Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тревожный вызов


Тревожный вызов

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


Участники: Sabrina Montanelli, Michael Rinaldi, Melor Datskovskitas, Livia Andreoli, Costantino Pelligrini, Sonny Pulsone, Quentin Barbieri + НПС
Дата: 24 февраля 2016

Девушку нельзя оставлять в беде. Особенно, если она - дочь мафиозного босса.

Отредактировано Livia Andreoli (2016-02-29 11:05:57)

+3

2

Florence And The Machine – No Light, No Light
08:00 p.m. С утра пораньше разбудил Гамбит. Хотя я итак не спала. Чего уж там будить было.  Еще одна ночь без сна и  меня можно будет по праву считать пандой, за большие черные круги под глазами. Выглядеть стала совсем хреново. Аппетит из-за сбоя режима пропал. Питаюсь почти неделю в основном только кофе. Крепким кофе. Крепким, как нефть и чернее ночи. Прогулка с Гамбитом вокруг района. Кормежка. И в 09:00 p.m. я уже в стенах университета, грызу гранит науки. Пытаюсь постичь основы маркейтинга и еще всяких там таблиц, и парабол. Смысла которых я совсем не понимаю. Но  пытаюсь. А может быть и понимала бы: вернись ко мне нормальный сон. Я стараюсь как можно больше двигаться. Потому что тогда маловероятен шанс того, что я вырублюсь. Все сказанное, или спрошенное в мой адрес приходится повторять дважды. Из-за потери концентрации внимания, я подолгу туплю в одну точку и гоняю, гоняю одну назойливую мысль по кругу.  Кричите громче, может быть я вас и услышу.
13:00 я уже в здании ДШИ. Готовлюсь к индивидуальным занятиям. Вчера позвонила директрисса и сообщила., что на занятия хотят привести одного мальчика. Чтобы я посмотрела, прежде чем вводить его в группу. Что было в принципе логично. Потому что может и не надо его в группу пихать? Посмотрим...
13:30 явился мальчик. Лет десяти. По-английски разговаривает плохо. В речи слышится ужасный акцент. Попросила выполнить несколько этюдов-импровизаций. Нужно больше кофе. Мне хватило и трех минут, чтобы понять :"следующий!" Я не кричу, не оскорбляю ребенка если у него не получается сделать то, что прошу. Даже стандартные, банальные вещи. Это не этично и не профессионально. Деньги за занятия заплачены, так что я всегда даю шанс ребенку показать себя до конца. Но в этом случае...
-Малыш, а ты с кем сюда пришел из взрослых? С кем я могу поговорить?
Оказалось, что у мальчика нет родителей. А привел его брат. Что ж , мне предсояло как можно мягче и толковее объяснить ему, что парень вряд ли станет звездой танцпола. Даже когда-нибудь. Что его нужно отдать в какое-нибудь другое место.  В бассейн. Может в нем погибает великий плавец? Его старший брат был на две головы выше меня. Татуированный весь. Постоянно с кем-то разговаривал по телефону. Мне казалось, то ли он правда такой занятой, то ли мажорит?Он даже не выслушал нихрена! А может быть вообще не слушал что я ему говорила? Потому что в итоге вышло, что я уже через полчаса была у них в загародном доме. Может быть я рехнулась или перепила кофе? Суть была таковой, что между нами происходит батл. И если меня сделает он, то малец продолжает дальше ходить на занятия, а я делаю из него второго Снуп Догга.
14:00 Я с трудом помню, как  оказалась внутри дома. Мы постоянно петляли, сдавали назад,снова петляли. Не понятно: зачем изобретать сложные маршруты для одного раза? А тем более ехать через лес? Будь в моей крови не так много кофеина, и спи  хотя бы четыре часа в сутки, вместо двух, тут же забила тревогу. Но хули нет? Далее , пусть это и не "паучье чутье", а  назовем его -"чутье Монтанелли", начало вопить, когда я оказалась внутри. Малец ,по приказу старшего брата, слинял наверх. Кроме нас в доме было еще трое парней. Зачем? У нас же батл: один на один. Для зрителей можно было и в клуб поехать.  Я отлично понимала, что сейчас нахужсь не в лучшей форме для соревнований. Но я повторюсь: если не буду двигаться- упаду и вырублюсь там, где упала. Не очень-то хочется, к слову. Особенно после всех кошмаров, которые мне снились последние недели. На вопрос "А когда начнем?". Меня попросили подождать. Походить по дому, посмотреть обстановку. Выпить что-нибудь из бара. Пока у меня было время, я слонялась по залу, потом перешла на верхние этажи... Дом был обставлен в стиле "Энди Уорохла". Тут и там красовались бюсты  раздетых баб, раздвинутые ноги. И меня слегка мутило от этого многобразия "эстетической красоты".  Пока я бродила наверху, до меня дошел шум который был внизу. Кто-то еще приехал. Сколько их было,я не видела. Я присела на верхнюю ступеньку и спряталась за ограждение. Прислушивалась к тому, о чем парни беседовали. Слова долетали до меня обрывками.  Нужно срочно отсюда выбираться. Я слышала, как хозяин дома стал меня звать. Нужно потянуть время. Нужно, чтобы меня не  нашли. Нужно поскорее отсюда драть когти.  Поэтом я вбежала в первую попавшуюся комнату наверху. И забарикодировала двери прикроватной тумбочкой. Подошла к окну и стала оценивать обстановку, если придется прыгать. Достав мобильный, я стала тыкать на все номера подряд, чтобы хоть на кого-нибудь попасть и сказать, что я- в полной жопе. На первый попавшийся номер пришлось оставить голосовое сообщение:
-Так. Не знаю,кому звоню. В общем, я в полной заднице. У меня мало времени.
Я оборвала свою речь, поскольку  по коридору второго этажа, кто-то стал ходить и открывать двери. Имя мое уже не произносили. Меня не окликали....
-Надеюсь, что фотография хоть как-то поможет...
Слегка отодвинув штору, я сфотографировала вид, который был виден из окна и отправила ммску. Теперь оставалось лишь ждать и надеяться.... А еще придумать план по побегу.

