В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Hiding my heart


Hiding my heart

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:
Харви и Бернадетт Рикардс
Место:
пентхаус Берн
08.01.16

+1

2

Этот день в новом году отличился от остальных восьми дней тем, что Бернадетт, чуть свет появившись на пороге своего бутика раньше всех остальных его сотрудников, провела в нем часы до самого захода солнца за кропотливой и поглощающей в свой процесс работой. И не той, которой по обыкновению блондинка привыкла и обязана заниматься: контактом в зале с постоянными клиентами, разбором документации, периодичными телефонными переговорами (если сказать точнее – телефонными разборками); а тем, что всегда обходило ее стороной – работой с тканями и готовой одеждой за швейной машинкой.

А все началось с известия о том, что главная и единственная швея в их магазине, занимающаяся в основном подгоном под фигуру клиентов дорогих вечерних костюмов, нарядов, - прошлым утром оставила заявление об уходе на столе своей начальницы, гордо взмахнула своей огненной шевелюрой и упорхнула в устроенный собственными руками так называемый декретный отпуск. До Рикардс – единственной, кто могла разрешить проблему с пропащей швеей или как-то убедить беременную идиотку оставаться на рабочем месте до того, пока ей не будет найдена замена, - никто не мог дозвониться; но когда блондинка с двадцатого раза все же ответила на звонок, суть беглой и нервной речи ее помощницы Розы влетела в одно ухо и вылетело через другое, не оставив после себя в сознании ни следа. В тот самый момент разговора Бернадетт была в больнице, с крестником Марком, хлопавшим своей маленькой ручонкой по руке женщины, которой она держала телефон; и ждала она Джульетт, в полной прострации, какая бывает после оглушающих одним точным ударом неожиданных новостей, событий, не видев ни единой причины для заботы о чем-то, что находилось за пределами стен госпиталя.

Но когда пришлось вернуться в реальную жизнь и, наконец, оценить масштабы возникшей проблемы, заботы свалилось на плечи Рикардс столько, сколько уже довольно-таки долго по удачному стечению обстоятельств распределялось между каждым работником ее заведения и не особо донимала ни одного из них.
- Ирма чертова дура, она сама привела к нам клиенток, нагрузила всех нас дополнительной работой и просто ушла! – дело в том, что швея, обычно занимающаяся только подшивкой одежды, в один прекрасный день приняла заказ на целый наряд и умело смастерила его дамочке, чей язык подвешен и связей у которой немереное количество; сарафанное радио привело к Ирме десяток женщин и мужчин, желающих получить вещи, сшитые точно по фигуре, только работать с ними было абсолютно некому.
- Это не ателье, ни у меня, ни у Ирмы нет даже подходящего количество ткани, чтобы шить восемь вечерних платьев и два мужских костюма за три дня. У нас ничего нет! – стоя прямо посреди рабочего кабинета швеи с незажженной сигаретой в пальцах, думая, закурить спустя несколько месяцев воздержания или нет, Берн пыталась угомониться и решить проблему, как руководитель; ведь она здесь босс, черт возьми, и все случится так, как будет предопределено ею. И поэтому, зажав зубами фильтр, она уселась за швейную машинку и начала рыться в лежащих рядом папках с набросками Ирмы.
- Может, скажем, что не можем предоставить им услуги? – разумно предложила одна из консультанток.
- Нет, - Рикардс чувствовала, что, несмотря на все трудности, последнее, что она должна сделать – закрыть перед десятью носами дверь своего магазина и отказать им в новых предметах гардероба. Конечно, придется очень постараться; вытащить Ирму из своей берлоги и заставить ту хотя бы побыть помощником в конструировании одежды, заказать определенное количество материала, выделив для этого бюджет, и найти еще как минимум пару умелых рук да усадить их обладателя за соседний пустующий стол.
Последующие часов десять Бернадетт не выходила из мастерской, овеянная каким-то странным, но всепоглощающим желанием возиться с ниткой да иголкой, а не просиживать свой зад в кабинете на втором этаже здания, занимаясь своими привычными делами.
Результат ее стараний был скудный. Блондинка давно не бралась на швейную работу и делала все в медлительном темпе, параллельно поддерживая плечом телефонную трубку и разговаривая с Ирмой на настолько повышенных тонах, что ее брань была слышна в соседнем зале мужской одежды и порой долетала до зала женского.
До захода солнца удалось закончить только подшив уже готовых платьев, за которыми клиентки должны будут заехать следующим утром, и уговорить беременную сотрудницу помочь выкарабкаться со дна, в которое она собственноручно и себя, и всех остальных по своей дурости загнала.

