Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Я хочу твою душу


Я хочу твою душу

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://s2.uploads.ru/l1SIy.jpg
Участники: Анастасия Шилова и Денивел Мори
Место: частная вечеринка
Время: 26 февраля 2016 года, вечер/ночь
О флештайме: Девушки встречаются, девушки знакомятся, девушки делятся секретами...
А сколько скелетов в шкафу у тебя?

Отредактировано Denivel Mouri (2016-02-24 20:03:55)

+1

2

Сколько этих вечеринок у меня было, что уже и не счесть. А с тех пор как меня выписали в июне, то за эти полгода побывала на алкогольных мероприятиях больше чем за два года вместе взятых.
На самом деле в больнице не планировала уйти во все тяжкие. Наоборот лежа в палате, где за три с лишним месяца, месяца полтора два и вовсе не выходила из своей белоснежно-стерильной камеры. И не смотря на то, что многие меня поддерживали. И врач сделал все, чтобы я встала на ноги и, морально меня поднял тоже. Все же первой мыслью было пойти и спрыгнуть моста. Нет, правда.
Похороны мамой прошли без меня. Все организовал мой опекун. Две недели в коме не могли позволить отложить этот траурный обычай. И когда в июне меня выписали, на меня будто навалилось все с новой силой. Осознание реальности обрушилось на меня. Нужно было вступать в наследство, все сбережения, которые оказалось, не так мало, дом, все, что принадлежало маме и семье, теперь было мое. Все эти  сочувственные взгляды, поощрительные улыбки они убивали. Чуть не каждый день ездила на кладбище и в голове была лишь одна мысль: «не может быть». А потом в какой то момент у мамы на страничке пришло сообщение, от какой то подруги. Уже хотела написать, чтобы не писали или удалить рекламу, как вмиг побледнев, вчитывалась в слова. Эта женщина не знала, что мама погибла и журила ее за то, что та не отвечает ей. И правда, от нее было несколько сообщений. Вот тут я сорвалась.
С моста я тогда так и не прыгнула. Может мужества не хватило, может просто хотела жить, каким бы дерьмом не было все это, а может стоя там, на мосту и глядя в ночную гладь воды услышала маму. Тогда я впервые оказалась в ночном клубе. До этого были только вечеринки у друзей и друзей друзей. Танцевала и пила вперемешку со слезами. И вот тогда завертелся марафон походов в клуб и на вечеринки.
Сейчас я находилась на одной из них. Хозяин вечеринки давно учился в университете, но когда это меня останавливало. Тем более что я его прекрасно знала. Успела выпить не один бокал любимого пунша.  Потанцевать с парнями, да так, что чувствовался стояк. Но им-то точно ничего не светит и многие об этом знали. Играть, флиртовать, возбуждать, это я умею, а вот в постель меня еще не кому не удалось затащить.
Почувствовав духоту, прошла на задний двор. Наслаждаясь тишиной и покоем. Зимний ветер охлаждал разгоряченное тело и меня давно била мелкая дрожь. Зубы стучали друг от друга, будто отбивали ритм чечётки.  Бокал с пуншем вот-вот норовил выпасть из трясущихся рук, но я упорно продолжала стоять.
- Настя, все понимаю, что ты без башенная, но вот смысла не вижу стоять на ветру. – усмехнулся Алекс, один из гостей вечеринок.
- Все-то тебе надо Алекс, - улыбнулась, делая глоток. А потом нагло, отобрала у него джинсовку. – А теперь вали отсюда, мне нужно еще хоть пять минуточек побыть одной. Проветриться нужно.
- Чумная…
Улыбнулась и подняла взгляд наверх, смотря в вечернее небо, привыкая к погоде и уже не так трясясь.
- И все-таки дома звезд однозначно больше… - проговорила, смотря, как на небе появляются звезды.

look только без кофточки

http://s2.uploads.ru/t/YZcAo.jpg

+1

3

Внешний вид

Иногда надо расслабиться.
Как часто я повторяю себе эту фразу? Как часто я делаю то, что в ней сказано? Да и вообще, по сути, что значит расслабиться?
Сидеть с бокалом вина в руке на шумной вечеринке в шумной кампании незнакомых людей это и есть расслабиться? Чувствовать себя чужой, чувствовать себя ни чьей, вдыхать и выдыхать прокуренный воздух, в котором так причудливо смешивается запах обычных сигарет и косяков с марихуаной. Именно это должно вызывать расслабленное состояние, да?
Только вместо того, чтобы расслабиться, я чувствую напряжение во всем теле. Я чувствую, как оно ползет по позвоночнику, растекается оттуда по всем моим конечностям, овладевает мной как искусный любовник. От этого начинает кружиться и болеть голова и дело тут вовсе не в вине, которое я пью. Дело в том, что я ловлю на себе взгляды. Постоянные взгляды, то одного, то второго, то третьего. Некоторые проскальзывают по мне мимоходом, не находя ничего интересного, некоторые задерживаются и разглядывают меня чуть дольше, тем самым усиливая неприятное напряжение внутри меня. Я не хочу быть предметом, на который смотрят с вожделением. Больше не хочу.
После того, как меня чуть не изнасиловали в грязной подворотне, чужие взгляды вызывают у меня липкий страх, способный парализовать мое сознание и вывернуть его наизнанку. Я постоянно ищу успокоения в шумных клубах и на тусовках, потому что боюсь быть одна, но… На самом деле, это не лучшее решение, ведь тут так много людей. Так много тех, кто может прикоснуться ко мне. Так много тех, кому я могу показаться сексуальной и привлекательной. Так много тех, кто не привык спрашивать у девушки разрешение перед тем, как положить свою руку к ней на талию или задницу. От этих мыслей я морщусь и отстраненно думаю о том, что мне надо было остаться дома. А если не дома, то хотя бы позвонить Джей и попросить забрать. Но я не хочу ей навязываться. По сравнению со мной она слишком взрослая и, наверное, у нее много работы. Много работы и наркоты. Но этого я уже не боюсь. Я привыкла ловить её помутневший взгляд, который так отчетливо выражает гнев или похоть. Я привыкла угадывать её желания и подстраиваться под них. Я привыкла к тому, когда родные руки скользят по моему телу, связывая и одновременно лаская его. Я привыкла…
Я привыкла к тому, что делает со мной Джей, но никогда не привыкну к тому, что кто-то другой может захотеть прикоснуться ко мне так же. Особенно если я против. Особенно если это мерзкий мужчина. Особенно если это происходит в подворотне. В какое-то мгновение я понимаю, что находится в душной комнате с десятками взглядов мне становится просто невыносимо. Меня снова охватывает паника, которая, видимо, является последствием недавно пережитого стресса.
Подымаюсь с диванчика, на котором сидела, и начинаю пропихиваться на задний двор сквозь облизывающиеся парочки, которые так и наравят залезть друг к другу в трусы прямо тут. Надо сказать, что большинство при этом не смущает количество народа рядом – выпитый алкоголь и выкуренная трава делают свое дело. Пока я продвигаюсь к выходу, успеваю схватить с одного из столиков еще один бокал белого полусладкого вина. Легкая улыбка приклеивается к моим губам после того, как я делаю очередной глоток напитка и наконец-то выхожу на улицу.
Тут почти нет людей. Точнее сказать, в данный момент я вижу всего одну девушку, которая стоит, подняв лицо к небу и вглядываясь в звезды. Девушка выглядит совсем юной, и я на вскидку определяю, что она едва ли старше меня. Осторожно подхожу ближе, чтобы не спугнуть и не оторвать ее от созерцания. Встаю рядом и теперь тоже смотрю на такие далекие и искрящиеся звезды. Жаль, что их сейчас так плохо видно. Они могли бы скрасить наш вечер.
- Не против, если я постою с тобой?

Отредактировано Denivel Mouri (2016-02-25 19:09:20)

+1

4

Мерно вдыхала и выдыхала, ритм пришел в норму и, я перестала трястись, как осиновый лист. Мама часто это повторяла. Она говорила, что ни кого не видела, чтобы так мерзли: в прямом смысле тряслись и стучали зубами. В кино одно, а в реальности, говорила она, совсем другое. Потом чуть позже она к этим словам добавила еще несколько. Наблюдая и изучая меня, и моих друзей. Тогда она сказала, что видимо, это из-за моей эмоциональности, поэтому многие чувства у меня проявляются сильнее. Обычное мороженое может вызвать слезы, если мне нельзя было есть во время простуды его.
Прикрыла глаза. Мне нельзя было оставаться в такие минуты одной, нельзя. Даже психолог, говорил, что либо оставить все в прошлом, либо не давать эмоции меня захлестывать. Но порой, я оставалась одна и, как бы опасно не было, не могла отключить мозг, воспоминания…
Помню буквально все ночи, что мы проводили с мамой и папой. Конечно, из-за моего тогда возраста, таких прогулок было не много и их можно было пересчитать по пальцам. Чувствовала, как эмоции начали зашкаливать. Хотела привести мысли в порядок, а сама позвонила эмоциям унести меня.

