Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ты раб системы.


ты раб системы.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Leia & Nicholas

23/02/2016
сакраменто, 04/03/2016
поздний вечер
бойцовский клуб

Прошло уже почти два года с того момента, как Ник расстался с Леей и приехал в Сакраменто ухаживать за больной сестрой, как произошло то, чего он ожидал меньше всего: встреча с бывшей (а бывшей ли?) возлюбленной в бойцовском клубе, куда, тоскуя о былых временах он заглянул, чтобы посмотреть спарринг. Хватит ли у Ника мужества признаться себе и ей в ошибках прошлого, скрытых за туманным альбионом лжи.

+1

2

вв + волосы распущены
I am trying not to think about
All the things you did before
But sometimes it all just gets to me
I can't fake it anymore

Лея спешит, ловит пальцами левой рукой волосы и заправляет их за ухо. К правому уху плечом прижат сенсорный телефон. Она пытается на ходу отыскать в своей большой сумке пропуск. Женская авоська - это черная дыра. Ну, вы знаете. Засунуть руку и вслепую сразу извлечь то, что нужно удаётся далеко не всегда. Особенно когда нервничаешь и торопишься, рьяно перебирая содержимое. Увлеченная поиском, она слушала сестру вполуха. И хотела было уже ей сказать, что перезвонит, но та резко переключилась с темы «о себе» на Лею, не дав ей вставить своё слово.
—  Ты нашла себе кого-нибудь?
В ту самую секунду, когда прозвучал вопрос, у Леи сумка слетела с плеча, прямо под ноги пожилому джентльмену.  Он, несмотря на солидный возраст, ловко опустился на корточки и начал собирать рассыпанные вещи и складывать обратно в сумку. В то время как она стояла, будто столб, отрешенно наблюдая за его квадратными руками с узловатыми пальцами. Лея переменилась в лице, побледнела, схватилась рукой за лоб, затем потерла висок. Все эти частые расспросы о личной жизни, даже со стороны семьи девушка воспринимала весьма болезненно. Лея ни с кем не встречалась и более того не хотела никаких серьёзных отношений.  Ни сейчас, ни потом, никогда. На неё обращали внимание самые разные мужчины, которые польстившись на привлекательную внешность, пытались завязать близкое знакомство, только она не давала шанса никому из них проявить себя/заинтересовать. Букеты летели в урну, открытки беспощадно уничтожались, драгоценности и прочие дорогие подарки возвращались дарителям. Лея из числа тех женщин, которые не покупаются и не продаются. Надевать маску злой королевы и отмахиваться от ухажеров, как от назойливых москитов вошло у неё в привычку. Лея не хотела влюбляться и терять голову. Зачем? Ведь конец романа всегда одинаков - разрушающая изнутри боль.
Коварная память со временем стирает лица, тех людей, с которыми  некогда были близки, но по разным причинам пути-дорожки разошлись и больше не пересекались. Остаются лишь лики тех, кого мы искренне всей душой любили. Прикрыв глаза, сжав губы; она увидела перед собой улыбающиеся лицо Ника. Лея почувствовала, что глаза жгёт от подступивших слёз. Она ненавидела Ника за то, что он ушел по-английски, оставив её наедине с разбитым сердцем, но в то же время она невыносимо скучала по нему и хотела увидеть, чтобы задать один единственный вопрос, который мучает её до сих пор.