После рабочего дня, с исколотыми иголкой пальцами, один из которых (указательный;) был замотан пластырем, растрепанная, в слегка помятой белой рубашке и юбке, к ткани которой пристали обрезки нитей, Бернадетт поднялась в погруженный в темноту позднего вечера пентхаус. В воздухе стоял странный запах, какой бывает, когда в помещении дома оказывается посторонний человек; то ли мужской одеколон, то ли смесь аромата мужского одеколона и крепкого алкоголя, то ли…
- Эй, мальчик, ты где? - Рикардс поняла, что к ней навстречу впервые не выбежал ее пес; она слышала его учащенное дыхание, и женщина даже померещился блеск его глаз в противоположном темном углу, но, судя по звуку и ощущениям, лабрадор должен был сидеть в другой стороне.
- Надо поспать… мерещиться уже всякая ахинея, - разговаривая сама с собой, блондинка шагнула вперед, скидывая с плеч широкий шифоновый шарф; и в следующую секунду, почувствовав мгновенно накрывший с головой страх, дернулась на месте, подскочила и закричала так, что следом за ней Шашлык начал неугомонно лаять, пулей выбежав из своего укрытия.
- Харви! – он подошел к ней со спины, удивительно бесшумно, как чертов ниндзя, и до коликов в животе да истерики довел свою младшую сестру, хватающуюся за грудь. – Сердечный приступ, сердечный приступ… - не он, конечно, но сердцебиение у молодой женщины было все же учащенное; следующий миг – с ее губ слетел хохот, какой бывает от наступившего облегчения после волны испуга, сквозь который Берн старалась как можно более внятно произнести хоть какие-то слова. – Я тебе, брат, это когда-нибудь припомню. Когда-нибудь, однажды...черт побери, - пихнув в плечо мужчину, которого в последний раз видела еще до Рождества и поздравляла с ним его по телефону, Бернадетт отошла чуть назад и кинула шарф на ближайшее кресло. - Что ты здесь делаешь вообще? Неужели соскучился?

0

3

Уже давно Сакраменто не вызывал в Рикардсе какого-то трепетного чувства возвращения в родной город. Не было и предвкушения встречи с близкими. Для Харви это, скорее, был очередной рабочий визит, чем возможность их повидать, а то, что он неизменно выбирал для временного пребывания в городе в качестве перевалочного пункта квартиру младшей сестры, наверное, уже просто было в порядке вещей. Правда, на этот раз предупредить ее о своем визите не получилось по каким-то причинам. То что-то со связью, то дела отнимали все время. В конце концов, он посчитал, что ничего страшного во внезапном его приезде нет, а если он, вдруг, помешает или ей покажется, что он ее притеснил, то на этот случай всегда есть гостиницы. Задерживаться надолго он все равно не планировал и, как только появится возможность съехать, подыскав подходящее жилье для себя, сразу же это сделает.

Ничего удивительного в том, что сюда прислали именно его, не было. Харви был моложе остальных партнеров по бизнесу, и у него единственного не было семьи, которую пришлось бы перевозить следом за собой, либо постоянно курсировать между городами. К тому же, это уже давно было решено, и он уже дал на это свое согласие. Дела у фирмы шли в гору, открытие филиала планировалось в течение долгого периода. Рикардс лишь попросил время, чтобы завершить дела в Нью-Йорке и при первой же возможности приобрел билеты.

- Мистер Рикардс, как добрались? – молодую девушку, поднявшуюся ему навстречу из-за стола, Харви уже знал, он сам принимал ее на место своей секретарши. Пока она ждала лицензии и для того, чтобы набраться какого-то начального опыта, для нее это было вполне подходящим местом. Совершенно неприметная внешность, но при этом с головой на плечах. И, нет, он не собирался держать ее при себе долго. Собирался передать ее, как только найдет себе заместителя, а на место Хелен посадить кого-то более приятного для глаз.
- Хорошо, спасибо, Хелен, - Харви кивнул и остановился, когда та протянула ему какой-то лист.
- Миссис Барк опять звонила утром, уже третий раз за неделю, - чуть устало пояснила она.
- Оу. Для ее дела так никого подходящего и не нашли? Этим больше некому заняться, кроме меня?
- К сожалению…
- Я позвоню ей и улажу это сам, - Харви кивнул и скрылся за дверью собственного кабинета.

