Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Copper Thief


Copper Thief

Сообщений 1 страница 20 из 162

1

http://www.peabodylibrary.org/freeforall/wp-content/uploads/2015/06/Poldark.jpg
Участники:
Эббигейл Карн, Алистер Риверс, Глория Риверс и Джордж Уолергган
Место:
Корнуолл, Англия
Время:
Начнем с июня 1799 года
О флештайме:
Получив тяжелое ранение в битве при Абукирской бухте, Алистер возвращается домой, откуда когда-то уехал, желая посмотреть мир и послужить на благо Британии. Война разрушила радужные представления дерзкого юнца и теперь он решил вернутся в родной Корнуолл, где его ждали родные и невеста.
Вот только... молодой человек даже и не подозревал, что его письма до родных не дошли - зато они получили уведомление о его геройской смерти из адмиралтейства еще год назад.


Для справки)

Сюжет и образы главных героев взяты из сериала "Полдарк" производства BBC. Не хочется переигрывать то что было в фильме и книге, так что мы сыграем свою историю в том же антураже.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-10 23:13:45)

+1

2

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]

http://moniqueolan.com/wp-content/uploads/2013/03/divider.png
Часть I
Алистер и Эбби
О том как можно потерять все самое дорогое... но внезапно получить новый дар от своей капризной судьбы.

Походный госпиталь королевского британского флота на Ниле,
10 августа 1798 года.

Алистер возвращался к жизни медленно... ощущая себя словно в какой-то темной и страшной воронке, что начинала крутить весь окружающий мир, едва только он пытался приоткрыть глаза. Он понятия не имел сколько времени пробыл в тяжелом и вязком сне, который приносил облегчение, потому как тогда боль переставала терзать его. Реальность неожиданно ворвалась в сознание Риверса душной жарой и неприятным запахом вокруг... над ним был белый тент, с обоих сторон койки стояло по ширме. Позже Алистер узнает, что доктора, которым не хватало рук на всех раненых, что поступили в походный госпиталь после Абукирской битвы, были уверены, что ему недолго осталось жить. А так как моряки умирали едва ли не каждый день, его оставили в общей, установленной наспех большой палатке, лишь отгородив от других.
Вернувшись к жизни, Риверс ощутил просто дикую жажду - пить хотелось так что горло, казалось, совершенно пересохло, но стоило ему пошевелится как мир вновь резко крутанулся на все сто восемьдесят градусов. Непроизвольно дернувшись, Алистер потревожил свою раненую руку, на которую поначалу не обратил внимания и не сдержавшись, простонал от боли, чем и привлек к себе внимание ближайших соседей, которым повезло немногим больше чем остальным.
-Смотрите-ка, он открыл глаза! А вчера был так плох, что доктор был уверен, что к утру помрет, -один из раненых моряков, отодвинул ширму и подойдя ближе, наклонился над Алистером - у него были бинты на обоих руках, через которые уже успела пятнами проступить кровь и густо смазанные какой-то мазью ожоги на лице и на шее. -С возвращением в этот мир, сынок. Можешь считать что сегодня твой второй день рождения.
Томас Уилкотт служил на королевском флоте с ранней юности - правда не был из благородной семьи и потому не мог претендовать на офицерское звание. В сражении на Ниле он был боцманом на корабле "Голиаф" и ожоги получил после ожесточенной перестрелки с "Геррье", когда капитан Фоли использовал тактическую ошибку противника и сумел подойти вплотную и открыть огонь. Это был самый настоящий ад как для британцев, так и для лягушатников, которым в тот славный день был преподан хороший урок. Воистину, первые дни августа навсегда останутся вписанными в анналы истории, чтобы все знали о доблести и смелости английских моряков.
-Приведите кто-нибудь доктора Аллена и поскорее! -крикнул Уилкотт и громкий звук заставил Алистера поморщится от боли в очередной раз - так сильно резануло по ушам, в которых до сих пор звенело после разорвавшегося рядом ядра. -Ты здесь уже почти неделю и все это время был очень плох. На каком корабле служил?
-Б-б.., -попытался ответить Риверс и с ужасом понял, что не может произнести название своего корабля. Привычные и знакомые звуки не слушались его совершенно, несмотря на все старания и Уилкотт догадался об этом. Да и как было не догадаться, если у молодого человека были бинты на голове и половине лица, где один из осколков навсегда оставил некрасивый шрам через всю щеку...
-Ладно, сейчас это неважно. Лежи и не шевелись, подождем доктора Аллена, -боцман сейчас говорил с раненым, словно с маленьким ребенком. -Главное что жив остался, а остальное не так уж и важно...?

Год спустя,
Корнуолл.

Алистер добрался до Труро ранним июньским утром, ощущая себя совершенно разбитым. Долгое путешествие по морю казалось теперь детской забавой, по сравнению с тряской в дилижансе по ухабистым дорогам графства. Риверсу хотелось только одного - скорее попасть домой и позабыть обо всем на свете, хорошенько отоспавшись на месяц вперед. Покинув наконец дилижанс и оказавшись на базарной площади, лейтенант вздохнул с облегчением и поправил треуголку, не замечая как прохожие косятся на его военную форму. Совсем скоро он будет в имении отца и они наконец-то смогут поговорить по душам - когда Алистер заявил что поедет в армию, то старый ворчун не стал препятствовать, однако перед самым отъездом они серьезно поссорились. Чарльз был настолько зол, что не написал своему сыну не единой строчки и даже приказал всем домочадцам не упоминать при нем непокорного мальчишку. Все новости из дома Алистер узнавал от любимой сестрицы Мэри... но это было еще до Абукирской битвы, потом все его письма словно улетали в пустоту. Быть может отец рассердился на Мэри и попросту запретил ей писать? Это было вполне в его духе, так что младший Риверс решил что попросит прощения у Чарльза едва только переступит порог родного дома.
-Вам помочь, сэр? -поинтересовался у молодого человека какой-то старикашка, судя по всему ехавший из порта на телеге, запряженной лошадью, которая судя по всему лично знавала еще Александра Великого, не иначе. -Я еду в сторону шахт и могу подвезти, если желаете..?
Дождь усиливался и у Алистера не было выбора - судя по всему его письмо, в котором он говорил о времени своего прибытия тоже не пришло вовремя? Увы, но Риверсу пришлось черт знает сколько трястись в дилижансе от Плимута, ведь корабли британского королевского флота редко причаливали в порту Труро - ради него уж точно никто бы не стал делать такой крюк. Молодой человек согласно кивнул, бросив свой саквояж на телегу старика и затем мысленно сосчитав до трех как учил доктор Аллен, выдохнул и произнес, стараясь не запинаться.
-Б-благодарю. Вы очень добры.
Благодаря хорошему лечению, Алистер почти перестал испытывать проблемы с речью, при разговоре - проклятое заикание вновь напоминало о себе, лишь когда он был сердит. Доктор неоднократно говорил, что как только пройдет достаточно времени с момента контузии, все пройдет само собой и Риверсу очень хотелось в это верить. Во всяком случае, он надеялся, что дома никто ничего не заметит...
Алистер добрался до Риверсайда, когда уже совсем стемнело, попрощавшись с возницей и дав ему монету за труды. Пару миль от основной сельской дороги пришлось пройти почти под проливным дождем, так что на пороге усадьбы лейтенант оказался промокшим до нитки и уставшим как сотня чертей. Да еще и отцовский привратник не торопился открывать двери...
-Что вам угодно? -с привычно невозмутимым видом произнес Джозеф, когда наконец соизволил открыть дверь. -Хозяин нынче не принимает никого... у него гости.
-Прекрасно, значит я появился как раз вовремя! -ответил Алистер, подвинув дворецкого и стянув с головы мокрую треуголку. -Неужели в Риверсайде теперь принято д-держать гостей на пороге?
Вообще-то молодой человек хотел просто пошутить, понимая что Джозеф наверняка принял его за кого-то из арендаторов отца... но посмотрев на дворецкого, не мог понять, что произошло. Тот побелел словно полотно, как будто увидел привидение, а не младшего сына своего хозяина и при этом не двигался с места. Алистер вздохнул и поставив саквояж на пол, направился в столовую, не ожидая пока о нем доложат отцу. Сейчас они наконец-то встретятся, помирятся и все будет хорошо...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-04 21:34:21)

+1

3

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
На улице было уже темно. Солнце, будто бы упало за горизонт, окончательно устав в конце этого слишком долго дня, который многие жители округи провели в поте чела, не покладая рук трудясь, чтобы заработать на хлеб насущный. Эббигейл была еще не в том возрасте, чтобы работать где-то, но тоже целый день не сидела без дела. Ей нужно было приготовить завтрак и ужин трем братьям и отцу, держать в чистоте их одежду и дом, в крыше которого уже была не одна дыра, через которую в дом попадала дождливая вода. И если бы только хоть кто-то сказал, как правильно это нужно делать! Мать померла слишком рано, чтобы передать свои знания дочери, хотя на самом деле Эбби догадывалась, что та также не обладала какими-то определенными талантами к готовке или ведению хозяйства. Отец не единожды спешил повторить это сходство дочери и матери, от которой ей достался в награду или в насмешку медно рыжий цвет волос, кудри которых всегда были спутаны между собой и видели воду слишком редко для того, чтобы блестеть своей истиной красотой.
Девушка тяжко вздохнула, поморщившись от боли. Ее спина горела адским огнем, будто она до сих пор чувствовала хлесткие удары отца по спине, рукам и даже лицу, которое до сих пор саднило и жгло от боли. Она думала, что умрет сегодня от боли. Думала, что отец не остановится и будет дальше избивать ее, словно одержимый злым духом. Только он был одержим лишь одним духом – духом пьянства и ненависти. Он, казалось, ненавидел всей душой свою дочь, что так была похожа на мать или просто не могла приготовить годный ужин, который заслужил ее кормилец, что давно забыл о том, что в доме должен быть домашний очаг, имевший хоть какой-то намек на уют и тепло.
Эбби не плакала,  даже не пыталась хныкнуть или пустить скупую слезу, когда попыталась подняться из своего уголка, в котором забилась до тех пор, пока одичавший родитель не угомонил свою злость и агрессию. Она тоже имела кое-какие чувства к своему отцу, что теперь храпел на кровати в общей комнате, ведь дойти до своей комнатушки, где обычно спал до утра, пока кто-то не разбудит пьяницу, не находил в себе сил с каждым разом все чаще. Тихонько подобравшись к телу отца, Эббигейл на какое-то мгновение застыла, размышляя над тем, а не лучше было бы отомстить отцу за всю ту боль, что он причинил ей сегодня и днями ранее, когда он был не в духе. А не лучше было бы взять кочергу и не двинуть ему хорошенько между глаз, да так, чтобы раз и навсегда он спал своим непробудным сном без храпа и визга?!
Это была определенно хорошая мысль, да вот только Эбби не шевельнулась и даже не поддалась искушению, которое испытывала к родному, казалось бы, человеку. На какое-то мгновение ей даже показалось, что отец вот-вот откроет глаза и ад, через который она прошла и все еще помнила, повторится снова. Она готова была немедленно присесть, но отец так и не открывал своих глаз и лишь храпнул хорошенько, от чего у Эбс едва не выскочило сердце из груди.
О, господи, как она боялась и как она ненавидела этого человека одновременно!
И вместо того, чтобы вернуться в угол, зарыться туда, словно шелудивый пес, скуливший ночью на привязи у дома, она сделала один шаг назад, а потом еще и еще… Она шла так тихо, что даже пол не скрипел под ее босыми ногами, когда она вышла из комнаты. А потом оставалось дело за малым: ухватила одежду младшего брата, что был чуть меньше нее ростом, но шире в плечах, и прижав к себе, как самое ценное в этой грешной и бедной жизни, походившей скорее на существование, направилась к выходу из дома.
Прочь, куда глаза смотрели, а взгляд ее зеленых глаз был обращен в сторону Труро. Этот город был не так уж далеко, но в толпе людей она знала, что сможет спрятаться надежно или хотя бы на какое-то время выпасть из поля его зрения. В то, что он забудет об ее существовании, девушка тоже надеялась, но боялась углубить свою надежду и превратить в пустую веру, ведь в большом городе не только больше людей, но и больше злых людей. И все-таки она решила, что лучше уж будет жить среди злых чужаков, нежели с родными нелюдями. Ведь даже старший брат не осмеливался заступиться за нее перед отцом. Сказал как-то, что бережет зубы, ведь отец обещал их ему выбить, если тот будет хоть когда-то перечить. Но, бог с ним? Со всеми ними.
В очередной раз вздохнув и ощутив, какой болью в спине дается ей этот вздох, девушка спряталась в небольшом проулке между домами – пустующим домом Майлзов и отцовским. И так она начала переодеваться.
Одежда брата пропиталась потом и вонью, но Эбби решила иначе. Так пахнет свобода – подумала она, не забыв спрятать свои спутанные кудри волос, что сейчас далеко не имели того медного блеска, под не менее грязной шапкой брата. Дело было сделано, и Эббигейл оглянулась лишь единожды, чтобы посмотреть на тот дом, из которого бежала и в котором не ощутила ни грамма счастья. Но она посмотрела вовсе не затем, чтобы попрощаться. Она посмотрела, чтобы запомнить – больше она сюда не вернется. Никогда! И пусть она сдохнет в канаве лучше, чем испытает вновь вкус кнута отца на своем теле.
Дорога до Труро была не далекой и не близкой. Ноги у девчонки болели, но она все равно не теряла собственной решительности, что была настолько великой и сильной, что девушка совсем забыла о страхе. Ведь она слышала все те сказки, которые рассказывала старуха Мод детям до того, как откинулась! В поле живут самые разные существа, а из моря, что беспощадно били по скалистому берегу обязательно выйдет за одинокой душой, чтобы затащить ее на дно морское. Нет, Эбби не боялась сейчас всех этих сказок, которые слышала раньше, ведь она знала – чем раньше она достанется Корнуолла, тем позже ее найдет отец. Ну, а может быть и не найдет вовсе, что было бы несомненно прекрасной новостью любого дня!

