Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » еще одна из семейства кошачьих


еще одна из семейства кошачьих

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://pa1.narvii.com/5951/6c5636fe761f1406cfb2d7f28362353fc368ea26_hq.gif

Osha&Liam
февраль 2016
улицы, дом Лиама

Когда умирает Кошка -
Становится грустно немножко,
И словно сердце на части
Когтями разодрало.
А ты подбери Котенка,
Который мяучит тонко,
И пусть он другой масти -
Тебе и ему повезло.

Отредактировано Osha Alva (2016-02-19 11:30:18)

+1

2

Ритуал забивания машины продуктами раз в месяц окончательно выработался за последние полгода в Бостоне. Шкет подрастал, Лиам как отец тоже подрастал, благо, была возможность делать это под надзором собственных родителей, которые сочли необходимым влезть в воспитание многострадального пацана, едва узнали о смерти его матери. Ну а Билл зарубцовывал полосы на сердце, как мог. Хорошо, что сразу как-то догадался, что алкоголь в этом не поможет. Смена деятельности, причем в двуслойном мире Флэнагана это было равносильно тому, чтобы перевести в огромном предприятии белую и черную кассу на новые потоки. А еще сделать это максимально прозрачным и подотчетным заказчику. И да, ирландец участвовал и в таких мероприятиях ранее. Но перекрутить свою жизнь, выбрести на новую нишу, умудриться влиться в отрасль американского IT-аутсорса, да еще и скрутить свою основную, нелегальную деятельность в основной кэш-генератор с работой аналитика – да, было на что бросить силы и самоуложиться в жизнь. В жизнь, где надо жить, не существовать. Периодически есть и не 24 часа в сутки размышлять о том, как мать ребенка умерла от передозировки. Все как-то смогло остаться сзади. Остаться опытом. Вернуться улыбкой Лиама, его внезапной мимикой, разве что чуть более расчерченной в морщины.
Сейчас, спустя год после смерти Рут, Билл почти ничем внешне не отличался от Флэнагана образца года этак 2012-го. И даже решал текущие дела. Одним из таких непосредственных вопросов была встреча с бельгийскими компаньонами подрядной организации, заключившей контракт с Лиамом на ближайший год. Интересы у ребят были скользкие, понимать все тонкости представленного ими сценария нужно было очень четко, как и передать свое видение схемы серых вложений европейцев в нехороший бизнес по выведению информации из матово-прозрачных источников «Аэроджета Рокетдайна». А поэтому, на людей надо было произвести впечатление. Заставить их нанять его как аутсорсера, и как брокера, выдавшего т информацию, к которой он имел доступ. На что падки бельгийцы, кроме своего пива? На женщин. Бельгийки страшные. Это не стереотип, это статистика.
Все эти вещи всплыли в голове Флэнагана, когда он увидел округлый попец перед капотом своей, выбирающейся из стоянки, машины. Нет, откровенная ложь. Попец ничего не дал Лиаму в плане полезной информации, мысли появились у него, когда после сигнала девушка обернулась, и он узнал Ошу. Полиглот модельной внешности из эскорта. Еще неделю назад прошла встреча, на которой эта явно красивая, с восточными нотками во внешности, девушка выступила в роли переводчика на встрече с бельгийцами, которая тоже, к слову, прошла на ура. Девушка сделала все, от нее требующееся и ушла. Спустя день Билл задумался, почему не уточнил у агентства эскорт-услуг, насколько широки могли быть услуги девушки. Еще спустя день понял, что не подумал о ней в этом плане, потому что за последний год в принципе мало задумывался о девушках в этом плане. Очевидно, так случается, что естественные потребности забываются. Или засыпают.
…Флэнаган склонил голову и выразительно уставился на обернувшуюся на звук девушку. В принципе, все было бы нормально, если бы не тот факт, что Оша была в вытянутой майке, длинной, до середины бедер, и в тапочках. Домашних, пушистых таких. В феврале. В +14 градусов по Цельсию. Около магазина. Без признаков запойности на лице. Ирландец уставился еще выразительнее, словно компенсируя отсутствие вообще какой либо выразительности, кроме мягкого любопытства на лице девочки. Да, не знал он, сколько Оше лет, он вообще только имя знал, да и сомневался, что оно настоящее. Но выглядела она именно девочкой. Особенно тут. Некогда утраченное ощущение в потребности позаботиться о ней здесь и сейчас было откинуто Лиамом из соображений того, что подобный порыв как минимум глуп.
Ирландец подумал еще секунду, обогнал девушку и готов был вывернуть на шоссе, но в последнюю секунду нырнул свой «Додж» в ближайшее парковочное место, вышел из машины и пошел навстречу малознакомой девчонке.
– Я хочу такие же тапки. Но для дома, – почему-то захотелось искренне и широко улыбнуться, что он и сделал, все же краем мозга находя свое поведение странным. В общем-то, странность – это то, что около такой вот девушки рядом вполне было уместным, – Здравствуй. Ты выглядишь неожиданно. Не замерзнешь так? Серьезно, все в порядке?
Ох, только не окажись наркоманкой…