Здесь уже накопилось полно дел, но клиентуру пока что приходилось перенаправлять на офис в Лос-Анджелесе и вытаскивать юристов в командировки. Всего лишь вынужденная мера, пока они будут укомплектовывать необходимый штат сотрудников. Как раз с понедельника Харви и планировал заняться этим вплотную, специально организовав перелет в пятницу, чтобы было время на личные дела. Сейчас, пока он находился в офисе, Хелен напомнила о том деле, которое Рикардс решил взять на себя. Владелец небольшой компании, решивший сэкономить на сокращении, не учел, что несколько его бывших сотрудников объединятся и подадут на него иск. Суть претензии была проста: работодатель всеми силами экономил на зарплате последние несколько лет и теперь они хотели вернуть неуплаченную им разницу. Владелец, конечно же, делать этого не хотел, поэтому и обратился в фирму за помощью, полагая, что лучше заплатит хорошим адвокатам, но все равно эта сумма была мала по сравнению с той, что могла ему светить в противном случае. В условиях нынешнего кризиса весьма распространенные обращения, так что Харви рассчитывал, что они быстро с этим расправятся, и он вполне сможет совмещать это с ежедневными обязанностями в офисе. В итоге, как бы ему не хотелось, не задерживаться здесь в официальный первый рабочий день, пришлось проторчать в офисе до позднего вечера. Хелен отчего-то тоже не уходила, хотя, Рикард предпринял единичную попытку отправить секретаря домой вовремя, но та отказалась и периодически спрашивала, не нужно ли ему что-то. Слыша очередной отказ и благодарность за беспокойство, и вновь затихала на какое-то время. Их офиса она вышла вместе с ним, попрощалась, и поймала такси еще до того момента, как он добрался до своей машины и выехал с парковки.

Младшей сестры дома не оказалось.
Наверное, такого поворота Харви вполне ожидал, ведь Бернадетт вечно где-то носило. В последнее время, она, кажется, уже меньше искала приключений на свою пятую точку и вляпывалась в разные ситуации. Рикардс потрепал по ушам пса, встретившего его и поначалу не признавшего, потому что тот взялся его сосредоточенно обнюхивать и явно был настороже. Зверь поначалу сдержанно махал хвостом из стороны в сторону, но в итоге успокоился и уже сам начал лезть под руку, требуя внимания, мужчине пришлось дать тому команду отправиться на свое место.
Сложив вещи в гостевой комнате, где обычно Харви и ночевал, он скинул там же на кровати галстук и пиджак. Вернулся в гостиную и прошел к кухне, не утруждаясь включать где-то свет. Лишь на какое-то время воспользовался дополнительным освещением, пока добывал себе лед. Бросил взгляд на кофеварку, секунду мешкаясь, но, в итоге, отмел идею с кофе и ограничился лишь стаканом хорошего виски.

Они никогда не были близки с Берн, Харви вообще держался от семьи на расстоянии и уже не был уверен, что все дело в том, что когда-то покинул дом и вот по этой причине, отвык от них от всех. Он по возможности появлялся на каких-то торжествах, отправлял племянникам подарки, но все же, по большей части, просто созванивался с ними, чтобы поздравить с каким-то праздником. То есть, он никогда не был инициатором беспричинных звонков, в отличие от остальных своих родственников, не звонил просто так, чтобы спросить, как дела. При этом, мог заявиться вот так, без предупреждения и не всегда эти визиты были связаны с работой или его личными делами.

Не прошло и часа с его появления здесь, как на пороге нарисовалась Берн. Странно, но она явно не поняла сразу, что не одна в квартире, так что какое-то время Рикардс просто наблюдал за сестрой, по ленивым движениям которой сложно было понять – выпившая она или уставшая. Харви и сам не ожидал, что она так резко повернется, когда решил пройти ближе, чтобы дать о себе знать. Он даже не успел ничего сказать, когда та сильно вздрогнула и схватилась за грудь, бормоча про сердечный приступ.

Когда блондинка немного успокоилась, Рикардс шагнул в сторону и наконец-то щелкнул включателем, осветив просторную гостиную, но при этом слегка убавив яркость, чтобы не бил по глазам с непривычки. На ее вопрос он отвечать не торопился, прекрасно слыша едкие нотки в ее вопросе. Он оставил ее на время, что Берн окончательно пришла в себя, а сам достал еще один стакан, кинул в него лед и залил все это тем же виски на три пальца. Через минуту он снова был рядом с сестрой и протягивал ей его.
- Конечно, по делам, - дождавшись, когда она примет стакан, Харви отошел и расположился на диване, при этом, не сводя с Бернадетт взгляда и уточнив. – По работе. Ты, видимо, тоже скучала.

