Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Давай сотрем все границы


Давай сотрем все границы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/27T2J.jpg
Felicity Montero & Joel Hartmann
10/02/2016
Сакраменто, госпиталь имени Святого Патрика, коридоры
прохладный вечер, +13
Джоэль, начиная привыкать к своей новой жизни, старательно избегал контактов с коллегами по прошлой работе. Но судьба всегда выстраивается так, как удобно именно ей. Здесь сразу сработал принцип: если гора не идет к Магомеду, то Магомед сам её настигнет. На светском ужине, который организовал Хартманн старший, произошел пожар. Отцу Джоэля стало плохо и его пришлось госпитализировать. Всё бы ничего, но молодой человек пересекается с Фелисити Монтеро, которая однажды отвергла его... помощь.

Отредактировано Joel Hartmann (2016-02-13 01:35:10)

+1

2

внешний вид;

Этот суматошный день наконец-таки близился к своему логическому завершению, как и моя смена. Солнце уже светило не так ярко, как днём, да и уже готово было спрятаться за горизонтом. Но, всё ещё освещало своими ярко-оранжевыми красками машину Скорой помощи. Я вытянула руку из окна и поигралась пальчиками с лучами, которые создавали на проезжих машинах смешные узоры. От падающих лучей на моё лицо, я лишь сморщила носик. Эта погода мне определенно нравилась. Знайте, не холодно, да и не жарко. Именно в такую погоду хотелось гулять, кататься на велосипеде или на скейтборде. Вообще, всё что угодно, лишь бы не сидеть дома. В этот момент я подумала о том, что в мой выходной прогулку мне за Дэвидом и ему стоило об этом напомнить.
- Куда поедем перекусить?
Голос Боби вырвал меня из своих мыслей, что резко вытащив руку с улицы, я посмотрела на своего напарника непонимающим взглядом. Потом чуть мотнула головой и слабо улыбнулась.
- Давай поедем в ту пиццерию, что находиться не далеко от полицейского участка, м?
- Опять пицца? Так скоро мы не будем влезать в нашу форму…
- Прям от твоих пончиков, мы не потолстеем? – весело спросила я и посмотрела на Боби, который ничего не ответил, а лишь стал выруливать к той самой пиццирии. Обычно мы долго спорим, где будет ужинать, и редко когда приходим к какому-либо компромиссу, так что сейчас я была удивлена тому, что Боби решил мне уступить.
Я выскакивала из машины и вприпрыжку направилась в сторону милого ресторанчика, который был очень даже уютным. И он мне очень нравился, поэтому старалась затащить Бобби туда почаще, чем раз в две недели. Зайдя внутрь помещение, прямиком направился к стойке бара, чтобы заказать себе что-нибудь на ужин. Рассевшись поудобнее на барном стуле, я покрутилась вокруг себя и, остановившись, похлопала по барной стойке.
- Здравствуйте, - мило проговорила я официантке, которая подошла и мило нам улыбнулась, вручила меню. Пробежавшись быстро глазами по меню, я тут же поняла, чего хочу. - Мне два куска сырной пиццы, картошку фри и…
- Ты расстолстееееешь! – пропел мой неугомонный напарник, от чего тут же получил в бок локтем.
- И большую колу, без льда. Спасибо. – я повернулась к Боби. Тот сидел и тыкал в меню, показывая на то, что хотел. Когда официантка получила от нас заказ, я надеялась на то, что заказ наш принесут как можно скорее.
- Как та медсестричка из скорой? – я поинтересовалась, как бы между строк. На, что Боби тяжело выдохнул и махнул на меня рукой. Это обозначало лишь одно, он не особо хотел об этом говорить. - Я поняла… Надеюсь, окончания смены пройдет тихо и мирно! – проговорила я и положила голову на плечо Боби, который в привычной своей манере перекрестился и тут же добавил.
- Обычно, когда ты это говоришь, всегда что-то да и случается…
И стоило ему это проговорить, как наша рация тут же сообщила о пожаре в центре города и туда требовались парамедики. От этого я скривила лицо и театрально расплакалась. Я соскочила с барного стула и  быстрым шагом покинула здание.
Мы оказались очень быстро на месте пожарища, там уже были все. Мы вышли из машины и раскрыв задние двери, достали всё необходимое для предоставления первой медицинской помощи. И когда стали двигаться в сторону главного выхода, я могла наткнуться глазами на того, кого никак не ожидала увидеть.
- Только этого мне не хватало, – простонала я и, кажется, даже застыла на месте. Всё-таки увидев того, чью помощь я отвергала, выбило у меня почву из под ног. И, кажется, я так бы простояла очень долго, если бы не голос одного из пожарного, который был из нашей части. Кажется, эти ребята были в шоке, который испытала я около недели назад. Всё-таки сложно воспринимать информацию трезво, когда Джоэль Хартманн на самом деле не является тем, кем он себя представлял.
Но, я быстро отогнала от себя все эти мысли, так как отцу Джоэля требовалась помощь.
- Только не эта барышня! – проговорил отец Джоэля, как только я села на корточки напротив него. Он явно был не в восторге от того, что здесь была я. Он вообще хотел бы меня не видеть и если честно, это было очень взаимно. Но, всё что я делаю, так это улыбаюсь и одеваю на мистера Хартманна кислородную маску: - Я тоже рада Вас видеть, мистер Хартманн.