в одежде брата

Отредактировано Tony Danziger (2016-02-07 03:08:27)

+1

4

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
Когда Алистер переступил порог столовой, произошла самая настоящая "немая" сцена, подобная тем что частенько разыгрывают в театре. Когда герои представления чем-то ошеломлены и напуганы... именно такие ассоциации возникли у Риверса, когда он показался наконец своей родне.
Однако... и Алистеру тоже было впору удивляться?
Во главе стола сидел старший братец Алистера Фрэнсис - по правую руку от него Лиллибет Хилл со своими родителями. Та самая девушка, которую лейтенант был особенно рад видеть и милое личико которой так часто вспоминал будучи на войне... Так же за столом были сестрица Мэри, рядом с которой сидели два представительных джентльмена. Один из них был доктор Бэркли, практиковавший в Труро и бывший одно время личным врачом Чарльза, второй же был незнаком Риверсу-младшему. Вся компания за столом смотрела на него так словно он действительно был привидением или выходцем с того света...
-Я так понимаю, вы не получали моих писем? -тихо сказал Алистер решив наконец оборвать затянувшуюся паузу. -А где отец?
-Дорогой... боже, как я рада что ты вернулся! -самой первой из присутствующих опомнилась Мэри, буквально вскочив со своего стула и бросившись обнимать младшего брата. Фрэнсис, как и следовало ожидать не двинулся с места, тогда как лицо Лиллибет стало белее скатерти что была на столе в данный момент. -Мы получили ужасное письмо год назад... там говорилось, что ты погиб на Ниле. И после от тебя не было весточки...
-Значит корабль что вез почту не сумел избежать осенних штормов, как не жаль, -ответил Алистер и послушно уселся, когда сестрица подвела его к столу, приказав горничной срочно поставить еще один прибор. -Но я вернулся и очень рад видеть вас всех... и вы мне так и не ответили, где же отец? Неужели он опять заболел??
-Видите ли, Алистер... ваш папенька совсем слег после того как получил то письмо из Адмиралтейства, -добрым и ласковым голосом произнес доктор. Наверное таким же тоном он говорил своим пациентам, что скоро им предстоит встретится с Творцом? -Он тяжело болел около двух недель и затем преставился.
-О... б-боже.., -выдохнул младший Риверс, ощутив как у него вновь предательски перехватило горло. Только не сейчас... надо бы вспомнить что говорил Аллен и постараться успокоится - иначе сложно будет нормально говорить. Но... неужели отец умер, страдая от боли и проклиная непутевого младшего сына??
-Дорогой Алистер, мы с мужем тоже очень рады, что плохие вести оказались ошибочными. Мы ведь теперь одна семья, -мило улыбнулась молодому человеку миссис Хилл. Отпив глоток вина, Риверс непонимающе посмотрел на нее, а затем на Лиллибет и далее последовал второй жестокий удар. -Наша Лилли теперь стала хозяйкой Риверсайда.
-Мама, ради бога... зачем ты так? -не выдержала миссис Риверс, но ее матушка и ухом не повела.
-Вот значит как.., -Алистер собрал все свое мужество, чтобы произнести эти слова привычным спокойным тоном. Либо так... либо он окончательно вспылит и тогда ему будет сложно говорить нормально. -Тогда я вынужден запоздало поздравить Фрэнсиса и Лилли с законным браком и пожелать им счастья. А еще откланяться и попросить извинения что помешал вашему ужину.
-Алистер, куда ты собрался?? -испуганно сказала Мэри и повернулась к старшему брату. -Что ты молчишь, Фрэнсис? Сделай же что-нибудь!
-Так значит ты не останешься? -вопрос Фрэнсиса прозвучал скорее с какой-то надеждой на положительный ответ, чем с желанием уговорить младшего брата остаться дома. -И куда ты собрался, позволь спросить?
-К черту.., -мысленно ответил брату Алистер, решительно поднявшись из-за стола, но вслух произнес совсем другое:
-Поеду в старый дом. Хочу поб-б-ыть один и никого не стеснять своей персоной.
Старый дом, что располагался не так далеко от шахтерского поселка оказался вовсе не таким, каким его ожидал увидеть младший Риверс. От прежней обстановки мало что осталось и везде царил ужасающий беспорядок - пучки соломы на полу и чертова прорва крыс, разбежавшихся при виде лейтенанта. К тому моменту как Алистер добрался до виновников всего увиденного, он был уже настолько зол, что даже и не пробовал что-либо сказать. Двое старых слуг отца, что должны были присматривать за домом, были пьяны в стельку, так что будить их пришлось с помощью нескольких ведер ледяной воды. Увидев молодого хозяина, они протрезвели куда быстрее чем можно было ожидать и неохотно взялись за уборку, так что пришлось придать им немного ускорения при помощи хлыста.
-Мы так рады что вы вернулись, мистер Алистер... ваш братец говорил что вы умерли где-то у черта на куличках, -сказала служанка Гарриетт, решив сделать перерыв в уборке, когда поутру Риверс появился на кухне. -Будто бы ваш корабль потонул...
-Быть может так б-было бы куда проще для всех.., -ответил Алистер, уже успевший переодется в один из отцовских костюмов. Его еще не успела как следует высохнуть, так что пришлось залезть в один из старых сундуков, содержимое которых двое пропойц еще не успели продать или обменять на бренди. -Когда я вернусь все комнаты должны быть приведены в порядок. иначе я устрою вам такую взбучку, какой вы не видели при моем отце. Так что хватит болтать и за дело!
Оседлав свою лошадь, Риверс поехал в Труро - на Чёрч-стрит он намеревался посетить нотариуса, чтобы расспросить о завещании отца. О предательстве Лилли молодой человек старался сейчас не думать... она сделала свой выбор и ему придется его принять, как бы не было больно.
Оставив лошадь в конюшне местного трактира, Алистер направился к конторе через базарную площадь, где было полным-полно людей - особенно в рыбных рядах, ведь Труро всегда славился дарами моря. Лейтенант зазевался, когда один из продавцов начал уговаривать его купить свежих сардин... и тут в него врезался какой-то мальчишка-оборванец и не извинившись понесся дальше. Риверс проводил взглядом беспризорника и затем по привычке провел ладонью по карману сюртука где был его кошелек, но не обнаружил его.
-Ах ты... ну я тебе покажу как воровать! -побежав следом за мальчишкой, с которым был еще и большой пес, Алистер без труда догнал его в самом конце Чёрч-стрит и сделав подножку, повалил на брусчатку. -Сейчас ты у меня получишь...
И вот тут-то и произошло самое интересное. Грязная шапка свалилась с головы оборванца и взору лейтенанта предстали длинные и кудрявые рыжие волосы, которые судя по всему не знали что такое гребень...
-Девчонка?? -сам у себя спросил Алистер, поневоле разжав пальцы и выпустив маленького воришку.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-07 19:32:01)

+1

5

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
Завтра … Этот день обычно наступает после небольшого отдыха, который мы берем для себя от нашей бренной жизни. Ведь во сне мы можем хоть ненадолго избавиться от всех тягот и забот, что теребят наше сердце и заставляют просыпаться каждое новое утро нового дня. Сон – маленькое забвение. Эбби была уверена, что оно приносит в мир суть больше и дарит хотя бы небольшие надежды на лучшее, что мы себе можем только представить. Увы, далеко не всегда, ведь порой сны далеко не столь радужны, как бы нам хотелось. Порой они продолжают нашу обеденную реальность, от которой мы пытаемся сбежать все время во сне. И там, увы, все продолжается снова и снова. Новые истязания, новые тягости и никакой надежды на лучшее.
Завтра… Этот день так и не настал для Эбигейл, что торопилась в город, поставив перед собой цель – сбежать и скрыться из глаз родительских. Ведь давно потеряла способность к здоровому сну. Сны давно уже не приносили ей радость или отдых от того, что окружало ее все время. Она просто закрывала глаза, а в какое-то мгновение просыпалась. Но, бывали моменты, когда Эбби просыпалась еще раньше от страшного сна и сбегала куда-то из дома, чтобы утренняя влага и чистый рассвет рассеяли тревоги и дали сил жить и бороться за себя, за свое будущее, что не обещало быть радужным или счастливым.
Завтра так и не наступило для сбежавшей из дома девочки, что торопилась в Труро всю ночь. Ее день начался еще вчера и это вчера длилось весь вечер, воспоминания о котором пламенем сильных ударов по спине оставались до сих пор с ней. И вот эта ночь, плавно переходившая в утро. Рассвет был прекрасен, и девушка не удержалась от того, чтобы полюбоваться тем, как солнце поднимается на востоке, чтобы озарить своим слабым светом всю округу, проходя золотом по кромке морской воды, что в заливе была чище, чем можно было себе представить. И было ведь такое искушение спуститься вниз по скалистому холму к берегу и окунуться в воду! Но, вспомнив о болящей все еще спине, а также о маленьком побеге и том, что маленькая вероятность того, что отец будет ее разыскивать и потом, как поймает, вновь изобьет до полусмерти, все-таки существует, поторопилась вновь в сторону города. Больше она не позволяла себе останавливаться нигде. Даже чтобы присмотреться, к тем путешественникам, которых жизнь заставила оставить свои дома в столь раннюю пору. Она лишь покорно опускала глаза к земле и следила за тем, как собственные ноги переступают шаг за шагом навстречу свободе, боясь, будто бы кто-то из путников мог узнать ее и вернуть обратно. Но, путники – это путники. Они не заботятся чужими проблемами и делами, погружаясь только в себя. Никто так и не окликнул девушку, что в мальчишеской рубашке и плотно обтягивающих ее стройные ноги штанах до колена спешила в Труро, который то и видела всего несколько раз в жизни.
Около года назад Эбигейл была уже в Труро с отцом. Тогда у отца были какие-то дела тут или встреча с кем-то из друзей-контрабандистов, и он зачем-то взял с собой дочь и сына. То был базарный день и город был полон торговцев и жителей окрестностей, что поспешили в Труро дабы купить какой-нибудь товар или обменять. Торгаши выкрикивали и расхваливали свой товар, а покупатели пытались торговаться и сбить цену – никто не хотел уступать, а потому стоял шум, который, как казалось Эбс, ничто не могло угомонить. Тогда Труро показался огромным городом, настоящим муравейником, если не сказать больше. Однако этим утром сонная и уставшая Эбби застала несколько иной город. По сонному Труро пока еще немногие его жители ходили. Ни одной красивой леди, а лишь джентльмены, которых привели дела в город из их более далеких имений. Почти никто, из тех к кому пригляделась девушка, не показался ей уставшим от тягостей жизни. Еще бы! Жизнь джентльмена ведь так легка и прекрасна! Она не обременена тяжким трудом, ведь джентльмены не марают руки. Им не приходится закатывать рукава и спускаться в грязь к обычным людям, что не смеют применять к себе столь громкое слово – леди и джентльмены.
Остановившись на угле между Черч-стрит и таверной «Красный дракон», которое скорей всего имело не слишком благоприятную репутацию (такой вывод сделала Эбби, глядя на красовавшегося на вывеске красного дракона, страшного и злого), девушка прислонилась к балке, почувствовав усталость и голод. Да, со вчерашнего утра в глотке у нее не было ничего сытного, а прихватить из дому какую-то снедь она даже и не думала – просто уносила ноги, пока могла. Однако теперь пришло время взять перерыв, ведь она своей цели все же достигла – добралась до Труро, а значит нужна была новая цель, к которой нужно было стремиться.
«Интересно, кто бы меня нанял в Труро хоть на какую-то работу…» - задумалась девушка, пробежавшись осторожным взглядом по прохожим, которых становилось все больше. Осознание того, что все на нее смотрят с незавидным пренебрежением и даже осуждением, видя в ней какого-то мальчишку оборванца, у ног которого устроилась какая-то бродяжная собака, заставило задуматься Эбби о том, будет ли так уж просто найти себе работу, пусть даже самую тяжелую. Чопорные жители Труро ведь не терпят грязь и даже к слугам имеют высокие требования. Даже в такие не простые времена, как эти, когда работы то даже на медных шахтах нет. Ведь, была бы работа, отец бы работал в шахте, а не пил и занимался бесчинством в доме.
К полудню Труро окончательно наполнился людьми самого разного сорта и смешаться с толпой Эбби стало значительно проще. Собака, что прибился к ней так и ходил за девушкой, а она тому и не противилась – решила, что Гаррик (так она назвала пса) будет ее защитником от злых людей, которых полным-полно везде. Однако к полудню чувство голода стало ощутимее, а потому девушка попыталась пройтись между лавок торговцев и что-нибудь украсть. Да вот только красть у людей, что тяжким трудом, который они вкладывали в свои товары, оказалось не просто, а потому Эбигейл решила не красть у бедняков. Она решила раздобыть денег, чтобы заплатить им, а потому решила украсть денег у того, что и так обладал большим, чем другие.
«Пусть и джентльмены поделятся с бедняками!» - решила она, выйдя на Черч-стрит, прежде чем наткнулась на первую и единственную свою жертву. Вытянуть из кармана джентльмена бумажник было не так уж и сложно, что несколько порадовало девушку. Однако она явно не ожидала того, что тот будет так быстро бежать за ней, будто бы она забрала у него последнее. «Вот гнида!» - в сердцах подумала она, как только получила подножку и очутилась на твердой земле, прижатой к земле. Боль, которую отдавала спина заставила ее засычать от боли, а нос поморщиться. Эбби зажмурила глаза, ожидая порции новых ударов, что должны были пройтись по ее лицу – ведь, разве не это намеревался сделать джентльмен? Однако ударов не поступало, и девушка открыла глаза, увидев склонившегося над ней мужчину. Он удивленно таращился на нее и тогда она подумала о том, что возможно рубашка брата сползла с ее груди, обнажив ее. Скрестив руки на груди ради защиты останков собственного достоинства и чести, девушка ощутила, что все-таки там было все в порядке и только копна грязных спутанных волос выдали ее с патрохами.
«Нужно было обстричь их вчера!» - подумала она, прежде чем решила воспользоваться оказанным ей преимуществом и попытаться сбежать. Оказаться в руках королевского закона она явно не хотела! Да вот только мужчина ловко среагировал, не давая уйти.
- Отпустите, пожалуйста, я все верну, - молилась она, желая спасти собственную шкуру. - Пожалуйста, - она пыталась выжать из глаз слезы, но вышло лишь жалкое подобие просьбы. Глаза не желали делиться влагой, а потому ей оставалось только ждать, куда соблаговолит повести ее рука жестокой судьбы.

+1

6

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
Алистер настолько растерялся, что в первый момент даже не забрал свой бумажник из рук маленькой оборванки... а когда она заплакала, попытавшись закрыться от него руками, то заметил свежие синяки на ее плечах и шее, которые открылись когда сползла рубаха. Ее явно уже кто-то побил, причем без какой-либо жалости - и хотя Риверс как пострадавшая сторона был сейчас вправе наказать воришку, он решил поступить иначе.
-Вставай.., -молодой человек протянул руку девчонке и помог подняться с брусчатки и затем повел следом за собой. Лавочники с Чёрч-стрит, а так же прохожие удивленно смотрели им вслед, пока странная парочка не скрылась в трактире, где Алистер разменял свою последнюю гинею чтобы купить поесть явно голодной и уставшей девчонке. Себе он взял стакан бренди, подумав о том, что на обратном пути домой придется продать отцовские часы, иначе уже вечером ему самому будет нечего есть...
Первые несколько минут за столиком, где уселись Риверс и маленькая оборванка царило молчание - она не отвлекалась от миски мясной похлебки, он наблюдал за ней допивая свой бренди. Когда-то, отец частенько брал с собой Алистера на одну из своих шахт, так что лейтенант прекрасно знал, что такое настоящая бедность... ведь шахтеры и их семьи всегда были зависимы от наличия работы, а так же милости моря, которое по сути дела решало будут ли они голодать зимой или сумеют протянуть ее как-нибудь. Работать на шахте порой приходилось даже детям - тем кому посчастливилось протянуть на этом свете до десяти лет, те же кто помладше нанимались к местным фермерам и работали на полях за гроши. Чарльз Риверс всегда старался как мог помогать людям, что зависели от него и Алистер не забыл этого... но вспомнив ненароком об отце, подумал о том, что помочь ему теперь будет некому.
-Так значит слухи верны и ты действительно вернулся? -прервав размышления Алистера, возле стола нарисовался Джордж Уолергган. Одетый словно лондонский щеголь и вполне довольный собой. Папаша его был когда-то кузнецом, но сумел поправить свои дела с помощью выгодной женитьбы и теперь считался одним из богатейших людей округи. Семейство Уолергган жило даже лучше древних знатных фамилий и отчаянно старалось пролезть в высшее общество, куда им был заказан путь из-за низког происхождения. Однако нувориши были упрямы и у них было много денег для реализации всех своих желаний - Риверс посмотрев на Джорджа в самую первую минуту вспомнил как дрался с ним в приходской школе. По правде говоря, его холеная физиономия и сейчас просила кулака, настолько он был неприятен Алистеру...
-Вернулся, как видишь, -коротко и сухо ответил лейтенант.
-Я слышал, что Риверсайд теперь полностью в собственности у твоего старшего брата, -невозмутимо продолжил Джордж, не обратив внимания на спутницу Алистера. -А еще... что твой старик вычеркнул тебя из завещания перед смертью. Мы давно знакомы, Алистер и я готов протянуть тебе руку помощи, как и подобает старому другу.
Риверс лишь усмехнулся, прекрасно понимая к чему клонит Уолергган... вот только лучше умереть с голоду, чем быть обязанным этому слащавому выскочке с завитыми словно у барана кудрями.
-Не понимаю, с чего вдруг такая забота? -бросил Алистер, поставив пустой стакан на стол. -И кажется я не просил у тебя помощи и не жаловался на свою жизнь.
Поднявшись, молодой человек снова взял за руку свою спутницу, которая успела уже прикончить огромную миску похлебки и теперь прислушивалась к разговору двух джентльменов. Аккуратно отодвинув Уолерггана с дороги, Риверс не прощаясь направился к выходу из трактира, мысленно попрощавшись с отцовскими часами. После того как Алистер ушел к Джорджу подошел его папаша, до этого игравший в карты с двумя клерками из местной нотариальной конторы.
-Не вышло? -поинтересовался Николас у своего сына и получив отрицательный ответ, лишь покачал головой. -Я говорил тебе, что он слишком горд и независим. Как, впрочем и все Риверсы... Его братец обычно ведет себя так, словно весь Корнуолл ему должен.
-Ничего... всему свое время, -усмехнулся Джордж. -Все изменится, когда он окажется под забором, потому как братец всегда терпеть его не мог и не станет делится наследством. Вот тогда, мы с вами посмотрим, кто посмеется последним.
Пока происходил этот разговор, Алистер уже успел выручить за свои часы сорок гиней, которых должно было хватить на неделю, а то и больше, при разумной экономии. Забрав свою лошадь, мужчина помог девчонке залезть в седло и вместе с ней покинул Труро, сопровождаемый тем самым псом, что бегал за маленькой оборванкой. Вот теперь можно было и поговорить?
-Я отвезу тебя домой.., -сообщил Риверс своей спутнице на что она лишь шмыгнула носом. -Кто тебя бил?
Рассказ девчонки нисколько не удивил молодого человека... увы, но в семьях шахтеров это было обычное дело. Медь пропала, шахта закрылась и ее папаша начал пить, срывая свою обиду на жизнь на любимых детках. И пока она говорила, Алистер успел принять единственно верное решение, о котором ему никогда не пришлось пожалеть в дальнейшем.
-Ладно... пойдешь работать в мой дом. Мне как раз нужна толковая служанка. Как тебя зовут?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-07 23:53:23)

