vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ...и ценю каждый миг, что когда-то был прожит вдвоем


...и ценю каждый миг, что когда-то был прожит вдвоем

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••
http://funkyimg.com/i/27S6E.png
•• •• •• •• •• •• •• ••
Я хочу к тебе очень... до мурашек по бархатной коже,
Я хочу прикоснуться к губам и забыть обо всем,
Я хочу к тебе так... до безумия, слез и до дрожи...
И ценю каждый миг, что когда-то был прожит вдвоем.
•• •• •• •• •• •• •• ••
Lennart & Renee Akesson
конец сентября 2013 год, все будет меняться с продвижением сюжета.
если была бы возможность остановить время - я бы уже давно это сделал. Если была бы возможность забрать из твоей жизни всю боль и весь страх - я бы давно уже это сделал. И если бы у меня получилось подарить тебе девять месяцев счастья, без постоянного переживания и идущей за нами смерти - я бы уже давно это сделал.

+1

2

молва за нами парами следует, словно тень.
чужие люди учат нас, кто мы и как нам жить.
а я л ю б и т ь  п о с м е л а  б е з  п а м я т и, как в последний день,
и не понять им, людям, вовеки моей души.


http://savepic.net/7778524m.gifhttp://savepic.net/7769308m.gifhttp://savepic.net/7767260m.gif

- Я вам звонила, я Рене Окессон, насчет номера Леннарта Окессона,
- Все готово, миссис Окессон,

Мы так давно не были вместе. Только вдвоем. И мне не хватает этих минут, часов, дней, когда можно не думать ни о чем, не переживать, что нужно куда-то бежать, а просто наслаждаться друг другом. Ты не ждешь меня сегодня. Тем более в другом городе, куда ты уехал по делам. Всего пару часов назад мы с тобой разговаривали по телефону, перед моим отлетом и твоей встрече в суде, мог ли ты подумать о том, что я прилечу к тебе? Сделав сюрприз, которого безумно хочу сама. Я не в первый раз хотела приехать к тебе в гостиницу, но в этот раз.. я поняла, что ничто не может меня остановить. Никто не сможет. Я в предвкушении нашей встречи с улыбкой принимаю ключ от мужчины за стойкой и иду в сторону лифтом, оглядываясь. Да, я смотрю, нет ли по близости тебя. Я хочу, чтобы это был настоящий подарок для тебя, а настоящие подарки всегда бывают в те моменты, когда их совсем не ждешь. Я затаскиваю свой небольшой чемодан в лифт и нажимаю на кнопку седьмого этажа. Когда ты узнаешь о том, что находится в моем чемодане, ты не будешь ругать меня за то, что я таскаю тяжести. Надо же, я опять улыбаюсь. Мне совсем все равно, что могут подумать обо мне люди, стоящие рядом со мной, но мне безумно сложно скрыть трепет от предстоящей встречи и твоего удивления в глазах, что я здесь, в Вашингтоне, а не дома.

  Где-то между небом и землей есть мир. Мир, в котором кто-то счастлив, а кто-то нет. И самое интересное, что никогда не знаешь, будет ли удача благосклонна к нам. Мы с тобой так долго боролись за нашу семью, фундамент которой то и дело пытались разрушить те или иные обстоятельства, что отныне никогда не сможем жить спокойно. Я всегда готова к новому удару и с каждым разом реагирую на них все острее и злее, как вызов самой судьбе, как крик в ее пустоту: что же еще она приготовила, как еще она хочет нас испытать? У нее ничего не получается, вот судьба и беситься. Против нас ей не выстоять, какие бы стрелы она не пускала нам в спины, она забывает, что каждый раз, при новом ударе, мы все равно держимся за руки и делим боль на двоих. Я не могу даже представить теперь, что когда-то я жила без тебя. Просыпалась и шла на работу, не подозревая, что где-то рядом, в нескольких районах от меня живет мужчина, чьи руки и губы лечат быстрее, чем универсальная вакцина от всего. Ты моя панацея, любимый. Несмотря на то, что уже вечер, я все еще чувствую на губах твой утренний поцелуй на моих губах. И мне нравится. Мне нравится проживать свой день в ожидании твоего нового поцелуя. В моей жизни давно появился смысл, настоящий, и это наша семья, Арт, наше будущее, которое мы строим ежедневно и ежечасно, даже в те минуты, когда нас нет рядом друг с другом. Как, например, сейчас. Стрелки часов медленно ползли по кругу и время показывало уже пять часов вечера. Я приехала домой раньше, чем ты, намного, потому что почувствовала легкое недомогание. Все бы ничего, если бы это было в первый раз, но уже почти три недели я то и дело возвращаюсь домой вымотанной не потому, что на работе сложнее случаи у пациентов, и не потому что не могу взять в рот и несколько крошек еды, а почему? А вот я не понимаю и сама. Три недели - это долгий период, и, как врач, я знаю, что большая часть болезней, простых, давно бы уже прошли, если только..
  Если только все, что происходит со мной, не очередная шутка моего организма.
    Нет, это точно шутка, при этом еще и плохая. Зачем я зашла в аптеку и купила один тест на беременность? Я и сама не знаю, но три недели со мной творится тоже самое, что бывает при беременности, в которую я не могу поверить. И только для того, чтобы успокоить саму себя и убедиться в том, что я не беременна, я решила прийти домой пораньше и сделать этот тест. Может, моя бледная кожа, частые головокружения и постоянная тошнота - это следствие переутомления. Скорее всего, так и есть, поэтому сегодня за ужином я хочу попросить тебя взять несколько выходных на работе, чтобы мы вдвоем смогли провести время и отдохнуть. Да, Арт, я разучилась расслабляться без тебя и даже не хочу вспоминать, как это, потому что любой мой выходной день, когда тебя нет рядом и ты на работе, превращается для меня в испытание и я не чувствую от такого для никакой пользы. Отложив тест на край умывальника, я присела на бортик ванной, скрестив руки на груди. Что я делаю сейчас вообще? Отсчитываю секунды до тех пор, пока тест сработает и я наконец-то успокоюсь и пойду заниматься своими обычными и привычными делами. Я ведь даже не успела приготовить ужин. В прошлый раз, когда я почувствовала запах сыра, то не смогла выстоять на кухне и пары минут, потому что тошнота с молниеносной скоростью поднималась по моему горлу. Чего я боюсь, если я знаю, что он будет отрицательным? Я не знаю, любимый, я теперь ничего не понимаю и теряюсь при одной мысли, что могу быть вновь беременной. Но нет, это ведь не так, за три недели мне бы просто стало хуже. С моими особенностями организма и моим графиком рабочим, я бы просто потеряла сознание. Все, решено. В ближайшее время мы вместе берем выходные и мое недомогание снимет как рукой. Решительно оттолкнувшись ладошками от бортиков ванной, я подошла к умывальнику и взяла в руки тест с двумя проявившимися полосками.
   Двумя.
   Полосками.
   - Да не может такого быть, - наверное, я схожу с ума, раз начинаю разговаривать сама с собой. Поднеся тест ближе к себе, я еще раз внимательно разглядела полоски. Меня вновь тошнит и это точно от волнения, от громких ударов сердца, которые я услышала в висках и на пару мгновений зажмурила глаза. Нет, такое мы уже тоже проходили. Тесты ошибаются и при том часто. Вдох. Я должна сделать еще один тест. Выдох. Я должна сделать еще несколько тестов! С дрожащими пальцами выронив тест в сам умывальник, я несколько секунд помедлила и отправилась к нам в спальню, к своему столику, внутри которого еще оставалось пару старых тестов на беременность. Почти бегом вверх в нашу спальню. Я не понимала не того, что делаю, а того, что мне предстоит сделать, если тестов там не окажется. Резко выдвинув ящик, я стала быстро перебирать свой хлам в поисках заветных коробочек. Нашла. Еще три теста. Я все еще не верю, правда. Я словно отторгаю саму мысль, что я вновь могу забеременеть. Тяжело выдохнув, я коснулась пальчиками своей брови, останавливаясь в ванной. Мне не стоит паниковать раньше времени, потому что кому, как не мне, понимать, что мой организм может вытворять странные вещи, но что-что, а забеременеть и выносить ребенка, мне не суждено. Я смирилась. Через свинцовую боль в груди. Я СМИРИЛАСЬ! Зачем со мной так играть? С НАМИ? Если в первый раз я терпеливо ждала результатов, то теперь, оставив все в ванной, я ходила из стороны в сторону на кухне, держа одну руку на своей талии. До боли сжимая пальчики на своей коже и, нервно закусывая свою губу, я уставилась в настенные часы. Через ты придешь домой, а я в таком состоянии, которое не могу объяснить даже самой себе. Я не хочу пугать тебя, поэтому, ЧЕРТ! Идиотские тесты должны показать отрицательный результат! Все, я слышала приговор, МЫ его слышали, ни к чему сейчас накручивать себя заранее. Время истекло и.. вот теперь я боюсь возвращаться обратно в ванную комнату. Вот теперь я по-настоящему боюсь смотреть на тест. Вот теперь я не знаю, чему на самом деле я буду рада, а чему нет. Мне бы набраться сил сейчас, но только ты можешь мне их дать Я вновь в ванной и вновь держу в руках тесты. Опускаясь вместе с ними на пол и закрывая от боли глаза. Мои ноги в миг стали ватными и даже у них нет сил удержать меня. Унять дрожь в моих руках. Заставить меня прийти в себя.
  Арт..
  Арт, помоги мне. Скажи.. скажи, что мне это приснилось.
  Любимый, этого просто не может быть..

- - - - - - - - - - - - 

- Дерек, у тебя есть сегодня время, ты сможешь принять меня?
- Рене! Что-то случилось, к чему такая срочность? Ты меня даже пугаешь своим голосом.
- Давай.. давай поговорим у тебя в кабинете, когда ты сможешь.
- Приезжай сейчас, у меня как раз окно, есть час, и мы во всем разберемся.

Я держу трубку плечом, попутно выкидывая в мусорное ведро все четыре теста, которые я сделала. Мне надо срочно опять уехать в больницу, но вряд ли я смогу сейчас сесть за руль, чтобы машина не ходила у меня ходуном от того бешеного волнения, которым пропитана моя кровь. Может страхом? И им тоже. Страхом, что все может оказаться правдой, и нам опять придется пройти через весь ужас, который мы были вынуждены пережить два раза. Страхом, что все может оказаться неправдой и это будет не шанс на то, чтобы подарить малыша тебе. Любимый. Позже. Мы все узнаем позже, а пока я на ходу быстро печатаю тебе сообщение о том, что вновь еду в больницу. По работе. Если Дерек скажет, что это очередная ошибка, то я приеду домой сама и закончу ужин, а если нет..
Боже.
Я не знаю, Арт. Я действительно не знаю, что делать, любимый.

  В то врем как обычные, все пары, мечтают о том чтобы у них появился ребенок, мы думаем о том, как сохранить жизнь мне. Я знаю, что вся наша жизнь с самого начала была не похожа на жизнь остальных пар, но мне, несмотря ни на что, все равно хотелось увидеть твою радость в глазах, счастье от того, что у нас будет малыш. Я даже раньше представляла себе, как ты обнимаешь меня, кружишь, и говоришь, что счастлив. Ты счастлив, благодаря мне, разве может быть какое-нибудь иное счастье для меня? Тони живет с нами всего полгода, наша дочь точно испугалась бы, с непривычки, увидь, что ее мама сейчас похожа на девочку, которой сложно сдерживать свои эмоции. Я спешу, проносясь по коридору больницы прямиком в кабинет Дерека, потому что знаю, что мужчина меня уже ждет. Впервые.. впервые я не хочу, чтобы меня кто-то видел, но вселенная словно слышит мой сигнал и я сталкиваюсь с твоей мамой, которую случайно задеваю своим плечом, когда заворачиваю за угол коридора. Я растеряна, поэтому с пары секунд просто смотрю ей в глаза, от неожиданности не зная, что и сказать. Не зная даже, как объяснить, что я делаю в гинекологии.
  - Рене, моя родная, ты почему здесь? Ты же хотела уйти пораньше сегодня, - ее мягкая рука касается моего плеча и она прижимается меня к себе, обнимая. Мне это нравится: чувствовать через нее тебя. Возможно, именно это и приводит меня в чувства, а моих губ даже касается искренняя улыбка.
  - Я вас не заметила, не сильно ушибла? - да, я пытаюсь пропустить вопрос, но разве я умею врать? Ну почему НЕТ!
  - Ничего страшного, так почему ты не дома? Леннарт еще на работе?
  - А я.. я забыла просто свой.. телефон, и медсестра... Боже, что я говорю. Аврора, простите меня. Я хочу провериться. Пока у меня появилось свободное время, я решила, что это будет не лишним, потому что в последнее время мое тело начинает меня подводить,
   - Я заметила это, милая, - мы обе понимаем, о чем идет речь. Я смотрю в ее глаза и не вижу там и доли осуждения, лишь любовь. Настоящую. Материнскую. Пусть она не моя мама, а твоя, но я чувствую ее незримую заботу и переживание обо мне каждый раз, когда мы видимся. Я знаю, что ты взял от нее многое, и она с тобой поделилась своей добротой и умением чувствовать. Что, если бы приехал ты? Сейчас. До того как я узнаю результаты у Дерека. Я знаю, что правильнее было бы сказать, что этого не должно было быть, но моему сердцу сейчас нужен ты, как бы разум не кричал о том, что я сначала должна выяснить все сама.