Эми считала её ненормальной и говорила, что Леи нужно лечиться у психотерапевта, ибо давно пора забыть подонка Роулинга и жить настоящим, а не прошлым. По мнению сестры, забудет она о своём бывшем лишь тогда, когда в её жизни появится другой мужчина. Только Леи не нужен был никто. Она устала это повторять. У неё есть прекрасная дочь, и третий человек в их маленьком мирке будет лишним.
Нет,— cпокойным тоном произносит Лея, сбрасывая звонок.
Мужчина поднялся, протянул ей сумку и спросил: —  С вами всё в порядке?
Она кивнула, мол, всё в порядке. Мягко улыбнувшись, она поблагодарила его за помощь. Мужчина опустил еще раз глаза на пропуск, который он держал в руке и сказал, что знает её. Заочно, конечно же. Его внук тренируется под её руководством. И он ходил в спортивный комплекс, чтобы найти её и выяснить, что это за зверская программа? Сэм (так звали мальчика) неоднократно возвращался домой избитым и ни в какую не шел на контакт. Грубо огрызался и не хотел давать объяснений по поводу своего внешнего вида. Лея была обескуражена такой новостью. Мальчик уже месяц не появлялся на тренировках, а его друг Боб, с которым они вместе ходили на занятия сказал, что он болеет. Дельфино пообещала старику во всём разобраться. Простившись с дедом своего подопечного, она поспешила на занятие. Боб уже разминался, лежа на специальном коврике, качал пресс. Она позвала его к себе в кабинет и устроила допрос. Естественно он поначалу пытался увиливать, скрывая правду. Леи всё же удалось надавить на него, и Боб нехотя сообщил, где пропадает его друг. Лея пулей вылетела из своего кабинета, переговорив с другим тренером, она помчалась за Сэмом. Охранник без лишних вопросов пропустил её в подпольный клуб, приняв за одну из ринг-герлз. Лея спустилась по лестнице, потом ей предстояло пройти по узкому серому коридору. Она слышала хлопки и зрительский рев болельщиков.
Сэм хоть бы тебя не было сейчас на ринге, —  тихо прошептала девушка себе под нос, входя в зал. Только вот её мольбы не были услышаны. Она увидела, как Сэм упал и с трудом поднялся на ноги. Лицо измазано кровью, вполне возможно, что противник сломал ему нос. Кто ему разрешил биться здесь? Он же еще совсем ребенок, который может остаться инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Нужно прекратить это немедленно. Лея бросилась в толпу, она яростно расталкивала людей, прокладывая себе путь. Перед самым рингом ей перегородил дорогу один из бойцов.
Сэм! Вылезай оттуда сейчас же!—  крикнула Лея. Но, он, конечно же, её не слышал и махал кулаками из последних сил.
—  Отойди!—  сквозь зубы процедила девушка, — а не то я тебе челюсть сломаю!
Он лишь рассмеялся и толкнул её в толпу. Естественно её это  взбесило, и она приготовилась ударить с ноги по уродливой морде, но кто-то не позволил Леи осуществить задуманное, схватив сзади, оттаскивая. Лея не могла выбиться из его крепких объятий, как не старалась. Он был сильнее.
Да, кто ты такой?— с возмущением промычала, поникшая Лея, предпринимая очередную попытку выбиться. Её неожиданно резко отпускают, оступившись,  она  чуть не встречается лицом с грязным полом и восстановив дыхание, оборачивается. Она открыла рот, но не издала, ни звука. Лея опустила голову и закрыла лицо ладонями. — Скажи, что ты всего лишь плод моего воображения. Ник. Я не могу поверить, что ты здесь…

