Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Партнеры по несчастью


Партнеры по несчастью

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Лили Гарднер и Хэйс.
О флештайме: Как-то все не складывается в жизни, если вы привыкли доверять каждому встречному. А если привыкли быть крайне недоверчивым придурком, то попадаться на удочку мошенников в тысячу раз приятнее. Хэйс и Гарднер впервые встретили друг друга при крайне неудобных обстоятельствах. Сказка о том, как приходится объединяться с совершенно незнакомым человеком, чтобы в очередной раз не загреметь в тюрьму.

+1

2

- ДА УБЕРИ ТЫ СВОИ РУКИ ОТ МЕНЯ, - Хэйс чуточку наглеет, стряхивает с себя лапы этого ублюдка и толкает его куда-то в сторону. Он, если это сказать очень мягко и пушисто, немножечко взбешен. Столько в жизни херни сделал, за которую можно отхватить - почти ни за что не наказали. Ничего не сделал - начали угрожать наручниками и парой ночами в участке. - ЧТО Я ВООБЩЕ СДЕЛАЛ?
- Ты либо успокаиваешься и делаешь так, как говорю я, либо я приписываю сопротивление при аресте, - резонно замечает полицейский, отряхивая себя от крошек гнева, что упали вместе со слюнями Хэйса, и пристально глядя на него. - Вы сами вынудили нас. Могли бы спокойно поговорить, а не устраивать акт нападения в общественном месте.
- НЕ БЫЛО НИКАКОГО АКТА НАПАДЕНИЯ, - он все еще орал. Самому противно было, да и смысл надрываться? Но несправедливость он явно почувствовал. Прям такую, несправедливую, сука, несправедливость.
Для начала, он единственный раз в жизни положился не только на себя. С его новой "работой" начали появляться кое-какие деньги и знакомые. С одним из них у Фрэнка установились довольно близкие отношения, и он сутками напролет не бывал дома. Поэтому возник интересный вопрос, почему бы не сдать квартиру под аренду, чтобы накопить хоть какие-то сбережения, а потом потратить их с удовольствием на что-то масштабное? Вот Фрэнк и нашел сладкую парочку, что уверяли, что найдут ему и арендаторов и цену накрутят и все будет так здорово, что в жизни Хэйса хоть такое понятие, как "счастье" появится.
То ли тогда он был слишком обдолбанным, то ли слишком тупым, но он подписал эту ненавистную бумажку, начинавшую его путь несправедливости.
- Вы попортили имущество, принадлежащий общественному заведению.
- Да я, черт возьми, просто сломал стул! - на отчаянном выдохе оправдывался Фрэнк. Он из себя буквально вылетел, когда пришел на следующий день в банк, чтобы оформить необходимое, а ему сказали, что на него как бы оформлен неплохой такой кpeдит. Кpeдит, которые бы его правнуки еще выплачивали. Это вот так он квартиру сдал в общее пользование. Если бы дело дошло до выплачивания кpeдита, то он следом бы сдал тело, а когда денег совсем бы не стало хватать, то в расход пошли бы органы. Жалко, они у него порядком сгнили за последние годы бурной жизни. - Так вы меня еще обвиняете и в соучастии! Какой соучастник выплачивает кpeдиты?
- Глупый соучастник. Вас, скорее всего, обманули ваши же приятели, - офицер продолжал гнуть свою палку, все подталкивая Хэйса вперед. Они никак не могли дойти от полицейской машины до участка. Парень туда вообще ступать хоть одной ногой не хотел. Его бы даже знакомые офицеры засмеяли за то, что на таком смешном попался, еще будучи невиновным. Доказать бы свою невиновность для начала.
Вошли в помещение, Хэйс поежился. Белый стерильный свет лампочек ударил прям в лицо, он снова почувствовал эту родную, но не любимую атмосферу. Как будто приехал на день рождение к нелюбимой тете, а тебя еще заставляют за столом с остальными родственниками сидеть. Только тут, скорее, камера и парочку таких же дебилов, попавшихся на мелком хулиганстве. Эх, сколько же он тут провел по молодости. И как давно не был тут. Даже ностальгия на секундочку пробрала. А потом опять эта жуткая волна ненависти к несправедливости.
- Вы же не будете меня кидать в камеру за то, что я наорал на девушку и сломал стул? - Хэйсу уже хотелось плакать. Смешно это было все, да и чертовски грустно одновременно. В каких ситуациях он не бывал...
- Я же говорю, ты подозреваешься в соучастии с этими мошенниками. Через тебя и на них выйдем. А ты пока посиди.
Его толкнули в камеру, ободряюще похлопали по плечу и оставили там. Последовал громкий, чересчур шумный, вздох и много-много ругательств, правда шепотом. Нужно было вести себя адекватно и мягко намекнуть, что ему как бы помощь требовалась, а не наоборот.