Это всё что я ответила и более я не проронила не слово. Боби давал мне указания, что-то говорил, а я просто делала то, что он мне говорил, и заполняла табель для больницы.
- Вам придется поехать с нами, в больницу.
Конечно же, это не особо понравилось мистеру Хартманну, и он хотел бы подписать бумаги на отказ от госпитализации. Но, Джоэль влез в диалог Боби и своего отца и каким-то образом сумел повлиять на своего отца.
Но, давайте откровенно… лучше бы Троэльс Хартманн подписал отказ от госпитализации. Он бы облегчил мне окончания смены. За всё то время, что я провела рядом с семейством Харманнов, я не могла унять дрожь и свою не уверенность, которая с головой меня накрывала. Я старалась не смотреть на Джоэля, который стоял неподалеку. Но, он каким-то не понятным образом заставлял меня поднимать свой взгляд и смотреть на него.
Когда больница оказалась позади, а все нужные бумаги были заполнены, я смогла спокойно выйти на улицу и сделать глубокий вдох. Этот вызов мне дался в сто крат сложнее, чем какой-либо другой. Всё-таки сталкиваться с тем, кто тебе нравился, с кем ты быть не сможешь, дается очень сложно. Я подставила свое лицо прохладному ветру и готова была простоять здесь очень долго, если бы не рука, которая легла на моё плечо. От этого жеста я дернулась и зажмурила глаза. Я боялась повернуться и увидеть там Джоэля, от этого мое сердце билось сильнее. Сделав вдох, я всё-таки осмелилась повернуть голову в сторону этого «незнакомца», как тут же облегченно выдохнула. Это был Бобби.
- Поехали? – лишь проговорил он. На это я лишь в знак согласия мотнула головой, и мы направились в сторону своей машины.
Сказать честно, то все оставшееся время смены, мы провели в тишине. Боби не горел желанием разговаривать, да и я тоже. И, честно, я была благодарна ему за то, что не приставал с вопросами или с тем, чтобы обсудить всю сложившуюся ситуацию с Джоэлем. Всё-таки я прекрасно знала Боби и понимала, что его крайне интересовали не которые вопросы, на которые хотел получить ответы. Ведь, увидеть таким Джоэля было очень неожиданно. Всего такого важного и…
Я быстро переоделась в свою одежду и тут же выскочила из пожарной части. Я хотела быстрее оказаться дома. Но, сев в свою машину, я почему-то поехала в сторону больницы, а не в сторону своего дома.
Оказавшись внутри этого здания, я быстрым шагом направилась в сторону лифта, который доставит меня в отделение, где лежала моя мама. Выйдя из лифта, я поздоровалась с медсестрами и доктором, который лечил мою мать. Перекинувшись пару фраз с ним, я тут же направилась в сторону палаты.
- Привет, – тихо произнесла я, войдя в палату. Подойдя ближе к кровати, я по привычке скинула рюкзак с плеча, и удобно уселась на край кровати. - Как ты себя чувствуешь?
- Привет, всё хорошо. Правда, я хочу домой, мне надоело здесь лежать. - моя мама театрально закатила глаза и усмехнулась. Это всё вызывало у меня улыбку. Она всегда себя вела именно так, когда я приходила. Всегда говорила, что хочет домой и всегда просила, чтобы я принесла ей что-нибудь из макдональдса.
- Даже не начинай говорить про макдональдс, даже не думай! – я погрозила пальцем и попыталась сделать серьезный вид, но это у меня не очень хорошо получилось.
Мы с мамой часто так проводили время, когда она лежала в больнице. Я читала ей какую-нибудь книгу или рассказывала о том, что произошло за мой день. Рассказывала о Дэвиде, который время от времени забывал заходить к ней.  Она просто лежала и выслушивала меня, поддерживала и что-то советовала. Этого мне не хватало. Безумно. Лучше бы мама была дома и здоровой, тогда может было бы всё по-другому. Но, так как моя мать была крайне верующей, то часто повторяла мне: На все воля Божья. Конечно же, меня это дико раздражало, но я старалась это особо не показывать ей.
Стрелки часов медленно и верно показывали уже пол одиннадцатого ночи и мне уже пора и честь знать, хотя уходить отсюда мне совершенно не хотелось. Но, всё-таки…
Оказавшись за пределами палаты мамы, я пошла в сторону лифта и поймала себя на мысли, что я хотела узнать о состоянии отца и вообще, узнать как сам Джоэль. От этого мне требовалась спуститься в отделение скорой и там узнать, куда направили мистера Хартманна.
Я дошла до нужной палаты довольно-таки быстро, всё-таки эту больницу я знала, как свои  пять пальцев. Стоя возле двери нужной палаты, я долго не решалась постучать или зайти туда. Я вообще уже подумывала оттуда сбежать, так как совершенно не знала о том, что мне стоит сказать или спросить. В моих руках было два стаканчика с паршивым больничным кофе, от этого мне пришлось поставить один на другой и всё-таки постучать.
- Я пришла с миром и… с кофе! – проговорила, как можно тише я, смотря на Джоэля, который сидел на кресле возле кровати отца. Я не хотела мешать и поэтому дала понять, что буду ждать его в коридоре.