… Санкт-Петербург, дворцовая площадь. Такая большая, круглая и с двух сторон возвышаются большие здания: замок  и напротив триумфальная арка, как бы полукругом. Молодая семья идет в ночи по снегу. А маленькая рыженькая девочка бежит вперед, опускается на корточки, берет снег, который тут же падает обратно, словно пыль и бросает вверх. Снежинки  щекочут маленькое личико. Ребенок заливисто смеется, и этот смех разносится по всей площади.
- Аня, открой ротик… - говорит негромко молодая девушка, мужчина стоит рядом, любуясь дочерью.
Как она открывает ротик и интуитивно высовывает язычок. Снежинки падают, и она счастливо смотрит…

Чувствовала, как в глазах уже стоят слезы. И судорожный вздох вырвался, когда услышала подле себя нежный голос. Не слышала, как мое уединение нарушили, но была этому раду. Улыбнулась и открыла глаза, опустила взгляд зеленых глаз на миниатюрную девушку, словно куколка и восхищение отразилась в глазах.
- Привет. Я буду рада твоей компании…
Она немного выше меня, буквально сантиметров на пять не больше, проносится в голове. При более внимательном осмотре, девушка выглядела еще более кукольнее. Выразительные глаза отличаются от моих лишь добавлением другого цвета – серого. Фигурка аккуратная, и общий вид создавал образ хрупкой девушки.
- Не могу не сказать, что ты красивая. На тебя хочет смотреть, - улыбнулась мягко.
Потом перевела взгляд вперед, вглядываясь в темноту. Ночь было одно из любимых временем суток. Из него я могла подчерпнуть как энергию, так и умиротворение. Ночью я всегда сбегала от реальности происходящего в моей жизни, и она же меня всегда толкала в объятия прошлой жизни. В жизнь, где была окружена родительской любовью, где знала, как жить и действовать. Но вот почти год, как плыву по течения. И спасает меня лишь танцы. Танцы, которые стали личным адом. Чтобы не думать об аварии, тренироваться начала рано и теперь физическая боль граничит с душевной. Они будто решили поиграть в пинпог и узнать, сколько продержусь еще.

Отредактировано Anastasia Shilova (2016-02-26 00:02:28)

+1

5

Услышать от незнакомого человека, что он будет рад твоей компании – удивительно. Но это именно то, что ты произносишь, обращаясь ко мне. Я вижу, как твой взгляд скользит по моему лицу, а затем и фигуре, оценивая внешний вид. В первые секунды я чувствую напряжение, которое теперь стало моим вечным спутником, если я с кем-то знакомлюсь, но уже через минуту оно спадает. Вижу, что ты оцениваешь меня из чистого любопытства, девчачьего интереса, а не чего-то большего. К тому же, ты выглядишь спокойной и уютной, от тебя не разит угрозой за несколько кварталов. И пока ты визуальным способом знакомишься со мной, я решаю, что могу сделать тоже самое. Осторожно изучаю взглядом твое аккуратное лицо, затем перехожу ниже, зацепляясь за фигуру и одежду, как бы между делом отмечая про себя нюансы твоего внешнего вида. Мы с тобой абсолютно не похожи и похожи одновременно. У нас примерно одинаковый рост, примерно одинаковый возраст и выглядим мы обе женственно, но…
Ты более натуральная, что ли. Твоя красота легка и естественна. Свою же я довожу до кукольного образа, используя линзы, нарощенные ресницы, яркий макияж и выбеленные волосы, пытаясь казаться хрупкой и совсем невесомой, неземной девочкой. Поэтому мне очевидно, что нам нравятся разные вещи. Но за твоей внешней красотой я вижу еще и природную грацию. То, как ты стоишь, как смотришь, как произносишь слова – все это производит впечатление воспитанной девушки. При этом ты не выглядишь заносчивой зазанайкой или холодной сучкой. Ты теплая. Мысли об этом заставляют меня улыбаться. Услышав от тебя комплимент, я даже смущаюсь. Не многие способны оценить красоту людей, которые от них отличаются. Смущаюсь я еще и потому, что твой комплимент чистый и искренний, он не содержит в себе планов на будущее и в нем нет пошлого контекста.
- Спасибо, - я легко улыбаюсь – Приятно это слышать от такой девушки, как ты. – я ненадолго умолкаю, вглядываясь в горизонт – Извини, если покажусь грубой, но кто ты по национальности? Отличаешься от основной массы…
Я, правда, искренне надеюсь, что ты не сочтешь такой вопрос грубым и нелепым, потому что, в конце концов, мной движет любопытство и интерес, никакого желания обидеть или задеть я не преследую.
Вспоминаю о том, что в руке у меня бокал с вином и медленным движением подношу его к губам. Делаю глоток, затем второй. Перекатываю жидкость во рту, пытаясь прочувствовать весь букет вкуса хорошего вина. Легко жмурусь от приятных ощущений. Некоторые люди не пьют вино, считая его недостаточно вкусным или недостаточно крепким. Я же люблю его, считая его вкус божественным и очень приятным. Конечно, я легко могу пить что-то другое, не отказываюсь от коктейлей или крепких напитков, но вино остается моим фаворитом в любой ситуации.
- Если что, меня Денивел зовут. Можно просто Дени.
Я снова перевожу глаза на тебя, пытаясь поймать твой взгляд и установить зрительный контакт. Ветер легко треплет наши волосы, играясь с ними. Очень странно, но впервые за сегодняшний день я чувствую какое-то необыкновенное спокойствие и умиротворение.

+1

6

Если честно не думала, что кто-то выйдет в ночь. Сейчас главный момент веселья. Достаточное количество алкоголя в крови. А у кого-то к этому еще примешан и никотин с травкой. У всех были шальные мысли. Все чувствовали себя взрослыми и на все доступные. Даже студентам, казалось, что они теперь на вершине мира. И это не смотря на то, что у большинства за душой не было ничего. Завтра половина проснется с жуткой головной болью и будут стонать от похмелья. Кто-то же будет стонать ночью и на утро, это поверьте, не всех может обрадовать. Сколько  было подобных вечеринок и почти многие делают ошибки. Силы воли не хватает. Дураки, что с них взять.
Я же потому часто и выходила на улицу. В-первую очередь, потому что начинала задыхаться от запаха табака. Просто не могла его переносить. Но опять же когда выпьешь, то и многие чувства, рецепторы притупляются. Но и тут происходит сбой, до одурманенного мозга доходит и мне нужно на воздух. А во-вторых, именно воздух помогает прийти в себя и не захмелеть сильно.
Но с пьяной головой, одной тоже не выход для меня. Я будто стала жить в двух мирах. В реальном. Где я просыпаюсь, ем, делаю уроки и всем улыбаюсь, показывая, как в жизни все хорошо. И в мире воспоминаний. Не могу отвязаться от них. Как только оказываюсь одна и все: я вижу перед собой маму, слышу ее слова. И это даже не похоже на калейдоскоп. Будто сижу в зрительном зале и смотрю спектакль. Спектакль под названием «моя прошлая жизнь».
У меня вообще складывается стойкое ощущение, что я начинаю потихоньку сходить с ума. Мне кажется, что нельзя так долго горевать. Нельзя жить прошлым. Нельзя в и д е т ь прошлое.
И именно поэтому, не смотря на то, что хотелось бы привести мысли в порядок – так рада этой девушке. Она сама не понимает, как меня сейчас спасает. И безумно ей благодарно за это. Потому что, только с кем-то или за работой могу отгораживаться от воспоминаний. Не заниматься самокопанием.
Услышать тонкий голосок девушки, как она говорит: «спасибо». И я улыбаюсь. Смотря на наших одноклассниц в школе, так можно подумать, что все комплименты им должны преподноситься на блюдечке с золотой каёмочкой. Поэтому все в школе смотрели на меня в открытом шоке, когда я на все комплименты отвечаю, либо с легким скепсисом, когда слишком часто, либо так же «спасибо». Не принимаю, это как данность. И девушка, кажется, тоже.
Следующая реплика заставляет улыбнуться. И мне обязательно нужно на нее ответить. Протестующая сущность.
- Ха. Говоришь, так будто я какая-то особенная. А по мне так просто другая...
Хотя когда то я ей и была для двух людей. Но теперь, точно стала для всех обыкновенной богатенькой девочкой-подростком. Которая может быть и милой, а может в порыве эмоционального всплеска и сукой стать. А уж то как я веду себя с парнями, уж точно умолчать лучше.
Смешок вырывается из груди. Даже некое фырканье, так похожее на кошачье. Добрый, привычный для многих моего окружения, когда слышу подобное. Я не когда не обращала внимания на черты лица. Нет, конечно, сложно не отличить афрочеловека, из-за цвета кожи, или азиата, из-за глаз. Но вот сказать, что он немец, а она француженка уж точно не скажу. Они все, остальные, кроме этих двух рас, для меня как бы на одно лицо. Но меня ни когда и не обижало, то, что меня всегда отличают от американцев, когда акцент появляется только при волнении или наоборот возбужденном состояние. Просто немного смотрю на людей подругому.
Вижу, как девушка поднимает бокал ко рту, кажется, с вином и удивлением про мелькает в моих глазах. Никогда бы не подумала, что на подростковой вечеринке будет подобный напиток.  Но при этом вспоминаю, что у меня есть своя доза алкоголя. И с удовольствием добавляю  в свою кровь порцию пунша. И в этот моменты слышу, что незнакомка произносит свое имя. Поворачиваюсь к ней, плавно опуская руку. А встречаясь с тобой глазами, и при этом не отвожу свой взгляд: дружелюбный, открытый, но с маской, скрывающей внутреннее состояние.
- Не переживай, Дени. – мягкий голос, слегка приглушенный, видимо, чтобы не портить тишину ночи. – Я в поле привыкла к этому, как только переехала. Я русская. Санкт-Петербург. Анастасия к вашим услугам, мисс Денивель. А имя ваше такое же необычное, как и внешность.
Тут на улицу  вываливается небольшая толпа подростков - именно та, с которой я по большей частью общаюсь. И со смешком я поворачиваюсь к ним.
- Насть, пойдем внутрь…
- Да..
- Пойдем… - слышаться несколько пьяных голосов.
- Алекс. Неубереть, полиция узнает, что в этом доме несовершеннолетние.
- Холодно же… - причем звучит двусмысленно, но мне без разницы.
- Так, вот будь заюшкой принеси нам пледы с дамой и оставь меня. Мне нужно побыть одной.
- Но…
- А она моя на этот вечер. – хихикнула, поворачиваясь к новой знакомой. – Зови меня Настя, как и все. Пойдем, сядем на качели. Не стоять же...
Аккуратно взяла девушку за ладошку и потянула к навесным качелям. Слыша, как позади нас ребята разочарованно заходят в дом.