+6

3

К двум часам дня стриптиз - клуб «Доллз» являл собой довольно скучное зрелище. Ни тебе вертящихся у шестов полуобнаженных красоток в кружевных трусиках, ни присосавшихся к кальянам и стаканами с виски-колой местных знаменитостей, ни гремящей музыки. В зале «Романум» царила тишина, еще недавно отмытые от остатков ночных возлияний столики еще поблескивали капельками влаги. Из всего персонала присутствовали только двое. Управляющий, Беппо Горлеоне, в пестрой безрукавке, с поблескивающими на волосатых ручищах браслетами, пристроился недалеко от барной стойки и покуривал сигарету, все еще зевая после проведенной на рабочем месте ночи. Кроме этого, в комнате тусил его шурин, охранник Стефано, которому было поручено сегодня приглядывать за прибирающейся в заведении бригадой уборщиц. Этим состав представителей самого злачного в городе кабака ограничивался.
Впрочем, собственника «Доллз», Майка Ринальди, такой расклад весьма радовал. Настроение у него было средней хуевости и потому суеты вокруг себя не хотелось – еще кому челюсть своротишь ненароком. В джинсах и рубашке красного шелка поверх майки, Ринальди лениво потягивал ледяной «гинесс» и разговаривал со своим собеседником, в отличии от работников Майка, никак не относящимся к гангстерским кругам. Надо сделать важное уточнение – к итальянским гангстерским кругам. – Ну как у тебя дела, Мэл?Отдохнул там в больнице, откормился?   - улыбнувшись, итальянец отхлебнул из кружки и указал на нее русскому вору в закону Мэлору Датских, более известному как «Датчанин». – Я тут пивас пью, ты хочешь что-нибудь? Стиви принесет тогда. Кивнул на родича Горлеона, затем вернулся к прежним шутливым интонациям. – Сисястых медсестричек там часом не водилось?  На самом деле, острить и веселиться Ринальди не особо хотелось – до окончания процесса Гвидо вообще было мало поводов для радости. Вчера им пришлось прикончить крысу, забравшуюся на самый верх иерархии их клана, cтавшую капитаном. Хотя то, что ее удалось устранить до дачи показаний в суде и до того, как она смогла сдать федералам сделанные записи было хорошо, но оставался сильные сомнения – насколько много этот ублюдок успел наболтать до этого и может ли это быть использовано против него. Потому было принято даже решение нанести превентивный удар и устранить ненадежную правую руку ссучившегося шкипера, которая могла заговорить следующей – просто из одного подозрения. И хотя замочить стукача было делом хорошим,  в близких отношениях с Розом или Улиткой итальянец не состоял, да и вообще многократно уже убивал людей, с которыми вчера смеялся и бухал  - но все же на душе Майка оставался гадкий осадок. Сколько еще им придется мочить своих? Кто испаскудится следующим, где гарантии, если предателем стал уважаемый капитан, мафиозо во втором поколении? И не станут ли все равно эти меры тщетными – и вскоре их пересажают всех? На эти вопросы у консильери ответа не было. – У нас тут, бля, такая кутерьма творится. Пиздец вообще просто. – не сдержавшись, ворчливо поделился советник своим недовольством с Мэлором, затем озабоченно посмотрел авторитету прямо в глаза. Понизив голос, поинтересовался. – У вас-то как с бизнесом, спокойно все? В свое время, по приказу (или уже просьбе?) Гвидо, они передали своим русским партнерам, что в связи с арестом крестного отца надо быть осторожнее. Но опять же – хотя Сальваторе и не участвовал, например, в контрабанде икры или поставках нелегальной рабочей силы, но хер знает, сколько он узнал от Монтанелли или шляясь по мобстерским социальным клубам. И что сообщил фбровцам, когда доказывал им свою ценность. До суда составить точное представление об этом  было нельзя… разве что достать протокол допроса Роза, но это пока не удавалось. – Как там Кирилл, кстати? – с вторым из законников Ринальди общался куда меньше, чем со своим старым знакомцем и приятелем Мэлором, но считал долгом вежливости поинтересоваться, как у того дела. Как-никак тот вроде как считался в этой парочке главным – хотя у Майкла давно сложилось представление, что всем вертит на самом деле волевой и умный Датчанин. Впрочем, статусы далеко не всегда отражают расклад сил в реальности – вот Гвидо считается доном даже до сих пор, а как давно они с Фрэнком реально держат улицу и город?  - Налетай.  - добавил Майкл, когда Стефано принес ему блюдо наскоро приготовленных креветок в кляре. Закуска, может, незамысловатая, но распивать шампанское с трюфелями "человек чести" точно не собирался. Нечего сегодня праздновать.

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-02-29 21:12:57)