+1

3


Я ведь никогда и не любил бывать в других городах. Даже тогда, когда учился, выбрал совершенно иную страну. Мне нужны были улицы моего родного города. Мне нужно было знать о том, что за следующим поворотом я увижу знакомый антикварный магазинчик, а пройдя еще пару кварталов пешком, я натолкнусь на ту самую детскую площадку, где когда-то сам бегал, а после водил своих детей. А с тобой, каждая из командировок, в которых мне приходится бывать, оборачивается настоящим мучением. Без возможности вернуться домой и неважно в котором часу. Просто вернуться, чтобы, не раздеваясь, забраться в нашу с тобой кровать и обнять тебя. С тобой, тоска по родным улицам и знакомым местам, стала лишь сильней и я медленно схожу с ума, когда возвращаю себя к осознанию, что все, что мне будет сегодня дано, так это только услышать твой голос. Я еще не закончил и не знаю, когда именно это дело позволит мне вернуться домой. Может, попытаться вырваться на выходные? Когда будет объявлен перерыв в суде на несколько дней, чтобы прокуратура сумела проверить новые найденные доказательства. Я просто соскучился по тебе и сидя в ресторане, куда мы зашли после очередного слушанья, я все думаю о том, что сейчас бы не отказался от твоей лазаньи, а не от отбивной, которую для меня приготовил совершенно мне не знакомый человек. И так, чтобы ты обязательно сидела рядом со мной. Ты бы уловила в эти секунды мой грустный вздох, даже через ту улыбку, с которой я все еще пытаюсь общаться со своими коллегами. И… если этого нет, то, я просто хочу, хотя бы, услышать твой голос.
- Я, пожалуй, пойду в свой номер. День был сегодня очень выматывающим. Встретимся завтра в офисе.
Я поднялся из-за стола, оставляя сумму за свой ужин, к которому я так и не прикоснулся. Тебе бы точно не понравилось, что в эти недели, которые я провожу в другом городе без тебя, я практически и не прикасаюсь к еде. Я думаю об этом и вот от этого моя улыбка становиться чуточку более искренней. Когда я достаю телефон и набираю твой номер. Зачем мне ждать того, когда я закрою за собой дверь и останусь один? Когда я хочу с тобой поговорить. Прямо сейчас. Слушая длинные гудки. Уже заходя в лифт и нажимая на кнопку с этажом, на котором меня поселили. Я почти жалею. О том, что мы так редко с тобой бываем где-то вдвоем. Выбираемся. И все мои поездки. Проживания в гостиницах, ограничивается моим же одиночеством. Может, мне нужно было тебя просто попросить приехать? Сорваться. Бросить все дела в больнице и побыть со мной хотя бы несколько дней. Отдохнуть. Погулять по городу. Сходить в магазины. Купить для себя какие-нибудь мелочи, что сделали бы тебя немного более счастливой. Даже если без меня. Я бы ждал тебя здесь. Вот в этом номере, к двери которого я подошел, так и не услышав твоего голоса. Ты, видимо, занята. Вновь взяла лишнее дежурство. Даже Антония не изменила того, что в мое отсутствие ты работаешь лишние часы. И это вызывает у меня легкое раздражение. Или это досада? От того, что именно я и вынуждаю тебя проводить больше времени на работе, а не дома. Не знаю. Я уже проворачивал ключ в замке, когда дверь поддалась, и я бросил сумку со всеми документами прямо в коридоре, зайдя в номер. Стягивая устало с себя свой пиджак и дернув за галстук. Ослабляя его. Я ведь…
Что?
- Родная… но, что ты…
Ведь не сразу. Не сразу понял, что ты мне не мерещишься. Настоящая. Но. Как?
Ты сумасшедшая.

Я бы сделал тебя счастливой,
Мгновенно и безвременно...
Я хочу тебя сделать счастливой,
Вот только не скандаль...

  Знаешь, а я ведь все больше и чаще задумываюсь о том, что больше не хочу гнаться не за каким счастьем. И за будущим. Не хочу больше куда-то бежать. Торопиться. Думать о том, что там могло бы быть, если бы в своем прошлом я поступал бы иначе, меняя собственные решения на то, что нас сумело бы привести к чему-то светлому. Знаешь, я ведь все больше и чаще задумываюсь о том, что мне становится достаточно того, что есть сейчас. В эти минуты. В эти мгновения. В секунды, когда я вижу твою улыбку и слышу твой смех. Мне достаточно того тепла, которое заполняет меня, когда я наблюдаю за тем, как ты занимаешь с Антонией или же помогаешь с чем-то Валерии. То, когда я сам ловлю твой взгляд, когда сам о чем-то увлеченно общаюсь с нашими сыновьями. Все эти мгновения, когда есть ты и наша семья. Мгновения, когда мы больше не думаем не о чем, лишь друг о друге или наших детях. Разве, этого не достаточно для того, чтобы ответить на один единственный вопрос о счастье?  Счастлив ли я? Да. Благодаря тому, что всегда знаю, что есть место, куда мне нужно возвращаться. Зная, что есть люди, которые меня всегда ждут, и которые всегда буду мне рады. Ведь… это и есть, ради чего стоит вообще жить, а не думать каждый раз о том, что можно было бы что-то изменить, чтобы у нас появилось будущее. Оно обязательно будет. Таким, каким придет. Счастливым или же нет, но я так устал задумываться о том, как его можно изменить, что кажется, временами, перестаю замечать именно наше настоящее. Я иногда настолько плотно закутываюсь в боль нашего же уже общего прошлого, что забываю о том, что настоящее наступило только потому, что мы сумели вынести удары судьбы и не позволили ей нас с тобой сломить. Все беды, которые там были. Все беды, которые нам только предстоит пережить. Зачем думать о них, когда я могу жить определенностью, и она заключена в желании просто возвращаться домой. К тебе и детям. Иногда я слишком сильно прячусь, закрываясь от каждого из вас, что забываю, что именно этим вновь выстраиваю стены вокруг мира, из которого ты меня и вырвала. С таким трудом. И с потерями, которые мы с тобой никогда не сумеем до самого конца оплакать, но новые кирпичики в стене, которую я выстраиваю вновь, лишь оказываются очередными шрамами на твоем еще не зажившем сердце. Я стараюсь больше думать об этом, а не только о том, что мое собственное сердце уже давно превращено в рассыпающийся лоскут, которой уже невозможно никак залатать. Швы расходятся. Какой бы в итоге прочной не была бы нитка.
  Мы с тобой договорились, что я сегодня сам заеду за Тони, и мы с ней вместе уже приедем домой. Для меня это был лишь лишний повод, чтобы не задерживаться в суде. Мы проиграли. И мне было даже необходимо переключить на дочь, чтобы не разнести весь свой офис, вернувшись туда. Увольняя каждого своего помощника, который работал вместе со мной над этим делом. Ты ведь лучше меня самого знаешь, каким я бываю раздражительным, когда не получаю того, чего хочу. А я хотел победы в этом деле, хотя и не питал никаких пустых надежд и ожиданий о том, что именно победу я и получу. Но, даже не смотря на это, я все равно злился. До того момента, пока не увидел Тони, которая с другими детьми играла на игровой площадке того самого детского сада, куда мы с тобой ее устроили, когда нам ее отдали. Здесь лучше. Того, что было в нее в детском доме. Я не могу тебе все еще сказать, что не думаю о том, что мы с тобой совершили ошибку, беря малышку в семью. Беря ответственность над ее жизнью. Я все еще не могу тебе сказать, что смотря на нее, я не думаю о том, что через некоторое время, она возненавидит меня. За каждую нанесенную рану на твоем сердце, которую именно Антония и замечает, смотря своими небесными глазами и не по-детски хмурясь, со всей серьезностью, что я не вижу ни в ком другом, с кем сталкиваюсь взглядами. Мне иногда кажется, что лишь одна Антония и видит меня насквозь. Как и ты. Если ты стала моим сердцем, то Тони… она как будто заполнила мои вены кровью и именно ты, заставляя сердце стучать, гонишь эту кровь все быстрее и быстрее, делая ее обжигающей. И я не знаю… не знаю, нравится ли мне чувствовать, как меня выжигают изнутри иные эмоции. Не знаю. Все еще не знаю, нравится ли мне понимать, что огонь, который поглощает меня с каждым новым ударом сердца, все сильней, уничтожит меня. Не знаю. Хочу ли я умереть в его пламени? И если да, то почему я так легко вам двоим, вложил свою жизнь в руки и уже давно не прощу ее оберегать, отдавая вам на нее полное право. Разрешая управлять ей так, как пожелаете вы с Антонией. Всего несколько месяцев, чтобы эта малышка стала не просто ребенком, которого мы привели в дом, делая частью семьи. Всего несколько месяцев, чтобы я понял, что она и есть все твое продолжение, которое делает тебя целой и заполненной жизнью.


- Давай купим маме цветы.
- Цветы?
- Да, вон те… желтые…смотли какой букет!

Я повернул голову в сторону, куда указывала наша с тобой дочь. Мы с ней остановились на светофоре. Я столько раз проезжал мимо этого магазинчика и никогда не обращал на него особого внимания. Такие простые вещи. Из каждого дня нашей с тобой повседневности.
- Думаешь, маме понравится? Может лучше, вон тот большой букет алых роз?
Я поворачиваю голову в сторону девочки, которая сидела на заднем сидении автомобиля и улыбаюсь, хотя и смотрю на малышку со всей серьезностью, на которую могу быть только способен.
- Нет. Лучше желтые!
Ее глаза сейчас горят живым нетерпением и, кажется, предвкушением того, как обрадуешься ты сама, когда мы приедем домой, и она вместе же с тобой будет ставить этот букет цветов в вазу. Она ведь и не отходит от тебя никуда. Иногда мне кажется, что если бы я только немного дал послабление, то уже сам давным-давно спал на диване в кабинете, а не с тобой в кровати, где мое место заняла бы именно Антония. Или после ты, приходила ко мне в кабинет и мы с тобой вместе ютились на моем диване, где я бы прижимал тебя к себе, а после по утрам, с трудом бы разгибался, из-за боли в спине. Но, даже не смотря на то, что часть твоего свободного времени теперь принадлежит не только мне одному, я все равно почему-то не начинаю ревновать и требовать чего-то вновь большего, чем есть сейчас у нас с тобой. Не к Тони. Может, я еще не до самого конца понял, что именно она отнимает у меня тебя? А может, это просто глупо и я, наконец, это стал понимать. Глупо ревновать тебя к другим людям, когда они лишь маленькие фигурки во всем мире, которым, я сам и являюсь. Миром.
И мы ведь все-таки купим тебе цветы.
Те самые.
Желтые.
Чтобы после дома, я сам достал вазу и налил в нее воду. Не найдя тебя. Оставляя букет стоять на кухонном столе. И пытаясь после оставить тебе голосовые сообщения о том, что я уже дома. Пытаясь дозвониться до больницы, чтобы узнать, когда ты вернешься сама. И чтобы спустя несколько часов уже в нашей ванне увидеть неосторожно уроненную коробочку от теста на беременность.
Тебе не понравится.
Разбитое зеркало в ванной.
Не понравятся упавшие с полок вещи, что рассыпались осколками по всему полу.
Не понравятся мои сбитые костяшки, когда я сдерживая свой крик, не сумел утихомирить ярость, разбивая именно кулаком зеркало, в котором было видно все мое отчаянье. Новой волной. И тяжестью, которая мгновенно придавила меня, заставляя идти на самое дно.
Мне нужен был воздух. Мне нужно было ощутить то, как в груди вновь бьется сердце. А ведь там была тишина. Ты как будто забрала сердцебиение. Забирая. С собой. Куда?

Я смогу тебя сделать счастливой,
Говорю это уверенно...
http://savepic.net/7743457.gif http://savepic.net/7783392.gif
И я сделаю тебя счастливой,
Просто сделать мне это дай...

  Мы ведь с тобой живем не в сказке, а жизнь, которую мы сами должны заполнять моментами счастья, ибо на улыбки судьбы рассчитывать, как ты знаешь, не приходится. И я не хочу, чтобы пробелы, которые у нас с тобой остаются, ты заполняла одна. Без меня. Я не хочу, чтобы пробелы, в которых остаются осколки нашего прошлого и наши потери, оставались острыми краями, об которые мы вновь и вновь будем ранить наши души, когда мы вдруг решим расслабиться и забыть, что счастье не приходит само, а за него нужно бороться. Изо всех сил. Не хочу. Пусть иногда тебе и может казаться, что я уже давно сдался, уступая судьбе. Возможно. Да или же нет. Даже я сам не сумею ответить тебе однозначно, но я точно знаю, что всю судьбу мы можем переделать, если будем вместе. Рядом. Вот, что я знаю наверняка. Вот, в чем убеждать меня никогда не будет нужно. Но, кажется, именно сегодня, ты вдруг решила со всем этим справиться одна. Не позвонив мне. Сразу же. Заставляя меня самому перерыть все ведра в нашем доме, чтобы в итоге в ванной комнате обнаружить несколько использованных тестов на беременность. Доводя меня до лихорадки, с которой меня бьет мелкая дрожь и она постоянная. Она под кожей. И чем сильней я сжимаю пальцы в кулаки, дрожь усиливается. Чем спокойней я пытаюсь дышать, воздух становится еще более обжигающим. Вот, что я чувствую. Вот, что я чувствовал, когда заставлял голос быть ровным, дочитывая последние строки из сказки для Антонии и выключая свет в ее комнате. Мне было важно. Не сорваться. Важно. Заставить себя быть спокойней и не наделать никаких ошибок, пока часы медленно переходили с минуты на минуту. Пока часы не отчитали время, которого у нас никогда и не было.
  Никогда.
  Ты в больнице. Я знаю. И не только потому, что я позвонил и узнал у дежурной медсестры, что видела тебя. Видела, как ты зашла в свой кабинет и там осталась. Мне не нужно было никому звонить, чтобы найти тебя. Это я могу сбежать в другую страну, чтобы спрятаться ото всех, а ты никогда не будешь от меня прятаться. Никогда. Как бы больно не было. И сколько бы боли не причинил тебе именно я. Наши отличия. Друг от друга. Чтобы я точно знал, что сейчас я должен дышать за нас двоих, чтобы хотя бы так, но ты чувствовала воздух в своих легких.
  Не знаю.
  Что я тебе вообще могу сказать.
  Не знаю.
  Насколько могут быть нужны тебе мои эмоции, когда в них ты ничего нового не увидишь. Ты ведь… ты ведь знаешь мое мнение. Мне лишь бы не сказать о том, что все это вновь моя ошибка. Что беременность. И ребенок. Назвать маленькое существо внутри тебя – ошибкой. Но, разве это не так?
  Я не стал стучаться. Провернув ручку двери, я приоткрыл ее, входя в твой кабинет. Я не раз здесь бывал. Не раз ждал тебя. Не раз приходил, чтобы просто тебя забрать с работы. А сейчас… что сейчас? Я пришел, чтобы сказать тебе, что мы вновь должны убить нашего ребенка? Если бы ты только знала, что я хочу сейчас смеяться. Тем самым истеричным смехом, который точно бы означал, что у меня нервный срыв. А может… почему нет? У нас с тобой двоих. Я ведь даже взял с собой этот чертов тест. Один «из». Как будто в ожидании, что ты мне скажешь, что все это ошибка. Или что они не твои. Валерии. Почему я так легко сейчас способен принять раннюю беременность дочери, но не твою?
  - Ты мне обещала, что всегда будешь брать телефон, - знаешь, а ведь оставаться спокойным оказывается даже проще, чем было пару часов назад, когда я бродил по дому и собирал детские вещи, которые мы с Тони разбросали, играя вместе, пока ждали тебя. Знаешь, почему-то сейчас проще быть с тобой рядом спокойным, когда я подхожу к тебе ближе и опускаюсь рядом с тобой на диван, - ты была у Дерека? – я могу ошибаться, но ты ведь обещала мне, что беременность больше не повторится. Нет. Ты не обещала. Это решение приняли мы с тобой вместе. Принял за нас с тобой его я, когда отказался жить без тебя. Только почему-то, все повторяется, когда все должно было закончиться на противозачаточных или иных мерах, что мы с тобой предпринимали, чтобы этого разговора больше не состоялось.