Отредактировано Felicity Montero (2016-03-08 03:59:18)

+1

3

внешний вид
Я чувствовал себя так, будто бы находился в пьяном дурмане. От происходящего вокруг у меня кружилась голова, и мне всё больше и больше хотелось куда-нибудь забиться, дабы скрыться от знакомых глаз. А глаз этих было много, от чего я готов был провалиться сквозь землю, сгореть со стыда и просто умереть, но не искать попыток как-то оправдаться и объясниться. Впрочем, все мои мечты оказались лишь на грани фантазии, перекрещиваясь с жестокой реальностью, где по иронии судьбы я лицом к лицу повстречался с теми, с кем работал бок о бок долгое время. Каково было удивление моих бывших коллег, когда они увидели меня в жутко дорогом костюме в обществе статных бизнесменов, где один из них оказался моим отцом. Больше года я травил байки о том, что я - сирота и мне никто не помогал. Твердил на каждом шагу, что каждый должен добиваться всего сам. А на деле сейчас  всё выглядело так, будто бы стать пожарным я решился от сильно скучной жизни, где бешеные деньги тратились на дорогие тачки и разное шмотьё. В любом случаи, я сумел не потерять своего лица, и лишь криво улыбнулся, по старой памяти попытавшись влезть в бригаду пожарных и помочь сделать их работу, которая меня уже никак не касалась. Меня лишь оттолкнули рукой и велели никуда не соваться. Нахмурившись, я проклинал тот день, когда обратился к отцу за помощью, согласился на сделку и вернулся в этот треклятый город, в котором я пытался выстроить совершенно новую жизнь без влияния Троэльса Хартманна. Впрочем, несмотря на свою ненависть ко всему происходящему, я ринулся при первой же возможности к отцу, когда тому стало плохо, и он практически потерял сознание. От собственного бессилия, я срывался на своих деловых партнерах перед которыми, полчаса тому назад, чуть ли не ползал на коленях, лишь бы они заключили с нашей компанией выгодную сделку. Успокоиться мне удалось только в тот момент, когда на горизонте появились парамедики во главе с Фелисити Монтеро.
Место встречи изменить нельзя, — выдавил я из себя с толикой дерзости в голосе.
Вряд ли Фелисити это слышала, так как она была занята моим отцом, который умудрялся при своем состоянии еще и возмущаться. Ему ужасно не нравилась Монтеро. Он не скрывал своего негатива к ней, даже не смотря на то, что именно благодаря этой девушке он вернул в свою власть сына, который когда-то от него сбежал.  Стараясь не обращать внимания на творящиеся перипетия, я поймал себя на мысли, что хоть и чувствую себя неловко в обществе своих бывших коллег, но искренне радуюсь тому, что лишний раз могу увидеть её - Фелисити Монтеро. Я знаю, что стал ужасно сентиментальным придурком. Самому тошно. Но ничего не могу с собой поделать, правда, отрезвление ко мне пришло в момент, стоило снова столкнуться со скандальным отцом.
Троэльс отказывался от госпитализации, которую так настойчиво предлагала Фелисити. В бой уже вступил я, включив свои хитрые сыновья уговоры, наполненные нежностью и заботой. С горем пополам мой отец согласился, но даже по дороге в больницу пытался мне что-то сказать, игнорируя кислородную маску. Заткнуть своего упрямого родителя я вызвался сам, хоть и понимал, что от его возмущений мне никогда не отделаться. Эх, папа, как же с тобой трудно! И всё прошло тихо и мирно, без взаимных убийств со всех сторон.