+5

4

Казалось бы, ещё вчера они смотрели вперёд, не зная, наступит ли завтра - батя сидел в тюрьме, мать - уже лет десять, как не видели; их лавочка, семейное дело и единственный источник дохода, разорилась окончательно, в какой-то части их страны развернулась полномасштабная гражданская война, над всей остальной территорией - по меньшей мере, существовала её угроза, и он сам, вместе со своим младшим братом, становился настоящим беженцем - хотя и очень не любил это слово. Даниле просто оно не нравилось: начиная его звучанием, заканчивая значением... Беженец - это ведь от слова "бежать", то есть - убегать, убегают трусы... ему не нравилось быть трусом, на самом деле; но и в армию Данила не хотел тоже. Если он уйдёт - кто будет заботиться о Денисе?.. Куда он поедет - в детский дом? В настоящее время, сомнительно даже то, что там было бы отопление зимой. Впрочем, с Родины доходили слухи, будто бы всё нормализовалось, но о возвращении Данила уже даже и не задумывался - потому что здесь, в Америке, он за несколько месяцев получил уже больше, чем когда-либо имел дома в Украине.
Американская мечта. Из грязи в князи, как говорят; он говорил на английском не так уж намного лучше, чем его младший, он не был одет так уж намного лучше, чем продавцы магазинов и закусочных на районе, но каждый из них его встречал, как короля, и только потому, что он имел несколько знакомств - значит, не всё из Голливудских фильмов - враки, и русская мафия, пусть и не совсем в том виде, что на телеэкране, но всё-таки существует. Правда, в кино Данила не видел так много армян, которых, как оказалось, было тут не меньше; но это нисколько не смущало - ребятами они оказались нормальными, как раз одним из его лучших корешей здесь и стал армянин Тигранчик, одного с ним года рождения, но у него оба родителя были живы, и мелких ещё целый мешок, братья, сёстры, племянники, целая династия - так что проводить всё своё время в его компании Тигран попросту не мог. Зато он знал немного по-русски, притом, что по-английски шпарил вообще как бог - даже лучше, чем Эйдан, который из всех троих, негритос, к Америке отношения вообще имел казалось бы больше всех. Впрочем, когда дело доходило до танцев - тут Эйдану равных не было, правду говорят: у черномазых чувство ритма с рождения в заднице заложено. Правда, педагог из него вот был никакой. Абсолютно.
Четвёртым в "штабе" их банды был Бердибек, или просто "Бёрди", как его прозвали - этот вообще припёрся аж из Киргизии, по-английски почти не говорил и большую часть времени вообще не понимал, что происходит вокруг, но при этом танцевал очень ответственно - что можно сказать и про те случаи, когда приходилось пустить в ход кулаки. К тому же, жить ему было негде, поэтому он, в буквальном смысле, жил в "штабе" и большая часть хозяйственных работ соответственно лежала тоже на нём.
К уличными танцами, впрочем - так уж сложилось, - были причастны так или иначе все из их маленькой разномастной бандочки; на Родине Данила занимался танцами некоторое время, но там... там это считалось занятием бабским, да и вообще, довольно тухлым, в Калифорнии же это оказалось занятием довольно весёлым, перспективным и интересным многим молодым ребятам, особенно из числа "цветных" личностей вроде Эйдана, но - что характерно, на белых в их тусовке практически не гнали. Слухи про американскую лояльность тоже не оказалось мифами.
- ...и я говорить ей: тогда танцевать один против один, я против тебя. Встречаться у нас в бунгало, о'кей? - откинулся на стуле Данила, затягиваясь сигаретой и ухмыляясь. Преподша эта ни хрена не соображает, определённо - да и какая она, к чёрту, преподша?.. Она его самого моложе года на два, сама недавно вон такой же была, как Дениска. - Соска, блин. Я целый месяц на эту сраную школу копил. - пробормотал уже на родном, уткнувшись в карты. Сейчас подтянутся ребята, покажут ей "вряд ли", увидит она "звезду танцпола". Как раз снаружи послышались звуки мотора - а звук колымаги Михи ни с чем не спутать, двигатель шумит, но работает ровно. Пару слов об американском автопроме: советские тазы и впрямь - дерьмо. Ещё пара слов о либерализме: хрен бы дома, и наверное даже и в России, группа молодых людей в возрасте 20-23 лет сумела бы получить в распоряжении фургон, на который в их стране вообще отдельная категория прав заведена - и ездить на нём без прав вот уже в течение... да месяцев трёх. Дома так гайцы бы это быстро пресекли.
- Иди встречать гостей, Тайгер... - хлопнув Тиграна по плечу, Данила встал со стула, ввернув окурок в пепельницу. - ...а я пойду найду девчонку. Как её завать?.. Брина? Эй, Брина! - голос Хомчука-старшего разнёся по всему дому. "Штабом" их танцевальной команды, и по совместительству - небольшой банде под "крышей" представителей русской мафии (ну или что-то вроде того - Данила всех подробностей не знал, осознавая, что вроде и не должен их знать) - являлось небольшое всеми забытое строение на окраинах, бывшее когда-то относительно давно гаражом с жилыми помещениями наверху - теперь дом никому не был нужен, так что туда каждый из них попросту тащил всё, что было не жалко, превращая помещение в эдакую свою "малину" в американском стиле, притом - ещё оставалось достаточно пространства и для импровизированного танцпола.
- Брина!.. - поднявшись на второй этаж, но гостьи не обнаружив, Данила свистнул, заложив два пальца в рот.

Внешний вид
[NIC]Danila Homchuk[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/bsZvK.jpg[/AVA]

+4

5

[NIC]Grigori Bogdanetz[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28E7A.jpg[/AVA]

