовики и боевики должны поддерживать деятельность юристов, бухгалтеров, врачей тоже, и всех остальных, кто формирует приток денег, но не должен (а зачастую и попросту неспособен) работать кулаками или оружием, и следовательно - защитить себя. Эта формула наверняка работает и в семействе Флетчеров тоже, как и в организации Гвидо, как, впрочем, всюду и всегда. Весь секрет заключается в равновесии.
- В нашем деле - это почти всегда вопрос жизни и смерти. - пожал плечами Монтанелли. Даже если речь не идёт об огнестрельном ранении, или смертельной ране, или чём-то вроде этого, даже если это банальный приступ тошноты, не все и не всегда могут прийти в больницу - у разыскиваемого беглого преступника может разыграться аппендицит, например, или кто-то может просто скрывать свою болезнь, по самым разным причинам... случаев, в которых может потребоваться помощь знакомого доктора, который будет держать рот на замке, может вообще произойти бесконечное множество. - Не переусердствовать?.. - что бы это должно было значить?.. Это от этой капсулы ведь зависит, насколько "кровотечение" будет обильным? Гвидо, впрочем, готов сделать всё от себя зависящее, вопрос в том, что именно надо будет сделать, что изобразить... в медицине он всё ещё не полный ноль, несмотря на довольно длительный перерыв в своей "практике", хотя и эту "практику" можно бы даже считать и вовсе завершённой, наверное - в любом случае, то, что происходит, немного освежит знания на эту тему; что уже стоит считать полезным опытом.
- Передёргивает?.. - Монтанелли издал неопределённо-равнодушный звук, словно не придавал её беспокойству значения. Впрочем, как нечто, на чём стоило бы зацикливаться, и впрямь, не рассматривал - для него такие вещи были чем-то довольно обыденным; вот для Марано, как для непривычного к таким вещам, хирургическая операция, пожалуй, была бы ей чем-то более привычным... - Не стоит чувствовать себя неловко. Ты не делаешь чего-то... неэтичного. - если забыть, что то, что происходит, идёт вразрез с тем, что написано в законах; но - зависит всё от точки зрения. Если бы Джейн жила только по тем правилам, что предписаны законами, она не оказалась бы здесь в итоге... сейчас же поздно пытаться развернуть жизнь вспять, даже если она не слишком и устраивает; или, скорее всего - будет ещё хуже. - Не знаю. Я не уверен даже, возвращаюсь ли вообще. - по крайней мере, на этот вопрос он мог ей ответить честно и искренне, без прикрас, но и без подробностей. - Надеюсь, что фондом я смогу заниматься даже из-за решётки, впрочем... это будет труднее, но, думаю, возможно. - казалось, вот что волновало Гвидо больше; уделить этому внимание тоже было необходимо - не хотелось, чтобы "какое-то время", которое Джейн придётся тянуть "Sacramental" самостоятельно, превратилось в период, равный примерно "всегда", как не хотелось бы прошляпить всё дело вовсе. Как и человек-доктор; это может приносить такую пользу, какую больше никакая махинация принести не способна.
- Ну, она не совсем одна. Ей помогает куча народа, мои старшие дети, мои друзья... Но - да, я уверен в ней.
- иначе не доверил бы своих детей; интересно, как поступил бы Том или поступила бы Джейн в таком же случае?.. Им повезло, что они есть друг у друга. Впрочем, когда-то должно было наладиться и у него тоже...
Запрос не стоит и пшика - язвы у Гвидо, конечно, не было никакой, и даже если врача они обманули - чтобы гастроскоп обмануть, нужно уже что-то посерьёзнее красителя. Впрочем, стоит ли? Пока доктора будут выяснять причину такого кровотечения - времени тоже пройдёт достаточно, при содействии Джейн или кого-нибудь ещё - тем более, а всё, что Гвидо надо - это находиться в больнице примерно с неделю, неважно, с какими симптомами - главное быть способным говорить и мыслить.
- Да я, вроде бы, в состоянии и ногами дойти... - поднял взгляд Гвидо, вытирая сгустки "крови" с щетины и отплёвываясь. Краситель почти весь вышел... значит, ещё одного такого приступа ожидать не стоит; не в ближайшее время, во всяком случае. - Ладно, правила есть правила, катите носилки. - кивнул, усмехнувшись. Весь тюремный двор теперь увидит, как его в карету скорой помощи повезут; на то, чтобы они остались одни, впрочем, вряд ли стоит рассчитывать - скорее всего, будет сопровождать хотя бы один вооружённый охранник, в транспортировке заключённых есть определённый порядок, наедине доктора и заключённого в машине, далеко за пределами тюрьмы, не оставят. Хотя - быть может, федеральный маршал в кабине поедет?
- Вот это другое дело. После местной стряпни витамины точно не повредят.
- засмеялся Монтанелли, охотно заворачивая рукав и подставляя плечо Флетчер. Если подумать, не так и плохо, что приходится ехать в больницу - медицинское обследование время от времени вообще никому не вредит, особенно - в его не таком молодом уже возрасте.

