Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » если ты разобьешь мне сердце, я разобью тебе голову


если ты разобьешь мне сердце, я разобью тебе голову

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Brenda & Elle

23/02/2016
сакраменто, десять утра
google, офис отдела геоинформатики

Недавно в компании появилась новенькая, Бренда, и только ленивый не успел посплетничать о ней. А что Эль? А Эль ничего, просто она находит нового менеджера по персоналу очень даже симпатичной и решает узнать девушку поближе...

0

2

вв + темные джинсы + очки.

[float=left]http://38.media.tumblr.com/9c4612b41413cfd9d1d07f8d8f37f482/tumblr_inline_nbwckeeOJv1s5ojxi.gif[/float]
Она забавная, искренняя и смешная, с появлением Бренды и без того пестрый и яркий офис «Google» заиграл новыми красками. Девушка в компании всего-то с пятнадцатого марта, а уже только ленивый не успел посплетничать о новой сотруднице. Я была из числа ленивых… Или нет, не так, я не любила обсуждать других людей у них за спиной и не любила привлекать лишнее внимание к своей персоне, предпочитая роль стороннего наблюдателя.
Итак, что же случилось за неделю? Мисс Босуорт успела поведать девушкам из отдела разработки новых технологий последние секреты красоты, в частности, рассказала Миранде, как правильно рисовать стрелки, чтобы глаза казались более выразительными, поссорила Мари и Аманду, рассказывая им совершенно разные события о неком Майкле Олдмане, который является не только среднестатистическим гиком, но еще моим другом и неискоренимым геем, вот только обнародование этого факты не отбавляло у него поклонниц, желающих, чтобы тот пощекотал девочек своей розовой ручкой с пушком.
И как все уже поняли, работают в нашей корпорации только такие идиотки, как я, все остальные предпочитают интриги, саботаж или легкое чтиво в комнате для релаксации, если день выдался «слишком тяжелым», а еще у нас бесплатные пончики, бананы и кокосовые коктейли, потому большая часть менеджеров заседает в кафе, перемывая косточки своим добропорядочным коллегам.
Сегодняшнее утро для меня началось вполне обычно, так же, как и начинается любое утро вторника: подъем в 06:55, легкий бодрящий душ, десять минут на сушку волос и еще столько же на то, чтобы одеть вторую кофту справа среди тех, что висели в шкафу и джинсы, лежавшие сверху в плотной стопке, где под ними покоилось еще пять таких же пар. Многие считают меня странной, немного чокнутой, а иногда откровенно сумасшедшей, но мне плевать, другой я не стану. После ритуала облачения в одежду — прогулка с собаками, Бонни и Бинго. А затем пешая прогулка примяком до высокого многоэтажного здания, в котором заседают великие умники Сакраменто.
В понедельник кадровики отбирают стажеров, пригодных для того, чтобы слепить из них потенциально крутых работников «Google», а во вторник руководитель отдела «раздает» их по ведущим офисам непосредственным будущим руководителям. Лучшая из моих подчиненных ушла в декретный отпуск на рассвете своей карьеры, и теперь место за одним из семи компьютеров за дверью с табличкой «отдел геоинформатики и цифровой картографии» сиротливо напоминало о том, что нам нужна срочная замена.
Тут же стоит справедливо заметить то, что как руководитель я совершенно не состоялась. Да, я была далеко не глупой и трудолюбивой, с вялыми задатками лидерских способностей, безжалостно раздавленными шанхайскими сокурсниками в университете, но здесь, увы и ах, меня никто не слушался, да и зачем? Все равно все прекрасно знали, что я безотказная и готова до первых лучей восходящего солнца сидеть в офисе, доделывая презентацию, потому что с утра семинар, а мы единственные ничего не сделали до конца. Сколько слез я пролила в таком же филиале в Лос-Анджелесе, один раз даже залепила пощечину породистой дочери знаменитого режиссера, что потом вышло мне боком и едва не ознаменовало конец шедшей в гору карьеры.
Сейчас я, поприветствовав коллег, поставила формироваться отчеты и наслаждалась крепким кофе, блаженно прикрывая глаза и втягивая носом тонкий пряный аромат отборных кофейных зерен. Прям хоть для рекламы снимай мое счастливое лицо…
Не успела я как следует расслабиться, откидываясь на спинку стула и составляя в уме список планов на день (обязательно состоящий из десяти пунктов), как в дверь бойко постучали, и, не дожидаясь ответа, зашли. Их было двое — Бренда, руководитель отдела кадрового менеджмента и худенький парень в очках, который робко перетаптывался с ноги на ногу, прячась за ее спиной.
Я неуверенно улыбнулась, поприветствовав нежданных гостей легким кивком головы и поднялась из-за стола, убираясь распущенные волосы за плечи. Парень при всем своем худощавом виде оказался выше меня (да даже выше Босуорт) головы на две, и его рост категорически не сочетался с напуганными оленьими глазищами.
— Привет, — на всякий случай вербализирую свой кивок головой, встречаясь взглядом с женщиной и закусывая губу. Ходили слухи, что она очень красивая, и только сейчас, стоя с ней лицом к лицу, вздернув подбородок и утопая в шоколадных глазах собеседницы, я убеждалась в истинности этих шелестящих, как легкий осенний ветерок, слов мужской половины сотрудников.
— Его и вправду зовут Ванесса? — Легкий непринужденный смех, и, немного отступив от Бредны и ее подопечного, я убираю ладони в задние карманы джинсовых брюк, потому что я всегда так делаю, когда волнуюсь.
— Парень, тебя и правда так назвали? — Кажется, что уверенной в этом трио выглядит только Бредна, потому что парень растерянно хватает губами воздух в попытке что-то сказать, но их гортани вырываются только квакающие звуки, и мне не остается ничего иного, кроме как еще раз вопросительно взглянуть на темноволосую женщину. — Это очень красивое имя, даже для парня, — и, разумеется, это очередной виток неумелой иронии от Офелии Орлин.