+1

7

Анастасия.
Русская.
Ну что же, такого со мной еще не было. Никогда раньше не приходилось общаться с русскими. Наверное, это будет интересный опыт, который научит меня чему-нибудь новому. Да и вообще, каждый новый человек чему-то учит, что-то показывает, для чего-то нужен. В самом деле, ничего не бывает просто так. Абсолютно каждый так или иначе влияет на твою жизнь, точку зрения и на то, каким человеком ты будешь в итоге. Каждый из нас это совокупность других людей и жизненных ситуаций. Так что я рада познакомиться. Надеюсь, наше общение будет приятным.
- Анастасия, - я повторяю твое имя, кручу его на языке, пробуя на вкус. Произносится легко и не приводит к диссонансу. Я слышала это имя раньше, естественно, но никогда не приходилось его произносить, а знакомых с таким именем у меня не было тем более.
Твои слова о том, что мое имя необычное, как и моя внешность, снова заставляют смущаться и краснеть. И если бы я не отметила до этого, что ты смотришь на меня дружелюбно и действия твои не несут никакого подтекста, я бы сейчас подумала, что ты пытаешься склеить меня. Но это не так. Видимо, ты просто такой душевный человек и сделать комплимент незнакомой девушке тебе не в тягость. Говорят, у вас, русских, это довольно распространенное явление. Говорят, именно русские самые душевные люди. Стоит проверить.
Пока я думаю об этом, к нам на задний двор выходит еще несколько человек. Я лениво скольжу по ним взглядом, отмечая, что никого из них не знаю и это явно не за мной. Оно и к лучшему. Оно и прекрасно. Не хочу, чтобы меня кто-то трогал и дергал. С другой стороны, меня тут особо и трогать не кому. Пара знакомых, которые справляются отлично и без меня. Я тут условно с ними, чтобы не переться на вечеринку одной. Но только условно, на самом деле мы почти не общаемся и никогда не общались.
Краем уха слушаю, как ты разговариваешь со своими друзьями. Совсем другая. В голосе столько дерзости, даже какие-то повелительные нотки. Это заставляет меня усмехнуться. Лишнее подтверждение тому, что люди могут быть разными. Лишнее подтверждение тому, что для каждого человека выбирается определенная стратегия ведения отношений. Не все люди равны.
Слышу, как ты произносишь "а она моя на этот вечер" и просто расплываюсь в улыбке. Девочка, не стоит говорить, чего не знаешь. Девочка, не стоит провоцировать других на такие поступки, которые от них не ждешь. Девочка, я ведь могу подумать, что ты со мной заигрываешь и ждешь чего-то большего. Не надо играться с огнем. Если я выгляжу как куколка, это не значит, что я не могу выкинуть что-то неожиданное.
Все эти мысли пролетают у меня в голове, но на деле я не произношу не слова, борясь с внутренним желанием показать тебе на деле, чем может закончится такая фраза.
Когда ты берешь меня за руку, я вздрагиваю. Ты так легко входишь в тактильный контакт. Это тоже особенность русских, да?
Твоя рука теплая и нежная и я осторожно провожу пальцами по твоей раскрытой ладони, поглаживая ее, даря абсолютно невинную и мимолетную ласку. Настя-Настя, а ты испугаешься, если я поведу себя так, как ты не ожидаешь? Кого ты видишь, глядя на меня? Какой я кажусь тебе?
Оставляю бокал на земле недалеко от качелей и послушно сажусь на них, подставляя лицо легким порывам теплого ветра, наслаждаясь этим ощущением мимолетного счастья и свободы. В моей жизни слишком мало свободы, чтобы не ценить ее.
- Ты не боишься быть такой открытой со мной? - спрашиваю я, немного раскачиваясь на качелях и набирая небольшую скорость. Волосы начинают развиваться на лету, давая дополнительное ощущение счастья и нереальности происходящего. В такие моменты можно почувствовать себя ребенком, забывая о том, что ты давно выросла, хоть тебе всего семнадцать. Противоречивое чувство.
- Вдруг я плохая девочка и на уме у меня дьявольские мыслишки?
Это только с виду я ангел. Только с виду такая вся чистая и непорочная. С другой же стороны, я правда не делаю ничего плохого. Плохое делают со мной, а я это позволяю.
Загадочная ухмылка на секунду озаряет мое лицо.

+1

8

Не торопясь мы прошли к качелям. Ночной ветерок приятно холодил кожу. От моего приступа замерзания уже не осталась и следа. Видимо, просто была сильно разгорячена танцами, играми с парнями и алкоголем. А теперь уже организм привык. Да и джинсовка давала о себе знать. Точнее согревала, делая то, для чего была предназначена. 
Беря ладонь девушки, не подумала о чем не предвзятом. Для меня это было привычным. А будь моим другом, я бы в обнимку с ней прошла эту небольшую территорию между нами и качелями. Но вот ее невинно-милая ласка, удивила. Это довольно приятно, когда пальчиком проводят по ладони. Помню, как еще в детстве мама играла со мной в игру под названием… да честно, даже не знаю, есть у той игры название. Просто подходила к маме и просила «сороку». А она водила пальчиком по внутренней стороне ладони и приговаривала: «Сорока-белобока кашку варила…». Там были еще, конечно слова, но уже не помню. И от поглаживания и воспоминаний стала так тепло на душе, и чувственная улыбка появилась на губах. Но при том разбавленная грустью.
Присаживаясь на качели, по привычке собираюсь сесть на колени. И тут же мое личико окрашивает гримаса боли. Но лишь на мгновение искривляются губы, а в глазах боль. Тут же меняю позицию. Слишком быстро, чтобы девушка не заметила. Но все равно слегка сгибаю ножку в колене, примерно на 90 градусов.  Вторая нога болтается и слегка помогаю Дени раскачивать нас.
- Открытой? – искреннее удивление, а улыбка делает меня слегка игривой. – Ты же не знаешь обо мне ничего… - улыбка не сходит с лица. Одной рукой держусь за качели, второй бокал и отпиваю. – Поверь, я для многих закрытая книга. И играю лишь одну роль, которая удобна мне и устраивает других.
Это верные слова. Полностью закрылась в себе после аварии. Смех, улыбки и легкость, чаще всего это напускное. Даже сейчас, моя радость больше, чем есть на самом деле. За улыбкой прячу свои чувства и свое настроение.  Ни кто не знал моих реальных желаний и мыслей. Зайти в дом и ни кто не ответит мне: кем хочу быть, как учусь, когда у меня день рождение и где мои родители. И лишь единицы знают об аварии. И в большинстве свое, это одноклассники. Всех устраивает беззаботная, всегда веселая девушка. Ни кто не знал моей боли. Ну, а я не хотела показаться слабой.
- Дьявольские мыслишки говоришь? – даже рассмеялась над ее словами. Не грубо, по-доброму.  - Тогда мы однозначно споемся. Если думаешь, что ты плохая с подобными мыслями, то я бываю стервой с замашками хозяйки. Благо статус позволяет…
Но сказано было с ноткой боли. Не хотела этого ни когда. Мне было легче идти за кем то. Но судьба странная штука. Как только мне в руки дали завещание, поняла, что теперь сама должна двигаться. Папа с мамой хорошо позаботились обо мне. И слишком многое скрывали от меня. И то, что я думала, у нас есть, оказалась лишь часть. Деньгами могла спокойно распоряжаться сама. И лишь крупные покупки обговаривать с опекуном и с работниками банка. Нанимать и увольнять людей. Слишком быстро пришлось встать взрослой. А так как я еще и русская, то через пару месяцев стану главой крупкой строительно фирмой. Но с этим нужно было еще подумать.