+1

10

У них вновь появилось время поговорить, пока здешний эскулап выписывал разрешение на отправку заключенного в больничный изолятор, а водитель пошел за носилками. Ничего противозаконного? А как назвать то, что они сейчас творят? Обманом фактически она крадет преступника из-под носа у охранников, только не тайно, а открыто, будто бросая системе вызов, что и в ней есть дыры,  которые они могут пролезть.
- Перестань! – отмахнулась от Гвидо итальянка, - даже вот не надо так думать. Я что буду на свидания к тебе бегать за инструкциями? Нет уж, будь добр ходить по улицам города, и иногда заглядывать ко мне на работу. Говоришь так, словно опустил руки. Одно то, что я сейчас делаю, говорит о том, что ты пытаешься ускользнуть. Мне не плечо надо. поедешь в капельницей в больницу, - скрутила жгут на его руке чуть выше локтя, - работай кулаком. Поставлю тебе катетер. Можешь сгибать руку, но не сильно. Он из мягкого материала. Все, вижу вену. Зажми кулак. Хочешь, отвернись, если не приятно.
Зубами сняла обертку с иглы, обмотанной в мягкий пластик катетера, провела спиртовой салфеткой по месту, куда будет ставить систему. Ловко проткнув кожу, стянула жгут, спуская чуть крови, давая воздуху выйти, аккуратно вытащила иглу, и все закрепила пластырем.
- В пакете простая глюкоза. Подержи другой рукой, я стойку подтащу.
Убедившись, что все в порядке и Гвидо держит, отошла в другую комнату.
- Вот разрешение. Больница предупреждена?
- У меня отобрали телефон. Но не думаю, что минутами позже звонок станет проблемой.
Джейн уже подготовила для Монтанелли отдельную палату, сообщив Френку этаж и номер бокса. Альтиери и еще один человек, как она поняла, будут уже там ждать Гвидо.
- Готовьте пропуска, успели завести карту на больного?
- Да.
- Тоже в папку. И попросите, чтобы мои вещи, что остались у охранников сложили в пакет что ли. Мне некогда бегать туда сюда. Поможете его спустить? А там докатим до машины.
Когда Джейн находилась на работе, то для нее не существовало ни президентов, ни дворников. Все были равны, и командовала ими она одинаково. Врач ушел дальше исполнять просьбы, звучавшие скорее как приказы, оставляя двоих обманщиков наедине. Медсестры крутились в других палатах, когда им сказали, что все сделает врач сама.
- Ты да, в состоянии. А легенда нет. Тебе ведь очень и очень плохо. Я права? – Джейн улыбнулась, смотря на «больного» Монтанелли. – Поэтому доставим по высшему медицинскому разряду. А теперь ты умолкаешь и чуть постанываешь, так как тебя пошевелят сильно. Тебе не приятно и не комфортно. Молчи.
В двери показался Бенсон в носилками. Они переложили Гвидо, и Джейн поставила меж его ног свой чемодан, показав, чтобы тот его зажал чуть, сама шла, рядом держа систему. Препятствий им никто не чинил, и они оказались быстро возле ворот.
- Ваши вещи, - женщина охранник протянула Флетчер пакет с ее вещами. – Что так все плохо? – сколько сомнения в голосе, что порой бы усомниться, что Джейн и Гвидо плохие актеры.
- Прободная язва после стадии «мнимого покоя». Длительная ремиссия язвы желудка спровоцированная сменой обстановки на нервной почве в совокуплении с нарушением диеты. Вероятность возвращения пациента сюда после обследования и подтверждения диагноза равна десяти процентам. Я о том, каким скорым будет его возвращение. А сейчас извините.
Они оказались в машине, как и предполагала Джейн не одни. С ними поехал охранник. Закрепив систему к потолку салона машины, итальянка померила давление, да и делала кучу всего ненужного, но так непонятного для сидевшего охранника. И когда она поворачивалась к Монтанелли лицом, то улыбалась. Добрались они весьма быстро. По пути она сделала звонок Майку, который знал о ее вызове в тюрьму, и он ждал их на выходе из госпиталя.
- Вас, - обратилась она к немного растерявшемуся охраннику от такой оперативности, - прошу пройти в дезинфекционный блок, чтобы вас обработали, ну в смысле форму. И придете на третий этаж, блок В, палата 312.
Тот кивнул, проводя их до лифта. Едва закрылась дверь, как Джейн отключила Гвидо от капельницы, сбрасывая все в мешок.
- Майк, ты должен задержать охранника, как сможешь дольше. Найди на нем что-нибудь. Хоть папиллому. Запудри голову. Час минимум.
- Я понял, - мужчина посмотрел на Монтанелли, который сидел на каталке, скатывая рука. Майк все понял, что это опять пациент, о котором никто не должен знать. Только сейчас немного иное.
На этаже они с Гвидо выкатили каталку.
- Это и есть моя кандидатура на трансплантолога, - кивнула на Майка. – Он слишком часто мне помогал с твоими парнями.  И можно сказать повязан, - они шли по коридору, и Джейн держала Гвидо под руку, чтобы казалось, что тому трудно и больно идти. Когда Монтанелли скрылся за дверью, Джейн опустилась на стул, скрыв лицо в ладонях. Ее трясло.

