Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Modern Flaw


Modern Flaw

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Опасность заключается в потере контроля

__________________________________________

Bernadette Rickards as Rosalyn Bishop; Juliette Altieri as Benjamin Morgan
Ист-Хэмптон; июнь 2015 года

Код:
<!--HTML-->
<object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="520" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/kattygull/folders/Default/media/0ebc703f-d43c-48f2-b63d-b2d9b0c57d71/Fiona%20Apple%20-%20Container.mp3
"> </object>

http://funkyimg.com/i/28g53.gif
Имя: Розалин Бишоп (в девичестве Лайнус)
Возраст: 31 год
Род деятельности: медсестра отделения педиатрии
Семейное положение: муж - Оскар Бишоп (37 лет); дети - Сэм (12 лет), Грейс (5 лет)
♦ Миловидная молодая женщина, с обаятельной улыбкой, мелодичным голосом и руками заботливой, старательной матери, жены, медсестры. С виду покладистая, услужливая, тихая, спокойная, старательно скрывает свои неконтролируемые скачки настроения и склонность вымещать всю злость причинением себе вреда. Несчастлива в браке, живет бедно с мужем-неудачником и двумя детьми, сама родом из богатой, влиятельной семьи. Изменила мужу за тринадцать лет брака один раз, уверена, что Грейс - дочь любовника; официального подтверждения этому нет. Ненавидит свою сложившуюся печальным образом жизнь и желает все изменить, но считает, что изменить у нее ничего не получится.

http://funkyimg.com/i/28g58.gif
Имя: Бенджамин Морган
Возраст: 42 года
Род деятельности: врач-стоматолог
Семейное положение: жена - Рейчел (40 лет); дети - Мелисса (17 лет),  Джозеф (10 лет), Томас (5 лет)
♦ Спокойный, обаятельный, обладатель неплохого чувства юмора, отличающийся постоянством и тягой к стабильности; немного инфантильный, любящий закрыться в себе, своих мыслях. Предпочитает оставаться показательно вежливым и сдержанным, пряча всплески негативных эмоций, будь то раздражение или вспыльчивость. Ценит и любит свою семью, терпеть не может родителей жены, один год состоит в отношениях с молодой девочкой-коллегой (до встречи с ней, не изменял), но жутко боится, что это вскроется, и все пойдет крахом. Не представляет для себя полное одиночество, устал от домашней рутины, мечтает путешествовать много и долго. Дружит с преуспевающим банкиром.


NPC

Rachel

Melissa

Joseph

Thomas

Sarah

James

http://funkyimg.com/i/28kYH.jpg

http://funkyimg.com/i/28kYG.jpg

http://funkyimg.com/i/28kYJ.jpg

http://funkyimg.com/i/28kYC.jpg

http://funkyimg.com/i/28kYE.jpg

http://funkyimg.com/i/28kYD.jpg


Oscar

Sam

Grace

Patricia

Bart

Harry

http://funkyimg.com/i/28kYL.jpg

http://funkyimg.com/i/28kYF.jpg

http://funkyimg.com/i/28kYK.jpg

http://funkyimg.com/i/28m1z.jpg

http://funkyimg.com/i/28m1y.jpg

http://funkyimg.com/i/28kYM.jpg

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-02-23 15:48:05)

+3

2

[NIC]Rosalyn Bishop[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28iFb.gif[/AVA]
[SGN]http://33.media.tumblr.com/d4f013356e3f9282d7bcbd81007f0e2b/tumblr_n6a9utqt1T1siomh7o1_250.gif
It's far better to be unhappy alone than unhappy with someone — so far.
[/SGN]

В тот день было убийственно, просто невыносимо и удивительно для начала июня жарко; жарко и душно, отчего маленькой Грейс – пятилетней дочери Розалин и Оскара, -  с довольно-таки слабым здоровьем становилось очень дурно. Детское кресло было прикреплено к заднему сиденью, рядом с девочкой лениво развалился двенадцатилетний Сэм, уставившись в потрепанный, купленный за пару долларов комикс в одном из магазинов Нью-Йорка пару дней назад. Он все ждал появления за окном сверкающей от нещадно палящего солнца морской глади, ведь в последний раз парень видел море, будучи еще совсем маленьким и ходя пешком под стол; и помнил тот их последний семейный отпуск только по старым, малочисленными фотокарточкам, которые его мать хранила в картонной коробке из-под обуви вместе с вещицами из прошлого и прочим ненужным хламом, бывшим отчего-то очень для нее ценным.
- Надо было не принимать их приглашение, - голос у Роуз всегда был мягким, нежным, но в этот раз из-за продолжительного молчания и сухости во рту, с заметной хрипотцой она произнесла эти слова. – Они не будут нам рады, никогда не были и сейчас не будут. – Речь шла о родителях Розалин, бывших одной из тех типичных семей, проживающих в Ист-Хэмптоне на постоянной основе – богатой, владеющей землями, недвижимостью, приносящими им всегда стабильно высокий доход. Девушка смутно припоминает годы жизни в доме на побережье, себя с фамилией Лайнус, свободной от обручального кольца, детей, обязанностей, ежедневной подавляющей рутины; словно этого никогда и не было, или однажды привиделось во сне и уселось в памяти неясной картинкой. Ибо та жизнь, которой она живет сейчас, разительно отличается от той, что была у нее раньше. На смену беззаботному и полному перспектив благодаря финансам своих отца и матери будущему пришло будущее, подобное спуску с горы; с каждым годом все ниже и ниже, ниже и ниже, на самое дно ямы, с которой выбраться без чьей-то посторонней помощи, или без  потери чего-то или даже кого-то очень стоящего и близкого будет невозможно. С каждым годом Розалин также думала, мол, может в этот раз все изменится? Может слова Оскара о его грандиозных бизнес-планах и планах на счастливую семейную жизнь с более широкими карманами возьмут да превратятся в действия, а мечты станут былью?
- Они не нам не будут рады, а мне, - впервые за всю поездку девушка услышала, о чем говорил ее муж. И подсознательно прекрасно понимала, что тот говорит чистую правду, вот только для чего-то в очередной раз взялась за бессмысленные слова поддержки. Но на них мужчина не нашел подходящего ответа, никогда не находил. – Патриция объяснила тебе свое приглашение погостить у них все лето? Ты уверена, что она говорила про все лето?.. Просто странно это все, твоя мать никогда не горела желанием видеться с нами, про твоего отца даже говорить ничего не буду.
- С тех пор как родилась Грейс они стали мягче… Да и ты ведь знаешь, что последний  год мы с мамой созваниваемся, общаемся. Наверняка даже отец хочет сблизится со своими внуками, так что я не понимаю, к чему вообще был твой вопрос. – С отцом дела обстояли куда сложнее; ведь это именно он когда-то выставил свою единственную дочь за порог своего дома, как только был поставлен в известность о ее помолвке с бедным и больше бросающимся громкими словами, чем делающим что-то действительно стоящее парнем. Видела ли Розалин тогда того Оскара, каким он был на самом деле – ленивым, излишне мечтательным, бездеятельным? Конечно, нет. Она любила его когда-то так сильно, что не могла и подумать о том, что в ее будущем муже есть что-то действительно плохое, есть какие-то изъяны характера, нрава, образа жизни; теперь же Розалин не может вновь разглядеть все то хорошее, и вряд ли испытывает к Оскару что-то большее, чем простую банальную, возникающую спустя долгие годы совместной жизни привязанность.
- Судя по твои словам, они не могут нас дождаться. Так к чему, Роз, твоя уверенность в том, что они не будут нам рады? – спокойным тоном произнес Бишоп, поворачивая в сторону дороги, ведущей к тому месту – уединенному, но большому по своей площади, - где находится дом семьи Лайнус.
На его слова молодая женщина не нашла подходящего ответа, ибо правда не могла толком обосновать свою вслух произнесенную недавно мысль. Дети начали копошиться на заднем сиденье и Розалин с удовольствием отвлеклась от диалога с супругом на сына и дочь, прилипших к окну с того самого момента, как за ним начала тянуться отчетливо видная побережная полоса.

