Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » You could be a sweet dream or a beautiful nightmare


You could be a sweet dream or a beautiful nightmare

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://funkyimg.com/i/28Gii.gif
Участники:
Тони и Дитрих
Место:
Сакраменто
О флештайме:
Счастливое ожидание ребенка для наших героев наконец-то подошло к своему финальному завершению. О приятных хлопотах и совершенно неожиданных известиях, что сопровождали появление малышки Энджи на свет.

+1

2

С самого раннего детства две сестры Брик сильно отличались друг от друга. Старшая всегда была более бойкой и серьезной девочкой, у которой была своя собственная шкала принципов и видения мира, тогда как младшая была куда более спокойной, озорной и, как любила поговаривать Лидия, не любила думать головой, но сердцем. Что же, так в жизни порой бывает – дети рождаются и растут уникальными, впитывая в себя, как губка все из окружающей их среды. Увы, но Лидс пришлось наблюдать за далеко не простыми отношениями их с Пейтон родителями, ссоры которых она видела слишком часто и, быть может, это отложило свой отпечаток на старшую Брик, что нынче гордо носила фамилию своего мужа. Со временем понимание этого простого факта пришло к темнокожей женщине, не зря ведь говорят о том, что жизнь непременно учит. Теперь, глядя на жизнь с высоты прожитых лет, Пейтон находила многим нюансам причины в прошлом, которое до недавних пор она воспринимала менее многогранно, чем сейчас.
Рассказав сестре об их новой родственнице, Тони получила вполне ожидаемую от старшей сестрицы реакцию. Нет, Лидс не повышала тон своего голоса. Женщина лишь нахмурилась и посмотрела на младшую сестру так, будто осуждая.
- Ну и зачем тебе сдалось искать новых родственников? – хмыкнула тогда Лидия. – Их не было, когда тебе нужна помощь матери-одиночки, - без зазрения совести сестра уколола младшую в самое больное место, от чего Пейтон было не просто собраться, откинув свою мгновенную обиду в сторону. Наверное, сколько бы времени не прошло, а Лидс не даст забыть тот период времени, когда Тони приходилось жить с сыном одной, дожидаясь приезда Дитриха на выходных, а порой и реже, если работа требовала его присутствия и на выходных тоже.
- Она показалась мне вполне ничего… - не слишком внятно произнесла темнокожая женщина, теряясь на фоне более решительной и резкой сестры, от которой в скором времени ей еще понадобится не одна услуга. Второй ребенок был уже на подходе и, как говорится в народе уже вот-вот должен был родиться. На ланч понедельника у женщины был назначен прием у врача и муж даже обещал освободиться, чтобы сопроводить ее на прием. Естественно, Тони попросит Лидию присмотреть за Ноа, пока Дитрих будет занят последними делами в предвыборной гонке Долорес и той массе дел, что заставляют немца бегать, как белку в колесе каждый день.
- Она не виновата, что у нас один отец – вряд ли стоит ее осуждать за это, - добавила Пейтон погодя, однако Лидия решила проигнорировать в тот раз слова своей младшей сестры. Что же, она имела на это право, тем более, убедить Лидию, когда она вбила себе что-то в голову – себе дороже. Проще просто поднять руки вверх и сдаться.
На самом деле, Тони не ожидала звонка от Лидии ранним утром понедельника. Лидс ведь знала о запланированном визите младшей сестры к врачу, ведь обещала присмотреть за племянником, пока двое непутевых родителей будут заняты. Однако тон голоса старшей сестры показался Пейтон … весьма странным, от чего женщина даже не допустила мысли о том, чтобы подольше понежиться в постели этим днем. Тони лишь сложила в ланчбокс сына его обед, не забыв уложить туда полезных свежих фруктов, прежде чем решила предупредить мужа о внезапной корректировке своих планов.
- Милый, Лидс внезапно понадобилось встретиться в молле сегодня, - тихо произнесла она, пока Ноа выбежал из кухни и направился к прихожей, где уселся завязывать шнурки. Это дело занимало у ребенка пока еще много времени, однако самостоятельность присущая мальчишкам заставляла маленького Данцигера упрямо добиваться собственных успехов. Так что у Тони появилась не только минутка для того, чтобы переговорить с мужем, но и позволить ему обнять себя и провести ладонью по ее животу, где резвилась их дочь. – Я знаю, это немного не вписывалось в наши планы, но Лидс говорит, что может вместе со мной поехать к школе Ноа, а после мы с тобой могли бы созвониться и ты бы меня забрал, и мы бы съездили к доктору, ...- добавила Тони, проводя подушечками пальцев сначала по щеке мужа, а после опускаясь несколько ниже. На лице женщины блистала улыбка, ведь она была очень счастлива сейчас… И ведь совершенно сложно было представить, что эта умиротворенная женщина каких-то шесть лет тому назад, когда должна была привести на свет своего первенца, была весьма взвинченной, словно «на иголках». Тогда ее раздражало буквально все, начиная фигурой и цветом волос, заканчивая шумом или холодом на улице.
- Мне бы очень хотелось, чтобы ты освободился пораньше, и мы смогли еще приобрести что-нибудь в молле, - произнесла немногим погодя Пейтон. Врач рекомендовал ей много ходить, и небольшая прогулка по торговому центру наверняка не повредит ей. – Я уже вчера собрала сумку. Так что, можешь ее погрузить в свой «танк», чтобы случаем не забыть ее, - добавила темнокожая женщина, что уже все выходные сидела наготове прислушаться к своему ребенку и ощутить не просто очередное движение дочери, но начало ее появления на свет, ведь мамочке уже давно мечталось взять своего ангелочка на руки. Да и в таком случае у Тони было бы меньше причин для набора лишних кило.

внешний вид

http://jadeafrican.com/wp-content/uploads/2015/08/Beyonce.jpg

+1

3

Еще одно бодрое утро перед хлопотным рабочим днем началось для Дитриха как обычно - поднявшись с постели и приведя себя в порядок, он начал собираться на работу. По счастью, на сегодня была намечена лишь одно совещание в кабинете у Долорес, чтобы обсудить последние важные дела и проекты, которым следовало бы уделить особое внимание. Вообще, Данцигеру повезло, что в последнее время он не был загружен работой на все сто процентов как было всегда - ведь у Тони подходил срок и следовало уделять ей и любимому сыну больше внимания. К слову сказать, Ноа уже не мог дождаться появления на свет обещанной ему сестренки и то и дело интересовался у обоих родителей, когда же наконей случится это счастливое событие. Пока что мальчишка не испытывал никакой ревности к будущей малышке, что не могло не радовать Дитриха и Тони.
-Папа, ты приедешь за мной сегодня или мама? -поинтересовался Ноа, прибежав в кухню, где его отец включил кофемашину и дожидался порции приятного и бодрящего напитка. -Ты не забыл что у меня сегодня будет на один урок меньше?
-Нет не забыл и мы с мамой за тобой приедем сразу как вернемся от ее доктора, -улыбнулся Данцигер и затем обратился к любимой жене, что собирала завтрак для сына. -Нам ведь назначено на половину двенадцатого, если не ошибаюсь? Если мое совещание не закончится к этому времени, я отпрошусь и сбегу к тебе.
Отпив немного своего любимого яблочного сока, Ноа помчался в прихожую одеваться, так как уже успел привыкнуть, что его отец всегда торопится уехать на работу, чтобы успеть сделать за утро как можно больше различных дел и заданий от начальства. Ну а Дитрих, получив наконец чашечку отменного капучино, удивленно взглянул на Тони, когда та сообщила о встрече с Лидией.
-Давай тогда завезем сына в школу и потом поедем в молл? Ты можешь там подождать пока я освобожусь, -Дитрих нежно обнял любимую жену, не забыв провести ладонью по ее животу и получить очередной "привет" от неугомонной крохи. -Я постараюсь очень быстро приехать к тебе и мы прогуляемся по моллу перед визитом к доктору. Посмотрим что еще мы не купили из нашего списка...
Пока дочка будет совсем еще маленькой, она конечно же будет спать в одной комнате с родителями, так что все грандиозные приготовления в семействе Данцигер пока что сводились к покупке новой кроватки и всего того что может понадобится грудному ребенку. Правда Дитрих и Тони остались верны себе и пока что купили не все и составили большой список всего необходимого - по сути дела, все можно будет купить в тот же день как малышка появится на свет.
-Сейчас я отнесу сумку в машину, -кивнул немец после слов Тони и затем окликнул сынишку. -Ноа, где твой рюкзак? Ты все взял что нужно?
-Я его еще вечером собрал, -хихикнул в ответ Ноа, передав отцу свой школьный рюкзак. -Только осторожно, не урони - там корм для морской свинки. Пришлось засунуть упаковки в дополнительный пакет, чтобы не рассыпался...
-Я постараюсь донести все до машины очень осторожно, -рассмеялся Дитрих. Ему и Тони уже довелось увидеть любимицу Ноа - ангорскую морскую свинку, за которой он присматривал в живом уголке школы. Конечно же мальчишке хотелось бы иметь такую же дома, но он согласился повременить пока его сестричка не подрастет немного. -Ну что, если все готовы, то можем ехать?
Первым делом все семейство направилось в школу, до начала уроков в которой было ее полно времени - так что Ноа, попрощавшись с родителями, первым делом помчался в живой уголок. Ну а Дитрих и Тони поехали в молл, где и благополучно встретились с Лидией в ресторанном дворике... вот только кажется она была чем-то расстроена?
-Я поеду на работу и не буду вам мешать, -улыбнулся Данцигер, прежде чем поцеловать Тони и уйти. К его удивлению, Лидия не стала как обычно язвить в своей манере, а лишь кивнула в ответ на его слова. -Любимая, я позвоню тебе как только закончится совещание, хорошо? Приеду и мы с тобой прогуляемся перед визитом в клинику.