+1

3

"Слово "отъявленный" в данном контексте лучше заменить на слово "явный", так как оно гораздо лучше раскрывает основной смысл приведенного отрезка..."
Еще одна работа, пестрящая аккуратными пометками, сделанными калиграфически-безликим почерком, на фирменном университетском бланке отправляется на самую вершину безупречно ровной стопки таких же бланков. Отхлебнув добрый глоток порядком остывшего горячего шоколада, щедро присыпанного "снежками" маршмеллоу, Оша отставляет чашку и берет следующий бланк. У Оши хорошее настроение. Именно по этой, а может и по какой-то другой загадочной причине из всего потока контрольную не завалили только трое студентов. А нет, только двое студентов.
"Слово "быть" в данном примере является частью устойчивой японской идиомы и не требует дополнительного вынесения. Дословный перевод разрушает структуру текста, искажая смысл отрывка и..."
Ручка плавно скользит по бумаге, оставляя за собой аккуратные округлые буквы, как в одном из шрифтов, которыми любят пользоваться влюбленные студентки, составляющие для своих парней электронные валентинки и слезливые слайд-шоу с банальными подписями. Бланк на секунду зависает перед глазами, творя с лицом блондинки абсолютное чудо - вызывая легкую сосредоточенную морщинку между бровями.
Не дождетесь, у нее просто плохое зрение.
Бланк отправляется к сотне собратьев, а рука тянется к кружке. Пара глотков. Следующий бланк.
- Котииик! - это соседка. Она странная. Оша вечно забывает ее имя. Или она регулярно меняет имена? Эти человеки вообще весьма странные, - А ты все работаешь?
- Да, - не отрываясь от очередного бланка, тихо говорит Оша, в который раз заставляя соседку запнуться и сглотнуть, потеряв мысль. Она-то не ожидала, что кто-то станет отвечать на риторические вопросы. Поэтому она хмурится и вертит ладошкой в воздухе в попытке поймать ускользающую мысль. Она же продумала аргументы! Нельзя так жестоко!..
- Ну сколько можно впахивать? Шла бы отдохнула, прогулялась... - ах, безымянная девочка, живя с Ошей уже два года, ты могла бы привыкнуть, что Оша не понимает намеков.
Намеки? Не, не слышали.
Пара глотков. Следующий бланк. Контрольную по прежнему сдали только двое. Но вот у него есть шансы, да...
- Слушай, пойди погуляй, а? - наплевав на стратегию и тактику, обреченно морщится брюнетка.
- Зачем?
- Ну как? Отдохнуть! - два глотка, бланк в стопку, бланк из стопки... - ну блин! Ко мне парень сейчас придет! На свидание!
Глоток. На язык попадает осадок. Бланк в стопку...
- Ну Ошааа... Я хочу побыть с ним вдвоем, понимаешь?
- Понимаю.
- Так ты пойдешь погулять?
- Пойду.
- Вот и славно! Спасибо, я пока пойду проверю лазанью, а то вдруг она подгорела, да и вино нужно доста... - голос удаляется в сторону кухни. Оша поднимается, берет ключи от квартиры и выходит.
- ...а еще хлеба и молока. Молоко совсем закончило... Оша?.. Блин, надеюсь, эта чудная не забыла одеться?
...Ну конечно же она забыла.