***

Говорят, что жизнь в Ист-Хэмптоне на постоянной основе - знак качества вашей удачно сложившейся жизни; Барт Лайнус, по крайней мере, никогда не уставал и не устает это повторять при каждом удобном для этой фразы случае. Патриция в этот момент одобрительно хлопает супруга по плечу, натянуто улыбается, чувствуя при этом раздражение на неискоренимую привычку этого мужчины. Что касается Розалин... в юности, будучи жительницей Ист-Хэмптона, эти слова воспринимались как нечто обыденное, правильное; к тому же она считала себя донельзя везучей девушкой, раз ей угораздило родиться в этом месте, у своих родителей. Сейчас же, когда отец говорит о качестве жизни, обращаясь к ней, как к малообеспеченной жительнице Бруклина, в ответ хочется лишь фыркнуть, повести руками, съязвить - показать, что коронная фраза Барта Лайнуса - глупое необоснованное убеждение.
Но Розалин лишь дергает уголками губ и складывает руки на груди. За нее с полной уверенностью в своих предубеждениях начинает говорит Оскар.
- Смотри, видишь там людей? Это семья Рейчел, ты должна помнить ее, она часто сидела с тобой еще девочкой в свободное время от школы. Ее родители так ею гордятся! Даже спустя годы не перестают говорить о ее достижениях, - чета Лайнус и семейство Бишоп гуляли по морскому побережью, медленно пересекая песчаный пляж от отвесных скал вдалеке, к которым они спустились по дороге, ведущей от самого их дома; Сэм и Грейс вечно норовили залезть как можно дальше в море, дурачились, и иногда их хохот разряжал либо вдруг возникающую тишину, либо назревающий между Оскаром и Бартом очередной конфликт. Они все старались себя вести так, будто такой совместный отдых для них - обыденное дело, и что это не первая встреча спустя много лет.
- Рейчел, здравствуй! - Патриция махнула женщине рукой, когда они оказались совсем рядом друг с другом. - Какая приятная встреча! Помнишь еще нас?.. А Розалин, девочку, с которой нянчилась в школьном возрасте? Посмотри, тоже, как и ты, приехала с семьей на каникулы, - девушка смотрела прямо на некогда подругу из детства и видела ту, что является сейчас ее полной противоположностью; ухоженная, с идеально уложенными и здоровыми, а не испорченными волосами, в дорогой и явно купленной за свой счет или счет своего мужа одежде, а не в той, которую любезно одолжила ей мать. И муж ее был именно такой удачной партией, о которой когда-то говорила Патриция. Розалин даже на какое-то время задержала на нем взгляд, разглядывая его лицо. Ей показалось, что его она знает, и знает хорошо; это было такое мгновенно вспыхнувшее ощущение, разлившееся по всему телу, словно она встретила кого-то некогда близкого, но по какой-то причине полностью забытого.
- Привет, - махнула рукой после секундного молчания, улыбнулась, чувствуя непонятную неловкость. - Хорошо выглядишь... Я тебя совершенно не узнаю, если честно, - на самом деле напротив Розалин сидел абсолютно чужой человек. Она едва ли когда-то знала Рейчел, просто общалась, гонялась за ней и занимала ее свободное время, и сейчас ей даже не вспомнить о том, какой она когда-то была. - А вы тоже из этих краев? - Бишоп обратилась к супругу женщины, и поймала себя на мысли, что сделала это неосознанно, случайно; само вырвалось, как говориться. - Извините, мне просто кажется, что я вас раньше видела здесь, в Ист-Хэмптоне, - пожала плечами и улыбнулась, на момент отведя глаза в сторону детей, с которыми в этот момент возился Оскар.

Отредактировано Donna Costner (2016-02-22 20:14:51)

+3

3

Выступив вчера перед губернаторами в Белом доме, президент США Барак Обама выразил «осторожный оптимизм» в отношении перспектив одобрения Конгрессом торгового пакта Транстихоокеанского партнерства с учетом поддержки республиканского большинства в обеих палатах, – вещала ведущая утренних теленовостей, пока мужчина с практически полностью седой головой, монотонно помешивал ложечкой в чашке с кофе. На часах было не больше семи, а он успел немного побегать в сквере, согнав сонливость и привычную пассивность после пробуждения, по вине накопившейся усталости. Неосознанно прислушиваясь к отдельным звукам, ждал, когда со второго этажа галопом понесутся вниз сыновья, но в доме по-прежнему царила удивительная и, несомненно, приятная тишина. Вооружившись двумя чашками, Бен тихо поднялся наверх, осторожно переступая порог спальни; в ту же секунду запиликал цифровой будильник, который резко накрыла ладонь жены, выглянувшая из-под одеяла. Усмехнувшись, он закрыл дверь ногой, обошел кровать и опустил одну чашку на тумбу рядом с изголовьем. Наблюдая, как ерзает в постели Рейчел, сделал глоток остывшего напитка, после чего присел рядом. Мягко убрав копну темных волос с ее лица, в который раз отметил свежесть и какую-то неуместную и трогательную беззащитность.
Привет, дорогой, - хрипло, с улыбкой, прошептала женщина, коснувшись пальцами его колена. Бен склонился, отвечая аналогичным приветствием, и прижался губами к теплому плечу.
Я уже пробежаться успел, просыпайся. – Он задрал топ, покрывая поцелуями спину, вдыхая запах сна и запах самой Рейчел. В ответ раздалось мычание, в котором еле-еле угадывалось «о, Боже»; она всегда так реагировала на его активность в раннее время суток. А он действительно нуждался хотя бы в минимальной встряске, дабы зарядиться необходимой энергией на весь оставшийся день.
У нас нет на это времени, – неуверенно пробормотала она, заметив готовность мужа заняться бодрящим сексом прямо сейчас. Он моментально остановился, но только для того, чтобы перевернуть жену, убедительно заглянув в глаза. К счастью, раздумывала Рейчел считанные секунды, они оба знали, что с такими делами тянуть ни в коем случае нельзя, особенно сейчас, когда планы предполагают сборы и отъезд. В спешке избавившись от футболки, стянув вниз штаны, и одновременно углубляя поцелуй, Бен рывком вошел в Рейч. Он успел сделать шесть или семь порывистых движений под выдохи жены, прежде чем из коридора раздался крик.
Мам! Ты не спишь? Мам!
Мужчина бросил на дверь нахмуренный взгляд, пришлось остановиться. Он посмотрел на жену с задранным подбородком.
Когда он уедет в колледж? – серьезно поинтересовался, чуть отстранившись.
Через пятнадцать лет, – четко отозвалась Рейчел под очередной зов сына, интересующегося, где его ботинок. Она встала с кровати, как на автопилоте, надевая очки. – Удачной погрузки.
А погрузка, в самом деле, предстояла мощная; Бен готовился к поездке заранее, прикидывал, сколько багажа придется впихнуть в машину. Путь пролегал до Ист-Хэмптона, где жили родители жены. Стоит ли упоминать, насколько сложные у него отношения с ними? Тесть – известный писатель и просто  самовлюбленный старый хер, с которым у Моргана не складывалось общение уже много лет. Бен  уверен, что все дело в высокомерии влиятельных родственников, не скрывающих, как сильно он не дотягивает до их финансового и социального статусов. По правде говоря, порой это ощущалось особенно остро, но демонстрировать недовольство в лицо, был не готов. Не хватало, чтобы они учуяли редкие, но все-таки сомнения, и ринулись питаться ими всю оставшуюся жизнь. Бенджамин познакомился с их дочерью в колледже, и хотя их разделяли абсолютно разные сферы учебы и деятельности, союз окреп и живет до сих пор, а они обзавелись тремя детьми. Хорошо, что хотя бы внукам ее предки всегда были рады, раз уж стабильно косились в сторону их отца. Неизвестно, почему их противостояние не остыло, учитывая, как много и сильно старался Бен для своей семьи. Он, конечно, не стал миллионером, не занимает строчку в журнале Форбс, не приобретает яхты, но получил достойное образование, построив солидную карьеру в соответствующей области. На сегодняшний день, они жили в неплохом районе, возили детей в школу, оснащенную всем необходимым, а работал Бен в частной клинике, в которую захаживали состоятельные жители Нью-Йорка. Все, что нужно – у них было, даже больше. Драгоценная теща, увы, придерживалась иных убеждений, регулярно предлагая Рейчел финансовую помощь, и, будто не нарочно, приводя в пример разы, когда они с мужем одалживали им деньги. Бен не станет лгать – это правда. Рейч забеременела их старшей дочерью, когда только-только окончили колледж, им надо было где-то жить, как-то совмещать учебу и навалившиеся обязанности. Бен продолжал проходить практику, много работать, но не зарабатывать. Еще несколько лет благородные родители помогали, содержали, не прекращая бросаться едкими комментариями. Морган вспоминает об этом периоде с отвращением: еще никогда он не чувствовал себя таким ничтожеством, как тогда. Понадобились долгие годы усердных стараний, чтобы сегодня он заслуженно позиционировал себя, как хозяина ситуации. То же самое касалось Рейчел: она работала в научном центре на весьма приличной должности, имея гибкий график и не лишая детей своей компании, особенно младшего Тома.
Я хочу остаться. Хочу поехать в лагерь, – пробубнил двенадцатилетний Джозеф, сидя на ступеньках дома. Он уже пять минут следил за отцом, который с горем пополам запихивал в багажник все имеющиеся чемоданы и сумки. Целое лето – немало, да, но не настолько же?
Исправишь оценки и в следующем году поедешь, не проблема. – Ему некогда обращать внимания не надутые губы сына, они и так задерживались.
Это не честно. Ты обещал. – Джо характерно выдохнул, сжав ладонями колени.
Если ты будешь хорошо учиться, – терпеливо поправил, наконец-то замедлив темп и глянув на мальчика. Он бы с радостью отвез его в лагерь, но воспитание есть воспитание. Когда Бен был в его возрасте, то рвался ездить в Диснейленд каждые выходные, и не понимал, почему вечерняя чистка зубов – жизненно важно, исходя из настойчивости матери. – Похоже, ты забыл вторую часть нашего уговора.
У деда отстойно, – не удержался Джозеф.
Неправда. – Мужчина подошел ближе.
Правда!
Джо, у дедушки есть бассейн, два теннисных корта и сауна, разве это отстойно? – пожал плечами, скрывшись в доме. Капризы, это, безусловно, очень «интересно», но отнимает шибко много времени, которого у них нет. Теща любила опаздывать на все мероприятия, которые посещала, но всегда возмущалась, если семья с тремя детьми не успевала на полуденные напитки и обед. Долго собиралась и Мелисса – семнадцатилетний подросток, отчаянно привлекающий к себе внимание различными способами. Плохо, что все они отчего-то больше походили на проявление агрессии и признаки истерии, нежели на нечто осмысленное и обдуманное. Она появилась первой, но Бен все равно не мог найти с ней общий язык, как ни старался. А ведь он был ее отцом, человеком, у которого она всегда могла попросить помощи или поддержку, – имела полное право. К сожалению, дочка воспринимала готовность быть рядом с точностью, да наоборот, возведя его в ранг врагов, не меньше. Здоровалась всегда сдержанно, нарочито официально, язвительно. Временами он хотел ее убить, временами – прижать к груди и сказать, что дороже нее у него никого нет, и не будет никогда. Трудно быть отцом семнадцатилетней девочки. Томас – другой. Он обожает бегать, играть в мяч и мечтает о псе. Последнее, по мнению Бена, исключено, и переговоры по данному вопросу – тоже; тем не менее, младший сын – настоящая отдушина. Наверно потому, что ему пять лет. Если Томас мечтает о псе, то Бен мечтает, чтобы Томас навсегда остался пятилетним, ибо он уже два раза видел, во что вырастают пятилетки. Не сказать, что хочется в третий. И все же, несмотря на явные проблемы, нарушенный контакт и прочие неурядицы, Морган любил своих детей и жену, и усиленно пытался вспомнить об этом, когда они испытывали его нервы на прочность. Нелегко, но жить можно.