Не помню, сколько времени я провел в больнице, но казалось, что прошла целая вечность. Врачи уговаривали меня поехать домой, но я отказывался, пока полностью не буду убежден в том, что здоровью Троэльса ничего не угрожает. Пока моего папу осматривали и обследовали в его вип-палате, которую я настырно выбил для него, мне пришлось скучать в коридоре, лишь изредка вливая в себя кофе из автомата. Вкус казался мне настолько отвратительным, что я делился своими недопитыми стаканчиками с каждым прохожим, который переживал не самые лучшие времена в этом больничном заведении. Я понимал и принимал каждого, выслушивая различные жалобы так, будто бы в скором времени я собирался стать губернатором, и мне нужно было знать обо всех проблемах обычных граждан. Конечно, во власть я не рвался, это всё шутки для меня, я просто «убивал» своё время в ожидании хороших вердиктов от лечащих врачей. К слову, те пробегали мимо меня, абсолютно игнорируя мои вопросы, лишь коротко бросая через плечо: Жив! Я заметно начинал злиться и срываться на несчастных медсестер, которые мне отвечали дежурными фразами, из разряда: «врач к вам сам подойдет. Ожидайте». Что-то не очень убедительно! И я сорвался бы вновь, если бы до моего слуха не дошли разговоры двух молодых медсестричек, которые шептались об одной пациентке.  Еще одна ирония судьбы, настырно бьющая меня по лицу весь этот несчастный вечер, ведь говорили о миссис Монтеро. Вмешиваться в этот разговор я не решался, лишь напряг слух, чтобы получить новые подробности. Но разговор закончился также быстро, как и начался. Девушек разогнали по своим рабочим местам, а мне ничего не оставалось, как погнаться за одной из них, чтобы узнать о той ли Монтеро я думаю, или это просто однофамилиц.
Это строго конфиденциальная информация, — сопротивлялась девушка, — я не могу разглашать её каждому, кто попросит. Вы слышали такое понятие – врачебная тайна?
А вы слышали о людях, которые бескорыстно готовы помочь другим нуждающимся людям? — давил я. — Как же я помогу, если не знаю о ком идет речь?
Я был не очень убедительным, судя по хмурому лицу медсестры. Готов поспорить, она даже сдерживала свой наглый смешок, лишь для того, чтобы казаться вежливым медицинским работником. Она понимала, что уходить я не собираюсь, потому не нашла ничего другого, как послать меня сесть в сраный зал ожидания и сидеть там, сидеть!
Да устал я там сидеть! — цедил я сквозь зубы. — Всю задницу свою там отсидел. Теперь мне нужно знать то, что я хочу, а не то, что мне говорят. Я ясно изъясняюсь?
Со стороны это могло показаться очень грубо, но на деле, только мы оба видели, чем я сопровождал свой весьма грозный монолог. Двухсот долларовые купюры полетели в кармашек молодому специалисту. Интерну. Сколько сейчас зарабатывают интерны, которые только вышли из дверей медицинской школы? Думаю, что не так много, раз девушка засуетилась, лишь для приличия возмутилась, но в конечном итоге сдалась. И тогда я принялся слушать короткую историю о состоянии здоровья той самой мамы, которой я выбил деньги на лечения у собственного отца, пожертвовав своими мечтами и работой. На этот раз никто ничего не перепутал. Это та самая Монтеро. И я лишь жадно проглатывал каждую полученную информацию, которая не казалась мне такой уж радостной.
Вернулся я в коридор в весьма подавленном состоянии. Я был зол на Фелисити и её упрямство. Деньги она так и не взяла, и я уже готов был разродиться на гневные смс-ки, если бы не врач, который вытащил меня из дурного омута эмоций.
Состояние вашего отца стабильное, — ровным тоном сообщил мне доктор, — вы можете его навестить. Только не нервируйте его. Он еще слишком слаб.
Сделав глубокий вдох, я с радостью сорвался с места и нырнул в палату, оставив все свои глупые идеи позади. Но надолго ли? Я всё хотел забыть, но мой отец, будто бы видя меня насквозь, завел разговор, который был не к месту.