+1

3

-И вот тут подпишите, - девушка сидела на кухне, окруженная на столе всевозможными бумагами. В который раз она уже начинала сожалеть, что связалась с этой конторой, точнее, с этим сотрудником компании по недвижимости, и вообще, что решила сдавать комнату в своей огромной квартире, которую её подогнал брат по науськиванию родителей. нет, Лилли любила жить одна, у неё была собака, она ни перед кем не отчитывалась в свои неполные двадцать четыре, когда приходит, откуда приходит, и наконец, она могла вечером шуметь в коридоре, без опаски встретить брата в семейниках, или его девушку в его же рубашке.
Вообще, Гарднер никогда ничего не имела против девушки брата, но все равно её немного смущало такое поведение, тем более от родного брата. Так что получив свой уголок в солнечном городе, Лилли была рада и свободна. А потом она решила подзаработать на новенькую плазму, на компьютер помощнее, а там и софт надо обновить и прочие мелочи. Да и как-то пусто в её квартире стало, поэтому насмотревшись «Теории большого взрыва», Лилли решила найти себе соседа. Или соседку, ей это было не принципиально, только лишь бы он был чистоплотным и носки свои грязные по углам дома не распихивал.

-Какой кpeдит? – спросонья после тяжелой ночи, девушка не до конца осознавала то, что говорит ей мужчина в телефоне. Девушка на автомате нажала на кнопку принятия вызова, положила телефон под ухо на подушку, и, не открывая глаз, хмыкала в ответ, - Вы наверное, ошиблись номером, - приоткрыв один глаз, Лилли затихла. В мозгу сразу возникли ворохи бумаг, которые подписывала пару дней назад и тонкая мысль, ненавязчивая пока, что её подставили. Пока мужчина, что сидел в кресле напротив, заливал ей про лучшие условия договора по её кpeдиту, девушка все же вернулась в реальность и, покашливая, спросила: - А на сколько кpeдит-то оформлен? – чуть наклонившись вперед, она коснулась кончиками пальцев столешницы, - сто пятьдесят тысяч, - послышалось? нет, отчетливо произнес мужчина, - Вы издеваетесь, да? – приподнимая в своем возмущении брови, Лилли резко поднялась с кресла, - Я не хочу больше ничего слушать, и посоветовал абы вам впредь тщательнее отбирать сотрудников, - последнее она ляпнула так, чтобы отвязаться. После такой речи девушка попросту вышла из кабинета мужчины.

Всё, что происходило дальше – казалось девушке чистым абсурдом, ведь через три часа после встречи с банкиром, к ней в дом вломились полицейские, не дав ничего сказать, обвиняя в мошенничестве, её арестовали и уволокли в участок. Девушка не понимала, что происходит, огромным усилием воли ей удавалось не расплакаться как маленькой девочке. Она просила, умоляла отпустить её, или дать хотя бы позвонить, но все оставались глухими к её просьбам. Они лишь отмахивались, обвиняя, продолжая зачитывать её права, которые она итак знала. Её документы были у одного из офицеров, который сейчас проверял подлинность её грин-карт, вносил паспортные данные в компьютер, пока девушка опасливо озиралась по сторонам, сидя в прокуренном участке и сдерживая слезы уже от состояния воздуха.
- Посидишь пока тут, потом переведем в одиночку, - мужчина открыл передо мной двери камеры, пока я сомнамбулический входила внутрь, - Через пятнадцать минут пересменка, потом тебе дадут право на один звонок, жди, - с этими словами мужчина вышел, а девушка прошла внутрь камеры, присела на край койки и опустила спрятала лицо в ладошках.
- Я же говорю, ты подозреваешься в соучастии с этими мошенниками. Через тебя и на них выйдем. А ты пока посиди. – сколько она просидела вот так, рыдая тихонько и не веря своим злоключениям. Лишь громкий голос, а после скрежет решетки и вталкиваемое тело, которое её пока не заметило, привели в некое подобие чувства, - эй, мне обещали звонок, - говоря так, словно она эхо себя же, девушка попыталась привлечь внимание полицейского, - ещё не пришли новые, - прозвучал ответ, после чего двери камеры закрылись, оставляя Лилли наедине с очередным преступником, - А тебя за что? - ни тебе здрасте, ни тебе как зовут, просто сейчас Гарднер не видела смысла во всех своих аристократических замашках, находясь в этом убожественном месте.