***

Мелисса, какая ты худая! – не переставая, кудахтала теща, кидая на внучку одобрительные взгляды. Бен хмурился, но молчал, испытывая ярое несогласие со всеми этими голодовками дочери. Она постоянно говорила о фигуре, развешивала на стены постеры с популярными моделями, взвешивалась каждое утро, и как-то обмолвилась о мочегонных таблетках. Кажется, ее способы похудания менялись со скоростью света, но продолжали шокировать Бена, в душе опасающегося, что все это перейдет границы разумного. Думал и ужасался он недолго, предпочитая отвлечься, нежели устраивать войну с Мелиссой, и мешать достичь «идеального» тела. Вроде как Рейчел должна этим заниматься, но и та не рисковала ставить кардинальные запреты. – Скинешь еще пару килограммов, и я отвезу тебя в Париж! – в излюбленной восторженной манере воскликнула добросердечная бабуля, вдохнувшая явное вдохновение в Мелиссу. Девочка выпучила глаза, заулыбалась, вздернула плечами, кидая взгляды на своих родителей, чтобы убедиться, что они услышали и запомнили, а потом не удивлялись, куда она собирается.
Все семейство Морган прогуливались вдоль пляжа, не сумев отказать детям, которые в кое-то веки не стали скрывать, что соскучились по здешней обстановке и, непосредственно, морю. В другие сезоны они сюда совершенно не рвались, и Бен был на их стороне. Думая о чем-то своем, бросая короткие, но невидящие взгляды на отдыхающих людей, не сразу заметил, что кто-то обращается именно к ним, продолжая сидеть на песке.
Миссис Лайнус, конечно помню, здравствуйте, – расплылась в дружелюбной улыбке Рейчел, не сразу выхватив общим взглядом всех сразу. Немного растерявшись, пожала обеими ладонями руку Патриции, выражая, тем самым, максимально положительный настрой. В конце концов, когда еще они увидятся вновь? Поболтают пять-десять минут и разойдутся. – Мама говорила, что встречает вас на различных вечерах. Приятно, если так, вы похожи. – Разумеется, она сказала это с лучшими намерениями, но Бен непроизвольно хмыкнул. Он даже не заметил, как на него оглянулась жена, в глазах которой блеснул упрек. Морган поджал губы и решил состроить нейтральное выражение лица, визуально знакомясь с остальными присутствующими людьми. Первой оказалась молодая женщина с поистине мягкими чертами лица, граничащие с красотой и невинным очарованием. Непонятно, чего в ней было больше, но Бен не побоялся рассмотреть внимательнее, пока другие женщины вели не особо ценный диалог. – А это Бен – мой супруг.
Привет, – неопределенно, но чересчур весело выдал мужчина, подорвавшись с песка. – Я? – он поначалу вообще с трудом понял, почему незнакомка с каштановыми волосами обращается именно к нему. Лично Бен видел ее впервые, но не находил в себе желания проявлять сдержанную холодность, которой обычно апеллировал в обществе здешних жителей. – А, нет, сам я не отсюда, приезжаем с детьми к родителям Рейчел каждое лето, вот и… - Он пожал плечами с улыбкой, ощутив, как жена готова начать вот-вот забавно надсмехаться над ним. – Но мы с колледжа знакомы, уже тогда я приезжал сюда, – обратился ко всем, включая ту же Патрицию.
Ты тоже сильно изменилась, Розалин, – протянула Рейчел. – Стала в десять раз краше. Постой, это твои дети, да? Надо же, я ведь и тебя запомнила ребенком. Это странно. А мы стареем, однако, – добавила шутливо, рассмеявшись. – А вон и наши. Там носятся Джо и Том, а вот та серьезная леди – Мелисса. Детка, поздоровайся! – громче позвала женщина, на что Мел медленно повернула голову, отрываясь от журнала; демонстративно помахала и отвернулась. – Знаете, а мама хочет устроить ужин, позвать гостей. Она их обожает. – Патриция воодушевленно закивала. – Хотите прийти? Раз уж встретились
Бен стучал пяткой по песку, иногда окидывая взглядом линию прибережных домов. Стоят они, наверно, целое состояние. Он бы смог заработать когда-нибудь на такой, точно смог. Взгляд переместился на девушку, которая слушала разговоры о предстоящем ужине. Ну, конечно, теща их обожала. Очередная традиция, навевающая скуку. Хотя, Бен не против развеяться, отдых ему нужен давно, но не таким же образом. Он неосознанно вздохнул и печально улыбнулся; получилось, что в адрес Розалин. Судя по всему, она тоже дочь состоятельных людей, только выглядела обычной на их фоне, и необычной, потому что отличалась. Она постоянно оборачивалась на мужчину, игравшего с детьми, и Бенджамин понял, что это ее муж.
Розалин, а вы придете? – Рейчел посмотрела на Бишоп, склонив голову. – Сегодня.
Приходите, конечно, будет весело, – закивал Бен, тронувшись с места, когда все стали расходиться.
Ну, или не очень, - заговорщицким тоном шепнул Розалин почти в лицо, проходя мимо. Широко улыбнувшись, он еще смотрел на нее несколько секунд, прежде чем пойти дальше своей дорогой, стараясь перекричать ссорящихся сыновей.
[NIC]Benjamin Morgan[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/28jD2.gif[/AVA]

Отредактировано Juliette Altieri (2016-02-23 01:23:26)