+1

4

одна, всего одна любовь бывает
она, она наказанных прощает
она, всегда одна
и безрассудна, и верна


  Всем иногда хочется сесть на поезд или в самолет, чтобы уехать или улететь куда-нибудь. Разве для того, чтобы открыть для себя новые города? Разве для того, чтобы побыть в одиночестве со своими мыслями? Нет, все за тем, чтобы убедиться, что нас дома кто-то будет ждать и мы захотим вернуться домой. Я с трудом переношу твои командировки, которых стало больше именно за последнее время. Принимая их как твою работу, я все равно не могу убедиться себя в том, что сумею без тебя уснуть. Я вообще сумею что-нибудь без тебя? Если только спасти твою жизнь, чтобы заставить тебя жить на этом свете вместе с собой, потому что без тебя я потеряю всякий смысл к тому, чтобы дышать и заставлять свою кровь бегать по моим венам, согревая мое продрогшее тело. Когда ты уезжаешь, я замерзаю, однако сейчас.. ты не уехал, ты просто на работе, а я уже не знаю, в какую сторону мне начать метаться, чтобы найти ответ на главный вопрос: что нам делать дальше? После того, как придут результаты анализов. Я не понимаю, к чему все эти злые шутки моего организма, к чему все это давление на больные, окровавленные раны, которые едва успели затянуться, но так и не смогли, после того, как мы потеряли еще и дочь. Впервые.. впервые я жду отрицательно ответа. Впервые я испытаю облегчение, когда услышу слова о том, что это всего лишь сбой в организме или куда лучше, просто неудачная шутка производителей  тестов на беременность. Схожу ли я с ума? Возможно. Я чувствую, как дрожит каждый мускул на моем лице и как при этом я растерянно выгляжу. Застегивая свои джинсы находясь за ширмой в кабинете Дерека, я впервые хочу услышать от него то, что вся возможная беременность всего лишь выдумка и я лишний раз переживаю зря. Мы ведь уже приняли решение. Вместе Мы ведь уже давно смирились с тем, что я не смогу родить. Что мой проклятый организм опять окажется пустым! Боже. Я прихожу в себя только тогда, когда грудь начинает ходить ходуном от того, что я задыхаюсь. Слыша голос Дерека.
    - Я не хочу ничего говорить заранее, Рене, но я сталкиваюсь с таким впервые. Анализы будут готовы через два дня, я договорюсь с лабораторией, чтобы сделали все вне очереди, и тогда мы будем думать, что делать дальше,
  - В каком это смысле, что делать дальше? Ведь все же очевидно, раз ты не отрицаешь факта беременности, - мой голос становится тверже и грубее от того комка злости, который мешает мне дышать, закрывая собой мои дыхательные пути. Знаю, знаю, что я должна быть спокойна! Я не могу, НЕ МОГУ! Взять себя в руки и опять ждать, чтобы услышать одно и тоже!
  - Нет, все не очевидно, Рене, и давай ты сначала присядешь, а после я постараюсь объяснить тебе, что все это значит, - я кладу свою ладошку на спинку стула, отодвигая его около стола мужчины и, опускаясь на него, провожу пальчиками по своему лбу. Чего я боюсь? Твоей реакции. Я все прекрасно понимаю, как и осознаю то, что нас дальше ждет. Я не хочу больше ступать на ту дорогу, где мне придется лечь под нож, чтобы вновь убить нашего ребенка. У меня был один шанс на миллион, чтобы забеременеть хоть раз в жизни, а это уже третий раз, когда судьба издевается и злобно хохочет над нами, словно ожидая момента, когда мы, наконец, опустим руки и сдадимся. Судьба слишком глупа, чтобы понять, что с нами этого не получится, но причинять БОЛЬ у нее получается. Я нервно переплетаю пальцы, поднимая свои глаза на мужчину. Вот опять. Я не думаю о том, что он скажет, а думаю о том, что мне не хватает сейчас рядом с собой тебя, чтобы именно ты взял меня за руку и сказал, что мы все преодолеем и вынесем, в том числе и насмешки судьбы, которая испытывает огромное удовольствие, надломляя кусочки моего израненного сердца. Не понимаю, я опять не понимаю, ЧТО происходит! О чем сейчас говорит Дерек и что пытается мне сказать. Мы давно перешли ту черту, когда плохие новости сообщают с трудом, поэтому я и жду от него прямого ответа, но вместо него получаю только то, что картина беременности будет ясна только после того, как придут анализы. Каждый раз они были одни и те же, каждый раз все повторялось вновь и вновь, так почему он сейчас смотрит на меня так, словно видит какое-то седьмое чудо света? Мне не нужны слова утешения от него. Мне нужен ты, каким бы страшным опять не был диагноз, в этот раз я готова его принять, потому что у меня больше не осталось веры в жизнь, которая поможет мне осчастливить тебя. Я не хочу еще раз проходить через то, что мы пережили с потерей сына и дочери, НЕ ХОЧУ! Не хочу мучений, нет, не для тебя. Не для нас. Теперь я еще больше запуталась и совсем не знаю, как посмотрю тебе в глаза и главное.. что скажу. Ждать два дня? Еще два дня. Мучительных два дня, пока не будут готовы анализы. Но я никогда ничего от тебя не скрываю, разве смогу на этот раз? Ведь стоит тебе взглянуть в мои глаза, как они тут же открывают для тебя все, что есть у меня на сердце.

http://savepic.net/7771884m.gifhttp://savepic.net/7761644m.gif

  Счастье разливается у меня в груди, и огонь, который нашел свой источник, вновь вспыхивает в моих глазах. Источник этого - ты. Я застегиваю свою халатик ровно в тот момент, когда из коридора гостиничного номера послышался щелчок открывающейся двери. Ты пришел. Нас отделяют друг от друга пара секунд и пара метров, которые не мешают мне почувствовать твой запах и вдохнуть его в себя, как блаженство, с которыми уже едва кричит от удовольствия мое сердце. Я соскучилась по тебе за эти дни настолько невыносимо, что я не смогла бы вытерпеть ни дня, если бы не отпросилась с работы и не села бы в самолет, чтобы увидеть тебя. И вот я здесь. Выглядываю из-за косяка двери со счастливой улыбкой, наблюдая за тем, как ты стягиваешь с себя пиджак. Мое сердце замерло сейчас также, как и твое, когда я услышала твой голос. Не хочу больше стоять так далеко, не хочу и не могу больше.. Я подхожу к тебе сбоку, чтобы помочь тебе снять с себя пиджак, стягивая его с твоих плеч. Ты всегда вызывал у меня трепетные мурашки. С той нашей первой ночи в доме твоей мамы, когда впервые коснулся моих бедер, передав в мою кожу жар от своих пальцев, и тоже самое ты можешь почувствовать сейчас, когда я скольжу пальчиками по воротнику на твоей рубашке, становясь напротив тебя:
  - Давай лучше я это сделаю, - я так люблю твои глаза. Их карий свет, который сейчас сияет медовым оттенком. Леннарт. Ты так действуешь на меня.. что я забываю дышать. И если бы не ты, я бы также не знала, как начать впускать в себя кислород. Я решила сделать нам подарок, проведя несколько дней вдвоем, и я даже купила новое белье, чтобы порадовать тебя, чтобы увидеть в твои глазах то восхищение, которое всегда будет заставлять меня краснеть. И совсем неважно, сколько нам будет при этом летом ведь друг с другом мы останемся все теми же, влюбленными до безумия подростками, которые готовы идти наперекор не только своим родителям, но и всем вокруг. Всей вселенной. Одни против всех. - я больше не могла оставаться без тебя, Арт, - я оттягиваю края твоего воротника, проникая под него пальчиками и начиная расстегивать твою рубашку. Я ведь уже шепчу в твои губы, не заметив сама, когда был тот момент, когда даже пара сантиметров между нами стала для меня испытанием. Не знала, нет, я не знала, что можно так любить, как люблю я. Мы. Настолько безумно, что все стены преград мы проламываем собой и не чувствуем боли, потому что на финише мы ждем друг друга. Накрывая твою ладошку на своей талии, я делаю пару шагов назад спиной, ведя тебя за собой в твой номер. Накрывая твои губы своими и начиная томный поцелуй, который совсем скоро станет жадным и именно я не дам тебе дышать, забрав все твои силы, всего тебя.. себе. Я не хочу делить тебя даже с работой, хоть и понимаю, сколько она для тебя значит. Я поступаю эгоистично, знаю, когда требуя себя у тебя на первом месте, но такова я. Тяну за завязочку на своем халатике, прикусывая твои губы. Я отключила свой телефон и теперь сделаю это с твоим. Работа на сегодня окончена и до самого утра я украду тебя от всех, кто только сможет нас друг от друга отвлечь.

  Все мы хотим, чтобы за нас кто-то принимал решение, потому что в таком случае, если все пойдет не так, мы не будем винить себя и изводить в том, что сделали что-то неправильно. Но я не позволю никому принимать решения за нас, потому что от этого зависит наша жизнь, наша семья, наша любовь, которую я никогда не отдам ни в чьи руки. Я не отдам никогда тебя, даже если придется пойти на преступление и нарушить всевозможные правила и устои. Я поняла это еще в Германии, когда смотрела на то, как рак поедает тебя изнутри, принося лишь боль и разрушение. Я пошла на преступление, достав морфин, потому что самое страшное.. это смотреть на то, как больно тебе. Может, и правда, любовь заключена в том, что, любя, мы не думаем о себе, а лишь о том человеке, которого выбрало наше сердце. Мое выбрало тебя окончательно и навсегда. Мне больно сейчас. До скрежета зубов. И больнее будет тогда, когда я увижу боль в твоих глазах, когда хочу видеть там только радость. Что я вообще здесь делаю? У себя в кабинете. В полной тишине. Я не иду домой, а просто сижу, уставившись в одну точку и думая о том, что теперь делать дальше. С надеждой, которую Дерек все-таки дал. Я сижу на диванчике, подперев локтями о колени свое лицо, которые я обхватила обеими ладонями. Я хочу взять телефон и позвонить тебе. Попросить приехать, потому что одна я не смогу добраться домой, и не смогу вынести эту тяжесть, которая и не позволяет мне подняться на ноги, чтобы просто встать и хотя бы найти свой телефон. Долго ли это будет продолжаться? Еще немного. Еще немного до того времени, пока я не пойму, как это сделать и как перебороть стук своего сердца, который, капризничая, начинает звать тебя. Я даже слышу его голос у себя в висках, куда я быстро поднимаюсь пальчиками, зажмуривая глаза. Это не сон и у меня не получится проснуться, как прежде.. Я вновь опускаю пальчики по своему лицу, когда открывается дверь в мой кабинет. Я знаю, кто это.
  Это ты, любимый.
  И ты все знаешь. Я не думаю, как и откуда, я и не спрашиваю, мне достаточно того, что я вижу сейчас в твоих глазах зеркальное отражение боли, что есть во мне самой. Я тяжело и отрывисто вдыхаю себя воздух, вновь забирая его у тебя, когда ты садишься со мной рядом. Я обещала брать телефон, а пока.. пока не знаю даже, как открыть свое оправдание, если оно принесет тебе боль, - Да, я была у Дерека, - мне бы хотелось, хотелось сказать НЕТ! Но я не вижу смысла в том, чтобы врать тебе о происходящем, ведь мы всегда честны друг перед другом с той откровенностью, что и сделала нас половинками одного целого. Дай мне пару минут, любимый. Только тогда, когда ты оказываешься рядом, я начинаю чувствовать в себе жизнь, настоящую, которая и вытягивает сейчас из моих глазах мелкие капли слез, которые я смахиваю с уголков ресниц, растирая их между своими пальцами. Хотелось бы.. хотелось бы также растереть всю боль, но, увы, не получается. А внутри то и дело колет, да так, что я цепляюсь за твое колено, положив на него свою ладонь. Мне нужно почувствовать тебя. Твои прикосновения. Я хочу, чтобы ты обнял меня. Без слов, которые нам и не нужны для того чтобы понять и почувствовать друг друга. Ты знаешь, но.. еще не все.Не то, что мне сказал Дерек. То за что сердце сейчас так зацепилось, вопреки тому болоту боли, в котором мы захлебнемся оба, если это окажется неправдой. Нет причин не верить словам Дерека, но ведь и я понимаю, учитывая все факторы, что его слова могут оказаться ложью. Я поджимаю губы, поворачивая к тебе голову и убирая руку с твоего колена, чтобы коснуться ладонью твоего лица. Я никогда не боялась смотреть в твои глаза, потому что там всегда было мое спасение. Я и сейчас его ищу там.
  - Я знаю все, что ты скажешь, и я не стану тебе противоречить, потому что у меня нет на это сил, - я даже не моргаю, пока мой голос наполняется болью, - мы беременны, - не так я хотела бы рассказать все тебе, и не так хотела бы, чтобы все оборачивалось. Я завидую тем, кто становится счастливым, услышав эти слова. И это еще не все. Вновь не все. Я отпускаю свою ладонь с твоего лица и отвожу свой взгляд, - через два дня будут готовы анализы, и.. и Дерек сказал, что все в порядке, - вот, что он сказал на самом деле. Сегодня я услышала, что у нас есть шанс, полноценный шанс родить здорового малыша, но я просто не верю, любимый.. не могу в это поверить, пока не придут анализы. Уверенна, что ты переспросишь, что это значит, а я ведь не знаю.. я впервые не знаю, что если это окажется правдой и через два дня мы поймем, что станем родителями. А что, если нет? Поэтому ведь нет радости, потому что ее вновь могут отнять.. и дело не в нас. Не мы этого хотим, а судьба опять может начать усмехаться, потому что все оружие сосредоточено в ее руках. Сумеем ли мы обыграть ее?