+1

4

Не то, чтобы обезьянник был моим местом родным, но... Ладно, кого тут обманывать, для кого-то школа - второй дом, а для меня пару дней в камере, как за здрасьте. Но даже, учитывая все это, то когда я только зашел в камеру, а с дальнего угла послышался слегка хриплый голос, явно обращенный ко мне, захотелось прижаться поближе к решетке и позвать на помощь. Кто ж знал, что это был не сорокалетний отбитый мужик, а милая заплаканная девушка. Таких я тут очень уж редко видел, они либо сами совершали что-то крайне необдуманное, либо вляпывались в серьезные передряги из-за каких-то дебилов. Кстати о дебилах.
- Пусть они мне только на глаза попадутся, - я медленно, но верно закипаю, потому что приключения весь этот вечер какие-то не очень классные. А эти дебилы не только остаются безнаказанными, но и в чертовом огромном плюсе. Вот сейчас попробуй докажи очередному тупому копу, что ты не причем и вообще остался жертвой мошенников. Ага, пять раз они мне поверили бы.
В очередной раз вспомнил, что рядом со мной находилась девушка. И как бы ждала ответа. Чертовски трудно было думать в этот момент о чем-либо. Слишком хороши были мечты о том, как я пробиваю черепа всем тем, кто меня в это втянул. Эх, грезы.
- Обычная схема, развели как пятилетнего, - хмуро заключил я, все-таки решив ответить на вопрос девушки. Ну так, да, стадию "обвиняю всех" я уже прошел, теперь можно было порассуждать и о себе, красавце. Если точнее быть, то о таком же дебиле, только не со стороны характера, а вот именно со стороны умственного развития. Подписать такую очевидную разводку - легче было бы просто оставить в баре ключи с адресом квартиры, а лучше еще и всеми паспортными данными. И номером кpeдитной карточки. Потому что, по ходу так я и сделал, только намного более завуалировано. Молодец? Да, просто умница. - А тебя как помотало?
Я усмехнулся, всегда было интересно выслушивать девчачьи истории. Ну, правда, если перед этим тебя не утопит в соленых слезах. Иногда уж очень сложно успокоить чересчур впечатлительных дам. Хорошо, что я был тот еще джентльмен и интеллигент.
Постояв немного у решетки, решил двинуться вглубь камеры и все же познакомиться с девушкой. Потому что она обещала быть моей веселой компанией на ближайшее время. Много ближайшего времени. Копам часто нет дела до таких вот, как я, поэтому могло пройти крайне немало времени, прежде чем они хоть что-то начинали делать. Когда столкнулся с этим в первый раз, то хотел убить каждого по одному. К сожалению, возможности такой мне не дали.
- Ты не против? - спросил даже не из вежливости, а просто немного опасаясь. Выглядела она весьма безобидно, не спорю, но вдруг у нее там какие-либо наклонности или отклонения, и если я просто так сяду без разрешения, то уже никогда не встану. Серьезно, я повидал очень много преступников.
Присел, еще раз аккуратно взглянул на нее. Довольно симпатичная и невинная на вид. Такие обычно и становятся психопатками. Ладно. Если без шуток, то даже такому зачерствевшему и не умеющему проявлять чувства человеку как я, захотелось приобнять, приласкать и успокоить. Возможно, она в этом совершенно не нуждалась, но выглядела такой разбитой и жутко потерянной. Если бы мне было дело до других людей, то я обязательно бы себе места не нашел, пока не успокоил или хоть как-то ободрил её. А так было просто немного неудобно находиться рядом, не более того.
- Знаешь, я думаю, ты вообще тут совершенно случайно, - вполне оптимистично заявил я. Девушка сидела молча, поэтому нужно было брать все в свои крепкие руки и исправлять ситуацию. А то оба бы скисли и забродили. - Так что ты скоро отсюда выйдешь и забудешь все, как страшный сон.
Да, не происходит все так вот по-сказочному. Ну а что мне оставалось сказать? Ты не виновата, но жизнь вообще штука несправедливая? Если повезет, то тебя отсюда спокойно выпустят, а не будут вытряхивать все твои косяки, пока не поймут, что это пустая трата времени. Ну только ты при этом останешься немножечко опустошенной. Не очень-то и счастливые перспективы.

+1

5