+1

7

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
- … сэр, - робко добавила Эбби погодя, когда обнаружила, что джентльмен не спешит не только к рукоприкладству, в котором ему никто не мог запретить или перед которым никто не мог защитить ее. По сути, сейчас она была полностью в его руках, и злить молодого джентльмена собственным невежеством и бестактностью, упустив столь важное для каждого богача словечко, как «сэр», ей не хотелось. Хотелось очутиться вновь на свободе, пусть и мнимой, но свободе, где ей ничего не будет угрожать, хотя вновь-таки, угроза могла прийти из любого закоулка и не знать было, что было бы лучше для нее самой. Однако вместо того, чтобы что-то сказать, джентльмен сначала просто забрал свою собственность из далеко не чистых рук девушки, в которых она сжимала свой сомнительный трофей. Если бы она знала, что бумажник джентльмена пуст, то не стала нарываться на него, а нашла более достойную жертву. Правда, она до сих пор даже не догадывалась, кому посчастливилось поймать ее. Сама ведь считала себя счастливой – прошло, как минимум две минуты, а она так и не заработала ни одного удара. Дома все обернулось бы для нее менее удачно и скорей всего из многих ее ран уже шла бы кровь.
Джентльмен приказал ей встать или просто попросил это сделать, увы, но различить Эбигейл не смогла, хоть и покорно подвелась на ноги. Тем более незнакомец даже протянул ей руку, в которую девчонка с рыже-медными кудряшками доверчиво вложила свою ладонь, ту самую, которой и залезала ему в карман. Оказавшись вновь на ногах, девушка потерла свой бок и посеменила следом за джентльменом, который вел ее куда-то. Вот только куда они шли Эбби не решалась спросить – боялась, что окажется уже к вечеру в суде, а ей этого ух, как не хотелось. К тому же, в случае, если бы тот все-таки решил сдать ее властям, девушка уже удумала удрать, воспользовавшись внезапностью. Однако, к своему удивлению, Эбс остановилась перед дверью, что вела в некое заведение под названием «Красный дракон», вывеска которого, между прочим, сразу не понравилась ей. Не решаясь проследовать во внутрь за джентльменом, она остановилась и испугано уставилась на лицо незнакомца, что не выглядело злым, даже не смотря на ровный шрам, проходивший по левой скуле. Ему пришлось подтолкнуть упрямицу, чтобы она переступила порог этого, как ей казалось, страшного заведения.
Но, к своему удивлению Эбби стоило заметить, что это было весьма приличное (ну, выглядело прилично все) заведение, в котором какие-то джентльмены играли в карточные игры, кто-то из этих же джентльменов курил люльку, читая газету, а были и те, что рассуждали о политике и военных кампаниях, в которых принимал участие кто-то из их знакомых. Большинство безразлично отнеслось к появлению оборванки в этом заведению, тогда как некоторые все равно присмотрелись к девушке, которую привел сюда джентльмен. Не слишком понимая, что от нее требуется, Эбигейл послушно плюхнулась на лавку возле одного из столов в уголке помещения, в котором было полно самых разных запахов – пахло чем-то вкусным, от чего в животе снова перевернулись кишки, а еще пахло дымом и духами, дорогими духами, видимо, ведь никогда подобного запаха девушка ранее не ловила своим курносым носиком. Когда перед ней поставили миску с жарким, не расспрашивая о том, действительно ли боженька ниспослал ей лично такую милость, Эбигейл принялась уплетать жаркое, которое активно жевала и глотала, не заботясь о том, чтобы сделать это более красиво или изыскано. Она была голодна, как волк, если не больше. Ведь волк мог себе хотя бы раздобыть пищу сам, а она – нет. В этом ее план полностью провалился, увы. Тем не менее, неудача не заставила спешно позабыть о своем намерении жить в городе, пусть и пока пришлось бы спать на улице. Все-таки она считала это лучшим, чем быть там, откуда она сбежала прошлой ночью.
Когда к джентльмену, решившему проявить доброту к незнакомке, что решила его ограбить, подошел еще какой-то джентльмен, Эбби притихла. Она подтянула свои плечи так, чтобы ссутулиться больше – так в основном сидел ее старший брат Боб, за что получал пару раз от отца по ним. Это она сделала, чтобы со спины сойти за мальчишку и не обратить на себя взор какого-то джентльмена, от голоса которого, казалось, волосы на затылке могли стать дыбом. Этот сэр говорил так въедливо и лукаво, что она несомненно знала, что не захочет иметь с ним ничего общего. Но, благодаря этому мистеру, она хотя бы знала имя своего благодетеля. Немного она слышала хорошего о Риверсах, однако теперь могла сказать, что ей повезло больше, чем большинству – один из этой семейки не только не передал ее властям, но и накормил, просто так, не требуя чего-то взамен.
Эбби послушно последовала за мистером Риверсом, как только тот скомандовал ей идти. Сопровождала она его и к лавке меняйла, у которого тот обменял какую-то безделушку на целых сорок гиней – надо же, таких денег она никогда не видела! Да вот только понимала, что вряд ли от хорошей жизни джентльмен был обязан отказываться от фамильной ценности. В том, что это было что-то другое просто не было вариантов – за какую-то не фамильную безделушку не выделили целых сорок гиней! Гаррик тоже следовал за ней, и девушка потешила ласковым прикосновением к мохнатой голове, как только они с джентльменом дошли до его коня. Спросить, что же тот будет делать дальше с ней она опасалась. Но, вскоре узнала его намерения, едва только они выехали верхом на черном коне за пределы города.
«Ну и пусть, все равно сбегу,» - упрямо решила себе Эбби, пока Гаррик весело тявкал, пока бежал следом за лошадью.
- Это отец, сэр,- коротко ответила она, не находя причин, чтобы отказать в ответе джентльмену, по милости которого она сегодня не осталась голодной. – Он часто меня бил, когда вылезал из шахты. Говорил, что я бестолковая, как мать, злился и бил, пока его не попустило или он не засыпает где-нибудь, - выдала девушка свою невеселую историю. Она не стала просить джентльмена о жалости, решив, что все равно сбежит от отца, однако мужчина сделал предложение, от которого она попросту не могла отказаться. И пусть звучало это вовсе, как решение джентльмена, а не предложение, Эбби улыбнулась. – Я – Эбигейл, сэр. И я с радостью буду служить вам, сэр.

+1

8

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
Алистер направил свою лошадь к старой усадьбе, что давно уже потеряла свой прежний, привлекательный вид - а ведь когда-то его родители обожали приезжать сюда? Чарльз любил старый дом куда больше чопорного и куда более богато обставленного Риверсайда и здесь ему было удобно заниматься делами его шахт. Тогда была еще жива его обожаемая молодая жена, с которой он сочетался браком после смерти своей первой супруги... а двое слуг, что работали в господском доме еще не превратились в жалких пропойц. Фактически, в этой усадьбе прошло детство Алистера, до того как от внезапной хвори умерла его мать и отец замкнулся в себе, уже не уделяя младшему сыну столько времени как бывало раньше. Фрэнсис терпеть не мог сводного брата и только Мэри - истинно добрая и ангельская душа - как могла старалась скрасить одиночество осиротевшего ребенка.
Так было когда-то... и теперь младшему Риверсу было особенно больно видеть убожество дорогого его сердцу дома - однако, больше ему было некуда пойти. И лучше сидеть на старой усадьбе с двумя горькими пьяницами, чем умолять старшего брата дать себе крышу над головой...
Алистер пришпорил коня и въехав во двор, застал Гарриет и ее муженька Марка за ожесточенной руганью: судя по всему они даже недавно подрались, о чем свидетельствовал смачный синяк под глазом у служанки и расцарапанная щека у слуги. Риверс лишь вздохнул, когда помог Эбигейл слезть со своего коня и остановил очередную жаркую перебранку между Гарриет и Марком.
-Угомонитесь, иначе богом клянусь - я д-добавлю вам тумаков! -процедил сквозь зубы лейтенант. -Марк возьми д-деньги и топай в деревню за провизией, а ты Гарриет, помоги Эб-бигейл привести себя в порядок. И пошевеливайтесь, пока я не рассердился!
-Зачем вы притащили эту замарашку, мистер Алистер? -недовольно поинтересовалась служанка, презрительно сморщив нос при виде рыжей девчонки. -Да она поди вся вшивая... не буду я подходить к ней!
-Мистер Алистер, добавьте пару монет на бренди... у нас оно уже кончилось, -жалобным тоном добавил Марк, чем окончательно выбесил Риверса. К сожалению, большинство нецензурных ругательств что были ему известны, начинались с тех самых букв которые Алистеру было трудно выговорить когда он был зол или взполнован. Так что вместо ответа, он схватил старую табуретку что стояла посреди двора и швырнул ею в Марка - его женушка решила не доводить до того что ей причиталось и вздохнув повела Эбигейл в дом.
-Держи.., -Гарриет сунула в руки девчонки пустое ведро, а сама взялась натаскать дров чтобы растопить маленькую печку под большой ванной бывшей хозяйки. Алистер в это самое время ушел к себе, напоследок громко хлопнув дверью. -Принесешь воды и будем приводить тебя в порядок... и откуда ты только взялась, маленькая замарашка? Хозяину видно хорошо французским ядром отшибло голову, раз притащил тебя в дом...
Когда все было готово и вода подогрелась, служанка заставила Эбби стянуть ее лохмотья и залезть в ванну. Спустя час ожесточенной борьбы с грязью, девушка волшебным образом изменилась, когда Гарриет удалось расчесать ее спутанные волосы, а так же найти в одном из сундуков старое, но чистенькое и не рваное платье.
-Теперь я понимаю, зачем он тебя привез.., -даже как-то задумчиво произнесла служанка, оглядев девчонку с головы до пят. Не надо быть полной дурой, чтобы увидеть что эта бродяжка была... красива? Молодому хозяину на флоте ведь было не до дам, а тут видимо представился случай развлечь себя, притом совершенно бесплатно - ведь на дурных женщин надо чертову уйму денег иметь. В этот самый момент появился Марк с корзинкой полной провизии и поставив ее на стол, оглянулся на жену.
-Он сказал за каким чертом ее притащил? -пьяница кивнул в сторону Эбби. -Нам самим жрать нечего скоро будет... зачем нам лишний рот??
-Иди и сам спроси у него, старый дурак, -ответила Гарриет, взявшись разбирать покупки и обратилась к рыжей девчонке. -Иди сюда, будешь помогать мне готовить ужин... иначе молодой хозяин еще больше разозлится.
-Поговори еще у меня, женщина, -погрозил кулаком жене Марк, а затем с гордостью поставил на стол бутылку бренди. -На вот, подашь ему к ужину, может он выпьет и подобреет... а остатки будут наши.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-08 04:05:21)