+1

5


Ты сумасшедшая. И безумная.
И ты заражаешь меня эмоциями, которые до тебя мне не были никогда подвластны. Таким же сумасшествием, которому оказывается так легко поддаться, когда забываешь о тех самых последствиях, которые обязательно настанут. Ты заражаешь меня болезнью, от которой совершенно не хочется искать лекарства и пытаться излечиться. И болезнь называется – любовью. Моя болезнь уже давно имеет лишь одно твое имя, и я не хочу, чтобы хоть кому-нибудь и когда-нибудь стало по силам излечить меня. Да и зачем, когда лучше быть сумасшедшим, но счастливым. Зачем, когда лучше умирать от болезни, но знать, что такое настоящая любовь. Зачем, когда даже спустя годы, я все равно смотрю на тебя все так же заворожено и пьянею лишь от соприкосновения наших губ, чувствуя, сколько же под кожей скопилось тоски, пока мы с тобой не виделись. Может, я уезжаю в командировки именно потому, что по возращению, я точно вновь почувствую, как ты дрожишь под моими прикосновениями. В своей тоске по тому, как я выдыхаю воздух, ведя носом вдоль твоей шеи и после, жадно втягиваю твой запах в свои легкие. Чувствуя, как пьянящий аромат щекочет мой разум, уводя меня все дальше от реальности, в которой слишком много работы и обыденности, что мешает нам быть чуточку дольше наедине друг с другом.
Ты заставляешь меня теряться и все продолжать верить в то, что ты всего лишь мой мираж. Плод моего воображения. Моей тоски по тебе. Ты ведь сейчас совершенно в другом городе. В нашем доме. С нашими детьми. Ты продолжаешь заставлять меня думать о том, что я действительно сошел с ума. Раз и навсегда, раз чувствую, как в моих легких вновь оказывается воздух, которым ты дышишь вслед за мной. Ты его выдыхаешь, а я же его забираю в свои легкие. Делая  к тебе шаг. Сближая нас. Все еще не сводя с тебя своего потерянного взгляда. Что если ты исчезнешь? Вот сейчас. Через секунду. Что если, ты растворишься, как капли росы, стоит лишь солнцу подняться чуть выше и оно заберет мгновение утреннего чуда. Пока я касаюсь тебя. Так осторожно. Ведя подушечками пальцев по твоему плечу. Как будто все еще боюсь спугнуть тебя. Боюсь, что у меня не получится успеть коснуться твоих губ и тихо прошептать, что я безумно по тебе соскучился. Вот сейчас.
- Ты должна была мне сказать.
Я говорю. Очень тихо. Ведя рукой выше. Задевая твою щечку. Пальцами в твои волосы.
- Я бы все бросил и встретил тебя.
Я бы наплевал на всю работу, которая меня и держит в Вашингтоне, чтобы примчаться в аэропорт и обнять тебя. Даже если бы ты мне сказала, что прилетела всего на пару минут и вновь улетаешь. Следующим же рейсом. Плевать. Но ведь у нас были бы те две минуты. Были бы мгновения, когда я накрыл бы твои губы своими и с жадностью запретил бы тебе думать о чем-то ином, кроме как о движении наших губ. Как и сейчас, когда я делаю короткие шаги. Вслед за тобой. Скользнув второй рукой по твоей спине и ближе притягивая тебя к себе. Вся магия в том, что ты в моих руках безумно хрупкая. Вся магия в том, что я могу подхватить тебя и унести на кровать, забывая о том, что еще пару минут назад чувствовал усталость и думал лишь о сне. К черту сон. К черту. Когда я отрываюсь от твоих губ лишь для того, чтобы своими глазами видеть то, как сам же медленно развязываю пояс на твоем халатике, а после склоняясь и мягко касаясь губами твоей ключице, скользя чуть выше по шеи и вновь вниз. Обжигая тебя и себя.

Я научу тебя меня любить
По-новому любить, не так, как раньше.

http://savepic.net/7753309.gif http://savepic.net/7757405.gif
Чтоб сердцем осознать и ощутить,
Что мы - и есть любовь. А что же дальше?

  Я ведь уже очень давно хочу, чтобы все это прекратилось. Эти круги по лабиринту нашей с тобой судьбы, которая все продолжает изменять повороты и не позволяет нам с тобой выбраться на свет. Туда, где будет только наша с тобой семья и счастье, которое мы с тобой заслужили. Ты заслужила. Я никогда его не попрошу для самого себя. Мне оно не нужно. Я никогда не буду думать, что я его вообще когда-либо буду достоин. Я всего лишь хочу, чтобы именно твоя улыбка никогда больше не исчезала из твоих глаз. Я хочу, чтобы именно твое сердце билось ровными и спокойными ударами и ты больше никогда не чувствовала тревогу и испытывала эту постоянную, выматывающую боль, с которой я сам борюсь каждый новый день нашей с тобой жизни. Разве не достаточно меня одного. Разве не достаточно, что именно мое сердце впитывает в себя все новые шрамы, которые уже давно не успевают затягиваться, оставляя на памяти лишь грубые рубцы. Разве не достаточно, что именно в моих глазах уже давно живет одна ночь и света, на который вытягивают меня наши дети и ты, просто недостаточно, чтобы тени, растворились, оставляя мою душу в покое. Все это кажется таким несправедливым, когда ты думаешь лишь о том, кого любишь, а не о самом себе. Все это кажется таким бесполезным, когда ты борешься не за самого себя, а за тех, кто дарит тебе хоть какой-то смысл во всей это бесполезности, которую ты раньше считал жизнью. Я не хочу. Вновь. Проходить по этой дороге. Я не хочу. Ведь мы ее с тобой уже оставили за нашими спинами. Я не хочу, когда я намеренно разрушил все стены, засыпая проход, чтобы дороги обратно не было. Я больше не смогу. Выбирать за тебя и себя. Я больше не смогу говорить тебе о том, что жизнь нашего с тобой ребенка для меня настолько же безразлична, как собственная боль о того, что умереть можешь именно ты. Я больше не смогу смотреть на то, как ты открываешь свои глаза и смотришь на меня с надеждой, что все это было лишь плохим сном, но вот ты проснулась и все обязательно дальше будет хорошо. Вот ты проснулась, и под твоей ладонью все еще будет биться жизнь маленького существа, которое когда-нибудь я возьму на руки и не сумею сдержать своих слез. От счастья. От осознания того, что ты мне вновь подарила возможность стать для кого-то отцом. Я не смогу и не хочу говорить тебе о том, что этого никогда не произойдет. Этого никогда не будет в нашей с тобой жизни. В этой ее части. В том промежутке времени, когда мы вновь вдруг решили поверить, что достойны чего-то большего, чем сплошных потерь и разочарований. Ведь именно поэтому я и согласился на то, чтобы Антония стала частью нашей семьи. Ведь именно поэтому, я уступил, когда мое сердце было категорически против того, чтобы в нем появился еще один человек, за которого оно бы боялось и болело. Разве этого мало? И разве не поэтому, мы с тобой уже обсуждали и то, чтобы предохраняться и не повторять наших с тобой ошибок. И сейчас… я просто не понимаю, как это может быть правдой, когда еще вчера мне казалось, что наша жизнь, наконец, начала входить в спокойное и размеренное русло. Еще вчера, когда я за ужином хотел сказать, что мне предложили должность в Вашингтоне, и я думаю о том, чтобы на нее согласится. Думаю о том, что хочу увезти вас из этого города и начать новую жизнь. На новом месте. В окружении других людей, которые не будут мне каждый раз напоминать о том, что я уже потерял. Не будут постоянным напоминанием о моем прошлом, где мне казалось, что я больше никого не способен любить, ведь женщина, в которую я был влюблен, всего лишь решила скрыть от меня правду о нашей с ней дочери. Где женщина, которую я взял в жены, обратила всю мою жизнь в один сплошной ад, заставляя меня бояться каждый день того, что любовь телефонный звонок всего лишь будет чертой, за которой я больше никогда не увижу своих детей. Я устал от этого города. И пусть именно здесь я встретил тебя, но разве здесь мы были с тобой когда-нибудь счастливы? Кажется… счастлив я был лишь в Германии. Умирая. Я был счастлив тогда, когда моя рука лежала на твоем животике, и я чувствовал ладонью то, как наш с тобой сын становится с каждым днем все сильней. Я умирал, но тогда я был действительно счастлив рядом с тобой. И пусть мои легкие не справлялись, но я знал, что после меня останется маленький кусочек счастья. Останется наш сын, в котором ты растворишься, подарив ему всю ту любовь, с которой я не успел познакомиться.
  И я до сих пор иногда думаю о том, что если бы тогда умер я, он был бы жив. Если тогда умер я, я не отнял бы жизнь у нашего сына.
  Я не хочу с тобой ругаться. Не хочу вновь спросить и доказывать тебе то, что мне совершенно не важно, сумеешь ли ты мне когда-нибудь родить. Я ведь тебе уже доказал, что для меня важно не то, что в детях, которых мы с тобой любим, обязательно должна быть моя кровь. Наши с тобой гены. Не это их делает моими детьми. Нашими детьми. Не это мне позволяет любить Антонию или Эдвина. Разве в Эдвине сейчас не больше всего от меня, чем могло бы быть от его родного отца, который даже не догадывается, что где-то в этом мире растет замечательный мальчик, чье сердце умеет искренне любить и заботиться о родных и близких людях. Неужели важно, чтобы в венах текла именно моя кровь или на тебя смотрели бы точно такие же карие глаза, в которых медленно таит шоколад от трепета, в котором дрожит мое собственное сердце. Может, я и не хочу, чтобы на тебя еще хоть кто-нибудь смотрел вот так же. С шоколадом, который ты пробуешь, смотря именно в мои глаза. Может, я и не хочу, чтобы еще хоть кто-то, отнимал твою любовь именно у меня. Я и так достаточно делюсь. Тебе не кажется? И я не хочу сейчас спорить о том, что это еще один шанс. Для нас. Нет. Это не шанс. А лишь еще одна возможность для меня, потерять тебя. Отдать тебя смерти.
  - В порядке? Это значит, что мне еще можно быть спокойным и не заказывать похоронной процессии? – я ведь даже сейчас пытаюсь шутить. Нет. Я действительно пытаюсь шутить, пусть и мой голос звучит напряженно, но слова… да, они слишком жестоки. Из того, что мы с тобой уже пережили. Из того, что нам с тобой уже довелось испытать, но я… я просто сейчас думаю о том, что мне хочется взять бутылку со скотчем, закрыться в своем кабинете и напиться. Может быть, даже от счастья. Может быть, вновь от того, что меня начинает трясти. Я сейчас чувствую, что внутри меня медленно растекается с кровью по венам злость. Ее все больше и она все сильней. Она начинает выжигать эти самые вены. И злюсь я на самого себя. От того, что вновь допускаю все это. Что вновь ничерта не могу сделать, чтобы суметь уберечь тебя от боли. Злюсь от того, что все мои попытки оберегать тебя – бесполезны. Я злюсь на самого себя, а ведь просто от того, что не могу испытать элементарного счастья. От слов. Мы беременны. Я злюсь от того, что хочу заорать от переполняющих меня чувств и подхватить тебя на руки, говоря тебе только то, что я безумно счастлив. Я этого так хочу. Я хочу быть просто мужчиной, которому сообщили новости о том, что женщина, в которую я влюблен, скоро подарит мне ребенка. Я так этого хочу, чтобы дрожь, которая волной проходит по позвоночнику, вызывает у меня желания заорать, но именно от безысходности, что именно этой радости я тебе и не могу подарить. Я смотрю в твои глаза, а после…
  Мне нужно выдохнуть этот воздух. Поддаться назад. На диване, на котором мы с тобой сидим вместе.
  - Я думал об этом весь вечер. Пока был дом и пытался до тебя дозвониться. После того, как нашел тест на беременность. Думал и думал. Думал о том, что мы с тобой предохранялись и не мог понять, как так получилось, что ты забеременела. Думал о том, что не хочу никаких разговоров, и что мне хочется, чтобы все это было просто шуткой. Розыгрышем. Я не знаю. Твоим желанием наказать меня за то, что я вновь стал слишком много работать. Но, когда я ехал к тебе сюда, я понял только то, что кажется, я хочу ребенка… хочу, Рене, если есть хотя бы один шанс из тысячи, что и ты так же будешь жить… ты понимаешь меня? – мне нужен твой голос. Нужно, чтобы ты сказала мне, что я не рехнулся окончательно, если соглашаюсь сейчас с тем, что мы можем с тобой попробовать. Не требую у тебя немедленно пойти и сделать аборт. И не слова Дерека мне важны о том, что у нас с тобой может все получится. Что сейчас ты в безопасности. Что нашему ребенку, который начал жизнь внутри тебя, так же ничего не угрожает. Просто мое сердце. Оно бьется тихо и спокойно. Оно бьется именно в надежде, что может быть, хотя бы в этом раз, но у нас с тобой есть шанс на то, что все еще может быть хорошо. Не сейчас нам с тобой принимать решение. Пусть я и знаю, как будет больно, если мы протянем еще, хотя бы пару лишний дней. Я не хочу, чтобы ты привыкала. Вновь чувствовать. Но я не хочу и того, чтобы ты видела в моих глазах одно сплошное разочарование и нежелание верить. Может, я и не верю, но с этим я уж как-нибудь справлюсь сам.

+1

6

я знаю, иногда ты боишься света,
но как ты можешь узнать, если не попробуешь?
в моём сердце какое-то новое чувство,
и оно принадлежит Тебе

Если бы у меня спросили, выбрала ли я бы другую судьбу, будь у меня возможность, я бы отказалась даже отвечать на этот вопрос, так как для меня не существует той дороги, по которой я буду идти без тебя. Я настолько привыкла, так сильно заразилось тем, что излучает твоя ладонь - счастьем, когда я держу тебя за руку, перепрыгивая и перелезая через барьеры, что мне не страшно того, что нам вновь придется пережить боль. Я ее не боюсь, вот в чем дело. Не знаю, сколько еще внутри меня будет держаться стержень, но я всегда буду знать, что даже если он сломается, ты поддержишь меня. Мы как лебеди. Везде и всюду следуем друг за другом и все никак не можем насытиться тем друг другом. Я не раз смотрела на то, как ты отдаляешься от меня, двигаясь к стойке регистрации, что не раз порывалась бросить все, лишь бы улететь с тобой. Я не раз смотрела на небо, думая о том, что твои командировки - это не просто испытания расстоянием, это еще и наказание судьбы за то, что между нами существует такая неразрывная связь, которой никогда не будет ни у кого. Я так долго думала, что чуть не упустила момент, когда это все точно следует сделать. Я поняла, что не хочу планировать, я хочу просто сесть в самолет, а через пару часов вновь ощутить на себе мурашки от одного твоего взгляда, который нельзя сравнить ни с чем. Мне нужны твои карие глаза. И вот я здесь. Я не могу оторваться от твоих губ, нежно проникая своим языком в твой рот и не замечая, как уже начинает сбиваться дыхание. От твоей близости. Как и в нашу первую ночь. Как в каждую из нашей ночей. Пусть у нас не так много времени друг на друга, но я хочу использовать любую возможность, чтобы ощутить твой шоколад на своих губах, а твои руки на своем теле, - я хотела сделать тебе сюрприз, - я шепчу в твои губы, сгибая свои ножки в коленях. Мне нравится, когда ты так прижат ко мне вплотную. Мне нравится, когда твои губы горят так, что вся моя кожа мигом вспыхивает под ними и я становлюсь еще более нетерпеливой в своих желаниях. Я расстегиваю твою рубашку, изучая под тканью пальчиками твою кожу. Я знаю каждую отметину, каждый шрам, каждую родинку, но подушечки пальцев все равно покалывает от того, с какой силой меня тянет к ним. К тебе. Я обхватываю тебя обеими ножками, переворачивая тебя на спину. Переплетаю наши пальцы и завожу твои руки наверх, прижимаясь к тебе грудью и выдыхая в твои губы. До меня доносится до боли знакомая мелодия. Нет. Нет, не сейчас, - не бери, и плевать, кто бы это ни был, - я знаю, что скорее всего тебе звонят по работе, но твой рабочий день уже закончен и ты полностью принадлежишь мне. Мне одной и больше никому. И я докажу тебе это сейчас, Арт. Продолжая избавляться от всей твоей одежды, которая мне мешает.