Уже не одна, - пронеслось в голове, после чего девушка провела рукой по глазам, смахивая остатки слез. Хоть их ещё неприятно щипало, да и чувство собственной никчемности всё ещё будоражило её сознание, нахождение в камере не одной её чуть приободрило. Приглядевшись к парню, которого запихнули к ней в сокамерники, Лилли стала медленно изучать самого партнера по несчастью. По внешнему виду было понятно, что он не так тушуется в этом месте, видимо, не в первый раз. Зря не кричит, хотя тут как подумать, только что он достаточно громко возмущался и вырывался из лап полицейского. Но он не ревел как девчонка, как только что, пряча лицо в ладошках, рыдала Лилли.
- А меня тоже развели, и теперь наши стражи правопорядка думают, что я соучастник. – пожимая плечами сообщила Гарднер. Она все так же сидела на краю кушетки, опираясь ладошками в основание, чуть наклонившись вперед и внимательно смотря на собеседника. Тусклого света с коридора хватало для освещения только половины камеры, поэтому угол, куда забилась девушка, был мало освещён. Прошло не так много времени, пока неизвестный парень оторвался от решетки и сделал шаг в сторону девушки.
-Да нет, это наша общая территория, - брюнетка слабо улыбнулась, чуть придвинувшись от края койки к середине. Слегка наклонив голову на бок, Лилли с интересом наблюдала, размышляя, на что именно развели этого несчастного, пока ещё не чувствую от него опасности. Он был достаточно миловидной наружности, даже располагающий к общению, и встретившись н улице, Лилли обязательно остановилась для поболтать или познакомиться с ним.
Пока она так размышляла, отвлекаясь от мыслей о своих проблемах, мимо камеры прошагал один коп, затем второй. Они ни капельки не стеснялись кричать, разговаривать о своих проблемах, абсолютно забыв о двух несправедливо обвиненных людях, об их правах и желаниях. Казалось, что всем было бы по барабану, даже если бы сейчас кто-то оказался маньяком из этих двоих и накинулся на второго, убивая и мучая оппонента, вряд ли кто-то прибежал их разнимать.
-Да, думаю, все образуется, - слова парня вырвали девушку из её мыслей, она развернулась к нему, словив на себе его взгляд, и непроизвольно улыбаясь. – И ты тут тоже случайно, просто наши стражи слишком дотошно работают, обвиняя и проверяя всех по делам мошенников. Вот только почему они не дают нам право на звонок? Моя брат должно быть очень волнуется.. Я же не вышла на работу… - горько усмехаясь, вновь пряча лицо в ладошках, Лилли тяжело вздохнула. Так захотелось оказаться дома, с любимой собакой под боком, запустить пальцы в её гладкую, короткую шерстку. Она словно ощутила, как Джин жмется к её ноге, кряхтит под боком, укладываясь рядышком, ощутила её мордочку на своем колене. Но это все была иллюзия, которая рассеялась, как только Гарднер открыла глаза. На глаза вновь стали наворачиваться слезы…
-А я ведь только хотела сдать одну комнату, а на меня повесили какой-то кpeдит, который я в жизни не выплачу, - девушка всхлипнула, - Кстати, меня Лилли зовут, - как-то не удобно ей было общаться с человеком, когда она не знала даже его имени, - А тебя? – огромным усилием воли брюнетка успокоилась, на время, правда, шмыгнула носом и, чуть подтянувшись, села полностью на кушетку, упираясь спиной в холодную стену. Девушка не отрывала взгляда от парня, который сидел напротив неё, то и дело переводя взгляд на решетку, пытаясь уловить момент, чтобы выловить полицейского и попросить позвонить брату. Ведь сейчас она волновалась за Люцифера, ощущая, как сильно горят её щеки, и уверенная, что брат сейчас её ищет, обзванивая всех её подруг и знакомых. Вот будет умора, когда он придет в полицию, подавать заявление о её пропаже, а его приведут прямо к ней в камеру… - Слушай, - Лилли встрепенулась, резко поднимаясь с койки и делая шаг в сторону решетки, - как думаешь, нам все-таки дадут позвонить? – её просто не покидала эта мысль, - Или нас уже считают за отъявленных преступников, и нам осталось ждать суда? – чего таить, она же не местная, англичанка до корней волос, всего год живущая в Америке, никогда не нарушавшая закон и вот так попавшая на мушку. Забавно.