+1

9

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
Лошадь послушно следовала приказам джентльмена, к которому Эбби прислонилась спиной, уже не ощущая столь сильной боли в спине, как было еще часом ранее в городе, когда ей пришлось рухнуть на устеленную брусчаткой дорогу. Быть может, доверие, зародившееся к этому мужчине, или надежда на то, что под его покровительством и заступничеством ее тленная жизнь изменится и станет лучше, позволили на какое-то время расслабиться и наслаждаться поездкой на лошади, что неслась по знакомому полю у каменного утеса, спускавшегося прямиком к заливу, в котором уже совсем скоро будет купаться заходящее солнце. Но, пока еще до захода солнца оставалось достаточно времени, чтобы съездить обратно в Труро, не боясь оказаться в сумерках наступавшей ночи застигнутым посреди леса или поля. Ветер гулял в поле свободно, как и лошадь неслась вперед, пусть и слушалась чутких указаний своего хозяина, которые могла ощутить или заметить Эбигейл, стоило только мистеру Риверсу велеть лошади сменить галоп на шаг или рысь. Правда, во всех премудростях верховой езды молодая девушка совершенно не разбиралась, хоть и чувствовала их чисто интуитивно. Тем не менее, Эбби осознала, что если будет подобна этой лошади и будет слушать указаний джентльмена, не заставляя его повторять дважды, то сможет заслужить себе пусть и мнимую, а свободу, которой не было у нее дома. Ее не будут бить, а скорее просто попросят сделать что-то, что она безусловно выполнит так, как этого бы хотелось джентльмену, спасшего ее от голодной смерти в городе и не сдавшего ее властям, которые могли придумать ей любое наказание, вплоть до лишения руки. А что?! Такое Эбс слышала, когда-то практиковали!
Когда в дали появились очертания какого-то небольшого имения, окруженного небольшими постройками и парой тройкой деревьев, девушка напрягла свои глаза, чтобы внимательней присмотреться, что же там сможет увидеть. Может быть, миссис Риверс выйдет встретить своего супруга с детьми? Такая картина, почему-то казалась ей вполне естественной для этих леди и джентльменов, что не были обременены тяжким трудом, как ей казалось, а потому вполне имела место быть. Но, где-нибудь иначе. Не в этом доме, что с каждым приближением терял очертания гостеприимства и праздности, в которой определенно должны были проживать леди и джентльмены из высшего общества. Конечно, она слыхала, что и аристократам сейчас живется не шибко то и хорошо, но не ожидала, что настолько. Дом, к которому они прибыли, был старым и в далеко не самом лучшем виде. Конечно, повезло, что его крыша не была дырявой, как в том доме, из которого уже сбежала Эбби, но все-равно … витало какое-то ощущение заброшенности и забвения, что приходит к любому дому, за которым не было должного присмотра в течении какого-то времени. Тем не менее, Эбигейл сразу присмотрелась к окнам и фасаду дома, возле которого дралась пара слуг, видимо единственные слуги мистера Риверса. Окна были цели и окрашены были в белый цвет, тогда как фасад дома также говорил о дорогостоящей постройке – кто-то многое вложил в этот дом, по всей видимости.
Соскочив с лошади, рыжеволосая девушка отступила в сторону, не желая также попасть кому-либо под горячую руку. Она все еще знала, как легко злятся выпившие люди, а потому без труда определила – оба, и мужчина, и женщина, выпили немало бренди, прежде чем завязалась ссора. Может быть, те даже ссорились из-за последних его капель? В прочем, долго наблюдать за этой сценой девушке не пришлось, поскольку в нее решительно вмешался мужчина, начав командовать. И, неужели она расслышала, как он запинается? Не поверив своим ушам, девушка тем не менее не стала торопиться обращать его внимание к себе. Он сам вспомнил, пожелав, чтобы толстая женщина-пьяница помогла ей привести себя в порядок. И Эбби бы с удовольствием отказалась от столь не радостной перспективы, давать этой женщине к себе прикасаться и тем более приводить в порядок, но тут уж очень не к стати вспомнила о том, как не приятно пахла одежда брата, в которую она оделась и с запахом которой свыклась. Тогда она считала, что это запах свободы. Сейчас же это был просто не приятный господину запах, от чего рыжеволосая девушка лишь опустила голову, глядя себе под ноги. Кто знает, долго ли ей пришлось бы рассматривать носки старых башмаков, если бы служанка не отозвалась о ней не самым лестным образом. Нахмурившись, Эбби приготовилась дать ей словесный отпор, но вовремя вспомнила о лошади и том, как она собиралась себя вести. Тем более, уже меньше чем через мгновение в слугу был направлен старый стул, что еще не рассыпался от столкновения с пьяным слугой. В общем, девушка тут же сделала выводы – лучше не злить джентльмена, что умеет быть добрым и не похожим на остальных. Так что, она покорно последовала за Гарриет в дом. И даже более того – она послушно пошла за водой, которой пришлось принести не одно ведро.
Вообще, дома у Карнов не было принято часто принимать ванну или умываться просто потому, что для этого не было такого странного приспособления, как ванная. Зачастую девушка купалась в теплые месяцы в море или как-нибудь перебивалась, умываясь в тазике, разогревая немного воды, а то и вовсе холодной водой. Так что, для нее было весьма приятным открытием эта ванна, пусть даже Гарриет и норовила содрать из нее всю шкуру. Так Эбби шипела и едва не пищала, когда женщина беспощадно отмывала ее кожу, перепутав пару раз старые синяки с грязью, которой тем не менее смыла с нее более достаточно.
Раскрасневшись после купания, девушка мигом вскочила в чистое платье, надеясь, что оно не принадлежало покойнице. В прочем, оно было чистым и не таким уж плохим. Старое платье, от которого Эбби избавилась прошлой ночью явно было хуже того – оно было старое и давно уже мало девушке, тогда как это было лишь слегка великоватым ей в груди, от чего открывались слишком сильно плечи. И пусть она выглядела не так уж и плохо в нем – шрамы, остававшиеся от ударов отца, еще какое-то время будут портить ее плечи, а потому это платье будет ее не так украшать, сколь обнажать ее старую жизнь.
- Теперь я понимаю, зачем он тебя привез.., - со знанием дела произнесла служанка, будто бы прозрев, да вот только Эбигейл нисколько не понравился тот тон, с которым произнесла эти слова Гарриет.
- Работать в доме, - решительно заявила она. – Зачем же еще? – возможно, у нее был бы шанс сказать еще хоть что-то, да вот только тут в дом вернулся мужчина, так же успевший протрезветь, хотя его покрасневший нос и щеки явно вещали об обратном. Помотав головой, она решила не связываться с ними – только разве можно было?! Ее тут же позвали к работе, при этом Гарриет взялась лишь давать указания – как смешивать муку для теста на пирог, будто бы Эбби этого никогда не делала дома! А в прочем, делала, но несколько иначе. Дома у них не было яиц, тогда как для мистера Риверса они не пожалели двух.
С ужином они управились уже к заходу солнца, а потому девушка поспешила накрыть на стол для хозяина в той комнате, в которой ей велела накрывать Гарриет. Что же, служанка хорошо знала джентльмена и этот дом, а потому Эбби пришлось подчиниться ей и слушать, дабы не разозлить доброго Риверса. Уж больно не хотела она увидеть его злым на нее. Когда она накрывала на стол и расставляла приборы, которых была чертова масса, Риверс смотрел на огонь в камине и не обращал на служанку внимания. Что же, оно то и было к лучшему?
- М-мистер Риверс, изволите отужинать? – разволновавшись, Эбигейл едва не запнулась на полуслове. Она не знала, как лучше предложить мужчине пройти к столу и стоит ли ей оставаться в комнате, пока он ест. Бедняга! А ведь он должен был сидеть в одиночестве за столом.
- Простите, сэр, но мне больше ничего не принести или мне лучше уйти? – она, конечно, не забыла поставить на стол брэнди, которое принес Марк, но ей определенно не давали покоя мысли, относительно слов Гарриет. – И, … сэр, вы бы не могли сказать, что я должна буду делать в доме для вас? – выпалила она следом, опасаясь, как бы она не разгневала Риверса. Все-таки она его совсем плохо знала, а те знания о нем, которые у нее были не позволяли ей находить подход к нему, как ей порой удавалось находить подход к пьяному отцу, что спасало не раз от тумаков.

+1

10

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
Предоставив Гарриет возможность распоряжаться в доме, Алистер поднялся в свою комнату, где завалился на кровать, стараясь успокоится после недавней вспышки злости. Ему очень хотелось понять, когда именно вроде бы накатанная дорога его жизни пошла куда-то под откос?
После ранения младший Риверс едва ли не впервые за всю свою сознательную жизнь осознал каким был дураком, что ссорился со родными и захотел спокойной жизни от которой, собственно и сбежал на королевский флот. Однако, война, как оно всегда и бывает, оказалась совершенно не романтичной особой, любящей героев и возносящей их до небес... это была именно та костлявая старуха с косой, что не жалела не молодых не старых. Ее объятия были холодны и она уже едва не заполучила Алистера, однако ему удалось сбежать из ее цепких когтей... но чего ради?
Как оказалось отец умер, будучи сердит на непослушного сына и так и не простив его, а любимая женщина предала, выйдя замуж за другого. Да, куда уж там - не просто за другого, а за Фрэнсиса, который ненавидел всегда своего младшего брата всей душой. Всего лишь за то что тот был более любимым и желанным сыном у Чарльза, тогда как старший давно уже его разочаровал и ни на что не годился. Но теперь этот надутый индюк устраивает приемы в Риверсайде и по ночам обнимает ту, что клялась любить и ждать, а вместо этого быстренько устроила свое личное счастье с другим.
От осознания всего этого у Алистера начала зверски ныть голова и он усилием воли заставил себя не думать больше о Лиллибет. Когда он был ранен и долго и тяжело поправлялся, мысли о ней были его спасением, теперь же доставляли одну лишь бесконечную душевную боль.
Резко усевшись, Риверс стянул отцовский сюртук и направился в старую столовую, где жарко горел огонь в камине, мысленно пообещав самому себе, что сумеет доказать всем вокруг, что его невозможно сломать. К черту все... он забудет Лилли и изменит свою жизнь к лучшему, начав со старого дома, который уже сейчас перестал походить на хлев, в который его превратили двое старых пьяниц. Он уселся в старое кресло возле камина и тяжко вздохнул, опустив голову... завтра ему придется снова ехать в Труро, чтобы узнать наверняка, вычеркнул ли отец его из завещания, как говорил Уолергган - и если так, надо будет принять этот новый удар судьбы.
Занятый своими невеселыми размышлениями, Алистер не заметил как Эбби тихонько ступая по старому ковру, успела накрыть на стол. Молодой человек поднял голову, когда она его окликнула и первые несколько минут просто смотрел на девушку, поражаясь той разительной метаморфозе что произошла с ней. Он поймал себя на каверзной мысли о том, какие красивые у девчонки глаза - теперь, когда ее ярко-рыжие волосы были должным образом причесаны и убраны в узел на затылке, это было сразу заметно. Приодевшись, Эбигейл словно стала другой...
-Б-благодарю, мне всего д-достаточно, -почему-то в эту самую минуту, лейтенанту вновь предательски перехватило горло. -Ты будешь помогать Гарриет - а я пошлю кого-нибудь договорится с твоим отцом. Как я понял, тебе ведь совсем не хочется возвращаться в Иллаган?
Усевшись за стол, Риверс принялся за свой ужин, не забыв плеснуть в свой стакан старого доброго бренди. Завтра он придумает как быть дальше и где взять деньги, чтобы было на что жить в ближайшие недели... а пока что позволит себе немного передохнуть и первым делом исполнит свою заветную мечту - как следует выспится.
На следующий день, Алистер как и собирался, уехал спозаранку в Труро, оставив хозяйничать теперь уже троих своих слуг. Ловя счастливые минуты отсутствия младшего Риверса, Марк коротал время в обществе бутылки бренди, тогда как Харриет усевшись на скамейке перед домом, рассказывала Эбби о семействе молодого хозяина. Спорить с Алистером по поводу появления этой девчонки было явно бесполезно - и старая пьянчужка вовсе не горела желанием схлопотать табуреткой по пятой точке как и ее муженек. К тому же, девчонка была понятливой и умной... а еще служанка заметила следы страшных побоев на ее теле и не могла не посочувствовать, пусть даже и про себя.
За разговорами время пролетело незаметно и Гарриет прервало появление открытой коляски в которой сидела приятной наружности леди средних лет. Поднявшись со скамейки, служанка успела шепнуть Эбби, что пожаловала сестрица мистера Алистера - настоящая дама, так что следует вести себя прилично и не ляпнуть что-нибудь этакое.
-Доброго здоровьичка вам, мисс Мэри, -поклонилась Гарриет, когда женщина с помощью своего кучера вышла из коляски. -А мистер Алистер еще с утреца уехал в Труро... может желаете чего-нибудь?
-Добрый день, Гарриет, -улыбнулась Мэри подойдя ближе и взяв у возницы большую корзину. -Я знаю что Алистер в городе... он собирался поговорить с моим мужем. Мне очень будет нужна твоя помощь и Марка тоже. А что это за девушка?
-Это новая кухарка, мисс Мэри, -тут же елейным голосом ответила служанка. -Ваш брат ее недавно нанял... я ведь уже не девочка и не смогу справляться со всем домом. Так чем я могу вам служить?
Мэри решительно направилась в дом и поставила свою корзину на столе в кухне, после чего повернулась ко всем троим, попутно приказав Марку оставить бутылку в покое.
-Я привезла кое-какие продукты для кухни... и намерена делать это впредь, потому что беспокоюсь за брата. Знаю что он не станет просить помощи у меня или у Фрэнсиса... и мне невыносима сама мысль что ему может быть плохо, ведь он еще не оправился после ранения. Так что я буду приезжать когда его не будет дома, а вы будете молчать о моем приезде, договорились?
-Эбби сказывала, что вчерась мистер Алистер продал свои часы.., -тихо сказала Гарриет, гадая что же вкусного привезла сестрица хозяина. -Прямо на базаре...
-Хорошо что ты мне сказала об этом, -кивнула Мэри. -Я выкуплю их и верну Алистеру при первой же возможности.... итак, я могу рассчитывать на вас троих?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-08 21:01:56)

+1

11

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
Какое-то время мистер Риверс смотрел на девушку, не говоря ей ни слова, и в это время у рыжеволосой оборванки в голове пронеслась не одна пугливая мысль о том, что же успела она сделать не так, как надо было, раз он молчит и не говорит совсем ничего. К тому же этот взгляд, столь странный и от части даже удивленный, которым он на нее посмотрел каких-то пару минут – на время Эбби подумалось, что так должно быть смотрят на человека впервые. В прочем, в ее случае так, пожалуй, и было. Она давно уже не наряжалась и не отмывалась от грязи, которая будто пропиталась в ее кожу и волосы. Гарриет пришлось хорошенько постараться, чтобы привести ее в должны вид. А это платье, которое старая служанка вытянула из одного сундука, в котором еще были какие-то наверняка добротные вещи, было для нее куда более нарядным, чем самое новое платье, которое она оставила у отца дома, ведь платья на выход у нее попросту не было. Но, больше всего новую служанку в доме заботило сохранение своего рабочего места за собой. Она знала, что много за свои труды не получит, какой объем работы бы не делала. А в прочем, если ей вообще платить будут. Однако для себя она давно уже все решила – возвращаться в отчий дом она не станет. А тут ее хотя бы бить не будут, да и накормят чем-нибудь из барского стола. Если сумеет угодить господину, а она постарается. Все-таки Карны умеют быть усердными, если хотят чего-то добиться.
Эбигейл дружелюбно, возможно даже и слишком дружелюбно улыбнулась джентльмену, как только он отказался от каких-то еще угощений, которых она вздумала ему предложить. Знала хорошенько, что на кухне хоть шаром покати – пусто. Ведь той еды, что прикупил Марк нынче, хватило на пирог, а еще можно будет придумать что-нибудь к завтраку и ужину. Это было не так уж и много, ведь нужно было думать, как раздобыть еды еще. Несмотря на то, что лето было в самом разгаре, из поля вряд ли что-то получится получить к столу – никто его не засевал даже. Тем не менее, Эбби согласно кивнула, как только мистер Риверс огласил ей ее обязанности – помогать Гарриет. Что же, рыжая девчонка прекрасно понимала, что это значило для нее – слушать указаний и нравоучений пьяницы, что мнила себя незаменимой служанкой. Как бы там ни было, но Гарриет хорошо знала все обязанности по дому и, когда перестала ворчать о вшах и грязи, была еще даже не такой плохой. Так что, тут девочка не стала спорить, но стоило только джентльмену вспомнить об ее отца, как она сразу же побледнела, а мир перед глазами на какое-то время перестал существовать.
- Что вы, мистер Риверс, - выдохнула она. – Я не хочу возвращаться туда, откуда сбежала – упаси Боже. Только я не советую вам идти в Иллаган. Отец и вас еще убьет. Он озвереет совсем из-за того, что я сбежала – зуб даю, - честно призналась девушка, прежде чем остановила себя. Она тут никто ведь, чтобы указывать джентльмену, что он должен делать. – Но, прошу прощения, сэр, - извинилась она, закусив губу от переживаний, - я больше не буду с Вами спорить, - пообещала она, после чего скрылась на кухне, где Гарриет и Марк уже успели съесть добрую половину пирога.
На следующий день мистер Риверс довольно-таки рано уехал по своим каким-то делам, в которых слуг никто не стал посвящать, что было неудивительно. Зато у Эбигейл выпала возможность узнать много интересного о своем благодетеле, а также обо всей его родне, которую могла только припомнить еще окончательно не пропившая свою память Гарриет. Правда, этот увлекательный рассказ был прерван какой-то красивой леди, прибывшей к усадьбе на открытом экипаже. На голове у дамы была аккуратная и изысканно подобранная к платью и перчаткам на руках шляпка. Она была украшена декоративными цветами, красотой и изысканностью которых оставалось только удивляться и любоваться. А то платье, что красовалось на леди и так красиво подчеркивало ее изысканную, пусть чуть и пышную форму фигуры – Эбби точно ничего более красивого не видела в жизни, уж в этом она была уверена. Услышав от Гарриент о том, что к ним пожаловала сестрица мистера Риверса, Эбигейл удивилась, как были все-таки они не похожи – мисс Мэри и мистер Алистер. Но, пока леди Мэри неторопливо следовала в их сторону, молодая служанка лишь успела прикрыть свой рот, которым она могла поймать не одну ворону.
Девушка не вмешивалась, когда леди говорила до поры до времени, однако не удержалась, когда дело зашло слишком далеко. Если мистер Риверс не хочет принимать помощь, за которую потом разозлится, не достанется ли им тоже?
- Простите, мисс, - обратилась рыжая к красивой леди, которой еще недавно восхищалась. Гарриет видно чертыхнулась про себя, смачно чихнув, и всем своим видом была готова пригрозить выскочке, что второй день в доме, а уже смеет разговаривать с господами. – Я понимаю, вы хотите, как лучше, но, … если это разозлит мистера Риверса – будет не слишком хорошо. Не было бы разве лучше, если бы вы помогли ему устроить какое-то предприятие или работу? – выдала девушка, искренне надеявшись на то, что ее поймут. Получать тумаки от Алистера ей точно не хотелось, как и злить его.
- Не слушайте ее, мисс Мэри, - в свою очередь заговорила Гарриент, легонько оттолкнув боком Эбигейл от леди. – Она тут совсем новенькая, вчера мистер Риверс только привез ее – она мелет, не знает, о чем, - покачала головой женщина.
- Может, да, а может нет – но я подумаю об этом, благодарю вас,- пообещала леди, прежде чем скомандовала нести все то, что она привезла своему младшему брату во внутрь дома. И пусть это не нравилось Эбби, она также помогала.
- Слушай, девчонка, - больно поймав за руку, произнесла Гарриет, пока никто не видел. – Помалкивай, а не будешь держать язык за зубами – я сама тебя выпровожу из этого дома. Господа сами разберутся, а ты слушайся и лучше будет тебе и всем нам, - на этом и закончился недолгий разговор между служанками в кладовой, после чего Эбби оставалось только потереть локоть, на котором выступит новый синяк, если совсем не повезет.