  Каждый хоть раз оказывался, на первый взгляд, в безвыходном положении. Лишь спустя какое-то время, когда эмоции утихают, человек понимал, что выход есть, только не обязательно он будет принят нашим же сердцем. Я и ты, мы не в первый раз сталкиваемся с подобной ситуацией, и я не говорила, но.. даже те пару секунд, когда я впервые видела тест, не думая о том, что мне придется пережить, я была счастлива. Пару секунд, которые вскружили мне голову, хоть и после наступал болевой порок, были для меня откровенным счастьем, которое передавали мои глаза. В глубине души я всегда верила, что смогу стать матерью, хоть я и не надеялась, и только тогда, когда в моей жизни появился ты, Арт, заполнив мое сердце собою, я поняла, что мои надежды - не просто призрачное желание, а именно мечта, в которой я видела тебя с нашим малышом на руках. Все сложнее. Я знаю, что ты не осуждал меня ни разу за особенность моего организма, но от того мне сильнее хотелось сделать тебя счастливым настолько, насколько это возможно. Ни ты, ни я, не сможем забыть наше прошлое, так как оно сделало нас такими, какими мы есть сейчас, однако, мне по силам забрать боль из него, делая каждый твой вдох легким и безболезенным. Елена. Нора. Все эти женщины подарили тебе детей, в которых течет твоя кровь, но наши дети.. они точно такие же, как и мы. Я напугана. Но не тем, что может последовать дальше: операции, консультации и прочее, а тем, что я на удивление спокойна. Мое сердце не мечется из стороны в сторону, оно, как всегда, послушно отстукивает удары вместе с твоим сердцем и не пропускает ни одной твоей мысли о нас. И я не понимаю, почему я сейчас не чувствую горечи во рту и почему мое сердце сейчас не плачет, как это было, когда еще недавно мы узнали, что у нас может быть ребенок. Ведь и ты тоже. Ведь и ты тоже сейчас не можешь понять, почему в твое сердце вместо привычной боли врывается тепло, которое берет над тобой верх.
  Я скольжу пальчиками по переносице, прикрывая глаза и вслушиваясь в твой голос. Он действует на меня лучше любого другого лекарства и если мое дыхание выравнивается после моих слов, то только благодаря тому, что ты начинаешь говорить. Я думала о том, как скажу тебе о беременности, но не думала, что ты все узнаешь сам, потому что я окажусь настолько рассеянной, что забуду выкинуть коробку из-под теста. Я даже улыбаюсь кончиками губ, открывая глаза и смотря прямо перед собой. На стену своего кабинета, куда я повесила несколько наших семейных фотографий. Я понимаю тебя. В твоих мыслях, которые ты хочешь озвучить для меня, сказав гораздо больше, чем успел произнести. Я понимаю тебя. В твоем желании стать отцом нашего совместного ребенка, который бы непременно взял бы наши черты характера и мы только смеялись, понимая, насколько у нас сложный ребенок. Мне хочется смеяться. Мне хочется плакать. Мне хочется поверить в то, что все возможно. Смогу ли я? После того, что вынесло мое тело и вытерпели мы оба, я не могу не думать с опаской о том, смогу ли я все же родить, несмотря на хорошие прогнозы Дерека. Пока что это только слова. Через два дня. А потом еще через месяц будут новые анализы, результаты которых мы будем ждать с содроганием сердца. И так до тех пор, пока этот малыш не появится на свет и не сделает свой первый самостоятельный вдох. Пока я могу всего лишь коснуться ладошкой своего живота, чувствуя ладонью, как во мне зарождается жизнь. На эти минуты, разве это не счастье? Слышать, что и ты в это можешь поверить. Слышать, что и ты хочешь того же. Слышать, что у нас может быть шанс. Один из миллиона, а мы получаем уже третий. Разве все это просто так? Неужели судьба не боится, что получит отпор от нас? Мы ведь боролись за каждого нашего ребенка, мы будем бороться и за этого малыша.
    Я приподнимаюсь с диванчика и обхватываю себя руками. Я не хочу сидеть. Я не могу оставаться в одном положении. Мне нужно хотя бы походить, чтобы осознать, что все это происходит с нами наяву. Пока я не останавливаюсь у стола и не прижимаюсь к нему спиной, глядя в твои шоколадные глаза: - Я понимаю, Леннарт, и я хочу того же самого, - мне приходится чуть нахмуриться от того, что я чувствую легкое недомогание. Как я раньше могла этого не замечать? Изменений в своем организме, ведь у меня ни первая и даже не вторая недели беременности. Как я могла быть так слепа? Или я просто подсознательно отметала мысль о том, что мой организм вновь решит так над нами подшутить? Ведь в конце-концов, бывают и ложные беременности. Я думаю. Я не спешу отвечать, потому что во мне слишком много мыслей разом. - я не верила много лет в то, что вообще смогу забеременеть, и этот шанс.. он не может быть дан просто так. Ты.. без тебя ничего не получится, и мы сможем остановиться, когда поймем, что чуда не произойдет, но пока,  в эту минуту, оно есть, - я все это время неотрывно смотрела в твои глаза, сжимая своими пальчиками столешницу. Я выберу тебя и свою жизнь, как и ты много раз выбирал мою, потому что в другом мире я не смогу жить без тебя. Я всего лишь хочу, чтобы ты осознавал, что я смогу остановиться и принять трезвое решение, отставив своим эмоции. Я слишком люблю тебя, до безумия, чтобы не использовать наше время, зная, что однажды все может закончиться. Прерваться. Остановиться. Ты должен знать, как бы не развивалась моя беременность, я останусь жить. Останусь жить, потому что умирать без тебя я не согласна, как и отпускать тебя раньше времени. Вспомни, как месяц назад я прилетела к тебе в Вашингтон. Видишь, я даже не могу вытерпеть и пары дней твоей командировки, а что говорить о том, чтобы оставить тебя на земле, а самой уйти на небо?
    - Давай прогуляемся. Нет, давай отпразднуем. Давай представим, что у нас нет этих двух дней и просто будем счастливы от этой новости о нашем малыше. У нас никогда такого не было, потому что мы всегда были настороже, а я хочу хоть раз забыть обо всем и позволить нам порадоваться тому, что мы можем стать родителями. Я не хочу думать о том, что будет через два дня, потому что это время в любом случае наступит и нам придется услышать окончательный вердикт, а пока у нас есть наше время. Я хочу отметить это событие, Арт, - разве я не права в том, что хочу использовать это время? Через два дня мы либо услышим о том, что результаты анализом подтвердились, либо услышим о том, что у нас нет шансов. Это будет потом, а мы живем сейчас. Я так хочу увидеть в твоих глазах, а твои слова.. о ребенке, я ведь впервые их услышала и, кажется, лишь по этой причине сейчас не могу скрыть улыбки со своего лица, когда я отталкиваюсь от стола и подхожу к тебе, протянув тебе руку. Ну же, пойдем, любимый. У нас сегодня праздник и неважно, что будет потом. [float=left]http://savepic.net/7850259m.gif[/float]Я хочу один день наблюдать за тем, как ты поднимаешь бокал с шампанским, пока я пью сок, чокаясь о твой бокал и слушая сетования о том, что мне в ближайшие девять месяцев нельзя будет ничего употреблять. Ну же, Арт, пойдем. Я хочу подарить тебе и себе наш вечер, в котором мы забудемся и выкинем из головы все те страшные моменты, которые нам уже пришлось пройти. Мы на миг перестанем бояться будущего, потому что поверим, что оно возможно. Два дня веры в лучшее, разве это мало? Для нас Мы используем это время, только возьми мою руку в свою и тогда я поведу тебя за собой, не боясь, что наше счастье может оборваться. Оно только в наших руках. Причем в прямом смысле, любимый.

+1

7


Мы с тобой никогда не станем правильными.
Никогда не научимся быть идеальными и никогда не сможем отказаться от этого трепета внутри, который вызываем друг у друга.
Я и не хочу. Меняться. Не рядом с тобой. Когда мы можем отказаться от всего, но не от друг друга. Я и не хочу меняться, когда знаю, что нужен в другом месте, я хочу все равно принадлежать лишь тебе одному, и меня устраивают мысли о том, что ты ни с кем и никогда не пожелаешь меня делить. Мне нравится испытывать ревность. Мне нравится, что эту же ревность чувствуешь и ты, пусть и веришь мне. Пусть и доверяешь мне. Знаешь, что я никогда не захочу оказаться с другой женщиной. Ты видишь это в моих глазах. В том, как я смотрю именно на тебя. Даже спустя годы наших отношений. Наших ссор и примирений. Я все так же сгораю изнутри из-за тебя, и именно свет огня, который полыхает внутри, ты и видишь в моих глазах. Он топит шоколад в них. Он заставляет меня испытывать боль просто от того, что когда-то я сам, добровольно, решил отказаться от тебя. А сейчас же... даже если я и хочу сбежать, но лишь потому, что знаю, что ты всегда сумеешь найти меня. Где бы я ни был. Куда бы не бежал. Я ведь и сам вернусь. К тебе. Сойдя с ума. От тоски.
Как сейчас. Схожу с ума от твоего дыхания, которое я втягиваю в свои легкие. Не открываясь от твоих губ. Не могу насытиться поцелуем. И не думал, что настолько сильно скучаю по тебе. Я стараюсь каждый раз забывать о том, что хочу к тебе прикоснуться. Пока работаю. Пока вынужденно живу в другом городе. Я стараюсь забывать о том, что твое тепло и есть моя жизнь. Иначе... иначе я просто буду не в состоянии здраво думать. Иначе... я буду просто бесполезен во всем, что делаю. Ведя ладонями по твоему бедру, я затрагиваю их внутреннюю часть. Разве ты не знаешь того, что все мое возбуждение легко доступно в первые же секунды, когда ты ко мне так близко и я чувствую под ладонями твое тело. Разве... мне нужны лишние секунды, чтобы показать тебе то, насколько сильно меня физически влечет к тебе. Уже сейчас. До настоящей боли. Мне уже и самому мешает одежда. И тихо выдохнув, коснувшись лопатками кровати, я все еще тянусь за твоими губами. Недовольно морщась, когда слышу свой телефон.
- Все равно.
В твои губы. Оторвав голову от кровати. Я могу легко сейчас вновь заставить тебя оказаться подо мной. Под тяжестью моего тела. Не обращая внимания на звонок. Он лишь раздражает меня. Заставляя отвлекаться. От тебя. От того, как припихнули наши губы, становясь гораздо чувствительней. И я сильней сжимаю твои пальцы. Не давая тебе убрать рук. Чуть прикусив твои губы и двинувшись под тобой. Так, чтобы уже ты касалась спиной кровати. Чуть смещаясь. И спускаясь губами по твоей шее. Задевая грудь. Бродя ладонью по твоим бедрам. Мне нужно избавиться от брюк. Всего. Что может нам с тобой помешать. Пока я задевая губами твои соски. По очереди. Захватывая их языком и чуть закусывая. Когда-нибудь я может, и перестану сходить по тебе с ума, но сначала... ты должна научиться дышать со мной спокойно.

Верь в меня так, как не верю я..
Все от нехватки покоя в сердце.
http://savepic.net/7823382.gif http://savepic.net/7827478.gif

  Знаешь, в чем состоит вся моя вера? В тебе. Во всем, чего я теперь добиваюсь. Во всем, чего уже добился и то, что чувствую. Все это ты. Только. То, как ты каждый раз касаешься моей спины. В молчании. Просто зная, что мне и не нужны никакие слова, чтобы я точно знал, что ты веришь в то, что я сумею добиться всего, чего бы сам не пожелал. Я знаю. С твоим молчанием и тем, как ты обнимаешь меня, касаясь губами моей шеи. Оставляя свои короткие поцелуи, я в них чувствую, как ты мне и даешь силы. Как ты помогаешь мне убедить себя в том, что я намного лучше, чем думал все те годы, которые прожил без тебя. Но, что даю тебе я? Разве, ты можешь сказать, что мои старания, которые каждый раз приводят к новым ошибкам, для тебя и есть моя поддержка? Мое желание быть той стеной, за которой ты можешь спрятаться, не боясь не одной бури, которая вдруг решит сорвать тебя и подхватывая, унести в сторону одиночества. Толкнуть с высоты, на которую мы с тобой вместе забрались. Разве моих стараний достаточно, чтобы ты чувствовала себя в безопасности? Чувствовала, что тебе не нужно ничего иного, как просто продолжать верить, и я обязательно исполню любые твои желания. Мечты. Может и так, но я все равно никогда не останусь довольным тем, что твоя боль каждый раз ломает тебя. Наша боль. Мое прошлое, которое все еще иногда, но заметно в моем взгляде. Всего лишь изредка, но я все так же не отпускаю воспоминания о Норбите. Не отпускаю года, в течении которых и не знал, что у меня есть еще дочь. Не отпускаю тот день, когда мы с тобой потеряли нашего первого ребенка. Проклиная самого себя, я все еще намеренно веду ножом по венам, не давая шрамам исчезать с моего тела. С моей тлеющей души. Я не могу забыть о том, что привело меня к тебе и не могу забыть о том, что заставило меня глубже воткнуть нож в твое сердце, которое способно любить намного сильней, чем я могу заслужить. Я не могу и сейчас забывать о том, что наше счастье никогда не бывает долгим. Секунды. Их так мало, но, может... мы научились ими наслаждаться? Какие-то короткие секунды, что делают нас полноценными и живыми. Делают нас вновь безумными, раз мы вдруг решили поверить, что в этот раз, этих самых секунд, будет чуть больше, чем было в прошлом. Мы с тобой безумны... или же безумен я один, раз смею надеяться. Раз не заорал в первое же мгновение, требуя у тебя одного - аборта. Мы можем поверить, но к чему это вновь приведет? Ты хочешь узнать? Хочешь вновь сорваться с обрыва, куда мы с тобой вновь с таким трудом вскарабкались. А что если... что если в этот раз, у меня уже не получится подхватить тебя в падении и сделать так, чтобы удар пришелся именно на мой позвоночник. Что если...
  Мы с тобой погибнем?
  Или... может, мы мертвы с тобой уже сейчас?
  Я вновь перевожу свой взгляд на тебя. Слушая тебя. Вслушиваясь в каждое слово. Мы лишь мучаем себя. Вот та правда, которую мы не желаем с тобой принимать. Правда, которую мы пытаемся изменить, вновь и вновь пытаясь доказать нашей с тобой судьбе, что она не права. Доказать, что мы с тобой сильней всего, что она вновь нам подкидывает. Измываясь над нашей болью, которой мы и так с тобой переполнены. Ведь уже до самых краев. Больше невозможно вынести. Я слушаю тебя. Слегка сдвинув брови к переносике и сплетая пальцы. Сжимая их. И опуская взгляд, разглядывая собственные ладони. Что если через девять месяцев, я именно этими руками буду держать нашего с тобой ребенка? Неужели я этого не хочу. Ощутить то, как вновь боюсь дышать. Боюсь, что могу навредить крошечному существу, которое еще не может постоять за себя. Ведь через девять месяцев, я могу именно этими руками поймать биение твоего сердца, которое обязательно замрет, когда ты увидишь меня с нашим ребенком у меня на руках. И мой голос уже сейчас готов начать дрожать. Мой голос, который через эти же девять месяцев, не захочет скрывать слезы, которые ты увидишь в моих же глазах. От счастья. В котором я не побоюсь задохнуться. Только в это поверить... ты думаешь это возможно? Радоваться. Именно сейчас. Ведь рано. Слишком. Разве... ты можешь? Верить уже сейчас. Пока я поджимаю губы и все так же серьезно вновь смотрю на тебя. Чуть прищурившись. Как будто пытаюсь рассмотреть. Твою веру. Может... она где-то глубже. Во мне. И ее нужно лишь дождаться. Она должна. Пробиться. Через все отторжение. Сквозь весь мой пессимизм и нежелание принимать хорошее, что может вдруг появиться в моей жизни. Я почти привык. Пока не было тебя. Пока я боролся день ото дня за возможность быть хорошим отцом. С Норой. Но теперь... мне не нужно бороться за что-то иное, кроме как... твоей улыбки. И мне легко улыбнуться следом. Потому что. Улыбаешься ты.
  - Ничего кроме сока! - я улыбаюсь. Чуть шире. Когда отталкиваю себя от дивана и оказываюсь на ногах. Впуская в свой голос строгость. Хотя бы вечер. Это возможно. Думать только о том, что внутри тебя живет маленькая жизнь, которая может стать нашим с тобой продолжением. Настоящим. С нашими чертами характеров. С цветом волос и глаз. С привычками. И я не выдерживаю. Обхватывая твое лицо ладонями. И все еще улыбаюсь. Пока через секунду улыбка не гаснет, - мне так хочется поверить. Хоть раз. Раз, любимая, - и хочется обнять тебя. Подхватить на руки и поблагодарить за эту возможность. Вновь стать отцом. Нашему с тобой ребенку. Пусть мы и не разделяем наших детей, но... это совершенно иное. Маленькое. Чудо. И, кажется, я даже сам не заметил, как все же подхватил тебя. Прижав к себе. Обнимая. Давая твоим рукам лечь на мои плечи. Ты просто держись за меня, а я же... я никогда не осмелюсь уронить тебя. Никогда.


