В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Первое правило бойцовского клуба;


Первое правило бойцовского клуба;

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://45.media.tumblr.com/74e2d7a54058682ff6fe9985c1d09a78/tumblr_o1mphd3hOW1tb9suao1_500.gif

кто? Денивел и Амбрелла
когда? 13 февраля 2016 год
где? спортивный комплекс --> больница
о чем? ---

0

2

look like...

http://www.fashiongonerogue.com/wp-content/uploads/2014/08/victorias-secret-sport-images-2014-02.jpg

- А теперь найдите себе пару и попробуйте атаковать. Только не переборщите, вы все-таки не на ринге! - продекларировал тренер и отошел к зеркалу, наблюдая оттуда, как присутствующие расползаются кто к кому.
   Я обернулась. Среди всех, кто сегодня пришел на занятие, я никого не знала. Впрочем, не удивительно — это был мой первый день в стенах этого спортивного комплекса, и я, ввиду своей стеснительности, которая проявляется только поначалу (а потом она как-то сползает сама собой подобно маске Зорро - именно с такой эпичностью и драматичностью), была не особо общительной с незнакомыми мне людьми. Хотя, признаться честно, я успела перекинуться с некоторыми парочкой фраз да шуток, еще в начале занятия - ну так, чисто чтобы меня заметили и знали, что я свой человек. Но это вряд ли можно счесть за полноценное общение, диалог.
   К слову, если вернуться к истоку, пара недель ушли на то, чтобы, наконец, выбрать и найти что-то подходящее, что меня полностью устроило бы не только в цене и месте расположения, но и чисто внешне, своим содержанием, расписанием и порядками. Это я про зал, если кто не понял. Несколько дней я пыталась понять, а нужно ли мне оно вообще? В принципе, причин дать задний ход не было, но с другой стороны - не было оснований идти дальше и с упорством, с особой внимательностью продолжать поиски. В итоге, убедив себя, что, в конце концов, лишним подобное времяпровождение не будет, что это, возможно, как-то скажется на моем характере и настроении в целом, я оказалась здесь - на занятиях по самообороне.
   И мне вроде как даже нравилось. Понравилось то, что, несмотря на мою неопытность, тренер не торопился. Не торопился для всех - как для новичков, так и для тех, кто посещает зал давно. Первым делом он заставил нас разогреться: несколько обычных, но метких по тяжести исполнения упражнений на руки, на корпус, на ноги, и я осознала, что даже не устала. Немного запыхалась, но не устала. Это меня несколько порадовало — не такой уж я и хиляк, каким себя еще недавно считала. Затем тренер показал несколько приемчиков. Сперва быстро и, я бы сказала, невнятно. Но выглядело это, несмотря ни на что, интересно. А после... после он принялся именно учить. Постепенно, шаг за шагом, позиция за позицией, действие за действием. И это было важней всего. А еще он резво замечал наши ошибки. И не просто замечал, а подходил и исправлял. Я же старалась впитывать как губка, глядя то на отличное телосложение мужчины, то на себя, которая выглядела пусть и не в тему здесь, но весьма не неуклюже. Подсознание порой ворчало, что я делаю что-то не так, и я слушалась. Я прислушивалась и к своему голосу, и к голосу тренера. И будто никого кроме нас не существовало и не было в этой зеркальной комнатушке.
   - Ты не против?
   Что меня больше всего удивило за все время пребывания здесь - это люди. От мала до велика, от худющего до пухлого, от белого до темного - тут, казалось, собрались все самые разномастные, если можно так выразиться, индивиды. И среди них почему-то особо остро я выделила ее: хрупкое светлое создание. Эта девушка здесь была ни к чему. Если уж я не вписывалась под интерьерчик этого места баллов на семь, то вот эта девчушка брала твердую десятку из десяти. Она не подходила под эту атмосферу и действия, что здесь разворачивались. Она была слишком юна, слишком изящна и сказочно красива. Таким, как она место разве что на выставке. Причем она была бы не в качестве зрителя, и даже не в качестве экскурсовода - упаси боже ей такую работу вообще иметь! Она была бы... экспонатом. Она была бы настоящей достопримечательностью галереи.
   И я выбрала ее. Тем более она все равно стояла пока что одна, а я просто улучила момент, пока никто не подошел к молодой особе.
   - Давай начнем на счет раз-два-три? То мне пока сложно сориентироваться. Я сегодня впервые...