Когда ему по ушам резанул донесшийся вопль, Гриша Лысый как раз досматривал третий сон. Причем, сон был, cука, зыкинский – виделся Кипр, с его песчаными пляжами, телками в минибикини и лохами-греками, в отелях у которых так приятно было набедокурить. Именно потому, когда из-за каких-то расшумевшихся сявок, мужчине пришлось проснуться, то, протирая массивными кулаками слезящиеся глаза,  он недовольно прохрипел. – Совсем эти фраера оборзели… После чего стал, с огромным трудом и усилием воли, подниматься. Вернее – сначала скатившись с дивана, встал на корточки, а потом уж и поднялся. Пошатываясь и урча по-медвежьему, зашел в прилегавший к комнате сортир. Синий кафель, толчок, биде, душ, полотенца-шмалатенца - типа "бедненько но чистенько”. Григорий еще раз громко и с чувством выматерился и взглянул на себя в зеркало. Любой посторонний человек нашел бы зрелище не самым приятным.
Тридцатилетний уроженец Львова принадлежал к породе "неладно скроен, но крепко сшит". Приземистый и коротконогий, он в то же время обладал длинными орангутаньими руками и стальными бицепсами. В тренировочных штанах и порядком измятой черной куртке (которую вчера не удосужился снять перед сном), Лысый глазел на свое отражение в стекле. Совсем затекшее после вчерашнего лицо, превратившиеся в щелочки глаза и блестящий череп, за который он давно, еще сидя на малолетке, заработал свою погремуху. Красавец, ебать-колотить.
- Батон! Индиана! Что за нахуй там? – наконец рявкнул он – и с еще большим озлоблением вслушался в донесшую тишину. Вот в блудняк его втравили c этими сосунками.
В Сакраменто Гриша приехал всего пять дней назад – но уже успел до скрипа зубов возненавидеть этот городок. Батя его прислал сюда, чтобы сделать одну работу, типа, помочь корешами из Лос-Анджелеса убрать некоего мешающего им козлину. Прислал не одного, а с двумя пацанами, вроде как проконтролировать их и с местными побазарить о дальнейших раскладах, Пацаны были типа нормальные - ну Батон обычный баклан, хотя и побывал в стрелках-разборках, а вот Индиана шмалял почти из любой плетки почище спецназовского снайпера, за что и получил погоняло. Казалось бы, ничего сложного тут не было. А получилось, мать его, как всегда…
- Блииин, Батя потом предъявит… - вслух поделился сам с собой мыслями старший ударной группы и почесал нос волосатым и украшенным черным квадратом перстня ("от звонка до звонка") пальцем. Выбрел обратно в комнату - его ребят там не было, хотя, казалось бы, cпециально рядом с собой поместил, чтобы палить. Когда они приехали, оказалось, что принимает их тут какая-то мелочь пузатая, причем тоже из приезжих. Это Гришу выбесило конкретно и он решил потом за это потом нагнуть терпил пиндосских, но сначала надо было покончить с делом. Батя ведь сказал прямо – ну если лоханешься, Гришь, то, в натуре, все прежние косяки припомню. А чтобы Батя рылся в дебрях своей памяти, Лысый отнюдь не хотел.
- Скорее бы уже маякнули, что ли. - недовольно пробурчал Гриша и, продев ноги в резиновые шлепанцы, которые когда-то спер из номера гостиницы в Никосии, побрел по коридору. С собой прихватил недопитую вчера бутылку текилы – надо было подкрепиться. Кругом валялись разноцветные обертки из-под чипсов, окурки, пивные банки, на обоях красовались какие-то стремные разводы. Совсем молодежь все засрала - если бы на зоне так хату запомоили, то их бы живо в петушатник отправили. Проблема была в том, что сверху Грише с его хлопцами был спущен приказ – сидите тихо, не вылезайте с дачи, потом работаете и обратно, в незалежную. В итоге заскучавшие Батон с Индианой задружились с местными соплежуями и чуть ли не с ними на голове по дому не ходили. Однако беда была в другом - Лысый бы вполне мог держать пацанов узде, но… На второй день устал от постоянного просмотра порноканала и перелистывания в изобилии попадавшихся в жилище комиксов про всяких там Пидорменов. И вовсю предался своей основной страсти, за которую Батя еще в прошлом году погнал его из бригадиров да еще и отправил на месяц в больницу со сломанными ребрами. Иными словами – по-черному забухал, почти не переставая и не просыхая. – Ладно… Подумаешь, погудели чуть… - шагая вперед, Григорий снова и снова прикладывался к сосуду с кактусовой водкой. И естественный релаксант все более затуманивал его мысли и чувства, заглушая было заговоривший голос бандитской совести. Потому в комнату, где тусовались представители подрастающей поросли, старшой приперся уже в менее адекватном и более благодушном состоянии, что не помешало наброситься на одного из них. Местного, Данила его, что ли, звали. Именно он, судя по голосу, горланил и разбудил Лысого. – Чо вы тут размяукались, нах? Брина-балерина! Поспать не даете. – тут взгляд Григория обратился на вошедшего Индиану, который почему-то вертел в руках невесть как попавший в лос-анджелесский коттедж гипсовый бюстик Ильича. – Положь вещь! - просто из раздражительности рыкнул Гриша на подручного, однако тот не обратил внимание - на большом пельменеобразном лице стрелка застыла улыбка предвкушения. – Гришь, тут Миха телку привел, приколись! Развел ее, типа танцевать будем. Такая киса, все при ней. Тройничок устроим! Григорий, отставив в сторону текилу, взял со стеклянного столика (с какими-то дебильными узорами в виде квадратов и кругов) стакан недопитый конины, выхлебал. Затем начал напряженно думать, оскалился, сверкнув золотыми фиксами. – Какой тройничок, бивень! Что сказали нам? Не шебуршить… Хотел было продолжить гневную тираду – но вдруг остановился. Алкоголь придавал потоками сознания порой неожиданное направление - и тут Лысый вспомнил, что уже неделю наверное без женщины, сколько можно болт туда-сюда гонять? Шлюх и тех приглашать не разрешали – не этим же фуфлыжникам вафлю на зуб давать? - Покажите, что за бикса-то там у вас? Вас засечь с ней могли?

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-03-02 09:57:08)

+5

6

Помещанный на блокбастерах с времен еще, когда отец торговал кассетами в прокате, таскал домой, прятал все, что было без наклеек от меня и брата, я буквально подсел на всякие хуки-шмаки. В садике в родном городе меня едва терпели. Чуть что я сразу в нос и мне было все равно – насколько ты был прав, главное, что в моей Фемиде такой статьи правоты не было, значит виновен. Вообще как не сижу до сих пор сам так и не понял. Вероятно, отец вовремя скумекал, что мою дурь надо в русло направлять и загнал, в буквальном смысле, в спортивный зал гимнастики. Говорили, что мальчик большой, кость уже сформировалась, не растянуть мол, зря потратите нервы и время. Но мой отец был еще тем бараном, как и я, или я как и он, но не важно. Суть в том, что во втором классе я уже был чемпионом нашей республики в своем возрасте по спортивной гимнастике. Но что мне не нравилось. Я и так от природы то не высокий, а тут смотря на старших товарищей, понимал, что рост и не прибавится. И поэтому в пятом классе заявил Не мое это, ушел в бокс. Но и тут не повезло. Пересмотрев фильмов про Уокера, молотил всех не только кулаками, но и ногами, благо и дури, и устойчивости было во мне, как от природы что ли. Выгнали, а на входе парнишка показал на один подвальчик, куда и пошел. Оказалось Тхэквондо. Ну а что. Теперь я вполне себе спортсмен. Только покой мне был не по душе. Я познакомился с кем надо, спустя года, и вот, убегая от закона, оказался в Сакраменто. Одно бесило – американцы чертовы роботы, без указки нихрена не могут жить нормально. Соседа послал – штраф. Да мы дома давно бы уже обанкротились в одни сутки. Моя соседка со своим котом на дню на хутор бегали от меня раз под двадцать. Чирей вскрыть, надо пойти к семейному доктору, который типа все знает, а потом он направит куда надо. Да я без вашего сраного лекаря знаю куда надо и что надо. Жить можно, но среди своих.
Я тащился из магазина, куда был удачно послан Лысым. Достал хорек, любитель плющить морду после попойки. Нашел - принеси подай иди нахер не мешай. Хотя порой это мне на руку. Больше времени на пошататься по городу. Хотя прикольный он, когда помятый. Не можешь срать - не мучай задницу. С его головняками по утрам, даже кто на небесах, не справится.
У меня есть свои знакомые среди других уличных «друзей», о которых не знает никто. Приятно курнуть майямской травки, чистой и хорошо просушенной. Не то дерьмо чем наши давятся, в попытках словить кайф. Вообще я весьма странный среди своих, тихий, неказистый, хотя внешне скорее я привлеку внимание, чем кто-то из наших. Ага, люблю выделяться.
Возле клуба я заметил тачку Медведя. Он куда-то отъезжал, но мне все равно. Я давно от этого дебила открестился. Хватило пару раз едва не влететь в полицейский участок из-за его «А шо?», сказанное в тишине склада или еще какого помещения, которое мы забирались «прогенералить» и пополнить свои запасы. Толкнув дверь, услышал свист, и едва сделав шаг, как на меня вылетела девка, сбивая коленом офигенно большие и «легкие» пакеты в моих руках.
- Какого хрена… - только и успел сказать, как шмякнул на пол все, что было в  руках, ринулся за девицей, которую скорее всего выкурил свист из укрытия. Просто так тут дамы не шныряют, значит «заблудилась». Ну что ж, поможем найти правильный выход, и нам вход. Я усмехнулся пошлости, что пронеслась в моих мыслях, дернул джинсы за пояс вверх, перепрыгнув через ступеньки, скрипя на поворотах кроссовками, сцапал деваху за шиворот.
- И куда это мы без маршрутного листа направляемся? – чуть приподнимаю ее, пытаюсь заглянуть в глаза той. – Че ты трепыхашься? Ноги отвалятся. Пореже движения. Денис айда сюда, - зычно крикнул.