+1

3

внешний вид: кроссовки, джинсы, серая футболка.

Утренний скандал с сестрой. Алиса кричит, Алиса плачет, Алиса злиться и не понимает, почему мир оказался к ней не справедлив и категорически жесток. И Ник встает перед ней на колени, кладет свои теплые руки на колени сестры и обещает, десятый раз на этой неделе обещает, что все будет хорошо, что он нашел врача. Ник врет, потому что врача нет, нет такого механика человеческого тела, который бы мог поставить на ноги его Алису. Скайлер вся в заботах, они почти не видятся, и телефонные звонки друг другу становятся все реже — у нее сейчас забот полным-полно: маленькие дети, интрижки с поклонниками, походы по магазинам, и Роулинг давно уже не вписывался в ее расписание, он в жизнях нормальных здоровых людей давно считал себя лишним, более двух лет.
После скандала отправляется на дежурство в участок. Сегодня вторник, обычный день; поток звонков, как правило, приходится на пятницу, именно в последний рабочий день, напиваясь и снимая стресс после напряженной недели, мужья избивают своих жен, жены уходят к любовникам, и любовники в свою очередь спасаются от разъяренных, достающих огнестрельное оружие мужей. Дурдом тот еще, и, признаться, Николасу было жаль многих из тех неудачников, которые попадали на его низкий, убаюкивающий голос. Игра словами, тонкая психология — никто и не говорил мужчине, что будет легко, и, каким-то чудесным образом или благодаря фатальному везению, проколов в звонках Ника еще не случалось. Зато с его коллегой и лучшей подругой в этом затхлом маленьком городе случилась пренеприятная рабочая история: в дом к подростку проник неизвестный мужчина, какой-то псих или маньяк, девочка позвонила в «911», спряталась в комнате и затихла, повинуясь указаниям диспетчера. Мужчина почти ушел, как неожиданно связь оборвалась и подруга-оператор, находясь во взволнованном состоянии, перенабрала входящий номер. Звонок, раздавшийся в доме подростка, указал маньяку на местоположение жертвы, помог ее обнаружить и убить.
Кайла, так звали ту самую подругу, потом полгода не могла выполнять свои обязанности и перешла в штаб обучающего персонала.
На дежурстве сегодня не случилось ничего особенного, как было сказано выше — снова те же вопросы о жизни, о семье, о будущем.
«Как там сестра?»
«Нашел себе постоянную подружку?»
«Сходим в пятницу в бар?»

