Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » верность не покупается


верность не покупается

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://gifsla.ru/images/10/mult77.gif

Rosemary Reeves & Jonathan Hartwell
16 января 2016


Вышли в магазин за продуктами, а вернулись со щенком.
Мы талантливы.

Отредактировано Rosemary Reeves (2016-02-13 01:52:28)

0

2

Никакой еды не осталось, — захлопывая дверцу холодильника, тоскливо отзывающуюся бряцаньем полупустых бутылок с каким-то сиропом (его следы остались на кухонном полотенце и никак не поддаются никаким попыткам от него избавиться уже вторую неделю, что постепенно приводит меня к решению выкинуть сцепившуюся пару к чертовой матери вместе с бутылкой и никогда даже взглядом не прикасаться на полках супермаркетов), маслом и соусами, без которых домашняя еда по определению не может быть такой же привлекательной, как ресторанная или та, что за пятнадцать минут привозят из ближайшей китайской лапшичной с пылу с жару, я еще несколько секунд смотрю на прижатую фигурным магнитом (черт побери, в виде оленя - остался еще с праздников, да все никак не избавлюсь) записку, в бесхитростной манере повествующей о том, что продукты закончились. Если прикинуть на минутку, сколько она уже здесь висит, то можно сделать выводы о двух вещах: во-первых я практически полностью запустил состояние своей холостяцкой будки, а во-вторых - работа в последнее время требовала слишком много времени, что влекло за собой первый вывод.
Я собираюсь в магазин, — в кухню сунул любопытный нос старина Рокки; ему просто интересно, чем я здесь занимаюсь и почему ору на всю квартиру - даже такой умный, как этот, пес все равно не может быстро свыкнуться с тем, что обычно только что-то бормочущий себе под нос я начинаю повышать голос и даже получать ответы на свои озвученные вслух вопросы. Который уже раз Розмари остается ночевать у меня?
Нет, не так.
Сколько ночей Розмари провела со мной в одной постели?
Кажется, невозможно остановиться, даже если понимаешь, что это все совершенно не правильно.
Пойдешь со мной? — в субботний день нам обоим никуда не нужно торопиться. Сначала я думаю о том, что можно было бы взять машину и прокатиться до большого магазина, чтобы загрузить холодильник на неделю, а то и две вперед, но потом отметаю эту идею, как излишне оптимистичную: кто знает, как следующая неделя сложится. В коридоре я задерживаюсь, надевая ботинки, и снова окликаю... возлюбленную? Любовницу? Одно звучит странно, другое - вызывает отвращение, но я не могу признаться сам себе в том, что между нами есть отношения. Почти что постоянные отношения, — рыбка моя?

Отредактировано Jonathan Hartwell (2016-02-16 03:08:03)

+1

3

вв+джинсы
Сколько уже времени не Джон ночует на моем диване, охраняя от ночных кошмаров и фантазий о психе-преследователе, а я просыпаюсь в его объятиях? Чуть больше двух недель, почти три. Конечно же, мы встречаемся далеко не каждый день, иначе пришлось бы знакомить с Алекс и как-то пытаться объяснить, почему я выбрала в свои любовники мужчину, который спокойно мог и в отцы годится. Кто бы мог подумать, что пьяный случайный секс для него, и такой желанный для меня, приведет к совершенно неожиданным последствиям. Хочется назвать нас парой, но боюсь обмануться, потому не вешаю никаких ярлыков на наши отношения. Мы всего лишь спим рядом, иногда занимаемся сексом, готовим друг другу еду и проводим выходные вместе. Но мы упорно не говорим о чувствах, будто бы их нет, будто бы мы скрываем, даже если они есть. Меня такая ситуация устраивает лишь отчасти: я могу позиционировать себя свободной девушкой, встречаться с теми, с кем мне хочется, но иногда мне кажется, что мне не хочется ничего и никого, кроме Джонатана. Именно в такие моменты мне хочется ясности, но, пересилив себя, вновь вспоминаю, что я еще слишком молода для серьезных отношений и всех этих обязательств, которые возникнут в тот самый миг, когда мы обозначим хоть как-то нашу пару.
- Может, сегодня закажем пиццу? - экзамены были успешно сданы пару дней назад, потому хотелось немного полентяйничать и почитать модный журнальчик. За последние пол года, я напрочь выпала из жизни: перестала интересоваться модными тенденциями, подмечать интересные сочетания в одежде и аксессуарах. Я превращалась в обычную девушку, которая-то и не выделялась ничем из общей массы своих сверстниц. Если не хочешь перекрашивать волосы в зеленый, то самый надежный способ выглядеть , это иметь свой стиль в одежде. Но Джон явно был настроен на прогулку, потому отложив журнальчик, приподнимаюсь с кресла. - Конечно, пойду. Я же должна тебе надоесть за эти выходные. - Подшучиваю, улыбаясь. Подхожу ближе и легонько целую своего капитана в щеку: - берем Рокки на прогулку? - Пес, впрочем, не располагал должным энтузиазмом и уже скрылся в одной из комнат дома.