Отредактировано Jane M. Flatcher (2016-03-07 12:08:31)

+1

11

Незаконно - не всегда значит неэтично или противоестественно; в их мире другие понятия о том, что правильно, а что нет, и даже понятия добра и зла порой оказываются смещены - они сейчас нарушают несколько законов, конечно, и если об этом кто узнает, Джейн может лишиться лицензии, как минимум, а Гвидо получить уже вполне себе реальный срок в худшем случае, потому как происходящее может расцениваться даже как побег, но... всё это с точки зрения закона. Если бы Монтанелли был бы полицейским или федеральным агентом, или федеральным маршалом, они в этой ситуации более кстати, даже если бы он был налоговиком - и он смотрел бы на происходящее с такой точки зрения, но - он был преступником, мафиози, и от его деятельности сейчас зависело многое - что касается не только его организации, но и самого Сакраменто тоже, той его части, что с этой организацией была связана каким-либо образом. Впрочем, нет, высоких целей Гвидо не ставил - штука в том, что то, что он делает сейчас, связано с вопросом банального выживания, хотя и не было вопросом жизни и смерти. Но - могло бы стать и таковым однажды, если не уследить за происходящим...
- Ладно, ладно... - усмехнулся Гвидо, начав послушно сжимать и разжимать кулак. Излишне оптимистический настрой до добра не доводит, он вот обнадёживать кого-то тем, что на сто процентов точно выйдет из тюрьмы, да ещё и в скором времени, не хочет, но это и не значит, что собирается всё бросить, как есть, и переехать на нары - ничего подобного; и фонд, которым они занимаются, это самое верное, что у него может остаться в том случае, если его осудят - среди предъявленных обвинений нет медицинских махинаций, благотворительность дело и вовсе благородное, заниматься бумажной работой можно даже и оттуда. Тем более, если Кови привлечь к делам фонда, дать долю - полезно это может быть всем. Монтанелли только хмыкнул, когда она предложила отвернуться - даже смешно стало, вот уж точно запрос не по адресу, ему, кому плоть, кровь и человеческое мясо созерцать уж точно не привыкать... Да и игл он тоже не боялся, капельница тоже не слишком смущала, тем более, что нужна была она для дела. Кивнул на уточнение про глюкозу, зажав рукой, как попросили; все эти действия для него, как и для Джейн, были скорее автоматическими, почти даже привычными, слишком обыденными, чтобы на них обращать внимание - точно так же они могли бы спокойно обсуждать дела того же самого фонда сейчас, или разговаривать о своих детях, или какой-нибудь вышедший фильм обсуждать. Гвидо, может, и не был доктором, тем более уж хирургом, но и в его редком ремесле существовал особый профессионализм, с медициной во многих местах переплетающийся довольно-таки тесно. Ему никто не выдавал дипломов, грантов и премий, но литературы он прочитал достаточно, чтобы суметь даже вытащить из кого-то пулю, если бы пришлось это сделать. Маленькая иголка в его вене - это ерунда. Через это вообще каждый больной проходит, бояться нечего.