+2

6

Она была забавная, эта девушка. Не выглядела чересчур юной, но так сопли на кулак мотала, что невозможно было сдержать улыбку. Самое странное, что обычно меня это напрягало, если даже не отпугивало. Ну какой парень захочет смотреть на незнакомую девушку в такой уязвимый для нее момент, будучи вообще не в силах помочь? А тут как будто глядишь на ребенка, у которого отобрали игрушку.
Конечно, если игрушку можно было считать свободой. Потому что отобрали-то именно ее. Не так поэтично, как хотелось бы.
- Соучастник? - я хмыкнул, как-то вовсе не замечая такое странное совпадение. Не зря, наверное, учительница так надрывно кричала, что я в своей жизни, если до чего додумаюсь сам, так только до того, как в могилу её свести. Я, кстати, был абсолютно солидарен с ней в этом вопросе. - Меня вот тоже обозвали так противно. И вот, если бы за дело, то так бы обидно не было.
Вру, конечно, обидно бы было да ещё как. Но в этом случае грустнее вдвойне, если даже не втройне. Вновь нахожусь за решеткой, пытаясь не замерзнуть и не сойти окончательно с ума от этих знакомых стен и неприятных лиц.
- Давай лучше выберемся отсюда, и там будем себе искать более приятную общую территорию, - я ни на что не намекал, лишь подумал, как же противно было вновь находиться за решеткой, а еще и "делить территорию" с такой милой девушкой. Ладно я, дебил, переживу и забуду завтра же. Ну хорошо, пожалуй, сначала найду тех, кто подставил меня, поговорю с ними по душам, а после сразу же забуду. Так эта же будет вспоминать это еще месяцами, как очень страшный сон.
- Наши стражи? - теперь я улыбался во все тридцать два. Хорошо, ладно, не стоит забывать, что мы из разных слоев социума, а по ней, если честно, даже и не скажешь, что она с Сакраменто. Но как же забавно было слышать подобное изречение в сторону тех, кого я вслух называл только конченными уродами. Это, если еще все маты из такого маленького обращения убрать. - Они просто шибко не волнуются по поводу твоих прав. Ну то есть да, конечно они их должны исполнять, и некоторые это делают с особым почетом, но на таких, как мы, всем по-большому счету плевать. В любом случае, не переживай, устроим мы тебе звонок.
Ну а как отказать, когда смотришь в эти блестящие от слез глаза? Столько надежды в них струится, что я невольно завидую тому, чего у меня вообще никогда в жизни не было. Скорее всего, и не таким ублюдком бы вырос, если бы хоть немного верил в других людей. Но они же все дебилы. Поэтому остается только поддерживать веру у других.
Это мне чем-то напомнило обеспокоенность родителей по поводу своего чада, который начинает сомневаться в истинности Санта-Клауса. И поэтому очень было трудно не засмеяться, но я все-таки смог. Пугать никого не хотелось.
А вот дальше дело начало набирать хорошие такие обороты. Точнее, я наконец-таки сдвинулся с мертвой точки в своем мозгу и смог сложить дважды два.
- На тебя кpeдит повесили? При том, ты просто хотела сдать комнату в аренду? Мне кажется, что мы с тобой, Лилли, тут из-за одних ублюдков, - я при одной мысли о тех, кто подставил меня и, возможно, мою новую знакомую, уже хотел их придушить. Или избить. Или ещё что, но обязательно что-нибудь, что заканчивалось смертью. - Я Фрэнк, кстати. И я считаю, что нам нужно что-нибудь придумать, чтобы хотя бы выйти отсюда. Ну и вообще, не помешало бы найти этих... арендаторов.
Все-таки передо мной сидела очень нежная и эмоциональная девушка. Я правда старался выглядеть не шибко злым, и, честно говоря, не знал, каким чудом у меня это получалось.
Лилли то и дело поглядывала на решетку, и не трудно было догадаться, чего именно она хотела. Наверное, вообще в первый раз в такое заведение попала, конечно, так до паники не далеко. Я в свой первый раз не волновался только потому что был в абсолютную хламину.
- Так, не паникуй. Тут дело максимум дойдет до того, что мы посидим пару часов. За неимением доказательств нас отпустят. Ну какие из нас соучастники? - хоть и обстановка сама по себе была довольно напряженная, я все хотел смеяться, смеяться очень громко. Ну правда, она была до ужаса забавной и милой. Обеспокоенной только, поэтому нужно было такое как-то исправлять.
- Посиди спокойно, я сам все улажу.
Возможно, только благодаря ей у нас и появился шанс выбраться. Начни я, как всегда, буянить, то получил бы по печени и пролежал бы, загибаясь, еще с полтора часа. "Наши стражи" не любили особо церемониться, особенно, с такими наглецами, как я. Но я это понял сразу, понял, что девушка точно не переживет данного зрелища, поэтому поступил, как подобает джентльмену. Просто подошел к решетке, прислонился и начал ждать, пока кто-нибудь пройдет. Да, можно было позвать, но я боялся, что нарвусь на грубость и тогда нагрублю в ответ. И там уже по отработанной схеме.
Ждать пришлось минут восемь. Конечно, не так продуктивно и, скорее всего, Лилли уже давно решила, что я какой-то дебил и нельзя доверять мне важные решения, но тут в поле зрения появился этот доблестный страж порядка. Ангел-хранитель.
- Извините, можно вас на минуточку? - все-таки копы не такими козлами были и хотя бы не игнорировали мои просьбы. - У меня и этой милой дамы есть один телефонный звонок, - кивнул головой в сторону девушки. - Мне он не нужен, но, будьте добры, предоставьте его леди.
Полицейский замялся на минуту.
- Пошли.
Я победно улыбнулся и вновь посмотрел на девушку, как бы взглядом приглашая ее выйти наконец из камеры и быть хоть немного увереннее. А то складывалось такое ощущение, что она после всего этого вообще человеком себя не чувствовала и прав никаких не имела.