До ближайшего магазина было не так уж и далеко, каких-то минут десять-пятнадцать прогулочным шагом. На улице мне еще было неловко проявлять какие-то чувства к Джону, потому я шла рядом, но не цеплялась на него. Казалось, я даже смотрела на него не так часто, как обычно: - а что мы будем покупать? - Рассматривая прохожих, спросила, как бы между прочим. Мне хотелось чего-нибудь сладенького, а еще мяса. И это сочетание было очень странным. Даже слишком.

Отредактировано Rosemary Reeves (2016-02-16 02:49:43)

0

4

И никакой пиццы.
Я уже говорил это раньше, когда мы только выходили из квартиры, но повторяю еще раз, стоит нам выйти из подъезда на улицу и двинуться по новенькой - укладывать закончили только в прошлом месяце, за это время можно было рехнуться от звуков дорожных работ прямо под окнами, что вызывало стойкое желание не только ночевать на работе, но и встречать там же каждые рассветы до того момента, как проснутся рабочие улиц - пешеходной дорожке в сторону магазина. Действительно, всего-то десяток минут. Проветрить голову, убрать из этого дня несколько минут неприятных неловких пауз, растрясти мышцы, привыкшие к нагрузкам - может быть стоит пригласить Роз в зал или подбить на утреннюю пробежку? Как вообще стоит поступать в таких ситуациях? Как себя вести, что предлагать? Я слишком давно не находился в отношениях (от этого слова меня передергивает, но я стараюсь не подавать никакого вида), которые длились бы дольше пары свиданий. Но мы занимаемся сексом. Мы ночуем друг у друга. Как любовники со времен учебы в колледже с той лишь проблемой, что мне давно уже не двадцать лет. А ей... я бросаю короткий взгляд на идущую рядом Розмари и, встретив ответный, мягко улыбаюсь. Ей еще нет двадцати. Но она целует меня, как будто так и надо. Я обнимаю ее, как будто так так правильно. Мы не говорим о важных вещах. Не скатываемся в слезливые истории про бывшие влюбленности, увлечения, отношения. Мы стыдимся друг друга, сами себя, окружающих, общества, и прячемся по шкафчикам и кладовкам, как смущенные школьники, звонко целующиеся в губы и пытающиеся научиться делать это с языком так, как рассказывают им в то время старшие.
Но, может быть что-то итальянское? — поддерживая поднятую тему с национальной колоритной кухней, давно уже разошедшейся по рукам поваров всего мира, я задумчиво прикидываю, что можно приготовить быстро, но сытно. Розмари - сладкоежка и то, что покупать придется и что-то, покрытое сверху глазурью или кремом, разумеется как непреложная истина, но перед десертом стоит забросить в желудок чего-нибудь посытнее. В этом я уверен.
Посмотрим, что есть, — мы часто говорим о таких вещах.
О еде, о музыке, о фильмах.
О книгах, о статьях, о страницах в интернете.
О чем угодно, кроме нас самих.
Кроме темы отношений, на которой мы оба будем беспощадно скользить, как два щенка на свежем льду.
Срежем? — там дальше все еще ведутся дорожно-ремонтные дороги и, желая избежать встречи с пылью и грохотом, я предлагаю свернуть на первом же закоулке, небольшом проходе между домами, который выведет нас на следующую улицу и, в общем-то, как раз на сторону к искомому магазину. Переходи на нашу сторону сети супермаркетов! - коряво шучу про себя и киваю в сторону проулка.
Мы часто ходим так, не прикасаясь друг другу.
Мы не держимся за руки.
Не стесняемся заниматься сексом при свете, но боимся случайных прикосновений пальцев.
Стой, — какой-то странный шорох и непонятный звук, определить происхождение которого не удается ни сразу, ни после приглушенного повторения, привлекает мое внимание и я останавливаюсь, немного выставляя перед Розмари руку, чтобы она не шла дальше. Оборачиваюсь с вопросом, — ты слышала?
Может быть, крыса. Или кошка возится. Но я не понимаю, что это за звук и откуда он относится, а потому не двигаюсь с места и все смотрю на Роз, словно ей-то точно все понятно.