+3

4

- Я и забыл, какой огромный этот дом, - глухо произнес Оскар, выруливая с трассы к подъездной дорожке, ведущей к гнезду семейства Лайнус. Огромному такому гнезду: три этажа, шесть или семь спален, одна из которых только была занята супругами, остальные пустовали; несколько ванных комнат, различных по размерам, комната отдыха, библиотека, гостиная, кухня… В лабиринтах особняка несложно было заблудиться как и в первый раз переступившему человеку за его порог, так и не переступавшей его более тринадцати лет бывшей жительницы – Розалин. Ведь мать ее, Патриция, всегда была и до сих пор остается страстной любительницей перепланировки дома; проводя в нем большую часть дней в году, то работая над своим очередным любовным романом, то принимая в нем гостей из Ист-Хэмптона, она считает себя обязанной поддерживать в нем не только порядок, но и красоту. Конечно, порядком занимается нанятая обслуга, но вот весь дизайн помещения лежит полной ответственностью на плечах миссис Лайнус; и за тринадцать лет отсутствия дочери внутреннее убранство дома потерпело настолько значительные изменения, что вернувшаяся Розалин попросту не узнает то место, где когда-то жила и выросла.
- И я забыла.
Ни Сэм, ни Грейс ни разу не были в гостях у дедушки и бабушки, а посему и были словно громом поражены, разглядывая внушительную территорию земли Лайнус с раскрытыми ртами и неподдельным удивлением во взглядах. Естественно, ведь в их памяти живет лишь небольшая квартирка в Бруклине, тесная и мало опрятная, хотя Розалин честно старается поддерживать в нем определенный порядок и чистоту, но получает помощь в этом деле лишь от няни детей, в обязанности которой уборка уж точно не входит. Оскар же и неделю не будет замечать грязную тарелку у себя под носом; или попросту будет лениться хотя бы положить ее в раковину на кухне.
- Девочка моя, - Патриция мягко (и искренне, стоит заметить) улыбалась своей дочери, подходя к ней с распахнутыми объятиями. От ее темных волос пахло дорогим парфюмом, кожа лица была неестественно гладкой для ее возраста да покрытой толстым слоем пудры и тонального крема, на шее покачивались украшения из белого золота; она, как всегда, выглядела ухоженно, дорого, несмотря на то что порой не покидала дом месяцами, и одеваться ей, по сути, было не для кого. Если только для супруга, уже давно засматривающегося на дам посвежее и помоложе. – А это, кажется, мои внуки? Сэм, Грейс… вы такие красивые, Дева Мария, особенно малютка Грейс! Не обижайся, Сэмми, – дочь у Розалин была действительно красивой; янтарного цвета глаза, розоватые щеки с очаровательными ямочками, появляющимися при улыбке, густые каштановые волосы. В ней было много чего от своей матери, и ничего от Оскара; слава богу, что это так.
- Вернулась, значит, - голос у Барта был громким, мощным, в нем не было и толики мягкости, родительской любви. Поэтому трудно было сказать вот так вот сразу, рад ли он приезду дочери, ибо даже его объятия были деловито сдержанными; но вот внуков он поприветствовал намного теплее, особенно Сэма, которого он с ходу назвал «не по-детски рассудительным молодым человеком», определив это по пару кинутым мальчиком фразам.
Розалин заметила, как Барт похрамывал на правую ногу, морщась практически при каждом сделанном шаге. И обратилась к нему, как только Пат и домоправительница повели детей смотреть их спальни, а Оскар отправился к машине за вещами.
- Чертова нога все чаще дает о себе знать, будь она неладна, - Лайнус вышел на веранду, взял приставленную к стенке трость и оперся на нее рукой. – Попал в аварию два года назад, получил травму.
Когда Барт врал жене или дочери, он всегда отводил глаза в пол, и тот случай не был исключением. Розалин прекрасно знала об этой особенности поведения отца и сразу отметила вдруг покосившиеся его глаза на свои ноги, обутые в дорогие ботинки из натуральной кожи.
Но по этому поводу говорить ничего не стала.

***

Патриция и Рейчел ворковали друг с другом, словно они были старыми приятельницами, а Розалин, как дочь одной из них, вдруг почувствовала себя маленькой, держащейся за мамину юбку девочкой, которая все ждет и ждет, когда же мамина подружка, наконец, уйдет дальше по своим делам.
Но тут внимание Рейчел вновь перешло на свою некогда подругу малых лет; говорила она дружелюбным, но не без светской манеры тоном, мягко улыбаясь и смотря прямо в глаза. Это только больше вгоняло Розалин в неловкое состояние, ибо она, в отличие от женщины напротив, не могла с ходу находить правильные, красивые слова, комплименты, и боялась в тот миг начать запинаться и нуждаться в поддержке извне. Поэтому и обходилась самым минимумом фраз, сама по себе будучи еще и неразговорчивым человеком с определенного момента времени.
- Это ты стала  десять раз краше. Как будто сошла с обложки журнала, - и это было чистой правдой. А вот слова Рейчел, по мнению девушки, были вежливым фарсом, ибо на фоне ее она выглядела бледной и простоватой, и вряд ли может считаться красивой.
- А мы в первый раз приехали...в первый за несколько лет, - обратилась Розалин к Бену, поднявшемуся с песка; на определенном моменте его рот дрогнул в улыбке, и молодая женщина невольно улыбнулась ему в ответ. – Да, это мои дети, Сэм и Грейс, - кивнула в сторону плескавшихся в воде ребятишек, которые, услышав свои имена, на секунду отвлеклись, но затем дальше продолжили обливать друг друга морской водой. – А это мой муж – Оскар, - мужчина следил за детьми и не давал им слишком далеко уходить от берега, чтобы вдруг не потерять дно под ногами. Его джинсы были закатаны по колено, рубашка расстегнута на груди, а нос уже успел сгореть под палящим солнцем.
– Ужин? О, спасибо за приглашение, дорогая, мы с радостью придем, - на лице Патриции появилось неподдельное воодушевление и восторг. – Мы с твоей мамой неплохо общаемся, - встречаясь раз в месяц в чужих домах богачей и перекидываясь парочкой любезностей и сплетен. – Буду рада снова ее увидеть, - Барт закатил глаза и всем видом дал понять, что инициативность его жены его совершенно не радует, а та, заметив вечно недовольное лицо супруга, шлепнула его по плечу и попросила быть вежливее перед чужими людьми.
- Я, сегодня? – Роз отвлеклась на пару мгновений, наблюдая за проходившей неподалеку белоснежной яхтой, на борту которой виднелась пара темных человеческих фигур, и поэтому настолько растерянно ответила на приглашение, как только услышала обращение к себе.
К тому же, Розалин заметно поколебалась. Светские вечера в домах влиятельных персон никогда не были ей по нраву, то ли дело – шумные студенческие вечеринки, куда можно было пройти школьницей под руку с парнем из колледжа, или имея на своих же руках деньги, алкоголь или наркотики.
Но теперь и вечера, и тусовки стали для молодой женщины чем-то из ряда вон выходящим. Полюбив за много лет тишину, покой и домашний отдых, Розалин разлюбила шум и большие скопления людей; даже больше – в толпе девушка чувствует себя дискомфортно, неуютно, мечтая при этом сбежать в место более тихое и уединенное, а от шума у нее начинает стучать в висках.
- Я… конечно, приду, - ей ничего не оставалось, как согласиться. Посмотрев на Бена, она заметила, что и тот смотрит на нее в ответ. Слегка дернулась от неожиданного контакта глазами, и на улыбку мужчины ответила тем, что отвела взгляд в сторону, при этом невольно потянувшись рукой к волосам, без особой надобности поправляя их около лица.
Когда он шутливо что-то произнес ей, проходя мимо (не поняла сути слов, полностью заключив свое внимание на лице супруга Рейчел), американка еще какое-то время находилась в легкой степени прострации, понимая, что словно школьница начала волноваться от одного только присутствия этого мужчины.