0

9

Ветер запутывается в волосах, нежно их треплет и ласкает кожу. В такие моменты воспоминания и трагедии отступают на задний план. Пусть ненадолго, пусть всего на пару мгновений, но даже думать забываешь о том, что совсем недавно было больно, а в голове стайками роились мысли о всем том неприятном, что случилось совсем недавно.
Сейчас, когда на несколько мгновений мы с тобой взлетаем над землей, находимся в состоянии полета, давай не думать о том, что было? Давай не представлять себе того, что будем? Проживем это мгновение только здесь и только сейчас, вдохнем полные легкие воздуха и пусть воспоминания об этой легкости отпечатаются в памяти навсегда, ведь так надоело, что вместо радости прошлое наполнено болью. И я уверена, впереди нас ждет еще не мало трагедий и разочарований, но...
Об этом мы можем подумать позже.
В эту ночь, в этот час и конкретно в эту минуту мы красивы и молоды. Мы можем делать то, что хотим. Только почему-то все время оглядываемся назад, забывая, что надо брать от жизни все, существовать здесь и сейчас.
- Что-то мне везет на хозяек, - я смеюсь в ответ на твои слова и вспоминаю Джей. Перед глазами машинально возникает образ моей личной хозяйки. Образ той, которая имеет право наказывать меня, мучить меня и ничего ей за это не будет. Невольно облизываю губы, вспоминая наши встречи, наши сессии, наши отношения. Каждый момент рядом с тобой полон эмоций. Не всегда хороших, но они всегда есть.
Через какое-то время мне надоедает раскачиваться и я останавливаюсь. Слежу за тем, как медленно-медленно наша качель снижает скорость. Перевожу взгляд на тебя, тянусь к тебе рукой и провожу пальцами по нежной коже щеки.
- У тебя грустные глаза, Настя. Мне бы хотелось отвлечь тебя от твоих мыслей, - на секунду я замолкаю и задумываюсь, - Что я могу для тебя сделать?
Давай придумаем что-то вместе. У нас вся ночь впереди, нас никто не торопит. Какая разница, сколько времени мы в конечном итоге проведем тут и к чему это нас приведет?
- Мы можем поговорить на любую тему. Все, что только захочешь.
Я говорю правду. А почему бы нет? Почему бы иногда не совершить безумство, обнажив душу первой встречной? Почему бы иногда не выплеснуть все то, что накопилось и не получить мнение со стороны? Думаю, должно стать легче. Мы так несчастны, потому что держим все проблемы и переживания в себе, стараясь спрятать их от других и ни в коем случае не показать нашу слабость. Но правы ли мы в этом? Так ли должны себя вести девушки нашего возраста?
Я не тороплю тебя. Спокойно сижу и жду твоей реакции, твоего решения. Я не стану заставлять тебя или торопить с ответом, не полезу насильно к тебе в душу, но...
Мне бы хотелось, чтобы мы смогли разделить эту ночь на двоих. Мне бы хотелось, чтобы завтра с утра мы стали немного сильнее, немного счастливее и немного свободнее.

+1

10

Закрываю глаза, и буквально наслаждаюсь «полетом». Мне нравится это мнимое ощущение свободы. Как легкий ветерок обвивает тебя всю, ласкает. А качели все поднимаются и опускаются. И создается ощущение, что пока ты здесь на границе земли и воздуха, тебе не властны проблемы реалии. Ты будто отгораживаешься от них. И качели твоя личная капсула, скорлупа, которая отгораживает от житейских проблем.
Услышав Дени фразу, и тут же удивленно раскрываю глаза. Откровенно не понимая смысл ее слов. Проговариваю про себя несколько раз, стараясь понять тайну и подтекст сказанного. И в голову приходит только она мысль.
- Тебя на работе достают? Где-то работаешь? – спрашиваю с легкой улыбкой.
Не часто встретишь школьников, которые подрабатывают. Хотя уже успела попривыкнуть к этому, за время нахождения в Америке. Здесь с этим проще, чем в России. Еще студенты – да, школьники могут подработать только летом, ну или помогать своим родителям. Больше, увы, ни как. Родина в этом плане ограничена.
Как то слишком часто я начала думать о России. Если быть откровенной хотя бы с собой, этот мазохистический анализ начался после того, как придя в себя после комы, мне сказали, что мама не выжала.
Слышала, как врачи спорили с опекуном, говорить мне сейчас или позже. Одни были не уверены, что после комы, узнав такую информацию, мозг и организм откажется бороться. Другие говорили, что я, мол, и так замечу, лучше сразу сказать, чем скрывать и не известно, какой будет реакция на ложь.
Психолог с тех пор стал в пару с моим лечащим врачом. Тогда-то я и узнала явное различие русских и американских психологов. И скажу откровенно в Америке лучше. Как в принципе и медицина и многое остальное. Вот и как можно после этого говорить о патриотизме?
Не сразу заметила, что скорость качели пошла на убыль. Но вот уйдя в мысли, вздрогнула, когда прикоснулись к щеке. Смотрю внимательно на новую знакомую. И сейчас она мне напоминает моего психолога. К которому до сих пор должна ходить, так как сны не проходят, да и время считает мало еще прошло. А еще подслушала ее разговор с секретарем, что боится рецидива, ведь скоро день аварии. 
Я обезоруживающе улыбаюсь. В глазах грусть и боль уходят на второй план. Прячу все эмоции и показываю, ту девочку: веселую и беззаботную. Лишь на секунду укорив себя, что мои эмоции стали доступны чужому человеку. Денивел  милая и хорошая, по крайне мере на первый взгляд. А я вроде еще не ошибалась в людях. Но говорить о своих переживаниях, да даже показывать их, не кому не смела.
- Слушай, Дени… расскажи о своем образе? Когда ты начала так… - облизнула губки, обдумывая мысль и как правильно сформировать свою мысль, чтобы правильно ее донести до девушки. – Так себя показывать. Ты хорошенькая, но линзы, майкап и цвет волос все же, как грим. Почему? -  с улыбкой спрашивая, поправляя локон, убирая его за ушко.
Я ни когда не думала, чтобы что-то изменить в себе, в теле или еще как то. Характер ломаю – да. Играю. Но без атрибутики так сказать. Хотя девушка явно знает толк в макияже.

0

11

Отвергая законы природы, стоит у перил моста, безумно глядя на воду, совершенная красота...

Я смеюсь почти в голос, когда девушка, очевидно не понимая моего ответа про хозяйку, спрашивает достают ли меня на работе. Наверное, для нормального человека предположить, что у меня и правда есть моя хозяйка, мой доминант, абсолютная дикость. Но это правда. Есть ты и в определенные моменты времени от тебя зависит вся моя жизнь и моя судьба. Я доверяю тебе полностью и безоговорочно, но поступаю ли я при этом правильно? Спорный вопрос. Правда, имеет ли он значение, если при этом мы обе получаем удовольствие?
- Ну, у меня есть работа, но дело не в ней.
Да, я начинающая модель. И пусть я не пользуюсь сверхпопулярностью, но съемки у меня есть каждую неделю и денег в последнее время хватает и без помощи родителей. Кроме того, богемных тусовок и выходов в свет за последний месяц стремительно прибавилось. Я пытаюсь сделать себе хоть какое-то имя, хоть и не стремлюсь к бешаной популярности. Тем не менее, жить и кушать хочется всем и я не исключение.
В какой-то момент я начинаю физически чувствовать, что ты закрываешься, прячешься в кокон, плетешь вокруг себя свою паутину, надеясь спрятаться и укрыться в ней. Мне удалось лишь мимоходом зацепить твои настоящие чувства, как ты спряталась за маской. Не знаю, имею я ли я право, продолжать допрос теперь, когда ты явно показываешь, что не настроена говорить о себе что-то личное. Что же, твое право держаться в стороне от вопросов и любопытства чужих тебе людей.
Ты задаешь мне вопрос и я теряюсь. Я не знаю, что заставило тебя спросить об этом и, если честно, понятия не имею, как мне ответить на такой вопрос. Правда в том, что я сама до конца не знаю ответа. Как можно полноценно взять и сказать, по какой причине ты покрасила волосы, а потом начала надевать линзы.
- Если честно, я не знаю, - я обезоруживающе улыбаюсь и смотрю на тебя широко раскрытыми глазами. Ночной воздух сейчас мне кажется таким свежим, таким легким. - Согласись, что невозможно наверняка обозначить причину, по которой ты однажды решила носить например эту одежду, а не другую. Все мы придерживаемся какого-то стиля и образа, пусть даже иногда просто не отдаем себе в этом отчет, думая, что мы такие же как и все, - я на секунду умолкаю, пытаясь подобрать слова и как можно точнее выразить свои путающиеся мысли - Однажды я просто решила покрасить волосы. А потом делала это до тех пор, пока не нашла цвет, который мне идеально подходит. Сиреневые, персиковые, розовые... Все это было на моих волосах. Но как говорится, нет предела совершенству, - я усмехаюсь, - Ты же согласишься, что девушке с настолько светлыми волосами абсурдно ходить без макияжа. Чтобы быть выразительной и не теряться, приходится наводить на лице всю эту красоту. Впрочем, мне это нравится и ни капли не напрягает. Я хочу видеть себя такой и делаю это. И надеюсь, что рано или поздно люди меня заметят.
Я наклоняюсь вперед, подхватываю двумя пальцами бокал, который терпеливо дожидался меня на земле, и грустно про себя отмечаю, что винишка в нем осталось катастрофично мало. Надо еще.
- Я считаю, что правильно делать то, что ты хочешь, а не то, чего от тебя ждут. Конечно идеально, чтобы эти два пункта совпадали, но на деле такого почти не бывает, - я легко вздыхаю и делаю глоток вина.
Ночное небо выглядит таким красивым, прекрасным и абсолютно бесконечным. Сейчас мне кажется, что на свете едва ли может быть что-то лучше, чем это ночное небо, усыпанное звездами, словно сотнями мелких блесток.
- Не хочешь рассказать мне о себе? Может быть, тебе станет легче, а я не пользуюсь чужими слабостями, - в задумчивости прикусываю себе губу, - ну знаешь, русские люди говорят, что высказать все незнакомому человеку гораздо проще чем тому, кого считаешь своим другом.