+1

4

Охотно кивнув на предложение мужа, Тони поспешно убрала посуду в умывальник, где и спешно вымыла ту пару тарелок, которую оставили по себе муж и ребенок. Сама Пейтон обошлась легким завтраком, поскольку из-за активных движений дочери у нее под сердцем, в последнее время по утрам ей в глотку практически ничего не лезло. Ну, а если все-таки доводилось проглотить хоть что-то, то в скором времени рвалось наружу. В любом случае, темнокожая леди надеялась еще полакомиться чем-нибудь, пока она будет в молле дожидаться сестру либо коротать в ее компании время до того часа, пока ее любимый немец не освободиться.
- Уже иду! - отозвалась женщина, когда мужчина скомандовал идти на выход. У нее ведь, как всегда перед самым выходом нарисовывается не одно дело: то убрать крохи со стола, то оставалось вытереть еще посуду. Правда, на этот раз Пейтон обошлась самой малостью и не стала доводить кухню до блеска – времени было в обрез, ведь не гоже было сыну опаздывать на уроки. Так что, оставив все, Тони помчалась, насколько это ей позволяло ее деликатное положение, к выходу, где ухватила с комода резинку для волос и набросила себе на плечи джинсовую куртку светло голубого цвета. Обулась женщина в самые обычные шлепанцы без каблуков и лишних изысков, в которых ей было куда удобнее ходить по улице в столь солнечные дни, которым и был этот понедельник.
Дорога до школы, в которой учился Ноа, не заняла много времени. Про себя женщина порадовалась тому, что ребенка они с Дитрихом успели привезти своевременно, как это и планировалось. Правда, прежде чем попрощаться с любимым сыночком, Тони подарила своему озорнику поцелуй в щечку, лишь краем глаза заметив, как терпеливо дожидается сын завершения данной процедуры. Ему не терпелось уже отправиться в свой живой уголок к маленькому пушистому зверку, на который совсем скоро Пейтон придется дать добро. В прочем, сама женщина была склонна к тому, что завести дома животное, о котором дети будут заботиться сами, было правильным поступком. Уже с малых лет дети должны приучаться к пониманию ласки и доброты, а также осознавать всю ту ответственность, которая падает на плечи каждого в то или иное время жизни. И лучше начать с малого, чем жизнь научит куда более жестко.
- Ну, пока мой хороший, приноси только хорошие оценки, - попрощалась Тони с сыном, прежде чем ребенок скрылся в классе, тогда как у них с Дитрихом следующей на очереди была встреча с Лидией, которая уже находилась в торговом центре. В этом молле Лидс работала последние полгода. Компания сменила свой небольшой зал на более просторный и светлый зал для занятий йогой в одном из крупнейших шоппинг центров города, от чего только выиграла их франшиза – количество желающих снять стресс во время занятий йогой росло с каждым днем. Правда, как именно находила подход к своей клиентуре Лидия для Тони оставалось загадкой. Как-никак, а с ней она была более строгой и серьезной. Был то синдром старшей сестры и вечной опекунши Пейтон не знала, однако очень удивилась, когда увидела свою старшую сестру не в самом положительном расположении духа.
Но, прежде чем пытаться расспросить Лидию о том, что встревожило или расстроило ее так сильно, женщина предположила, что ей лучше будет проститься с мужем. Во-первых, при Дитрихе Лидс не расколется, ну а во-вторых, к ней нужно всегда подходить издалека и быть крайне осторожной.
- Договорились, - согласилась она с мужем, кивнув в такт своих слов. – Я буду ждать твоего звонка, - добавила она, прежде чем подарила супругу ответный поцелуй. Она, конечно, сомневалась в том, что сумеет найти что-то особенно новое и модное, но отказать себе в прогулке между новинок сезона и вешалок с красивой одеждой, она не могла. В прочем, как и Лидс?
- Ну, как пойдем? – бодро предложила Пейтон своей старшей сестре, прежде чем взялась за ее руку, согнутой в локте. Правда, женщины решили направиться не по магазинчикам, из которых лишь некоторые были уже открытыми. Они сразу же опустились на мягкие диванчики в одном из кафетериев, где каждая из них должна сделала свой заказ.
- Когда тебе рожать? – поинтересовалась Лидия у Тони, дожидаясь пока официант принесет их заказ.
- Не знаю, - пожала младшая из сестер плечами, тогда как старшая лишь кивнула в знак понимания. – Уже пора бы, но пока … - она не договорила, но лишь тихо вздохнула. Ошибка ли врачей то, что маленькая озорница еще не торопится на выход? Ох, если бы она только знала. А ведь уже на ум порой приходили весьма разные мысли. – А как у тебя дела? Я думала, ты с раннего утра вкалываешь на своих занятиях, раз захотела сегодня повидаться…
- Я взяла на сегодня отгул, - перебила Лидия свою младшую сестрицу, которой всегда все нужно было объяснять. И неужели она сразу не поняла, что ей нужны были ее уши? Должен же был хоть кто-нибудь найтись в Сакраменто, кому она могла рассказать что-то сокровенное. Все-таки коллегам по работе не скажешь – стыдно, а друзья … как-то не внушали сейчас у нее доверия. Ну, а Пейтон… Пейтон была сестрой, не подругой и не коллегой. Она никуда не денется от нее, что бы они не вытворили.
- Что-то случилось? – осторожно поинтересовалась младшая из сестер, буквально замерев в ожидании. Но, Лидия выдержала паузу стойко ровно до тех пор, пока официант не оставил чашку кофе для старшей и чашку чая для младшей из сестер Брик.
- Эх… - вздохнула Лидс. – У меня, кажется, подходит климакс, - выдохнула она, опустив взгляд к чашке.  - А Том мне изменяет. – добавила она практически сразу и, если на первое Пейтон знала, что может возразить, то второе ее выбило прямо из колеи.
- Ты что? Неужели такое возможно?
– спросила она. – Вы ведь с Томом уже … черт, половину жизни прожили душа в душу! – выдала Пейтон, разве что не присвистнув.
- Ну, не душа в душу – бывало и скандалили, - отпив пару глотков горького кофе, вставила веское слово Лидс.
- А с чего ты взяла? Почему обязательно Томасу тебе изменять?
- Ну, что ты такая наивная, ей богу! – Лидия явно в этот момент жалела о том, что согласилась. Но, сказала «а», скажи и «б»? – Он стал задерживаться на работе дольше обычного, меньше уделяет мне внимания, но главная улика – я видела след губной помады на его рубашке, - выдала свои умозаключения Лидия, на что Тони могла лишь тихо вздохнуть и умолкнуть. Все казалось… серьезно?

+1

5

Рабочее совещание прошло как обычно - быстро и продуктивно, так что Дитрих освободился даже раньше чем планировал и решил использовать подвернувшуюся возможность чтобы поговорить с Долорес. У Тони почти подошел срок, так что надо было заранее обсудить свои возможные отгулы, тем более что пока Данцигер не был занят на каких-либо важных встречах и на данный момент занимался координированием проектов вместе с пиарщиками из "Гриндекса". Строгая начальница выслушала немца вполне благосклонно и дала согласие на несколько незапланированных выходных, естественно при условии, что ее главный лоббист за всеми счастливыми хлопотами, связанными с появлением на свет ребенка, не забудет о своих обязанностях. Заверив миссис Веласкес, что подобного не произойдет, Данцигер собрал все необходимые для работы бумаги в кейс и направился к парковке, чтобы как можно скорее выполнить обещание, данное жене и приехать в молл. И именно в этот момент на его мобильный и поступил совершенно неожиданный звонок...
-Слушаю, -как всегда коротко ответил Дитрих через гарнитуру и улыбнулся, услышав знакомый голос. -Привет, Том, старина... давненько ты не звонил мне. По правде говоря, я сам собирался тебе позвонить сразу как только родится моя дочь - с кем же я буду праздновать как не с тобой? Постой... а что ты такой смурной, случилось что-то?
Далее, усевшись в машину, Данцигер выслушал хорошего друга... и по правде говоря не особенно понял, что у него стряслось. Уиверли явно не хотел говорить по телефону и ясно было лишь одно - ему хочется встретится и поговорить по душам.
-Слушай, может ты зайдешь к нам сегодня вечером? Сейчас я должен встретить Тони в молле и потом у нас назначено у ее доктора... а потом нужно будет забрать сына из школы и я рассчитывал что поработаю дома, -продолжил разговор немец, уже отъехав от городского совета. -Знаешь, мне было бы куда проще как-то тебя поддержать, если ты скажешь наконец что стряслось... и что значит - "неудобно к вам приходить"? Не говори ерунды и приходи вечером, договорились?
После того как Томас сбросил звонок, Дитрих прибавил скорости и быстро добрался до молла, где и нашел любимую супругу в отделе товаров для новорожденных. Она как раз рассматривала красивые детские кроватки, которых здесь было просто великое множество - всевозможных расцветок, с балдахинчиками и кружевами, а так же более простые.
-Мне удалось не только сбежать к тебе пораньше, но и отпросится с работы, на тот случай когда наше чудо наконец-то нас обрадует своим появлением, -улыбнулся Данцигер, приобняв Пейтон. -Ты что-нибудь выбрала, любимая? Мне думается, что в нашей спальне полно места и мы можем купить кроватку побольше, чтобы крохе было удобнее... но в любом случае, ты мне лучше сразу покажи какая именно тебе нравится, чтобы я ничего не перепутал когда поеду уже покупать.
Прогулявшись по магазинам и добавив еще несколько пунктов к своему списку для дочурки, Дитрих и Тони поехали в клинику, уже рискуя застрять в хорошей дневной пробке. Но по счастью, "танку" Данцигеров удалось вовремя проскочить оживленный перекресток, на котором и пришлось встать целой колонне более неудачливых машин. Вовремя успев на прием, немец остался ждать любимую супругу перед кабинетом, пока доктор проводила очередной осмотр... и хотелось бы уже услышать, когда следует ожидать появления ребенка на свет. В прошлый раз в больницу Тони отвозила Лидия, сейчас по счастью, Дитрих мог сделать это самостоятельно и по правде говоря чертовски волновался...
-Ну что скажете, доктор? -поинтересовался мужчина, когда его наконец пригласили зайти. -У нас ведь все хорошо идет?

+1

6

Каждые отношения имеют свои взлеты и свои падения. Вообще, покажите хоть одну семейную пару, в которой за много лет семейной жизни ни единого раза не случалось размолвки? Нет, такие уникумы также бывают, однако и они падают, ломают копья и ссорятся, порой даже из-за далеко не существенных причин, однако супружеская измена это уже было как-то … слишком серьезно? Верность – это то, на чем крепится доверие супругов и одна из главных составляющих тех клятв, которые они дают друг другу во время церемонии бракосочетания. Но, если о ней позабыл один из супругов, что же остается делать другому? Как простить? Как жить с этим дальше??
Что же, у Пейтон не было слов. Она была настолько шокирована, что смотрела широко открытыми глазами на сестру, у которой всегда и для всего находился хороший и правильный план, понимая, что на этот раз пришел ее черед поддержать и сказать какую-то умную вещь. Но, какая вещица сумеет исправить то, что кто-то сломал? Тяжко выдохнув, Тони заметила, что Лидия уже сомневалась в правильности принятого решения – она, пожалуй, даже не рассчитывала на то, что сейчас ее младшая сестра сможет подобрать какие-нибудь правильные слова. В прочем, никогда не знаешь, как аукнется слово поддержки, но главное было сейчас то, что Тони попросту не могла поверить в то, что подобное могло случиться. Пусть это будет роковым стечением обстоятельств и слишком сильной подозрительностью Лидии, она ведь всегда была такой, но только не тем, о чем она подумала и сказала буквально парой мгновений ранее вслух.
- Лидс, - тихо обратилась Тони к сестре, накрыв ее ладонь своей. – Может быть все не так, как кажется? – спросила она. – Я знаю, ты скажешь, что я наивная дурочка, но … я не верю, чтобы Том мог предать тебя, - искренне и не сомневаясь в своих словах, добавила женщина, глядя на сестру.
- Нет, Тони, боюсь, это правда, - покачала головой Лидия, но не забрала свою ладонь из плена сестринской руки, что значило лишь то, что она требовалась в поддержке. И Пейтон была готова оказать эту самую поддержку своей сестре, чью ладонь она сжала сильнее.
- Тебе это подтвердил Томас? Нет, вам нужно поговорить и прийти к компромиссу. Двадцать лет – это не два года совместной жизни, которые можно забыть или вычеркнуть из своей жизни, - со знанием произнесла Пейтон. Ей уже доводилось выходить замуж и разводиться, при этом все последующие годы своей жизни она старательно делала вид, что ее ошибочного брака с Джоном Картером не было вовсе.
- Какой тут может быть компромисс? – женщина озвучила риторический вопрос, покачав головой. – Но, я поговорю с Томом. Уж я ему все скажу, - добавила Лидия и тут Пейтон определенно поняла, что у них с сестрой категорически отличаются понятия разговора. – Ладно, Тони, мне нужно еще кое-куда съездить, - в итоге сообщила старшая из сестер, на что младшей оставалось лишь согласно кивнуть головой – ей оставалось немножко побродить по детскому магазинчику и дождаться приезда Дитриха. – Только, Пейтон, - прежде чем подняться из своего места, будто бы спохватилась Лидия. – Ничего не рассказывай своему немцу! Не приведи Господь, чтобы я узнала о том, что ты ему все рассказала, - строго потребовала Лидс, которой оставалось еще пальчиком помотать для полноты образа строгой женщины. На это Тони лишь согласно кивнула, не желая спорить, дав ей то обещание, которого она желала получить.
Собственно, на этом сестры и разошлись. Лидс помчалась по своим делам, тогда как Тони отправилась в далеко не самом лучшем расположении духа в детский магазин. Правда, среди детских игрушек, кроваток и многих других деталей, женщина ощутила себя значительно лучше. Именно здесь и застал свою супругу Дитрих, которому она подарила свою яркую улыбку, за которой удачно скрылась тревога за сестру.
- Это отличная новость, я и не сомневалась, что твоя начальница, наконец-то, смилосердится над своим лучшим сотрудником и даст ему пару отгулов, - произнесла Пейтон, улыбаясь супругу. – Я не думаю, что стоит ребенку покупать слишком большую кровать – она все равно родится маленькой, - она снова улыбнулась, посмотрев на мужчину, которого она не однократно обвиняла в неверности, когда им приходилось жить отдельно и поддерживать отношения на расстоянии. Часто чересчур подозрительная Лидия сеяла тень сомнения в ее сердце, заставляя высказывать свои подозрения любимому мужчине, зачастую падая в истерики, которые лишь чудом не сказались на ребенке, которого она тогда носила под сердцем. И ведь, надо же такому случиться, чтобы судьба обошлась так жестоко с Лидией?! Помня о данном сестре слове, Тони указала на понравившуюся ей кроватку с балдахином, из красивого белоснежно-розового гипюра. – Не слишком гламурно? – спросила она. – Хотя, у меня есть еще вариант, вон там, - она указала на другую кровать, что была менее вычурной и вполне вписывалась в практически любой интерьер.
Прогулявшись еще немного по магазину, чета Данцигер отправилась в клинику, где у Тони и был назначен прием у врача, наблюдавшего ее с тех пор, как только женщина вернулась из Германии, где ее уверили в том, что ребенку ничего не грозит во время длительного перелета. Собственно, пройдя осмотр у врача, женщина присела на кушетке, пока доктор пригласила Дитриха войти в кабинет, после чего устроилась за своим столом.
- Не волнуйтесь, мистер Данцигер, - обратилась док к немцу, слабо улыбнувшись ему. – Все идет хорошо, однако я настоятельно рекомендую вашей жене госпитализацию. Срок, который я, а также мои германские коллеги поставили, уже прошел. Стало быть, ваша дочь может родится в любое момент и лучше будет, если миссис Данцигер побудет под нашим присмотром, чем родит в пути. Это уже вторая беременность для нее, и она проходит обычно легче первой, - добавила врач, пока Тони лишь тихо вздохнула. Ей явно не хотелось оставаться в больнице, несмотря ни на что. Однако, что поделаешь, когда надо и ведь не ради себя, а ради дочери.