***

внешний вид: look

Дом родителей Рейчел мало отличался по размерам от дома семьи Лайнус; разве что визуально сжимался благодаря толпе наполнивших его гостей и нанятому временно обслуживающему персоналу. В гостиной стояли два стола с закусками и различными напитками, при этом также неподалеку находилась барная стойка, за которой молодой парень и девушка умело орудовали с бокалами и бутылками спиртного, смешивая гостям коктейли и разливая чистые сорта дорогого алкоголя. Фоном играла музыка, перебиваемая гулом голосов, смехом и прочими посторонними звуками.
Сэм и Грейс остались с нанятой на лето няней – двадцатилетней дочерью Батлеров, недавно вернувшейся на каникулы из колледжа, - а супруги Лайнус и супруги Бишоп (Патриции все же удалось вытащить мужа из своего кабинета) проводили свободное время на светском вечере с бокалами в руках. Оскар, надев свой самый лучший, и при этом дешевый классический костюм, чувствовал себя на вечеринке не в своей тарелке и изредка вступал в разговоры с подходящими к нему мужчинами и женщинами, интересующимися его персоной. Барт, увидев зятя в затруднительном положении, подошел к нему со своим товарищем – бизнесменом (Оскар сам мнит себя таким), и с виду могло показаться, что тот спасает родственника, навязывая ему нового знакомого и беседу с ним. Собственно, так оно и было, ведь им руководило желание выставить мужчину в более выгодном свете, что тот не мог сделать самостоятельно, тем самым пытаясь не опозорить свою фамилию такой невежественной родней.
Розалин же, проведя немного времени с Рейчел, встретив парочку старых знакомых, половину из которых она не смогла вспомнить в силу изменений, сотворенных рукой минувших лет и возраста, и в конечном итоге осталась одна. Бокал с белым сухим вином в ее руке был полупуст, пить не хотелось совершенно, и вкус алкоголя на языке вызывал исключительно неприятное ощущение.
А вот курить хотелось смертельно, несмотря на то, что последний раз девушка брала сигарету в руку еще до рождения Грейс. Охваченная таким странным, хотя вполне естественным для бросивших курение людей желанием, Розалин вышла подышать свежим вечерним воздухом на веранду дома и нашла, казалось, уединенное и тихое место, с которого открывался чудесный вид на океан.
Правда, спустя несколько минут девушка поняла, что не такое уж это место и уединенное; рядом с ней оказался супруг Рейчел, то ли только что подошедший из дома, то ли решивший, наконец, объявить о своем нахождении неподалеку. Ибо никаких приближающихся к ней шагов она не слышала.
- О, Бен, - обхватив пальцами правой руки свое левое запястье, Роз сделала шаг навстречу. – Почему вы здесь, а не с гостями? – рубашка и классические брюки ему очень даже шли. Намного больше, чем Оскару; хотя, наверно, это Розалин попросту привыкла видеть его каждый день в мятых футболках и джинсах, а не одетым в более приличные предметы гардероба. - Как у вас дела? - чем-то Бенджамин все же отличался от других мужчин - жителей Ист-Хэмптона; не внешне, нет, хотя в нем не было излишней прилизанности и желания щегольнуть дорогими обновками перед своими коллегами, друзьями или соседями. По крайней мере, так казалось Розалин; таким она его чувствовала.
[NIC]Rosalyn Bishop[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28iFb.gif[/AVA]
[SGN]http://33.media.tumblr.com/d4f013356e3f9282d7bcbd81007f0e2b/tumblr_n6a9utqt1T1siomh7o1_250.gif
It's far better to be unhappy alone than unhappy with someone — so far.
[/SGN]

+2

5

Бен.
Тесть размашистой походкой приближался к бассейну, выражая, как и всегда, спокойствие и уверенность. Можно сказать – самоуверенность, он никогда этого не скрывал. Они знакомы не один десяток лет, а все, что изменилось в отце Рейчел – седина, тронувшая голову не так уж давно, и, если угодно, успех, выросший в несколько раз. Кажется, Брюс по-прежнему был полон сил, энергии, энтузиазма и стремления продолжить демонстрировать миру себя, что, разумеется, вызывало определенную толику уважения. Его репутация отливала безупречной чистотой, дела шли в гору, а все вокруг считали, что он – показатель, на который следует равняться. Интересно, многим ли из них известно, насколько этот человек невыносим? Вряд ли кому-то по душе чувствовать себя дерьмом, даже если относительно прославившегося писателя.
Я подумал, тебе сейчас не помешает аперитив. – Говорил он всегда ровно, утверждающе, редко задавал вопросы, принимал решения самостоятельно, зачастую – за всех. Разнообразием мимики тоже не блистал, оставаясь для окружающих абсолютно неизведанной и независимой личностью. По правде говоря, втайне Бену нравилась такая манера, хотел бы он всегда и всюду прятать эмоции по одному щелчку пальцев.
Спасибо, Брюс, у меня пиво, – кивнул мужчина, качнув бутылкой. Он сразу заметил, что тесть пришел со своей, и там явно плескалось нечто более стоящее.
Где ты его откопал? – Короткое хмыканье и взгляд свысока, знакомый Бену до омерзения. – Наверно, кто-то из мексиканцев оставил. – Интерес был утерян также быстро, как и возник, Брюс продемонстрировал вытянутую бутылочку из светло-зеленого стекла, обклеенную белыми этикетками. – Подарок от Парамаунта, – объявил торжественно и с расстановкой. Бен рассмотрел презент, опустил глаза, подумал. Иногда он всерьез не понимал, зачем тесть выбирает именно его в качестве объекта, перед которым можно потешить самолюбие. Видать, друзей и надежных соратников совсем не осталось. В принципе, ничего криминального или оскорбительного Брюс прямо сейчас не совершил, но ему были чужды такие моменты, как невинное хвастовство в кругу близких и родных. Такие мелочи он превращал в церемонию, с которой каждый раз хотелось сбежать. Бен уверен: не ему одному.
Точно, – как можно нейтральнее отозвался Морган, щурясь от солнца. – Скоро выйдет новый фильм. Уже видели? – Не сказать, что он сильно хотел знать подробности, но все еще пытался оставаться вежливым.
Не решился, после того, что они сотворили с моей последней книгой. Никто меня не слушает, хотя делают вид, что им интересно мое мнение. Это чушь, – ухмыльнулся Брюс не менее самодовольно. Судя по всему, его одновременно оскорбляло такое отношение, и давало возможность лишний раз пожаловаться кому-либо, с целью услышать в ответ необходимую порцию комплиментов. Бен промолчал, глотнув пива. – Все, что им нужно – чековая книжка и мое появление на премьере. Если честно, я чувствую себя продажной девкой, но потом прихожу домой, оглядываюсь, и мне становится намного легче. Присядь. – Он улыбнулся исподлобья, явно не собираясь останавливаться на достигнутом нытье. С каких пор ему требуется слушатель для душевных излияний, особенно в лице Бена?
***
Сначала он был писателем, потом стал блоггером, а сейчас работает официантом в Астории, честное слово! – Брюс рассмеялся в унисон парочке коллег, а Морган поджал губы в сдержанной улыбке, заглянув в унылый бокал с шампанским. Тесть не покидал его дольше, чем на десять минут, и каким-то волшебным образом успевал общаться с каждым, кто подворачивался на пути. Чего-чего, а таланта к светским беседам у него не отнять. Бен когда-то обожал шумные компании, но вся эта любовь осталась в университете, в котором вообще осталось все самое «улетное», как выразились бы дети. Разве не любил он быть в центре внимания? Жена подтвердит – его обожали если не все, то большая часть студентов. Вечеринки, море пива, презервативы, за которыми забегали неудачники-друзья, лекции, которыми делились самые умные девчонки курса. Все эти люди слушали его, и лично он не старался показать, что стоит на голову выше остальных, как делал Брюс.
Бен, она здесь. Представляешь? Эта сука пришла сюда, – протараторила обеспокоенно Рейчел прямо в ухо, отчего задумчивость, как рукой сняло. Мужчина непонимающе нахмурился и инстинктивно осмотрелся. О какой суке идет речь? – Как у нее хватило наглости приходить на вечер мамы? – Она указала одним движением подбородка в сторону, где стояла низенькая брюнетка. А, ну конечно, Бен помнил историю с любовницей Брюса. Больше всего его поразил не сам факт измены, а реакция тещи, которая и бровью не повела. Эта женщина – настоящий робот. Только от жены узнавал подробности срывов и скрытых переживаний. Ему никогда не понять, зачем и для кого ломать комедию. – Господи, дай мне сил не устроить скандал прямо здесь.
Зачем его устраивать? Твоя мать все равно ничего не сделает. Да и она, посмотри, никого не трогает, общается с людьми. – Бену вообще по барабану, кто пришел на мероприятие, состоящее сплошь из алкоголя и бессмысленного хихиканья. Он жутко устал за весь день, хотел спать, а несостоявшийся секс до сих пор вызывал раздражение. Хоть что-то хорошее случится сегодня или нет?
Опять ты за свое, Морган, – недовольно буркнула женщина. – Я не хочу, чтобы у нее испортилось настроение, и она закрылась в спальне на весь оставшийся вечер. Это все, - она обвела рукой внушительных размеров лужайку, на которой толпились гости. – Ее рук дело. Я хочу, чтобы она развлекалась, раз уж мы все тут собрались. Я отойду на пять минут, ладно?
Бен был категорически «за», чтобы остаться, наконец-то, в полном одиночестве. Вся эта «движуха» вызывала жажду и желание покурить. Вооружившись стаканом с виски, стрельнув у незнакомца сигарету, отправился восвояси, примостившись на просторном балконе. Свесившись с перил, Морган вздохнул, не в силах охватить одним взглядом темный океан и линию горизонта. Тут, конечно, красиво, не то, что в душном Нью-Йорке; но Бен любил город, в котором жил, и ценил моменты, когда выпадала возможность его покинуть. Обстановку жизненно необходимо менять, чтобы не сойти с ума окончательно. Туда же входит личное время, которого у него почти не осталось. Так всегда: приходится отказываться от свободы, как только появляется ответственность и обязательства. Когда еще получится побыть одному, как не в эту самую минуту? Хотя бы минуту.
Розалин? Привет. – Он заметил ее не сразу, а через пару мгновений, когда взгляд сфокусировался на мельтешении совсем рядом. Так получилось, что Бен отошел к стене, а она встала на то место, где еще пару секунд стоял он сам. – Да вот, решил напиться и выкурить сигаретку, но не подумал о зажигалке. – Он продемонстрировал свои запасы и характерно усмехнулся, давая понять, что неудача есть неудача. – К слову, давно бросил, но иногда хочется. Курить, в смысле, – снова усмехнулся, шагнув ближе к перилам. – Вот такие у меня дела. А у тебя как? О, ничего, если на «ты»? Я, знаешь, не особо люблю эти… Вещи. В общем, глупо это как-то. – Бен коротко рассмеялся, пожав плечами и делая глоток виски. Кубики льда звонко ударились о стекло, а Морган внимательнее посмотрел на Розалин. Признаться, он любил смотреть на красивых женщин, и это далеко не откровение для любого мужчины, но давно не смотрит на них с подтекстом. То есть, в голове не возникает моментальная мысль об измене, не говоря уже о сексуальной фантазии. Розалин была той самой «золотой серединой»: красивой и нежной. Платье вполне наглядно подчеркивало все ее достоинства, и превращало в немного другую женщину, нежели ту, которую он увидел на пляже. Там она выглядела неброско и буднично, а здесь словно облачилась в чужую кожу. Ее выдавал растерянный взгляд, она явно не знала, что должна делать на этом мероприятии, подобно ребенку. Разница в том, что дети хотя бы могли утащить гору конфет к себе комнату, и не вылезать оттуда, довольствуясь маленькими радостями, а Розалин походила на испуганного зверька, так и не нашедшего себе места. Взгляд Бена прошелся по крутой линии бедра, после чего он отпил еще виски и наклонился вперед, вновь уставившись перед собой. – Сегодня ты сказала, что вы с семьей приехали сюда впервые за несколько лет, это правда? Не любите Ист-Хэмптон? Или родственников? – отшутился он, покручивая в пальцах сигарету. Будь его воля, он бы сам отказывался от таких поездок, но дети должны были бывать у бабушки и дедушки, да и отдыхать здесь – чрезвычайно дорогое удовольствие, а Бен тоже был не прочь расслабиться, валяясь на шезлонге. – Тут, как говорит моя дочь, круто и нет бомжей, иногда я с ней согласен. А ты чем занимаешься? У вас с… Извини, забыл имя мужа. У вас двое детей, да? – Бенджамин заметил, что ее отношения с матерью не похожи на идеальные, а муж не похож на богача. Некрасиво было говорить это вслух, но, кажется, они могли понять друг друга в вопросе взаимоотношений с родней. – Могу начать. Я – стоматолог. Вот так скучно и коротко. – Он широко улыбнулся, развернувшись на сто восемьдесят градусов.
[NIC]Benjamin Morgan[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/28jD2.gif[/AVA]