Парень неловко улыбался, обещая себе на днях изобрести легенду о том, почему постоянная подружка ему не нужна. Нечего связываться нормальным здоровым красивым женщинам с таким, как он — дефективным, обреченным если не на смерть, то на муки. Право, лучше совершить суицид сразу, как только проклятый синдром даст о себе знать. Ник кое-что читал в интернете и медицинских энциклопедиях, но быстро выходил из себя и бросал это дело. Чему быть — того не миновать, и попусту изводить себя прочтением дурацких статей не имеет смысла, сейчас его главная задача — искать врача для сестры, быть для нее опорой и поддержкой.
Еще сегодня он вспоминал о ней. О Лее. И не только сегодня, еще вчера, позавчера и множество дней подряд. Ему было интересно узнать, как она отреагировала на уход, скучала ли или просто погрустила немного и продолжила свой путь. У Леи красивая улыбка, а карие глаза заставляют позабыть обо всем на свете, стоит хоть раз попасть в их плен. Дельфино — необычная фамилия, не женская и не нежная, но в то же время не источает опасность, произносишь ее и представляешь шумное море, море может взволновать, окутать твое тело и успокоить.
Их многое связывало в прошлом, и было бы честным хотя бы с ней поговорить, выслушать, и… и все равно уйти. Именно этот факт определил то, что разговора не будет. Ковырять душу, пытаться исправить то, что исправить нельзя — это не по Нику Роуллингу. Иногда с человеком рядом больнее, чем без него, и именно такой позиции придерживался парень — Лее было бы только хуже.
После порции ежедневных допросов, перекуса гамбургером с колой и наступившей на линии тишиной дежурство заканчивается. Иногда он оставался на работе до глубокой ночи, иногда не выходил из отделения сутками, но сегодня все прошло гладко — никто не плакал, не бился в истерике и не вызывал срочный отряд в западную часть города [почему-то именно там чаще всего совершались преступления].
Потерев воспалённые от долгого созерцания мониторов и уставшие глаза, Роулинг попрощался с коллегами и вышел на свежий воздух. Он на каждый вечер стоил планы: сходить на бокс, посидеть в баре с приятелями, позвонить своей «подружке» или еще что-нибудь такое, что обычно делают нормальные люди. Погулять с псом. Тот, будучи единственным верным другом Ника, никогда не вычеркивался из списка дел. Прогулки с Диком отменялись только в случае сильной загруженности на работе, тогда он звонил соседке, и та заменяла трудящегося хозяина.
А после прогулки, решив вспомнить прошлое, посмотреть на боксерский поединок, мужчина неспешно отправился в клуб, около которого его поджидали приятели, выбившие билеты в первый ряд. В спорте, в боях, в боксе Николас не видел ничего плохого — если молодые люди не избивают друг друга до полусмерти, если все по правилам и чести, то пусть выпускают пар, он и сам любит это дело иногда.
Если бы на работе относились в подобного рода увлечениям положительно, то он бы обязательно вернулся на квадратный ринг, обтянутый синими веревками, но нет, если его заметят в подобном, то по одной дорожке с копами ему уже не ходить.
— Хей, — пожимает руку Бену, и они проходят в темное и душное помещение, окутанное клубами дыма. — Слышал, сегодня будет жарко, — друг делиться последними новостями, и Ник, оглянувшись, молча следует за ним по коридору, а затем пробирается меж рядов, которые уже поспешили занять зрители и болельщики, преимущественно крепкие мужчины, умастившие свои задницы на жестких скамейках.
— Давно я не был в таких заведениях, — пожалуй, развеяться и тряхнуть стариной — не такая уж плохая идея, вдали от ринга, от боев, от Леи прошло уже два года, сейчас Роулинг образцовый гражданин Сакраменто, впрочем, он и раньше не был отпетым дьяволом, но сейчас ему больше нравилось помогать людям, нежели нановить вред.
Объявили клички первых соперников, и мужчина иронично заметил, что контингент бойцов резко помолодел. Выпускать на ринг совсем еще детей?.. Ладно, посмотрим, что из этого выйдет. Приложив два пальца к губам, он громко свистнул, поддерживая толпу, ревущую на трибунах.
Щуплый бледнолицый юноша лет шестнадцати упал пластом под натиском своего соперника — крупного лысого темнокожего парня, на затылке которого блестела испарина. Судья дует в свисток, поднимает руку, засчитывая победу, но «победитель» не успокаивается, продолжая наносить удары уже беззащитному сопернику. Несколько мужчин, в том числе и Ник, машинально вскакивают со своих мест, бросаясь к рингу, начинается хаос, кое-кто пролезает на маты, хватая негра, кто-то на кидается к Сэму, приземляясь на колени. Охрана очень быстро перемешалась с выбежавшими зрителями — все были мужчинами и в гражданском, не ясно было, кто машет кулаками на чьей стороне. В этом хаосе Роулинг заметил только, как в мешанине из рук и ног взметнулась копна длинных темно-русых волос, а значит, где-то там оказалась девушка. Пробираясь, он очень быстро схватил ее за поясницу, отталкивая другого мужчину, державшего ее руки и шею, движение получается таким резким, что они оба летят на грязный истоптанный пол, девушка ударяется локтями и плечом, Николас отделывается интригующей позой созвездия рака. И когда она поднимает на него глаза, когда Лея смотрит в упор, Роулинг теряется. Он встает, вытирая ладони о джинсы и подает ей руку.
Дельфино что-то шепчет, и Ник, сжав кулаки, придает своему лицу как можно более равнодушное выражение.
— Простите, вы обознались. Я не Ник. Меня зовут… Хит. Мое имя Хит. Вы испачкались, давайте я выведу вас отсюда, — ему не хотелось с ней разговаривать и врать, но он по ней тосковал, и надежда на что-то хорошее, незыблемое и светлое промелькнула в глазах мужчины. К тому же, он не мог бросить ее под ногами взбешенной толпы. Надо убедиться, что с ней все хорошо, вытащить из клуба и снова пропасть. Превратиться в призрак, в фантом, в видение. Снова.

Отредактировано Nicholas Rowling (2016-03-14 20:52:59)