Точнее он ответить не мог, потому что не знал, насколько затянутся поиски жилья для него. Фирма позаботилась об агенте, но не позаботилась о необходимом для этого времени. Рикардс был придирчив к тем местам, где ему приходилось бывать, а уж жить тем более. В будущем жилье все было важно – начиная от расположения и размера комнат, до обитающих поблизости соседей. Это было не занудством, а всего лишь заботой о собственном комфортном существовании.
- Я возвращаюсь в Сакраменто. Теперь здесь будет филиал фирмы, и я оказался единственным, кто способен оставить все в Нью-Йорке и переехать сюда. Мне нужно время, чтобы найти квартиру. Ты же не против, если я поживу у тебя какое-то время? – Харви улыбнулся и отвел взгляд, отвлекаясь на пса, который в очередной раз ткнулся влажным носом в его руку, погладил его, а потом залпом выпил остатки виски в стакане. – А что у тебя нового? Где Роланд?

Наверное, при отсутствии Берн он ожидал увидеть мальчишку с няней или Джинджер, которая жила у сестры и находилась под ее опекой. Не то, чтобы Харви сомневался в воспитательных способностях Бернадетт, но все же считал, что с их родителями той же Джинджер было бы удобнее и спокойнее, чем с женщиной, у которой собственная жизнь до сих пор протекала в каком-то раздрае. Да, Харви считал Бернадетт легкомысленной, а ее поступки слишком спонтанными, чтобы расценивать их, как взрослые и опытные шаги.
[NIC]Harvey Rickards[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29VRK.gif[/AVA]
[SGN]

Здрасссьте...

http://savepic.ru/9278759.gif

[/SGN]

Отредактировано Martin Juhl (2016-04-04 11:30:58)

+1

4

Харви был не единственным ребенком четы Рикардс, кто пожелал отделиться от семьи и начать вести новую, самостоятельную жизнь вдали от родного дома; не с него всё началось, определенно не с него (по крайней мере, ни одна его младшая сестра не признается в том, что последовала примеру брата). Родители удивительно спокойно и без лишних вопросов воспринимали желания своих детей жить отдельно от них сразу же после наступления совершеннолетия, будто не было все первые восемнадцать лет жизни ни излишней опеки, ни строгого воспитания, ни нежелания делить свои чада с обществом.
Очевидно, это все нравы Америки. Здесь не было принято держать потомство около себя и содержать его после выхода из детского возраста; мало кто, конечно, насильно выгонял выросших сыновей и дочерей за порог, но мало кто воспрепятствовал их стремлению продолжать жить, опираясь на собственные силы и возможности, под крышей собственного дома. Даже строгие родители с видимой легкостью (но, вероятно, тяжестью на душе) поступали, находясь в рядах большинства. Хорошо ли это? О, лично для Бернадетт потеря связи с родителями означала обретение свободы; правда, совсем скоро это чувство свободы потеснилось чувством тоски по матери и отцу, по сестрам и даже брату, и это было абсолютно нормальным явлением.

Харви был чуть ли не единственным родственником из всех близких и дальних родственников блондинки, встречи с которым ей никогда не докучали; ну, или почти никогда. Он не имел привычки звонить по пустякам, вести бессмысленные разговоры о самочувствии, делах, которые надоедают где-то примерно через пять минут, когда по какой-то причине начинают затягиваться. Приезжает редко, в основном по праздникам (поэтому Берн и удивилась приезду брата в день, даже близко не расположенный к какому-либо празднику). Дарил подарки – хорошие подарки, а не безделушки для лишь бы отмазаться; чего только стоит дорогая железная дорога, с которой Роланд возился, как с каким-то сокровищем, или бутылки дорого вина, которые Рикардс открывала всегда по особому случаю.
Черт, возьми, да её брат – самый идеальный родственник на свете, о котором некоторые только и могут мечтать. И, несмотря на то, что молодая женщина с ним никогда не была особо близка, и они оба никогда особо не стремились сблизиться, между ними никогда не было каких-либо конфликтов – серьезных, если быть точнее, конфликтов. Так, если только ссоры, недопонимания, которые бывают абсолютно у всех, даже у самых близких людей. Но особенность еще состоит в том, что благодаря этой неблизости Берн и Харви, ссоры и скандалы у них случаются крайне редко (нередко случались лишь в юном возрасте); ну чем не плюс поддержания родственных отношений на расстоянии?
- Ну и куда ты пошел, - уже спокойно проговорила американка, провожая взглядом мужчину. Это его спокойствие, любовь к выдерживанию пауз между фразами и вечно умный вид порой действовали на нервы; Харви нередко вел себя с сестрой, как с очередным клиентом, стоящим посреди его новенького дорого обставленного офиса. То ли привычка, то ли такая вот раздражающая черта характера.
Приняв из рук брата стакан с виски, блондинка с прищуром наблюдала за мужчиной, вслушиваясь в то, как покачивающийся в стакане лед со звоном бился о его стенки.
- И надолго ты здесь? В городе, я имею в виду. Ты же знаешь, гостевая комната тут всегда для тебя открыта, живи, сколько хочешь. - Берн была даже рада гостю хотя бы потому, что брат не требовал от нее ни домашних обедов, ужинов, не докучал её своим присутствием и не требовал от сестры внимания тогда, когда ей требовались минуты тишины и покоя за дверью своей спальни.
Признаться, даже сюрпризы в виде его внезапных приездов ей нравились; правда, только тогда, когда он не заставал родное гнездо младшей Рикардс в бардаке, или не заставал саму Рикардс в далеко не самое удачное время (if you know,..).
- Скучала, - улыбнувшись, женщина прошла вперед и села в кресло напротив Харви. – Привез мне что-нибудь? Джинджер, Роланду? – отпила немного виски из своего стакана, устало наблюдая за тем, как лабрадор вертится около мужчины, желая вырвать себе хоть каплю его внимания.