На улице холодно. Она пошла в магазин, но на кассе ей сказали, что нельзя просто так взять пончик и молоко. За деньги можно, а просто так нельзя. Но она не взяла с собой деньги. Хорошо, что она сьела один пончик прямо в зале. Плохо, что соседка не сказала, сколько именно времени ей нужно на то, чтобы переспать с очередным парнем. Хотя, если она говорила что-то про ужин, то домой идти еще рано. Они еще "уединяются". В магазине больше делать нечего, пончик все равно не отдадут. На парковке светло, и можно почитать рекламные буклеты.
Сигнал машины заставляет шагнуть в сторону на уровне инстинктов. Но авто не проезжает мимо, а притормаживает. Водитель за рулем Оше знаком. Его зовут Лиам, это ее бывший клиент. Пригласил с собой на деловую встречу, накормил ужином. Переспать не предложил. Странный, другие обычно предлагают.
Лиам молчит. Оша тоже молчит. Потом машина проезжает чуть вперед и паркуется. Мужнина выходит и останавливается в нескольких шагах. Говорит. Улыбается.
- Там. - Оша машет на двери супермаркета, - Тапки.
Мол, хочешь - пойди и купи, странный человек. Но он не уходит.
Оша наклоняет голову к плечу и только сейчас бросает взгляд на свои голые ноги и покрытые мурашками руки. Ладони касаются загорелых плеч.
- Холодно, - тихо говорит Оша.

+1

4

про вв забыл

https://pp.vk.me/c613430/v613430109/68be/j8dr5ZRe51M.jpg

Лиам ощущал себя анестезиологом-идиотом. Словно ему сейчас надо было что-то сделать, просто нужно было, причем для кого-то, а он понятия не имел, что. Плюс девчонка ну ничем не помогла. На прямые вопросы она не отвечала. Так поступают тогда, когда не хотят вступать в какое-либо общение, либо… А что «либо»? Альтернативного варианта ирландец не знал, но вариант того, что Оша хотела бы, чтобы он пропал, не принял. Вопрос внутри него остался без ответа.
Переступив через вполне себе неслабое замешательство, вызванное поведением девчонки, Лиам почесал репу и сделал шаг навстречу, оставаясь, тем не менее, в рамках недосягаемости обвинений в харассменте.
– Если холодно, надо было, наверное, одеться потеплее? – Оша промолчала, уставившись на него с тем же непробиваемым свинцом в глазах. Нет, не свинец. Дерево, – Окей, к черту. Пойдем.
В глазах Оши даже вопроса «куда?» не возникло. Просто взгляд. Дурной и спокойный одновременно. Лиам не успел разглядеть сгибы локтей, а она словно спрятала их, согнув руки и обняв свои плечи.
– В машину пойдем. Там хотя бы теплее.
Вот это дурная сторона его характера – в определенные моменты он предпочитал решать за других, и внешне это выглядело словно лицемерное благородство, на деле же было откровенным и эффективным способом решать проблемы. Даже там, где проблем то и не было. Был оригинальный эгоизм. Хотелось  узнать больше об этой девушке. На уровне импульса. Желания. Потребности. Собственного тупого упрямства. Необходимости узнать кое-что, вероятность чего словно замахнулось серпом над причиндалами ирландца, грозя ударить по больному.
Ошу пришлось подтолкнуть. Ненавязчиво, но уверенно ткнуть в талию, указав направление к машине. Дойдя до нее, Лиам открыл переднюю пассажирскую дверь и изо всех сил взглядом предложил сесть.
Оказавшись с ней в машине, Флэнаган воспользовался возможностью оглядеть сгибы локтей. Дорог не было. Взгляд скользнул по бедрам, но первой эмоцией в нем было все же не неизвестно откуда-то всплывшее желание оценить, сколько все то же желание убедиться, что явных дорожек нет и на ногах.
– Проблем нет? Пойми правильно, я привык защищать… – тут пришлось проглотить навязчивый комок в неожиданно пересохшем горле, – Защищать свои инвестиции. Твои услуги сложно переоценивать было в нашу прошлую встречу. Считал, что следует иметь в виду тебя.
Флэнаган забарабанил пальцами по рулю, начиная заметно нервничать, и, что немаловажно – не особо это скрывая. Но выжимать хоть что-то из девчонки было очень сложно. Либо она не считала необходимым делиться, либо делиться проблемами было сложно. Мнительный Лиам стал выстраивать возможные сценарии, после чего задумался, какого черта он вообще расшибается. Видит Ошу второй раз и такое рвение. Нездоровое и ненужное. Поглаживания собственного самолюбия остудили пыл ирландца и он откинулся на сиденье. Поэтому он холодным стальным голосом спросил в лоб:
– Если ты что-то принимаешь, скажи. Если могу тебя куда-то отвезти – тоже скажи.
Ощущал он себя все тем же анестезиологом-идиотом. И виноватым в этом чувствовал не себя, а влияние персоны рядом.