+1

12

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
После всех плохих новостей, что свалились на Алистера после возвращения домой, ему предстояло узнать еще кое-что - как оказалось, его сестрица вышла замуж в прошлом году и тот самый джентльмен что сидел рядом с ней на ужине в Риверсайде и был ее супругом. Когда-то очень давно, Мэри была влюблена в военного, но строгий и деспотичный отец не позволил ей совершить мезальянс... и после этого долгое время его дочь жила без какой-либо надежды когда-либо устроить свое личное счастье. Однако, его величество случай помог ей познакомится на благотворительном приеме с неким мистером Финли, что держал нотариальную контору на Чёрч-стрит и стал поверенным Чарльза Риверса. Именно этот достойный джентльмен и ожидал нынче утром брата своей супруги, чтобы оогласить ему завещание покойного отца.
-Мне очень жаль, что нам не удалось поговорить в вечер вашего приезда, Алистер, -улыбнулся нотариус, пожав руку молодому человеку и предложив ему присесть в кресло. -Мэри очень переживала когда пришло то письмо... и я искренне хотел бы стать вашим другом - если могу быть чем-то полезен, то говорите без стеснения.
Пока мистер Финли говорил, а так же наливал гостю бренди, Риверс подумал, что по меркам его семейства нотариус не был подходящей парой для Мэри. Он был одним из тех нуворишей, кто пробился в этой жизни, благодаря собственному уму и деловой хватке, а не имени предков или чьей-то протекции. Однако, в отличии от того же Уолерггана, супруг Мэри сумел сохранить все свои лучшие человеческие качества - и деньги не стали для него всем на этом свете. Алистер очень хотел надеяться, что этот человек сумеет сделать его сестру счастливой...
-Благодарю вас, сэр... и прошу прощения за ту сцену в Риверсайде, которую вам пришлось наблюдать, -ответил лейтенант, взяв протянутый ему стакан с бренди. -Видите ли... было слишком много всего сразу для одного вечера.
-Простите за нескромность... но вам не следовало уходить, -мягко произнес Финли, усевшись за свой стол и нацепив на нос очки. -Вы имеете полное право оставаться в Риверсайде, столько сколько пожелаете - это и ваш дом тоже и его часть принадлежит вам согласно завещанию мистера Чарльза.
-Я не могу там оставаться... теперь, -тихо ответил Риверс и решил сменить тему. -Но давайте перейдем к делу?
Как оказалось, старик вовсе не вычеркнул своего блудного сына из завещания, даже когда пришла печальная весть о его гибели. Согласно последней воле старшего Риверса, Алистеру причиталась определенная сумма денег на счете, земельный надел и старая усадьба, а так же одна из шахт и доля во владении Риверсайдом. Это было не так плохо по сравнению с тем что могло бы быть... и по крайней мере на первое время молодому человеку должно было хватить денег чтобы достойно содержать себя и свой дом. Однако, это был вовсе не повод сидеть сложа руки и Риверс решил что обязательно найдет себе занятие, чтобы иметь уверенность в завтрашнем дне. Первым делом, он посетил старую шахту, что носила имя его матушки и убедился в ее плачевном состоянии - она уже двадцать лет стояла затопленной и чтобы вновь запустить ее, потребовался бы значительный капитал, которого у Алистера увы не было.
Так проходили летние дни... и лейтенанту пришлось кроме своих раздумий о будущем, заниматься еще и тяжелой работой на своей усадьбе. До зимы было еще далеко, однако, чтобы она не застала врасплох, следовало позаботится обо всем заранее - и Риверс заставил двоих пропойц помогать ему привести в порядок два заброшенных поля неподалеку от старого дома. Эбс упрашивать не пришлось и она была более полезным помощником для Алистера, которому приходилось пинками подгонять недовольных Марка и Гарриет. Мэри по-прежнему продолжала тайком привозить любимому брату продукты и прочие предметы первой необходимости - Гарриет и остальные помалкивали об этом, не желая вызвать у молодого хозяина очередную вспышку злости.
Алистер продолжал пребывать в счастливом неведении о том что творится за его спиной, но вскоре случилось нечто такое, что заставило его внимательнее присмотрется к своим домашним делам. Где-то спустя полтора месяца после своего приезда, он получил приглашение от сестрицы на скромный ужин в ее доме, так что вынужден был потратится на приличный костюм для этого выхода. Выйдя от портного, молодой человек почти столкнулся с Лиллибет - как оказалось, она вместе со своей матушкой (весьма неприятной особой по мнению Алистера), посещала модистку на этой же улице.
-Нам так и не удалось поговорить.., -без каких-либо предисловий начала разговор Лилли, пользуясь тем что ее мать задержалась у модистки. -Ты наверное не сможешь никогда меня простить... но я надеюсь, что ты хотя бы меня поймешь?
-Что именно я должен понять? -неожиданно зло бросил Алистер. -Ты даже не стала надеяться на мое возвращение... и быстро нашла мне весьма удобную замену.
-Я думала что ты умер.., -каким-то абсолютно бесцветным тоном ответила Лиллибет. -Все вокруг твердили об этом... читали мне какие-то газетные статьи о славной Абукирской битве, где говорилось о том как много погибло моряков. Родители говорили мне, что я должна устроить свое будущее...
-...и ты конечно не стала их разочаровывать? -Риверс усмехнулся. -Ты прекрасно знала как Фрэнсис меня ненавидит... выйти за него - все равно что воткнуть мне нож в спину!
-Перестань... я не желаю слушать поучений! -не сдержалась миссис Риверс. -Разве ты не нашел себе утешение? Я была уверена, что благодаря той девице, что живет в твоем доме, ты давно уже забыл обо мне...
-Что за ерунд-да?? -Алистер непонимающе уставился на Лилли и далее услышал весьма красноречивый рассказ о своих отношениях с Эбби - или вернее ту версию, что с удовольствием перемывала местная округа. Начало этой истории было весьма туманным, но суть сводилась к следующему:
Он увез глупую девчонку из дома ее отца и сожительствует с ней, наплевав на мнение приличного общества. После всех этих новостей даже преподобный Холс как-то раз произнес великолепнейшую проповедь о ценностях святого брака - но Алистер ведь не бывает в церкви в последнее время?
Слушая Лиллибет, молодой человек ощутил как в очередной раз начинает злится не на шутку... да как она смеет обвинять его или осуждать как и остальные ханжи в этом городе?! В их глазах допустимо, когда отец без малейшей жалости избивает собственную дочь, не оставляя на ней живого места - но при этом будет преступлением забрать бедняжку, дав ей более счастливую и спокойную жизнь. Уже хотя бы потому что в ней не будет больше безнаказанной жестокости...
-Знаешь, дорогая Лилли... не теб-бе решать как мне жить и с кем спать, -прервал Алистер рассказ бывшей невесты таким злым тоном, что она испуганно замолчала. -Ты теперь соб-бственность Фрэнсиса, у которой вообще не должно быть своего мнения! Наслаждайся этим, тебе же этого хотелось, я полагаю??
Резко развернувшись, он пошел прочь не разбирая дороги. Эта разряженная в шелк и бархат кукла посмела судить его... да кто она вообще такая? Молодой человек подумал об Эбби, что благодаря ему получила репутацию этакой местной блудницы, причем совершенно незаслуженно - а ведь она гораздо честнее и вернее чем его невеста, леди благородного происхождения. Все это время Эбби старалась угодить Алистеру и делать все как нужно, будучи благодарной за свое спасение от жестокого папаши... однако местное общество не захотело принимать на веру то что было в действительности и выдумало собственную историю, чтобы было о чем почесать языком.
Алистер поехал домой в отвратительном настроении и уже где-то на половине пути заметил Эбигейл и ее верного друга Гаррика. Они сидели в траве и смотрели на залив, над которым медленно ползли свинцовые тучи, обещавшие скорый и жестокий шторм. Риверс хотел было прикрикнуть на девчонку - ведь столько раз просил ее не отлучаться далеко от дома... но умиротворение от увиденной картины заставило его закрыть рот. Вместо этого он просто подъехал ближе и протянул руку Эбигейл.
-Скоро польет дождь, едем к дому?
Тем же вечером, когда за окном уже бушевала непогода Алистер сам не зная зачем, поймал Эбби за руку, когда она как обычно принесла ему ужин. Она удивленно посмотрела на него своими ясными изумрудно-зелеными глазами и поинтересовалась не нужно ли еще чего-нибудь принести...
-Принеси себе еще один прибор и составь мне компанию, -тихо сказал Риверс. -Я чертовски уже устал есть в одиночестве.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-09 01:41:29)

+1

13

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
Воспользовавшись советом Гарриет, Эбигейл пришлось все-таки хранить молчание относительно неоцененной помощи миссис Финли, которую та оказывала своему младшему брату тайно и весьма осторожно – она всегда приезжала в усадьбу, когда Алистера в ней не было или завуалировала свой приезд каким-то хитроумным предлогом, из-за которого законный хозяин усадьбы не мог догадаться об истинных целях своей сводной сестры. И ведь несколько раз девушка была практически уверенна в том, что мистер Риверс вот-вот раскроет нехитрый заговор за его спиной, тогда как судьба даровала им шанс на спасение этого рискованного предприятия. На самом деле Эбби восхищалась старшей сестрой своего господина, понимая, что именно такой доброй и искренней должна быть истинная леди, но не только милой и прекрасной дамой, у которой глаза словно у рыбки, а кожа будто фарфор, что грозится разбиться от лишнего движения, не говоря уже о каких-то ударах судьбы, знать которых большинству этаких сомнительных леди не приходилось видеть. Да и зачем? Они живут в своем собственном мире, вдали от истинного мира с его истинными проблемами. Они не знают, что такое голод и какого это – не есть несколько дней. В прочем, леди Мэри и не знала скорей всего, но была способна сострадать и действовать. О! Если бы только могла Эбигейл себе позволить мысли о том, что в один день она сможет быть хоть немного походить на изысканную и столь добрую леди Мэри Финли, которую просто обожал ее младший брат! Мистер Риверс так беззаботно, казалось, смеялся, когда он вместе со своей сестрой прогуливался небольшим и слегка заброшенным садом у дома, в котором до недавнего времени царил беспорядок. Глядя на них издали своего укрытия, служанка наивно позволила себе помыслить о том, как бы и ей хотелось заставить своего хозяина смеяться в ее компании – и ведь это были столь наивные, глупые и беспочвенные мысли, изгнать которые оказалось так не просто! Они приходили перед сном или в каждый миг, который мистер Алистер находился рядом с ней, а ей оставалось только протянуть руку, чтобы прикоснуться к его плечу или щеке.
Увы, но она не была бесценным собеседником для джентльмена, в кабинете которого было так много наверняка интереснейших книг. Туда она пробиралась порой, когда Гарриет с Марком выпивали бренди, а хозяин усадьбы покидал имение, уезжая по своим делам. Помимо книг, там были еще какие-то карты, глобусы, старинные часы, серебряные подсвечники, оружие и прочие старинные вещи, от одного прикосновения к которым девушку бросало в восторг. Ведь это были вещи из другого мира, вещи к которым прикасался и владел ими тоже он, Алистер Риверс. Нет, она не смела прикасаться ко всем этим вещам – всего лишь подушечками пальцев она любовно проводила по поверхности этих вещей, будто бы пытаясь таким образом избавить вещи от пыли, что начинала порой оседать на старинные вещи серым слоем. Однажды в сундуке, стоявшем за дверью, служанка нашла пару красивейших платьев, которые принадлежали по всей видимости прежней хозяйке этого дома. Особенно понравилось Эбби сиренево-зеленое платье, что переливалось этими двумя цветами. Она не осмелилась примерить это платье к себе, хоть настырное желание не покидало рыжую девчонку несколько дней – все-таки она была всего лишь служанкой, а то был сундук явно не для таких любопытных носов, как у нее. Даже на протяжении недели Эбигейл старательно обходила кабинет Риверса, усерднее работая в поле, где нужно было приложить немало усилий, чтобы увидеть плоды своих трудов. Это было, пожалуй, единственное, что могла делать служанка для столь доброго по отношению к ней джентльмена, который дал не только кров, но и защиту, не говоря уже о хлебе насущном. Ведь из его милости она теперь была просто приставлена зачастую именно на его кухне и благодаря милостивым подсказкам Гарриет, что сидела, сложа руки, пока господин не начинал сердиться, сумела усовершенствовать свои способности к готовке. Теперь ее пироги не были такими сухими или безвкусными.
Этим днем она хорошо поработала в поле и даже на кухне – испекла пирог, которым гордилась настолько сильно, что даже приплясывая выбежала из кухни и направилась в компании Гаррика в поле. Среди высоких трав она могла скрыться от всех забот и быть, словно тот гордый цветок, выросший высоким среди зеленой травы, но не той девочкой служанкой, которую взял к себе джентльмен, чтобы развлечься. Да, до ее ушей дошли сплетни, блудившие округой благодаря Марку и Гарриет – или это их рук дело было? В прочем, кто знает. Люди спешили очернить Алистера, ведь совершенно не знали его благородную натуру – он даже не смотрел в ее сторону. Ведь иначе она бы заметила?! ДА, она наверняка заметила бы и не нашла бы в себе сил, чтобы противиться его взглядам.
Усевшись в траве, девушка стала любоваться заливом. Вода, гонимая приливом, прибывала, как и тучи надувались, словно бы мехами для раздувания огня каминах господ. Так она даже не заметила, как хорошо знакомый всадник подъехал и, протянув руку, заговорил к ней.
- Но здесь сегодня так красиво... Нельзя этого пропускать, - мечтательно произнесла девушка, не споря с мужчиной, как уже однажды и обещала ему.
Она доверчиво вложила свою ладонь в руку джентльмена, позволяя ему усадить себя на лошади перед ним, как уже бывало ранее. Да вот только тогда она ловила все вокруг с куда большим интересом, нежели то, как близко был мистер Риверс к ней, не говоря уже о том, каким ровным было его дыхание. Она не рискнула нарушить молчание между ними, а как только они прибыли на место, первой соскочила с лошади и быстро вбежала в дом – пора было палить огонь в каминах, да и накрывать на стол. Однако полной неожиданностью для нее было внезапное прикосновение мужской руки к ее запястью, так что она даже подумала, что Алистеру что-то понадобилось.
- Мне что-то еще принести для вас, сэр? - обратилась к хозяину она, но вместо ожидаемого ответа получила нечто выходящее за рамки ожидаемого. Ведь буквально сразу же мистер Алистер пожелал, чтобы она поставила и себе приборы тоже.
Эбби тут же была готова выпалить, что не может сделать чего-то такого – она ведь не умеет так красиво говорить и развлекать господина, как это делала его старшая сестра. Да и разве она может быть хорошим компаньоном? Но, так и не уронила ни слова, вспомнив свое обещание, данное скорее по неосторожности. Она обещала никогда не спорить с ним.
- Как скажете, сэр, - только и произнесла Эбигейл, прежде чем сходила за еще одним прибором и устроилась за скромным деревянным столом напротив Риверса, не представляя, что ей делать со свалившимся ей на голову счастьем.