Эта девушка… Патрисити… она с тобой?
Я понял, что мой отец специально не хочет правильно произносить её имя. Делает это специально. Но ругаться с ним и спорить я не хотел, лишь мягко поправил:
Фелисити, па. И нет, она не со мной.
Ну и хорошо, — заключил Троэльс, облегченно вздохнув.
Мне оставалось только закатить глаза, но промолчать. В голове я настойчиво прокручивал слова доктора. Папу нервировать нельзя. Конечно. Не удивлюсь, если это сам Троэльс приказал своему врачу предупредить меня об этом. За ним не заржавеет. Но я спокойно пытался перевести тему, зная, что не особо хотел бы сейчас обсуждать Монтеро.
Как ты себя чувствуешь? — интересуюсь я, оглядывая палату сверху доверху, — надеюсь, что прекрасно. Выбил тебе самое хорошее место. В этой больнице с вип-палатами какая-то беда.
Нормально я себя чувствую. Ты хоть видел какие здесь ходят симпатичные медсестрички?
Отец… — напрягся я.
Но-но, я для тебя, а не для себя! У меня есть мама, а вот ты всё еще один! В твоём возрасте, Генри уже стал отцом! — потом отец осёкся, и тут же неожиданно для меня продолжил, — Честно говоря, твоя Монтеро очень даже ничего.
Порой я удивляюсь как мой отец ловко перепрыгивает с темы на тему, спекулируя своим состоянием здоровья, дабы я не мог ему возразить. На тему своего отцовства я решил промолчать, как и про Фелисити. Не знаю, то ли это была провокация с его стороны, то ли помутнение рассудка, но продолжать тему я не стал, лишь ловко заговорил о еде. Больничная еда никому не нравилась, потому Троэльс захотел свежеиспеченных булочек из пекарни напротив больницы, которую я тоже успел полюбить. Каждый раз, обследуясь в этой клинике после какого-нибудь напряженного вызова, я не упускал возможности заскочить в то самое заведение. Оно мне нравилось тем, что работало двадцать четыре часа в сутки, и всегда имело огромное количество посетителей-полуночников. Что ж, сервис позволял, ибо здесь всё было так же вкусно, как и в утренние часы. Потому я не упустил возможности быстро сгонять туда, чтобы принести что-нибудь вкусненькое себе и отцу. Но пока я бродил в поисках выбора, Троэльс уже уснул, не дождавшись моего прихода. Булочки я ел в одиночку, удобно устроившись в кресле, которое стояло напротив кровати отца. Уходить я пока не собирался, к тому же, стоило мне приняться за свежую выпечку, как дверь в палату тихонько открылась и на пороге появилась Фелисити. Я был настолько удивлен, что застыл на месте с зажатой булкой во рту. Девушка мирно пригласила меня составить ей компанию за стаканчиком кофе. Я не нашел ничего лучше, как притаранить немного булочек и выскочить в коридор, пытаясь сохранить на своем лице спокойствие. А в это время сердце моё билось с бешеной скоростью, но не от любви большой. Нет. Я боролся с желанием высказать этой барышне всё, что о ней думаю на данный момент. Но сдерживался. Она же, всё-таки, с миром пришла. И с кофе.
Ну привет… еще раз, — выдавил я из себя кривую улыбку, пригласив девушку присесть на мягкий диванчик напротив палаты моего отца, — какими судьбами? Хочешь успокоить меня и заверить, что мои ребята совсем не думают, что я чокнутый мажор, решивший стать пожарным от скуки?
Как бы я не старался, а сохранять мир у меня не получалось. Буря эмоций вихрем кружилась у меня внутри, сметая на своем пути весь мой здравый рассудок.
Угощайся, кстати, — я поставил рядом с Фелисити бумажный пакет с выпечкой и сморщился, глядя на стаканчики, — это гораздо лучше, чем кофе из автомата. Весь вечер им отпаиваюсь. Тошнит.

+1

4

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Давай сотрем все границы