+1

7

По правде говоря, Дитрих не рассчитывал, что Тони прямо после приема предложат лечь в клинику... так что растерянно посмотрел сначала на любимую жену, а затем на врача и согласно кивнул. Как бы не хотелось сейчас расставаться, но прежде всего нужно было думать о будущей крохе - и быть может, она захочет появится уже сегодня-завтра? Тогда Пейтон уже совсем скоро будет дома и начнутся совершенно счастливые и приятные хлопоты.
-Хорошо, доктор, -немец не стал спорить, улыбнувшись обожаемой супруге. -Тогда мне придется сегодня попросить Лидс присмотреть за Ноа, чтобы я мог в любой момент сорваться к тебе.
Доктор что наблюдал Тони очень быстро оформил все необходимые бумаги для госпитализации и вскоре супруги Данцигер уже были в удобной и комфортабельной палате, что была оплачена заранее. Оглядевшись по сторонам, Дитрих вздохнул - ему очень не хотелось возвращаться домой одному, но что поделаешь? За Пейтон вот-вот должна была прийти медсестра чтобы сопроводить ее на обследование, так что немцу пришлось попрощаться с женой, пообещав приехать вечером.
-Надеюсь что Лидс не откажется присмотреть за Ноа.., -прежде чем уйти, он ласково обнял и поцеловал Тони. -Она показалась мне расстроенной в молле - даже не стала язвить как обычно, увидев меня. Ты позвонишь мне после обследования? Я заберу сына, потом отвезу его к Лидии и поработаю дома... а вечером снова к тебе приеду и останусь пока меня не выгонят.
После клиники, Данцигер как и обещал, сразу поехал в школу за сынишкой и тот порядком расстроился, когда узнал что маме придется остаться в больничной палате до появления на свет его сестренки. Ноа столько собирался рассказать ей сегодня... так что тихонько и очень грустно вздохнул, усевшись в отцовскую машину.
-Ну что ты, мой хороший? Мама очень скоро вернется.., -не выдержал Дитрих, видя расстроенное выражение лица мальчика. Это было неудивительно, ведь Тони всегда была рядом с ним и они никогда не расставались надолго... -Мы сейчас поедем к тетушке Лидс, потому что мне нужно будет вечером поехать в клинику.
-Угу, -как и всегда послушно кивнул Ноа и тут Данцигеру-старшему пришла в голову отличнейшая идея как поднять ему настроение.
-А давай-ка сделаем так - завтра я отпрошусь с работы и мы с тобой сходим по магазинам? Купим тебе морскую свинку, такую же как твой Хрумчик, хочешь?
-Конечно хочу! -мальчишка улыбнулся, но даже обещание давно уже желанного подарка не могло заставить его позабыть о любимой маме. -Но... может лучше ты возьмешь меня с собой в клинику? Пожалуйста...
-Хорошо, если доктор позволит, то обязательно возьму. А еще ты можешь сегодня позвонить маме, она ведь тоже будет по тебе очень скучать, -напомнил сыну Дитрих - ведь купленный на всякий случай мобильник был у него довольно-так давно. -Только обещай мне, что не будешь вешать нос, хорошо?
В общем, сказано-сделано? Данцигер отвез мальчика к Лидии и в очередной раз был очень удивлен ее убитым видом... и естественно догадался что это могло быть связано с недавним разговором с Томом. Разгадка не заставила себя долго ждать и открылась едва только Дитрих вернулся на квартиру, рассчитывая как следует поработать - но почти сразу же после его возвращения заявился Уиверли, выглядевший сейчас не лучше своей жены.
-Давай рассказывай уже что случилось, -произнес немец, проводив старого друга на кухню и передав ему бутылку "Туборга". -Лидс выглядела чертовски расстроенной... что ты натворил, Томми?
-Дит... об этом не так просто рассказать, -неуверенно начал Том, но отпив немного пива, решительно продолжил свой невеселый рассказ. -Если коротко... то я изменил Лидии и она об этом узнала. Просто приперла к стенке и я не смог ей врать - и теперь она указала мне на дверь...
-Давай по порядку и с самого начала.., -ответил Дитрих, не веря своим ушам. Чтобы Том и Лидия рассорились?? Это было трудно представить, они ведь давно уже были в браке... и как-то не верилось что они могут разойтись... -Рассказывай все как есть.
Собственно говоря, история старины Томми не была такой уж удивительной - в компанию где он работал пришла на стажировку студентка и едва ли не с первого дня стала оказывать ему знаки внимания. Сработал принцип "седина в бороду, бес в ребро" и Уиверли не устоял перед соблазном и так как дон Жуаном он был довольно-таки неопытным, то жена быстро нашла все возможные улики и догадалась что произошло.
-Я не знаю что мне теперь делать, Дит... мне не хочется расставаться с Лидс, потому что я люблю ее, а эта интрижка была несерьезной. Но она меня уже не простит... я уж ее знаю.., -вздохнул Том в финале своего рассказа. -И чо будет когда ребята узнают... они же мне вовек не простят такого...
-Вот что... давай ты пока что останешься у нас? -предложил Данцигер - не в отель же, в конце-концов отправлять родственника? -Все обдумаешь не торопясь и потом поговоришь с женой. Прямо сейчас это делать бесполезно - она обижена и не станет тебя слушать.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-13 22:50:21)

+1

8

Всем давно уже известно: ничего нельзя поделать против такого простого понятия, как «надо». Нужно ложиться в клинику – что же, стоит подчиниться этой необходимости и думать о ребенке, которому было уже пора появиться на свет. Что же до его матери, то Пейтон с нетерпением ожидала появления на свет своего ребенка и была готова дать ему жить хоть сегодня, хоть неделю назад. Все-таки носить ребенка под сердцем было не так уж и просто и легко. Особенно на последних днях и неделях беременности, когда маленький плод любви своих родителей дает о себе достаточно активно знать, будто бы стараясь выправиться во весь рост, а вечерами пинаясь, тем самым передавая привет своим родителям, что терпеливо дожидались, пока их ребенок угомонится.
Будучи предусмотрительной женщиной, Тони еще с самого утра собрала сумку с теми вещами, которые могли ей понадобиться в клинике, чтобы потом их не пришлось собирать впопыхах, как было уже однажды перед рождением Ноа. Тогда Пейтон долго дожидалась рождения сына, даже ее старшая сестра приехала из Сакраменто, чтобы побыть вместе с ней и помочь добраться до клиники, когда все начнется. Да вот только женщины в тот раз сплоховали, совсем расслабившись и не позаботившись о том самом необходимом, что могло понадобиться женщине после родов. В прочем, это были вещи действительно первой необходимости. При этом вещи также были ориентированы на малышку, которой понадобится своя пеленка и тот минимум одежды, в которую ее переоденут на следующий день после рождения, а также подгузники.
- Я думаю, Лидия не откажет в услуге, - ответила женщина. – Она обещала выручить нас и присмотреть за Ноа, - добавила она, пока они с Дитрихом последовали за наблюдавшим ее доктором в сторону приемного покоя. Там нужно было пройти минимальный осмотр, а также заполнить все бумаги, после чего женщину должны были сопроводить в палату, за которую внес плату Дитрих, пока его супругу осматривали. Правда, самые главные осмотры женщине еще предстояло пройти. Так что мужчине пришлось все-таки попрощаться с супругой на определенное время. Прежде всего, Данцигеру предстояло забрать вовремя со школы сына, чтобы ребенок не огорчался и печалился, думая, будто родители позабыли о нем совсем.
Когда Дитрих уже прощался с Пейтон, женщина ощутила себя не слишком хорошо: снова она обещала хранить секрет, который она не могла рассказать мужу. Но, на этот раз она обещала не лучшей подруге, а сестре. К тому же, секрет на этот раз казался не таким уж и глобальным. Во всяком случае, дело касалось только Лидии и Томаса, тогда как в прошлом году дело касалось слишком многих. Да и набрало в итоге нешуточных габаритов, только это было уже достаточно давно, а главное – все закончилось вполне благополучно.
Однако сейчас темнокожая леди могла лишь пожать плечами. Ей оставалось надеяться, что Ноа не переживет сильный стресс от того, что будет наблюдать за ссорой своей тетки и ее мужа.
- Постарайся не оставлять Ноа на долго у Лидс, - тихо произнесла женщина, усмехнувшись мужу. – Ему и так будет не привычно, зная, что мне велели оставаться в клинике, - добавила она, прижавшись щекой к груди супруга. – И не оставляй его спать одного, хорошо? – попросила она, подведя взгляд своих карих глаз на него. Сейчас она, пожалуй, переживала как никогда за сына, с которым они не расставались надолго. Исключением было всего лишь единичным, но тогда они все жили размеренной жизнью, в которой не было места опасности или переживаниям. Все-таки тот летний инцидент, когда она, вернувшись с сыном после прогулки, увидела в гостиной Клементе и узнала о грозящей им опасности, оставил свой незримый след.
- Я буду тебя очень ждать, - прошептала она на прощание, прежде чем мужчина подарил своей супруге короткий поцелуй, который бестактно прервала медсестра. Она пришла как раз затем, чтобы вручить женщине вещи, в которых ей следовало находиться в клинике, а также напомнить о том, что ее уже через пару минут ждет первый осмотр.
Чреда осмотров затянулась на продолжительное время. Так что, вернувшись в палату, Тони обнаружила пару пропущенных звонков от Лидии и Ноа. Естественно, первоначально она позвонила сыну и от него узнала не только обо всех новостях и событиях, приключившимся с ним за весь день, но и о том, что он уже находится у тети Лидии, Джейден играет на своей гитаре, а Хоуп помогает своей матери с ужином.
- А дядя Тома нет дома сегодня, - чистосердечно произнес ребенок, продолжая рассказывать обо всем своей любопытной матери. – Джей сказал, что его папа поехал в комаровку, - добавил Ноа, тогда как Тони усмехнулась, заметив, как язык сына оступился о тяжелое и новое слово.
- В командировку, Ноа, - было слышно, как поправил сына его кузен, но далеко не веселым тоном голоса, как бывало обычно. Что же, не только Лидия была огорчена размолвкой с мужем, тогда как Ноа еще не услышал всех самых подробных деталей того, чем завуалировано назвал Джейден «командировкой».
- Хорошо, малыш. Я пока позвоню твоему папе, а ты передай тете Лидии, что ей я позвоню попозже? – предложила женщина сыну, на что он охотно согласился. Тем более, их с Джейденом уже звали к столу. – Тогда приятного тебе аппетита, мой хороший, - пожелала она, прежде чем отсоединиться и набрать номер телефона мужа.
- Привет, милый, - как только послышался знакомый голос супруга по ту сторону телефона, произнесла Пейтон. – Я уже прошла все осмотры и даже поболтала с Ноа. Ты едешь ко мне уже? – спросила она, улыбнувшись. – Мне посоветовали ходить каждый день утром и после обеда на специальные упражнения, пока наша девочка не решит, что пришло время. Так что, я тебя буду ждать после этих странных упражнений, хорошо? – продолжила она, прежде чем услышала какой-то голос на заднем фоне. – А ты… не один? Или это … Том? – предположила она, удивившись тому, что же будет, когда Лидия узнает, что ее муж отбывает свою «командировку» (читать как ссылку с дома) у них с Дитрихом дома.