0

5

Логика? Нет, не слышали. Да, наверное стоило одеться, но она как-то не подумала.
На самом деле, если бы Оша подумала, это было бы очень странно. Пошел бы снег. Разразился ураган. Прилетели бы инопланетяне и украли президента Обаму, а викинги захватили бы США...
Но Оша не подумала, и чуда не случилось. Впрочем, как и в девяноста процентах подобных случаев.
И это, черт возьми, совсем не отменяло факта того, что на улице было холодно, а она проветривала ляжки на парковке у супермаркета. А в машине, да, теплее. Этот факт, конечно, неоспорим, и надо быть дурой, чтобы с ним не согласиться. Точнее, надо быть дурой, чтобы не пойти.
Оша, конечно, странная, но не дура.
Пожав, а скорее уж немного зябко передернув плечами, она молча направляется к двери пассажирского места. В машине и правда тепло, гораздо теплее, чем в супермаркете, и уж точно - чем возле него.
- Нет, - была проблема - было холодно, теперь тепло. Оп - проблема, оп - решили проблему, - Да. Пить хочу, - оказывается, иногда полезно подумать прежде, чем сказать.
Оказывается, иногда вообще полезно подумать. Кто бы мог предположить-то?..
А человеки все-таки странные. Очень странные. Особенно - мужские особи. Этот хотя бы симпатичный.
- Ты симпатичный.
Молодец, на этот раз подумала, а потом сказала. Прогресс налицо.
- Ванну. Обычно я принимаю ванну, - интересно, зачем ему это? Ну да ладно, если человек хочет что-то знать, надо всячески поощрять его любопытство. Любопытство - это же так замечательно! Оше вот тоже много что интересно, - А ты? Что принимаешь?
Кажется, он немного удивлен. Может до этого он общался только с теми, кто принимает душ? Или вообще не любит мыться? Бедняжка.
А может он про лекарства спрашивал?..
Развившая бурый мыслительный процесс (ни малейшая часть которого, впрочем не отразилась на ее лице) Оша как-то упустила из виду, что у вопроса было две части. На первую она ответила, а вторую не то чтобы проигнорировала, а просто как-то запамятовала, что, впрочем, не удивительно для человека, подзабывшего одеться перед выходом на улицу на излете калифорнийской зимы. Зато ей было так любопытно узнать ответ на свой вопрос, что она даже подалась немного вперед и по-кошачьи наклонила голову к плечу, глядя на мужчину ясными, как у младенца, глазами. Как удивительно, что еще кому-то интересны подобные мелочи! Ведь очень многое о человеке можно сказать по тому, как он предпочитает мыться - в душе, в ванне, а может этот бородатый мужчина вообще уважает хамам? Папа бы оценил. Оша же оценила его нестандартный, так свойственный ей самой вопрос.
Она ведь даже подумать не могла, что Лиам вовсе не это имел в виду.
- А ты любишь какао? - нет, вы не подумайте, это тоже очень важный вопрос! Хорошие люди просто не могут не любить какао. Но все-таки оставлять без ответа то, о чем спросил ее мужчина, как-то невежливо. А Оша - вежливая девочка, пусть и рассеянная, - отвези меня домой.
К кому именно домой - она как-то не уточнила, сочтя само собой разумеющимся. А вот мистеру Флэнагану, похоже, придется поломать над этим голову...