+1

3

внешний вид

Я не могу отделаться от одной навязчивой и угнетающей меня мысли. И мысль эта выглядит как "а что я тут делаю?".
Нет, ну честное слово. Я задаюсь этим вопросом просто каждые несколько минут. Прекрасно знаю почему и ради чего сюда пришла, но чувствую себя настолько нелепо и неловко, что не перестаю удивляться, как такая "чудесная" идея вообще проскочила в моей голове. Самое удивительное, что идея не только проскочила, но еще и зацепилась за что-то, по всей видимости, колючее. Более того, по какой-то невероятной причине я решила привести в действие эту самую зацепившуюся и прочно засевшую в моей голове идею.
Черт.
Неловко переминаюсь с ноги на ногу, пока незнакомые мне люди вокруг приветствуют друг друга, заводят разговоры, улыбаются и сверкают глазами. Стараюсь смотреть в пол и никого не разглядывать. Если честно, это удается мне с трудом. Когда выныриваешь из своего немного фриковатого мира, начинаешь удивляться, что вокруг, оказывается, миллионы нормальных, обычных людей. И да, на меня эти люди тоже смотрят скорее как на динозавра, чем как на обычного человека.
Снова в голове мельтешат мысли.
Не вписываюсь. Я н е в п и с ы в а ю с ь.
Система идет против меня, а я иду против системы. Если честно, я не специально. Просто так получилось. Просто я с самого детства воспитывалась в слишком странной обстановке и, видимо, выросла слишком странным человеком.
Но какой бы странной я не была, я нуждаюсь в способности защитить себя ни капли не меньше, чем все те люди, что сегодня здесь собрались. Я напоминаю себе, что у меня есть причины для того, чтобы находиться сейчас тут. Я напоминаю себе, что не хочу повторения той ситуации, что случилось со мной недавно. Я напоминаю себе, что в следующий недалеко от меня не будет проходить капитан полиции. И тогда абсолютно неизвестно, чем все закончится. Да и закончится ли вообще.
Я вздрагиваю от собственных мыслей. Активно трясу головой, чтобы перестать думать о случившемся. Наверное, у меня какой-нибудь посттравматический синдром или что-то в этом духе. В принципе, ничего удивительного, учитывая то, что меня чуть не изнасиловали. На моем теле на некоторых местах все еще не сошли синяки, ведь прошла всего-то неделя с того момента, как... как меня чуть не изнасиловал незнакомый мужик среднего возраста. Отметины на моих запястьях и плечах напоминают мне об этом. Иногда они делают это тихо, почти незаметно, а иногда, когда я стою в ванной комнате перед зеркалом, они просто кричат о случившемся и обрушивают на меня воспоминания.
Тише, Дени, тише. Ничего же не было.
Я стараюсь успокоиться и, к моему счастью, именно в этот момент начинается занятие. Простенькие упражнения для разминки. Я методично выполняю их, не жалея себя и удивляясь тому, что они не вызывают у меня никаких затруднений. Да, я чувствую, как в некоторые моменты тянет мышцы, но я могу повторить все то, что показывает тренер. Это немного окрыляет и заставляет чувствовать себя не такой лохушкой рядом со всеми этими людьми, для большей части из которых спорт это неотъемлемая часть жизни.
Когда перед нами начинают показывать что-то из базовых приемов защиты и атаки, мне даже становится интересно. Я сразу представляю, как все это можно применить и наивно начинаю надеяться, что у меня это тоже получится. Пусть не сразу, пусть со временем, но получится.
Пока я летаю в мечтах, тренер сообщает, что для дальнейшего занятия необходимо найти себе пару. Внутри меня сразу что-то падает тяжелым камнем и прибивает меня к полу так, что не пошевелиться. Ну вот. Началось. А я только-только подумала, что все идет хорошо.
И где же мне ее найти-то, пару свою? Ощущение у меня такое, что все уже давно знакомы и разбиты по парам, а значит я останусь стоять в сторонке и водить носочком кроссовка по полу.
Спасение ко мне приходит в виде пылкой и знойной брюнетки. Я невольно расплываюсь в улыбке, осознавая, что спасена от позорного титула человека, с которым никто не хочет быть в паре. Спасибо тебе, девушка! Спасибо тебе, милая! Ты же даже не представляешь, как мне стало тепло и хорошо оттого, что ты выбрала меня к себе в пару на этом занятии. Ощущение приблизительно такое, словно я очень давно хотела замуж и меня наконец-то туда позвали! Облегченно вздыхаю и произношу:
- Я буду рада быть с тобой в паре.
Я не вру. Я правда рада. Во-первых потому, что не пришлось идти на контакт первой. Во-вторых потому, что ты девушка. К слову сказать, симпатичная, но это сейчас к делу относится мало.
- Хорошо. Тогда я первая нападаю? Попробуешь отразить удар?
Я жду твоего согласия и только тогда встаю в позу, которая мне кажется наиболее удобной для того, чтобы напасть. Вслух считаю до трех и пытаюсь ударить тебя кулаком в плечо. Ты очень удачно уворачиваешься и я едва удерживаюсь, чтобы не улететь на пол, потому что сила приложена, но прошла она мимо. Нелепо торможу, махая руками в воздухе и прыскаю со смеху. Но уже через пару мгновений снова становлюсь серьезной и готовлюсь нанести удар ногой.
В этот момент что-то идет не так. Ты то ли не успеваешь отскочить, то ли что-то еще, но, кажется, я слышу хруст...

+1

4

Ее голос... как же он подходил ей! Насколько же он прекрасно звучал! Меня словно окутало какой-то теплой нежной волной любви к этому созданию. Хотелось ее прижать к себе как какой-то маленький солнечный комочек, как самое важное и ценное дарование мне в этой жизни. Подобные чувства я испытывала в еще большем проявлении разве что только в отношении своей дочурки, в чуть меньшем - к своему домашнему питомцу.
   Впрочем, если не кривить душой, то со мной периодически случалось такое: когда среди толпы я замечала для себя кого-то особенного, ни разу не перекинувшись с этим человеком прежде хоть словечком или взглядом. Зачастую в таких ситуациях я предпочитала просто оставаться незаметным зрителем и тайным Шерлоком, который пытался угадать, что же в этом субъекте особенного, чем он отличается от всех остальных, и почему именно он мне приглянулся. Но порой происходило обратное - случай сталкивал меня лицом к лицу с этим человеком, и я наслаждалась его компанией.
   Но сейчас не об этом.
   Может, стоило начать с малого? С обычных занятий в тренажерном зале, с йоги или фитнеса? Просто чтобы сперва привести себя в нормальную форму - та, в которой я была сейчас, меня, безусловно, тоже устраивала, а вернее, так было до того, как со мной произошло это, о чем я обязательно расскажу позже. Может, стоило бы на первых порах приучить себя к ободряющей утренней и вечерней зарядке, что так же способствовала бы улучшению моей силовой подготовки (или как это правильно обозвать-то)? Может, не нужно было рубить с плеча и приходить сразу сюда?..
   Тем временем девушка охотно соглашается стать на сегодня моей парой. Я мысленно ликую и пританцовываю, потому что заслужить внимание очаровательной особы - лучшая победа за весь день. И мы начинаем.
   Она нападает первой. На раз-два-три происходит атака номер один. Я уклоняюсь от ее кулачка - маленького, но меткого и прыткого. В моей фантазии, наблюдай я за нами со стороны, это выглядело бы как в замедленной съёмке: ее ручка стремится ко мне, и в момент, когда она находится особенно близко к моему телу, время останавливается, моя партнерша тоже, а я успеваю проследить за размахом руки, оценить ситуацию, а главное - предотвратить нападение, просчитав в голове все возможные варианты отступления.
   Либо это что-то из фильма "Области тьмы". А, может, из "Человека-паука". Не могу вспомнить точно.
   Однако затем происходит непоправимое. Вторая атака пришла мне от ноги красивой незнакомки. И я не успела сориентироваться, не успела поставить так называемый блок, отойти в сторону, подвинуть ногу, сделать хоть что-нибудь! Что угодно! Не успела. И получила свое.
   Жгучая боль пронзает где-то ниже колена и проносится еще дальше, к лодыжке. Слышится хруст, от которого становится не просто страшно, а жутко. Сломала? Сломала ногу?! Сломала перед, мать его, днем Святого Валентина, в который я планировала устроить своей дочурке приятное мероприятие? Да вашу ж...
  - Твою мать!
   Я падаю на пол, сгибаю ногу в коленке и притягиваю ее к себе. Обхватываю ручками и лежу так на боку в позе эмбриона. Как типичный футболист, которому поставили подножку. Но это не помогает, конечно же, и все-таки это лучше, чем совсем уж ничего. Лучше, чем бездействие.
  - О, Господи!
   Хмурюсь, закатывая и закрывая глаза. Ну почему, почему эта херня случилась именно со мной?! Именно в ответственный день! В ответственный день перед вторым наиболее ответственным днем!
   Вокруг собираются присутствующие. Они галдят и испуганно смотрят на меня. Я пытаюсь различить и уловить смысл их болтовни, но все тщетно. Видимо, все чувства полностью сконцентрировались на боли.
   - Куда же ты... как же ты...
   Я знаю, что винить девушку бессмысленно. Но мне нужно на ком-то сорваться, на кого-то перевести стрелки. И это становится она. Та самая, которую я заметила.
   И как оказалось, не случайно.