+2

3

●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●  ●
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gif“С того момента, как меня приняли в департамент по работе с персоналом прошло немногим больше недели, а мне порой кажется, будто я работаю в «Google» по меньшей мере полжизни. Здесь невозможно чувствовать себя некомфортно: даже несмотря на убранство офиса, напоминающего скорее детский сад для взрослых, нежели многомиллионную компанию; и неприспособленных к жизни сотрудников-гиков, совершенно увлеченных своим делом и будто даже не знающих, что такое секс, похмелье, налоги и кризис среднего возраста. На самом деле прошедшая неделя выдалась довольно напряженной. Вначале инвентаризация: моя предшественница — до того, как ушла в декрет, — была решительно настроена запасти в каждом мало-мальски подходящем уголке кабинета разнообразные шоколадки, разноцветные конфетки и желейные тянучки в ярких обертках, и забыла забрать их с собой. После ребрендинг: стены кабинета, выкрашенные приятной светло-желтой краской, почему-то навевали на меня отчаянную тоску, и пришлось завесить их фотографиями и постерами с героями Marvel, удобный зеленый диванчик — забросать маленькими подушками, а непримечательный серый пол прикрыть лохматым круглым ковром. И, само собой, хедхантинг: наверняка мне удалось поболтать не со всеми гениями инженерной мысли Сакраменто, сосредоточенными в многоэтажном современном здании, но я пыталась. 
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifНынешнее утро началось с появления на моем пороге троих мнущихся и заметно нервничающих стажеров. Новичков в «Google» принимали охотно, и обычно это были заметные выпускники колледжей, увлеченные разработкой и программированием, и четко представляющие, чем хотели бы заниматься. Обманчивая атмосфера беспечности и творческого бедлама, которая царила в офисе, не мешала менеджерам по персоналу со временем отсеять тех, кто явно находился не на своем месте. Наскоро сделав большой глоток крепкого и ароматного чая из термокружки — в «Google», как и по всей Америке, утром предпочитают черный кофе, а потому вкусный чай раздобыть бывает непросто, — я не глядя раздала троице заранее приготовленные бейджи.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gif Пригодится в первое время, — деловито объясняю, стараясь не замечать электризующей воздух нервозности и напряженного молчания новичков. Сверившись с собственными записями в пухлом ежедневнике, отправляю двоих ребят на новое место работы — департамент дизайнеров почти необъятен и рассредоточен неподалеку от HR-отдела, и в их структуре сам черт ногу сломит. А вот Джорджа Купера передать в руки нового босса придется самой: мне еще не случалось бывать в «отделе геоинформатики и цифровой картографии», а именно такая запись значится напротив имени нашего нового сотрудника в моем ежедневнике, и я понятия не имею, кто там главный. Кроме того, что тамошнего ведущего специалиста зовут Офелия Орлин. «Вот и познакомимся», — мысленно заключаю я и улыбаюсь совершенному поплывшему Джорджу, который цветом лица давно сравнялся со стеной в уборной, а после выхожу из кабинета и жестом предлагаю следовать за собой.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifСтеклянные двери отдела геоинформатики плотно прикрыты, а я вхожу в помещение, предварительно постучавшись, но не дождавшись ответа. В отделе не так много сотрудников: окинув взглядом занятые места перед компьютерами, киваю паре-тройке знакомых лиц и широко улыбаюсь всем остальным. «Кто тут босс?», — хочется воскликнуть, но неизвестная Офелия Орлин меня опережает и приподнимается из-за своего компьютера. Она кажется мне удивительно милой и совсем крошкой, не старше четверти века, а маленький рост еще больше усугубляет это ощущение. Офелия здоровается, Джордж, похоже, решил совершенно слиться со стеной и притворяется мертвым, поэтому я собираюсь было взять все в свои руки, но молоденькая босс снова меня опережает. «Ванесса? Какая еще Ванесса?» — я ничего не понимаю, пока не оборачиваюсь туда, куда внимательно смотрит Эль. Ну, конечно, куда без косяков...
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifО, а где-то в недрах офиса теперь обосновалась девушка по имени Джордж, — с готовностью отзываюсь на иронию Офелии с серьезным и невозмутимым лицом, а когда спустя мгновение мои глаза встречаюсь взгляд Эль, не удерживаюсь и громко смеюсь. — Я такая идиотка, — сокрушенно покачивая головой, осторожно снимаю бейдж с продолжающего изображать статую Джорджа, и продолжаю, — вот это я заберу с собой. А теперь, прошу любить и жаловать, Джордж Купер, наш новый сотрудник и твой новый подчиненный. Честное слово, вчера он точно умел разговаривать! — бейдж скрывается в кармане, как неопровержимое доказательство моей невнимательности и глупости, а я толкаю паренька в бок и шепчу, — эй, парень, невежливо отмалчиваться в первый рабочий день!
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifОстальные сотрудники наблюдают за нами из-за своих компьютеров, потихоньку посмеиваясь и переглядываясь, а мое внимание снова привлекает Офелия Орлин. Среди бесчисленных сплетен и горячих новостей, услышанных мною за последнюю неделю, о ней было сказано удивительно мало, разве что пространные замечания о том, какая она «славная», «отзывчивая» и «особенная». Однако подобные слова можно было отнести к половине сотрудников офиса. Я протягиваю ей руку и решаю представиться, на тот случай, если она понятия не имеет, кто вломился в ее отдел.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifКстати, меня зовут Бренда, я из HR-департамента, — ладонь Эль маленькая и теплая, и подержав ее руку в своей чуть дольше положенного, я отступаю и даю возможность онемевшему стажеру тоже сказать хоть что-нибудь.