+1

6

Ответ девушки яростно порвал в Лиаме какой-то нужный шаблон. Душ. Значит, душ. Оригинально и… Ирландец пытался найти милый синоним выражению «придурошно». Впрочем, такой шок отрезвил встряхнул, и Флэнаган завел машину, после того, как перегнулся назад, достал бутылку с минералкой, несколько из которых валялись на заднем сиденье. Еще одна привычка – закупаясь в магазине, он обязательно оставлял достаточное количество жидкости в салоне. Калифорния учит думать впрок.
– Душ, ванну, – он сам не понимал, зачем отвечает на то, что оказалось тут ответом вообще ни к месту, – Чаще душ, конечно.
Лиам настойчиво сунул бутылочку Оше в сложенные руки и стал маневрировать по парковке, по пути соображая об ответах девушки, пытаясь сложить воедино и вывести в своем не до конца порванном мозгу аргументы в пользу ее наркомании. Не складывалось. Что-то иное. Природное. Врожденное. И это заставляло улыбаться. Пробуждало тягу к неприкаянным.
Все это наложилось на факт того, что эта блондинка обозвала Билла симпатичным. В условиях, максимально отдаленных от романтических. Словно действовала интуитивно, не задумываясь об уместности. Так поступают дети. Шейну было два года, и Оша напоминала сейчас скорее его, чем среднестатистическую представительницу своего возраста. Кстати, о возрасте. Насчет этого параметра Лиам мог лишь приблизительно догадываться. В агентстве возраст указывается, но порой он, по понятным причинам, занижен.
Новый вопрос девушки в том месте, где Флэнаган ожидал ответа, снова поставил его в самую неудобную позу – неловкость и смятение.
– Какао. Да, люблю. Более того, по субботам я варю какао. Ты хочешь какао? – новая серия идиотских вопросов, – Могу сварить. Но это привычнее сделать у меня.
И это было правдой. Какао субботним утром, если ирландец был дома – это был обязательный ритуал.
Впрочем, она не уточняла, к кому домой ее везти, а на последнюю ремарку Лиама только повела уголком губы. Он воспринял это, как согласие, и выехал на трассу в сторону своего дома. И да, это было похоже на стандартный вопрос «к тебе или ко мне?» лишь отчасти. Персона в машине рядом была такой, что в силу своих иных любопытных моментов вызывала желание затащить в постель только во вторую очередь. Или третью. Мозговой онанизм Флэнагану всегда был в должной мере приятен.
Дома должен быть Шейн с няней Джулией, молодой студенткой, которая взялась за эту работу на период до марта из-за каких-то проблем с учебой, и было вполне себе время ломать голову над вопросом о новой няне. Участь отца-одиночки, который не умеет не работать, заставляла с подобным фактором мириться.
Флэнаган что-то болтал о том, какую корицу он добавляет в какао, когда, спустя несколько минут, свернул к своему дому
– Живу тут, приходи, кухня налево от двери, ты там куда-нибудь садись, я сейчас подойду с продуктами.
Чуть позже он прошел с пакетами на кухню сам, размышляя, что может подумать его няня о девушке примерно своего возраста, которая в майке, шортах и тапках приведена в дом отцом Шейна.
Моральный компас, сука…
Билл достал какао, молоко, которое только припер из машины, и занялся шуршаньем у плиты, когда сверху послышались быстрые шаги по лестнице и голос спускающейся девушки.
– Лиам, привет. Шейн, как обычно с утра, немного умотался, и сейчас пускает слюни в подушку, – Джулия не стеснялась подобных оборотов о подопечном в присутствии Билла только из-за того, что нахваталась их от него же.
Дальнейшая пауза заставила Флэнагана обернуться, не прекращая помешивать готовое в любой момент закипеть молоко.
– Мисс Алва… Мэм, здравствуйте! Я… Я сдам работу в понедельник!
Оша сидела за столом напротив Джулии, которая, будучи не в меру шокированной, уставилась на нее. Оша была оголена в самых крайних рамках приличия. На Оше были те чудесные тапки. Оша подняла взгляд с самым невозмутимым видом, но все еще сидела с высунутым языком, которым пыталась лизнуть соль, высыпанную из солонки со стола на собственную ладонь.
Движения, которыми Лиам помешивал молоко, стали самую малость дерганными.