+1

12

Ее смех меня порядком озадачил. Ровный лобик сморщился и образовал небольшую складку, показывая, что я думаю. Бровки так же «сделали» шаг друг другу. Нет, смех меня ни как не задел, не обидел и не сделал больно. Но я откровенно не понимала, а тут еще и смех девушки. А главное не спешит меня просветить. Неудобно оказываться в подобной ситуации. Да, и думаю, многим это бы не понравилось.
В голове на мгновение промелькнула одна мысль. Буквально на пару секунд. Читала о более пикантных отношениях и там, как раз упоминался подобный термин. Но за неимением больших знаний, и, не думала, что кто-то будет делать подобное со школьником. Хотя ни кто не исключает заманчивость подобных отношений. Но мысль как появилась, так и испарилась.
Допила свой коктейль. Облизнула губки, глупая привычка, но от привычек сложно избавляться. А еще и кусать их могу начать. Скорость качели начала уменьшаться, но не спешила поставить бокал на землю. Не сказала бы, что я неуклюжая. Но когда  дело касается стекла, хрусталя и других, легко бьющихся вещей – разговор другой. Этот некий страх, скорее, из детства. Мама говорит своей дочери, чтобы она была аккуратно и ничего не разбила, находясь в дорогом магазине. И все бзик остается.
И, наверно, еще из-за подобного поведения Дени, я закрываюсь еще больше. Тут работает другой механизм. Я и так не спешу рассказывать свою прошлую жизнь, да и с настоящей все не стабильно. Но раз ты скрываешь от меня, вроде, казалось бы, мелочи, то почему я должна раскрываться. Все наши, маленькие и большие, серьезные или глупые, заскоки идут корнем из детства. Боишься раскрыться и, информацию могут использовать против тебя. Мама и папа учили, что нужно понимать, кому и что ты говоришь. Особенно, если твой папа мафиози. Это явно не всем людям нравится. Даже, если он умер или быт убит, что не доказано. На тебе будто клеймо, и как бы ты не относился, это всегда будет с тобой.
Вновь внешне расслабляюсь, когда девушка начинает говорить. Мне интересно слушать. Конечно, понимаю, что не всегда может человек ответить на подобный вопрос. Но у кого-то это целая история, и всегда интересно послушать, что с подвигло именно этого человека. Она определенно милая, и говорит мило. Давно не встречалось подобных людей.
- А это интересно. Но я скорее померю парик с подобными расцветками, чем окрашусь. Хотя кто знает, кто знает. – улыбаюсь, смотря за действиями девушки.
Утонченные движения, аккуратная. И мысли, будто отточенные у нее. Прирождённый рассказчик.  Или это мне только кажется, потому что она из всех тут более адекватная. Да и весь ее образ, будто сам кричит «останови свой взгляд на мне».
И снова она говорит, чтобы я рассказала о себе. Слегка хмурюсь. Создается стойкое ощущение, что она видит меня насквозь. «Неужели она увидела то немногое, когда я отвлеклась и показала миру свою боль? Не может быть, это было считанные мгновения…». Но факт, остается фактом. И это реплика, что она не использует мои слабости, лишь подтверждает мои мысли.
Мужской голос возникает, будто из не откуда, но я не вздрагиваю, а лишь улыбаюсь. Друг будто вносит дисбаланс в наш разговор, закрывая меня ото всех. Хотя и сам не понимает.
- Девушки, как и обещал – плед. – Он кладет фиолетовый клетчатый плед на колени Дени. И слегка укрывая мои ноги, оставляет красный плед и на моих ногах. – Я тут подумал, вы захотите добавки…  - вручает из второй руки нам по бокалу. – Вроде люди сказали, что ты вино пила… - улыбается Алекс, говоря Дени. Мои предпочтения он хорошо знает. – И сложно узнать Настю, она будто на семью печатями.  И, кажется, магия несильна… - он усмехается, берет наши пустые бокалы и уходит.
- Он прав Дени. Но моя жизнь просто скучна… - лукаво говорю я. – В ней нет ничего особенного. Подросток, как и многие на этом праздники живота. – Смеюсь я.

+1

13

Молодой человек приносит нам плед и напитки. Я удивляюсь его предусмотрительности и желанию угодить, но виду не подаю. Просто расплываюсь в дружелюбной улыбке и коротко произношу:
- Спасибо.
Я стараюсь не смотреть на парня, который так по-доброму расстарался для нас с Настей. Не люблю лишнего внимания мужчин и не хочу давать им даже малейшую надежду на то, что между нами может что-то возникнуть. Слишком много раз приходилось сталкиваться с флиртом со стороны мужчин и отказывать им. Самое печальное, что далеко не все сразу понимают, что мой отказ это не кокетство.
Вздыхаю, укутывая ноги в плед и отпивая маленький глоток из бокала. Все-таки с девушками мне во всех отношениях общаться проще. Хотя, встречаются такие, что узнав о моей ориентации начинают доставать с вопросами типа "А я тебе тоже нравлюсь?" и "А со мной ты переспишь?". Но, к моему великому счастью, это случается не слишком часто.
Когда мы снова остаемся вдвоем, я тороплюсь продолжить разговор с тобой. Ты упорно закрываешься от меня, а я...
Я хочу твою душу.
- Ты так привыкла скрываться за маской обычного подростка, что сама в это поверила?- я усмехаюсь, понимая твою позицию и не желание рассказывать о себе что-то личное. Но помимо откровенно личных вещей можно рассказать о чем-то не столь сокровенном и позволить мне узнать тебя. Разве нет?
- Я не знаю насколько обычная ты на деле, но обычной ты не выглядишь. Да и скажи мне, Настя, что значит слово "обычная"? Каждый человек уникален по своему. Каждому есть чем гордиться и что скрывать, так почему из всего этого ты не можешь выделить даже маленькую часть информации, которой готова поделиться?
Знаю, что наверное лезу куда не надо. Знаю, что возможно тревожу раны, но помимо этого я знаю, что всегда и во всем полагаться лишь на себя - сложно. Не думаю, что ты заслужила быть одиночкой.
- Я могла бы стать твоей подругой. У меня твои секреты, у тебя - мои.
Я не столь скрытна, как ты. И если бы ты спросила меня о чем-то личном, то я, скорее всего, дала бы тебе ответ на вопрос. Ну, может быть, посомневалась или посмущалась немного перед этим. Тем не менее, ты не я. Я вижу, что ты не привыкла доверять людям. Неужели в твоей жизни было столько проблем, что ты не смогла окончательно с ними справиться?
При этой мысли я вздрагиваю, вспоминая о своих собственных проблемах, которые преследуют меня словно тень.  Да, я все еще не могу оправиться после того, как меня чуть не изнасиловали в подворотне. Теперь я еще меньше горю желанием общаться с мужчинами. Если честно, я боюсь их. Боюсь оставаться с ними наедине и вести какие-то дела.
- Если ты не хочешь рассказывать первой, то давай я?, - улыбка на секунду озаряет мое лицо и я думаю о том, что мое желание вытащить из тебя правду выглядит так, будто от этого зависят наши жизни, - Правда, не знаю с чего начать, - я стараюсь сосредоточиться, прикрыв глаза, - ну как насчет того, что меня недавно чуть не изнасиловали? - я сообщаюсь об этом будничным голосом, словно ничего страшного не произошло, но внутри меня все в очередной раз сжимается и переворачивается, а тошнота подступает к горлу. Я вижу перед собой глаза этого чудовища, его лицо и закусываю себе губу.