Отредактировано Brenda Bosworth (2016-03-07 01:43:56)

+2

4

Внимательно слежу за изящной рукой Бренды, когда она ловким движением снимает именной бейдж со стажера, побледневшего от прикосновения мягких подушечек пальцев к его футболке еще сильнее, становясь на тон бледнее светлой панели, соприкасающейся со входной стеклянной дверью. Молчу. Мне нравится наблюдать за людьми, считаю пуговице на ее строгой элегантной блузке, идеально обхватывающей талию, струящейся по загорелому женскому телу и заканчивающееся лаконичной каемкой воротника, расстегнутого на две пуговицы так, когда это еще не откровенная вульгарность, но и не чопорный консерватизм, столь присущий англичанам, среди которых я провожу каждое Рождество.
— Очень мило… — обычно я на порядок общительнее и готова рассказать собеседнику всю историю своей жизни начиная от того, как хоронила гусеницу на соседском дворе в шесть лет и закачивая тем, что каждый понедельник мое утро начинается с тирамису и мокаччино, никак иначе, а затем чашка черного кофе в своем офисе, которую надо выпить за десять глубоких и насыщенных глотков. Вся моя жизнь — расписание, каждое событие расписано в мельчайших подробностях, начиная от пробуждения за пять минут до того, как числа на электронном циферблате трансформируется в неоновую комбинацию «07:00» и заканчивая количеством книжных страниц, которые мне положено прочитать перед сном. Их тридцать.
Босуорт щебечет о том, что она идиотка, и мне остается только растерянно пожать плечами, прикасаясь теплой ладонью к плечу Бренды, чтобы поддержать, попутно адресуя девушке тень легкой смущенной улыбки.
— Ничего страшного, со всеми бывает, еще пара недель, и тебя от нас будет не вытолкать, — компания на полном серьезе дает все условия для того, чтобы сотрудники работали, но при этом не выматывали себя и не обзаводились стрессом.
— Джоооордж, — смакую его имя, намеренно перенимая манеру Бренды и беру парня за запястье, пододвигая к себе, надо же его как-то расшевелить, к тому же я знаю, что многие гениальные ребята совершенно не умеют выстраивать коммуникационные мосты, и моя задача, как грамотного руководителя отделом, не только правильно делать техническую часть своей работы, но и находить общий язык с каждым талантливым человечком, который значится под моим началом. — Очень приятно, Джордж, меня зовут Офелия Орлин, можно просто Эль, — попутно пожимасвоей ю руку коллеге, которая назвала свое имя.
— Наслышана о… — сказать «о твоих похождениях», наверное, не очень тактично, потому я ограничиваюсь более нейтральным продолжением фразы, — твоем профессионализме. — А вот и ни чуточку не сарказм, менеджерам по персоналу по должностной инструкции предполагается быть обаятельными и общительными няшками. И откуда я только таких слов понабрала в свой лексикон?
Снова вспоминаю о нерадивом новичке, силясь оторвать взгляд от Бренды.
— Вот то свободное кресло — твое рабочее место, пока присядь и отдохни, сейчас я вернусь. А где его резюме? — Кажется, за эти полгода, что я провела в Сакраменто, совсем разучилась хотя бы мало-мальски флиртовать, и вообще мне казалось, что в Лос-Анджелесе люди были куда дружелюбнее и свободнее, чем в этом городе. Вспомнить хотя бы Вуди Бойда, с которым я имела честь поужинать в тесном кругу его семьи, а заодно и узнала о том, какая я жалкая, ничтожная и глупая. Его слова все еще звучали рефреном в моей голове каждый раз, когда речь заходила о толерантном отношении к людям вне зависимости от их религии, национальности и ориентации, но с такими, как Бойд, спорить бесполезно.