+1

5

Все происходит как в кино. Я вижу происходящее словно пленку передо мной остановили и пустили по-кадрово. Мгновение за мгновением. Очень медленно. Я вижу все это так, словно не я участница этого события, а просто наблюдаю со стороны.
Наверное, я навсегда запомню то, как твое лицо освещается неожиданной догадкой, а до мозга всего через долисекунд доходит болевой импульс. Ты сразу же сгибаешься и падаешь на пол, который к счастью застелен матами. Прижимаешь к себе покалеченною ногу. Всего за одно мгновенье я вижу, как на твоем лице мелькают эмоции от осознания и страха до ненависти и отчаяния. Внутри меня в этот момент что-то обрывается, ломается и с огромной скоростью падает вниз. Я заливаюсь краской стыда и смущения. Прекрасно понимаю, что лежащая на полу девушка это по большей части моя вина. Это я так неуклюже зарядила по ней, что та не смогла ничего сделать. Это я вложила в удар такую силу, что смогла сломать девушке кость. Если честно, то в голове вообще не укладывается, что где-то в моем теле правда покоится такая сила. И где же она была в тот момент, когда на меня напал маньяк? Где она была в тот момент, когда он закинул меня на плечо и после, когда пинал ногами в живот? Почему тогда я не смогла сделать ничего, чтобы помочь себе?
Сначала я впадаю в какой-то непонятный ступор и смотрю на тебя, часто-часто моргая глазами, пытаясь смириться с мыслью, что это правда произошло из-за меня и по моей вине. Когда осознаю, что выгляжу на редкость тупо, то падаю перед тобой на колени и склоняюсь к тебе, осторожно провожу по твоим волосам, легко поглаживая. Понимаю, что это выглядит ненормально и вообще не своевременно, но мне честно так искренне тебя жаль.
Вокруг нас уже собралась толпа. Всем, естественно, безумно интересно, что же у нас тут такое произошло и из-за чего весь сыр-бор. Однако, никто все еще не додумался вызвать скорую помощь. Злюсь, что все такие нерасторопные, поворачиваюсь к толпе и злобно требую:
- Вызовите уже скорую. Живее!
Толпа сразу оживилась, зашевелилась и через пару секунд кто-то уже отыскал свой мобильный телефон и вызывал скорую помощь.
- Извини, пожалуйста... - тихо шепчу я, чтобы меня не услышал никто кроме тебя. Мне на самом деле дико неловко и я ощущаю себя жирной тяжелой коровой, - постарайся не шевелить ногой и боль пройдет. Если не тревожить, мерзкие ощущения пройдут.
Я помню, в детстве я сломала руку когда бежала по лестнице от отца. Было очень больно, я заливалась слезами и пыталась хоть немного пошевелить ей до тех пор, пока отец не отчитал меня. И правда, стоило только прекратить ерзать и тревожить сломанную кость, как боль унималась и уже не казалось такой дико невыносимой. Надеюсь, ты послушаешься моего совета и будешь вести себя спокойно до тех пор, пока не приедут врачи.
Я сижу рядом с тобой в кольце из людей до тех пор, пока тренер не начинает разгонять зевак по углам. Вокруг так и слышаться голоса, шепотки и разговоры. Не очень то приятно привлекать к себе такое внимание, но как уж вышло. Тяжело вздыхая, тренер объявляет, что тренировку на сегодня придется закончить. И от ощущения, что я виновата не только перед тобой, но и перед всеми остальными, мне становится еще хуже. Склоняю голову так, чтобы волосы упали мне на лицо и никто не мог разглядеть, что со мной творится. В глазах начинают блестеть слезы, но я понимаю, что не должна их показывать, ведь жертва тут не я и тебе сейчас объективно гораздо хуже.
- А ты что тут сидишь? Шла бы уже... - обращается ко мне тренер, нервно похаживая вокруг нас. Он то и дело щупает твой пульс и спрашивает, не тошнит ли тебя и удобно ли тебе лежать.
- Я поеду с ней. Должен же кто-то помочь, - мой голос звучит тихо и умоляюще.
Если я не поеду с тобой, чтобы помочь, то и вовсе буду чувствовать себя чудовищем. Неуклюжим жирным чудовищем. Я так не могу. Не могу бросить девушку в беде, даже если она на меня очень злиться и, вероятно, видеть не хочет.
Вот так втроем мы и остаемся ждать скорую, которая, как на зло, не торопиться ехать на наш вызов.