+1

4

this l o v e is more than chemical
and we're u n b r e a k a b l e

На секунду ей показалось, что кто-то убавил громкость в её голове. В ушах стоит лишь отчетливый звук собственного тяжелого дыхания. Она поворачивает голову, боковым зрением наблюдает, как двое здоровых мужиков в белых халатах уносят её мальчика на носилках.
"Сэм, что же ты наделал?"
Как теперь в глаза смотреть его родителям? Это она во всем виновата. Какой из неё после такого тренер? Плохой. Никакой. Она должна была выкроить время на лекцию и доступно объяснить ребятам, к каким плачевным последствиям могут привести подобные поединки. Не сказать, чтобы у неё были глубокие познания в мальчишеской психологии, но она догадывалась, какие мысли крутились на уме у Сэма. У парня переходный возраст. Ему хочется уважения и признания среди сверстников. И, конечно же, повышенного женского внимания от самых симпатичных девчонок. Лучше бы он бегал за какой-нибудь школьницей, ей-богу, а не за новой грудастой преподавательницей йоги. Лея была уверена, что вся эта авантюра с зарабатыванием "легких денег" была затеяна только ради вертихвостки. Интересно, что он собирался ей купить? Золотое колечко с камушком на пальчик? Вряд ли для неё что-то будет значит любой его подарок. Ох, уж эти гормоны! Совсем затуманили парню голову. Сэм обязательно поправиться, встанет на ноги, иначе и быть не может, а потом она уж позаботиться о том, чтобы он близко не подходил к заведениям подобного плана.

Теперь у неё ни одна, а целых две проблемы. Она столкнулась с глазу на глаз со своим болезненным прошлым. Увы, Лея так и не сумела исцелиться и жить так как того заслуживала. Сердце (вернее будет сказать растерзанный кусок мяса) замирает, а на грудь давит какая-то тяжесть – такая невыносимая, что Лея едва не задыхается. Надежда встретить его когда-нибудь снова жила в её душе всё это время, но она была крошечной, размером с горошину. Ник ушел из ее жизни так же неожиданно, как ворвался в нее, прихватив с собой её сердце, не оставив взамен прощальной записки. Жизнь потеряла свои насыщенные краски, всё стало черно-белым, как в немом кино, когда она поняла, что сидеть и ждать его возвращения бессмысленно. Это был самый настоящий ад, и Лея познала такую страшную боль, которую, как ей казалось, никто не сможет вытерпеть. Девушка не могла всё так оставить и искала его по общим друзьям и знакомым, но никто не смог ей помочь в розыске, будто она всё это время встречалась с призраком, а не с живым человеком. Он лихо замел за собой следы. Возможно, некоторые люди искусно лгали ей в глаза по его просьбе. Почему он так поступил? Почему? Лея ни тогда, ни сейчас не хотела верить в то, что он её разлюбил. Всё что происходило между ними было серьезно и по -настоящему. На такой поступок толкнуть должна была какая-то другая темная причина, и по каким-то своим логическим соображениям он не мог поделиться с Леей. Вполне могло статься, что он связался с плохой компанией, которая вынудила его уйти. И он подчинился, ради её же блага. Разного рода догадки сводили её с ума. Не сосчитать, сколько ночей она провела без сна, размышляя, ворочаясь с боку на бок. Как бы то ни было Ник не должен был уходить по- английски, как будто «мы» ничего не значило для него.

Она поворачивает голову, ловит на себе его холодный взгляд. Такие родные. Такие любимые, лживые глаза. Дыши, Лея. Надо вдыхать кислород. Не обращай внимание на очередную иглу, вонзившийся в твое сердце. Отпустить его снова? Да, ни за что! Их встреча – это не просто случайное совпадение, значит, настало время ей узнать правду. Почему все так сложно и запутанно? Почему все должно быть так странно? Она ничего не говорит в ответ, позволяет ему взять себя под локоть и вывести из этого подпольного клуба.

Уже на улице она от души врезала ему по щеке. Он явно от неё ожидал другой реакции, например, слов благодарности за спасение. Но, она не просила его вмешиваться в разборки с охраной. Её всю колотило от подкатившей к горлу злости. — Ты меня бесишь! — выплевывает она, толкая его в грудь. — Я не понимаю.… Зачем ты так со мной? Зачем ты врешь?— Она закусывает нижнюю губу, но это не помогает и слезы начинают катиться по щекам. Лея небрежно смахивает их. — Знал бы ты, как мне было паршиво, когда ты сбежал, — она начинает ловить воздух ртом, пытаясь успокоиться и прекратить эту глупую истерику, будто ему есть дело до её слез. — Я хочу узнать, что тебя заставило уйти тогда? Что я сделала не так? Будь мужиком, в конце концов, скажи мне всё как есть.
Лея приперла Ника спиной  к кирпичной  стене и поставила обе руки от него. Он, конечно же, может её оттолкнуть и уйти, но в его интересах так не делать.
Ты мне жизнь сломал потому, как без тебя всё потеряло смысл.
Его лицо так близко и она чувствует острую необходимость прикоснуться своими губами к его губам. Она понимает, что это неправильно, но Лея не в силах сдержать порыв, ведь она так скучала…  Девушка нехотя отстраняется лишь тогда, когда кислорода не хватает им обоим.