Отцепляя кусочек синей нити от ткани юбки, блондинка слушала старшего Рикардс и на том моменте, когда он заговорил  о переезде в Сакраменто, резко подняла голову и чуть приоткрыла рот, не изобразив при этом на лице ни гримасу радости, ни какой-либо еще эмоции. Лишь удивление, из-за переизбытка которого Бернадетт сначала не знала, что и ответить.
-  Оставить всё… ты так и не завел себе девушку, я смотрю, - проговорила с оттянутыми уголками губ. - Вау, надо же… в смысле, ты не подумай, я рада твоему переезду, просто это всё неожиданно так, - сначала вернулась Джоанна, теперь Харви; чертово возвращение блудных детей, видимо, родные края рано или поздно притягивают их жителей обратно. – Живи, конечно. Только не разбрасывай носки по дому, и помнишь, теперь ты тоже выгуливаешь пса, - усмешка. - Утром или вечером, выбирай, когда тебе в этот раз удобнее, - вообще-то прогулкой с питомцем всегда занималась Джинджер, реже – Берн, но в силу сложившихся с племянницей обстоятельств… вся ответственность за выгулы легла на женщину. – Ну, и каково это – вернуться сюда после стольких лет?
При упоминании о Роланде блондинка чуть расцвела. С мальчонком отношения постепенно налаживались; процесс шел медленно, но это было не столь важно, ведь теперь между матерью и приемным сыном становилось все меньше и меньше недопонимания и напряжения. Когда именно это случилось – неясно точно. Но это уже не столь важно.
- Роланд у папы и мамы, они сегодня должны были съездить в парк аттракционов после школы, а потом я попросила их приготовить ему комнату на ночь, потому что, сам видишь, во сколько я вернулась из бутика. Кстати! - нечаянно и резко махнув рукой со стаканом виски, Берн чуть не перелила жидкость через край. – Недавно у меня появилось свое ателье. Шью платья, представляешь? – в следующую секунду в коридоре послышались нетвердые, неродные шаги, звон упавшей на пол связки ключей и хриплый женский голос; Джинджер, черт её побери.
Она давно не возвращалась домой в таком состоянии. «Таком» - это пьяном, или обдолбанном; ни одно из пристрастий девушки Рикардс не удавалось достаточно хорошо контролировать, пока та знала, где лежат заначки тетки, и в какой момент можно прокрасться в её комнату, чтобы стащить из кошелька пару ровных стодолларовых купюр.
- Твою мать… - блондинка подскочила с места тогда, когда юная Рикардс вышла из тени и показалась перед своими дядей и тетей во всей, так сказать, красе. Спутавшиеся белокурые волосы, заляпанные чем-то темно-синего цвета джинсы, помятая, оттянутая на груди футболка, с такими же непонятными пятнами, разбросанными по ткани в разных местах.
Самое ужасное, что Джиндж для пьянки выбрала именно тот день, когда к ним в гости наведался Харви. Он знать не знал о состоянии племянницы, и Бернадетт даже страшно было предположить, каковой будет его реакция на дальнейшие события.

0

5

Рикардс нисколько не удивился тому, что Бернадетт быстро забыла о своем недавнем испуге и вела теперь себя совершенно спокойно, будто пару минут назад и не хваталась за сердце, грозя рухнуть посреди гостиной замертво. Теперь она спокойно болтала о себе, о детях, и о своих впечатлениях по поводу его приезда и недолгого пребывания в ее гнезде.
- Насовсем, - с некоторым равнодушием заметил Харви, делая очередной глоток виски из стакана. – Или до тех пор, как не наладится работа местного офиса. До тех пор, пока на горизонте не появится кто-то, кому можно будет доверить руководство. Такер на это не настроен, так что, пройдет немало времени прежде, чем в этом что-то изменится.