- Приятно смотреть, как ты работаешь. - улыбнулся Гвидо, слышавший обрывок разговора, когда она вернулась назад. Приятно и даже немного удивительно, откуда в этой мягкой женщине, матери троих детишек, берётся столько строгости в такие моменты; на самом деле - Монтанелли ведь за Марано никогда и не наблюдал во время её работы в госпитале. Собранная, серьёзная, она быстро построила весь медперсонал вокруг, Том наверняка тоже был бы удивлён, увидев свою супругу в такой роли (исключая ситуацию с незаконным перемещением заключённого) - наверное, он тоже такой, когда дело доходит до ринга. Гвидо, чуть-чуть, даже завидовал - вспоминая, что мог бы и сам носить белый халат и помогать людям, если бы пару-тройку раз свернул бы в жизни на других развилках.
- А, ну да... - немного натужно отозвался Гвидо, переместившись немного на постели, принимая на лицо "страдальческое" выражение. В общем-то, представить такое несложно, вспоминая лицо Терзи в госпитале, которого Маргарита тогда накормила какой-то там передовой разработкой, вызывавшей язву желудка... Охранницу он уже попросту проигнорировал, давая возможность Джейн ответить на все вопросы самостоятельно, а сам просто направил взгляд в небо, любуясь облаками, вслушиваясь в сложные обороты, которыми выражалась доктор... Затем голубое небо сменилось блеклым цветом потолка автомобиля скорой помощи, отчего "играть" язву стало даже легче. Ну и точно проблем не возникло с тем, чтобы перемещаться из горизонтальной каталки в кресло с колёсиками - этот процесс Монтанелли был неприятен и сам по себе, без реальных болевых ощущений, просто потому, что он сам себе казался беспомощным и слабым. Впрочем, когда Джейн обратилась к охраннику, а затем - к своему коллеге, во взгляде Гвидо промелькнуло некоторое удивление. Но, когда Майк отошёл, чтобы отвлечь охранника, Флетчер объяснила, что происходит.
- А, вот оно что... - кивнул, поняв, к чему было это представление. Улыбнулся. Чем меньше времени он потратит, что в больнице, что в тюрьме, бесполезно - тем легче будет жить дальше в ближайшее время... - Организуешь нам возможность пообщаться позже? Хочу к нему присмотреться внимательнее. - оказавшись в палате, попросил, укладываясь в постель при помощи Джейн. Может, выглядел он и больным, но уже начал... приглядываться.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Диагностика