Я привыкла обходиться и без трех распечатанных листов, содержавших сведения о том, где учился будущий работник, если отдел кадров его отобрал и отправил ко мне, значит, он мне подходит, но сейчас я отчаянно искала повод выйти вместе с женщиной в холл и совершить короткую прогулку от одного офиса до другого. Мне нравится знакомиться, нравится узнавать новых людей и слушать разные истории. И как только мы оказываемся с обратной стороны полупрозрачной двери, отделявшей нас с Босуорт от коллег, я застываю на месте, поднимая на нее глаза.
— Всегда по-доброму завидовала людям, которые могут прийти в незнакомый коллектив и тут же всем понравиться, — и снова руки в карманы, а сама прислоняюсь спиной к стене, становясь напротив собеседницы.
— Думаю, что обойдусь без резюме, может, пока у нас есть время, — часы я ношу на правой руке, потому что левша, и время у меня действительно есть, не считая того, что я откровенно забила на Купера, надеясь на то, что остальные не бросят парня в беде, — ты не против выпить кофе в кафе? — Третья чашка за утро не вписывается в мой личный фен-шуй, но никто не запрещает мне сидеть за столом с пустыми руками и просто разговаривать.
О, привет, дорогая, — мимо нас проходит мой лучший друг, да, который переехал следом за мной в этот город и теперь по всему его отделу валяются глянцевые журналы, которые он в полном составе забрал из города Ангелов. А все выпуски «Vogue» с 1892 года — это вам не шутки, товарищи. Майклу можно открывать свою модную библиотеку.
— Привет, — коротко пшикаю Олдману, всем своим тоном намекая на то, что ему надо как можно быстрее скрыться долой с наших глаз.
— Откуда ты? И почему «Google», — иду по коридору, не забывая смотреть под ноги, чтобы случайно не наступить на стыки между шахматными красно-желтыми плиточками, — у тебя нет ощущения, что ты попала на веселые американские аттракционы для подростков?
Лично у меня его не было только по той причине, что первый раз в офис копании я попала семь лет назад, в Шанхае, и сама тогда, учась всего лишь на третьем курсе, не очень-то напоминала взрослого задрота, это сейчас… Очки, минимум косметики и скоромная одежда, а тогда я была другой…
Густые волосы ниже поясницы, глаза, обильно обведенные черным карандашом, розовый блеск на губах, выделяющий их матовым пятном на фарфоровой коже. С улыбкой вспоминаю о тех временах, когда я была неискоренимо доброй, мечтательной и светлой девушкой. Сейчас я куда серьезнее и уставшее. 
Анна, девочка, которую я… купила у одной приезжей наркоманки, единственный человек, который радует меня в этом году, начало которого ознаменовалось критикой со стороны родных. Мол, почему у тебя все еще нет детей и партнера. Вскользь рассматриваю пальцы Бренды, машинально потирая на своей руке то место, где обычно носят обручальное кольцо. Я свое носила не долго и очень давно. И совершенно не взаимно, если быть до конца откровенной. Захотелось спросить прямо в лоб, почему такая эффектная и офигенная женщина (а на мой вкус ее внешность можно было охарактеризовать именно так) все еще не окольцована, но, разумно решив отложить этот вопрос хотя бы до кафе, я просто продолжила свой путь, слушая Бренду.