Отредактировано Juliette Altieri (2016-03-02 17:01:40)

+2

6

Это было чистой случайностью. Первый час вечеринки, гости еще недостаточно много выпили и не полностью расслабились после убийственного жаркого и душного дня, у кого-то бывшим загруженным и продуктивным, у кого-то ленивым и тоскливым (судя по разговорам, доносившимся то с одной стороны, то с другой).
Розалин не привыкла к тонкому каблуку, поэтому ноги у нее то и дело подкашивались; плюс ко всему, стоило разносить новые туфли перед тем, как ступать в них и ехать в полный людьми дом, где и присесть-то толком было негде. По крайней мере, так казалось со стороны перепуганной толпой и шумом девушке.
Она почувствовала больное соприкосновение с чужим телом тогда, когда резко развернулась через левое плечо, услышав произнесенное знакомым голосом свое имя. Женщина, стоящая рядом, потеряла равновесие и чуть было не упала на женщину другую, вовремя ухватившись за плечо своего супруга, но при этом успев вылить все содержимое своего бокала на платье Розалин.
- Вам повезло, дорогая, что сегодня я пью исключительно минеральную воду, - сквозь зубы проговорила дама в красном, уходящим в пол платье, выпрямляя спину и старательно делая вид, что не сгибалась парой секунд назад буквой Z. – Такая ужасная жара, как вы только пьете весь этот алкоголь? Неужели только я не могу к нему притрагиваться летом? – говорила уже другим гостям со смешком в голосе, когда Розалин, превратив свои ладони в кулаки, пробиралась сквозь толпу к уборной.
Просто вода, высохнет за считанные минуты. Если удастся найти фен – темное пятно на груди исчезнет прямо на глазах. И волноваться, кажется, было не о чем.
Но Розалин воспринимали всю ситуацию по-другому. Эмоции – вспышка; злость – вспышка; обострение всех чувств, что были в ней еще пару часов назад в спальне дома – вспышка, вспышка, вспышка.
Она закрывается в ванной комнате и упирается лопатками в холодную стену. И не сразу замечает лежавшую на раковине дешевую пластиковую зажигалку (курение в туалете в тот день было уделом тех, кому некогда выходить на улицу, на задний двор, дабы втянуть в себя дозу никотина – официантам, барменам).

Опасность заключается в потере контроля.

Насколько опасна потеря контроля над самой собой?
Розалин нередко воспринимала вещи по-своему, по-особенному; ее могла оставить равнодушной харкающая кровью пациентка в госпитале и сильно задеть за живое вроде бы безобидная шутка коллеги. Обида, смятение, злость – это можно в себя либо подавить, либо перекрыть чем-то более болезненным, и болезненным не на уровне боли душевной, а боли физической.
Щелкнула зажигалка. Разве мог этот вечер быть хоть в чем-то хороший?
Она поставила ногу на пустующую бельевую корзину и убрала ткань платья с внутренней части бедра. Может, этот случай говорит, что мне здесь уже давным-давно не место?
Маленький язычок пламени обжег изрезанную несколькими днями ранее кожу.
Розалин скривилась от боли, почувствовала подступающие к глазам слезы. Из головы постепенно стали выходить мысли, подобные мусору, дышать сталось легче.
В общем и целом девушке мгновенно становилось легче.