+1

6

"Боль хочет, чтобы ее чувствовали", - как сказал великий не-помню-кто в произведении не-помню-каком, но услышала эту фразу впервые в фильме "Виноваты звезды". И вот прямо сейчас я понимаю смысл этого предложения на все сто процентов, пусть в кино она была преподнесена немного в другом контексте: она относилась к девочке, которая была больна раком, старалась быть сильнее того, что ее убивало, боролась до последнего, но также признавала, что любая борьба - напрасная трата времени. Впрочем, какая разница, что там было по сюжету, верно? Какая к хренам разница, если в это время я... я валяюсь на полу в позе зародыша.
  С каждой новой секундой под кожу будто врезается осколок бутылки из-под пива или какого другого алкогольного напитка. Почему именно бутылка из-под них? Потому что это в данное мгновение во мне вызывает лишь негативные эмоции, словно подобные напитки я вовсе не люблю. (Странно вообще думать об этом, но такова уж я!) А ведь на самом деле это не так, полнейшая ложь. И не то, что бы я прямо-таки напиваюсь ежедневно до потери памяти и сознания! Нет. Просто иногда себя балую. Редко. Очень-очень редко... что снова не важно и не относится ни коем образом и ни разу к делу.
  Что же будет теперь? Что меня ждет впереди после этого? Больница? Чудесно. А потом? Как я буду дома справляться со всем одна? С больной-то ногой. Как я буду рядом с Эддисон? Как я смогу прибираться в комнатах? Готовить? Ходить в магазин? Как?!
  - Наймешь сиделку, - приходит в голову решение всех проблем. Я отрицательно мотаю ею, не обращая внимание на чьи-то прикосновения к своим волосам мягкой теплой и легкой ладошкой: мои глаза закрыты, поэтому своего утешителя я пока не вижу. - Сиделку дефис кухарку дефис нянечку дефис уборщицу, - уже усмехается голос в моей голове. - До чего же ты беспомощная и жалкая, Руквуд. Смотеть противно! - продолжает издеваться, прищуривая мерзко глазки и скрещивая руки на груди. - Только посмотри на себя...
- Я смогу. Не нужно скорую, - еле выговариваю я, собирая все оставшиеся силы только для того, чтобы произнести хоть что-нибудь путное. - Не нужно... я, - открываю, наконец, глаза и вижу ее. - Уйди, - мой взгляд наполнен злостью к этой девушке, я смотрю прямо на нее, она так близко! Но вместо приятных мурашек от такого контакт я испытываю лишь глубокую нелюбовь к ней.
  Слышу голос тренера, обращающийся ко мне. Чувствую его горячие пальцы у себя на запястье и перевожу взор на него. На единственного, кто хоть чем-то пытается помочь. Кто хоть как-то проявляет заботу. Кого реально волнует мое состояние. Пытаюсь улыбнуться мужчине, киваю легонько головой и отвечаю, что я в порядке, что сейчас все пройдет, но... нет. Мне словно становится куда гораздо больнее.
  - Ты уже помогла, - я снова закрываю глаза. Когда ничего не видно - немного проще; можно подумать незнание и невидение происходящего вокруг растрачивают мои терпение и здоровье. - Сейчас я... я... - отрываю спину от пола, напрягая пресс и ноги в том числе, но резкая новая порция боли заставляет вернуться в прежнее положение. Снова ложусь, издавая протяжный стон. - Черт бы тебя!..
  И мне хочется разреветься, потому что это было бы как минимум логично в такой ситуации. Потому что все навалилось друг на дружку, как только я вернулась в этот хренов город.
  Чертово Сакраменто. Чертов Цезарь. Чертова Освальд. Чертово всё! Ненавижу. Как же я все это ненавижу...

+1

7

Сколько нужно терпения, чтобы переносить боль в сломанной конечности? Сколько нужно упрямства, чтобы при этом попытаться встать, да еще и отказываться от врача?
Глядя на тебя я думаю о том, что ты упертая и своенравная, а еще остра на язык. Но это ничего. Это правильно. Сейчас ты думаешь, что на ближайшие пару месяцев я взяла и испортила тебе жизнь. Сейчас ты винишь во всем только меня и поэтому совсем не удивительно, что ты злобно выражаешься в мой адрес, смотришь на меня с отвращением и пытаешься сделать так, чтобы я ушла. Отчетливо вижу, как в твоих глазах плещется гнев.
Возможно, я тоже не права, что так настойчиво хочу остаться рядом и помочь тебе. Возможно, мне стоило бы переступить порог этого заведения в обратном направлении и никогда больше тут не появляться. Возможно, мне стоило бы еще сегодня с утра решить, что моя затея пойти на курсы самообороны это полнейший бред и лучше остаться дома, чтобы поваляться в кровати. Это было бы логичное для меня решение, потому что я фактически не перевариваю физические нагрузки, хоть и занимаюсь спортом время от времени. Для меня всегда ужасно тяжело найти в себе силы, чтобы взять и пойти в бассейн или тренажерный зал, встать на ролики или коньки. Активному отдыху я предпочитаю пассивный. Гораздо интереснее для меня остаться дома за компьютерными играми или пролежать весь день в кровати с книжкой в руках. В конце концов, я лучше буду извиваться перед объективом фотокамеры, показывая себя в выгодном свете и вставая в нужные позы, чем пойду заниматься спортом.
Так какого черта я сегодня смогла перебороть свое внутреннее сопротивление и придти сюда? Для чего мне это было надо? Чтобы вот эта невинная девушка сломала ногу и корчилась сейчас в муках, лежа на твердых и пыльных матах?
Мне так жаль. Мне искренне жаль, что тебе приходится переживать все это. Мне искренне жаль, что я не могу облегчить твои страдания. Наверняка помимо мыслей о боли, ты думаешь еще и о том, как теперь будешь работать и на что будешь жить.
Несмотря на все твои проклятья, нежелание того, чтобы я оставалась рядом, я и с места не сдвинулась. Я все так же сижу рядом с тобой  на полу, подогнув под себя ноги. Минуты рядом с человеком, который тебя ненавидит и, наверняка, хочет ударить, длятся невообразимо долго. Нервно кусаю губы и молюсь, чтобы скорая помощь поскорее прибыла.
Не проходит и получаса, как это случается. В здание заходят санитары с носилками и направляются к тебе. Мысленно хвалю их за то, что подумали о твоем транспортировании, и подымаюсь на ноги, отхожу в сторону, чтобы не мешать.
- С девушкой кто-нибудь поедет? - уставшим голосом спрашивает санитар, ни к кому конкретно не обращаясь и, видимо, даже не надеясь на чью-то реакцию.
- Я, - спешно отвечаю, надеясь, что ты не начнешь спорить и скандалить перед врачами и просто тихо с этим смиришься.
Извини, я буду рядом, даже если ты не хочешь.