+1

9

По правде говоря, Дитрих (да и не только он наверное?), никогда даже подумать не мог, что его лучший друг способен изменить своей жене - ведь столько лет они жили душа в душу и их отношения не могла омрачить какая-либо тень. Но вот теперь похоже их брак реально был под угрозой, если только старина Томми сейчас действительно говорил правду насчет того что его интрижка была несерьезной, а Лидс когда-нибудь смогла бы его простить. Конечно подобные случаи в привычной жизни вовсе не редкость - солидный мужчина за сорок и молодая девушка - однако, о подобном хорошо рассуждать пока дело не касается собственной родни?
Уиверли начал было ворчать, что ему неудобно стеснять Дитриха и Пейтон... у них намечается счастливое событие и им незачем наблюдать его кислую физиономию, однако Данцигер настоял на своем. Не отправлять же Тома в отель, в конце-концов, когда в квартире полно места и здесь он сможет все обдумать без всякой спешки и принять верное решение.
-Хорошо, я останусь... боюсь что мне тебя не переспорить, мистер успешный лоббист, -согласился Уиверли после недолгих уговоров. -Но если Пейтон эта идея не понравится, то я сразу же уйду, хорошо?
-Договорились, -кивнул Дитрих, прекрасно зная что Тони не станет возражать ненадолго приютить блудного родственника. Вообще хотелось бы верить что ненадолго и он сумеет помирится с любимой женой. -В наказание за свои грехи будешь готовить ужин, потому что мне надо поработать и потом ехать в клинику.
Том лишь вздохнул на эти слова и в этот самый момент у немца зазвонил мобильник. Приняв входящий звонок от любимой супруги, Данцигер даже на какое-то время позабыл про непутевого кореша и по правде говоря уже надеялся услышать что ребенок совсем скоро появится на свет, однако малышка по всей видимости, решила еще немного подождать?
-Я сейчас же бросаю все свои бумаги и лечу к тебе, -улыбнулся Дитрих, слушая Тони. -Завтра я собирался взять выходной чтобы погулять с Ноа - как думаешь, его разрешат привести к тебе после обеда? Поинтересуйся у врача...
-Что мне приготовить? Спагетти или стейки? -с унылым видом поинтересовался Том, вернувшись из кухни, так что Пейтон могла прекрасно расслышать его голос и тут же его узнала.
-Вообще-то, я пошутил насчет готовки - если хочешь, можешь позвонить в какой-нибудь ресторан, -ответил Дитрих, прикрыв на пару минут трубку ладонью и затем вновь вернулся к разговору с женой. -Да, любимая, у нас в гостях старина Томми... и теперь я знаю почему Лидс сегодня была такой угрюмой. Давай я тебе все расскажу когда приеду?
-Я поставил стейки мариноваться, -доложил Уиверли, в очередной раз тяжко вздохнув. -Мне не раз приходилось готовить дома ужин, когда Лидия задерживалась по работе. -Когда ты приедешь, все уже будет готово.
-Отлично, тогда я поехал в клинику. Ты давай держись и не вешай носа - я уверен, что все как-нибудь образуется, -постарался ободрить друга Данцигер прежде чем покинул квартиру и поехал к Тони. Дорогой он думал о том как непросто будет помирить Тома и Лидс, особенно учитывая вредный и язвительный характер последней - к тому же, в данной ситуации она имела полное право выгнать своего благоверного из дома.
-В общем... он встречался с этой практиканткой пару раз как я понял и Лидс обо всем догадалась и приперла его к стенке, -рассказал жене Дитрих, после того как благополучно добрался до ее палаты. -Мне Том сказал что это просто ничего не значащая интрижка и он порвал уже с той девицей - но не знаю, так ли это на самом деле. Боюсь, что нам придется что-то придумать... Лидия явно не пойдет на контакт со своим благоверным первой. Что ты думаешь обо всем этом, милая? Не хотелось бы их развода...

+1

10

Коротать время в клинике, зная, что дома ты могла провести свой досуг совершенно иначе, определенно не так просто, как может показаться. Во-первых, это было чертовски скучно постоянно сидеть без дела и просто отдыхать. Пейтон ведь привыкла к куда более насыщенному дню, в котором ей доводилось находить время не только для домашних забот, вроде стирки, уборки и готовки, при этом каждый раз она старалась радовать мужа и сына чем-нибудь новеньким, но и доводилось выделять со своим хобби, которое незаметно так стало приносить ей не плохой заработок. Ну, а во-вторых, темнокожей женщине безумно не хватало её мужчин сейчас. С тех пор, как на свет появился Ноа, они никогда не расставались с ним дольше чем на день. Он был постоянным спутником её и радовал своими достижениями каждый раз. Ну, а Дитриха ей всегда было мало. Так уж вышло, что они оба сваляли дурака в свое время и сейчас им приходилось как-то восполнять образовавшийся пробел.
- Милый, - тихо вздохнула Тони, обращаясь к супругу, как только он объяснил ей на счет гостившего гостя. – Только не забудь взять мои нити и пяльцы? – попросила она у немца, прежде чем он обещал уже выезжать, а Том отчитался о степени приготовления ужина. Определенно стоило сказать мужу ещё и относительно возможных последствий – Лидии явно не стоило знать, какие добрые у неё родственники, раз поддержали её мужа в столь не простом периоде их брака. Весьма разумным было бы придерживаться нейтралитета, чтобы потом не принять на себя бурные последствия. В прочем, женщине казалось, что решение этой проблемы чета Уиверли будет решать ещё долго.
Дождавшись тем днем Дитриха, Пейтон выслушала все то, что он ей рассказал. И ей было определенно не просто осознать, чтобы это было действительно правдой. Все-таки, да, Лидс – не подарок, но Том ведь её любил. Как он мог так поступить с ней?! Чего-то в этой жизни Тони явно не понимала и показала в ответ на все это головой. Она прекрасно понимала сестру, и сама представляла, как горько и больно было ей на душе. Нет ничего в жизни хуже, чем предательство любимого человека, от которого ждёшь верности, но не ножа в спину.
- Когда мне Лидия сказала обо всем, я надеялась, что она преувеличивает, как это частенько бывало, особенно, когда мы жили отдельно, - произнесла она совершенно не радостным тоном голоса. – Но теперь, когда Том подтвердил все… Боюсь, моя сестра не примет его обратно, - сделала не утешительный вывод Тони, при этом тяжко вздохнув.
- Не знаю, что мы можем сделать, Дит? – растеряно спросила она. – Не запереть же их в одной комнате, заставляя их поговорить и помириться? – предположила она, хоть и знала, что это было бы, возможно, действующим способом решить проблему. Да вот только, могут ли они вмешиваться в дела другого семейства, где есть свой устав и свои правила? Если они не захотят идти на контакт с друг другом, никто не заставит. Хотя, у Томаса, по крайней мере проснулась совесть и желание исправить свою ошибку, что было уже не так уж и плохо. Ведь, уже хотя бы с одной стороны будет легче…
Хотя, какое тут легче?
- И чего ему только не хватало? – это был определено риторический вопрос, ответ на который было не так уж и просто найти. Да и возможно ли было? Люди так уж устроены, что по большей мере действуют, а тогда уже задумываются о последствиях своих поступков.
- Прежде всего, Дитрих, моей сестре лучше не знать, что Томас пока остался у нас, - произнесла она вдумчивым тоном голоса, будто бы говорила о каком-то хитроумном плане. – Да и, когда будешь забирать Ноа от неё – пусть пока не знает о том, что ты все знаешь. Она просила меня никому не говорить об этом и, если только узнает, что ты в курсе всего, подумает, что ты узнал обо всем именно от меня, вряд ли будет мне доверять впредь, - добавила женщина тихо. – Может быть они помирятся как-нибудь сами? – с надеждой посмотрев на мужа, спросила Тони, хотя прекрасно понимала, что до этого было ещё, как с земли до луны.
- Доктор мне не запрещал посещений, между прочим, - вспомнив о более приятной теме для беседы, произнесла Пейтон. – Так что, завтра ты можешь привести ко мне Ноа. Я ужасно соскучилась по нашему мальчику… так не хватает его. Да и вообще, скучно мне тут, поэтому я и попросила тебя принести мне пальцы. Кстати, ты принес их? – спросила она с надеждой в голосе.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-15 18:20:21)

