Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » без шансов; без вариантов.


без шансов; без вариантов.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники:
Lemon Hope & Norman Koch
Место:
элитный бар, $$$$.
О флештайме:
Эта история не о принцах и принцессах. Это знакомство бродяги с потаскухой. У сказок же бывают и альтернативные финалы. Так почему бы им не стать главными героями этой. Им предстоит долгая история. Полная шипов, трупов и разбитых роз. Но любой сказ начинается с "Once upon a time...".

Отредактировано Norman Koch (2016-02-22 11:48:56)

+1

2

look
Тьма давно поглотила тебя. Затянула, пропустила через свою ледяную мерзкую дымку и выбросила обратно в реальность, раскрыв глаза. До остервенения хочется выть, отпуская саму себя - сдерживать уже нет мочи - и зрачки неконтролируемо расширяются, затапливая карамельно-янтарной радужкой. На просвет - хороший коньяк, плавленное золото. А где-то на донышке - боль. Такая явственная, что непроизвольно обвила бы себя руками, раскачиваясь вперёд-назад под танцевальные ритмы, но это непозволительная роскошь, как и то, что ты до сих пор сидишь в данном клубе. Секунд двадцать назад, лицо жгло, сдирая от горевшей кожи слой за слоем, словно тем самым можно было постигнуть и осознать всё наказание. За секунду до этого, скалилась, обнажая вполне себе человеческие клыки, которыми не грех было впиться в горло жертвы, но суть поменялась в один момент, и жертвой стала ты сама. Удар пришёлся по скуле, мазнув громоздким перстнем край рта и подбородок. А может захватило и больше пространства на твоём бледном личике, но об этом думать было как-то не досуг. Нос забит запахом чужого страха, горьковато-сладким привкусом чужой ауры и пряно-медовой ноткой нервного спокойствия. Давно не вкушала подобный букет, пьянея от одного только вдоха, но не похер ли - ты из Хоуп, ты должна выкарабкаться.

- Кому ты нужна, шлюха! - не знаешь, что хуже из сказанного - его правота или то, что уйти, равносильно проигрышу самой себе. Слабачка, не можешь справиться со строптивым клиентом, который пускай не заплатит, но на большее, чем бесплатный ужин, всё равно рассчитывать не на что. - Сегодня ты всё равно моя, так что не строй из себя.. - окончание проглатывается резкой сменой популярного трека на что-то мелодичное, с чувственным саксофоном. Оглаживаешь край платья, улавливая окончание воспоминания, как ты выбирала его, сменив если не десяток, то штук двенадцать с новыми покроями, заставив Элейн хохотать до боли в животе, будто бы она не понимает, что о своей привлекательности узнать пришлось совсем недавно. - За такое - деньги платить жалко, - его руки пляшут перед твоим лицом, так и норовя зацепить вновь. - Ты вообще ешь или питаешься святым духом, шлюшка? - смеётся от своей же шутки, отчего морщишься, касаясь пальцами треснутого уголка рта. Металлический привкус как родной, но в этот раз особо обидно. Несправедливо. Не сегодня должен был попасться такой мудак - не в день, когда с лица земли сожглись останки твоих близких.

Молчишь. Глотаешь ядовитую слюну, скатывая пальцами шарик из салфетки, и кажется, что даже не смеешь поднять на него взгляд, пряча то ли стыд, то ли презрение к самой себе. В действительности, из последних сил держишься, ожидая, что тело предаст первым, нанеся удар в ответ - по этой морде. И только после этого, сможешь открыть рот, жаля туда, откуда потечет жир вместо крови. Рваная нить пульса коварно дрожит, пульсируя в районе светло-голубых дорожек, стекающихся к запястьям, норовя прервать свой путь. На секундочку. Просто для того, чтобы ты перезапустилась, ощущая как по нервам бьёт чужими эмоциями. Ведь вбито где-то на подсознании, записано на обратной стороне век, выжжено алыми буквами. Ты из Хоуп. Ты должна выкарабкаться.

+1

3

внешний вид: не настолько прилизан;
погода за пределами бара: от 6° до 10°.

§

he wanted fame
even just a little bit of shame
he would sell his soul for it
never gonna get it back now

Lucky Strike, раскручиваю пачку на барной стойке, гладкой, глянцевой, без разводов жирных пятен, позорных следов, царапин и прочей атрибутики дешёвеньких и среднестатистических клубов; Jack Daniels, не изменяя традициям, семейным и дружеским, хотя мог бы взять пиво, любимое ирландское, но не этом месте. Крутишься среди элиты - веди себя, как элита. Было время, когда потратил единственные на тот момент сбережения и первую серьёзную выручку со сходки, чтобы купить презентабельного вида костюм для выхода в свет. Не мог позволить себе ни нормальную еду, ни повторный стаканчик тёмного, ни хоть какие-нибудь бонусы в виде подарков для своей тогдашней девки. В девятнадцать лет парни вроде нас меньше всего уделяют внимание внешнему виду; чист, выбрит, сбрызнут одеколоном - уже слава богу. Не думают о долгосрочной перспективе, что джинсы и кеды - это на время, на соответствующий уровень. Я считал иначе. Есть то, что только твоё, близкое к коже и по духу. И это совершенно не обязательно выпячивать в чужом монастыре, куда, как известно, со своим уставом рыпаться не стоит. Вроде бы и к месту, а вроде бы и нет. Сквозняк, промозглый для тёплого времени года, и неприятный для холодного.
К чему это я.