+1

7

-Это все сон, это все нереальность, ещё чуть-чуть и я проснусь, у меня под рукой сопит Джин, и .. И это просто кошмар, - носилось в голове у девушки, не отпуская мысли, заставляя Лилли лихорадочно думать, ища выход. Она не представляла, что сделает с ней Люцифер, когда узнает о передрягах и приключениях сестры, но она была уверена, что он вытащит её, поверит, что она не виновата. Хотя бы потому, что ей не за чем заниматься этими аферами, ведь у их семьи денег достаточно, девушке стоит только попросить. Вообще, зачем она вообще подумала о сдаче комнаты, повесила бы сама объявление в университете, назначила цену и не звонила этим риэлторам.
-Ага, кpeдит, - кивнув, девушка прижалась лбом к решетке, всматриваясь в самый дальний угол коридора, где находилось несколько камер, - Ну почему они не идут? – Гарднер всё ещё не снимала свои розовые очки, свято веря в идеальность этого мира. – Они же за это деньги получают, - шептала она себе под нос, сжимая прутья решетки ладошками, - Господи, за что мне такое наказание? – кажется, что она была на грани истерики, стадия паники у неё уже прошла и сейчас брюнетка по-тиху начинала задыхаться.
- Ф..Фрэнк? – всхлипывая, она обернулась, словно имя собеседника вывело её из состояния не стояния, и привело чуточку в чувство. Она посмотрела на парня полными слез глазами, ей почти было стыдно за свое поведение, но сейчас она не отдавала себе отчет в своих же действиях. – П.. Прости, что я так себя веду, - она подняла руку, вытирая слезы, которые вновь, непрошеным потоком, пытались выбраться наружу. – Так, Лилли, успокойся, ты ведь не какая-нибудь рёва-корова! – мысленно она успокаивала себя, приводя в чувство. – Хорошо, - брюнетка кивнула, отойдя от решетки и присев на край койки, уперлась ладошками в седушку. Она покачивалась из стороны в сторону, убаюкивая себя, и приводя голос в состояние равновесия. Когда Лилли волновалась, именно это помогало ей, она что-то невнятно бормотала себе под нос и в такие ситуации явно смахивала на умалишенную, но что поделать, если только таким образом её можно было успокоить. Скорее всего, вырасти она не в такой любви, заботе и опеке, ей было бы проще принять факт ареста, этой аферы, возможно, она даже была бы частым гостем в подобного рода заведениях, но воспитанная в чистоте, опрятности, любви к культуре законопослушными гражданами Англии, практически аристократами своего общества, она не могла принять этот факт.
-Ты наивная идиотка, - ругалась про себя, - когда же ты повзрослеешь, - и не важно, что пройдет неделя, может две, и она забудет этот страшный сон, возможно вновь будет смотреть на мир через цветные стеклышки, видя только добро, ей так проще, но она давала себе обещание не повторять своих ошибок и больше в аферы не лезть, подписывать документы только с адвокатами, или же через брата. В этой стране, где она прожила от силы полгода, всё было чуждо, дома она бы не вляпалась ни во что подобное.
- Ну что? – тихонько спрашивает, смотря в сторону Фрэнка, который словно завис у решетки. Сколько она просидела вот так, высушивая слезы и приводя дрожащий голос в порядок? Минут десять? Двадцать или полчаса? Может уже прошло два часа? Ох, ещё и парню не удалось привлечь внимание к их персонам, - Может, это гиблое дело, и они там все уснули? – Лилли перевела взгляд на маленькое окошко, которое было почти у основания потолка, сквозь которое лился лунный свет и отображался на полу в виде восьми квадратов. – Не вариант, - мысль о побеге, как в том сериале, проскользнула в её голове, но она лишь мотнула ею в разные стороны, откидывая назад, - Ты ни в чем не виновата, - утвердилась в своих мыслях и, вставая с места, сделала шаг к своему сокамернику. Как раз в этот момент к камере подошел один из полицейских, Фрэнк вежливо попросил того о звонке, чем поставил полицейского в небольшой ступор. Тупицы? – эдакий черный ангелок присел на плечо к Лилли, саркастично улыбался и подначивал девушку к плохим поступкам. Лилли передернула плечами, уже хотела что-то сказать, но тут полицейский словно отвис и, повернув ключ в замочной скважине, позвал девушку за собой.
- Пошли, - коротко кинул через плечо, после подождал, пока она выйдет из камеры и вновь закрыл её на замок, - Иди за мной, - вновь обратился к Гарднер, после медленно пошел в сторону дверей. Через пару минут девушка оказалась в другой комнате, где стоял один стол, стул, а около стены стоял небольшой столик, больше похожий на тумбочку, на котором стоял старый аппарат, ещё дисковый. Такой аппарат Лилли видела в музее в Вене, а сейчас воочию наблюдала в камере для звонков.
-У тебя три минуты, - мужчина, что стоял у входа, посмотрел на свои часы, намекая, что время пошло. Не помня себя, Лилли быстро подошла к столику, дрожащими руками, подняла трубку, с радостью услышала там короткие гудки и стала набирать номер брата. Про себя она молилась, чтобы тот был дома, и ей не пришлось звонить тому на мобильный. На счастье, через полминуты на том конце провода послышался родной голос брата.
-Люц, - все-таки дрожь в голосе не пропала, - братишка, - как только она произнесла это, глаза вновь неприятно защипало, - Я не знаю, как это получилось, - девушка даже не обратила внимание, что брат не в клубе, и что он спал, она просто рада была его слышать, - Я хотела сдать комнату в своей квартире, а меня… - она всхлипнула, - меня втянули в какую-то аферу с деньгами, - опять всхлип, - братиш, они меня арестовали и говорят, что я соучастница… - последнее она как-то проглотила, но договорить не успела, даже дослушать взволнованный голос брата, который явно проснулся от таких слов. Хлопая ресницами, девушка смотрела на полицейского, который грубо отобрал трубку у неё из рук и положил её на место, - Твое время кончилось, идем обратно! – он схватил её за руку, делая больно, Лилли вскрикнула, - Но.. но.. Но время не .. закончилось, - она пыталась отбиваться, тогда как коп был сильнее и мощнее её, - а мне плевать,  -рявкнул тот, поднимая девушку с колен, посидишь в камере до утра, а там придет начальник и скажет, что с вами обоими, аферюгами несчастными, делать, - сопровождая весь путь до камеры этими нелестными сообщениями, он подтолкнул хрупкую фигурку Лилли к решетке, за которой сидел Фрэнк, жестом приказал тому не двигаться, открыл решетку и подтолкнул туда брюнетку. Не ожидавшая такого поворота, Гарднер споткнулась о порог камеры, почувствовала лишь, что нога неестественно подвернулась, после чего уперлась руками в холодный цементный пол. Она даже не сразу поняла, что упала, так горько сейчас ей было. Это гадкое ощущение, когда твой карточный домик рушиться, а светлые образы застилают тени, разрушая иллюзию идеального мира, - развлекайтесь, - хмыкнул напоследок, после чего удалился, оставив девушку в слезах на полу.