+1

5

если б ангелы твои оставили меня.
там где в тихой пустоте нить держит тонкая.

Многие бы назвали его глупцом, дураком и неисправимым болваном за то, что он ушел в тень, пропадая со всех радаров и оставляя в одиночестве  т а к у ю женщину. Лея Дельфино нравилась всем его немногочисленным друзьям, и каждый из них считал своим долгом напомнить Роулингу, как же ему, везучему заранцу, в очередной раз благосклонно улыбнулась фортуна. Он смущенно пожимал плечами, стараясь не делать акцента за идеальности своей принцессы, но в глубине души твердо знал — эти люди, наперебой бесконечно повторяющие одну и ту же мантру, были абсолютно правы.

Внезапно, под рев толпы, как в тумане, из ниоткуда появляются врачи, которые словно и ждали того, чтобы какой-нибудь нерадивый подросток, почувствовавший вкус легких денег и жажду признания, очертя голову и потеряв крохи трезвого разума, выкрикивая «нет» и расталкивая окружающих, бросился на ринг тягаться с взрослыми мужчинами; а, может, это был длинный и до мелочей отточенный план? В этом отчаявшемся, смелом и безрассудном мальчонке Николас узнавал себя, парень просто дышал полной грудью, и ей же на тернии. Если любить — то в полную силу, если ненавидеть, то так, чтобы объект ненависти вздрагивал от одного только взгляда, если драться — то как в свой последний бой: смело, сжимая кулаки и губы, и до конца, обязательно до конца. Ник тоже был таким в свои шестнадцать-семнадцать лет, а затем вспыльчивость и эгоизм уступили место взрослому и цельному мировоззрению, когда ты любишь вот так, в полную силу, то любой ценой огородишь близкого от опасности.
И рядом с Леей он сам становился «опасностью», красным светом, стоп сигналом, невозможным будущим, разбитыми грезами и мечтами.

Многие читатели этой истории окрестили бы его жалким трусом, неспособным сказать девушке в лицо ту правду, которую она заслужила своей преданностью и горячей любовью, и были бы правы, в какой-то степени Ник стал трусом, но он считал, что иногда надо пожертвовать своими принципами, надломить стержень характера, чтобы уберечь то, чем дорожил больше всего в жизни. Дельфино забудет его, встретит нового героя с голубыми глазами и русыми волосами, он будет сначала робко провожать ее от работы до дома, смущенно улыбаясь и приглашая на свидания. Она будет тосковать по своему герою, но рано или поздно ее отпустить чувство одиночества, она больше не будет считать себя преданной и одинокой, когда-нибудь Лея забудет думать и вспоминать о Николасе.
Тогда она окунется в мир новых отношений, и майским ветром улыбка снова тронет ее пухлые губы, по которым Роулинг так любил проводить пальцем, а затем под звонкий смех щелкать девушку по носу. Два года назад им казалось, что счастье может быть бесконечным, что они обязательно поженятся в сентябре, когда саван из золотых листьев мягким покрывалом оседает на землю, что у них будут дети [речь об это никогда не заходила прямо и откровенно, но они знали], и что все будет предопределено.
Скучно? Смотря с какой стороны посмотреть, иногда ты балансируешь на лезвии ножа, ходишь по краю кратера вулкана и не знаешь, что будет завтра, тогда есть стимул проживать каждый день как последний, но иногда сердцу милее тихая гавань, которую выбрали Ник и Лея.