- Ты никогда не думал о том, чтобы сменить место жительства? На Вашингтон, допустим.
- Здесь слишком много политиков, которых я терпеть не могу.
- Но, которых ты при этом, защищаешь.
- Всего лишь одного и то лишь потому, что он зациклился на мне, как личном адвокате.

Ты уехала сегодня утром. Мне совершенно не хотелось тебя отпускать, хотя я и понимал, что выходные, которые мы провели вместе, должны были все равно закончиться. Я не хотел оставаться в этом городе один, но и просить тебя забыть о том, что ты оставила наших детей, я не мог. Пусть я и эгоист, но, кажется, лишь наши дети еще могут вызвать во мне хоть каплю совести. Ее легкий укол, который заставляет меня тобой делиться. И сейчас часы показывали глубокую ночь, а я продолжал сидеть в кабинете, который мне выделили на время моей работы. Ведь это ты... виновата, что я просто не хочу возвращаться в свой номер, который теперь помнит твои стоны и это сводит с ума. Черт.
- С тобой завтра хочет поговорить генеральный.
- Решил меня уволить?
- Нет, скорей он хочет предложить тебе место в Вашингтоне.
- Кем? Курьером?

Я оторвал взгляд от бумаг. Думал ли я о том, что когда-нибудь смогу прийти домой и сказать тебе о том, что мне предложили повышение? Еще одна ступенька в карьере. Маленький шажок, который именно ты мне и помогла сделать. Только вот... я все равно сейчас не хочу верить, когда слышу о том, что место главного партнера мое. И в эти минуты... мне лишь еще больше не хватает тебя.

Верь в меня очень,
и я не предам.
Не обману и не брошу в дороге.
Всю наболевшую нежность отдам,
а на замену возьму
тревоги.

  Ты ведь меня и научила тому, что означает - семья. Настоящая. Люди, в которых начинаешь нуждаться. Люди, которые всегда ждут и поддерживают, а не толкают к краю обрыва, заставляя пятиться, чувствуя, как кусочки камней уже осыпаются и летят вниз. От моих же шагов. Мне долго не хотелось верить. Может, я не верю до сих пор, но... именно ты меня продолжаешь учить видеть внутри самого себя силы, которые мне никогда не удавалось разглядеть при Норе. Она мне не позволяла. Обращая мои старания в новый круг ада и ее саркастического смеха. Этой надменной улыбки в ее глазах, когда я так хотел, чтобы мной хоть кто-нибудь, но гордился. Как сейчас. С тобой. Может, именно поэтому я и стал работать еще больше. Почувствовав, наконец, в себе уверенность. То чувство, что задевает внутри меня тепло. В эти минуты, пока я касаюсь твоей руки. Не желая ее выпускать из своей. Мы с тобой сидим в ресторане. Нашли еще открытый, когда я увез тебя из больницы. Ведь еще не так уж и поздно.
  - Ты считала уже, когда ты забеременела? - по времени. Я почти уверен, что это произошло в те выходные, когда ты приезжала ко мне в Вашингтон и где мы не выходили из номера два дня. Лишь заказывали еду, к которой после практически и не прикасались. Это было безумием... не за это ли нас теперь наказывают? Я провел большим пальцем по твоей ладони, убирая руку и беря стакан с виски. Я тебе так и не рассказал. О том, что произошло там дальше, после того, как ты уехала. Пока ты не ответила, мне нужно сделать пару глотков. Заставить горло гореть. Так, как будто я кричал. Только я не знаю от чего. Счастья или же горя, которое все равно продолжает жечь изнутри. Его больше. В моей крови. Горя. Я слегка облизываю губы, пробежав по ним пальцами, - мне предложили место в Вашингтоне. Место одного из главных партнеров, но я... тут вся наша жизнь. Тут вся жизнь наших детей и... при условии последних обстоятельств, я не уверен, что сейчас время менять эту самую жизнь. Начинать сначала в другом городе, - даже если я и хочу... туда, без тебя, я ведь все равно не соглашусь. Ни на что. Мне этого и не нужно. Все, чем я живу и уже давно, лишь твоя вера в меня. И ты сама. И мне удалось все это выговорить на выдохе, а сейчас, чтобы вдохнуть в легкие воздух, мне вновь нужны твои слова. И помощь. Разобраться в том, что будет лучше для нас с тобой. Все ведь просто... но я никогда не думал, что захочу жить семьей, а не постоянными стараниями добиться большего. Доказывая именно Норе лишь один факт - она всегда ошибалась во мне.

+1

8

у меня то примеров куча,
но прислушайся хоть к весне -
http://savepic.ru/9360829m.gifhttp://savepic.ru/9339325m.gif
волшебство, как счастливый случай,
будет вечно в тебе и мне.

Между нами нет стен, но они есть вокруг нас. Для чего же мы их построили? Для того, чтобы никто не смог проникнуть в наш мир и помешать нам. Разделить нас. Я схожу с ума вместе с тобой, но разве это не прекрасно? Разве не доказательство моей любви к тебе то, как колотиться мое сердце рядом с тобой и как я задыхаюсь, стоит тебе сделать пару шагов в сторону от меня? Мы оба понимаем, что за все приходится платить, в том числе и за любовь - намного сильнее и прочнее самой стали, однако, мне все равно о том, что будет в час расплаты. Я погибаю на твоих руках и тут же оживаю под прикосновениями твоих губ. С твоим возбужденным дыханием, которое я намеренно требовательно забираю себе с твоих губ, мягко их покусывая от нетерпения. Я знаю, что все твои командировки - это вынужденная мера, но, кажется, я уже сейчас готова летать с тобой, куда угодно, лишь бы больше не просыпаться без тебя с чувством горечи на губах, которое проходит только после того, как ты к ним прикоснешься. Мое сердце бешено колотиться в груди, но не от страха.. а от счастья. Быть рядом с тобой сейчас. Я ни капли не жалею о том, что села в самолет и прилетела к тебе в гостиницу, даже зная, что при этом отвлеку тебя от работы. Но два дня. Всего лишь два дня. Выходные. Это так мало, ведь правда? И кто-то хочет отобрать наше время.
- Сегодня я не хочу тебя ни с кем делить, - мое дыхание отрывистое, но я успеваю произнести эти слова, прежде чем окончательно задохнусь от удовольствия под твоими пальцами. Я пытаюсь дотянуться до тумбочки, чтобы отключить твой телефон, но у меня получается лишь скинуть его на пол. Позже телефон все-таки замолкает. То ли от удара об пол, то ли от того, что его попросту не слышно за теми стонами, которые зарождаются внизу моего животика и поднимаются вверх, как вулкан, желающий выпустить наружу свою лаву. Я раздвигаю ножки, ощущая лишь невесомость под своей спиной и дрожь от возбуждения, которая волной прошлась по моим бедрам. Ты всегда знал, что я не умею ждать. А рядом с тобой.. я и не хочу ждать. Я резко тяну тебя к себе за ремень, одновременно с этим начиная его расстегивать. Забираясь пальчиками под твои брюки. Я знаю каждый уголок твоего тела. Каждый сантиметр. Но при этом мне доставляет огромное удовольствие вновь и вновь смотреть на то как меняются, как загораются твои глаза, стоит мне прикоснуться к тебе. Я не медлю, даже наоборот, опять спешу, когда стягиваю с тебя брюки. Скользя губами вдоль твоей шеи, я приподнимаюсь вместе с тобой так, чтобы мы оба оказались в сидячем положении. Я оставляю глубокие засосы на твоей коже. Да, любимый, завтра тебе придется прикрывать их воротом от рубашки, но даже в этом случае ты будешь знать, что они мои. Как и ты мой. Сейчас или завтра. Всегда.

  Тишина куда опаснее постоянного шума. Тишина - младшая сестра молчания, а от того сможет извести кого угодно. Она могла бы свести с ума и нас, если бы мы предпочли оставить все внутри себя, не давая настоящим эмоциям выйти наружу. Я не хочу быть другой рядом с тобой. И пусть лучше мой голос заполняет твое сердце, чем тишина возьмет во власть твой разум. Мне пришлось поехать к Дереку одной, но только лишь для того, чтобы убедиться, что прежде чем впускать через острую иглу боль в твое сердце, мне необходимо убедиться в том, что все мои догадки - это правда. К счастью или к сожалению? Знаешь, к счастью. Та боль, что мы уже пережили из-за наших неродившихся детей, сделала нас еще сильнее. И если у нас есть возможность побыть счастливыми, то зачем отказываться от нее? Пусть и всегда два дня. Пусть отсчет закончится также быстро, как и накачался. Все это не изменит того, насколько сильно я нуждаюсь в твоей улыбке, Арт. Мы всегда были готовы к тому, что у нас ничего не получится. Мой диагноз.. это мое клеймо, да, но мы оба смирились с этим, поэтому сейчас мы и не могла подготовиться к тому, что тест вновь покажет две полоски. Ни ты, ни я, мы не ждали этого. Мы просто жили и дышали друг другом. Чтобы не случилось дальше, этот факт не изменится никогда. Я ни на что не променяю те минуты, когда ты прижимал меня к себе в кабинете и я вдыхала твой запах, цепляясь в тебя обеими руками, боясь упустить стук твоего счастливого сердца. Любимый, мы и так разбивались не раз, поэтому я и не хочу разжимать наших рук, даже если нам опять предстоит удариться о каменное дно. Мы проходили через это, а значит, мы к этому готовы. Не сейчас думать о боли, а позже.. позже, когда наступит подходящее время. А что сейчас за время? Наверное, время быть счастливыми. Вдвоем. Хотя, уже почти втроем, ведь так?
  Впервые можно просто отпустить посторонние мысли и насладиться мгновением. В ресторане, который мы нашли неподалеку от больницы, в которой я работаю. Я мельком взглядываю на часы на запястьях: четверт девятого - не так и поздно для того, чтобы дети начали волноваться за нас и не так поздно для того, чтобы рестораны начали закрываться. Сегодня пятница и вокруг нас собрались многочисленные пары, просто друзья, семьи, которые пришли в это место каждый по своей причине. У каждого из них есть свой маленький мир, куда они не хотят впускать никого, кто мог бы им помешать. А я же.. я не хочу вообще никого впускать. Без исключений. Я хочу и дальше сжимать твою руку в своей, следя за изменениями на твоем лице. За любимыми морщинками у губ и глаз, которые говорят за тебя больше даже тогда, когда ты пытаешься молчать. Мне кажется, что не все в порядке. Нет, я вижу недосказанность, так будет точнее. Я слышу, как осторожно бьется твое сердце, и чувствую твой пульс, когда вожу пальчиками вдоль твоего запястья, по венам, ощущая биение через кончики собственных пальцев. Знаю, любимый, что мы не сможем успокоиться окончательно, пока не закончатся эти два дня, но почему ты не можешь отпустить это? Или.. или дело не только в малыше, что сейчас крепко держится за нас, прячась под моим сердцем. Свободной рукой я касаюсь стакана с соком и подношу его к губам, делая несколько маленьких глотков. Мне кажется, или он имеет странный привкус? Хотя, может, это просто токсикоз и я начинаю себя накручивать? Ведь до этого дня я не чувствовала никаких существенных недомоганий, кроме легкой тошноты и головной боли. Все это можно было списать на усталость. А ты, любимый, на что можно списать тайну в твоих глазах? Откройся мне и дай мне заглянуть внутрь себя. Ты ведь знаешь, что я это все равно сделаю. Лишь крепче сожму твою руку, но сделаю.
    - Помнишь, я прилетала к тебе в Вашингтон, -  я непроизвольно улыбнулась, вспоминая наши выходные вдвоем, и провела пальчиками вдоль тыльной стороны твоей ладони, слегка склоняя при этом голову вправо, - я ничего не путаю и это произошло именно тогда. Воля случая или нашего обоюдного желания? И то, и другое. Я никогда не пожалею о тех днях, - нам редко когда удается побыть только вдвоем. Тем более двое суток. Мы связаны нашими детьми, с самого начала нашего знакомства, и они всегда рядом с нами. Иначе и быть не может, мы это понимаем. Я знаю, что двигало мною в те дни: невыносимая тоска не только по твоему голосу, а по всему тебе. Значит ли наше состояние сейчас, что пришло время расплачиваться за все? Мне все-таки кажется, что еще нет. Я слышу чей-то громкий смех позади себя, но по-прежнему продолжаю смотреть в твои глаза. Я не настаиваю, нет, я жду. Я жду, пока ты скажешь мне то, что лежит у тебя на сердце и мешает мне отчетливо слышать его удары. Я накрываю твою руку своей второй рукой. Это же мы, Арт. Нам ничего не стоит прыгнуть в омут с головой, как не стоит и медлить друг с другом. Нам приносят заказ, два легких блюда, и мне приходится немного отпрянуть назад, чтобы позволить официанту поставить тарелки на стол. Несмотря на сделанный заказ, мы не так уж и голодны. Кивнув официанту в знак благодарности, я вновь посмотрела на тебя. Работа. Секунду. Я начинаю понимать о чем ты говоришь и о какой работе идет речь. Я не понимаю откуда, но улыбка вновь появляется на моем лице, когда как в твоих глазах я вижу тревогу. Я ее еще и слышу, в твоем голосе. Я вновь подаюсь обратно к тебе, сдвигая локтем тарелку в сторону и мысленно надеясь, что она не упадет на пол. Я ведь знала, что это произойдет, рано или поздно, ты получишь то, что заслуживаешь, почему ты сам этого не видишь, любимый?
  Того, что ты этого достоин.
  - Место старшего партнера в Вашингтон? Леннарт, это же чудесно, - ты можешь услышать нотки счастья в моем голосе, которые я не скрываю, нет, напротив, я хочу услышать их в тебе, - нет, это прекрасно! Эдвин и Лера вот-вот пойдут в колледж, а Антонию мы сможем забрать с собой. Послушай, да, у нас здесь все, но там - твоя мечта, а мы не обязаны жить на одном месте, -  я хочу, чтобы ты был счастлив, а повышение много значит для твоей карьеры, при условии, как сложно его заполучить. Я смогу найти работу в любом месте, больниц много и можно начать с чего угодно. В груди приятно разливается тепло, а после оно сменяется легким холодным. Наши обстоятельства.. никто не знал, что все так произойдет и все так сложится, что мы вновь окажемся на перепутье. Мы не знаем, в какую сторону нам идти, но и оставаться на месте мы тоже не можем. Я почти месяц не знала что под сердцем у меня наш малыш и нет никаких гарантий, что через два дня мы не услышим то, что слышали уже много лет подряд. Я не хочу молчать, нет, ведь я знаю, что нам стоит сделать: - сколько у нас есть времени, прежде чем тебе надо дать ответ? - нам нужны эти два дня. Мы узнаем результаты анализов и будем решать на месте, что же нам делать. Если они будут плохими, мы еще раз пройдет тот путь, который проходили ранее, а после уедем, забрав наших детей,  а если нет.. Что же будет тогда? Я не могу так быстро все решить и все обдумать, также, как и тебе наверняка понадобится время, чтобы все взвесить, любимый. Ты только должен кое-что знать. Кое-что очень важное, что мне следует сказать тебе, а не произносить про себя: - я горжусь тобой, любимый, - на самом деле горжусь. Тобой. Тем, что ты сумел сделать и чего сумел добиться. Мне лишь надо привстать, чтобы потянуться к твоим губам и подарить тебе поцелуй, забрав при этом всю сладость твоих губ себе. Привкус шоколада и коньяка. Привкус радости и привкус тяжести. Я просто хочу тебя поцеловать.