+1

11

Дитриху оставалось лишь вздохнуть, когда он слушал Тони - увы, но надежды на примирение Лидс и ее непутевого муженька почти не было, учитывая гордый и неуступчивый характер миссис Уиверли. Она навряд ли простит Тому измену... однако, чем черт не шутит? Если только старина Томми не соврал и действительно порвал с той девицей...
-По правде говоря, я не знаю что делать, милая. Это их отношения... и как бы не хотелось их помирить, они должны это сами как-то решить между собой, -тихо сказал немец. -Томми конечно свалял большого дурака, вляпавшись в эту интрижку с практиканткой и по сути наплевав на жену и детей. Хотелось бы надеяться, что он действительно одумался...
Как ни крути, но подобными историями было никого не удивить - успешный взрослый мужчина и молодая девушка, которой по всей видимости хотелось несколько ускорить свое продвижение по службе. И ладно бы здесь действительно были замешаны чувства: такое, по крайней мере можно было бы понять... Конечно же Лидс имела полное право обижаться и выставить неверного мужа за дверь - по сути дела он посла в топку добрых двадцать, а то и больше лет их отношений. А если учесть тот факт какой миссис Уиверли порой умела быть злопамятной, то шансы Тома помирится практически сводились к нулю.
-Я уговаривал его сегодня спокойно все обдумать и поговорить с Лидс, -продолжил Дитрих. -Сомневаюсь, что ему чего-то не хватало, Тони - как он сам сказал, ему было лестно внимание женщины намного моложе его самого. А дальше все закрутилось... и судя по всему, Том вообще мало задумывался о последствиях. Я не стану говорить Лидии, что он временно поселился у нас, но вот Ноа может проговорится, а мне не хотелось бы оставлять его надолго у твоей сестры. Строгое начальство разрешило взять несколько выходных, так что я собирался привезти его к тебе, а потом куда-нибудь свозить... Знаешь, он очень расстроился когда узнал что ты в больнице, так что даже посулы подарков его не особенно развеселили.
В общем и целом, пока что вопрос насчет примирения Тома и Лидс оставался открытым - как бы не хотелось, но конкретно сейчас им было ничем не помочь. Ну а Дитрих, как бы хорошо он не относился к деверю, должен был сейчас думать не о том как помочь ему помирится с женой - следовало позаботится о том чтобы Ноа не скучал и не грустил, а еще успевать ездить к Пейтон. Данцигер прекрасно понимал, что он нужен любимой жене как никогда в жизни, так что готов был махнуть рукой на проблемы старины Томми. По крайней мере до того момента пока не родится долгожданная дочка...
-Я привез твою шкатулку для рукоделия, пяльцы, нитки, а еще клубки и спицы. Подумал что стоит взять все сразу, чтобы тебе было чем заняться, пока меня не будет рядом, -улыбнулся Дитрих, передав любимой супруге захваченный из дома пакет. -Но я все-таки надеюсь что тебе не придется надолго задержаться здесь... и когда тебя нет дома, мне совершенно не по себе.
Дитрих просидел в палате у Тони куда больше положенного времени, так что медсестре пришлось тактично предупредить его, что миссис Данцигер пора хорошенько отдохнуть. Попрощавшись с женой, немец решил заехать к Ноа, чтобы пожелать ему спокойной ночи - пока что забирать сына домой он не стал, на случай если вдруг придется снова сорваться в клинику. Дверь лоббисту открыла Хоуп и тут же тихонько пожаловалась на мать, сказав что та странно себя ведет и даже отказалась от ужина.
-Не понимаю что с ней, -тихонько сказала Хоуп, прежде чем проводить Дитриха к Ноа. -Она отказалась что-либо объяснять - словно совсем мне не доверяет... Это очень обидно, Дит, ведь если у нее что-то случилось на работе или где-то еще, я и Джей должны быть в курсе. А еще отец как назло умотал в свою командировку и даже не звонит ей!
-Мне думается, что сейчас тебе лучше оставить ее в покое, -ответил Данцигер. -Если она сочтет нужным, то все расскажет сама...
-Пожалуйста поговори с ней, -вдруг попросила девушка, взяв немца за руку. -Ты ведь давно ее знаешь.... я очень тебя прошу - пока Ноа играет с Джеем в "Монополию".
-Хоуп, боюсь что я не тот человек, с которым твоя мама будет откровенничать.., -попытался было возразить Дитрих, но осекся на полуслове, когда из кухни вышла Лидия. Выражение ее лица было настолько убитым, что он попросту не выдержал и протянул ей руку. -Лидс...
Хоуп весьма вовремя решила исчезнуть из коридора, потому как в следующий момент произошло нечто невообразимое - всегда такая гордая и язвительная Лидия подошла к Данцигеру и беспомощно ткнувшись ему в грудь, начала всхлипывать словно маленькая обиженная девочка. Дитриху ничего не оставалось кроме как обнять ее и постараться хоть как-то утешить...
-Знаешь, мне очень хочется набить ему морду.., -сказал наконец немец, когда Лидс немного успокоилась. -Мне никогда еще не приходилось видеть тебя такой, даже когда мы поссорились тогда в раздевалке... Помнишь?
-Нашел что вспоминать, -подняв глаза, Лидия улыбнулась сквозь слезы. -Я была глупой девчонкой тогда... и решилась на совершенно безумный поступок. Прости пожалуйста, я сейчас постараюсь прийти в норму... насколько это возможно. Я так понимаю, Пейтон тебе обо всем рассказала? Идем в кухню...
-Не Пейтон, а твой муж рассказал, -Данцигер не стал юлить и решил что будет правильнее рассказать все как есть. За исключением того факта что Томми сейчас был в его квартире. -Я говорил с ним сегодня по телефону и он очень жалеет о том что сделал.
-Ах вот оно значит как? -усмехнулась Лидс, утерев слезы и обернувшись на Дитриха. -Если он тебе снова позвонит, то можешь передать ему что надо было раньше думать. Пусть катится к своей потаскухе и скажет спасибо что я ничего не рассказала детям... Хоуп уже замучила меня расспросами.
Для Лидии в данной непростой ситуации лучше было злится на Тома, чем переживать из-за него, так что Дитрих не стал с ней спорить. По крайней мере она уже была похожа на себя прежнюю, что уже хорошо...
-Лидс, я завтра днем приеду и заберу Ноа на несколько часов. Я обещал что отвезу его к Тони, а потом мы немного погуляем, -Данцигер решил плавно сменить тему. -И если малыш еще не родится, то мне придется снова оставить сына у тебя.
-Хорошо, -Лидия кивнула. -Жаль только что на этот раз нам троим не удастся напится в хлам как в прошлый раз...
Выпив чаю в доме Уиверли и затем побыв с Ноа, Дитрих вернулся домой, где застал Тома в таком же убитом настроении как и Лидс. Он уже успел приготовить ужин и тяжко вздохнул, когда Дитрих передал ему слова жены.
-Не представляю как вообще теперь подойти к ней... Захочет ли она вообще со мной говорить?
-Послушай, Том, вы взрослые люди и должны сами сделать шаг навстречу друг другу, -увы, но даже у успешного переговорщика не было панацеи для такого трудного случая. -Но только прямо сейчас помирится тебе не удастся. Должно пройти некоторое время... однако, в одном ты точно можешь быть уверен...
-В чем? Что она запустит в меня чем-нибудь тяжелым как только увидит и будет права? -мрачно усмехнулся Уиверли.
-В том что она любит тебя, иначе ей не было бы так больно сейчас, -ответил Данцигер. -Это и есть ключ к вашему примирению и остается лишь найти способ чтобы его верно использовать.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-17 22:53:13)

+1

12

Дитрих удовлетворил любопытство своей супруги, вкратце рассказав ей мотивацию Тома, что всегда справлял впечатление надежного главы семейства, который ничем не обидит своих детей и тем более любимую жену. Но, жизнь изволила распорядиться иначе? Все-таки рано или поздно в жизни каждого появляются те или иные соблазны, устоять перед которыми порой бывает не так уж и просто. На  кончике языка темнокожей женщины вертелся один вопрос, который наверняка так и останется не озвученным. А в прочем, таких вопросов могло набраться и значительно больше, стоило Пейтон только начать говорить и спрашивать.
Например, были ли такие же соблазны и искушения у ее немца когда-нибудь? Даже сейчас, когда она носит его ребенка.… А как на счет желания или той самой мужской лести, что и привела Уиверли в койку к молодой и наверняка длинноногой девице почти вдвое младше него?
Что же, пожалуй, она решила правильно, решив не затрагивать давнюю тему, из-за которой она уже пролила когда-то не одну горькую слезинку, когда немцу приходилось мотаться между двух городов и порой выслушивать самые настоящие истерики любимой женушки, пока она находилась в интересном положении. В любом случае, ей самой казалось, что подобная тема была уже давно и прочно закрыта между ними, и вновь возвращаться к ней было как-то совершенно … не тактично. Ничего кроме недоверия к любимому мужчине она бы не высказала. Тем более, никаких поводов для беспокойства сам Дит никогда ей не давал.
- Спасибо, - мягко улыбнулась женщина супругу, как только он протянул пакет с целой массой приспособлений для рукоделий, которым Тони посвящала в последнее время достаточно много времени. Но, благодарила женщина своего мужчину сейчас не только за исполненную просьбу, но в большей степени за то, что он по-прежнему принадлежал только ей одной. Ее теплая ладонь накрыла белую руку возлюбленного, прежде чем он наклонился к ней, дабы подарить ей полный нежности поцелуй.
- Я тоже надеюсь, что недолго пробуду тут, - тихо произнесла миссис Данцигер, наклонив голову на бок так, чтобы коснуться плеча мужа, прежде чем отпустить его к сыну, которому он и должен был уделить внимание. Все-таки появление на свет его сестрички явно должно было пройти в более положительном ключе – ничто не должно омрачать настроение любимого озорника. Тем более грусть или скука.
- Передай нашему сыночку, что я тоже очень сильно по нему скучаю и буду очень ждать, когда он меня навестит завтра, - добавила женщина, прежде чем они с Дитрихом приняли попытку попрощаться друг с другом. Сделать ведь это должным образом ведь было не так просто: совершенно не хотелось расставаться, как и проводить ночь врозь. Но, если бы не тактичное напоминание дежурной медсестры о том, что часы посещения уже давно прошли, они наверняка еще не остановились и немец смог бы увидеть сына уже в пижаме и почищенными перед сном зубами.
- Ничего, любимый. Скоро я вернусь и не одна, - пообещала она, после чего отпустила мужа к сыну, посещение которых будет ждать уже завтра в обед.
Ну, а пока Пейтон не хотелось спать, женщина решила немного заняться вязанием, однако уже полтора часа спустя ее мобильник ожил. Звонила Лидия, которой просто необходимо было выговориться, так что таким образом сестры проговорили едва не до часа. И хотела бы Тони предоставить сестре что-то более значительное, чем какой-то там разговор по телефону, но … не могла. Хотела бы она вытащить сестру из ее раковины обиды, в которую она спряталась словно та улитка, да вот только находилась слишком далеко от нее.
Конечно, новый день начался для будущей мамочки приятным и вкусным завтраком, после которых женщину провели на специальные занятия, на которых ей доводилось выполнять различные упражнения. Была надежда,  при помощи оных ускорить день родов, что должны были уже состояться по всем подсчетам. Однако занятия не заняли много времени, и Тони даже прогулялась по больнице, прежде чем худо-бедно дождалась обеда, после которого к ней и должны были явиться ее долгожданные посетители.
Ноа очень не решительно и осторожно заглянул в палату к маме, прежде чем подбежал к ее кровати, на которой Пейтон отдыхала после небольшой прогулки. Все-таки их все еще рекомендовал наблюдавший ее врач в точности, как и рекомендовал побольше двигаться ей. И тут определенно появлялся некоторый диссонанс желаний и необходимостей, ведь ее маленькое хобби требовало от женщины усидчивости, которой она только-только научилась. Но, пока сын был рядом задумываться о подобном, еще не хотелось.
- Как ты мой хороший? – спросила женщину у Ноа, улыбнувшись ему белозубой улыбкой.
- Хорошо, мам, - бодро добавил ребенок, тихо вздохнув, когда его внимательный взгляд не споткнулся о мамин животик, в которому по прежнему жила его сестренка и не спешила вылезать. - А долго еще тебе тут быть, мам? – спросил сын у Тони, на что она могла лишь пожать плечами.
- Не знаю, дорогой мой, - ответила она честно. – Наша девочка не хочет пока домой, хотя ей пора, - пожала плечами Пейтон, обратив взгляд своих карих глаз на мужа. – Как дома? Все нормально? – спросила она, надеясь, что так оно и будет. Ведь дома быть иначе просто не могло.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-18 00:00:07)