+1

8

Никогда не перестану поражаться времени. Его дикому свойству, которое способно с такой злой и ужасной точностью бить прямо в душу. Это... его ход. Умение тянуться, как свежая жевательная резинка, добивает настолько, что иной раз хочется махнуть рукой и сдаться: «Да ну к черту тебя, делай что хочешь, я все, я поднимаю белый хренов флаг, твоя взяла!» А порой оно ускоряется и достигает своего апогея — несется, приближая нас то ли к цели, то ли к мечте, а то ли просто к будущему, которого мы так ждали, но о котором так успешно забыли и прощелкали его, подгружаясь в серые будничные дела.
Сейчас оно именно тянулось. И тянулось так беспощадно, так грубо и больно, что я желала лишь одного — уснуть. Уснуть хоть на полчаса или час, не чувствовать, не слышать, не видеть. Забыться. Но не дано...
Если есть боль, умеющая абстрагировать человека от реального мира, то моя — она наоборот хотела, чтобы я ее ощущала и впитывала как губка. И я это делала, ведь иного выбора у меня просто-напросто не было. Я ловила ее, как ловят дети ртом первые снежинки. Только не с охотной жадностью, не с радостью и трепетом, а по жестокому принуждению.
Нужно позвонить Цезарю. Нужно ему сообщить. Он приедет. Он...
Внезапно возникшая идея, первая здравая мысль оказывается в сознании так неожиданно и «ярко», что я открываю глаза - перед моим взором оказываются уже знакомые худощавые колени девушки. Когда я заметила их и первый раз, они показались мне милыми и трогательными. Теперь я к ним не испытываю ни капли симпатии. Впрочем, я пока не придаю им особо значения, так как увлечена пришедшим на ум решением - и почему я вспомнила об Эйвери только сейчас? И правильно ли я сделала, что позволила ему в такой момент прийти ко мне в голову? Имеет ли он вообще право там теперь появляться когда бы то ни было?
Да ему плевать. Посмеется; вспомнит, как сам однажды навернулся с лестницы, и пошлет меня со своими проблемами куда подальше. Он мне ничего не должен более. Волен посылать.
...а как в тот день все было забавно и игриво. Мы еще тогда и женаты не были. Пошли на курсы для беременных.

Я усмехаюсь. Я усмехаюсь, ощущая холодный ком в горле. Премерзкое чувство.
Убирайся, Цезарь. Вали из моей головы.
Вновь закрываю глаза — вспоминать прошлое, связанное с этим мужчиной, в какой-то момент стало слишком болезненной процедурой. Гораздо больнее, чем вывих/перелом/не-знаю-что-там-с-ней ноги. И в последнее время занимаюсь я этим делом чаще, чем мне бы того хотелось. Совершенно того не осознавая, я так или иначе думала об Эйвери. Что-то и нем всегда напоминало. Даже самая, казалось бы, обыкновенная вещица - блокнот, ручка, стакан... и это меня тоже огорчает - сам факт того, что я помню об ушастом, скучаю и жалею, что ушла от Цезаря... потому что он мне слишком подходил, потому что рядом с ним я чувствовала себя и сильной, и желанной, и мудрой, и... к чему я все это?
- Осторожней! Мне же больно! - в зале соизволили появиться медработники, и, вызывая во мне негативные эмоции одним своим присутствием и страх, они принялись меня укладывать на носилки. Грубо и неосторожно, будто я не больше и не меньше, чем мешок обычной картошки или капусты.
Всегда не любила врачей. Медиков. Всех, кто как-то косвенно или прямо связан с этим... ну, разве что кроме Кастиэля. Этот парень стал огромным исключением из всех правил и моих, так сказать, фобий.
- Не надо! Ты уже все сделала! Иди домой или по... ай! Да вашу ж... - они задевают носилками стены помещения, косятся на меня и цокают языками. И затем, в сопровождении их: «Ну извините уж!» - мы выходим из спорткомплекса. То есть они выходят, а я лежу, а девушка идет за нами.

+1

9

Больницы пахнут едким запахом смерти. Ароматы боли и несчастья пропитывают каждый этаж этого заведения.
Не знаю, откуда у меня именно такие мысли о них, как подобная параллель вообще в моей голове однажды возникла, но факт остается фактом - стоит мне только появиться в этом заведении, как по телу пробегают озорницы-мурашки. Они заставляют бешено забиться сердечко, нахмуриться и недовольно смотреть по сторонам, ожидая в любой момент нападения белохалатного человека. Так повелось еще с детства... стоматологи, терапевты, ушники, еtс. - я всех их терпеть не могла. Но однажды... однажды мне удалось такого человека даже полюбить.
Полюбить так, как можно любить человека, который тебе безумно близок, который тебе дорог, которого ты уважаешь и готов поддержать на всех ступенях его жизни. Полюбить так, как можно любить самого родного тебе человека - отца, мать, брата или сестру. Это была любовь, которую не нужно заслуживать, не нужно заполучать, не нужно просить. Она просто является в твое сердце сама собой - нежная, добрая, притягательная и такая искренне чистая. Как вода в роднике.
Кастиэль был мне другом. Самым лучшим другом. Другом, которого у меня никогда до него не было и, видимо, теперь больше никогда не будет.
Возможно ли, что я встречу его когда нибудь? Еще раз. Еще хоть один раз...
Но это были ложные мысли - те, от которых я старалась избавиться, уничтожить их, растоптать. Потому что нельзя возвращаться во второй раз. Впрочем, это все равно не имеет никакого смысла,  потому что сейчас я лежала на кушетке, а надо мной орудовал врач. Задавал какие-то вопрсы, что-то говорил, о чем-то шутил, а потом вновь становился серьезным... как же это  раздражало. Почему люди этой профессии не могут быть просто людьми, почему нужно корчить из себя бог весть знает кого и что?
- Постельный режим, запомнили, Амбрелла?
- Я ногой покалеченная, а не головой - ответила бы я да не рискнула так грубить и язвить. - М-угу, - мычу, закрывая глаза. - Как ж  иначе.
- Ну, вот и умница. Я наведаюсь к вам через неделю-полторы. Позвоню перед этим. А теперь, бегом... простите, осторожней. Я попрошу вас проводить до такси. Макс!
Оглушительный зов некоего Макса ударил больно по ушным перепонкам. Я поморщилась, а вскоре уже стояла счастливая на одной ноге, поддерживаемая довольно привлекательным медработником. Мускулистый и высокий, он ловко подхватил меня и вывел из этой комнатушки.
- Спасибо. Макс, - я тепло улыбнулась и... - Ты еще здесь?
Враг стоял прямо передо мной, виновато глядя на меня и немного в пришухеренном состоянии: растрепанные волосы, красные щечки, будто девчушка только что пробежала километров тридцать без остановки и передышки; я гордо вскидываю голову и шумно выдыхаю носом.
- Ну, довольна?