Внешний вид

[NIC]Матвей Копко[/NIC]
[STA]из стана Великого[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29kB6.jpg[/AVA]

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-03-19 22:26:44)

+3

7

– Да уж, далеко ребята успели забраться. Вот уж не думал, что от этих редников может быть реальная прикладная польза.
Это было продолжением начатого еще когда они садились в машину разговора. Мэлор небрежно удерживал руль левой рукой, на которой красовались часы «Патек Филипп». Огромный «мерседес» легко повиновался малейшему движению руки Датчанина.
– Думал, могут только балаболить о величии новой Америки, которую они построят, когда рак на горе свистнет.
Сидящий рядом на пассажирском сиденье Сергей Озолиньш лишь хмыкнул, пожав плечами.
– Голодный сытого не разумеет. Чем теплее одет революционер и чем сытнее накормлен, тем дальше революция. Рушить основы могут только голодные. А они всего лишь фермеры, заигравшиеся в помесь Че Гевары и Клинта Иствуда.
– Да ты философ, Серый. – Мэлор усмехнулся. – Зато через два дня они привезут нам эту цирковую парочку: цыгана с обезьянкой. А потом эти жертвы мультикультурализма нам все расскажут.
Это не я. Это жизнь такая. Кстати, а что они хотят – деньги или стволы?
– Стволы, нам же лучше.
Они снова замолчали, внедорожник медленно перестроился из ряда в ряд, потом свернул налево. Машину Датчанин вел неторопливо и аккуратно.
– Как там Ира, как Эльза?
При упоминании младших сестер лицо Хоккеиста ожило и приобрело человеческое выражение. Это был воистину редкий момент.
– Отлично, Ирка теперь в администрации у Ушакова* трудится, а Эльза со своим финном второго киндера делать планируют.
– А сюда Иру перевезти не хочешь?
– Нет, пусть будут подальше от меня: так всем безопасней, а деньгами я и так помогу.
Тяжелый бронированный внедорожник остановился на парковке «Доллз». Прошло несколько минут, и он уже сидел, развалившись, напротив хозяина заведения.
– Вижу. – Мэлор хмыкнул. – Ну пиво так пиво.
Латыш сидел, наклонив голову набок и внимательно наблюдая за старым приятелем.
– Нормально, все, как говорится, как всегда. А сам-то как, Майк?
Он обвел глазами пустой зал, такой непривычный в своей тишине. Сергей пристроился за барной стойкой и мучал там неизменный джин с тоником, в котором джин присутствовал только для запаха – все-таки он действительно оправдывал свое прозвище Доберман. Невысокий, поджарый – чушь это, что в спецназ набирают одних здоровяков. Потом латыш снова посмотрел на собеседника.
– Конечно, были, и откормился, разве по мне не видно, правда, кормят там хуже, чем у хозяина. А так прямо курорт: пять пуль – лучший способ отдохнуть.
Улыбка у Мэла вышла кривоватой и натянутой. Ну что поделать, сегодня у него было не очень веселое настроение.
– Ты сегодня прямо Адам Феррара.** – Мэлор взял бокал с пивом и сделал несколько глотков, поставил бокал на столик, достал из портсигара сигарету и закурил. – С бизнесом все нормально, а вот с нашим бизнесом, сам понимаешь, не все так радужно, застой.
Датчанин покрутил пальцем в воздухе, а потом приложил к уху. Смысл жеста был понятен: русского интересовало, насколько здесь можно свободно разговаривать.
– Да уж, наслышан о том, что у вас творится, плюс земля слухами полнится. А Кирилл нормально, немного раздражен в последнее время, но в целом это понятно: его девушку три месяца назад убили. А ему отстрелили кусок уха.
Мэлор мог только посочувствовать тем, кто за это в ответе, и на кого выльется раздражение его братишки.

* Мэр г. Рига
** Стендапер итало-американского происхождения

+5

8

Внешний вид

Наверное стоило уже привыкнуть, что в жизни одна беда сменяла другую, причем иногда Андреоли даже не успевала разобраться с первой, как тут же настигала вторая. Так, например, произошло с Сальваторе, чье предательство выяснилось именно в тот момент, когда обухом по голове ударил налет легавых на ее заведение. И если с последним удалось в итоге все замять, то проблема под именем "ублюдок Розарио" все еще оставалась нерешенной и продолжала настойчиво выедать душу. Вот только на место пустой злости и негодования пришли бесконечные размышления о том, к чему стоило им всем теперь готовиться. Ведь наверняка не известно, что этот чмырь успел наговорить федералам, и вообще как давно он с ними в связке. Рассуждая, спустя время, логически и хладнокровно, сама Ливия пришла к выводу, что скорее всего это произошло во время его ареста. Теперь-то элементы этой мутной истории с его быстрым выпуском сходились и уже не вызывали прежних вопросов. Но наверняка нельзя было быть уверенной ни в чем.
В "Доллз" к Майклу она ехала молча в компании новоиспеченного, но уже неплохо знакомого работника по имени Константин Пеллигрини. Последний попал под ее начало буквально несколько дней назад, когда выяснилось, что у Джека (татуированного верзилы, который работал на нее с самого первого дня) обнаружили рак легких. Эта новость, на самом деле, подкосила Ливию не меньше, чем предательство Сальваторе. При всей своей устрашающей внешности Джек оставался невероятно добрым и отзывчивым человеком. Не счесть, сколько раз он заменял ей личную охрану и водителя, при этом никогда не выражая своих недовольств относительно того, что Ливия лишает его возможности видеться с миниатюрной женой, едва достававшей ему до груди, и своими детьми. Семьянином он был воистину превосходным и часто удивлял Андреоли своей неподдельной привязанностью и любовью к ним. Так что, когда это все с ним случилось, Ливия искренне прониклась к этой чудовищной несправедливой беде и помогла не только словами поддержки, но и, конечно, деньгами. Редко кто ей по-человечески нравился так же сильно, как Джек, и он совершенно точно не заслуживал того рока, что с ним приключился.
Вместе с новостью о его болезни встал вопрос и о том, кем (она надеялась, временно) заменить своего верного охранника. Учитывая историю с Сальваторе, человек этот должен был быть не с улицы и иметь определенное доверие в их кругах. Случайность или нет, но при разговоре с Альберто она снова встретила Пеллигрини и переговорила насчет него с племянником Ринальди. Последний заверил, что парень этот, Тино, вполне надежный и уже доказал им свою верность, участвуя не в одной передряге. Таким образом Константин и попал под ее крыло. Парень он хоть был и наглый, дерзкий, но зато быстро соображал и обладал впечатляющими боевыми данными. Его мастерство она с лихвой могла оценить еще на турнире в Барракуде, и пускай, закончился бой для него не очень успешно, способности были на лицо.
Сейчас он сидел по левую руку от нее, за рулем красной Ауди, впервые с начала службы оставшись с ней наедине.
- Как тебе работается? - нарушив долгое молчание, решила спросить у него, отворачиваясь от окна. На душе было слишком паршиво, чтобы вести длинные беседы, но и от тягостных мыслей, грудой скопившихся в голове, она начинала уже уставать. - Никто тебя не обижает? - обронила грустную ухмылку в вялой попытке хоть немного пошутить.