+1

13

После ужина и разговора с Томом, Дитриху совершенно не хотелось спать, так что он еще около часа поработал за своим ноутбуком, прежде чем пошел в спальню. Он долго размышлял прежде чем наконец уснуть, вспоминая слова Тони, насчет того что нужно как-то помочь Лидс и Томми помирится - но пока что немец понятия не имел как можно им помочь. Определенно, они оба слишком упрямы, а Лидия у тому же горда как сам черт и не скоро забудет обиду, что нанес ей неверный муж. По сути, она будет совершенно права и стоило дать обоим время, чтобы все как следует обдумать и решится на нормальный разговор без нервов и взаимных обвинений.
Но прежде чем все это произойдет, у Данцигера были заботы куда важнее? Не было минуты чтобы он не вспоминал о любимой супруге и не переживал за нее... ведь малышка уже должна была появится на свет, если конечно берлинские врачи не ошиблись в своих подсчетах и прогнозах.
После того как наша дочь благополучно родится, можно будет подумать как помочь этим двоим упрямцам, -подумалось Дитриху, когда усталость, накопившаяся за день, наконец-то начала его морить. -Остальное уже не так уж и важно...
Утром следующего дня, Данцигер быстро привел себя в порядок, намереваясь как можно скорее забрать Ноа и погулять с ним до начала приемных часов в клинике. Том уже был на кухне и готовил яичницу на завтрак - и судя по его физиономии, спал он весьма неважно.
-Надеюсь ты любишь яичницу с беконом, дружище? -поинтересовался Уиверли, обернувшись к Дитриху. -И ты вчера не рассказал как там Пейтон? Мне чертовски стыдно, что я загрузил тебя своими проблемами... но я очень благодарен за твою помощь и поддержку.
-У Тони все хорошо, но меня немного беспокоит, что наш ребенок не торопится родится, -ответил Данцигер, усевшись за стол. -Яичница с беконом это то что надо - с одной стороны я даже рад, что твое чувство вины заставляет тебя баловать меня завтраками и ужинами. Но с другой... я бы очень хотел чтобы у вас с Лидс все наладилось. Непривычно видеть вас двоих врозь...
-Я думаю что доктора просто ошиблись в сроке.., -высказал предположение Том, поставив на стол тарелки с аппетитной горячей яичницей. -У нас так было... плюс еще Лидии до последнего момента говорили что у нас будет девочка, а потом оказалось что сын умудрялся прятаться на УЗИ. Уверен, что все будет хорошо... а что до моей проблемы, то я надеюсь что смогу как-то решить ее. Пусть даже пока и не знаю как.
Позавтракав, Томми помчался на работу, тогда как Дитрих поехал к Лидии, где его уже с нетерпением ждал Ноа. Весело провести день с любимым папой, а потом увидеть наконец маму, по которой мальчик очень соскучился - что может быть лучше? Хоуп лишь улыбнулась в очередной раз, когда Ноа с восторгом рассказал ей этот отличный план, не забыв несколько раз посмотреть на свои карманные часы. Его отец  ведь обещал что приедет утром...
-Если он обещал, то обязательно приедет, -улыбнулась девушка, ласково потрепав любимого братца по темным волосам - и именно в этот момент и раздался дверной звонок. -А вот и папа - пойдем встретим его?
-Урра! -Ноа даже не понадобилось просить дважды и он пулей помчался к входной двери, насмешив этим и Джейдена и Лидию. Увидев на пороге Дитриха, мальчишка радостно обнял его и тут же поинтересовался, куда они поедут сначала... папа ведь не забыл что предлагал купить морскую свинку?
-Конечно же не забыл, можем сразу же начать с зоомагазина если хочешь, -предложил Дитрих рассмеявшись и подхватив сына в охапку. -Правда если мы ее купим, то надо будет завезти ее домой и потом уже ехать гулять дальше.
-Хорошо, -хихикнул Ноа, после чего вместе с отцом поехал в ближайший молл, где был очень хороший зоомагазин. Правда там не оказалось именно таких морских свинок как Хрумчик... -Пап, а что если нам купить рыбок?
-Почему бы и нет? Но сначала надо подумать куда поставить аквариум.., -ответил Данцигер-старший, когда сын привел его в отдел где продавали самых разных рыбок, улиток, тритонов и прочую водную живность. -А еще присмотрется кого покупать... по правде говоря, я в них ничего не понимаю. Давай еще посоветуемся с мамой?
Дальнейшая прогулка была более чем веселой и позитивной - Дитрих повел сынишку в парк, где недавно установили великое множество различных аттракционов. Прокатившись на всех каруселях, Ноа был очень доволен и приехал в клинику в замечательном настроении, которое стало еще лучше, когда любимая мама нежно обняла его и прижала к себе.
-Но почему она не хочет домой? -спросил мальчик, осторожно прижавшись щекой к животу Тони. -Я уже хочу на нее посмотреть...
-И я тоже, -улыбнулся Дитрих, усевшись рядом с женой и не забыв поцеловать ее. -Дома все хорошо, любимая... и я очень надеюсь, что до твоего возвращения кое-кто придумает как помирится с женой. Либо придется его оставить в качестве способной кухарки, потому как он неплохо готовит.
Последняя фраза была конечно же произнесена в шутку... и с надеждой на то что Уиверли все же найдет способ как исправить положение.

+1

14

Побыть хоть недолго в окружении своих любимых мужчин Тони было просто необходимо. Улыбки Ноа, его беглый рассказ о том, где он успел сегодня побывать вместо школы, а также планы отца приобрести какого-нибудь домашнего питомца для своего озорника. И тут, даже если бы Пейтон была бы строго «против», она не смогла бы сейчас же начать отговаривать ребенка от этой затеи. Впрочем, их сын был довольно-таки ребенком ответственным и обязательным, как Дитрих, не говоря уже о том, как она соскучилась по ребенку, которому готова была обещать, буквально, что угодно. Но, к счастью она еще не успела этого сделать. Очень вовремя их разговор коснулся темы рождения маленькой и долгожданной дочери четы Данцигер, появления на свет которой все с нетерпением ожидали, начиная от ее родителей и старшего братца, заканчивая более дальними родственниками.
- Не знаю, почему она не хочет – может быть еще не пришло время, - пожала Пейтон плечами, однако полулежа сделать это было не слишком просто. – Мне кажется, что ты Ноа долго ждать не стал, но очень меня помучил, - своеобразная шутка получилась, однако, ничего уж с этим не сделаешь. Тони лишь наклонилась к сыну, чтобы чмокнуть его в пухленькую щечку любимого сынишку, пока Дитрих рассказывал о том, что да как творится дома. 
За то немногое время Тони не забыла о размолвке старшей сестры с ее мужем, а потому женщина лишь тихо вздохнула. Ну, и что поделаешь с тем, что исправить уже не представится возможным? Тут либо смириться, либо уйти. И мысленно, ставя себя на место сестры, Пейтон даже боялась предположить ,что могла бы сделать сама – потеряла бы мужа из-за мгновенного увлечения? Отказалась от глубоких чувств, что не смогли стать преградой к удовлетворению плотских утех? Или, может быть, она бы смирилась и приняла обратно, как это они с Дитрихом советуют сделать гордой и своенравной Лидии. Ох! Если бы она только знала. Но, куда хуже было предположить, что пару лет тому назад она могла оказаться в такой же ситуации, пока мужу доводилось жить на два города, бегая между Сакраменто и Сан-Хосе. Если бы он только хотел, мог бы изменить ей столько раз, сколько бы мог захотеть. Она бы все равно поверила оправданиям, такая уж слабодушная она была. Да вот только сердце было уверенно в том, что это всего лишь лишние домыслы, от которых пользы не будет.
- Ну, хотя бы Томас вас не оставит голодным, чего я очень опасалась, - тихо произнесла она, даже не подумав о том, что именно Ноа может доложить своей тете о том, где отбывает свою «командировку» ее благоверный. Увы, но сейчас было не до этого. Пейтон не привыкла к тому, что теперь Лидия и Томас играют в роль этакой типичной пары за срок, у которой накопилась за время их союза целая телега претензий. В прочем, как и не привыкла к самой обычной осторожности в разговорах – держать в секрете что-то было не просто женщине, особенно после ряда событий, из-за которых ей пришлось пройти через то, что осталось уже, к счастью, в прошлом и вспоминать все равно не хотелось.
- А что если мне с вами пройтись немного? Врач советовал мне больше ходить, - предложила Тони, решительно поднявшись из своей кровати. – Правда, мне нужно будет еще одеться в какую-то одежду, - улыбнулась она, тактично намекая на то, чтобы ей дали минутку одеться.
- Слушай, милый, - обратилась она уже в парке к супругу, куда они вышли ненадолго, чтобы беременная женщина могла подышать хоть немного свежим воздухом. Ноа пока не мешал супругам разговаривать, отвлекшись ненадолго на цветы в клумбе. – А может действительно запереть Лидс с Томом в одной комнате и не выпускать их до тех пор, пока не помирятся? Маловероятно ведь, чтобы моя сестра дала Тому минутку оправдаться или попросить нормально прощения, - высказала она предложение, которое могло очень сказаться на их месте жительства. В прочем,  можно всегда надеяться на то, что взрослые люди не будут делать необдуманных и радикальных движений или поступков?

+1

15

Дитрих и Ноа охотно согласились прогуляться по парку, которым клиника могла бы по праву гордится - здесь были созданы все условия чтобы пациенты забыли хотя бы на какое-то время о порой неприятных процедурах и имели возможность отдохнуть на природе. Если бы не привычный городской шум, что доносился со всех сторон, вполне можно было представить, что клиника находится в какой-то зеленой зоне или заповеднике.
Когда родители нашли подходящую скамейку на одной из парковых аллей, Ноа подошел к большой клумбе и к своей радости нашел там большущего жука, так что Дитрих и Тони получили прекрасную возможность обсудить проблему Лидс и ее непутевого мужа. С одной стороны, вроде бы стоило дать им немного времени перед решающим разговором... но с другой, хотелось чтобы они скорее помирились уже. К тому же, Данцигер заметил что по вечерам Томми кто-то пытался неоднократно достать по мобильнику - и хотя тот не снял трубку, немец без труда догадался кто мог ему звонить. Судя по всему, та практикантка была намерена продолжать свое веселое приключение с женатым мужчиной и пока все не повторилось заново следовало как-то вернуть Тома в семью.
-Идея хороша, любимая.., -Дитрих улыбнулся, когда жена озвучила свое предложение для решения проблемы старшей сестры. -Я мог бы позвать Лидию к нам как-нибудь вечером и закрыть ее в гостевой спальне вместе с Томом... но если ничего не получится, она мне век не простит этого. Однако, если совсем ничего не предпринять, они так и не станут мирится. Лидс слишком обижена, а Том боится что она не станет его слушать...
Мысленно, Данцигер уже прикинул как мог бы провернуть нечто подобное... кажется Лидия нынче утром упомянула что вернется из своего клуба позже обычного? И что попросит Хоуп и Джея приглядеть за Ноа.
А что если Дитрих поедет и встретит Лидию после работы, перед этим удостоверившись что Томми уже пришел домой? Он как и всегда займется ужином и затем уйдет к себе в комнату - туда же надо как-то привести Лидс, после чего закрыть их вдвоем и не выпускать пока не договорятся. Правда сущестовала еще такая возможность, что гордая и независимая миссис Уиверли пошлет своего неверного муженька ко всем чертям и смертельно обидится на Данцигера, чего последнему не хотелось бы.
-Я могу попробовать сделать так.., -добавил немец, после того как изложил любимой жене свой "гениальный" план. -Боюсь только как бы не вышло еще хуже, чем уже есть сейчас. Но в любом случае это хоть какой-то вариант...
Конечно же Тони искренне переживала за свою старшую сестру, так что стратегию мужа одобрила - быть может им повезет и все получится? Знать что Лидия несчастна и переживает из-за Томаса было попросту невыносимо, так что рискнуть стоило...
В этот самый момент к своим родителям подбежал довольный сын, чтобы продемонстрировать пойманного им жука, которого он принес на листике большого лопуха. Дитрих лишь улыбнулся, посмотрев на маленького любителя природы - что поделать, если ему сейчас интересно все что происходит вокруг него?
-Кстати... я же совсем забыл тебе сказать - когда мы с Ноа гуляли по зоомагазину, то подумали что можно пока что завести аквариум с рыбками, -вспомнил о своей недавней идее Дитрих. -Есть специальная компания, которая делает аквариумы по индивидуальному заказу... можно обратится туда, потому как я ничего в этом не смыслю. Как тебе такая идея? Можно поставить рыб в гостиной или комнате Ноа...
-Мам, там в одном аквариуме был настоящий затонувший корабль! -отпустив свой трофей на волю, мальчик уселся рядом с Тони и принялся ей рассказывать про всех красивых и разных рыбок, которых успел увидеть в магазине. -А еще там были сомики у которых нет чешуи... помнишь когда мы ездили в заповедник, папа пытался поймать мне такого? Когда мы ставили палатку и рыбачили?
После этих слов, папе оставалось лишь улыбнутся - увы, старого сома, что якобы жил в озере рядом с кемпингом он так и не поймал. Или вернее сказать, даже не пробовал, потому как позабыл про донку, едва только любимая и единственная обняла его на той незабываемой ночной прогулке по лесу.
-Увы, сынок, рыбак из меня оказался никудышный, -рассмеялся Данцигер. -Давайте еще немного пройдемся?
Прогулявшись и проводив Тони в палату, Дитрих и Ноа поехали в дом Уиверли, где старший Данцигер задержался еще на пару часов и затем поехал в клуб за Лидией. Она была несколько удивлена его появлению... но не отказалась поехать к нему домой, чтобы поговорить - сейчас ей очень хотелось хоть какой-то поддержки. Ну а хитрому немцу оставалось лишь довести коварный план, придуманный его женой до логического завершения.
И еще надеяться, что после Лидс не возненавидит его еще больше чем раньше...