Отредактировано Liam Flanagan (2016-04-26 07:45:54)

+1

7

...А вы когда-нибудь пробовали понюхать соль?
Нет?
Ой зря!.. Скучно живете, товарищи.
Ведь никто из вас мне сейчас так навскидку не скажет, чем пахнет соль. Вы даже не задавались этим серьезным вопросом! А дети, между тем, задаются им регулярно. И, судя по всему, не только дети.
Но вернемся к нашим баранам, или, если быть до конца точной - одной милой великовозрастной овце, преспокойно севшей в чужую машину и отправившейся в гости к почти незнакомому мужику. Мужик, впрочем, оказался весьма интересным собеседником (Вы вообще пробовали беседовать с Ошей? То еще извращение) и даже любил какао. Какао стало решающим фактором безграничного доверия и спонтанной симпатии. Плохие человеки не могут любить какао. И опять же, в машине значительно теплее, чем на улице. И голос у него приятный, даже если не вдаваться в смысл монолога. Можно даже не просить помолчать. Можно даже подремать с открытыми глазами. Очень удобно.
Но мы не о машине, а о соли.
Так вот, соль в том, что именно в этом вся Оша - доверять интуиции, первому впечатлению, порыву и инстинктам. Инстинкт самосохранения на сей раз настойчиво твердил, что перспектива общения с мало знакомым мужчиной значительно радужнее и, главное, безопаснее перспективы двустороннего воспаления легких.
Но почему бы тогда не вернуться домой?..
Ой, ну ладно вам! Так ведь не интересно. Гораздо интереснее исследовать. Узнавать новое. Чувствовать новое.
Вот, например, чем пахнет соль?..
Вопрос возник у Оши еще на подъезде к дому Лиама, и так сильно ее взволновал, что она аж встрепенулась, пропустив мимо ушей половину того, что говорил ее "благодетель". Чем может пахнуть соль? Соль, это же минерал? Или нет? А чем обычно пахнут минералы? А почему она раньше не озаботилась вопросом понюхать гальку на пляже или камни в палеонтологическом музее? Впрочем, в любом доме есть соль. Даже в этом. И ее можно понюхать.
Или нельзя?..
Сомнения на тему того, прилично ли ехать домой к незнакомому мужчине Ошу не посещали. Однако ж вопрос: а прилично ли нюхать соль в доме незнакомого мужчины - закрался. Ну, знаете, приходите вы в детстве в гости к другу и так чинно на диванчик попой - оп! И ничего не трогаете. Ну вроде как, нельзя же трогать без разрешения чужие вещи, правда?
Интересно, этот запрет и на соль распространяется?..
Усевшись на табурете в кухне и сложив аккуратно наманикюренные пальчики на коленках, Оша первое время постаралась даже по сторонам не смотреть и дышать через раз. Мало ли что?.. А с другой стороны, ну она же аккуратненько. Хозяин ведь не запрещал? Мол, чувствуй себя, как дома, но в ту дверь не входи, я там дохлых жен храню. И соль не трогай.
Желание протянуть руку и дотронуться до солонки было настолько сильным, буквально непреодолимым, что аж зудело на кончиках пальцев. Оше казалось, что солонка на столе стоит и чешется. И нужно срочно - СРОЧНО! - ее почесать. Иначе... Иначе...
Сначала она подтянула к себе одну коленку. Потом залезла на табурет с ногами. Потом огляделась.
Странный хозяин квартиры химичил у плиты, решительно не обращая на гостью внимания и не замечая ее душевных терзаний. Да в конце-то концов, это всего лишь соль!..
Еще пару мгновений поколебавшись, Оша цапнула со стола вожделенную солонку и щедро сыпанула на ладонь. Наклонилась, по-кошачьи сморщив нос, втянула ноздрями воздух...
Соль пахла солью. Что и требовалось доказать. Абсолютно рефлекторно высунув язык, Оша уже собиралась слизнуть с руки снежно-белые крупинки, как вдруг:
– Мисс Алва… Мэм, здравствуйте! Я… Я сдам работу в понедельник!
Джулия Рид. Джулс. Излишне грассирует "р" во французском и ну никак не может смириться с тонкой гранью между "с" и "ш" в японском. И да, до сих пор не сдала курсовую.
По-птичьи наклонив голову в бок, Оша мгновение с интересом рассматривала свою студентку, а потом все-таки быстро слизнула соль с ладони.
- Шоколадку, - на немой вопрос, вот такими буквами написанный на лбу у всех присутствующих в кухне, Алва все-таки соизволила пояснить: - Шоколадку не забудь. С морской солью, - и отвернулась, тут же утратив интерес к еще одной представительнице человеков. Неспешно поднявшись с табуретки, пересекла кухню парой стремительных шагов и ткнула пальчиком в сторону плиты, заглядывая Флэнагану через плечо, - А у тебя молоко убежало, - и тут же зачем-то тронула стоящую на огне посудину, - Больно.
Губы чуть обижено дрогнули.