Бывшему копу не открываются зараз все те двери, что были закрыты ранее. Отнюдь. Разве что приоткрываются, откуда и сквозит чужой запах. Роскоши, нелегально наваренных денег и простой жизни. И в такие бары, как этот,  заваливаются люди двух типов - либо борзые, и это оправданно [ведь тех, кто ошибся адресом, не ахти любезно просят не проходить дальше парадной двери], либо богатые. Одно условие - не палиться, само самой. И не палить пушку. Конечно, легавых и моих бывших, хах, приятелей и коллег  сюда не пускали, да и проникновение «левых» клиентов было сведено к минимуму, однако рисковать своим положением я не собирался. Даже не особо выёбывался по поводу медлительного бармена, который всё косился в противоположную от моего местоположения за стойкой сторону. Парень щедро подливал мне виски, причём через раз бесплатно, грех было его упрекнуть в чрезмерной заинтересованности, которая меня никаким образом не касалась. Гладко стелил саксофон, нервы не шатались из стороны в сторону, как при безобразной игре современного понятия рок-музыки. Одним словом, я был на релаксе.
До поры до времени, впрочем.

Обернулся на раздражающий моё умиротворённое состояние звук - отвратительный гогот. Даже не обернулся, а скорее повернул голову и упёрся подбородком в плечо, глянув на парочку как раз в том направлении, куда всё косился бармен. Приглушённый свет, таинственный и даже интимный полумрак, обилие пустых стаканов и бокалов, нетронутая тарелка с едой со стороны девушки и вылизанная до блеска - мужчины. При таком сервисе, как в клубе, подобный беспорядок недопустим, и я, побывавший тут не раз и не два, с компанией и без, прекрасно знаю, что это не косяк обслуживающего персонала. Скорее, прихоть богатея, решившего остаться наедине со своей спутницей. Вряд ли жена - слишком интересная и даже красивая. Не 100% попадание, но отвести взгляд от неё не спешил. Зато мужик словно не обращал никакого внимания - еде он, явно, уделял его больше. Вряд ли постоянная любовница, которой желаешь насытиться и смаковать каждое дыхание вместе. Шлюха? Не из дешёвых - платье подобрано со вкусом, да и общая опрятность подразумевает под собой не 5 баксов за отсос и 10 за анал. Провожу языком по зубам, поднося стакан с виски ко рту и отпивая. Вслушиваться к монологу не приходится - когда затихает музыка, он слышен на всю половину нашего зала.

Зачем я тогда вмешался? А чёт его знает. Она выглядела затравленной и одновременно готовой всадить своему спутнику нож в глотку. Наверное, именно это меня и привлекло. Беззащитность и опасность одновременно.
И я крутанул барабан револьвера.

Чё орёшь-то? - подойдя к столу, упираюсь обеими ладонями о его края, сутулясь и с ухмылкой смотря на мужчину. Краем глаза вижу и её. Не обращаю внимания, хотя велик соблазн разглядеть детали. — Мешаешь мне наслаждаться концом рабочего дня, приятель. Да и девушке неприятно твоё отвратительное поведение.
Ты что тут забыл, хмырь Отвали. Моя шлюха, что хочу, то и буду делать в её присутствии. Тебя забыл спросить, - мерзкий смешок и сальный взгляд мажет по моему лицу. Хочется харкнуть или вытереться. Как эта девочка терпит его общество? — Не молчи, сука, тебе же нравится моё общество, правда? - рывком прижимает брюнетку к себе и, не церемонясь, снимает с её правого плеча лямку чёрного платья вместе с бюстгальтером, оголяя грудь. — Соски стоят, значит, нравится. Хочет меня она, понял? - самодовольная улыбка расплывается на наглой физиономии, и он отпихивает от себя девицу, откидываясь на спинку их одного дивана на двоих.