+1

16

[NIC]Lidia Waverly[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/297YR.png[/AVA]
Рабочее время закончилось даже как-то слишком быстро сегодня. Не успела Лидия оторваться от своих внутренних переживаний, своей горечи и обиды на неверного мужа, что разрывало сердце на части, как наступил поздний вечер и темнокожей женщине в возрасте за сорок пришлось собирать свои вещи и возвращаться  домой. Там на нее уже давно ждали дети, уже взрослые дети, которым она не решилась признаться в неверности их отца. И все ведь почему? Да, вот потому что бойкой и порой слишком резкой Лидии Уиверли гордость не позволяла. К тому же, пока дети не знали, казалось, что эта проблема оставалась лишь между ней и Томасом. Пусть даже и Пейтон с Дитрихом уже знали обо всем. А еще Лидии не хватало духу признаться перед родными детьми, куда скатился брак их родителей. Всегда ведь было принято считать, что именно женщина, которая не смогла удержать при себе мужчину, позволив ему не только посмотреть на другую женщину, но даже овладеть ней, была виновата. Ведь, раз уж что-то такое приключилось, она сама была виновата. Это ведь она не была достаточно привлекательной, терпеливой и готовой в любой час принять в свои объятия мужчину, что будто маленький ребенок нуждается в тепле женского тела и ее терпеливости.
О, вот же чертова терпеливость! Ее никогда не доставало старшей из сестер Брик! Тем более сейчас, когда все из рук валилось просто. Даже завязать шнурки на своих кроссовках она не была способна, от чего едва не разрыдалась. Спало от такого позора женщину лишь присутствие пары тройки коллег, которые задерживались нынче, как и она. В прочем, спокойно выдохнув, Лидс все-таки справилась со своей проблемой и, шмыгнув носом, подалась на выход из спортивного комплекса, в котором она и работала инструктором по йоге.
- Прощай, Тед, - махнула она рукой дежурному, поправив на плече свою спортивную сумку, и приготовилась к продолжительной пешей прогулке к дому, где находились дети и гостил эти дни Ноа, пока его мама была в больнице, готовясь дать жизнь еще одному ребенку от того немца.
Немец – на лице женщины блеснула улыбка, но вовсе не потому, что женщина чувствовала что-то к мужу сестры, которого еще в старшей школе пыталась не слишком удачно соблазнить. Нет, то было слишком давно, хоть и было правдой до того момента, пока в ее жизни не появился Том. Однако даже любимому мужу было не под силу смягчить норов жены, которой явно не по нраву было то, что где-то поблизости водится один хр*н, помнивший ее постыдное поведение. А еще ей было не по нраву то, как легко и просто Пейтон позволила этому немцу разрушить свой прекрасный, хоть и не безупречный брак. Все-таки она знала, что сама бы так поступить не смогла бы. Не смогла бы так просто бросить мужа. Да и простить, выбросить из сердца обиду – ой, как не просто бывает порой. Конечно, не единожды Лидия напоминала сестре о том, каким идеалам учила их мать, пусть даже у самой эта семейная жизнь не сложилась. Правда, даже после ухода отца из семьи, Саманта Брик демонстрировала завидную преданность Уильяму Брику. Даже фамилию женщина не сменила и запретила делать это своим дочерям до поры до времени.
«Ну, все! Я повторяю судьбу матери», - обреченно подумала Лидия, направляясь к выходу из спортивного комплекса. «Теперь осталось лишь выбрать приход, куда я буду фанатично приходить в поисках утешения…» - продолжила мыслить женщина, но остановилась, когда увидела перед собой Данцигера.
Надо же, какой поворот?
- Что-то случилось? – удивленно спросила Лидс у Дитриха, не понимая, к чему ему было вдруг приезжать. Что, забот больше нет? Или он боится, что из-за Томаса она пойдет на какой-то глупый и необдуманный поступок? – Как там Тони? Еще не родила? – спросила она у немца, решив, что не хочет знать, зачем тому понадобилось ее встречать после работы. - Я звонила ей сегодня, завтра хотела проведать, - добавила она, пытаясь занять пространство разговором в более далеком русле от своих проблем. И, если Дитрих хочет поговорить о детях – что же, ладно. Так тому и быть! По крайней мере, на какой-то час меньше она проведет в доме, в котором буквально все напоминает ей о том, что у них произошло с Томом. Дом без него был совершенно пуст.
Приехав на квартиру к Данцигерам, Лид избавилась от верхней одежды и прошла во внутрь, даже не заметив явного подвоха. А когда увидела Томаса в комнате, куда ее привел Данцигер, нахмурилась.
- Что это должно все значит?! – строго спросила женщина, посмотрев сначала на Дитриха, а после на Томаса. – Ну, конечно! Да, вы, мужики все одинаковы и одним ликом шиты! И ты, что? Чисто из солидарности, ты решил его поддержать?! – зло произнесла миссис Уиверли. – Да, катились бы вы оба! – добавила она, но тут все еще законный супруг схватил ее за руку, пытаясь хоть как-нибудь объяснить всю эту ситуацию, а заодно и оправдаться самому. И пока Лидс мешкала, Дитрих попросту покинул комнату, которую и запер на ключ с той стороны.
- Черт подери! Ты что сделал?! – возмутилась она, высвободив руку. Она подошла к двери, в которую и начала стучать. – Какого черта ты делаешь, Данцигер?! А ну, живо открой! Я кому говорю?! – кричала она, да вот только идти ей на встречу немец не собирался. – Тебе еще понадобится моя помощь, а я знаешь, что сделаю?! Я пошлю тебя туда же, куда пошлю и своего мужа-предателя!

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-26 11:25:26)

+1

17

[NIC]Thomas Waverly[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29zoi.jpg[/AVA]
[STA]муж-гулёна[/STA]
Никогда в жизни Том Уиверли не чувствовал себя настолько паршиво...
И ведь сейчас нельзя было свалить на кого-либо вину, старый и надежный друг Дитрих был совершенно прав - он действительно сам виноват, ведь мог послать ту девицу ко всем чертям, но не стал. Быть может ему было лестно получать знаки внимания от молоденькой практикантки, а может свою роль сыграло количество алкоголя, которое Уиверли выпил в тот злополучный вечер? На все это у него не было определенного ответа, зато заплатить за горячее приключение теперь придется непомерно дорогую цену, потеряв Лидию и детей. Она конечно же, никогда не сможет ему простить измену, а когда решится рассказать детям какой он кретин, то и они не захотят иметь с ним ничего общего... В данной ситуации Хоуп и Джейден обязательно будут на стороне своей матери и будут правы, чего уж там говорить - по сути дела, их непутевый папаша предал все самое хорошее и дорогое что они с Лидс сумели создать за годы своего брака. И как легко и просто оказалось послать все к черту...
Сразу после того как Лидия все узнала, та девица пыталась раскрутить Тома на продолжение их бурного романа - типа, теперь ему точно уже нечего терять. Уиверли не отвечал на ее звонки и как мог игнорировал на работе, так что практикантка быстро утешилась, переключившись на другой "объект". Мужчине оставалось лишь надеятся что ее стажировка уже скоро закончится и он ее больше никогда не увидит...
Больше всего, на данный момент, Томасу хотелось позвонить Лидии и умолять ее позволить ему вернутся домой. Лишившись возможности каждый вечер приходить домой, дожидаться ее с работы и беззаботно болтать с детьми, Уиверли ощущал себя словно не в своей тарелке. Данцигер был конечно же прав и ему следовало придумать как помирится с женой... но только она и правда всегда была упрямее ста чертей и навряд ли захочет его слушать.
Вернувшись домой к Дитриху, Том привычно уже загрузил холодильник и принялся за ужин - готовка и уборка бардака, которой неизменно возникал после оной, отвлекали его от грустных мыслей, позволяя переключится хотя бы на недолгое время. Закончив со стейками и оставив их под крышкой на горячей сковородке, Уиверли ушел к себе в комнату... и был чертовски удивлен, когда на ее пороге появилась Лидия. Естественно, увидев неверного мужа она вовсе не обрадовалась и Дитриху грозило сейчас узнать все муки ада, однако он оказался хитрее и успел закрыть дверь гостевой спальни на ключ.
-Лидс.., -растерянно произнес Том, взяв жену за руку, но похоже что этим только разозлил ее еще пуще.
-Какого черта ты делаешь, Данцигер?! А ну, живо открой! Я кому говорю?! -бушевало торнадо по имени Лидия. -Тебе еще понадобится моя помощь, а я знаешь, что сделаю?! Я пошлю тебя туда же, куда пошлю и своего мужа-предателя!
-У меня нет выбора, Лидс, -донеслось по другую сторону двери. -Мы с Тони подумали что это будет самым лучшим вариантом, потому как вы не соберетесь просто поговорить. Так что я вас выпущу, когда вы выслушаете друг друга, но не раньше.
Далее по всей видимости, Дитрих просто развернулся и ушел, так что стучать в дверь и угрожать уже было бесполезно. Том тяжко вздохнул, прекрасно зная что рискует получить от жены чем-нибудь тяжелым по голове... но немец был прав и следовало использовать этот момент и попытаться объяснится.
-Лидс... я знаю что обидел тебя... знаю что очень виноват.., -робко начал Уиверли. -Не было минуты чтобы я не пожалел о том что сделал и мне очень не хватает тебя и ребят. Пожалуйста, дай мне шанс все исправить... я очень тебя люблю. Не ставь крест на нашей совместной жизни из-за одной дурацкой ошибки...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-29 21:27:09)