Доллз встретил их непривычной тишиной и непривычным даже унынием. Не глядя на охранника на входе, но, тем не менее, бросая ему приветствие, Ливия прошла в зал заведения, сразу изловив там Майка. Ехала она к нему не просто для того, чтобы новостями о Сальваторе перекинуться (а о том, что эту мразь уже начинают пожирать черви, она еще в курсе не была), а чтобы передать еще одно сообщение - насчет смерти старика Сэквиля. Пару часов назад по телефону ей сказали, что француз отбыл в мир иной и оставил завещание, на вскрытие которого их присутствие с Майком было бы весьма желательно. Нет сомнений, что это касалось доли в "Пляс Манифик", которую они заполучили с Ринальди еще осенью, и в принципе особых переживаний вся эта новость Ливии не добавила. И без нее головной боли хватало сполна.
- Подожди меня здесь, - кинула она Пеллигрини и кивком головы указала ему на бар. - Выпей пока что-нибудь, если хочешь. Я ненадолго.
Ринальди был в компании русского - того самого, что увел из-под носа Гвидо Хелен. С последней они не виделись с того самого приема, на котором благовоспитанная маска внезапно спала с этой сучки, и к сегодняшнему дню Ливия даже не помнила уже ее фамилию. Интересно, она до сих пор делит постель с Мэлором или страстная любовь прошла так же внезапно, как и началась?
- Привет, - она обменялась поцелуями с Ринальди и кивнула Мэлу. - Не хотела звонить, сам понимаешь... - то, что телефоны не прослушиваются, у Ливии гарантий не было, и даже самые, казалось бы, безобидные легальные дела она предпочитала обсуждать сейчас исключительно при личной встрече. - Есть минутка? Я насчет Сэквиля. Мне звонил его душеприказчик. Старик помер, представляешь? - с самым беспристрастным видом сообщила она. - Зовут нас с тобой на похороны и оглашение завещания...
Тут она прервалась, когда услышала звонок своего мобильного и потянулась в карман плаща. Сабрина... Решив, что девушка подождет, Андреоли отключила звук и вернула внимание Майклу.
- Я думаю, стоит съездить. Полезно взглянуть на нового совладельца ресторана, как считаешь?
Телефон назойливо продолжал пищать, оповещая теперь об оставленном голосовом сообщении. Но и это Андреоли проигнорировала, решив, что Рина вряд ли хочет от нее чего-то срочного. Наверняка опять предложит выпить вместе коньяк. Девчонка любила чувствовать себя совсем взрослой, и в компании Ливии, как ей казалось, находила особенное удовольствие, потому как та общалась с ней, как подруга - абсолютно на равных.
Собираясь что-то еще ответить Майку, Андреоли в очередной раз опустила взгляд на экран сотового - Рина не унималась, высылая ей какую-то фотографию. Быстро проведя пальцем по гаджету, Ливия уткнулась в присланное ей изображение. - Погоди минутку, - медленно пробормотала она Ринальди, погружаясь в разглядывание непонятной фотографии. - Рина что-то хочет от меня. Прислала какое-то странное изображение, - местечко точно не рекламировало никакие посиделки за коньяком. - Может, что-то случилось. Сейчас перезвоню, извини, - не став слушать сообщение, она просто набрала номер дочери Гвидо.