+2

5

http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifЗаинтересовано присматриваюсь к Эль теперь куда внимательнее, чем прежде, размышляя про себя, что наверняка кажусь ей совершенной пустышкой и выскочкой, и потому она выглядит настолько смущенной и растерянной… Ничего удивительного, ведь хорошо воспитанным крошкам, к тому же чертовски подкованным фанаткам своего дела, чрезвычайно неловко выставлять из кабинета кого-то, даже если он напрочь убивает хрупкое инженерное вдохновение. Не то чтобы я поверхностна или сужу о ней только потому, что она входит в те 18%, что приходятся на сотрудниц-женщин нашей компании (и речь, конечно, о технических специалистах!). Но за прошедшую неделю я не слышала ни об одном убитом горем отшитом ею гике, не отмахивалась от жареных подробностей ее разнузданного пьяного поведения на последнем местном междусобойчике и ни разу не сталкивалась с ней в симпатичном кафетерии на первом этаже, — а многие предпочитают оттуда и вовсе не выходить без серьезных причин. И поведя плечами под ее строгим взглядом, решаю, что в привычном и размеренном мире Офелии Орлин неожиданное появление кого-то, вроде меня, только рушит заведенный порядок.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifА когда ответом на мое немногословное самобичевание становится маленькая девичья ладошка, утешительно коснувшаяся плеча, и короткая улыбка с ободряющими словами, я с благодарностью улыбаюсь ей в ответ. Об удивительном терпении и отзывчивости Офелии в отношении подчиненных и коллег я уже была немного наслышана, но теперь, всерьез столкнувшись с ее добротой удивилась: кажется, умники, не оставляющие нашему насквозь прогнившему миру ни единого шанса попросту не встретились с кем-то, похожим на нее. И мне их даже практически жаль. Тем временем Эль приблизилась к стажеру и взялась приводить новичка в чувство, что со стороны смотрелись милым, но практически невозможным, а потому я, немного понаблюдав за ними, посочувствовала девушке и обратилась к пареньку, не удержавшись.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifКажется, тебе повезло с боссом, Джордж, — в моих словах отчетливо звучит легкая зависть, и я многозначительно подмигиваю ему. Растерянный парень непонимающе смотрит на меня, за последнюю четверть часа не выговорив ни одного членораздельного предложения и только что-то неразборчиво пробормотав в ответ на приветствие подошедшей к нему Офелии, а я терпеливо объясняю, — я бы не отказалась здесь работать, произноси она вот так мое имя.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifНаверное, мне не стоило этого говорить. Наверное, подобные провокационные ремарки крайне неуместны в присутствии кучи народу в офисе. Наверное, сейчас самое время изобразить смущение от того, что сболтнула лишнего. Но я широко улыбаюсь, совершенно довольная собой. Лицо несчастного стажера из бледного становится янтарно красным, мне немного неловко — можете себе представить? — смотреть в лицо Эль. И игнорируя неловкость, я удовлетворенно улыбаюсь на ее слова о «моем профессионализме» и стоически сдерживаюсь от того, чтобы не спросить, действительно ли она слышала что-то обо мне или просто вежлива?
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifНо она спрашивает о резюме Джорджа — довольно разумно, учитывая, что рассказывать о себе самостоятельно он не слишком настроен, — и я молча выхожу следом за ней в коридор. Аккуратные папки в твердой зеленой обложке, заведенные для всех сотрудников, сортированных по отделам, я выставляю за стеклянными дверцами шкафа — выглядит это очень красиво. Подробные резюме я читаю только до первой встречи с соискателями, ориентируясь больше на личное общение, но начальники отделов нередко придают значение тому, что именно их новоявленный подчиненный рассказал о себе письменно на нескольких листах. Эль снова заговаривает и останавливается, не отойдя и пары шагов от дверей своего офиса, а я замираю рядом, рассеяно прикидывая, что разница в росте между нами — не меньше пяти дюймов в мою пользу.