***

- Да, привет, - дружеская форма обращения к ней, признаться, резанула по уху. Это было неожиданным, как, собственно, и появление самого Бенджамина, так что Розалин на какой-то момент смутилась и отвела голову в сторону, не сумев при этом подавить в себе отчего-то появившуюся на губах улыбку. – Решили напиться при помощи одного стакана с виски? – уже более уверенно произнесла и вновь повернулась лицом к мужчине, отмечая взглядом не только его самого, но и сигарету в его руке. Она не сразу вспомнила о той пластиковой зажигалке, которую стащила из уборной, положив в свою маленькую сумочку, а когда подумала предложить, то была перебита очередными словами Бена. – Мм нет, ничего, давай на «ты», - кивнула, уперев одну ладонь о перила. – У меня дела… средней паршивости, - усмехнулась. – Я отвыкла от подобных вечеров уже очень давно и совершенно не понимаю, что мне здесь делать.
Вопрос Бена об Ист-Хэмптоне и родственниках мог и не требовать точного ответа, мужчина выстроил правильные и логичные догадки, на которые можно было просто согласно кивнуть головой и робко пожать плечами; да отвести разговор в другое русло, надеясь, что собеседник поймет вполне себе однозначные намеки и не станет настаивать на более точном ответе.
Любила ли Розалин когда-то это место? О, безусловно. И, кажется, начинает его любить с пуще прежней силой, ведь теперь ей было с чем сравнивать это похожее на рай для богачей место. Унылый Бруклин и маленькая квартирка на третьем этаже стали такими далекими, а воспоминания о них – тяжелыми. Сейчас девушка чувствует себя не в своей тарелке, волнуется за то, что ей пришлось причинить себе вред уже в первый день приезда, но это всяко лучше даже одной мысли о том, что однажды ей, мужу и детям придется вернуться к прежнему укладу жизни.
- Да, это правда. Мой муж не любит Ист-Хэмптон и родителей, а они, в свою очередь, не любят его, - и это была лишь одна из причин того, что они много лет не приезжали в эти края. – Я видела твою дочь, она такая…худенькая, - начало Розалин, но ее прервал подошедший к ним незнакомец, увидевший, как Бен крутит в руках сигарету.
- Прошу прощения, у вас огонька не найдется? Сигареты из дома прихватил, а зажигалку забыл, - какое забавное совпадение. К слову, это и помогло Бишоп вспомнить о своей (точнее, недавно ставшей своей) зажигалке, и она довольно быстро выудила ее из сумочки да протянула мужчине.
- Я совсем забыла, что она у меня есть, - пожала плечами, посмотрев на Бенджамина. – Погодите, а не поделитесь со мной сигаретой? Спасибо огромное.
Незнакомец вернул вместе с дешевой зажигалкой сигаретку и, поблагодарив, вернулся обратно к своей молодой спутнице вечера.
- Я так давно не курила, - усмехнулась и краем глаза заметила стоящую недалеко фигуру мужа, который удивительным образом не замечал супругу, уйдя в разговор с каким-то парнем в дорогом костюме и расстегнутой на груди белой идеально выглаженной рубашке. Вроде бы расслабившаяся Бишоп вновь почувствовала в теле немалое напряжение. – Бен, может, отойдем покурить в сторону? Мой муж, Оскар, он терпеть не может табак и всегда ругался, когда видел меня с сигаретой. Не хочу, чтобы он сейчас меня увидел курящей, - кивнув в сторону супруга, показывая мужчине его месторасположение. Розалин понимала, что потом будет жалеть о сделанном, о том, что сорвалась спустя столько лет; но желание втянуть в себя сигаретный дым было настолько необъяснимо сильным, что о последствиях срыва не хотелось даже и задумываться. К тому же девушка не хотела видеть разочарование в глазах Оскара, которое обязательно в них появится в том случае, если он застукает ее на «месте преступления», так что ей необходимо было скрыться от него, как ребенку от родителя.
Когда они отошли в тень деревьев, подальше ото всех остальных, Бишоп сделала первую затяжку и закашлялась с непривычки.
- Так ты стоматолог? Это не скучно, а прекрасно. Ты ведь врач, - а ведь она сразу приметила то, что Бен – человек серьезный, хорошо устроившийся в жизни, плюс ко всему имеющий высокооплачиваемую работу в  клинике. Им, вероятно, безмерно гордятся родители, супруга, дети. Только отчего-то что днем, что вечером он не был похож на довольного своей жизнью мужчину, и это не могло не заинтересовать девушку. – Я медсестра в педиатрии. На работе с детьми, дома с детьми. Голова едет кругом, - осмотревшись по сторонам, Розалин приметила спрятавшуюся в зарослях кустов калитку и уходящий вдоль по периметру забор, достаточно высокий, но давно всеми забытый. Хотя, так только казалось со стороны; присмотревшись, девушка заметила электронный замок – код, который нужно было ввести, чтобы попасть по ту сторону ограждения.
- Что находится на той стороне? Какой-то таинственный сад? – усмехнулась, вспомнив сказку с подобным названием. – Знаешь код? – спросила из чистого любопытства, при этом желая увидеть огороженную местность.
[NIC]Rosalyn Bishop[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28iFb.gif[/AVA]
[SGN]http://33.media.tumblr.com/d4f013356e3f9282d7bcbd81007f0e2b/tumblr_n6a9utqt1T1siomh7o1_250.gif
It's far better to be unhappy alone than unhappy with someone — so far.
[/SGN]

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-03-04 16:25:55)

+1

7

Здесь надо пить и чесать языками. Те, кто не ужинал – утоляют голод бесконечными закусками. С них не наешься, я проверял, – ухмыльнулся мужчина, пожав плечами. – Проще говоря, мы справляемся с поставленной задачей на «отлично». – Не ему сравнивать, но кое-какой опыт подобных мероприятий имелся, зачастую с подачи родителей жены. В Нью-Йорке тоже бывало, но там было даже приятнее, так как выпадала возможность отдохнуть без семьи, с лучшим другом, пообщаться с молодыми красавицами, познакомиться с более чем ценными людьми. Все-таки, какое-никакое удовольствие он получал, занимаясь бесполезными делами, как, к примеру, прямо сейчас.
Мелисса – да, она помешана на фигуре. – Он покачал головой, выражая полное несогласие с данным «увлечением». – Как и все ее ровесницы, полагаю. Одноклассницы, подружки, с которыми она проводит время – все тростинки, как на подбор. – В этот момент их отвлек подошедший гость, и Бен с удивлением узнал, что у его новой знакомой имеется зажигалка. Он-то стоит тут, как глупец, с незажженной сигаретой, ленясь пойти и поискать огонька, а она, как оказалось, сама забыла, что может помочь прямо на месте. Произошел нехитрый обмен, во время которого Морган зажал губами свою сигарету, дождавшись, пока настанет его очередь. Первая затяжка получилась в непередаваемое удовольствие. Тело расслабилось и будто обмякло, поначалу предложение девушки показалось лишним, он ведь только устроился у перил, но заметив возникшее напряжение в ее взгляде, обернулся, выхватывая визуально из присутствующих нужную фигуру. – Наверно, его недовольство понятно, но не думай, я не осуждаю. – Он выставил ладони вперед и характерно усмехнулся, без помощи пальцев вдыхая очередной поток дыма.

Ха, а ты романтик, я смотрю, – рассмеялся, размеренно шагая рядом с Розалин. – Считаешь, быть врачом – прекрасно? Обычная рутина. Хотя, вру, когда-то была трудоемкая и, не побоюсь этого слова, адская рутина, сейчас гораздо легче. Так называемые прелести растущей карьеры, – развел руками, перепрыгнув увесистый камень. – Ты так сказала, будто я людям жизни спасаю. Я спасаю их зубной налет и продаю голливудскую улыбку. Один мой знакомый и по совместительству коллега, говорит, что я был бы богаче и счастливее, если бы практиковал в Калифорнии. Меня больше позабавила связка слов «богаче» и «счастливее». – Бен состроил ироничную рожу и подошел к извилистым воротам. – Правда? А у нас, оказывается, много общего! Точнее, ничего. Лично я бы сошел с ума работать с детьми, мне троих хватает, чтобы в конце недели искренне желать приобрести мыло и веревку. Ты героиня, Розалин. – Он подмигнул и ухватился руками за медные прутья. Калитка отделяла территорию дома от пляжа, а между ними рос крошечный садик, пара деревцев, да кустов. Иллюзия уюта, прежде чем открывается бескрайний простор из песка и воды. Бен любил шум прибоя по ночам, нравилось, что он не прекращался до самого утра, а там уже его перекрывали крики чаек, людской гомон и рев моторных лодок. – Сейчас узнаем. – Дата рождения жены не сработала, что стало сюрпризом, но совершив еще несколько попыток, приятно удивился, когда послышался щелчок после года рождения Томаса. – Проходи. – Он пропустил даму вперед, после чего прошмыгнул сам и аккуратно прикрыл за собой калитку. Они не спеша продвигались вперед, пока Морган не плюхнулся на песок, собираясь нормально докурить. Глубокая затяжка, потом еще одна. – Когда-то я планировал поездки, а сейчас мне достаточно выпить стакан ледяного пива или подремать на диване под новости. Ну, или… Полежать на пляже, как сейчас. А как же ты расслабляешься, раз работа настолько нервная? – Он откинулся на локоть и вытянул ноги, повернувшись в пол оборота сидящей рядом Розалин. Она была задумчивой и, как ему показалось, несколько зажатой. Не из-за него ли? Бен почему-то улыбнулся, рассматривая ее лицо.
[NIC]Benjamin Morgan[/NIC][STA]The Windmills Of Your Mind[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/28jD2.gif[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2c8Dx.gif[/SGN]

Отредактировано Irene Casta (2016-05-24 13:48:13)