0

8

Взгляд Оши выражал отчетливое и дерзкое «че вылупились?», когда Лиам увидел ее в том положении, в котором увидел. Билл перевел взгляд на няню Шейна. Если его лицо было примерно, как у нее, новоосвященную «мисс Алву» это должно было бы смутить. Взгляд ирландца вернулся к ней. Нет, не смутило. Девушка одарила Джулию только взглядом склоненной головы, после чего, словно опасаясь, что отберут, лизнула соль. На милом личике той, которая, как предполагал Лиам, была просто девочкой из эскорта, отобразилась все краски закрытого гештальта. После этого озвучила невольной свидетельнице утреннего какао величину взятки.
– Спасибо, Джулия, пусть спит, до завтра, – няня словно ждала этого очень долго, буркнула что-то в ответ и смылась.
Флэнаган почесал подбородок левой рукой в кухонной рукавице. Несколько выводов. Первое – Оша это не просто элитная проститутка со странными манерами. Второе – в системе образования серьезная коррупция. На чашах весов шоколадки. С морской солью.
А Оша между тем уже была рядом. Стремительно, но незаметно, овладев на мгновенье мыслями Флэнагана, она за пару мгновений оказалась близко. Настолько, насколько ей позволяли рамки приличия. Хотя, к этому моменту Билл уже сомневался, знакома ли она с рамками приличий как с явлением.
– Так ты преподаватель?
Мысли Лиама были разговорчивее.
Препод, не замужем, восточные корни, не проститутка, или не только и не столько проститутка.
Немного покоробила вот такая искренность, даже наедине с собой. Но, так уж случилось, что  Билл – и не без оснований – считал большую часть девушек из эскорта в первую очередь проститутками. И нет, ничего негативного он в этом не видел. Сейчас, когда Оша была вот поближе, все больше не видел.
Дальнейшие действия Оши пришлось пресечь. Левой рукой, все в той же рукавице, Флэнаган взял ручку Оши за запястье и настойчиво отвел от плиты. После чего переставил убежавшее было какао в сторону.
– Все с ним нормально, – рука в рукавице подтянула ладонь девушки к лицу, – С пальцем тоже. Но больше так не делай.
Почему он вынужден общаться со взрослой вроде бы женщиной так же, как со своим сыном, которому пошел третий год, Лиам не понимал. Но понимал необходимость этого. И не потому что она безмозглая и не понимает. А потому что, кажется, не придает значения. Узнает – и мчится узнавать новое.
– И что преподаешь? – на этих словах ирландец мягко подтолкнул девушку обратно к столу, второй раз за день опустив взгляд на ее попец. Два раза – уже почти диагноз. Впрочем, говорящий лишь о локальной симпатии. К попцу. По какой-то причине мисс Алва на вопрос отвечать не торопилась.
Какао вскоре оказалось в большой чашке, которую Флэнаган из-за ее размеров и жадности владельца к содержимому обзывал сиротской, и было поставлено перед гостьей. Вторую, не меньшую, Лиам наполнил для себя и уселся напротив, непосредственно заглядывая девушке в глаза.
– Языки, судя по всему? – он улыбнулся, – Да, догадливый иногда.
Думалось, впрочем, не о языке. О губах. Вот об ее губах. Ага, значит нравится не только попец. Прекрасно.