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifОчень многое зависит и от коллектива, — я вспоминаю несколько лет, проведенных в Сингапуре, и свой скомканный побег оттуда, связанный с неспособностью противостоять скрытой, но ощутимой неприязни окружающих. — Иногда все просто не хотят, чтобы им понравились, — пожимаю плечами и встряхиваю распущенными волосами. — Но здесь явно не тот случай, — улыбаюсь девушке, и внимательно смотрю прямо в глаза, услышав предложение выпить кофе. Мне кажется маловероятным, что она — игнорирующая мое появление в стенах компании на протяжении всего последнего времени, — вдруг решила познакомиться поближе (читай, прознать обо мне что-нибудь и власть посплетничать с подружками после), поделиться последними местными новостями или обсудить результаты кинопремии Оскар. Я медленно киваю Эль в ответ, а мимо нас, повиливая плотно обтянутыми джинсовой тканью бедрами, проходит один из тех, с кем я уже успела здесь познакомиться, и растягивая гласные здоровается с моей собеседницей. Как мне кажется, голубизна Майкла Олдмана настолько очевидна и так явно бросается в глаза, насколько женской половине офиса хочется исправить его  «милый пунктик». Серьезно, они так и говорят об этом, этими самыми словами! Я посмеивалась про себя, понимая, что «исправить» в этом случае ничего не получится, и безобидно развлекалась, адресуя офисным глупышкам комплименты от его имени. Интересно, она тоже на него запала или он эдакий друг-гей? — думаю и тут же одергиваю себя, настоятельно убеждая, что меня это ничуть не касается. А когда она слишком поспешно ему отвечает, слежу взглядом за удаляющейся поджарой фигурой и спрашиваю:
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifЭто твой приятель? — более подходящего слова мне в голову просто не пришло, — половина офиса от него без ума, — равнодушно замечаю как бы ненароком, наблюдая краем глаза за реакцией Эль. Уверена, по ее открытому лицу нетрудно будет угадать оберегаемую от посторонних влюбленность. Снова одергиваю себя, напоминая, что это не должно меня интересовать.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifНаверное, это своего рода кармический урок, — шучу в ответ на вопрос о том, как оказалась здесь и следую за девушкой по длинному коридору в направлении кафетерия. — Я из Пало Альто, а это что-то вроде исторического центра Силиконовой долины… но никогда всерьез не интересовалась IT. Тем не менее мне захотелось здесь задержаться, как только я переступила порог офиса, — мне приятно вспоминать собственные восторженные ощущения и первые впечатления от начинки известного технологического гиганта. — Очень похоже, и подростки прилагаются, — соглашаюсь, смеюсь и потираю переносицу, вспоминая брошенного на попечение оставшихся в офисе коллег Джорджа. — А ты давно работаешь здесь? Или ты вроде этих умников, завербованных едва ли не школьниками, еще до окончания колледжа? — спрашиваю девушку, пропуская вперед себя внутрь кафетерия.
В помещении немного народу: рабочий день начался не так давно, и основная масса разработчиков и менеджеров разбрелась по офисам, дабы до обеда разгрести хотя бы небольшую часть накопившихся дел. По пути к кассе бросаю злосчастный бейдж с женским именем на один из столиков около большого панорамного окна, дабы обозначить наше присутствие.
http://i396.photobucket.com/albums/pp42/raskraska/stuff/th_30.gifЛюбишь кофе? — интересуюсь у Офелии и с сомнением посматриваю на внушительных размеров агрегат, коим умело управляется вертлявая тощая девица с дредами, а после заказываю большую чашку зеленого чая без сахара.