Отредактировано Umbrella Rookwood (2016-03-28 20:46:37)

+1

10

Со временем мне самой начинает казаться, что поехать с тобой в больницу было глупой затеей. Ведь видно же, что ты абсолютно мне не рада, что ты мечтаешь не видеть моего лица и послать меня так далеко и так надолго, чтобы я больше никогда не возвращалась. К твоему великому сожалению, я не вняла твоей просьбе и не провалилась в преисподнюю, не исчезла с лица земли и даже не отправилась домой. Я поехала с тобой в больницу, чтобы убедиться, что ты нормально доберешься до дома и не сломаешь по пути себе что-нибудь еще. Да-да, такое возможно. Когда я была маленькой, то меня столкнули с горки и я сломала себе ногу. Ходить я не могла и прыгала на одной ноге. В один из далеко не прекрасных дней умер мой дедушка и посидеть со мной было некому, а брать меня на похороны стало бы лишней обузой для всех. Поэтому я осталась дома одна, а когда мне стало нужно попасть в туалет, я прыгала по коридору, потеряла равновесие и чтобы не упасть на больную ногу, попыталась уцепиться за косяк. Попытка не увенчалась особым успехом и об этом говорил стремительно синеющий палец на руке. В итоге вечером родителям пришлось снова везти меня в травмпункт и нарядить во второй гипс. Не хотелось бы, чтобы с тобой произошло что-то подобное. Да и чувство вины терзает меня так сильно, что просто не могу сбежать как крыса с корабля.
Шумно вздыхаю и остаюсь дежурить перед дверью кабинета, в который тебя уволокли врачи. Минуты в ожидании всегда так мучительно растягиваются, что мне начинает всерьез казаться, будто мы провели здесь не полчаса нашего времени, а сидим уже весь день. Нервно тереблю кончики своих волос, хожу под дверью туда-сюда и ожидаю возвращения девушки, которая наверняка молится, чтобы я оставила ее в покое и свалила восвояси.
Когда дверь кабинета резко открывается, я испугано отскакиваю назад, взволнованно подымаю взгляд на мою "жертву" и не жду ничего хорошего. Девушку придерживает мужчина внушительных размеров и форм и я, если честно, просто удивляюсь, как он своими прикосновениями не сломал ей что-нибудь еще. Но нет, кроме покалеченной ноги все в целости и сохранности. И это к счастью. Я надеюсь, что никакого недоразумения больше не произойдет и ты перестанешь так сильно злиться на меня.
- Здесь, - отвечаю голосом провинившейся школьницы и опускаю взгляд больших грустных глаз в пол.
- У входа нас ждет машина. Осталось назвать адрес, куда ехать.
Я пропускаю вперед неожиданно сложившуюся парочку амбала и моей новой "знакомой" и прохожу по коридору вслед за ними. Каждый раз, когда нам на пути попадаются ступеньки, я мысленно чертыхаюсь и посылаю тебе свою ментальную поддержку, которая, естественно, не доходит. Интересно, в машине-то ты успокоишься или наоборот выльешь на меня очередное ведро ругательств?
Амбал помогает тебе усесться в машину, я же обхожу ее с другой стороны и сажусь рядом. Понимаю, что скорее всего ты хочешь отлупить меня тем гипсом, который на тебя надели, но не могу ничего изменить. Видимо, такова судьба.
Судьба вообще странная и непредсказуемая штука. Никогда нельзя быть уверенным в том, что будет завтра. Никогда нельзя загадывать наперед. А люди такие существа, что любят строить планы. Потом эти планы рушатся и люди расстраиваются.
- Молодой человек, - обращаюсь я к водителю такси - Вы же поможете нам выйти из машины и добраться до квартиры? Не бросьте девушек в беде, пожалуйста.
Молодой человек, кажется, не очень доволен моей просьбой, но все же не отказывает в помощи девушке со сломанной ногой.

+1

11

Моя жизнь особо никогда не разделяла своих героев и участников на злых и добрых персонажей: всегда были просто люди, с которыми я находила общий язык сразу, были те, с которыми приходилось какое-то время притереться, прежде чем окунуться в омуты друг друга, или такие, к кому трись-не трись, а он все равно оставит между вами это дурацкое расстояние вытянутой руки. А бывали и такие, к кому я сама не спешила проникнуться по тем или иным обстоятельствам… хотя они хотели быть рядом со мной, общаться, дружить и все в таком ключе. Но… говоря, конечно, о незнакомке, сейчас, в данную секунду, она не относилась ни к одному из вышеперечисленных случаев. Именно из-за своей неуклюжести.
   Неуклюжая?! Да она это нарочно! Когда я успела ее простить и списать все на случайность?!
   Девушка в короткий миг, в одно мгновение, стала не просто нежелательным гостем моего дня, но также не самой лучшей его частью.
   В конце концов, когда я последний раз ломала себе что-нибудь? Когда я поступала с вывихом в больницу?! Да этого уже больше десяти лет не было и не случалось со мной! Ну, да, в больнице я была вот совсем недавно, но не по своей прихоти, не по своим проблемам! Я была в этом заведении из-за Эдди! (Хотя то, что касается дочери, автоматически можно списать на меня, на мой счет, но если так разобраться…)
  - Хах! – мои глаза широко и удивленно смотрят на девчушку. Сказать, что я обалдела от такой уверенной наглости – ничего не сказать. – Неужели ты думаешь, что я поед… - мою пламенную речь обрывают на полуслове, потому что Максу оказывается далеко фиолетово на мои рассуждения, и он, услышав, вероятно, слова о такси, которое нас ожидает, тащит меня (да-да, именно тащит!) по коридору больницы в сторону выхода.
   Ну, ладно, на самом деле он не тащил. Я просто зацепилась за него, держась за шейку и плечо, а он оторвал меня от земли и нес так до самой машины. Даже внутрь посадил. И очень осторожно, прошу обратить ваше внимание! Я же все это время молчала как послушная девочка и лишь бросала (по мере возможности) сердитые взгляды на все еще незнакомую мне особу, чередуя его (взгляд) с восхищенным взором на сильного и крепкого Макса. Да… мужика мне явно не хватает.
  - Я с тобой никуда не поеду, - сухо и на полном серьезе заявляю я, когда дамочка оказывается на том же сиденье, что и я. – Меня доставят домой в целости и сохранности, а с тобой если ехать, так ждать еще какой беды. Вызови лучше себе такси.
   - Девушки, сейчас час пик, мы тронемся уже? Куда ехать? – недовольный водитель тяжело вздохнул и отвернулся в окно, держа одно рукой руль, а второй поправляя ремень безопасности.
  - Умом я тронусь, если вы не дадите мне подумать! Нам нужно еще машину вызвать. Или вы торопитесь? Зачем тогда на вызов нужно было отвечать?
   - Эй-эй-эй, мадам, я бы попросил вас, - таксист оборачивается и впервые удостаивает своим вниманием двух пассажирок. Его офигевший взгляд сменяется улыбкой – впрочем, мой тоже. – О-о-о, Руквуд! Мать твою!
   И это оказывается Митчел.
   Я уже забываю о сидящей рядом девочке, которая наверняка от моей дерзости только сильнее вжалась в диванчик, ведь еще бы несколько таких моих фраз и меня-то точно отправили на бордюр, невзирая на больную ногу. Но… но это же Митчел! Мой Митчел! Старый приятель и бывший одногруппник, с которым мы учились только на первом курсе. Затем парень бросил университет, так как решил работать. Подрабатывать, если быть точнее. Именно таксистом – для начала. Он грезил о чем-то большем, но так уж сложилась потом его судьба. Митчелу так понравилось быть за рулем и в дороге, что он выбрал это времяпровождение вместо какого-либо другого. Хотя мальчонка он талантливый. Всегда таким был. Очень творческая натура… но – в жизни иногда (нет, зачастую) все идет не так, как мы видим, хотели бы видеть.
   - Угораздило же тебя, мелкая, - смеясь над моим видом, произносит Митч и заводит машину. Мой адрес он знает и без лишнего напоминания, поэтому мы трогаемся с места уже в следующую секунду. А затем юноша обращает свое внимание на вторую представительницу женского пола в салоне своего авто. – А ты кто? Тоже пострадавшая? Или вы вместе живете, а я чего-то не знаю о нашей драгоценной Вудс? – он смеется, припоминая мне этим вопросом некоторые случаи, о которых лучше умолчать для подержания статуса лЭди. Смеется и ждет ответа, а я в этот момент вдруг доброй улыбкой и спокойным взглядом смотрю на девушку, желая послушать ее версию произошедшего и происходящего.
   Неожиданно все становится не так важно, не так плохо. Старые друзья и внезапные встречи с ними творят великие чудеса.