Вряд ли сестре были интересны подобные вещи, поэтому мужчина не стал акцентировать на этом внимание, к тому же, она сама перескочила на тему о детях. Вот по кому Рикардс скучал и не скрывал этого – так это племянники. Не смотря на то, что своими детьми адвокат так и не обзавелся, не будучи сторонником брачных уз и понятия «семьи» в целом, какая-то тяга все равно была. Мужчина улыбнулся, когда в первую очередь Берн упомянула про гостинцы для себя, и с укором посмотрел на сестру.
- Я привез тебе кое-что, подумал, что это будет забавно. Жаль, что детей нет дома. Я думал о том, чтобы свозить Роланда куда-нибудь. Знаешь, провести несколько дней так, как он захочет. Думаю, ему должно понравиться, - конечно, это стоило обдумать как следует. Первым делом в голову Харви пришла мысль о Диснейленде, конечно, но он не сомневался, что мальчик получит должное впечатление. Хотя, много ли нужно ребенку?

- Ты шьешь? – Харви с подозрением и недоумением одновременно уставился на сестру, явно не поверив своим ушам. Впрочем, Бернадетт в очередной раз утвердила его в мыслях о том, что молодая женщина распыляется, а должна была уже давным-давно найти себя. Рикардс считал, что в конце концов, это не приведет ни к чему хорошему.
Кстати, замечание о девушке, он намеренно пропустил мимо ушей. Со своей младшей сестрой обсуждать свою личную жизнь он был не намерен. Посмотрела бы лучше на себя. Ей перевалило за тридцать и из-за ее шансы выйти замуж теперь с каждым годом стремились к нулю. Не, он, конечно, желал ей лучшего, но факты оставались фактами – женщинам в ее возрасте очень сложно найти себе подходящего мужчину, запросы-то растут, а кожа теряет былую свежесть. Однако, тему ее деятельности тоже продолжить не удалось, но теперь уже не по вине Бернадетт, которая стремительно перескакивала с темы на тему, а из-за появления племянницы на пороге гостиной.

Берни вскочила с места, за ней поднялся и мужчина. Рикардс, мягко говоря, был в недоумении от увиденного. Можно сказать, что он был в легком шоке. Джинджер была пьяна, а ее внешний вид оставлял желать лучшего – выглядела девушка безобразно. Одежда на ней была явно не первой свежести, волосы в полном беспорядке, а пахло от нее так, что адвокат чувствовал это даже на расстоянии.
- Что, черт побери, все это значит? - четко разделяя слова, проговорил Рикардс, взглянув на сестру и указав на племянницу, но потом приблизился к последней. – Где ты была? Почему в таком виде?

Они не виделись уже долгое время, но в последнюю встречу племянница была увлечена учебой, у нее были далеко идущие планы, которые Харви были по душе. Молодая, открытая девушка, она должна была своей целеустремленностью что-то показать свое тетке, с которой проживала в одной квартире, но то, что Рикардс видел сейчас совершенно расходилось в образом девицы в последнюю их встречу.
[NIC]Harvey Rickards[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29VRK.gif[/AVA]
[SGN]

Здрасссьте...

http://savepic.ru/9278759.gif

[/SGN]

+1

6

Поначалу заявление Харви о возвращении в родной город удивило и даже немного сбило с толку; естественно, американка привыкла к разделяющим их километрам и редким встречам по особо важным праздникам, а теперь у неё в голове не укладывалось, что брат вновь будет жить рядом. Хотя, если так задуматься, приведет ли всё это к изменению отношений не только между ними, как между братом и сестрой, но и к изменению отношений самого Харви со всей своей семьей в целом? У них появится возможность видеться чаще и отпадет необходимость высчитывать часы разницы во времени для звонков, но вряд ли это будет означать, что каждую пятницу семейство Рикардс в практически полном составе будет ужинать в доме своих родителей, и вряд ли брат станет навещать мать и отца чаще, приезжая к ним чуть ли не каждую неделю. Возможно, поначалу так оно и будет, но вскоре эта внезапно назревшая идиллия распадется, что будет, естественно, для каждого очевидным исходом.