+1

4

Ты никогда не входила в категорию “девушка в беде”. Скорее наоборот - все беды начинались с тебя. Из-за полуприкрытых ресниц, людям представал монстр с глазами свежезаваренного кофе, что жадно учился на собственных ошибках, ища ту самую маску, которая могла бы идеально скрыть недостатки. Но в бизнесе, куда влезла, натянув на себя очередной слой грязи, о подобном не распространяются - своя шкура дороже, а продолжать жить в нищете не входит в планы, что выстроены словно воздушные замки. Ты уже успела устать от того, во что превращалась твоя жизнь. От того, с чем приходилось тягаться ежедневно, и, сама того не замечая, продолжала тянуть из себя последние силы, заставляя вставать по утрам, на автомате проверяя телефон, куда скидывается информация о сегодняшнем вечере и планах на тебя, мысленно ставить галочку на против календаря. Сегодня наступил новый день. Ты выжила. Эта цепь душила тебя - эта цепь крепится прямо на шее. Ржавым звеном в глотке. Потянешь слишком сильно - и тебе конец. Гортань, мясо, клубки сухожилий - всему этому. И ты практически мечтаешь выкупаться в собственной крови, ведь даже тогда ты будешь чище, чем сейчас.

В это мгновение, ломающее в тебе что-то давно подгнившее, давно надломанное, в котором существует лишь две чаши весов, на одной из которых мысленно приставлено дуло глока между глаз клиента, а на другой покоится страх. Именно в это мгновение на поверхность стола опускаются две ладони, широко охватывающие поверхность, словно на них возлагалась особая миссия.

Мужское лицо в пол-оборота, что можно разглядеть острые скулы, небритость и глаза с отблеском чего-то хищного, не поддающегося дрессировки. Высок и статен, даже невооружённым взглядом можно облизать каждую его мышцу, включая вены, тянущиеся от запястья выше, к краю кожанки. Скорее американец, чем кто-то с примесью крови, о чём любят хвалиться баре чуть ли не на каждом углу. Не смазлив, хоть половина женщин, оставили попытки обращать внимание на своих партнёров, оглядывая его, украдкой поправляя причёски или макияж. Сознание затрагивает запах его одеколона, ставшим ключевым в том, чтобы ты довольно зажмурилась - древесно-терпкий, с нотами можжевельника. Порочный, особенно для тебя.

Осталось лишь не забыть о клиенте, который явно не удовлетворён происходящим, да тут ещё и на его собственность покушаются. Движения этой мрази легко можно было отбить, отпрянув к спинке стула, но приходится позволить случиться тому, что прописано в твоём договоре. Клиент всегда прав. Точка. Небольшие отступления значились лишь в крайних случаях, и пускай один из них уже наступил, о чём свидетельствовала твоя разбитая губа, но доказать без доказательств, что это он - труба. Потому лишь оскаливаешься как волк, ощущая как на загривке могла бы подняться шерсть, приняв ситуацию за крайнюю опасность.

- Она моя, слышишь! - бьёт по ушам набатом, отчего хочется уже выть по-настоящему, молясь кому угодно, хоть волчьему богу. Поправляешь платье, замечая притихшую компанию позади вас, пятернёй отнюдь не элегантно, как было предписано заказчиком, отводишь растрёпанные волосы со лба назад. Это отребье остаётся твоим личным адом до самого утра. Стыда как такового не было - когда торгуешь собой, он как-то сам отпадает со временем. Но вот то, что пришлось продемонстрировать себя покорённой перед не покорившимся - жутко бесило, чем могло бы, если это был совершенно иной человек. Ты не прирученная шавка. Кто угодно, но не ты.

- Заткнись, - звучишь тихо, отчего не ясно кому из двоих мужчин адресовано. Поднимаешься плавно, едва коснувшись бедром американца, словно вовлекая в один известный лишь тебе диалог. Клиент недоволен, он беснует, но ты движешься в сторону барной стойки, позволяя платью открывать для всех виды твоего тела, упакованного на манер драгоценности. - Текилу. Две по пятьдесят, - киваешь бармену, пристально следя за его манипуляциями меж бутылкой и парой стопок. Наплевать, что нарушаешь договор - не ты первая начала. Светло-янтарная жидкость проглатывается за мгновение, опаляя горло и всё той же лавой ухнув в желудок. Так на порядок лучше. Мысли перестали дёргаться в конвульсиях, срываясь на том, что убийство не так уж и плохо. - Повтори, - отодвигаешь от себя стопки, свободно расправляя плечи. У тебя есть ещё каких-то пара минут, после чего за шкирку отволокут обратно, не делая поправку, что ты девушка. - И почему ты, волчий бог,  встречаешься лишь тогда, когда уже поздно? - древесный запах бил наповал, заставляя пьянеть от него одного . Именно по нему поняла как близко он находится рядом с тобой. Откинь голову и коснёшься плеча. И ты даёшь себе шанс. Один-единственный. Расслабленно, практически невесомо касаешься его скул. На долю секунды. Чтобы запомнить этот волчий взгляд . У шлюх ведь нет личной жизни. А эта малость того стоила.

+1

5

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » без шансов; без вариантов.