+1

9

Пальцу было больно, но не долго. На кухонной рукавице был нарисован котик. А студентка уже ушла. Правильно, пусть идет. Ей еще шоколадку искать. Дело, между прочим, важное и ответственное.
Хозяином дома было велено больше так не делать, и Оша, не до конца разобравшись, к чему именно относилось "так" - к проверке температуры плиты, или к чему-то еще, коротко кивнула и, на всякий случай, отошла на шаг назад. И потом уже, следуя приданному ускорению, вернулась за стол, где опять устроилась с ногами на стуле, подтянув к себе коленки и сосредоточенно сдвинув брови.
Нет, он что - глупый?
Странные человеки. Нанимают кого-то работать у себя, и не знают, где он учится. Это, как минимум, не осмотрительно. А вдруг халатно нанятый работник будет без спроса... ну... например, пить их какао? Это же плохо?
Оша, считала, что это очень плохо.
Но Оша никогда не любила вмешиваться в чужие бытовые дела без просьбы. Это ее, Оши, не касается. Но когнитивный диссонанс зазубренной иголкой впивался в мозг... Можно же совершенно логично вывести! Ему нужна была девушка-переводчик, эта же девушка что-то преподает другой девушке, которая, судя по всему, на мужчину работает...
Стоп-стоп-стоп, а может это  она потеряла где-то переменную, и девушка не работает, а... нууу, что-нибудь еще?.. (Ни единая мысль на лице Алвы не отразилась). Но все равно, можно же сложить два и два и...
- Языки, судя по всему?.. - значит, все-таки, не глупый. Это обнадеживает. С глупыми человеками общаться еще сложнее, чем со среднестатистическими представителями вида.
Еще раз кивнув, теперь уже одобрительно, девушка обхватила пальцами кружку и глубоко вдохнула, перед тем, как сделать глоток.
Хорошо!..
Не зря он ей понравился, этот Лиам. Он точно хороший. Плохие люди не только не любят какао, они его еще и варить не умеют. А этот умеет.
А здесь кормят?..
Припомнив, что у обычных человеков зачем-то заведено перед тем, как поговорить о чем-то интересном, вести какие-то непонятные бесполезные и скучные беседы согласно этикету, Оша еще раз нахмурила бровки, немного подумала, попыхтела в кружку и, нашарив в памяти, вроде как, универсальную фразу, расплылась в самой искренней и широкой улыбке:
- Хорошая погода, - и зачем-то добавила: - Да? - Мол, я все правильно сделала? Нет?
Гораздо интереснее Оше было узнать - а чья это там игрушка с пропеллером лежит в углу, или есть ли в доме кто-нибудь пушистый и милый, кого можно потискать, или видно ли из окон комнаты мужчины солнце во время рассвета... но у человеков так не принято, и иногда они даже пугаются или злятся, когда начинаешь у них спрашивать такие простые вещи. Пугать или злить хозяина дома не хотелось совершенно из-за безотчетного желания понравиться или, внезапно, быть понятой. Поэтому приходилось напрягать все свои усилия в области скудных навыков социализации. Поллитровая чашка какао, мохнатые тапочки с ушами и почти интимная обстановка (о которой Оша, в отличие от автора, ну совершенно не догадывалась) это не способствовали, и улыбка потихонечку начала блекнуть. Кажется, она все-таки сделала что-то не так?
Попробуем еще раз? Дубль два.
- Как дела?..

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » еще одна из семейства кошачьих