+1

8

- Романтик? Да, немного, - Розалин издала короткий смешок, в ту же секунду потянувшись рукой к лицу, дабы заправить непослушную прядь темных волосы за ухо. Девушка действительно видела во врачах очень сильных духом людей, в любых, ведь они имеют дело со здоровьем и жизнью многих людей, несут на своих плечах много ответственности и посвящают своему благому делу всего себя. Естественно, Бишоп знает и тех, кто не любит свою работу, кого точно не назовешь настоящим врачом, но Бен не был одним из таких; по крайней мере, так казалось со стороны, ведь она едва ли знала этого человека и не могла быть полностью уверенной в своих догадках, доводах.
Американка поймала себя на мысли, что хотела бы узнать мужчину лучше. Не только познакомиться с ним ближе, но и понять, о чем он думает, о чем мечтает, что творится в его голове, пока он стоит в стороне и чуть улыбается уголками губ, вертя зажженную сигарету в своих пальцах. Странно думать об этом буквально через несколько часов после знакомства с человеком, который наверняка не испытывает подобного к своей новоиспеченной знакомой Розалин и общается с ней исключительно из-за скуки или нехватки более интересных дел. Мужчины вообще относятся ко всему проще, это женщины любят всё усложнять и ставить перед собой совершенно глупые цели, поддаваясь своим чувствам.
- Так что, хочешь сказать, что работа не приносит тебе удовольствия? – осторожно поинтересовалась, шагая вперед рядом с Бенджамином. Слова «богаче» и «счастливее» заинтересовали девушку, хотя она не стала цепляться за них в разговоре; она ведь подумала, что мужчина и так достаточно богат да счастлив в окружении такой замечательной семьи, неужели можно отыскать где-то большее счастье и богатство? Бишоп, к примеру, будет рада даже одной дополнительной комнате в квартире и постоянной работе Оскара, а так же еще одной медсестре в отделении, чтобы не приходилось из-за нехватки персонала работать сверхурочно. Всё это значит облегчит существование и хоть немного окрасит жизнь более яркими красками. – Никакая я не героиня, Бен. Думаешь, мне нравится каждый день окружать себя чужими детьми и одновременно думать о благополучии своих детей? Это, как ты сказал, адская рутина, я очень устаю, - и при всем этом, в больницах не очень-то считаются с медсестрами, считая их обслуживающим персоналом. А зачастую именно они выполняют всю грязную работу, плюс ко всему работают в два раза больше и также отвечают за жизни пациентов; в случае Розалин – за жизнь маленьких детей.

Накручивая себе неприятные мысли, девушка стала хмуриться, немного ушла в себя и не заметила, как Морган уже открыл калитку и придерживал ту, пропуская новую знакомую вперед. Розалин улыбнулась и зашагала, периодически оборачиваясь, как бы проверяя, идет ли за ней мужчина или нет. Чем дальше они уходили, тем больше голоса стихали, а шум прибоя и вовсе перебивал их, делал не такими назойливыми, раздражающими. Американка заметно приободрилась, спала гримаса задумчивости, и она парой движений скинула с ног босоножки, ступая дальше босиком по все еще теплому песку. – У тебя есть еще сигареты? – первую она не скурила и наполовину, но знала, что после ей захочется еще дополнительной дозы никотина.
- Я?.. Хм, даже не знаю, - то, как она избавляется от стресса, истерик, снимает душевную боль, мужчине не стоит знать. Да и никто об этом не знает, впрочем, даже Оскар, который наивно верит, что ожоги и порезы на внутренней стороне бедер были ненароком получены в больнице и очень долго заживали. – Мне особо некогда расслабляться. Сплю подольше, когда выдается возможность, ну и, это, мм, секс помогает иногда. Ну, ты понимаешь, - вроде бы взрослые люди, но Розалин чуть смутилась от начатой темы секса, отчего у нее на щеках чуть проступил румянец. Девушка начала проговаривать про себя, мол, хоть бы из-за сумрака её красные щеки не были видны Бену, иначе в противном случае он наверняка её засмеет. – А ты любил когда-то путешествовать? Много где побывал? – уцепившись за слова стоматолога о планируемых ранее поездках, проговорила, запуская пальцы в теплый песок и пропуская тот через них. Удивительно, но общество Бенджамина одновременно и каким-то образом смущало Розалин, и одновременно расслабляло; ведь она не помнит, когда в последний раз вот так спокойно сидела с кем-то вдали от суеты, разговаривала о тех или иных вещах, и не возвращалась мыслями в сторону ежедневных домашних да рабочих забот. Через какое-то время девушке даже захотелось искупнуться – когда в последний раз она купалась в море, тем более при свете луны?
- Не хочешь искупаться, Бен? – и, не дожидаясь ответа, засеменила в сторону моря. Почувствовав, как вода окатила ступни, негромко охнула и дернулась, затем, немного подумав, стянула с себя платье (не купаться же в одежде, это глупо, да и возвращаться потом мокрой до нитки на праздник было бы неправильно) и, оставшись в нижнем белье, зашагала вперед.
[NIC]Rosalyn Bishop[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cppD.jpg[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2cppE.gif  http://funkyimg.com/i/2cppF.gif
It's far better to be unhappy alone than unhappy with someone — so far.
[/SGN]

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-05-31 15:48:47)

0

9

Больше нет. Каюсь. – Бен поджал виновато губы, и ухмыльнулся. Он жалел, что не захватил с собой целую пачку; возможно, при таком наборе, сегодняшний вечер можно было спасти с помощью прогулки по пляжу. Здесь можно гулять до самого утра, и не почувствовать необходимость вернуться. Мужчина уходил к воде не единожды во время каникул с родителями жены, поэтому прекрасно знал, что ему вполне достаточно умиротворённого одиночества. Все эти званные ужины, нарочитые знакомства, и дорогие развлечения временны, и по большей части – бессмысленны, они не сравнятся с прогулкой, в процессе которой можно подумать о многих действительно важных вещах, касающихся как жизни в целом, так и отдельных людей, событий. Морган любил вспоминать почему-то детство, и этим он вряд ли отличался от большинства замученных взрослых, мечтающих вернуться туда, где не было ничего, кроме беззаботности и веселья.
Секс? Ну, я пытаюсь тебя понять, но с трудом вспоминаю, когда мне помогал секс. Точнее, когда он полноценно состоялся. – Мужчина состроил задумчивое выражение лица, глубокомысленно вздохнул, и под конец рассмеялся, глянув на Розалин. Непривычно затрагивать тему секса с женщиной, которую не собираешься затащить в постель, но тем не менее, интригующе. Ему понравилось, что они говорили о многом, но в то же время ни о чём, будто не было ни единого смысла в данном диалоге. Так разговаривают люди, случайно застрявшие в одной очереди, в лифте, или столкнувшись на улице. Они говорили ради приличия, ради того, чтобы убить время. О, многие остро нуждались в том, чтобы убить время. Этим «болело» большинство людей на планете Земля. Да, смешно осознавать, что жизнь слишком коротка, но порой по-другому никак. Так и живём, как говорится.
Путешествовать я люблю, но у меня катастрофически не хватает времени на это, – пояснил, с ноткой печали в голосе. Он чертовски устал жить эту жизнь, но не мог в один прекрасный день послать всех к чёрту, и поехать, куда глаза глядят. Да он даже не мог послать в жопу работу, коллег, членов семьи, чтобы закрыться в комнате и смотреть спортивный канал, пока из глаз не пойдёт кровь. У него появился статус, деньги, хороший дом, неплохой счёт в банке, планы на учёбу детей, и многое другое, но не появилось ничего, что приносило бы удовольствие лично ему. Иногда казалось, что это детская прихоть, обыкновенные капризы на фоне лёгкого неудовлетворения, но оно никуда не девалось уже который год. Именно поэтому Бен предпочитал отшучиваться на те или иные темы, так значительно проще жилось. Во всяком случае, так возникало меньше вопросов у окружающих людей.
Искупаться? Шутишь? Я не полезу, там вода ледяная, здесь и так прохладно. – Он покачал головой, а в следующую минуту рассмеялся, наблюдая, как бесстрашная женщина полезла в море. Наверное, она заслуживала медаль за отвагу, но по мнению Моргана, эта идея априори была глупой и самонадеянной. Не то, чтобы он не любил рисковать, просто давно отвык, предпочитая оставаться в зоне комфорта. Да и не пятнадцать лет ему давным-давно, стоит заметить. – Знаешь, отец бросил меня плашмя в море, желая научить плавать. Помню, я дико боялся воды какое-то время, а однажды залез в него через силу. Верно говорят, что страхи возможно побороть только так, иначе они всю жизнь будут преследовать тебя. – Мужчина подошел к воде, чувствуя, как она касается голых стоп. Засунув руки в карманы штанов, наблюдал за Розалин, оставшейся в одном белье. Не сказать, что это произвело какое-то особое впечатление, – а уж прилив смущения точно не вызвало, – но в глазах Бена этот поступок выглядел провокацией. – Вылезай, Розалин, плавать ночью в холодной воде – плохая примета, я только что её придумал, будь послушной, – усмехнулся, поманив к себе ладонью.
[LZ1]БЕНДЖАМИН МОРГАН, 42y.o.
profession: врач-стоматолог.
[/LZ1]
[NIC]Benjamin Morgan[/NIC][STA]...[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/28jD2.gif[/AVA][SGN]
http://funkyimg.com/i/2c8Dx.gif
[/SGN]

Отредактировано Irene Casta (2017-01-11 14:44:04)

+1

10

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Modern Flaw