+1

8

Эти минут пять, пока девушка разговаривала по телефону и ходила туда обратно, длились намного дольше чем все то время, пока они вообще пробыли за решеткой. Я не знаю, из-за чего так волновался за нее, но вообще ответ был довольно прост. Стоило просто посмотреть на это милое заплаканное личико и все вопросы отпадали. Как ее вообще возможно было дать в обиду? Как можно было обидеть ее? Она же выглядела, как маленький и потерянный ребенок. И да, это вполне такой хороший комплимент от меня. Особенно учитывая, что я в то же время выглядел как только-только взрослеющий, но уже полностью пропитый алкаш. Интересно, почему она не испугалась, увидев меня. Особенно, увидев по эту сторону решетки, где обычно все же находились настоящие преступники. Да и если отбросить все эти аферы, то и я преступником был. Видимо, милая мордашка все-таки помогала хоть как-то предрасполагать к себе людей.
Хоть чем-то природа не обделила.
Может, это больное и разыгравшееся воображение, но, кажется, я слышал всхлипы девушки даже тогда, когда она находилась далеко, разговаривая в тот момент по телефону. В камере было тихо, поэтому неудивительно, если это все на самом деле было так. Неприятно как-то было слушать, как надрывался ее голос и как она сама шмыгала носом. И неприятно не в смысле, что уши заткнуть хотелось. Наоборот, хотелось обнять и успокоить. Когда во мне проснулся такой инстинкт старшего брата? Все же девушки творят чудеса.
Пока Лилли была там, я разглядывал камеру и старался успокоиться после всего того, что произошло за этот день. Хотелось, по меньшей мере, погнуть решетки и пойти к этим супер-аферистам, попутно надирая зад всем, кто вставал бы на пути, но во-первых, тогда бы я до своей цели вообще никогда не дошел, во-вторых, такой возможности у меня совсем не было. Поэтому легче было хоть немного приблизиться к умиротворенности и найти себе дело, что отвлечет от всего уныния вокруг. Копы никогда особо не торопились в расследовании или оправдывании невиновных, поэтому мы действительно просидели бы тут до утра, пока не пришел бы более-менее начальник и не разобрался бы с нами.
Находясь в глубоких раздумьях, я не сразу заметил, как вернулась девушка. А вернулась она не так, как хотелось бы. Еще более заплаканная и зашуганная, так этот пидор еще и подтолкнул её так, что она упала прямиком на холодный и твердый пол. В тот момент я даже замешкался на пару секунд, решая, кинуться ли к решетке, чтобы схватить этого доблестного полицейского за шкирку и прибавить себе немного срока или помочь Лилли. Опять же, женское общество буквально творило чудеса, и я через три секунды был прямо у девушки, протягивая ей руку и на всякий случай готовясь к тому, чтобы полностью ее подхватить, если бы она сама встать не могла.
- Так, только вот сейчас давай без слез, - говорил я предельно серьезно, но мягко. И в принципе, в слезах не было ничего плохого, но невозможно было смотреть как грустно поблескивали ее глаза в лунном свете. - Все хорошо, ты позвонила и хоть что-то сказала. Я, в принципе слышал. Так что заберут тебя скоро отсюда, скорее всего, и меня попутно получится.
С этими словами все же аккуратно поднял девушку с пола, которая, как оказалось, находилась в небольшом ступоре. Но после этих действий сразу же отмерла и мы совместными усилиями довольно скоро оказались на койке. Я не смог устоять, чтобы не заключить ее в свои объятия. Так Лилли еще и теплой была, и пусть меня обзовут корыстным ублюдком (что на самом деле так и есть), но действительно хотелось согреться. Помещение никак нельзя было назвать теплым, а нам еще всю ночь нужно было там находиться.
- Не обращай внимания на этих уродов, - я объяснял тихо и вкрадчиво, будто читая детскую сказку перед сном. - Им нужно лишь за счет кого-то самоутверждаться. Не всем, конечно, но обычно действительно хорошие копы не работают с такими, как мы. Поэтому просто потерпи немного, выберешься отсюда и все забудешь.
Немного слукавил, все она бы конечно не забыла, но это и так мы оба понимали. Просто решили оставить честность где-то на отметке восемьдесят-девяносто процентов. Так было проще с людьми.
- И у тебя ничего не болит? Потому что, если ты что-то растянула или сломала меня не остановит то, что меня еще на пару суток запрут, но справедливость я восстановлю, - и вроде шутил, вроде даже улыбался, но говорил абсолютно серьезно. Одно дело когда немного унизили, другое, когда сделали больно.
Следующие минут десять мы просидели в тишине. Девушка едва заметно подрагивала в моих руках, а я все не мог решиться на то, чтобы полностью ее успокоить. Да и было ли это вообще возможно? Сложный вопрос.
- Думаю, что нужно поспать. Брат твой, может и беспокоится сильно, но у него время определенно уйдет перед тем как вообще что-то сделать, а если ты будешь сидеть тут, покачиваться из стороны в сторону и ждать часами, то с ума сойдешь, - опять лукавил, но ей действительно надо было отдохнуть. Конечно сложно это было, учитывая ту безумно мягкую койку, на которой мы сидели. - Можешь поспать на мне. И я без намеков. Просто к стене отодвинемся, и ты приляжешь. Я широкий, ты точно поместишься.
Возможно, даже бессознательно пытался развеселить Лилли. Черт его знает, работало ли это хоть на половину, но я крайне сильно надеялся.