+1

14

Я провожаю взглядом парня. Назвать его другом – язык не повернется. Но мы относимся друг к другу, как брат с сестрой. Вообще друзей у меня было по пальцам перечислить. И половина из них взрослые люди. Хотя было бы логичнее исходя из моего детства, что было бы не доверять взрослым людям, но к ним расположена душа больше.  Может просто, потому что перед ними не нужно притворяться, и они принимают тебя такой, какая есть.
Отчего-то я слишком бережно оберегаю свою жизнь. Свою душу. Внутреннее состояние. Будто узнай они хоть что-то, то они смогут узнать все. Как бусины насаживая на нитку и создавая бусы.
При этом не сказала бы, что все время думаю о мафии или о людях, которые могут мне навредить в любой момент. Ведь это было бы логичнее. Психологи, мне часто задавали, время от времени, вопросы, типо: «У тебя нет чувства паники?» «Тебе не кажется, что за тобой следят?» «Были ли звонки и молчание» и так до бесконечности.
Знаю, что и в смерти папы, и в той аварии виноваты люди. Но от чего-то не боюсь. Но вот говорить о себе не люблю. Это как в том аниме «Тетрадь смерти». Скажи имя и, тебя могут убить. Скажи о себе и этим могут воспользоваться.
- Ты так привыкла скрываться за маской обычного подростка, что сама в это поверила?
Вздрогнула и резко перевела взгляд на девушку. Глаза широко раскрыты. Две зеленые бездны. Губы вмиг пересохли. А сама будто восковая фигура, что не шевелится. Сижу не шевелясь. И лишь покачивание от качели, давала совсем не уйти в себя. И со стороны лишь глаза выдавали мое состояние.
А следующие ее слова, вроде ничего незначащие. Да, даже вслушиваясь в них, не видишь ничего обычного. Но интонации. Тембр голоса. Такое можно встретить часто. Но вот последние слова: «У меня твои секреты, у тебя - мои» - выбили из колеи.
Бокал выпал из рук и легко разбился. Коктейль тут же ушел под землю. И лишь стекло осталось на поверхности. Дыхание сбилось. Паника. Будто в клетке. А вот спросите: «почему?» - обратитесь к психологу. Не смогу ответить. Но мне буквально на мгновение, на секунду показалась картина чуть более десяти лет назад. Со мной так же говорили и хотели узнать секреты. Папины.
Сглотнула. Облизнула губы и выдохнула. Натянула улыбку. Она не искусственная. Она реальная, просто в данный момент тяжело. Она буквально залазила под кожу. Будто медик, или скорее целитель из Древнего мира. Не помню, Греция или Рим не помню. Они через нос доставали мозг и мумифицирование. Вот и она, будто достает сокровенное.
Смотрю на Дени и не понимаю, почему ей так нужна моя душа. Ведь если мы знакомы буквально около час. Но больше всего удивило еще и то, что она сама готова раскрыться передо мной.
Ее улыбка настолько теплая, доверительная, но слегка нервная. И понимаю почему. Как только она скрывается. Ей сложно говорить. Девушка и правда раскрывается передо мной. И говорит не о двойке в дневнике. Не о ссадине на коленке, которую получила поскользнувшись.
Рот приоткрывается в шоке и в ужасе. Буквально крик застывает на губах. Изнасилование. Страшное слово. Быть не может такого с этой девочкой. Буквально интуитивно тянусь к ней, чтобы обнять, защитить. И тут расслабляюсь. До меня доходит смысл сказанного. Страшного не произошло.
- Фух… - выдохнула.
Давно не было столько эмоций на моем лице. Это буря, которая обрушивается на меня. И вся маска, из-за которой уже давно были видны мои душевные переживания, начавшаяся трескаться, просто лопается. Я реально опустошена.
Поднимаю взгляд пронзительно-зеленых глаз на Дени. Моя рука опускается на плечо девушки, и сжимаю ее. А встречаясь с ней глазами, моя ладошка опускается в ладонь моей новой знакомой и, вновь сжимаю, давая поддержку ей. Тепло моей улыбки, надеюсь, перейдет к ней.
- Этого не произошло. Дени, это прошло. Ощущения не приятные, но надо понимать, что ты осталась цела. – облизнула губки. – В пять лет почти неделю просидела в заложниках у русской мафии… - ком в горле. – Со мной ничего не произошло. Хотя до сих пор сны время от времени меня возвращают в п-прошлое… Но то лишь прошлое.

+1

15

Каждый раз, когда я вспоминаю о случившемся, мне хочется пожалеть себя и поплакать. Но я не плачу. И себя особо тоже не жалею. Только вспоминаю о том, что у него было оружие. У этого ублюдка был пистолет. И, черт возьми, никто не может гарантировать того, что в тот вечер он бы не выстрелил. Никто не может гарантировать того, что к утру того дня я бы не стала холодным телом на мокром асфальте в одной из подворотен Сакраменто. Если бы обстоятельства сложились иначе, если бы мне повезло чуть меньше, то чем бы закончилась эта история?
Я не хочу думать об этом, но все равно думаю. Он бы оставил меня в живых, просто воспользовавшись телом? Или осквернив тело, забрал бы мою душу? Один выстрел в висок решил бы все. Это не так-то сложно, когда ты имеешь дело со слабой девчонкой.
Остается только счастливо трепетать от мысли, что этого не случилось. Трепетать и заливать свой страх, ужас и осознание алкоголем. Я не должна так поступать, но...
А кто, собственно говоря, сказал, что я этого не должна?
Как умею, так и пытаюсь жить дальше обычной жизнью. Нет, правда, а почему я должна считать, что подросток обязан вести себя как-то иначе?
Однако, когда я  вижу, как ты растрогана тем, что я открываюсь перед тобой, мне становится немного легче. Вижу, что ты немного обескуражена моей откровенностью, но надеюсь, что ты найдешь в себе силы оценить это по-достоинству. Чувствую, как ты прикасаешься ко мне, стараясь безмолвно поддержать меня, передать мне кусочек своей женской солидарности. Я благодарна тебе за это участие и понимание. В самом деле, иногда очень важно, чтобы к тому, что ты рассказываешь отнеслись именно так, как бы тебе этого хотелось.
- О черт. Не повезло тебе, Настя. И ты до сих пор все четко помнишь?
Я смотрю на осколки бокала под ногами девушки и мне становится неловко. Это ведь, скорее всего, я виновата в том, что бокал так легко выскользнул из ее рук и непринужденно разбился о землю, оставляя после себя брызги стекла. Видимо, сказала что-то наталкивающее на неприятные воспоминания. Черт.
- Наверное, скоро я тоже перестану воспринимать случившееся так остро. Просто я каждый раз думаю о том, что у него был пистолет. Я думаю о том, что убить меня было так легко - просто спустить курок, - вздыхаю и отпиваю из своего бокала, а потом протягиваю его Насте, без слов спрашивая "может быть глотнешь?" - С тобой такого не бывает? Ты не думаешь о том, что тебя, маленькую пятилетнюю девочку, было убить еще проще? Не размышляешь на тему, почему те люди этого не сделали, хотя могли?, - я зябко ежусь, хотя мне не холодно. Просто до такого состояния доводят собственные мысли и воображение - Наверное, я зря об этом думаю. Но воспоминания так свежи, а мысли так навязчивы.
Сильнее кутаюсь в плед, пытаясь унять нервную дрожь, но это не так-то просто. Глубоко вдыхаю, а потом на несколько секунд задерживаю дыхание, пытаясь прийти в себя. Мысленно повторяю себе "все в прошлом".
Если честно, я сама не понимаю, с какой такой стати беру и рассказываю это тебе. Так же не понимаю, зачем интересуюсь твоей жизнью, но сейчас это кажется мне таким безумно важным, что я не собираюсь сопротивляться своему порыву.