- Рене, а ты не думала насчет того, что стоит меньше работать? Сколько ты часов торчишь в этой больнице? Для ребенка это не будет полезно.
- А ты не думал, что если бы  лежала на кровати все время это тоже плохо бы сказалось на малыше?

Я улыбнулась и отпила пару глотков чая. Обычно, в это время в ординаторскую заглядываю только я, но сегодня, как оказалось, компанию мне решил составить Дерек. Хм, стоп. А причем тут ребенок? Выражение моего лица менялось прямо на глазах и Дерек это заметил. Наверняка, именно поэтому и решил меня опередить.
- Жду вас с Леннартом через три дня у себя. Будем делать узи.
Я ведь поперхнулась. Все тем же чаем. Он был почти холодным, когда я взяла его в руки в первый раз, а теперь мне казалось, что у меня жжет пальцы. Я не верю, нет Что? То есть.. то есть все в порядке? Или?
- Дерек?
- Да, Рене.

+1

9


Ты как будто не понимаешь. Эмоции, которые вызываешь у меня. Они отравили мою кровь с первой нашей встречи. Еще до той самой ночи, когда мы остались с тобой наедине и не сумели сдержать самих себя от безумного и необдуманного шага. Мы ведь с тобой понимали, что разобьемся. Скорость падения была слишком большой, чтобы надеяться на спасение. Скорость, с которой бились и наши сердца, когда мы проходили границу за границей нашего одиночества и нашей боли, которую не с кем было разделить. В тот момент. Через наши поцелуи. Через соприкосновения кожи. Пальцев. Рук. Ладоней. Если бы ты понимала в тот самый миг, что разрушила мой мир, может, поняла бы и мое решение после уехать. Сбежать в другую страну и отказаться от жизни или же бороться за нее всеми силами, чтобы вновь почувствовать то, как мои губы может обжигать и всего лишь из-за прикосновения к чьей-то коже. Я тогда сбежал, чтобы ты запомнила всего лишь одну ночь. Меня. Таким. Мужчиной, с которым ты забыла о каждой проблеме в своей жизни и отдалась лишь стонам, что заполняли комнату моих же родителей. В их же доме. Где, кажется… тогда, мое сердце действительно предало меня. Впервые. По-настоящему. Я уезжал, чтобы ты запомнила меня живым.
Вновь живым я становлюсь с тобой и сейчас. Когда ощущаю, как моя тоска по тебе уходит с каждым нашим новым поцелуем. Пока мои ладони вновь изучают твое тело, чувствуя под собой то, как ты начинаешь гореть. С тяжелым выдохом и стоном, который мгновенно вытесняет из комнаты привкус одиночества, который я вынужденно выбираю, когда вновь уезжаю от тебя. Вновь и  вновь. Мне кажется, я вновь начал болеть. Кажется, что рак вновь проникает в мои легкие и мне становится невыносимо тяжело и больно дышать. Мне нужен лишний кислород, который заполнил бы легкие и им становишься именно ты. Оказавшись в моем номере. Приехав ко мне в тот самый момент, когда я уже не мог быть и дня без твоего тепла рядом. Ты как будто вновь почувствовала, что я нуждаюсь в тебе. В том, что бывает между нами и с каждым годом лишь все глубже у нас под кожей. Но каждый раз… зная каждый сантиметр твоей коже. Твоего тела. Изученное. Моими же губами. Легкими поцелуями, которыми я и сейчас спускаюсь все ниже, чувствуя под ними то, как тебе тяжело удается дышать. Чувствуя под губами твой животик, который ты втягиваешь под новым прикосновением. И твоя дрожь, что передается мне. Вдоль позвоночника. С тем самым ощущением нашего первого раза, когда мы не думали о последствиях. Мы просто были самими собой.
Пробегаю языком по своим губам. Смотря в твои глаза. Какое-то мгновение. Пока я скольжу ладонью по твоей щечке. Скуле и запутываю пальцы в твоих волосах. Вновь притянув тебя к себе ближе и накрываю твои губы своими. Больше не позволяя тебе отстраниться. Разорвать поцелуя. Я хочу сейчас просто быть в тебе. Давая чувствовать, как мой язык соприкасается с твоим, пока я нетерпеливо отбрасываю брюки. К тем вещам, которые я каждый вечер аккуратно убирал в шкаф. Если бы ты только поняла. Каждую эмоцию. Каждую. Вызванную именно тобой. То может… ты бы, наконец, испугалась той любви, которую сама же и вытягиваешь из меня. День за днем. Сейчас. Когда я больше не желаю медлить и, придавив собой, я заставляю тебя почувствовать все мое нетерпение. Движением. Оказываясь в тебе и больше не останавливаясь.

http://savepic.net/8018199.gif

— Иди сюда, прошу. Обними меня, пожалуйста. А то я начинаю думать.
— Думать, о чем?
— Просто думать. А мне этого сейчас никак нельзя.

  Мне часто кажется, что меня затащили на вершину горы, и я смотрю оттуда вниз. И что там. Внизу. Не моя жизнь. Совершенно не моя. Мне разрешают смотреть на что-то идеальное и настолько не подходящее мне. Не заслуженное мной. За каждый шаг, который я делал в своей жизни. Мне часто кажется, что я смотрю на все это и понимаю, что испытываю чувство сожаления. Нет. Самой настоящей зависти. К тому мужчине, рядом с которым есть женщина, что любит его безоговорочно. Верит ему. Доверяет. И не ставит каждый раз его дыхание под сомнение. Я чувствую эту самую зависть, не понимая, чем он мог все это заслужить. Почему этого все еще нет у меня. Я оборачиваюсь на те дни, когда еще не понимал, что через мгновения обреку себя на постоянную борьбу и боль. Позволяя родиться детям, которые после, все равно будут у меня отняты. Я не хочу. Оборачиваться, но каждый раз, я все равно смотрю. На то прошлое и на настоящее. И не могу все еще до самого конца поверить, что это настоящее именно мое. Что ты та самая женщина, которую я видел с вершины горы и ты именно моя, а не того незнакомца, в чьих глазах я каждый раз видел счастье. Такое незнакомое для меня чувство. Я ведь все так же продолжаю ощущать, как в горле стоит ком, который состоит из моей обиды и отголосков ненависти. К каждому, кто оказался счастливей меня. Нет. К тем, кто вообще узнал, что такое – счастье. И почему его дают кому угодно, но только не мне. Я все еще не осознал, что это именно я. Тот самый мужчина рядом с тобой. Всегда был. Уже много лет. Именно я тот самый мужчина, который заставляет гореть радостью и надеждой, твои собственные глаза. Но… разве я действительно могу дарить хоть какую-то надежду? На что? Во что ты веришь рядом с ним? Со мной. Подскажи мне. Немного. Или вновь дай посмотреть в твои глаза, чтобы этот свет задел меня изнутри и породил во мне еще чуть больше веры, в которой я буду нуждаться всегда. Чтобы бороться. Бороться, а не просто стоять и смотреть. Смотреть с той самой вершины горы, на которую я, кажется, все же взобрался один, всегда зная, что если я позову, ты оставишь все силы, но поднимешься ко мне. Ты ведь мне не дашь упасть. Точно не одному. И если делать шаг. С обрыва. То… разве не вместе с тобой?
  Именно этот шаг мы с тобой сейчас и делаем. Когда вновь позволяем себе поверить, что в нашей жизни, наконец, появится тот просвет во тьме, который и позволит нам выбраться к солнцу. Этот шаг мы с тобой и делаем, когда вновь позволяем себе поверить, что маленькая жизнь, которая зародилась под твоим сердцем – не оборвется через несколько мгновений, оставляя в наших сердцах очередные глубокие раны. Рубцы, которые лягут на старые раны и будут вечным напоминанием о нашей неосмотрительности. О нашей глупости. Я не могу не думать об этом. Даже не смотря на то, что согласился провести этот вечер с мыслями о возможном ребенке, у которого будет шанс увидеть жизнь. Думать о малыше, которого я возьму на руки и ты, впервые за годы, которые знаешь меня, увидишь в моих глазах слезы, что вызваны неподдельным счастьем, в котором я готов буду захлебнуться, но не пожелаю выплывать из его пучин наружу. На поверхность океана, на дно которого я добровольно соглашусь уйти. Я не могу отключить свои мысли до самого конца, ведь смотря на тебя сейчас, я как будто замечаю на твоем лице то, как под кожей проступают синяки, которые после окажутся посмертными. Я смотрю на тебя и в моей голове уже не раз проскользнули образы из будущего, когда я просто не найду в себе сил, чтобы уйти с твоей могилы. Мне придется заставить себя, но как это сделать, если умерев, ты и отнимешь у меня самого мою же жизнь? Я стараюсь улыбаться, но ты ведь все равно замечаешь во мне напряжение, которое сковывает мои плечи. Я их еще долго не сумею расправить. Выпрями спину. И пусть. Ты даже можешь сказать, что мой страх не слишком – то и оправдан. Ведь убить тебя может не только наш с тобой ребенок. Да. Жизнь может оборваться в любую секунду. Из-за любой нелепости. Случайности. И не это ли я вижу каждый день? В своей работе. Просто в том, что читаю в газетах или просматривая новости? Я знаю. Только вот это… оно не заставит меня перестать бояться. Может, просто потому, что я не сумею остановить машину, несущую на тебя, но именно в моих силах убедить тебя, что я люблю тебя все так же сильно и без возможности поддержать сына или же нашу с тобой дочь. Нашего ребенка. Любовь ведь не изменится. Она не станет тише.
  Мне кажется, что я на миг перестал дышать. Когда ты высвободила свою руку, перестав меня держать, и дала официанту сделать свою работу. Я действительно перестал дышать, пока воздух, сдавливая мои легкие, заставил меня задуматься и о том, а хочу ли я сам бросать все в этом городе и начинать все сначала? Я думаю об этом уже не первый день. Подбирая подходящий момент, чтобы все рассказать тебе. Я не сомневался. Нет. Не в том, что ты меня поддержишь и согласишься все бросить, уезжая туда, где для меня будет еще больше перспектив в моей работе. Только сомневаюсь теперь я именно в своем желание уезжать. В том, что работа все еще для меня настолько же важна, как это было до тебя. До нашей семьи. С Норой… я бы не задумывался не на минуту. Уже сейчас бы мы с ней собирали вещи и выставляли наш дом на продажу, но с тобой же… я понял то, что семья оказалась для меня важней. Пусть я и не отказываюсь от того, чем жил все годы до встречи с тобой. Пусть меня не было рядом в те моменты, когда я должен был держать тебя за руку, но мне кажется, что я просто осознал, что в состоянии прожить без постоянных разъездов и командировок. И сейчас… если на чаше весов лежит моя работа и повышение и наш с тобой ребенок, твоя беременность и возможность родить, я сделаю так, что чаша с тобой перевесит. Ведь, правда. Это стоит всего, чего я добивался по своей карьерной лестнице, чтобы теперь отпустить и перестать барахтаться все выше. И это… ты бы тоже поняла, скажи я сейчас все это. Поделись я с тобой тем, от чего мое сердце бьется чуть тише, чем всегда. Я уже давно перестал бояться быть с тобой слабей, чем позволял себе это в течение всей жизни. Рядом с Норой, которая так и не поняла, что стараться меня заставит не ее ненависть и желание взобраться на вершину сильнейший, а именно поддержка, в которой я теперь сгораю и не чувствую боли. Гордость, которая звучит не в твоих словах, а именно во взгляде, которым ты сейчас смотришь на меня. Вот все… ради чего и стоит стараться.
  Я улыбаюсь. Тихой улыбкой. Смотря в твои глаза. И переплетая наши пальцы вновь.
  - Я просто не уверен, что именно это моя мечта, - вот так. Кажется. Я сказал это действительно искренне. Не уверен. Да, я хочу. Да, мне есть чем гордиться. Я доказал не только самому себе то, что могу достигнуть вершин в том, что выбрал против отца, а как раз же именно ему. За все его неверие в меня. С его, до сих пор, звучащим голосом у меня в голове, где он проклинал меня за невежество ко всем моим предкам, что служили на благо страны. Все это было так давно, а я до сих пор остаюсь все тем же мальчиком, который почему-то все еще старается доказать, что лучше. Оставался. Может, именно до сегодняшнего дня? – ты мне однажды сказала, что я должен захотеть и быть рядом с тобой, а не мчаться на край города ради чужого человека. Из-за работы. Сейчас тот самый момент, когда я и должен быть рядом и думать о том, что будет, если нам скажут о реальной возможности родить ребенка, а не продолжать гнаться за какой-то нелепой мечтой. И мы потеряли уже слишком много, чтобы из-за моих амбиций, терять еще раз. Для меня работа уже давно не мечта, в которой я когда-то спасался, чтобы лишь бы не быть лишние пару минут дома с Норой, но сейчас все иначе. С нашей с тобой семьей. А мои амбиции и самовлюбленное эго, могут и подождать, - может, я хочу стать настоящим отцом для Тони. Человеком, которого хотя бы она будет знать лучше, чем Валерия и Лиля. Может, у меня хотя бы с ней, но получится исправить каждую из ошибок, что я допустил со своими дочерьми. Не зная об одной и позволив себе поверить, что вторая мертва. Все очень просто. Кажется. И я сейчас слегка передергиваю плечами. На секунду, но отводя от тебя взгляд. Вокруг нас столько счастливых пар. Они еще не разбивались о те камни, которые им будет непременно подбрасывать их судьба. И не каждый из них выдержит хотя бы один из этих ударов, сохранив тот же блеск в глазах и веру друг в друга. Я завидую сейчас им. Из-за их незнания. И этой непосредственности, с которой они смеются и шутят. Я чуть поджимаю губы. С чуть заметным вдохом, - нужно дать ответ до конца этой недели. Но, даже если я и соглашусь, первое, что мы сделаем в Вашингтоне, это найдем врача, который будет вести всю твою беременность, - первое, что мы с тобой сделаем, если решим перевернуть всю нашу жизнь, начав с нуля в новом городе, обезопасим именно нашего с тобой ребенка. Дав ему родиться.