+1

14

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
Тем же самым вечером, когда на Труро и окрестности обрушилась непогода, благодаря близости капризного моря, одно благородное семейство так же сидело за столом, ожидая пока прислуга подаст ужин. Это были Мэри, ее достойный супруг и двое его дочерей от первого брака - прелестные и воспитанные девочки пятнадцати и шести лет от роду. Нотариус всегда был человеком внимательным и тактичным и любил свою жену, которая постаралась заменить его детям давно ушедшую из жизни мать - так что он без особого труда заметил что Мэри чем-то обеспокоена и решил поинтересоваться в чем же дело.
-Дорогой Уилл... у тебя итак столько дел в конторе, что я не хотела докучать тебе еще и своими переживаниями, -тихо сказала миссис Финли. -Но ты знаешь, что я не люблю скрывать от тебя что-либо... так что скажу как есть - я очень беспокоюсь за младшего брата. Фрэнсис повел себя просто ужасно, хотя иного я не ожидала от него... но он должен был настоять чтобы Алистер остался в Риверсайде. Вдруг он заболеет...
-Я тебя прекрасно понимаю, дорогая Мэри... однако, проблема в том, что твой брат очень упрям и не примет нашей помощи, -ответил мистер Финли, поблагодарив горничную кивком головы, когда та подала ему тарелку с супом. -Тебе приходится идти на хитрость, чтобы возить ему продукты... но мне кажется, что надо придумать что-то другое. Какое-то дело... достойное и приносящее доход.
-Ты совершенно прав, но какое? Джентльмены ведь содержат собственный бизнес, однако за них всегда работают другие, -весьма метко заметила Мэри на что Уильям рассмеялся. -Шахта что оставил Алистеру отец до сих пор стоит затопленной, после того как двадцать лет назад там случился обвал. Один бог знает, можно ли в ней наткнутся на медную жилу... Знаешь, дорогой - мой отец никогда не позволял мне влезать в его дела и что-либо расспрашивать, но я хорошо помню, что когда-то "Грейс" была весьма прибыльной...
-Но почему он не позволял вам спрашивать, матушка? -осмелилась поинтересоваться Рут - старшая дочь мистера Финли, посмотрев на Мэри.
-Не все отцы любят своих дочерей, милая, -ответила миссис Финли, нежно улыбнувшись старшей падчерице и ее сестренке Мэгги. -Тебе в этом плане очень повезло.
-Вот что я скажу тебе, моя дорогая, -решительно выдал глава семейства. -Завтра я поговорю со знакомыми в городе - быть может мне удастся найти инвесторов для твоего брата. Просто дай мне время и я обязательно что-нибудь придумаю.
Ну а пока шел этот разговор, Алистер сидел за столом и думал о том, что понятия не имеет о чем можно было бы поговорить с Эбби. И дело было вовсе не в том, что ей могло быть неинтересно... просто Риверсу казалось, что она его немного побаивается что ли? Так что молодой человек продолжал есть и молчал, изредка поглядывая на девушку - она уже перестала походить на того испуганного зверька, что садясь за стол, старался сжаться и занимать как можно меньше места, чтобы не схлопотать очередную оплеуху. И Эбигейл была красива - этого не заметил бы слепой или полный дурак, коим не являлся бывший лейтенант королевского флота. Ему бы не хотелось сравнивать ее с Лилли, однако это так и напрашивалось после сегодняшнего разговора на повышенных тонах... и как-то, само собой подумалось, что утонченной и изысканной леди очень далеко до простой девчонки в старом платье - Эбби ведь наверняка уже знала о тех слухах, что ходят о ней и Алистере по всей округе, но продолжала оставаться рядом с ним, не высказав не единого слова упрека.
-Послушай, Эбби... не хочешь завтра прогуляться со мной к старой шахте? Я должен там встретится с одним человеком из поселка, это ненадолго... а потом можем покататься на лодке по бухте, если хочешь, -Риверс сам не поверил, что произнес всю эту тираду вслух, но все же продолжил. -Ты слишком много времени проводишь в четырех стенах, за работой, пора бы тебе немного прогуляться... Что скажешь?
Да, он прекрасно понимал, что этой прогулкой фактически подтвердит все слухи о себе и Эбигейл... но Алистеру чертовски хотелось побыть рядом с той женщиной, что ценит его и устроить для нее что-нибудь особенное и интересное. А Лилли пусть продолжает давится своим ядом, ублажая кретина-муженька...
К черту ее.., -Риверс отпил очередной глоток бренди, посмотрев на Эбби. Кажется она несколько растерялась и не знала что ответить?
-Мне просто подумалось... что тебе могла бы понравится такая прогулка. Ты ведь часто гуляешь одна по утрам, только с Гарриком...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-09 04:18:49)

+1

15

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
Часы тихонько отсчитывали время, которое Эбби проводила, сидя за столом напротив мужчины, милостью которого, пожалуй, смогла сохранить свою жизнь и обнаружить столь прелестного вокруг. Пожалуй, если бы она попыталась вслух произнести хоть какие-то слова благодарности, у нее ничего бы не вышло – она не умела красиво говорить, как к тому было привыкли люди более высокого класса, образованные и грамотные. К тому же, разве могла она как-то собраться с мыслями, когда они блуждали возле джентльмена, что был словно соткан из мечтаний любой девушки. И ведь мысля о достоинствах его, девушке наверняка не хватило бы пальцев на руке, чтобы сосчитать их. Конечно, огрехи в темпераменте мистера Алистера она замечала, но не считала их решающими – главное ведь, какая душа у человека? Правда, позволяя своим мыслям вертеться возле своего господина, рыжеволосая девчонка не забывала напоминать себе о том, что они разного сорта ягоды – ей тут не было места. Вон скоро часы досчитают до девяти и ударят негромко, оглашая конец ужина. Тогда ей придется вспомнить о своем месте в доме, убрать посуду со стола, не позабыв вымыть и ее, ведь до утра она не достоит – засохнет вся, от чего мыть будет ее сложнее. К тому же, нужно было покормить всю скотинку, поставить тесто в тепле, да и надобно проверить все ли окна заперты и двери – в этими пьяницами-слугами, увы, но ни в чем нельзя было быть уверенными, даже в том, не проснешься ли ты утром, а он или она стоит над душой, требуя чего-то.
Хорошим, пожалуй, было знаком то, что Эбби могла отвлечь себя мыслями о предстоящих делах. Дела всегда заставляли ее сконцентрироваться на себе, тогда как мысли о высоком и недостижимом приходилось отпускать куда-нибудь подальше от себя, гоня из разума, но только не от сердца, что сжималось каждый раз от теплой нежности, стоило только мистеру Риверсу оказаться поблизости и подарить ей, недостойной его внимания, столь внимательный взгляд своих бездонных карих глаз. Вот она снова поймала такой же внимательный и даже осторожный взгляд джентльмена, который тот по всей видимости уже привык вручать в качестве награды своей верной трудолюбивой служанке. А она и не спешила отказываться, встретившись взглядом, прежде чем медленно, но отнюдь не робко опустить свои ясные очи к тарелке, на которой так и лежал кусок пирога, испеченного ней нынче. Куда удобнее девушке было бы съесть свой кусок пирога, взяв его в руки, а потом смачно облизать пальчики, не давая добру пропадать на бесчувственном старом фарфоре посуды. Однако подобные действия могли в полной мере вызвать отвращение у джентльмена, что привык к куда большей изысканности, которую могла продемонстрировать девушка, управляясь своей вилкой, ведь нож она сразу же отложила, даже не пытаясь задействовать его в своей погони за кусочком пирога. Но, мысль о том, что с ножом ей было бы проще это сделать пришла неожиданно, стоило только оборванке посмотреть на то, как ловко управляется со столовыми приборами мистер Риверс. При этом, он даже не обращал на них, казалось, внимания. Так что, рыжая девица попробовала лишь повторить то, что делал ее хозяин – очень методично, осторожно, чтобы не разозлить его, ведь да (!) она боялась разозлить его или как-нибудь заставить разочароваться в себе. Все-таки она ценила ту долю уважения, которую он даровал ей благодаря неустанной и тяжкой работе, которую она делала за двоих, а то и троих слуг.
Когда мистер Алистер все-таки нарушил тишину, Эбигейл сразу же оторвалась от своего занятия и подвела на него взгляд своих зеленых глаз, не веря ушам. Неужели ее приглашают куда-то? На шахту? Не важно зачем, видно она просто понадобилась там?
- Если вам нужно чем-то помочь там – я с радостью, - произнесла она, прежде чем остановилась, ведь джентльмен еще недоговорил. – Просто покататься? – нет, она явно не верила тому, что слышала и даже несколько раз моргнула, желая обновить то, что видит перед собой. И что самое удивительное, мистер Риверс не торопился говорить о каких-то шутках или отнекиваться, так что рыжеволосой служанке оставалось расцвести в улыбке: - Я с радостью могу сходить с вами, мистер Риверс. Правда, вам хватит просто сказать мне об этом. Но, если позволите, сэр, я скажу, что вы ошибаетесь – я никогда не сижу в четырех стенах. Я просто делаю свою работу и даже работаю в поле, так что обо мне не нужно волноваться, - робко произнесла она, надеясь, что не забыла ни одного из своих заслуг, которые не должны обойти внимание господина.
Тем временем, ужин медленно подбежал к своему финалу, а потому и Эбби пришлось подняться из-за стола и ловко собрать всю посуду – этому и не возражал джентльмен, который и оставался в гостиной, пока она управлялась на кухне. Занявшись мытьем посуды, девушка напевала себе мотив хорошо известной в простом люде песни, после чего занялась натиранием посуды, которую и сложила в аккуратную стопку на комоде. Решив, что спать ей еще рано, девушка продолжила убираться, а там и руки дошли до теста. Только, вот ведь незадача?! Она совершенно позабыла о фартуке, что спас бы ее единственное чистое платье от грязи и липкого теста и, взглянув на свое платье в пятнах едва не расплакалась – нежели это теперь с такой грязнулей придется мистеру Риверсу идти к шахте, а потом и спускаться к пещере?! Решив, что она должна запереть образовавшееся пятно немедля, если хочет, чтобы платье высохло к завтрашнему дню, Эбби развязала шнуровку платья, что стягивала платье по бокам, после чего выскользнула из него и подошла к бочонку с водой, чтобы взять оттуда немного воды и щетку, которой собиралась затереть пятно, когда услышала чьи-то шаги. Увы, кто-то еще не спал с столь поздний час, и испугавшись, Эбс уронила ту щетку, за которой дотянулась, прижав к нагой груди скомканное платье.

+1

16

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
Эбби охотно согласилась на прогулку, тут же заверив Алистера, что о ней не следует волноваться... и от него не ускользнула как радостно улыбнулась девушка, услышав о приглашении. Когда она ушла из комнаты, прихватив с собой посуду, Риверс остался в кресле, налив себе еще бренди и думая о том, что буквально только что совершил. Быть может, было бы вернее отправить Эбигейл в Иллаган к ее папаше и тем самым исправить собственную репутацию в глазах так называемого приличного общества?
Но к черту их... всех до единого. Алистер хорошо понимал, что именно подобного от него и ждали местные снобы и ханжи, но обязан ли он слушать их? Они обожают говорить о морали и нравственности и в то же время сквозь пальцы наблюдают людские страдания, думая лишь о себе любимых. Вернись Эбби домой и что дальше? Она снова вернется в ту грязь и жестокость, из которых Риверсу удалось ее вырвать - а что до ее папаши, то он был доволен теми деньгами, что получил за работу своей дочери.
Алистер решительно поднялся со своего кресла и подошел к окну, сжимая в ладони горлышко от початой бутылки бренди. Интересно, в какой же все-таки момент его жизнь стала такой же дерьмовой как и погода за окошком? И ведь, что самое интересное, все "приятные" сюрпризы свалились на его голову одновременно - хотя, наверное это лишь подтверждало высказывание, что беда никогда не приходит в одиночестве...
Он сделал еще один большой глоток бренди, наблюдая как проливной дождь рисует косые линии на оконном стекле и тут заметил, что бутылка опустела и едва не чертыхнулся. Хорошей идеей было напиться нынче в лоскуты, как это делают Марк и его женушка и потом завалится спать, ни о чем не думая, так что Риверс направился на кухне, где в комоде были заперты остатки спиртного в его доме.
И вот тут-то, взору молодого человека предстало поистине восхитительное зрелище - совершенно обнаженная Эбби прикрывалась своим платьем и испуганно смотрела на него. Опять же, ему возможно стоило развернутся и уйти, попытавшись сгладить неловкость и пикантность этого момента... но было уже слишком поздно.
Алистер поставил пустую бутылку на ближайший стол и приблизился к Эбби вплотную, осторожно вытянув скомканное платье из ее пальцев. Тем временем, за окном сверкнула молния и затем ударил гром - так сильно что на комоде задрожала аккуратно сложенная посуда - однако двое в темной кухне этого уже не заметили. Риверс коснулся желанных губ Эбби своими, притянув ее к себе вплотную... и не получив совершенно никакого сопротивления с ее стороны. Сначала робко, а затем и куда смелее она обвила руками его шею, после чего оставалось лишь подхватить ее на руки и отнести в свою спальню, подтвердив слухи что давно уже гуляли по округе.
Вот только Алистеру и Эбби было уже совершенно все равно... окружающий мир с его слухами, грозой и жестоким штормом перестал существовать для них двоих в эту ночь. Юная возлюбленная лейтенанта не была опытной в плане любовных утех, но тем не менее им удалось доставить друг другу удовольствие, от которого было трудно оторваться до самого утра. Когда же приятная усталость дала о себе знать, они уснули почти одновременно и проснулись, когда был уже почти полдень и недавняя буря сменилась солнечным днем - только-только продравшая свои пьяные зенки Гарриет, решила что Эбигейл вновь убежала на прогулку с Гарриком, так что ворча собственноручно принялась готовить завтрак.
Ну а что же Алистер?
Проснувшись наконец, он первым делом с удовольствием потянулся и лишь затем взглянул на самое явное "доказательство" своего ночного преступления. Эбби лежала к нему спиной, укрывшись одеялом лишь до пояса и кажется еще сладко спала... Алистер придвинулся ближе, обняв ее и легонько коснувшись губами ее обнаженного плеча - и уже тогда обнаружил, что она нынче утром проснулась первой, но не спешила сбежать из спальни.
-Доброе утро? -произнес он почему-то с вопросительной интонацией и аккуратно повернув Эбби лицом к себе. Больше всего в этот самый момент Риверс боялся увидеть в ее глазах страх или услышать что ночью мог причинить ей боль из-за собственной несдержанности. Однако... взгляд девчонки был сияющим от счастья, что позволило Алистеру вздохнуть с облегчением, ведь менее всего он хотел бы заставить ее страдать. -Побудь со мной еще немного... думаю что Гарриет полезно будет поразмяться и поработать одной сегодня.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-09 20:54:44)