Отредактировано Brenda Bosworth (2016-03-08 23:05:37)

+1

6

Многие серьезные отношения начинаются с разговоров ни о чем: случайные встречи в коридорах, легкие и приветливые кивки головами, адресованные собеседнику скорее из вежливости. Пустые оболочки, которые люди привыкли сами наполнять начинкой, угодной только им. Вот видишь иногда человека, и, прищурив любопытные карие глаза, изучаешь новые и непривычные черты лица, думаешь, представляешь, прикидываешь варианты характера. Привычно считать, что мягкие и плавные линии, вырисовывающие контуры губ и бровей, ямочками проваливающиеся на щеках, свидетельствуют о мягком и покладистом нраве, в то время как острые черты лица, прямые и резкие линии сигналят об обратном: осторожно, перед вами опасная и строптивая личность! Большие глаза ассоциируются с плаксивостью, а темная радужка зрачка — с непомерной печалью и щенячьей тоской.
Я шла рядом с Брендой и старалась не слишком откровенно смотреть на женщину, но никак не могла избавиться от навязчивых мыслей — какая она? — и привычки наделять людей теми свойствами личности, которые угодны мне.
Вспоминаю о Линде Флойд, странной рыжеволосой женщине, которая рисовала комиксы. Которая рисовала меня, и ее карандашный набросок с неровной рваной надписью на обратной стороне все еще хранится в аккуратном свертке на нижней полке комода.
Мне казалось, если один человек рисует другого — то это высшая форма признания симпатии, нечто особенное, доступное только художнику и его музе, но после встречи Линда пропала, когда я уже успела возомнить себе чуть ли не влюбленность. И со мной так всегда — чем ярче встреча и цепляющее первый разговор, тем быстрее все заканчивается.
Затем была Ребекка — девушка нестандартной модельной внешности, одна из таких непутевых стажеров, которых за семь лет я повидала уже несколько десятков. Одного поцелуя на спор, за которым для нее ничего, я уверена, не стояло, мне хватило для того, чтобы ощутить это теплое обжигающее кончики пальцев чувство влюбленности. А что потом? Слезы и мой переезд, разумеется, между нами ничего не было.
Затем Дилан. Она была бойкой и честной, в ее глазах плескалась неумолимая жажда жизни, разбавленная литром грусти и разочарования. Для таких хочется жить, для таких хочется рисовать улыбки краской на стенах, и писать им стихи, но Дилан [я не запомнила ее фамилии] была всего лишь художницей, в очередной раз доказавшей мне, что если тебя рисуют, в этом нет ничего особенного, это просто… хобби? Несмотря на то, что ее слова, наспех выведенные на моей руке, превратились в памятное тату, она пропала, мы больше никогда не встречались, и так всегда.
Все говорили, какая я милая, добрая, славная и пропадали, потому что большего, я видимо, была недостойна? А мне не хотелось быть просто хорошей и отзывчивой подругой, мне тоже хотелось любви… Окунувшись в свои мысли, я уловила не все реплики своей собеседницы, возвращаясь к истокам: иногда мы слишком недооцениваем случайных людей и повседневные разговоры, хватаясь за яркое, но быстро ускользающее.
— Это мой лучший друг, — неловко и смущенно пожимаю плечами. С Майклом у нас есть негласная договоренность о том, что если мы никого не найдем до тридцати, то поженимся. Шутки шутками, но осталось всего два года, и я снова тяжело вздохнула; каждая встреча с родителями выбивала меня из колеи, заставляя постоянно думать о возрасте и своем внутреннем таймере, а ведь странно, раньше я такой не была, и не искала отношений только для того, чтобы они были, чтобы не остаться одной с двумя десятками озорных собак. Прошедший год сломал меня, столько разочарований и падений, я поверила в то, что, видимо, не достаточно хороша для других, но это не вырвало из меня моего врожденного таланта влюбляться в красивых женщин. Просто так. Ничего не требуя взамен.
Бренда была очень красивой, но, разумеется, я считала себя не слишком хорошенькой для того, чтобы даже в мыслях рассматривать девушку в таком ключе.
— Мы вместе приехали из Лос-Анджелеса в прошлом году, — поворачиваюсь к Бренде, закусываю нижнюю губу.
— И ты тоже от него без ума, да? — Это не флирт и не издевка, вопрос звучит с нотками грусти и легкой усталости. Красивые девушки любят красивых парней, это нормально, нельзя их винить за это. — Не хотелось бы огорчать тебя преждевременно, но он — неисправимый гей, так что никому ничего не светит, даже мне, — неловкий смех, и я радуюсь тому, что Босуорт отвечает на мой вопрос о том, как ее занесло в маленький и тесный Сакраменто, оберегающий под пальмовыми ветками столько разных судеб и душ.