+1

12

Я напрасно думала, что молодой человек, которого, как оказалось, зовут Митчел, не особенно рад моей просьбе сопроводить девушку до квартиры. Судьба очень странная штука и я искренне удивилась в тот момент, когда осознала, что наш таксист и моя случайная "жертва", кажется, хорошо знакомы. Мне бы обрадоваться этому стечению обстоятельств, помахать ручкой и выскочить из машины, чтобы пойти своей дорогой, но...
К тому моменту как ситуация проясняется, мы уже едем к тебе домой. Выскочить на ходу не кажется мне адекватной идеей, хотя бы потому, что сегодня я уже была в травматологии и возвращаться туда не хочу не под каким предлогом, а посему ломать себе что бы то ни было не стоит. Перебивать ваши радостные от встречи возгласы мне тоже не кажется классной идеей. К тому же меня немного успокаивает, что ты наконец-то перестала меня во всем винить и проедать мне мозг своим нытьем и попытками отказаться от помощи. Неужели так сложно было просто сказать мне, что я говно, но помощь принять со спокойной душей? Очевидно же, что помощь тебе была нужна. А я не такая скотина, чтобы бросить человека, который оказался в неприятной ситуации именно по моей вине. Да, я могла бы смотаться и исчезнуть из твоей жизни сразу после того момента, как заехала тебе по ноге. Я могла бы даже не дожидаться вердикта врачей. Могла бы не брать на себя ответственность за то, чтобы доставить тебя до квартиры в целости и сохранности. Могла бы, но...
Я слишком ответственна. Я не могу бросить человека в беде. Особенно если считаю, что я стала причиной этой беды. Да, я все еще помню, что это случайность. Но я так же помню, как тебе было больно и сколько отчаяния было в твоем взгляде.
Пока вы о чем-то говорите, я инстинктивно вжимаюсь в сидение, стараясь исчезнуть из вашего поля зрения. Мне бы хотелось раствориться и не привлекать к себе внимания. Мне бы хотелось телепортироваться прямо из салона автомобиля, но в человеческой комплектации такая функция нихрена не предусмотрена, именно по этой причине я все еще сижу на заднем сиденье автомобиля и пытаюсь не дышать. Мысленно заклинаю вас "не замечайте меня. Забудьте, что вы не вдвоем".
Однако, видимо меня при рождении не наградили не только магией, но и даже доли везения не добавили. С чего я делаю этот вывод? Да с того, что именно тогда, когда мое желание исчезнуть достигло своего апогея, Митчел про меня вспомнил и обратился с вопросом. Мысленно я застонала и сматерилась, но в реальности сдержала себя от этих вольностей.
- Да так, никто, - нерешительно бурчу себе под нос, но все-таки продолжаю говорить, - просто одна очень неуклюжая девочка, которая неудачно ударила твою знакомую во время занятия по самообороне.
Я вздыхаю и устало прикрываю глаза, пальцами вцепляясь в свои же колени, почти причиняя себе боль и пытаясь сохранить спокойное выражение лица. Мне жаль тебя. Мне жаль себя. Мне жаль, что мы вместе вляпались в это дерьмо вместо удачного завершения занятия. И я, конечно же, так ничему и не научилась.
- Я не знаю как это получилось. Но итогом моего кривого действия стал перелом. Видимо, я неправильно поняла урок нашего тренера.
И тут я осознаю, что мы до сих пор не знакомы. Я не называла своего имени и не спрашивала твоего. В случившейся суматохе нам просто было не до этого. Да и, если честно, я сомневаюсь, что ты горишь желанием узнать, как меня зовут.
Смотрю на тебя абсолютно жалобным взглядом и только сейчас замечаю, что ты больше не выглядишь настолько рассерженной - твои губы почти расплываются в неожиданной улыбке.