+1

5

Иногда мне хочется ответить Джону "да, паааап", но мне одновременно и смешно, и неловко, ведь он действительно возрастом близком к моему отцу. Вдруг, его обидит это? Вдруг, он наконец-то остановится и задумается, что действительно у нас слишком велика разница в возрасте. Меня это нисколько не волнует, но мы не говорили об этом. Я никогда не называла его никак иначе, чем Джон. Хотя, скоро мы либо разойдемся по разным сторонам, либо обсудим наши отношения. Сохранить неизвестность слишком долго невозможно, и у нас тоже не получится.
- Думай сам, готовить-то тебе. - Улыбаюсь, отвечая. Конечно же, лукавлю. Я буду помогать ему, если нужна будет моя помощь, или сидеть рядом и создавать настроение веселой болтовней обо всем и ни о чем. Очень часто именно так и проходит наша жизнь: за разговорами или сексом. - Да, и маршмелоу. Сваришь мне какао? - Интересно, считает ли он меня ребенком? Интересно было бы спросить... хотя, никто же не трахается с детьми.
Мысли летят в какую-то непонятную степь, потому на предложение пойти короткой дорогой лишь киваю, продолжая улыбаться.
- Шорох какой-то... - если бы я шла одна, даже не подумала бы остановиться. Я вообще, когда одна, не хожу по подворотням, предпочитая широкие проспекты и большие скопления людей. Подсознательно, надеясь, что люди меня защитят. Хотя, уже давно исследования доказали, что когда происходит что-то в большой толпе людей, очень часто не помогает никто, думая, что поможет другой, любой, но именно ему сейчас неудобно, нет времени или еще находит для себя причину. В итоге, каждый перекладывает ответственность на другого. - Может, пойдем? - Да, я не люблю ввязываться в неприятности, а после летних событий всячески избегаю из. Скорее всего, там крысы шуршат, а их я не люблю даже больше, чем неприятности.
Но, внезапно, возня стихла и послышался то ли плачь, то ли лай: что-то неразборчивое и непонятное: - или, посмотри что-там. Надеюсь, это не ребенок. - Я была уверена, если мы найдем ребенка в мусорке, то выходные мы проведем устраивая находку в больницу и приют, мне же хотелось отдыха.