- А родители уже знают, что ты вернулся? – задумавшись о них, Рикардс не могла не заинтересоваться подобным, и внимательно посмотрела на мужчину; ожидая услышать отрицательный ответ, в следующую секунду блондинка мягко улыбнулась, услышав о привезенном из Нью-Йорка подарке. – И что же ты мне привез? – в этот момент она была похожа на взрослого ребенка – совершенно нормальное и привычное для окружающих Бернадетт людей состояние, когда у той начинают гореть глаза от любопытства, и сама манера поведения становится похожей на ребяческую. Американка всегда была рада подаркам, любым подаркам, даже маленьким и малозначительным; в этом плане она уж точно не была избалована.
- Можем, сгоняем на выходных в Лос-Анджелес? Ты помнишь, там Диснейленд, – первое место, которое приходит на ум, когда задумываешься о совместном отдыхе с ребенком, - и погулять можно возле моря. Ему понравится, - Роланд, что не было странным, был привязан к своему новоиспеченному дяде, хоть и видел его довольно-таки редко. Харви не имел детей, но судя по тому, как он относился к мальчугану и тянулся к нему, тот вполне может стать хорошим отцом; это заметно, это чувствуется, особенно если знаешь этого мужчину много лет и хоть немного разбираешься в его характере.
- Недавно начала, наняла парочку работниц, чтобы не сидеть по ночам за машинкой, и параллельно оттачиваю свои навыки, - рискованно было браться за дело, опираясь лишь на давнишние уроки матери по кройке и шитью да на какие-то курсы многолетней давности, куда Бернадетт затащили то ли знакомые, то ли простой интерес, который довольно-таки быстро угас. Молодая женщина и не отрицает того, что много распыляется и имеет семь пятниц на неделе.

И она была бы только рада продолжить разговор о Роланде и своем новом начинании, но Джинджер… блондинка побоялась взглянуть на старшего брата, прекрасно понимая, какое выражение в момент появление племянницы приняло его лицо, и примерно представляла, о чем он думает в ту или иную секунду, стоя в гостиной напротив девчонки.
- О, дядя Харви, ну нифига себе сюрприз! – язык у Джиндж заплетался, и она еле стояла на ногах, шатаясь из стороны в сторону, как тряпичная кукла. Бернадетт сделала шаг в сторону девушки, но та лишь отшатнулась, выставив ладони вперед, мол, не стоит лучше к ней приближаться. – Гуляла, Харви. А вообще, какая разница, где я была? Я уже взрослая и…и могу делать все-е-е, что хочу, и появляться вот так, - оттянула низ футболки, - тоже могу. А, Берн? – доковыляв до кресла, девчонка плюхнулась в него, спутанные волосы закрыли её половину лица.
Женщина, наконец, посмотрела на мужчину, и вид у неё был и растерянный, и раздраженный; со стороны создавалось такое впечатление, что она готова кинуться на дурную племянницу, но изо всех сил держала себя в руках и не забывала при этом считаться с мнением своего брата.
Она действительно была и перепугана, и зла, и не знала, что ей делать. Не будь тут Харви, она бы уже начала, мягко говоря, ругаться с девчонкой, используя все культурные и не очень выражения, но при нем отчего-то стояла, как вкопанная, словно переживала подобное впервые.
Джинджер, как показалось, заснула в том чертовом кресле, но в какой-то момент резко дернулась и медленно наклонилась вперед, кладя голову на свои острые колени. – Как тошнит, блять, - Рикардс, невзирая на вялые протесты девушки, подошла к ней и помогла встать, чтобы довести ту до ванной, и, по традиции, получила оплеуху в ответ. – Я сама!– замахав руками, поплелась дальше, а Берн, вновь оглянувшись в сторону Харви, засеменила следом.

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-06-02 09:51:47)

+1

7

Надо признать, что за столько времени, приезжая в Сакраменто, как в гости, Рикардс в доме Бернадетт чувствовал себя, как дома. В том плане, что он воспринимал ее квартиру, как родные стены, в которых его ждут родные люди и сестра всегда была ему рада, не смотря на какие-то незначительные разногласия между ними. Все же случалось периодически спорить с блондинкой, пытаться что-то донести, такое случалось, но это было нормально. К тому же, Бернадетт была младше, была женщиной, так что прислушивалась к нему, да и чепухи старшей брат никогда ей не советовал. Только то, что считал нужным, исходя из своего жизненного опыта и, конечно же, юридического, потому что у сестры была ведомая натура, из-за чего она могла попасть в крупные неприятности.

Внешний вид, состояние и поведение племянницы для Харви оказались полной неожиданностью, естественно. Такое он видел впервые. Ладно, он готов был сейчас списать все на молодость, на то, что Джинджер перебрала на какой-то вечеринке у друзей и завтра будет об этом жалеть, но все было совсем не так. Судя по дальнейшему происходящему, по тому, как вела себя ее тетка, все это было чуть ли не в порядке вещей. Берн буквально боялась поднять на него взгляд.