+1

13

Стоит, наверное, все же признать - изначально этот день не сулил ничего хорошего и положительного. Несмотря на то, что я сделала свой выбор в пользу того зала и оказалась именно в нем, есть масса отрицательных событий, которые предшествовали моему появлению на занятии. И только одной мне они (события) известны.
  Я сейчас не пускаюсь в воспоминания (нет, вру, пускаюсь - пущусь совсем скоро), оставаясь сидеть в машине и излучать теплую улыбку этим двум людям, просто... не знаю. Вдруг возникла эта странная мысль, словно она решила именно в эту самую секунду провести какую-то черту. В духе заключительной главы или чего-то в этом роде. Поставить точку, хотя впереди нас еще ждут пока неизведанные минуты и часы.
  Суть в том, что мой ровер утром дал сбой. Я понятия не имею, что нашло на мою малышку, но она просто отказалась заводиться. Мотор ревел, ныл и издавал такие шокирующие мои уши звуки, что я думала, еще пара таких выкрутасов, и таки придется вызывать "неотложку". То есть, разумеется, мастера. Но она завелась. В конце концов сделала это, однако не довезла меня до спортивного комплекса и двинула кони буквально в метрах десяти от пункта назначения! И я... я махнула рукой на нее, кое-как "придвинув" машину к обочине.
  Молясь богам (в существование которых я ни разу не верю), чтобы это было первой и последней преградой на пути к занятию, молясь так усердно, как я никогда этого не делала прежде, я подвернула ногу. То есть, я вряд ли смогу дать точное определение случившемуся (точное - научно-медицинское), но левой ногой вдруг стало неприятно наступать; со мной случалось такое лишь на уроках физкультуры в университете. Раньше - в школе.
  Что это было - попытка устроить мне экскурсию к забытым ощущениям времен первого класса и первого курса или тонкий намек, что мне необходимо идти домой, - я не знала. Тогда. Но знаю теперь. Это был, безусловно, второй вариант.
  Тем не менее я дошла до корпуса. И, позабыв о всех неурядицах, переоделась да явилась в зал, где вскоре произошло со мной это... несчастье.
  Однако в данный момент я, да, сижу в машине, слушаю ответ незнакомки и все шире ей улыбаюсь - такую улыбку обычно мамы даруют своим наивным и глупеньким дочуркам.
  - Ударила нашу Вудс?! - Митчел прыснул со смеху и покачал головой, сворачивая на улочку, которая еще минут десять и доставит нас к моему дому. - Да это же само-, подожди-подожди! Самоубийство!
  - Самоубийство, - вместе с Митчелом договариваю я и киваю. - На самом деле это все пустяки, - хитро смотрю на девушку и кладу свою ладошку на ее ручки, ощущая, как те напряжены. Чуть сдавливаю их и говорю уже куда более ласковым голосочком. - Ты все правильно поняла, моя милая э... - я зависаю. Хмурюсь и смотрю на два выразительных вопросительных глаза, которые уставились на меня в ожидании продолжения моей мысли.
  Милая Шарлотта? Нет, ну, какая она Шарлотта? Мишель? Моника, Фиби, Рейчел? Нет, "Друзья" не катят. Эллиот? Карла, Ким, Джордан? И не "Клиника", Руквуд! Сосредоточься уже!
- Астрид. Астрид! То есть... ты, да, ты все верно поняла. Тренер сказал защищаться, ты и защищалась. Я же нападала. Вроде. Не помню... - снова хмурюсь и чешу переносицу, освобождая твои ладошки от своей руки. - Да не важно.
  - Так ты еще и головой ударилась, Руквуд? Беда с тобой. А как малышка поживает?
  И я, мысленно посылая благодарности Митчелу за смену темы, принимаюсь рассказывать об Эддисон: что все у нее хорошо, что сейчас она у отца, а мы с ним... мы в порядке. И нет никакой измены в моем рассказе, и мы не в процессе развода. И... "Астрид", по шкале от единицы до десяти, на сколько ты меня ненавидишь в данную секунду за весь этот спектакль?

+1

14

Кому из нас больше нужен этот спектакль, который ты разыгрываешь перед своим знакомым? И хватит ли ему ума и такта не сделать вид, что в нашем с тобой поведении есть нестыковки. Ведь только слепой и глухой не заметил бы, в каком настроении ты была в начале нашего пути. А сейчас ты изменилась - снова улыбаешься, шутишь и сразу видно, что твое настроение значительно поднялось по сравнению с тем, каким оно было еще всего десять минут назад.
Тем не менее, я не собираюсь вставлять палки в колеса и просто улыбаюсь, когда ты называешь меня не моим именем. Правильно, а как тебе меня называть, если мы даже представиться друг другу не успели? Да-а-а, представится не успели, а вот покалечить - запросто. Если честно, глядя на то, как ты сейчас улыбаешься, мне становится легче и совесть уже не так сильно гложет, хотя я все еще помню, что теперь у тебя будет куча проблем по дому и прочее-прочее-прочее. Тем не менее, разве можно полноценно считать, что я одна виновата в произошедшем?
Твоя рука накрывает мои напряженные руки, словно ты хочешь сказать мне этим жестом "успокойся, все позади". И я почему-то верю тебе. И я почему-то пытаюсь успокоиться.
И все-таки!
Все-таки почему Астрид?! Я внутренне рычу, не понимая, почему ты выбрала для меня такое абсолютно нелепое имя. Я осознаю, что ну невозможно догадаться о том, что меня зовут Денивел. Имя у меня, мягко говоря, не самое обычное. Едва ли ты вообще раньше такое встречала, но...
Но я не хочу быть Астрид!
Мне не нравится Астрид!
Образ, который мне приходит в голову при произношении этого имени оставляет желать лучшего, мягко говоря.  Да чего греха таить, я по какой-то абсолютно неведомой причине вижу перед глазами старушечки с "одуванчиком" на голове и коричневым ридикюльчиком в дрожащих старческих рученьках. Я едва не прыскаю от смеха, настолько живой мне кажется эта картинка. А потом я представляю, что это ничто иное, как я в старости. Нет, ну определенно, очень похожа!
Пока эта фантазия занимает все мои мысли, вы завязываете новый разговор. Из него я понимаю, что ты замужем и (о черт!) у тебя есть ребенок. У тебя есть ребенок, о котором ты должна заботиться. Я понимаю, что это происшествие с переломом твоей ноги ну никак не входило в планы тебя и твоей малышки. В этот момент я искренне мысленно прошу прощения у маленькой девочки и радуюсь, что помимо тебе есть отец, который может присмотреть за ребенком. Судя по твоим рассказам, он отлично справляется с девочкой и меня это радует. Я много раз видела, как отцы почти вообще не подходят к своим детям, считая, что жены могут справиться с воспитанием и образованием сами, а их дело только в зарабатывании денег.
Что ж, я буду чуточку счастливее, если жизнь этой маленькой девочки сложится иначе. И я была бы искренне рада, если бы она не увидела всего того, что в детстве видела я - это помогло бы сохранить ей психику, здоровье и счастливые дни детства.

+1

15

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Первое правило бойцовского клуба;