+4

9

Кто-то бы назвал его переход из клуба в Парадиз  передвижкой ненужного шкафа. Был там, стал мешаться, переместили сюда. Но Тино было все равно. Он чувствовал себя и здесь вполне спокойно. Побывав в вотчине Ливии с Сонни, оглядевшись еще тогда, он быстро усвоил, что и кто, когда и кому надо. Времени у него хватало с лихвой и на тренировки, и на работу в клубе. Константин словно присутствовал в Парадизе, редко говоря с кем-то из ребят. И им, вероятно, такое не нравилось. Трепачи. Но пара стычек, не заставившие себя ждать, сгладила углы в отношениях его и других охранников. Джина все пыталась подойти к нему, но видя его равнодушный взгляд, скользивший куда-то мимо нее, разворачивалась, находя того, кто так нуждался в ее обществе. Не сказать, что Тино не успел что-то сделать своего из техники. В первый день он проверил, для себя, входы и выходы, прогулялся по лестницам, отказавшись от сопровождения «правой руки» Ливии, предпочитая самому увидеть все, не то, что ему покажут. Эта привычка видеть и знать помещение осталась с Японии, когда они с несколькими друзьями едва выкарабкались из обрушающегося здания большого комплекса, попав в зону сейсмической активности. Хоть и выработалась привычка после стихийного бедствия, Константин не мог отделаться от ощущений, что упустит нечто и это станет причиной другого нечто. А так, за работой она просто сам себе, скорее и в первую очередь, доказал, что Парадиз стоит и крепко. Ну и потом каждый этаж. В итоге он нашел пару мест, которые остались без осмотра. Показывать пока не торопился, сам оставаясь той «камерой», которую потом посоветует хозяйке поставить, аргументируя ее необходимость, если она примет его мнение в расчет.
Пеллегрини понимал, что Семью «трясет», но опять же вникать не собирался. Порой казалось, что он равнодушен ко всему, что его не касалось. Но эта удобная видимость, которая позволяла оставаться в мыслях и не выдавать себя. Умение слушать, не показывая вида, всегда и не раз спасало ему шкуру.
Внезапное появление Ливии, прервало разговор Тино с начальником охраны, который работал днем основным из всего персонала, кто отвечал за безопасность Парадиза.
- Джина говорит ты много знаешь?
Странно услышать это от человека, кто практически молчит.
- Не знаю с чего у нее такое знание. Я досье ей свое не выкладывал.
Константин пожал плечами, вытянув ноги, сидел возле стола, смотря сквозь жалюзи на улицу. Хоть с третьего этажа увидеть было мало что возможным, но ему просто нравилось взглядом рваться прочь из помещения.
- Ты тогда пытался жульничать, когда появился тут с Сонни.
- Не путай «жульничать» и «прощупать». Разные вещи. Зато теперь мне не надо тебя трясти в рассказах о постояльцах. Кого-то тогда приметил, кого-то увижу во время работы. А тебя это напрягает?
Разговор шел в привычном русле допроса. Но это пока. Потом либо они будут вовсе молчать, либо все же Хэнк разговорится немного. Тино не страдал по обществу, и мог в молчании пробыть долгое время. Появление Ливии нарушило разговор. Молча кивнув, Константин взял ключи у хозяйки и отправился на стоянку, оставив недопитым свое кофе. Была тут она девушка, которая умела варить этот напиток просто божественно. Через минут десять, они выехали в направлении клуба, в котором Тино не был. И ориентировался сейчас по навигатору, чтобы Ливия не дергала его, куда надо сворачивать. Доллз… Название говорило само за себя.
- Спроси об этом через месяц. Я не определился в степени моей необходимости в твоем заведении, - Тино плавно остановил машину на светофоре, за которым им предстояло повернуть налево, где через пару кварталов находился клуб. – То что у меня есть время на тренировки, то меня все устраивает. – быстро посмотрев на сидевшую рядом итальянку, Тино кивнул, - шутка засчитана. Поверь, меня мало что может обидеть, а тем более кто-то. Так что все более спокойно, чем ожидал.
Оставив машину на стоянке, они пришли в клуб. На появление незнакомца, было дернулся местный охранник, но увидев, что Ливия к нему обращается по имени, остыл, отступая.
- Решай вопросы.
Кратко, как то по свойски ответил, Пеллигрини отправился за дальний столик, что был в углу, позволяя рассмотреть все.

+4

10

А можно я вот прям здесь и сейчас дам себе клятву больше никогда не влипать в неприятности? Хватит. Это было последнее "приключение" моей задницы. Засиделась я тут.Пора и честь знать, как воспитанному гостю. Говорят, что магнит "приключений" штука наследственная. Так считает статистика и ученые, которые отвечали на те самые дурацкие вопросы. Поверить им на слово? За двери, там, внизу, слышится свист. Кажется, меня ищут. Прыгать было немного высоковато. Ну, что ,капитан очевидность? Мне бы немного кофе и я смогла бы найти выход даже из безвыходной ситуации. А пока только от этой самой ситуации меня разделала непрочная дверь и комод.Какова вероятность, что двери  внизу не заперты?  какова вероятность, что если спрыгнуть, то можно не сломать позвоночник и не остаться калекой? Если рассматривать ситуацию, то между насилием и инвалидной коляской я выбираю коляску. Это меньшее из двух зол. Чем последствия после того, когда ты сдашься.  Я словно в прошлое вернулась. Намного лет назад. Но тогда я не чувствовала себя мышью, загнанной в клетку. За мной не вели "случайную охоту" забавы ради. Присев на край кровати, я нервно теребила в руке телефон, в ожидании. И продумывала план побега. Ну же, я же Монтанелли. А Монтанелли из любого дерьма всегда выходили целыми,невредимыми и сухими. Думай Сабрина, думай. До меня доносились еще голоса. Но улюлюкания больше не было. Только кто-то свистел. Громко. Противно. А потом тишина. Шаги и хлопанье дверьми прекратились. Минута. Две.Еще шестьдесят секунд. И можно будет дать деру. Вдруг им надоело меня искать и они пошли куда-нибудь пить пиво?  Засунув телефон обратно в карман  джинсов, я встав, с кровати, подойдя к комоду, стала потихоньку его отодвигать. Миллиметр за миллиметром.Прислушиваясь к посторонним звукам.  Мой кретинизм меня точно когда-нибудь до могилы доведет. Когда в последний раз я была в церкви? Вспомнить бы сейчас хоть одну молитву. Но ничего не приходит на ум.
Отодвинув комод, я приложила ухо к двери. Тишина. Чуть приоткрыла дверь, чтобы посмотреть, нет ли кого на этаже. А может "засада" и это все просто, чтобы меня выманить? Жизнь ничему и никогда никого не учит. Жаль, что я в свое время отказалась от ношения оружия в качестве самообороны. Малюсенький охотничий ножичек или травммат? Интересно, способна ли я в критической ситуации убить человека?  Способна ли нажать на курок, смотря страху в глаза? Наверное хорошо, что я этого никогда не узнаю.
На этаже никого не было. Чисто. Может получится угнать тачку и смыться ? Открываю дверь и начинаю бежать вниз, по лестнице. Так. я вижу цель. Я вижу дверь. Я вижу, что проход чист. Я вижу цель. Я смогу.Риторический вопрос для мозга: за сколько секунд пробегаю стометровку?  И напомнить себе, не браться за сомнительные дела впредь.
Я преодолела половину расстояния от лестницы до двери. Я была почти у цели. Еще немного, не затормозив, я бы могла дотянуться до ручки. Но....Вся жизнь это как рандом. Ты делаешь репост конкурса к себе на страницу и ждешь случая. Веришь в удачу. В моем случае, я сделала пост, где призом был удачный побег и жизнь. Только вот рандом, в качестве победителя выбрал не меня. Судьба зла,подсунув мне в последнюю секунду препятствие в виде какого-то зашедшего амбала, затормозившего мой шанс к побегу..
-А ты у нас типа нафигатор? Так вот нафиг отвали от меня!Придурок!-Дергаюсь, извиваюсь. Пытаясь вырваться. Сильный хрен попался, с цепкой хваткой. Просто так от такого не убежишь. И по яйцам долбануть не получается ногой. Не дотягиваюсь. Может хоть укусить удастся? Раскачиваю ногой ,пытаясь ударить по тем местам,до которых достаю. В этот момент звонит мобильный. Мне бы достать. Мне бы дотянуться. Но никак. Из-за того, что я дергаюсь, пытаясь вырваться, телефон вываливается и падает на пол. Блядство. Может быть судьба обиделась на меня за то, что я не вспомнила ни одной молитвы?