0

6

Правила гражданской сознательности во время напряженной политической и государственной обстановки предписывают любому сознательному жителю города держаться подальше от того, что может причинить ему или его близким вред жизнью, здоровью или материальному состоянию, а регулярно повторяющиеся в новостях по телевизору меткие фразы про непрекращающиеся военные положения и интервенцию в Сирию (не прекращающиеся сводки об этом происходят еще с две тысячи четырнадцатого года, но, по всей видимости, только продолжают набирать обороты) и новое состояние внутренней безопасности в связи с угрозой терроризма, должны были напрочь отвадить любого человека от желания поближе рассмотреть шевелящийся (или, тем более - издающий характерные тикающие звуки) сверток неясного происхождения, однако моя параноичная позиция в жизни еще не достигла таких размахов и я по-прежнему считал, что если в подворотне под картонным обрезком может ворочаться крыса, то именно она будет этим занята. Уровень жизни в Сакраменто был достаточно высоким во всех слоях населения, но все равно вместо крысы там мог быть человек. Человек, не имеющий никакого отношения к чьим-то политическим скачками. Ко всему тому, к чему когда-то - а вроде бы, не так давно, если предаваться воспоминаниям - я имел самое непосредственное отношение. И как-то разговоры про какао становятся далекими. Не нашими.
Да какой ребенок, — раздраженно отмахиваюсь я и подхожу к кучей наваленному мусору, а сам успеваю призадуматься: черт ведь его знает. Мало ли дури в головах у людей и, если одним хватает ее для того, чтобы загонять под кожу силиконовые нашлепки, то почему же ее не хватит другим, чтобы выбросить ребенка в подворотне или канаве вместо того, чтобы оформить ненужного отпрыска, иным образом и не скажешь, в приют. То же самое, что сдать в питомник старую собаку. Как бы цинично не звучало.
Ну-ка... — подобранная здесь же железная скоба не бог весть какая гарантия безопасности - а рисковать жизнью Розмари, которая только-только начала показываться из своей скорлупы, я не собирался - но все-таки уже какая-то подоплека любым действиям. Это ли не инстинкт защитника, скажете вы?
Хреновый инстинкт, если я все-таки начинаю ворошить эти коробки, тряпки и пластиковые крышки от выброшенных кем-то контейнеров, пока из них, в облаке пыли и не самых ароматных запахов, вдруг не вылетает... что-то.
В первую секунду мне кажется, что это огромная крыса и я едва удерживаюсь от порыва жахнуть от всей души железкой поперек крысиного хребта да так, чтобы перебить его на две половины минимум.
Потом - что это кошка.
Но когда существо заливается звонким, но каким-то кашляющим лаем, явно обрадованное тем, что было освобождено из своего неприглядного плена, становится очевидно, что это - собака.
Маленькая собака. В общем-то, наверное даже щенок, но под слоем грязи разглядеть можно разве что длинные лапы и болтающиеся по всем сторонам уши. Проигнорировав мои ноги, находящиеся в достаточной вроде бы близости, и ловко избежав попытки схватить под пузо, щенок на всех парах, косолапя и загребая с него же падающие комья сомнительно происхождения, рванул в сторону стоявшей чуть в отдалении Роз и со всего маху врезался в ее кеды.
Собака, — оборачиваясь, но уже без железки (блямс! - издала она, окончив свое служение в качестве оружейного снаряжения и упав куда-то за старый мусорный бак), многозначительно прокомментировал я биологическое происхождение нашей находки. Не ребенок и не крыса, что в общем-то уже достижение с тем процентом удачливости, что мы с Розмари делим на двоих, — маленькая собака, — добавляю, пока создание вьется вокруг девушки, — наверное блохастая, — и заканчиваю на позитивной ноте. Хотя, вроде бы, щенок до кучи еще и хромает, и я не могу понять, из-за чего.

+1

7

Я читала о подобных случаях в газетах - маленьких детей заворачивали в тряпки и выкидывали на мусорку, и почему-то предположить, что это обычные крысы или бездомный кот, мне не приходилось. Хотя, там вполне могло оказаться все, что угодно. Инстинктивно сделала пару шагов назад, замерла, в ожидании новостей. Но находка оказалась даже более интересной, чем кто-либо мог предположить. После освобождения, недовольно лая из-под груды мусора выбрался маленький щенок. Он выбежал, пробежал мимо Джона и ударился о мои ноги, после тряхнул головой и сделал вокруг моих ног пару кругов. - Ой! - Когда удалось разглядеть это маленькое безобразие, даже улыбнулась. - Есть идеи? Может, оставим щенка... тебе? - То ли показалось, то ли действительно, но щенок чуть-чуть прихрамывал. Подняв его с пола, получше рассмотрела. Я плохо разбираюсь в породах, потому ничего конкретного сказать не могу. Маленький, забавный, и кажется бездомный, потому что ошейника не было. - Отвезем его к ветеринару, кажется, у него что-то с лапой. - У меня раньше никогда не было собаки, а дома жила кошка, потому для меня это все было ново. Конечно, у Джона я уже привыкла к собаке, но моему... мужчине не хватало еще чего-то нового, от меня. Не ребенка же ему притащить. Собака - это как раз то, что могло бы стать этим новым. Да и куда девать теперь это маленькое безобразие - не в приют же сдавать. - Далеко отсюда клиника, не знаешь? Может дойдем пешком или нужно ехать?

Отредактировано Rosemary Reeves (2016-03-30 17:18:30)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » верность не покупается