- Действительно сюрприз, - согласился Рикардс, переводя взгляд на племянницу и внимательно наблюдая за ней. Судя по всему, разговаривать с ней сейчас было бесполезно, она чувствовала себя очень уверенно. – Правда? Совсем взрослая? И доказываешь это таким образом? Видимо, тебя в жизни ждет успех, - Харви старался говорить спокойно, но на самом деле ему хотелось подойти к племяннице и хорошенько встряхнуть ее. Только смысла в этом сейчас не было, вряд ли он хоть что-то донесет до ее хмельного разума, так что он оставался на месте и продолжал все это наблюдать со стороны.

Мужчина поймал взгляд Бернадетт и недовольно поджал губы. Нет, он не винил ее во всем происходящем, скорее был недоволен тем, что узнает об этом таким образом. Она могла сотню раз обвинять его в отстраненности от семьи, ворчать на него, но сама, судя по всему, вела себя по отношению к нему, не лучшим образом. Вряд ли младшая сестра могла как-то кардинально повлиять на эту ситуацию, ведь не смотря на реакцию Харви, адвокат прекрасно понимал, что Джинджер в том возрасте, когда ею, мягко говоря, сложно управлять и пытаться наставить на путь истинный. Девушка должна была сама справиться с этим, и Берн оставалось искать такие подходы, чтобы не усугубить свое и ее положение. Походы к специалистам, например. Возможно, хороший психолог здесь помог бы.

Дальше ситуация разворачивалась не лучше. Джинджер зашевелилась, пытаясь подняться, и Бернадетт взялась ей помогать, попутно получив за это, но не сдалась и потянула племянницу в сторону комнаты. Это окончательно вывело Харви из себя, не смотря на все прежнее терпение, адвокат больше не собирался сдерживаться. Отставив стакан, он направился следом за родственницами, которых нагнал в просторном коридоре и уверенно отстранил Берн, подхватив Джинджер за предплечье.
- Позволь мне. Где ее комната? – после того, как сестра указала на нужную дверь, Харви кивнул. – Останься, я сам.

Он завел блондинку в комнату, толкнув дверь, чтобы та захлопнулась за ними, и потянув Джинджер к ванной. Там он перехватил ее поудобнее  и приподнял, заставляя встать в ванную, после чего схватился за лейку душа, разворачивая краны. Мимолетно тронул воду, не заметив за собой этого проявления заботы, и направил лейку прямо на племянницу, наплевав на то, что та была в одежде. Правда пришлось вновь схватить ее за предплечье, когда та стала дергаться и пытаться увернуться от воды, от чего уверенность мужчины в необходимости таких мер только окрепла.

- Значит, вот таким образом ты благодаришь близких за заботу о себе? Считаешь, что твое поведение достойно взрослого человека? По-твоему, все так себя ведут, как чертовы животные? – не обращая внимание на то, что его собственная одежда вымокла в ходе этой возни, он продолжал поливать девушку водой, направив струю ей на макушку. – Так я тебе открою глаза, потому что ты выглядишь омерзительно, - он отпустил ее и отстранился, бросив лейку душа в ванную и только теперь осматривая себя. Только спустя несколько секунд, он, будто очнувшись от своей злости, отлепил намокшую рубаху от живота и груди, и снова посмотрел на племянницу, которая теперь сидела в ванной насквозь промокшей и, кажется, плакала. – Черт, - какое-то время он смотрел на нее, будто не мог поверить в то, что сам же сделал, не сдержавшись, но потом стянул с полки большое полотенце. – Давай… умойся. У тебя вся косметика размазалась, - под глазами племянницы действительно появились черные разводы. Рикардс осмотрелся и подцепил шторку, дернув ее в сторону, чтобы закрыть ванную. – Раздевайся, я сейчас позову Бернадетт, она поможет тебе. Не вздумай больше грубить ей, ясно тебе?

Он отложил полотенце и вышел из ванной, на ходу расстегивая верхние пуговицы на рубашке. К его удивлению, Берн все еще стояла у двери комнаты и, кажется, вздрогнула, когда он вышел. Харви внимательно посмотрел на сестру и потом уступил ей, пропуская в комнату.
- Помоги ей лечь, я сейчас переоденусь и налью ей чай.
[NIC]Harvey Rickards[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29VRK.gif[/AVA]
[SGN]

Здрасссьте...

http://savepic.ru/9278759.gif

[/SGN]

Отредактировано Martin Juhl (2016-06-10 06:21:49)

+1

8

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Hiding my heart