+3

11

А вот эти вот, блатные с родины, во главе с Лысым из Львова, были реально жуткими - даже Эйдан стремался, при своих-то габаритах, хотя едва ли и пары слов понимал из их речи; сразу видно, что ребята серьёзные, ни какая-то там местная шоколадно-карамельная шелупонь с танцулек - свернёт шею и глазом не моргнёт, переступит через труп и пойдёт себе нальёт стопку. Казалось, что и разговаривать-то с ним безопаснее всего, когда тот пьян или с похмелюги - хотя, на родном языке с кем-то, кроме младшего брата, было поговорить уже приятно, с этим-то чёртовым интернационалом изъясняться приходилось всё больше на местном языке (исключая Тиграна) а что объяснить не получалось - показывать пальцами, в итоге разговоры зачастую напоминали общение умственно отсталых с глухонемыми - каждый что-то мычит, каждый что-то показывает на пальцах, все ржут. Все друг друга абсолютно точно понимали, только когда дело доходило до танцулек либо до драки - и если до второго, в случае с Лысым, доходить не хотелось даже близко, то первое и предлагать явно было опасно для жизни, этот чувак явно не из тех, кто танцевать будет. Матвей - вот у него есть задатки, пожалуй, но через корни свои и он вряд ли переступит... на родине-то это всё дело педриловкой считается натуральной, танцульки, мол, это для баб, и всё такое...
- Сорян, Лысый. - вздрогнув и оглянувшись на Григория, развёл руками Данила, мысленно прикидывая его состояние. Вообще, из состояния опьянения он, похоже, вообще не вылезал последние пару дней, хотя едва ли это кого напрягало - им, молодым, это скорее даже по приколу было, когда хотя бы один в компашке пьян - это уже само по себе хороший повод выпить, ну и не давать Лысому бухать в одиночестве это во много раз проще, нежели не давать ему бухать вообще, соответственно. - А кто шебуршит-то? Это наша точка, мы тут дела свои делаем, кипеша-то никакого. - слишком недавно поселившийся в Америке, к её благам и образу жизни Данила, тем не менее, привык слишком быстро - из тех, кто первым будет спрашивать у копа, где его ордер на обыск; по сравнению с ментами дома, тутошние патрульные вообще школьники, даром, что целые академии для них придумывают, яиц у них нет. Но и беспредела, правда, они такого же не устраивают... - Лысый, ты в восторге будешь, в натуре! - вторил Дэн Индиане, осклабившись во все свои - пока что и действительно, все свои, - зубы, залихватским движением поправив шляпу на своей голове. - Молодая, но уже такие формы, ну вот... - ну вот сложно объяснить словами, казалось почему-то только, что Лысому такое стройное, но одновременно и крепкое тело, как раз подойдёт лучше некуда... если он захочет, конечно; не хочет шебуршать - может продолжать спокойно накачиваться текилой или ещё чем и в одиночестве. Только вот куда сдуло эту Брину?.. Мимо них она едва ли могла проскочить незамеченной... Тигран решил присоединиться к зову, заложив два пальца в рот и начав свистеть, ещё и киргиз его решил поддержать, скорее от нечего делать, правда - едва ли он чего-то понимал...
- Матвей, это ты? - откликнулся, услышав, как его зовут. К слову сказать, по полупустому дому, наполненному в основном всякой ерундой, сосредоточенной преимущественно на малой по сравнению со всей остальной площади, голоса, и особенно свист, разносились прекрасно - зато снаружи слышно всё было так себе, чёрт знает, почему так - может, планировка такая, или из-за близости к автомобильной дороге, или стены просто были такими толстыми. Не то, что бы вообще ничего не слышно было с улицы, конечно, но - и не на всю улицу разносилось. Впрочем, кому они могли бы и помешать здесь?.. Место на окраине города было идеальным для такого рода "штаба", вокруг никто не живёт, кроме бродячих собак. Тусуйся - не хочу. - Девчонку нашёл? - так вот она куда побежала, значит. Не слишком торопливо, оправив полы своей жилетки, Данила направился по направлению к Матвею с Сабриной, нацепив на лицо глупую ухмылку и перейдя на свой ужасный ломанный английский. - Ты решила уходить без приглашения? Это грубо... - подойдя на более-менее близкое расстояние, Дэну пришлось остановиться, чтобы не получить одной из в очередной раз извивающейся конечностью девчонки, пытаясь выгадать момент, когда прийти на помощь терпящему удар за ударом Матвею. Визги, крики, ещё и телефон начал звонить - определённо не его; и судя по мелодии, явно не Матвея или тем более Лысого. - Мы же с тобой договариваться, что танцевать, крошка... - с явным наслаждением произнеся знакомое по ряду кинофильмов, произведённых в этой стране, слово, ухмыльнулся украинец, попытавшись выставить руку, чтобы ухватить снова с силой взметнувшуюся ногу Рины. И ему это даже удалось - только вот ненадолго, от движения из кармана танцовщицы-инструкторши вывалился звенящий мобильник, отчего игравший трек тут же прервался - и Хомчук-старший ничего не придумал лучше, как, отпустить девчонку, наклонившись за телефоном, взглянув, не разбился ли он об пол. Но оказалось, что удар спровоцировал ответ на вызов, и вот уже три секунды всё, что происходило, слышала какая-то Ливия...
- Чёрт!.. - поспешно отклонив вызов, Данила решил разглядеть фотографию абонента повнимательнее, заметив, что и Ливия эта - если это её фотография, конечно (поди знай этих баб), собой очень даже хороша. - О, может, нам твоя подружка тоже позвать?.. - усмехнулся Дэн Рине, снова начав возбуждаться...

[NIC]Danila Homchuk[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/bsZvK.jpg[/AVA]

+3

12

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Тревожный вызов