+1

17

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
Пьяный Марк или Гарриет – да, пожалуй, кого-то из этой парочки сварливых слуг Эбигейл и ожидала увидеть на пороге кухни, но только не джентльмена, которому была обязана всем (и кровом над головой, и работой, и жизнью).  Кто бы только знал, как нелепо сейчас чувствовала Эбби, стоя посреди кухни и прижимая к своей груди свое платье, когда на пороге кухни застыл в удивлении мистер Риверс! О, как ей было стыдно за себя! Ведь она прекрасно понимала, что мужчина явно не ожидал ее сейчас увидеть посреди кухни, да в таком виде. Ни одна леди бы не позволила себе разгуливать раздетой по кухне, куда мог заглянуть кто-нибудь. Даже служанка не каждая решилась бы на такое. А в прочем, надо сказать, она сама не ожидала увидеть мистера Алистера на пороге кухни, в которую он даже не всегда находил дорогу. Обычно он просил принести оттуда что-нибудь, если ему было необходимо. Что же, говорят, господин редкий случай учит раз и на всю жизнь – вот теперь и будет наука для рыжей девки, которой мгновенно горло пересохло от внезапного волнения. Она не знала, что сказать и какими словами должна была бы извиняться за столь нелицеприятный момент, произошедший по ее вине.
Она боялась пошевелиться или даже сглотнуть тот горький ком, ставший посреди глотки, ведь боялась, что любое ее движение вызовет отрицательную реакцию со стороны господина, который был так добр к ней всегда и которого она так боялась разгневать. Да, она все еще была тем пугливым дитем, которым переступила порог этого дома, ведь все, что она делала – пыталась угодить Ему. И вот сейчас, она практически видела, как рушится все плоды ее трудов. Вот он сейчас накричит на нее, ударит и прогонит? Верить в подобное девушке крайне не хотелось, однако она так боялась, что страх постепенно начал превращаться в слабую уверенность.
Но, мистер Риверс не кричал на нее, даже не собирался, по всей видимости, сколько бы времени он не стоял, глядя на нее. Поначалу взгляд его карих глаз блуждал по ее обнаженному телу, которое неловко прикрывало лишь платье с пятном, но потом вместо удивления во взгляде мужчины она прочитала проблеск интереса, прежде чем он шагнул навстречу ей. И, стоило ему только оказаться рядом с ней, как его руки завладели ее платьем, прежде чем гроза начала грозить им обоим молниями и громом, затрещавшим где-то совсем неподалеку, видимо угодив в одинокое древо в поле. Только вот встретившись взглядом с Алистером, Эбби уже не решалась отвести взгляд в сторону или скромно опустить его вниз. Она смотрела на него без всякого смущения за себя, ведь наконец-то он видел ее. Он видел, он смотрел и ему, видимо, нравилось то, что он видел. Во всяком случае, на это надеялась Эбигейл, прежде чем теплые руки Риверса не прикоснулись к обнаженной спине, скользнув чуть ниже к талии, за которую он и притянул ее ближе к себе, чтобы подарить первый свой поцелуй.
О подобном она смела мечтать, но дальше Эбс обычно заставляла себя спуститься на землю – она была всего лишь служанкой, пусть и безумно преданной и влюбленной в своего господина служанкой. Господ интересуют девушки более высшего сорта, образованные и красивые, будто те фарфоровые куклы, у которых не волосы, а настоящий шелк, из которого укладывалась настоящий шедевр, которых она никогда не носила на себе. Однако сейчас мужчина был так близко и так жадно целовал ее сейчас, что думать о классовом неравенстве она не думала – сейчас был просто он и была она, мужчина и женщина. Сейчас они были теми двумя половинками целого, что стремились воссоединиться наконец, несмотря ни на что. Боясь упасть от той дрожи, про пробежалась по коленкам девушки, Эбби позволила себе пойти дальше и обняла господина за плечи, мгновенно распрощавшись с проблесками благоразумия, после чего оказалась на руках у своего благодетеля. И пусть это для него была лишь одна ночь, для нее это значило куда больше – воспоминаниями этой ночи она будет жить и будет надеяться снова оказаться на непозволительно близком расстоянии с ним, чтобы вновь поделиться своими доверчивыми чувствами.
Утром нового дня, когда Эбби открыла глаза, в окно, увенчанное старыми, но заметно дорогими занавесками, ярко заглядывало солнце. Наверняка на улице щебетали птицы, а Гарриет свалилась со своей кровати, громко чертыхнувшись – это было не трудно расслышать, ведь весь дом еще спал. Но только повернувшись на бок, рыжеволосая девчушка увидела спящего Алистера, чье ровное дыхание заставляло его грудь чуть приподниматься и опускаться. За прошлую ночь они не много сказали друг другу слов, да и она не знала, захочет ли утром увидеть ее мужчина, да вот только убегать из господской постели ей не хотелось. Впервые за много лет, ей хотелось понежиться в объятиях мужчины, чья рука во сне накрыла ее обнаженное тело, привлекая тем самым ближе к себе. Она хотела понежиться рядом с ним и продлить то мгновение, которое вряд ли повторилось бы еще раз. Повернувшись на другой бок, Эбигейл старательно прикрыла глаза, стараясь уснуть хоть на часик или два, но растревоженные чувства не давали ей этого сделать – уж слишком она была счастливой сегодня. Поэтому она просто лежала рядом с Алистером и наслаждалась мгновениями, отведенными ей.
Она расслышала, когда проснулся господин, а потому замерла на месте, не решаясь посмотреть ему в лицо сейчас, пока не знала, какой будет его реакция на рыжеволосую замарашку. Будто тихий маленький зверок, она прислушивалась к его движениям, ощущала, как он придвигается ближе, заставляя ее волноваться, прежде чем она не ощутила вновь его ладони на своем стройном теле, а после и прикосновения губ к плечу, от которого растаяли всякие переживания, позволив ей улыбнуться, но уже глядя в лицо мужчины.
- Доброе утро, сэр, - тихонько прошептала она. – Я с удовольствием побуду тут, с Вами, - добавила она, прежде чем она не набралась мужества настолько, чтобы дотянуться до губ мужчины своими, пока она еще могла это сделать. Нет, она не собиралась ему говорить сейчас, как любит его, или требовать чего-нибудь ответ, но освежить в воспоминаниях дни предыдущей ночи она желала больше всего на свете, опасаясь, что потеряет их слишком скоро.
- Вчера я хотела отмыть пятно на своем платье, - спустя какое-то мгновение заговорила рыжая девчонка. – Но я не успела. Теперь вам будет стыдно идти к шахте с такой замарашкой, как я, - неловко произнесла она, блеснув на него взглядом своих зеленых глаз. – Ведь вы еще хотите взять меня с собой на прогулку? – с надеждой добавила она, ожидая ответа своего господина.

+1

18

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
Он улыбнулся, получив очень робкий и даже осторожный поцелуй от рыжей девчонки - такой, словно она боялась, что ее в любую минуту могут выставить за дверь. И его слова принесли ей большое облегчение...
-"Побуду тут, с тобой", -поправил Эбби Алистер, притянув ее ближе и целуя в ответ. -И я предпочитаю чтобы в постели меня называли по имени.
Она охотно вернула ему очередной поцелуй и грустным голосом рассказала о том несчастье, что произошло вчера с ее единственным платьем. Подумав, что благодаря этому проишествию, они и оказались, собственно в одной кровати, Риверс едва не рассмеялся - но видя, что Эбигейл переживает насчет обещанной ей прогулки, сдержался.
-Я поеду в город и куплю тебе отрез ткани для другого платья. Надо чтобы у тебя было что-то на смену, -молодой человек ласково коснулся ладонью щеки Эбби. -Мы обязательно пойдем сегодня к шахте, потому как мне очень нужно поговорить с Сэмом Финниганом. Он живет в Мэллине и когда-то работал на моего отца, еще до того как в шахте случился обвал и ее затопило... хочу узнать, есть ли хоть какой-то шанс что она может приносить прибыль...
Лейтенант осекся на полуслове - стоило ли рассказывать все эти подробности Эбигейл? Однако, она слушала с неподдельным вниманием и интересом, накрыв его ладонь своей. И черт возьми... Алистеру еще не приходилось видеть, чтобы женщина смотрела на него с таким обожанием и восхищением, что в свете недавнего предательства Лилли было истинным бальзамом его душевным ранам.
-Я хотел осмотреть тот шурф, что находится на поверхности и не затоплен. Но это не займет много времени и потом мы пойдем прогуляться на залив. Кажется погода нынче куда лучше той что была вчера... да и шторм наверняка пригнал косяки рыб ближе к берегу, так что люди из Мэллина скорее всего пойдут сегодня вечером на лов.
Алистер обнял Эбби, вновь поцеловав ее и подумав мельком о том, что повторить прошедшую бурную ночь было бы весьма неплохо... тем более, что рыжая девчонка куда смелее отвечала его ласкам и явно была не против продолжить. Но... как оно и бывает в жизни, совершенно неожиданно раздался стук в дверь и Гарриет доложила, что в гостиной ожидает госпожа Риверс.
-Она только что приехала, сэр и говорит, что ей нужно срочно поговорить с вами... Я говорила, что вы еще спите, но мисс Лиллибет сказала что подождет пока вы встанете.
Алистер едва не чертыхнулся. И какого черта Лилли понадобилось от него с утра пораньше?! Кажется вчера в Труро они уже сказали друг другу все что могли, пусть даже и в совершенно неподобающем тоне.
-Скажи миссис Риверс, что я сейчас спущусь, -тяжко вздохнув ответил лейтенант, заставив себя отстранится от Эбби и начав одеваться. Приведя себя в порядок, он вспомнил, что вчера ночью не прихватил с собой платья своей теперь уже пассии... так что теперь бедняжке было даже не выйти из его спальни. -Подожди здесь, Эбби, я схожу за твоей одеждой.
Прежде чем покинуть комнату, он посмотрел на себя в старое треснувшее зеркало на стене и поправив шейный платок, несколько раз провел гребнем по основательно взъерошенным волосам. Далее оставалось лишь спустится в кухню и забрать платье Эбигейл, что лежало возле бочки с водой - по счастью, начав готовить, Гарриет не обратила на него никакого внимания. Вернувшись в спальню и отдав платье его законной владелице, Риверс наконец показался в гостиной, где его ожидала Лиллибет, подарившая ему благосклонную улыбку, словно вчера они вовсе не разругались в пух и прах.
-Чем обязан такой чести? -поинтересовался Алистер, когда Лилли протянула ему руку для поцелуя. -Не ожидал тебя увидеть... мне думалось, Фрэнсис не отпускает тебя без сопровождения.
-Он не возражает, когда я катаюсь верхом, -вновь улыбнулась женщина. Она была одета по последней моде - строгая темно-синяя амазонка и изящная шляпка на высокой прическе. И еще явно фальшивая улыбка как дополнение ко всему этому великолепию. -Присядь пожалуйста и выслушай меня... я долго думала о нашем вчерашнем разговоре и поняла, что была недопустимо груба и жестока. Ты дорог мне, Алистер, несмотря ни на что...
Интересно, когда же все эти умные мысли посетили твою голову.., -подумалось Риверсу. -Наверное в тот самый момент, когда старалась доставить удовольствие моему кретину-братцу?
-Я прошу у тебя прощения... мы ведь можем быть просто друзьями? -продолжила Лилли, так как ответа от Алистера не последовало. И тут он заметил, что она то и дело поглядывает в сторону двери гостиной, словно ожидая увидеть кого-то еще... поначалу Риверс не понял, в чем дело, но спустя минуту его будто озарило.
Лиллибет приехала, чтобы своими глазами увидеть таинственную любовницу Алистера о которой судачит вся округа! Тут можно было даже не гадать... и его прощение ей совершенно ни к чему. Просто ей захотелось в очередной раз потешить свое самолюбие и дать бывшему жениху понять, какое "сокровище" он потерял и как низко пал, находя утешение в объятиях деревенской девчонки.
Вот только... Лилли понятия не имела, что вчерашняя ночь исцелила Алистера и навсегда избавила его от былой привязанности к ее персоне. Теперь ему было абсолютно все равно - и даже мысль о том как бывшая возлюбленная развлекается с его братцем, уже не злила как было совсем недавно.
-Я тоже должен извинится за вчерашнее, -собственно говоря, молчать было глупо, так что Риверс сказал именно то, что от него и желали услышать. -Мне стоило быть более сдержанным... и да, мы можем быть друзьями, если ты этого действительно хочешь.
-Мы ведь теперь одна семья, -тихо сказала Лилли. -И я надеюсь что мы когда-нибудь сможем общаться как прежде...
Тем временем, Гарриет продолжала возится на кухне, пока муж не окликнул ее, передав письмо, которое только что доставили из Труро. Повертев конверт в руках, служанка положила его на поднос, который сунула в руки Эбби, велев отнести письмо в гостиную.
-И не забудь поклонится! К мистеру Алистеру приехала жена его старшего брата.
Когда Эбигейл появилась в гостиной, Лиллибет сразу поняла, что все сплетни были именно о ней... и пока Алистер читал адресованное ему письмо, у миссис Риверс была прекрасная возможность заценить "соперницу". Эта рыжая девчонка была действительно очень красивой и даже старое платье не могло испортить первого впечатления от ее красоты. Когда-то Лилли училась живописи и неплохо рисовала, так что не могла не оценить милого личика девушки в ореоле буйных рыжих кудрей... вот только правда ли то что она слышала?
-Лиллибет, надеюсь ты извинишь меня, но я должен срочно ехать в Труро. Мистер Финли просил меня навестить его не откладывая, -сообщил Алистер, поднявшись из кресла на котором сидел. -Уверен, у нас еще будет возможность поговорить. Эбби, будь добра, подай мою шляпу?
-Конечно. Тогда проводишь меня до развилки дороги? -милостиво улыбнулась Лилли и уже возле двери, получила наглядное подтверждение всем слухам и собственным размышлениям на эту тему. Подавая Алистеру его треуголку, рыжая девчонка прикоснулась к его руке - и этот нежный жест наглядно доказывал очень и очень многое тому кто был достаточно наблюдателен.
Примерно четверть часа спустя, Риверс попрощался с женой брата на развилке дорог и пришпорив Рамута помчался в Труро, где узнал совершенно потрясающую новость. Как оказалось, мистер Финли и несколько его друзей собрались будущей весной учредить акционерное общество и новую компанию по добыче меди и железной руды. Достойный нотариус предложил лейтенанту войти в долю и начать разработки меди на "Грейс", как только будет собрано достаточно инвестиций для покупки оборудования для откачки воды и прочих нужд. Надо ли говорить, насколько Алистер был рад узнать эту отличную новость?? В тот самый момент, он не догадался зачем Уильяму вдруг захотелось затевать столь ответственное и дорогостоящее предприятие - думалось лишь о том, что все беды наконец-то закончились и скоро можно будет не беспокоится о завтрашнем дне.
Риверс покинул нотариальную контору на Чёрч-стрит в весьма приподнятом настроении и на его волне решил заглянуть в один из модных магазинчиков, где приобрел несколько лент в подарок для Эбби. И как назло, именно в тот самый момент когда приказчик в магазине завертывал покупки Алистера в бумагу, черти принесли Джорджа Уолерггана...
-Мир полнится интересными слухами.., -вместо приветствия начал Джордж. -Будто бы твой зять решил составить конкуренцию нашей с отцом компании. Неужели ты решился распотрошить эту старую шлюху "Грейс"?
-Я кажется уже благодарил тебя за заботу обо мне, -ответил Риверс, убрав завязанный веревочкой сверток во внутренний карман своего сюртука. -Даже мой отец не позволял себе подобного...
-Мы могли бы стать союзниками, Алистер. Но тебе кажется нравится жить в грязи? Если посмеешь выступить против меня пожалеешь, -все так же дружелюбно улыбаясь продолжил Уолергган.
-Я лучше подохну от голода в канаве под забором, чем буду вести с тобой дела, -Алистер насмешливо фыркнул. -Хорошего тебе дня, Джордж. Извини, но мне надо срочно ехать...
-Торопишься к той потаскушке, с которой скоро будешь развлекаться под забо.., -тоном полным отборнейшего яда начал было Уолергган, но так и не успел закончить свою фразу. Кулак Риверса врезался ему в скулу, так что в следующий момент щегольская высокая шляпа Джорджа оказалась в ближайшей навозной куче, а сам он свалился на брусчатку. Как оказалось, старина Уолергган так и не научился драться за то время что прошло с учебы в школе преподобного Холса... но ему все-таки удалось подло двинуть Алистеру камнем прямо в глаз, когда того попытались оттащить двое военных.
-Я клянусь богом, что ты кровавыми слезами заплатишь за это.., -прошипел Уолергган, когда его наконец подняли с земли. -Хорошенько запомни мои слова...
-Беги поплачься своему папочке, -бросил Риверс, прикрыв платком разбитый нос. -Было так приятно вспомнить прошлое Джордж - этот момент действительно стоит запомнить.
Когда Алистер ехал домой, бедняга Рамут захромал, так что последнюю милю пришлось вести его в поводу - молодому человеку вовсе не хотелось лишится единственного своего коня. Подбитый глаз побаливал, однако Риверс не обращал на это внимание, желая как можно скорее попасть домой - время встречи с Финниганом приближалось и теперь надо было торопится чтобы успеть вовремя.
-Эбби, ты готова? -поинтересовался Алистер заглянув на кухню, где в данный момент была Эбигейл. -Собирайся скорее, нам придется идти пешком. Кажется Рамут потерял подкову и теперь хромает...
-Боже милостивый... где это его так отделали? -тихо сказала Гарриет, с удивлением взглянув на свою помощницу. -И что ты стоишь столбом? Догоняй его, если не хочешь получить по первое число.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-10 00:59:49)