+1

18

[NIC]Lidia Waverly[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/297YR.png[/AVA]Когда Дитрих огласил ей об их с Тони решении, женщине оставалось лишь фыркнуть и отойти от двери, будто какому-то зверьку, приученному добиваться своего какими-то требованиями, но не просьбами и, когда ему отказали, просто не знала, что делать. Мысленно, Лидия перебирала возможные варианты своих дальнейших поступков, когда отступила на шаг назад, хоть понимала, что теперь ей просто некуда деваться от своего все еще мужа, неверного, но мужа, с которым ей придется сейчас иметь дело. Придется выслушать своего предателя, чтобы выйти отсюда и вернуться к своей и без того унылой жизни, в которой после определенных событий не было даже малейшей надежды на белый свет, хороший исход и решение.
Лидс не топилась начинать диалог с мужем, как и не торопилась располагаться в кресле, чтобы выслушать аргументы супруга, глядя ему в глаза. Она просто не представляла себе, что может еще ему сказать, после того предательского укола в спину, которого она просто не ожидала. Уж только не теперь, после стольких лет брака… счастливых лет, как она считала, ведь они для нее такими и были.
Но Томас решил воспользоваться ситуацией и оправдаться, как тогда дома, когда она указала на дверь. Была лишь одна разница между тем случаем и сейчас: тогда она сбежала в торговый центр, а сейчас у нее было особенно другого выхода и нужно было слушать все это. Темнокожая женщина выпрямилась, приподняв вверх свой подбородок, дабы подчеркнуть этим простым движением, что находится выше всего этого. Показывать свою ущемленную гордость, тем не менее, она не собиралась, но именно это и сделала, когда к общей картине ее губы безрадостно скривились.
- Особенно сильно ты любил меня, Том, видимо, когда трахал свою стажерку, - Лидия не стала подбирать выражений, называя все своими именами. В прочем, она никогда не была той женщиной, что боялась бы крепкого словца, хотя зачастую и сдерживала себя, дабы не слыть сквернословящей и сварливой женщиной. Но, теперь уже у нее просто вырвалось без каких-либо сожалений. При этом, разве она не была права?
- Так это еще я виновата?! Я ставлю крест на нашем браке и наших отношениях?! – возмутилась она, сжав руки в кулаки, которые чесались соприкоснуться с челюстью мужа. – Как легко ты готов скинуть всю вину на меня… - выдохнула она, обойдя мужчину так, чтобы подойти к окну, за которым медленно город погружался в сон, гасли один за другим окошки и неоновые витрины. – Интересно было бы послушать, как именно ты собираешься искупить свою вину? Как, Томас, ты собираешься исправить то, что уже не изменить?! – после небольшой паузы, Лидия спросила у мужа, повернувшись к нему лицом. Ей было больно говорить об этом, ведь теперь она понимала, что этот развод может принять и другой поворот, к которому она была еще не готова. Ведь, как бы она не была огорчена и обижена, но все-таки не торопилась давать возможности идее о разводе разрастаться, тогда как сейчас она отчаянно боялась заходить так далеко.  Уж чего-чего, а оставаться одинокой женщиной в ее возрасте грозило до самой старости.
- Почему ты не солгал мне тогда? – спросила Лидия у своего супруга, позволив неприглашенной слезинке, скатиться по ее щеке. Ее она небрежно смахнула со щеки тыльной стороной ладони, надеясь, что впредь она не будет позволять себе этой слабости. – Лучше бы ты тогда солгал мне, но не говорил этой правды. Лучше бы ты … Чего тебе не хватало, Том? – спросила она, сменив тон речи. Теперь она скорее походила на раненную кошку, которой уже не было куда бежать. Она больше не царапается, боясь нападения, не шипит, но скулит от чувства боли.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-26 11:24:54)

+1

19

[NIC]Thomas Waverly[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29zoi.jpg[/AVA]
[STA]муж-гулёна[/STA]
Конечно же Том не ожидал, что жена примет его робкие попытки оправдаться и они сразу же вернутся к своим прежним отношениям... он прекрасно понимал, что слишком сильно обидел ее - а когда она заговорила, то ощутил себя еще большим кретином. Уиверли и раньше редко спорил с всегда прямолинейной и язвительной Лидией, но вовсе не потому что был этаким завзятым подкаблучником. Просто он давно и сильно любил ее, а еще не раз убеждался, что в каких-либо спорах она обычно бывает права - так стоило ли тратить время на них?
Томас тяжко вздохнул и ему вспомнились самые первые годы их совместной жизни с Лидс... тогда он был безумно счастлив и горд, ведь ему удалось покорить самую красивую женщину на свете. Услышав от нее заветные три слова, Уиверли был готов горы свернуть, лишь бы быть достойным своей любимой, а когда матушка предупредила его, что с такой женой ему придется всю жизнь ходить по струнке, лишь рукой махнул. Плевать, лишь бы Лидия всегда была рядом?
Потом появились близнецы, сделав жизнь своих родителей более хлопотной, но очень счастливой - Лидс командовала всеми своими домочадцами, но никто не возражал, прекрасно зная что за волевым и порой жестким характером прячется любящее и очень ранимое сердце. Наверное, в какой-то мере любимая женщина всегда была загадкой для Тома? Она умела быть разной... и когда они бывали наедине, то он забывал абсолютно обо всем на свете и их страсть к друг другу не утихла с годами.
Так было. Ровно до того момента как Уиверли не разрушил все хорошее что у него было с женой своими собственными руками...
-Я не говорил что ты виновата... виноват только я, -наконец решился ответить Том, совершенно не зная как вообще можно оправдаться перед женой в его случае. Но тут он вспомнил о том что говорил Дитрих - если бы Лидс не любила его, ей не было бы настолько больно. И ведь она не говорила сейчас о том что хочет развестись... быть может, все же, еще не все потеряно? -Лидс... я знаю что свалял дурака и совершил самую большую глупость в своей жизни. Ты и ребята всегда были для меня на первом месте... и я не знаю как объяснить почему я сделал это!
Вообще, хороший вопрос, как и почему Томас позволил себе увлечься той девчонкой. Чувств к ней не было никаких, только какая-то пьяная эйфория до той злосчастной встречи и горькое осознание собственной вины после. Но сейчас пожалуй было бесполезно объяснять жене, что все произошло исключительно по пьяни?
-Я никогда не врал тебе... и не смог солгать когда ты спросила.., -ответил Уиверли и увидев слезы в глазах своей жены, возненавидел себя еще больше. -Дит был прав, дон Жуан из меня хреновый... ведь у меня никогда не было никого кроме тебя... до этого случая. Я умоляю тебя, дай мне шанс исправить все? Подобного больше не повторится и я не хочу потерять тебя, слышишь? Та женщина ничего не значит для меня...
Сейчас Том не представлял как ему быть дальше - а что если сейчас Лидс окончательно и бесповоротно пошлет его ко всем чертям? И что дальше? Он не может жить без нее и только совершив ужасную и поистине фатальную ошибку, понял как сильно любит свою вредную и своенравную жену. Кажется Дитрих говорил, что им просто нужно начать разговор и нужные слова найдутся сами собой, без лишних усилий... но у Томаса словно предательский ком в горле встал, едва только стоило увидеть слезы Лидии.
-Прошу, умоляю... прости меня, любимая.., -Уиверли устало опустился на колени перед женой и взяв ее руку, начал целовать ее ладонь. -Я такой дурак... ты одна нужна мне и я не хочу потерять тебя... Все вышло глупее некуда и я все сделаю чтобы заслужить твое прощение. Только не оставляй меня...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-02 00:30:57)

+1

20

[NIC]Lidia Waverly[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/297YR.png[/AVA]Порой настает в супружеской жизни такой момент, когда кажется, будто некогда объединенные одним чувством люди перестают слышать. Каждый начинает тянуть в свою сторону желанный клочок, не слушая аргументов другой половинки, у которой также есть свое мнение и чувства. Но, как знать, что такой момент уже не за горами и неприятно дышит твоему браку в спину? Как знать, как приготовиться? Пожалуй, кроме терпения тут помощников быть не может. Вот только терпения не всем занимать. Есть такие, как Лидия Уиверли – они горды, упрямы и требовательны к себе и окружающим, но главное, они не терпеливы.
Пожалуй, именно в этот момент Лидс осознала, что они с Томасом находятся где-то на таком уровне – мужчина косвенно винит ее, даже не задумываясь о том, как звучат его слова, тогда как она сама тоже не признает своей вины. Ведь, где-то она дала слабину? Где-то она была не такой уж хорошей супругой своему мужу, раз он пошел искать, где трава зеленее.
- Ты не знаешь, почему ты это сделал?! – на одном дыхании произнесла темнокожая женщина. – А я знаю! Ты просто не думал о нас! Ты просто никогда не любил ни меня, ни детей! – выпалила она едкие обвинения в адрес мужчины, которому она все это время хранила верность и даже не думала о том, чтобы поискать себе развлечений за бортом. Всю жизнь ей доводилось быть, как той белке в колесе – сначала заботиться о домашнем уюте и их детях, а потом находить время еще и для работы, но когда мужчина возвращался после работы, не смотря на всю свою усталость, уделяла ему время и внимание. Да, ей просто некогда было смотреть по сторонам, тем более всегда нужно было найти время еще и для младшей сестренки, жизнь которой не складывалась без ее помощи. - Надеюсь, тебе хоть понравился … этот раз, - она по-особенному выделила последнюю фразу, которой едко подчеркнула факт супружеской измены, от которой всю свою жизнь старалась уберечь свой брак. Вот только, зря все было. Когда мужчине захочется – он вполне может воспользоваться любым мгновением, когда жена смотрит в другую сторону.
Где-то давно уже во время перерыва на работе Лидия читала в одном из глянцевых журналов для женщин об изменах и том, как разные семьи проходили этот период. Кто-то, конечно же, разводился, в то время как некоторым удавалось простить и жить дальше, сделав выводы из преступлений против светлых чувств друг друга. Ехидно усмехнувшись тогда, Лидия не знала, что ее саму будет ожидать в будущем такая же участь. Помнится, тогда она предположила, что большинство женщин простивших измену своим мужьям просто не желали лишаться перед лицом общества униженными. Ну, или же делить совместно нажитое имущество. Согласитесь, это существенная причина, если в сердце не осталось больше чувств. Вот только может ли печь боль обиды сердце, если оно пусто? Пожалуй, все-таки нет. Вот и сейчас женщине было тяжело вести этот разговор, от которого куда проще было убегать все это время, которое Том провел на своей так называемой командировке.
Упрекнуть Тома в лживости его натуры нельзя было. Все-таки он был тем мужчиной, который говорил своей жене правду – хорошую или плохую. Увы, но он не считал возможным солгать во имя высокой цели. Во имя их брака, детей…
Погрузившись в себя и свою обиду, что разливалась темным пятном в душе, Лидия  пропустила тот момент, когда Том опустился перед ней на колени и, поймав ее ладонь, покрыл своими поцелуями. Это было так неожиданно для нее, что она совершенно растерялась, не найдя в себе сил одернуть мужа или же освободить свою руку от его поцелуев, который он сопроводил извинениями, если только можно так сказать о том всем, что дошло до ушей заплаканной и сломленной духом Лидс. Пожалуй, в последний раз она видела мужа на коленях еще до свадьбы, когда он пришел просить ее руки и сердца?
- Ты точно дурак, Томас Уиверли,- подтвердила она, шмыгнув носом. – Любимый дурак, - покачала она головой, пытаясь высвободить ладонь, чтобы отойти от Томаса подальше. Вот, пусть даже к дивану. Вот только муж не отпускал, вцепившись, как утопающий за соломинку. – Я хочу тебе простить, но не могу, - ответила она. – Не могу. Ведь, что если ты снова сделаешь также? Не сейчас, так потом … - выдохнула она, осмотревшись по сторонам, словно бы надеясь найти где-то в этих стенах дорогих апартаментах Данцигеров какую-т о помощь для себя. Вот только ничего так и не находились, а глаза тщательно избегали зрительного контакта с любимым неверным мужем.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » You could be a sweet dream or a beautiful nightmare