+1

16

Слова, произнесенные мной, имеют тот же эффект, что заклинание, произнесенное волшебницей. Не смотря на то, что время от времени сны меня возвращают в мое заточение, это всего лишь сны. Работа моего мозга ночью, когда я сплю. И чаще всего это те ночи, когда я переживаю в реальности. Экзамен, олимпиады и даже просмотренный фильм может отразиться на действиях Морфея.
Но я не так редко вспоминаю об этом в нормальном состоянии. Особенно сейчас. Сейчас когда часто мои мысли крутятся вокруг мамы и аварии. И чаще вспоминаю нашу жизнь в России. Но когда Дени попросила рассказать что-то, я не смогла сказать, что потеряла папу и маму. Осталась одна и потеряла все, что не купишь за деньги. Это было бы показать реальную слабость. Как сказала одна хорошая девочка из любимой книги: «Просто, если ты один, ты не представляешь угрозы». Я и правда потеряла свою крепость, стену. Но при этом и приближать к себе кого-то боялась. Терять. Вот, что самое страшное. Страшнее своей жизни.
И вот сказав девушке о заточении, картинки, как фрагменты диафильма из далекого детства, закрутились в голове:
«… маленькая рыжая девочка ужом изворачивается в руках сильного мужчины. Красная юбочка задирается и видны полоски-швы на белых колготочках. Детский голосок ругается и грозит папой. Но серьезность и злость быстро перерастает в панику и страх. До маленькой девочки доходит, что это не шутки. Зеленые глаза заполняются слезами. Но при этом она не прекращается защищаться. Кошкой царапается, когда оказывается в чужой машине…»
Облизываю губы вмиг пересохшие и мотаю головой, отгоняя наваждение. Уже нет того страха. Есть только страх за ребенка. Да и дети по-другому ощущают опасность. Я понимала, что люди эти плохие, но об убийстве не могла подумать. Не смотря на то, что почти при мне выстрелили в женщину и мужчину. Тогда этот страх был похож на страх… темноты, паука или мыши в столе. Ребенок не мыслит, так как взрослые. Ему просто охота поскорее оказаться в родительских руках. Как и любому ребенку.
Я грустно улыбаюсь. Тоска, граничащая с болью по прошлому захватила всю меня.
- Некоторые моменты в твоей жизни будто вбиваются в сознание. Я всегда была впечатлительным ребенком. И плюс сны не дают мне забыть…
Слушаю ее и, наверно, впервые смотрю на ситуацию 13-летней давности глазами уже взрослой. Да, там были пистолеты, автоматы. Я слышала выстрелы. Так же как Дени понимаю, что была слишком легкой добычей. Но не я была целью.
- "Мы слишком любим, смаковать наши проблемы. Как ссадиной, будто не даем ей зажить…" Так говорит мой психолог. Когда я к нему, наконец-то приду. – легкий грустный смешок. – Понимаешь, Дени… У нас немного разная все же ситуация. Сейчас я понимаю, что, даже не смотря на то, что они легко могли меня убить – не сделали бы этого. Важна была. Но если честно не думала об этом. Для ребенка страх перед большими дядями, которые делают больно другим людям, воспринимается, как страх сродни страху темноты или пауков. Сидя там, на кровати, не думала, что меня могут убить. Просто хотела к маме. Вернуться домой и повиснуть на шее папы. Наверно, как и любой ребенок. Сейчас оглядываясь в прошлое мне страшно за ребенка глазами матери. Да и сны не так уже пугают. В жизни есть намного серьезнее, чем просто ожидание…
Проговорила почти шепотом.  Горький смех вырвался. Уже не смотрела на девушку. Уже когда подросла, поняла, что мне бы и правда ничего не сделали. Им нужен был папа, а я была приманка. Хотя кто знает, кто знает. Всегда считала таких людей трусами. Не то, что они шантажировали папу. У каждого свои методы. А то, что они ребенка использовали для этого. При этом еще и хотели секреты выманить. Использовать ребенка всегда нечестно и неправильно.  Чтобы мне так не говорили, что мафия, это люди без сердца. Они такие же люди и имеют семья и детей.

+1

17

В какой момент наш разговор из легкого и непринужденного превратился в тяжелый? В какой момент я смогла вытащить из тебя хоть что-то и хоть как-то облегчить твою душу? Я не фея и не волшебница, но я знаю, что быть всегда одной и держать все в себе - сложно. И это еще мягко говоря. Сначала скелеты в шкафу пугают до чертиков, а потом проходит время и тебе не кажется таким уж сложным прятать их, но это ощущение обманчиво. Чем дальше, тем становится хуже. Никого не можешь подпустить к себе, не можешь ни с кем быть откровенным и настоящим. Начинает казаться, что все люди вокруг пытаются втереться в доверие только для того, чтобы потом ужалить побольнее или, может быть, нанести смертельный удар. Когда ты начинаешь прятать от людей настоящего себя наступает момент, когда ты уже не можешь никому доверять. А мы еще совсем дети, Настя. Неужели ты хочешь такой жизни для себя? Ты осознано принимаешь это решение или просто не нашла другого выхода из сложившейся ситуации?
Я не знаю, что с тобой случилось и чем ты живешь, но могу понять, что едва ли это было что-то хорошее. Вздыхаю, кутаясь в плед, а затем спрашиваю:
- И ты совсем одна? Тебе не с кем поделиться своими страхами?
Неужели у тебя нет ни друзей, ни любимого человека? Неужели ты правда настолько привыкла быть одна, что не испытываешь потребности в том, чтобы излить душу и получить успокоение? Неужели привыкла быть такой сильной, что не хочешь делить свою ответственность и боль ни с кем?
Я хмурюсь и добиваю бокал вина, а затем резко кидаю его на землю. Смотрю как он разлетается брызгами осколков, ударяя в разные стороны, а потом замирает рядом с твоим, точно таким же разбитым бокалом.
Да, делать так было нехорошо. Я мусорю не у себя дома. При том еще и специально, но...
Какая разница?
С утра хозяин дома в любом случае с трудом узнает свое жилище, так будет ли разница плюс/минус один бокал? Думаю, что нет. А вот осколки на земле так светятся и искрятся в темноте, что я невольно засматриваюсь на них. Иногда красоту можно увидеть там, где ее быть просто-напросто не должно быть. Я, как человек искусства, с уверенностью могу говорить об этом.
- Извини за личный вопрос, но ты ни с кем не встречаешься?
Не знаю, сочтешь ли ты за наглость, что я спрашиваю об этом. Или просто в очередной раз закроешься и перестанешь выходить на контакт? Я, как обычно, не собиралась тебя обижать, но кто знает... Иногда девушки очень загадочные и непонятные существа, которые могут обидеться на что угодно. Я в их числе, кстати. Усмехаюсь и закусываю себе губу, снова начиная чуть-чуть покачиваться на качелях.

+1

18

Тишина между нашими фразами не пугала и не давила. Она была будто передышкой. Время обдумать свои мысли. Привести их в порядок. Не дать потоку эмоций тебя захлестнуть. Не разреветься и не устроить истерику. Не впустить в свое сердце боль.
Год. Прошел почти год. А мне все, кажется, что это было только вчера. Вчера открыла глаза и, мне сообщили новость, которая будто вырвала весь воздух из легких. Время не лечит. Сколько раз в этом убеждалась. Стоить окунуться и боль поглощает тебя. И вновь вижу перед собой маму. Вот буквально стоит за спиной Дени и отчитывает меня за не выполненное задание. А вот папа чуть левее говорит, что завтра будут соревнования и нужно лечь пораньше.
И лишь люди помогают жить заново. Не время, а люди, будто пластырь закрывают рану и ее не видно. Ты продолжаешь жить, смеяться, любить и разочароваться.
Услышав твой вопрос, я улыбаюсь. И окидывая рукой дом.
- У меня много знакомых, есть друзья. Но я не хочу ничего рассказывать. Не хочу нагружать их своими проблемами. Есть единицы, которые знают часть меня. И еще меньшая, что знает обо мне все. Но поверь, ты единственная кому рассказала по своей воле… - усмехнулась, понимая всю абсурдность. – Одноклассники… им пришлось узнать. Когда ты с людьми, им приходиться замечать изменения в тебе. Иногда люди становятся свидетелями твоей слабости. Не стремлюсь раскрываться и подпускать людей к себе. Но ты… - выдохнула. Глаза на мгновение  расширились и опустились. Взяла эмоции под контроль. – Я не знаю, почему тебе рассказала. И не из-за твоих откровений. Готова выслушать, помочь. Но сама в ответ не раскрываюсь. Поэтому не знаю, кто за язык меня потянул… - облизнула губки.
Слышу легкий звон и поворачиваю голову. Еще один бокал разбивается, это вызывает у меня улыбку. Дома у меня перебито много посуду – выплескиваю эмоции. Это реально помогает. Но не тронута не одна тарелка или чашка, что были мамиными или папиными. Смотрю на осколки, их плохо видно  темноте. Но свет луны отражается в кусочках стеклах и можно заметить их.
Поднимаю резко глаза и с улыбкой смотрю на девушку. Она будто знает все, что я скрываю. Только в этот раз от общественности. Это мое личное. Есть вещи, которые ты не хочешь раскрывать, как расковыривать болячку. А есть личное, будто последняя конфета и если показать ее друзьям, могут и попросить.
- Да, Дени, я встречаюсь. У меня есть мужчина.
Улыбка становится шире. А потом перерастает в смех. Может это нервное. Хер знает. Ночь такая странная, что я не думаю об этом. Смех беззаботный, отпускающий, добрый. На душе становится легче. И успокаиваясь, понимаю, что не пролитые от напряжения слезы, катятся по щекам. Стираю их.
- Он увидел меня настоящей в тот самый момент, когда совсем все было плохо. И он стал мне настоящим другом. Может быть, ему бы и не рассказала, но судьба странная штука. Порой она мешает все твои карты. Сначала лишает тебя всего, чего ты имеешь, а потом дарит. Будто извиняясь… - мягко произношу. – Нужно выпить не находишь? – достаю из кармашка телефон и набираю друга. – Дорогой? Да, твои бокалы настолько хрупки, что нам нужны еще и с напитками. Жду. – смотря на девушку с теплой улыбкой.