+1

10

я могу только тихо-тихо шептать тебе,
спотыкаясь на хрипе, рвущем мою губу:
только будь со мной.
только будь со мной.

Только будь...

Вся магия заключается в том, что потребность в одном человеке заменяет какие-либо другие жизненно-важные условия для жизни. Все на свете для меня можешь заметить ты, но тебя никто и никогда. Не потому ли сейчас во мне так бешено бьется сердце, а вместе с ним и вибрирует все тело отзываясь на твои прикосновения и твою близость? Не потому ли сейчас для меня не существует ничего, что находится за пределами твоего гостиничного номера? В эту секунду или в какую другую, когда мы находимся вместе, для меня все настолько ничтожно мало и не значимо, что я не замечаю, а если ли вообще что-то, что может так затронуть мое тело и душу, как это делаешь ты. И ведь я знаю ответ на этот вопрос - нет. Ты еще не понял, но я всегда буду рядом. Даже, когда ты уезжаешь в командировки, все мои мысли лишь сосредоточены на том, когда ты скорее ко мне вернешься. Я не могу отпустить тебя. Я не могу, даже спустя года, насытиться тобой, поэтому не позволяю уезжать на дольше, чем пара суток, которые и так являются для меня невозможно тяжелыми. Я не в первый раз прилетела к тебе, не зная, ждешь ли ты меня, боясь, что это лишь мое желание увидеть тебя, но когда ты смотришь на меня так, как сейчас, все лишнее уходит из сердца и я вновь становлюсь счастливой. Лишь от одного факта, что ты мой. Кончики пальцев давно покалывает от нетерпения и от того я так быстро помогаю тебе стянуть с себя брюки, задевая ноготками твою кожу. Не смей отрываться от моих губ. Не смей лишать меня моего воздуха, который я получаю только лишь тогда, когда наши губы соприкасаются, и я, как молочный шоколад, таю под той температурой, которая возникает между нами из-за искр, которые мы впитываем друг от друга. У меня даже темнеет в глазах от того возбуждения, с которым мне тяжело справиться рядом с тобой. Я хочу тебя.
Я что-то шепчу тебе на ушко. Путаясь. Чередуя стоны и обрывистые слова. Я не хочу сдерживаться. Я не хочу думать о том, что мы можем кому-то помешать. Я всего лишь хочу, чтобы ты принадлежал мне также, как я принадлежу тебе. Я не хочу останавливаться, приподнимая бедра тебе на встречу и непроизвольно сокращая мышцы от удовольствия, которое после срывается с моих губ новым стоном и отдается новой волной в бедрах, которую я не даже приостанавливать. За столько лет.. ты ведь понимаешь, как мое тело безоговорочно реагирует на твои движения, как оно находится в твоей власти, послушно извиваясь в такт движениям. Все быстрее. Я вжимаю свои ногти в твою спину, прижимая тебя к себе изо всех. Я знаю, что мы  - одно единое цело, и сейчас хочу, чтобы ты почувствовал, как все эти дни мне не хватало тебя.  С моим громким стоном, который врывается в твои губы. С рычанием, которое накрывает меня очередной волной.

  Никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.
  Если заранее знать сценарий своей судьбы, то, несомненно, всегда можно быть готовым к той или иной ситуации. Мы не знаем, что произойдет с нами через два дня, о чем же говорить, когда мы начинаем думать о далеком будущем? Пусть я и не знаю, понравится ли нам Вашингтон также, как нравится Нью-Йорк, почувствуем ли мы себя там родными, зато я знаю другое - рядом с тобой я где угодно буду счастлива. Если от этого переезда зависит твоя карьера, я не задумываясь оставлю свою здесь, чтобы дать шанс тебе на то, чтобы стать еще на ступень выше по своей карьерной лестницу. Все просто. Ты не ставишь меня перед выбором, потому что он уже предрешен. Если бы нам понадобилось переехать на северный полюс, ничего бы не изменилось. Я видела своими глазами, сколько ты работаешь, и как много сил тратишь на свои судебные дел, поэтому я уверенна, что все, что сейчас происходит, более чем заслужено. Я лично снимала с тебя очки и забирала папку из рук, когда ты засыпал в кабинете. Я забирала тебя с работы, потому что иным способом ты не мог уйти, пока не закончишь все свои дела. Можно сказать, твои командировки - это последняя преграда на пути к тому, к чему ты так стремился. Я могу быть, как онкологом, так и врачом общей практики. Моя карьера не стоит на кону. Наш малыш.. мы ведь еще не знаем, будет ли у него шанс на жизнь. Мы не знаем и того, смогу ли я перенести перелет. Однако, ничего из этого меня не останавливает. Я мягко глажу твою руку своими пальчиками, изучающе водя ими по твоей коже. Мы когда-то давно также сидели друг напротив друга. В той тюрьме, откуда ты смог меня вытащить и доказать мою невиновность. Я неосознанно чувствовала, как ты относишься к чужим прикосновением, и какого же мне сейчас понимать, что именно в моих ты и нуждаешься. Все просто. Вот такие маленькие мелочи и характеризуют нас, показывают настоящие чувства, которые не изменит ни переезд, ни какая-нибудь катастрофа, ни потеря ребенка. Мы знаем что это такое.
  И именно об этом я не хочу думать. Хотя бы два дня.
  Я лишь на секунду перевожу свой взгляд на официанта, чтобы поблагодарить его, а затем вновь смотрю в твои шоколадные глаза. Знаешь, о чем я мечтаю? О том, чтобы у нашего ребенка были твои глаза. Твой взгляд. Между нами не существует барьеров и я чувствую, насколько ты искренен сейчас в своих словах. Я знаю, что дело не в мечтах. Мы с тобой достаточно взрослые, чтобы перестать кому-то что-то доказывать, кроме нас же самих. Я уже жалею, что мы так далеко сидим друг от друга за столиком, ведь я хочу придвинуть свой стул ближе к тебе. Хотя.. это ведь мое желание и все равно, что об этом могут подумать другие, поэтому я именно это и делаю, оказываясь ближе к тебе: - ты заслужил это, родной. Работа не помешает родиться нашему ребенку, ведь если ему суждено появиться на свет, так и будет. Я буду рядом и приму любое твое решение. Если хочешь знать, я считаю, что ты достиг того, чего хотел, и самое время получить за это свою награду, - я хочу, чтобы ты улыбнулся сейчас мне, поэтому на моем лице, на губах и даже в глазах вспыхивает радость. Награда может быть любой, будь-то новая работа, которая сделает тебя счастливее, будь-то мой поцелуй, который я могу подарить тебе и надеяться лишь на то, что он будет для тебя желанным. Неважно, сколько нам лет, ведь даже тогда, когда нам будет за шестьдесят, я все также буду искренне целовать тебя, не стесняясь, что на нас могут посмотреть. Даже наоборот, пусть засматриваются. - ты обещал мне ни один стакан сока, - я легко засмеялась в твои губы, прежде чем взять в руки стакан и соприкоснуться им с твоим бокал, - за нас? - за нас. За тебя. За наших детей. Просто за нашу жизнь, которая дает нам возможность быть вместе, несмотря ни на что. Так ведь и будет дальше, а все остальное.. разве оно имеет значение? Ведь нет. И маленький комочек под моим сердцем именно это и шепчет мне. Все будет хорошо, даже если мне придется заставить тебя в это поверить.

http://savepic.ru/9371994m.gifhttp://savepic.ru/9378138m.gif
Только будь...

  Тяжело передать словами чувства, которые вызывает во мне надежда, спутанная со страхом. Я хочу думать о будущем, но в то же время постоянно себя одергиваю от чрезмерных мечтаний. Пусть я и останавливаю ход своих мыслей, в эти минуты.. я счастлива. Я счастлива, когда накрываю ладонью свой животик и чувствую там тепло, исходящее изнутри. Это нечто эфемерное. Воздушное. То, что есть, но во что все еще трудно поверить. Мне сложно поверить в то, что через пять месяцев у нас родиться ребенок. Наш, любимый. Я пытаюсь просто жить, не рисуя картин будущего и не пытаясь предугадать исход событий. Я впервые просто наслаждаюсь каждой минутой и секундой, которая у нас есть. Я не хочу от этого отказываться, как бы страшно не было заглядывать в будущее. Сегодня один из таких дней, когда земля уходит из-под ног. Я никогда не боялась врачей, приемов, сдачи анализов, мне всегда это казалось какой-то дикой глупостью, в которую мне сложно поверить. Более того, я сама врач. Я каждый божий день сталкиваясь с человеческой несправедливостью и привыкла к тому, что сердце стоит отключать перед тем, как сообщаешь кому-то плохую новость. А сейчас.. у меня дрожат колени. Вроде бы - ничего особенного. Просто узи, на котором Дерек выявит, есть ли патологии на ранней стадии, а следовательно и шанс на жизнь у нашего малыша. Знаешь.. я не говорила тебе, но мои ощущения словно стали больше. Я уже была беременной и знаю, что это такое, но в этот раз.. все немного иначе. Это и пугает меня. Мне кажется, что вместе с моим сердцем я слышу сразу несколько. Меня, возможно, просто охватывает паранойя, которая проникает также и в мои сны, в которых я вижу не одно лицо. Картинка всегда нечеткая, расплывчитая, а от того я и не знаю, куда мне перевести свой взгляд. С одной стороны я рада, что сегодня может многое проясниться, но с другой стороны.. мне все еще страшно. И чем меньше остается времени на узи, тем тревожнее мне на сердце.
  Где же ты, Леннарт?
  Где же ты, любимый? Я не могу сосредоточиться на предстоящем обследовании, пока не увижу тебя. А ведь уже десять минут как ты должен был быть рядом со мой и держать меня за руку. Да, я в этом эгоистична, и я также не сдвинусь с места, не зайду в кабинет, пока ты не придешь. Как назло, твой телефон не отвечает, а продолговатые гудки начинают меня раздражать. Как и неприятный запах, кажется, манго, который я почувствовала, когда проходила мимо столовой. Я не знаю себя! Все мои нервные окончания словно поразило током и они за раз активизировались! Как впрочем, и все остальные гормоны. Особенно гормон страха, который заставлял мое сердце биться быстрее. Из-за тебя. Я понимаю, что мне становится тяжело глотать воздух. И как назло.. проклятые мысли не дают мне покоя. Вдруг, если с тобой что-то случилось? Вдруг, ты попал в аварию? Вдруг, твои легкие вновь дали сбой? Вдруг, что-то случилось на работе? Боже, Арт. Пожалуйста. Возьми трубку! Скажи мне, где ты и почему ты опаздываешь! Я смотрю на несколько пар, сидящих рука об руку и ждущих свою очередь для того, чтобы попасть на прием к Дереку, и мне так не хватает рядом тебя. Я завидую им. Я хочу также держаться за тебя и не думать о том, что нас может ждать что-то плохое. Арт, ну возьми же ты трубку! Любимый! Еще немного и я сорвусь с места. Я пойду прочь для того, чтобы найти тебя и убедиться, что с тобой все хорошо. Иного я не приму. С иным я не смогу жить. И вот опять. Мое волнение не просто удваивается из-за беременности и чувств нашего малыша, оно становится еще больше, но только по каким причинам? Мне сложно объяснить. Мне еще сложнее начать думать о чем-то или о ком-то, кроме тебя. Ты увидишь не один пропущенный вызов на своем телефоне. Только бы с тобой ничего не случилось. Я ведь о большем не прошу.
  - Рене, ваша очередь. Леннарт не придет или он опаздывает? - боже, Дерек. Я ведь испугалась его голоса и вздрогнула, когда поняла, что мужчина стоит рядом со мной. Нет, НЕТ! Мы придем!
  - Мы пропустим очередь и пойдем следующими, - я не могу больше здесь сидеть, дожидаясь, пока ты придешь. Мне нужно найти тебя, и поэтому я, схватив свою сумку, встала с кресла и пошла по коридору, к выходу из отделения. Я вновь, в который раз, набираю твой номер на телефоне и слышу длинные гудки. С каждым разом они все длиннее и длиннее, а биение моего сердца, напротив, все быстрее и быстрее. Я ведь готовлюсь перейти на бег, прежде, чем замечаю твой силуэт. Замечаю и останавливаюсь посреди коридора. Выдыхая. Слишком быстро и резко, чтобы мое сердце не кольнуло и это не отдалось в мой животик.

+1

11

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ...и ценю каждый миг, что когда-то был прожит вдвоем