— Слышала о таком городе, — если бы у меня под рукой был планшет, обязательно обратилась бы к великому поисковику немедленно, но я не взяла с собой ничего, даже телефона, только немного мелочи в карманах, и все. — Это где-то на Юге? — Бронзовая кожа девушки выдает ее не то латинское, не то мексиканское происхождение. Прожив много лет в Шанхае, я не так часто видела в юности и детстве людей этой национальности, разве что в школе, уже в США, в классе было пять темнокожих мальчиков, но их цвет кожи был смольным, у Бренды же иной оттенок — золотистый, как будто бы на каждый сантиметр тела нанесен какой-то лосьон, сразу захотелось ее понюхать.
— Мы по меркам компании уже старые, —  я не знаю, сколько лет Бренде, но на юную, только расправившую крылья и вылетевшую на свободу студентку она уже не походит, скорее всего, ей больше двадцати пяти, да и выглядит она солидно по сравнению со мной. В этом филиале меня никто не видел в костюме, да и ношу я их не часто, потому что считаю, что сидят они на мне не лучше, чем на корове седло. В умеренно прохладную погоду предпочитаю облегающие узкие брюки и свободные рубашки, в жаркую погоду – шорты или короткие платья свободного кроя, без излишней женственности, которая мне последнее время не идет в связи с сильной потерей веса.
— Ну, — прикидываю, сколько раз я уже рассказывала свою историю — раз тридцать, не меньше, — значит, так. Образование я получала в Шанхайском Технологическом Университете, — опережая вопрос о том, как меня туда занесло, сразу продолжаю, проходя перед Босуорт в открытую дверь кафе и даже чувствуя себя немного неловко, потому что обычно дверь кому-то открываю я, — мой отец — посол, и в Китае я прожила почти половину жизни, с рождения и до семи лет, потом Америка, Вашингтон, затем снова Китай и специальность, на которую я пошла по настоянию отца. Он у меня пророк, точно знает, чем кому из его детей стоит заниматься. Вообще, я хотела пойти в спорт, — и снова грущу, вспоминая, что именно заставило меня вывести альпинизм в разряд хобби, а не профессии, — но не сложилось. Я не жалею. На третьем курсе меня нашли и пригласили пройти собеседования, потому что да, я вроде из таких умников, — щеки, ставшие пунцовыми, выдают волнение, я не люблю себя нахваливать и не считаю выдающимся человеком. — Затем несколько лет я проработала в крупнейшем филиале в Шанхае, и все еще езжу туда в командировки довольно часто, затем из-за некоторых проблем, — даже не знаю, как еще охарактеризовать отношение тамошних начальников в геям, — я перевелась в филиал с Лос-Анджелесе, знаешь, Америка — это моя страна, она близка мне по духу, ну и вот в прошлом году пришлось перебраться в Сакраменто.
Моя речь быстрая и импульсивная, обильно сопровождается жестами, и, когда мы подходим к кассе, я, наконец, замолкаю.
Людей практически нет, время ланча уже вышло, а до бранча еще не дошло. Простой впрос Бренды ставит меня в тупик. Я не люблю или не люблю кофе, я просто пью то, что положено пить по понедельникам, вторникам, средам и так далее. Потому отвечаю неопределенно.
— Так… По-настроению. — Обычно я не скрываю свою болезнь, которую мне больше нравится называть «особенностью», но, думаю, женщина и сама скоро все поймет. Скрывать ОКР все равно не выходит слишком долго. Так, по правилам, следующий перекус у меня только в семь вечера.
Сара, девушка, которая стоит за кассой, удивленно смотрит на мое лицо.
Первый раз вижу тебя в кафе в это время, — и не удерживается от ремарки. — Что будешь?
Паника.
Потому что я понятия не имею, что я буду. Рукой зачесываю волосы назад и растерянно ищу глазами спасительный ответ. На подносе стоит стеклянный стакан с минеральной водой.
— Воду, просто стакан минеральной воды, — эти слова звучат так, будто я прошу подать мне что-то мерзкое, но сидеть без ничего будет невежливым, в конце концов, можно просто не пить.
Прицокнув языком, девушка ставит на поднос белую широкую чашку с зеленым чаем и стакан с кристальной прозрачной водой, я забираю напитки и направляюсь к столу, слыша, как Сара все же о чем-то шепнула женщине.
Ты тоже заметила, что она странная? — Кафе — главный рассадник сплетен, второе место занимает женская уборная. Я расслышала слова девочки с дредами и обернулась, одаривая ту осуждающим взглядом.
— Что она тебе сказала? — Как бы невзначай спрашиваю о Босуорт, когда мы обе оказываемся за чистым круглым столиком друг на против друга.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » если ты разобьешь мне сердце, я разобью тебе голову