+1

19

Я понимаю, о чем ты говоришь. Понимаю, что иногда волей случая выходит так, что абсолютно чужие нам люди знают о нас больше тех, кого мы считаем друзьями. И это неприятно. Неприятно, но от этого никуда не денешься. Каждая ситуация несет за собой последствия. Иногда в эти последствия входит то, что очень сокровенные вещи о тебе знают те люди, с которыми бы ты и за одним столом сидеть не стал. Но выбирать не приходится. Самое главное, чтобы те, кто стал свидетелем твоей слабости, все-таки не оказались подонками, способными вытряхнуть твои секреты каждому встречному, сплетничая о тебе за углом или не использовали их против тебя, нажимая на больное. Давай надеяться, что в нашей жизни таких людей будет по минимуму.
- Иногда нет ничего страшного в том, чтобы выговориться. К тому же, мы особо нигде в жизни не пересекаемся. Даже если бы я была не самым лучшим человеком на земле, у меня бы не было соблазна рассказать о тебе кому-то, потому что мне от тебя ничего не надо, как и тебе от меня. Так что если ты нервничаешь из-за того кусочка своей жизни, о котором рассказала, то не надо.
Наша беседа не приносит мне дискомфорта, разве что временами будоражит воспоминания. И я надеюсь, что тебе тоже не стало хуже оттого, что ты мне рассказала и чем поделилась. Мне всего лишь хотелось, чтобы ты хоть чуть-чуть облегчила свою душу. Жить в постоянном молчании, закопанной под ворохом своих тайн, не самое приятное и легкое дело. Думаю, ты не рассказываешь о своем прошлом не потому, что тебе неприятно или не хочется, а потому что считаешь, будто каждый хочет воспользоваться этим. Что же, тебе виднее. Видимо у тебя есть причины, чтобы так считать. Я не знаю тонкостей твоей жизни. Да и хочу ли знать?
Рукой тянусь к карману на кожанке и вытаскиваю на свет пачку сигарет. Не сказать, что я очень часто курю, но иногда просто не могу преодолеть это желание. Более того, я не считаю нужным его преодолевать. Иногда лучше сделать то, что хочется, чем тратить свои нервы. До старости я с таким ритмом жизни все равно, скорее всего, не доживу. Выбиваю сигарету из пачки Captain Black. Я обожаю то, как они выглядят. Коричневая бумага придает им дорогой и пафосный вид. Если честно, для меня это важно. На всякий случай встаю с качели, чтобы дым не попадал на тебя. Я же не знаю, как ты относишься к сигаретному дыму. Закуриваю, распространяя вокруг себя запах табака и вишни. Вдыхаю в себя дым, чувствую сладость фильтра на губах и получаю от этого настоящее удовольствие. В таком состоянии выкурить хорошую сигарету это почти как заняться сексом.
- Я рада, что у тебя есть на кого положиться, - искренне улыбаюсь, думая, что твои отношения наверняка разительно отличаются от тех отношений, что у меня с Джей. Более того, я надеюсь на это. Потому что происходящее между нами настолько ненормально, что страшно рассказывать людям. Тем не менее, мы обе получаем от этого удовольствие. Пока я смакую свою сигарету, ты вызваниваешь кого-то из своих друзей. И о счастье, нам снова никуда не надо идти, напитки сами плывут в наши маленькие хрупкие ручки.
– Еще не думала о замужестве? – спрашиваю я в тот момент, когда молодой человек, принесший наши бокалы с напитками, снова скрывается в недрах дома. Неторопливо отпиваю глоток, чувствую, как тепло распространяется по всему телу, а в голову наконец-то ударяет. Губы от удовольствия растягиваются в улыбке. – Мне интересно, как рассуждают о семейной жизни и замужестве нормальные девушки, - легко смеюсь, прикрывая глаза, и усаживаюсь обратно на качели, - Просто у меня никогда перед глазами не было примера нормальной семьи. Мои родители были в фиктивном браке, и я всегда это знала. Я жила рядом с людьми, которые не любила друг друга. Да, ненависти там тоже не было, но… Вероятно, у меня нет никаких семейных ценностей. Ужины в кругу семьи, походы в кино и парк аттракционов с родителями – это все не про меня. В свободное от работы время мои родители спали со своими любовницами и строили отношения на стороне. Наверное не удивительно теперь, что у меня нет желания выйти замуж. Даже не смотря на то, что однополые браки теперь разрешены по всей страны… Это ничего не меняет лично для меня.
Получается что я как бы случайно, между делом, признаюсь тебе, что не интересуюсь мужчинами, попутно вываливая на тебя еще кучу информации о моей жизни. И я не вижу в этом ничего страшного. Этим мы с тобой очень сильно отличаемся – я могу легко говорить о себе.

+1

20

Отключившись, чувствовала, как мысли не уходят из головы. Все время, возвращаясь к нашему довольно странному разговору. Все же для меня это было не типично рассказывать что-то о себе постороннему человеку. Даже друзьям не все говорила. И не понимала, почему рассказала, пусть и давнюю, но не менее важную часть себя.
Не сказала бы, чтобы мне легче стало, или тяжелее. Мне было ни как. А вот легкость дарила само общество Денивел. Все же в ней было что-то такое. От чего хотелось давать ей то, о чем она просила. Пусть не сразу, но без особых затруднений ей рассказала о своем похищение. Как то прокомментировала и даже можно сказать «изящно» закончила эту тему. А не тут же закрылась, как многие делали в подобных ситуациях.
Не переношу запах сигарет, табака. Но, видимо, девушка тонкий психолог. Она встала и отошла. А тот запах, что доходил до меня был даже приятен. Кажется, любимая вишня. Даже в какой-то момент втянула в себя запах.
- Настя, может все же в дом? – первый вопрос, который озвучивает парень, как только вышел на террасу. – Не стоит ночью на улице проходить. Не лето все-таки.
- Алекс, это далеко отличается от русской зимы. Спасибо. Ты душка. У нас с Дени разговоры не для толпы. А перед уходом, к тебе зайду. – проговорила мягко, отпивая коктейль из бокала.
Услышав вопрос, удивленно посмотрела на девушку. Не думала, что подобный разговор можно перевести на замужество. Хотя вполне логично, раз она спрашивала про мужчину и отношения. И все же. Внимательно слушаю ее. Дени возвращается на качель и я острее чувствую запах табака, носик слегка морщиться. Пальчики левой руки, слегка прикрывают доступ к запаху, но уже через мгновение ладонь опускается на колени.
- У меня была крепкая и дружная семья, наполненная любовь. Мои родители яркий пример отношений супругов и родителей. У меня тоже в семье будет главным мужчина, он ведет в отношениях. Но позже. Сейчас я не готова к супружеской жизни. Да и отношения мои слишком неожиданно появились для меня. Когда-нибудь я создам или попытаюсь создать ту же атмосферу, что показали мои родители. – теплота и боль в глазах, голос чуть приглушен и совсем не замечаю, что говорю в прошедшем времени. – Я не знаю, как относиться к самому штампу в паспорте. Не думаю, что если бы она отсутствовала в паспортах моих мамы и папы, что-то бы изменилось в их отношениях. Поэтому не думаю, что это главное. Главное человек, который тебе дорог и ты готов с ним строить, что-то большее. – на мгновение задумалась, отпивая из своего бокала, смакую вкус, катая жидкость во рту. Проглотила. – Я выросла на стандартных отношениях. И только в Америке узнала о нетрадиционных парах. И считаю, что неважно кого-то ты любишь, а как. Не думаю, что человек полюбивший человека своего пола, можно считать хуже, чем того, что сидит в тюрьме. Знаешь… - смеюсь я, смотря на Дени. – Не знаю к кому себя отнести. Отношения строю с мужчинами, играю с ними. А поцелуи не менее хороши и с девушками.
Заканчиваю свой монолог. Довольно длинный, как мне показался. Получилось так, что постаралась ей объяснить и свое отношение к однополым отношениям. Так же рассказала про свою семью, как и она, и при этом рассказала о своих небольших шалостях.
- Так ты с девушкой, интересно… - улыбаюсь. – А у меня слишком взрослый мужчина… - ее открытость дает толчок к признанию, тем самым оставаясь как бы в равных условиях. – Ты хорошая. – говорю искренне и перевожу взгляд на девушку с улыбкой и снова отпиваю из бокала. – А с Алексом нас связывают отношениях сродни брата и сестры. Он потерял свою. – зачем то добавляю я, может тем самым подпуская к себе, как друга.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Я хочу твою душу