+1

19

[NIC]Abigail Carne[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BKj.jpg[/AVA]
Да, Эбигейл не считала, что в праве была позволить себе фамильярничать с мужчиной, который был для нее, пожалуй, всем на этом белом свете. И это будет сказано, без малейшего преувеличения. После продолжительной ночи, полной страсти и любви они по-прежнему оставались неодетыми, однако дневной свет избавил двух любовников от магии вчерашнего дня: будто бы кто-то зажег свет и была опасность, что рано или поздно увиденное Алистером ему не понравится, а потому девушка осторожничала и сохраняла мнимую дистанцию, держаться которой впредь будет не так уж и просто. Все-таки позабыть о том, как ее обнимал Риверс, Эбби не сможет так просто. А в прочем, даже не пожелает забывать, ведь то были самые счастливые мгновения в ее бренной и безрадостной жизни, в которой до появления этого джентльмена не было ничего хорошего и доброго. Он будто бы открыл целый мир, полный покоя и уверенности в завтрашнем дне: у нее был план на каждый новый день, в котором она была готова ему служить и быть всегда рядом, лишь бы он был доволен ней и хотя бы посмотрел в ее сторону.
Она моргнула несколько раз, пытаясь обдумать слова мужчины, которыми он аккуратно исправил ее обращение к себе, прежде чем накрыть ее уста своими в ответном поцелуе.
- Хорошо, … Алистер, - осторожно опробовала новый вид обращения, хорошенько зарубив себе на носу слова джентльмена. Он хотел, чтобы в постели она называла его именно так, а значит, она закроет глаза на некую неловкость, и постарается угодить даже в этой детали. Ведь главное тут было вовсе не это, а то, что этими словами он давал наивной девчонке надежду на то, что теперь он часто будет дарить ей свою нежность, а вместе с ней и добрую порцию внимания. И тем не менее, вне постели служанка осознавала, что все останется по-прежнему. Это ее тоже не огорчило. Все-таки на большее было бы глупо рассчитывать – она всего лишь служанка.
Жалуясь на свою нерасторопность, рыжеволосая девушка не рассчитывала на милость Риверса. Она всего лишь хотела узнать, не передумал ли он на счет их совместной прогулки, о которой он говорил всего лишь вчера. Однако мужчина быстро пообещал ей новое платье, а точнее ткань для него, тогда как сама Эбигейл лишь удивлялась его щедрости. Но, тут джентльмен вскользь коснулся причины его желания отправиться к старой шахте, и девушка была вынуждена признать вновь, что ее благодетель обладает крайне красивым и приятным тоном голоса, который можно было слушать и слушать. А его аристократичные черты лица! В них была некая бравада былых предков, некая утонченность манер и мужественность, которых не было, наверное, более ни у кого другого. И сейчас у Эбби было то еще искушение упиться в губы мужчины своими в сладком поцелуе, когда он так увлеченно говорил о своем предприятии. И разве могла она упустить хотя бы слово? Нет, конечно. Тем более, она прекрасно понимала, о чем говорил Алистер – не зря происходила с шахтерской семьи, и кое-что запомнила и вынесла для себя.
Однако всю идиллию этого чудного, но по-своему прекрасного дня прервал стук в дверь – Гарриет желала донести о прибытии некой леди в дом. И поскольку, прибывшей леди не была леди Мэри, что безусловно заслужила симпатии простой служанки, а имя Лиллибет пока еще ни о чем не говорило самой Эбби, рыжеволосая девушка только за нарушение этого умиротворения и покоя невзлюбила эту даму. Тем более, как изменилось лицо мужчины, стоило только услышать одно-это имя, Лиллибет. Он будто спустился с небес на бренную земли и даже заметно померк, прежде чем решительно согласился спуститься к какой-то леди.
Эбби не осмелилась задержать Риверса, однако сердце ее обливалось горечью из-за того, что джентльмен позволил кому-то так запросто вмешаться в их маленькую идиллию. Им было ведь так хорошо вдвоем и без этой леди, что ожидала на мужчину в гостиной. Тем не менее, служанка не торопилась покидать пределы постели, в которой села, прижимая к груди теперь уже белоснежную простыню, которую сама же стирала несколькими неделями ранее в море. Она безропотно сидела и наблюдала за тем, как вновь отдаляется от нее мужчина, одеваясь в привычную для него одежду, а между ними снова возрастает межклассовая стена. И ей было жаль, что не могла себе позволить задержать его, отвлечь собой и не отпустить… к другой? Кем была леди, ожидавшая на Алистера и к которой он поспешил? Увы, но она не знала. Однако девушка прекрасно знала, кто знал обо всех и обо всем.
- Хорошо, - просто и коротко ответила служанка, как только господин изволил услужить ей, принеся платье, что осталось забытым накануне вечером на кухне. Дожидаясь пока мужчина вернется с платьем, девушка не стала в постели. Обмотавшись простыней, она подошла к самой двери и выглянула на короткое мгновение – в доме было тихо, а это значило лишь одно – Риверс сначала принесет ей платье, что собственно и случилось спустя несколько мгновений.
Отблагодарив джентльмена, девушка принялась быстро одеваться, после чего скользнула по лестнице вниз и остановилась неподалеку от двери в гостиную, где уже разговаривали двое. Лиллибет была красивой молодой женщиной в изысканном и определенно дорогом платье, что было ей к лицу. Подобное платье служанка, пожалуй, видела только в том сундуке, что стоял нетронутым в кабинете мужчины, или на улицах Труро, которыми прогуливались красивые леди, прячась под легкими зонтиками от легких солнечных лучей. Может быть, среди них и была она, эта Лиллибет?
- А вот, где ты! – всплеснув в ладони, произнесла Гарриет, обнаружив Эбби в коридоре между кухней и гостиной. К счастью, она опасалась гостьи, а потому говорила не громко, что было не так угрожающе, как ее громкий голос после попойки. – И где тебя только черти носили? – спросила она, хотя по сонным глазам рыжей бестии она явно заподозрила неладное. – Я что должна готовить была завтрак сама? А мистер Риверс, даже не спустился – впустую потратила время… - причитала она, уводя девчонку на кухню, где уже закипела вода для чая.
- А что это за леди пришла к господину? – робко поинтересовалась Эбби у Гарриет, пока та возилась с чашками, которые расставляла на серебряный поднос.
- А эта леди когда-то давно очень была мила мистеру Риверсу. И, наверное, до сих пор мила ему, - ответила, как ни в чем не бывало старая служанка. – Мы думали, что они поженятся – вот были бы детки красивые! Но, мистер Риверс уехал служить, а она вышла за его старшего брата замуж… - не веселой гримасой завершила историю женщина, после чего вручила в руки молодой девушки поднос, вместе с письмом для господина, который той и следовало передать. Однако, чем бы не закончила историю Гарриет, в голове у Эбби засело только одно. Неужели Алистер до сих пор любит эту леди? И неужели то, что было ночью было лишь … пустым желанием и она не способна даже привлечь к себе более глубокие чувства? Конечно, ведь она меркнет на тле этой холеной леди, руки которой никогда не знали тяжкой работы, а спина хорошего кнута. А в прочем, разве вынесла она бы хоть что-нибудь из того, что пришлось пережить Эбигейл? Не разбилась бы она, будто старый фарфор от малейшего удара?!
Борясь с собственной ревностью, девушка прошла в гостиную, чтобы подать чай. Поднос она поставила на стол, после чего подошла к хозяину, позабыв о такой важной детали, как поклон гостье, на красивое лицо и изысканное тело, которой она старалась не смотреть, чтобы не теребить душу. И, как только мужчина поведал о своем желании ехать в Труро немедленно, Эбс уже попрощалась со своей прогулкой – ну вот, она еще и гулять зовет его! Бесстыжая, не леди! Но она не могла ослушаться господина, к руке которого она любовно прикоснулась своей. И хотела бы она его снова поцеловать, но лишние гостьи в доме не давали ей этого сделать, а потому пришлось просто сбежать на кухню, унеся за собой невостребованный чай, который они с Гарриет оприходовали на двоих. Правда, себе женщина добавила немного бренди, тогда как Эбби лишь вдумчиво потягивала любимый напиток леди и джентльменов.
Она все еще была на кухне, когда туда вернулся мистер Риверс. При этом, мужчина вернулся намного раньше, чем смела его ожидать служанка – думала, с сумерками встретит его, а может и вовсе не вернется. И тем не менее она рада была видеть мужчину, пусть мысли о той миссис Риверс, что сидела в сердце Алистера не давали ей покоя. Эбби несколько раз моргнула, прежде чем осознала, что своего слова господин сдержит, пусть даже вид у него был знатно потрепан. У мужчины был смачно подбит глаз, а из носа сочилась еще недавно кровь. Это была нелицеприятная картина, однако страх заставил ее замереть на месте – неужели старший брат господина так его отделал? Эбигейл так бы и стояла на месте, моргая, если бы только Гарриет не погнала ее, метлой прочь из кухни.
Шагая следом за мужчиной, она пыталась догнать его, но в то же время и пыталась держать дистанцию – не понимала в добром расположении он духа или злился. Но так и не выдержав, когда они оказались на достаточном расстоянии от дома, она ухватилась за руку мужчины, умоляя его обождать, после чего рука сама потянулась к скуле под подбитым глазом. Сомневаясь, стоит ли спрашивать, ведь ответ мог быть не приятен ей, девушка, тем не менее, все-таки не удержалась.
- Что-то плохое случилось в Труро, сэр? Это ваш брат? – выдвинула она тут же свою версию. – Может быть, давайте вернемся в дом, сэр? Вам нужно приложить к глазу что-то и умыть лицо… - добавила она с полным сострадания взглядом, молясь богу, чтобы он не позволил мужчине сейчас оттолкнуть ее.

+1

20

[NIC]Alistair Rivers[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27BH1.jpg[/AVA]
Алистер быстрым шагом направился в сторону залива, не желая опаздывать на важную встречу со стариком Финниганом - от его слов зависело сейчас очень многое. Например, стоило ли опрометью бросаться будущей весной в самую настоящую финансовую авантюру... ведь прежде чем начинать разработки, следовало вложить в "Грейс" чертову уйму денег... Одни лишь насосы влетят в копеечку, не говоря уже об остальном оборудовании.
От всех этих деловых размышлений Риверса отвлекла Эбби, осмелившись взять его за руку и остановить, а затем и легонько прикоснутся к его шикарному синяку - молодой человек еще не видел себя в зеркало, но предполагал что его боевая рана выглядит именно так. Ну а далее Эбигейл предложила собственную версию событий в Труро, почему-то упомянув Фрэнсиса... Алистер понятия не имел, почему девчонка вдруг решила, что он мог подраться с собственным братцем, но понял что обязан объяснится - Эбби явно испугалась за него.
-При чем тут мой брат? Я просто встретил одного знакомого в Труро и мы повздорили.., -и смотря в глаза Эбигейл, Риверс подумал, что Уолерггану было мало хорошенько начистить его лощеную физиономию. Он посмел оскорбить самое нежное и чистое в этом мире существо, за что его следовало макнуть завитой головой в ту самую кучу лошадиного дерьма где оказалась его шляпа. -Сейчас дойдем до бухты и я умоюсь как следует. А пока не будем терять времени... все хорошо, Эбби и мне уже не больно. Иди-ка ко мне?
Алистер прекрасно знал, что Уолергган не забудет сегодняшнего унижения... и рано или поздно постарается отомстить, ведь недаром он с самого детства был еще тем прохвостом, еще похлеще своего ушлого папашки. Но вот только сейчас это было совершенно неважно? Притянув к себе Эбби, Риверс поцеловал ее, после чего они продолжили свой путь к шахте, но теперь уже рука об руку. Алистеру было совершенно плевать на то, что будут говорить те немногие люди, что попадались им навстречу и здоровались с ним - преимущественно шахтеры из Мэллина, направлявшиеся к своим лодкам в бухту. Как бы то ни было, молодой человек не собирался отказываться от утешения, которое собственно и получил благодаря злословию окружающих... ведь так или иначе, но недавняя горькая печаль совершенно покинула его, чему можно было только порадоваться.
Они пришли к шахте раньше чем старик Финниган, так что у Алистера было время хоть как-то привести в порядок свои боевые раны. Конечно смачный фиолетовый синяк и подбитый глаз было никуда не деть, но засохшую кровь вполне можно было отмыть, что и сделала Эбби с помощью морской воды и порядком уже испачканного платка Риверса.
-Как же жжет.., -пожаловался Алистер, когда Эбигейл очень аккуратно привела его разбитое лицо в более-менее пристойный вид. После этого они вновь поднялись к шахте, где Риверс показал девушке бывшую контору, где давно уже царили пыль, беспорядок и запустение...
-Когда-то, мой отец часто сюда приезжал и встречался здесь со своими деловыми партнерами. Он мечтал чтобы я возглавил его компанию...
Выглянув в окошко, чудом сохранившее свои стекла, Риверс заметил Финнигана - тот как раз подошел к шахте со стороны дороги на Мэллин. Старик прихватил с собой пару шахтерских фонарей для спуска в шурф, так что Алистер, заметив это, поспешил стянуть свой сюртук и передал его Эбби вместе со шляпой.
-Подожди меня здесь, хорошо? Я ненадолго спущусь в шахту и скоро вернусь, а тебе нечего там делать. Внизу полно воды и может быть опасно..., -он положил ладони на плечи девчонки, заглянув ей в глаза и в ту же минуту понял, что позови он ее с собой даже в ад - она согласится не раздумывая. И на этот раз их поцелуй был ее инициативой, чему Риверс не стал возражать.
Когда лейтенант спустился по деревянной лестнице в шурф, то ощутил себя так, словно кто-то разом выключил все окружающие звуки - настолько резко у него заложило уши. Внизу было тихо и темно и пройти вперед удалось лишь около полумили, далее коридор шел более отвесно и был залит водой.
-Взгляните, сэр - вот медная жила, -сказал Финниган, прислонив фонарь к одной из стен. -Она уходит глубоко вниз... и она тут не одна. Если хорошенько поработать взрывчаткой, я думаю что можно добраться до месторождения.
-Хорошо... значит у "Грейс" еще есть шанс.., -тихо произнес Алистер, в большей мере отвечая собственным мыслям, чем своему спутнику. Выбравшись из шахты и с облегчением глотнув свежего воздуха, Риверс поблагодарил старика-шахтера и вернулся к Эбигейл, терпеливо ожидавшей его в конторе. Забрав свои вещи, он вновь повел ее в бухте, где они вдвоем сели в лодку и поплыли по обманчиво-спокойной водной глади в сторону рыбацких баркасов, что вышли нынче на вечерний лов. Не доплыв до них порядочное расстояние, Риверс вспомнил о своей недавней покупке и достав из кармана сверток, протянул его Эбби. -Я совершенно забыл, что купил тебе кое-что в городе. Надеюсь, понравится...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-02-11 00:27:06)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Copper Thief