+1

9

Чувствуя боль, скорее душевную, что столкнулась с таким позором, чем ту физическую, от слегка раздертых ладошек, девушка вновь была на грани, чтобы расплакаться. Но каким-то уголком своей души, она понимала, что чем больше слез и нервов она сейчас потратит, тем тяжелее потом будет всё это пережить. Тем более, в камере она была не одна и, пусть и была слишком ранима, как любая творческая личность, она была не совсем готова выказывать подобные эмоции на глазах у других. И не любила, когда её считали мямлей.
Пока ещё не подымаясь с колен, она, понурив голову, переосмысливала всё, что сделала за последние дни. Пыталась вспомнить тех людей, которых наняла, чтобы сдать комнату, пыталась вспомнить, какую именно бумагу в кипе остальных, подписала и навлекла на себя беду, вспоминала до тех пор, пока голос соседа по «комнате» не вывел её из состояния ступора. Лилли молча подняла взгляд на парня, что уже оказался напротив, и внимательно посмотрела на него. Она не могла объяснить себе, почему он не казался ей опасным, ведь в подобном месте не бывает хороших людей. И тут же мысль больно кольнула её, она-то хорошая… Теперь уже нет, - смеялось подсознание девушки, вытанцовывая непонятный танец где-то позади неё. – Я .. стараюсь, - отвечая на его замечание, которое в мозгу у брюнетки прозвучало больше как укор, предостережение, что больше так делать не надо, заставляя все лучше держать себя в руках, хоть и реветь хотелось именно навзрыд.
-Все равно слезами горю не поможешь, - отходя от нервного мини-срыва, она все ещё неприятно шмыгнула носом, потом приняла помощь Фрэнка и поднялась с колен. Внимательно осмотрела ладошки, стряхнула с них песок, вытирая об штаны, после с брюк также смахнула грязь и осмотрела коленки, боясь, что порвала новые штаны. Постепенно девушка успокаивалась, и хоть была тихой, голос её звучал неуверенно и грустно, но слезы внутри себя Лилли уже держала хорошо. – Да, ты прав. Брат вытащит меня и тебя заодно, учитывая, что мы с тобой сейчас соучастники одних и тех же людей, - брюнетка вяло улыбнулась. Ей было приятно, что сейчас она не одна, девушка догадывалась, что окажись она одна в подобном месте, то точно сошла бы с ума, или довела себя до истерики всеми домыслами., - Спасибо тебе, - очень тихо шепчет, смотря на парня своими огромными, карими глазами, которые чуть поблескивали в лунном свете, просачивающемся из небольшого окошка на стене.
-Нет, все целое, - Лилли вновь улыбнулась, немного ладошки поцарапала, но от потери крови точно не умру, - поеживаясь от внезапного холода, Гарднер чуть дрожала, а от того места, где сейчас лежали теплые ладошки Фрэнка, по всему телу ползли неприятные мурашки, - здесь просто холодно, - пожимая плечами, произнесла наконец, оправдывая свое состояние. Брюнетка фактически успокоилась, немного замерзла и, когда парень стал говорить о том, что надо отдохнуть и поспать, первые пару минут смотрел на того немного недоумевая. Потом её взгляд прошелся по камере, а внутренний голос задавал один и тот же вопрос, как можно спать в таком месте? Без подушки, одеяла, на сыром полу, что ли?
-На.. тебе? – её брови выгнулись в вопросительном жесте, сама того не замечая, Лилли сейчас покачивалась из стороны в сторону, сидя на койке, и не могла вспомнить, как вообще оказалась в таком положении. Наверняка новый знакомый ей помог, утешая её, а она и не заметила. – а ты ведь прав, - она склонила голову набок, чуть прикрыв глаза и наблюдая за собеседником уже через опущенные веки. Что-то подсказывало ей, наверное, здравый смысл, а не надежда, - что даже если Люцифер прибежит, а он прибежит, и разнесет этот участок, он все равно не сможет достать её раньше, чем завтрашнее утро. Поэтому необходимо было отдохнуть, и согреться. Согреться в первую очередь.
теша себя такими мыслями, Гарднер тихонько кивнула, после подтянулась на койке, забираясь на неё с ногами и, принимая помощь Фрэнка, прижалась к нему всем телом. Спрятав руки в рукава тоненькой кофты, она сжалась в небольшой комочек, обнимая колени и тычась носом в его плечо.
-Расскажи, что продавал ты? – когда она уселась поудобнее, и чуть-чуть начала согреваться, уже не качаясь из стороны в сторону, шёпотом произнесла вопрос, не открывая глаза и чувствуя, как от усталости уже проваливается в сон. Не ожидая от себя подобного, девушка быстро открыла глаза и часто-часто заморгала, но усталость брала верх и уже спустя пару минут, слушая тихий голос Фрэнка, Лилли сама не заметила, как уснула.

Просыпаться было сложно, учитывая, какие виртуозные сны девушка видела ночью. Сколько она проспала – она не знала, но лишь открыла глаза, то сразу тихонько застонала. Все тело ломило, как после трудного рабочего дня, ноги и руки затекли так, что разгибать их было очень и очень болезненно. А учитывая то, что открывая глаза, она заметила рядом неизвестного, - первые пару секунд после пробуждения, пока не вспомнила, что произошло вчера, - парня, а вокруг не свою спальню, а камеру, это действие вызывало ещё больше боли.
-Доброе утро, Фрэнк, - шепнула немного охрипшим голосом, придя в себя, вытянув ноги и чуть приподнявшись, девушка машинально поправляла волосы, надеясь, что не выглядит как кикимора.

Отредактировано Lilly Gardner (2016-03-07 13:22:56)

+1

10

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Партнеры по несчастью