Сейчас она смотрела на него, как раненный и испуганный зверь, большими темными глазами, в которых он как в калейдоскопе, мог увидеть каждый кадр их жизни: вот они смеются, идя рядом друг с другом и толкают тележку по магазину, выбирая цветочные горшки, вот они кидаются попкорном на заднем ряду в темном зале кинотеатра под выстрелы в каком-то боевике, вот губы Ника касаются ее мягких и теплых губ, завлекая в пучину пленительного наслаждения. Лея совсем не изменилась, все та же прямая и гордая осанка, смуглая кожа и темные растрепанные волосы, спадающие на плечи, ей можно не делать никакой укладки и прически, она красива сама по себе. А Ник, Ник без нее стал совсем другим — темные круги под глазами, в которых потухли искры, улыбка больше не выглядит счастливой и безмятежной; он тоже жил, но делал это по наитию, по какой-то долбанной привычке пить с утра молоко с хлопьями и работать. Его голос узнавали немногие те, кого он спасал по телефону: низкий, приглушенный и окутывающий безопасностью. Все существование Роулинга превратилось в механическую череду действий, он больше не влюблялся, не избегал этого, но сердце само ожесточилось, как бы напоминая своему хозяину о том, что он не имеет право во имя собственного эгоизма разрушить судьбу девушки. У него была подруга — рыжая, веселая, не ищущая серьезных отношений, она довольствовалась пивом и сексом по вечерам, слушала его не смешные шутки и пропадала, не имея привычки названивать. Вот и все, других у Ника в его новой жизни не было.

Они вместе выходят на улицу, и мужчина, засунув руки в карманы брюк, поднимает лицо к небу, делая несколько глубоких вдохов, позволяя кислороду насытить легкие и отрезвить ум. В клубе было темно и душно, а сейчас весенняя прохлада приятно обдувала тело, а глаза привыкали хоть и к сумеречному, но естественному свету, не подернутому клубами дыма. Нескольких секунд было достаточно, как посчитала Лея, для того, чтобы парень пришел в себя, а затем ее горячий кулак, трясущийся от волнения и негодования, прошелся аккурат по скуле Ника, заставляя его отшатнуться и посмотреть на Дельфино удивленно. Он собирался придерживаться легенды о том, что не знает никакого Роулинга. Его зовут Хит Гордон, он патрульный полицейский и зашел сюда просто так. Раньше он почти никогда не врал, но новая работа и новый образ существования запросто научили его этому нехитрому ремеслу, чтобы ложь стала правдой, надо в нее очень сильно поверить, это как актерское мастерство. Хит здоров, и у него есть будущее, быть вымышленным персонажем ему почти понравилось.

— Не понимаю, мисс, — мазнул взглядом по руке — нет кольца — выдохнул с облегчением, перехватывая ее запястье так, чтобы девушке было не больно, но при этом она не могла так резко размахивать конечностью. Он обнимает ее за плечи, прижимая к груди и тепло улыбаясь, пальцы путаются в смольных волосах. — Вы меня с кем-то путаете. — Каждое слово, как грубая деревянная заноза, которая впивается под кожу и вызывает болезненные нарывы.
— Не плачь, — сердце сжимается в тугой комок, когда прозрачные капли текут по щекам его принцессы, она не должна плакать из-за какого-то там недогероя, не должна. Он перескакивает с «вы на ты», но сразу осекается, ведь Лея [ее нежное и лаконичное цветочное имя нравилось Нику больше, чем Дэстени] не давала разрешения на то, чтобы выдуманный Хит игнорировал правила вежливого общения.
Он не хочет знать, как ей было паршиво, потому что Николасу паршиво сейчас, в настоящем времени, но он не может так легко сдаться и отступить, он должен продолжать стоять на своем и гнуть легенду об очень похожих людях, такое же бывает в фильмах и сериалах постоянно. Роулинг прикрывает веки и сжимает ее сильнее, старясь не вестись на ребяческие провокации вроде «будь мужиком». Он и так был мужиком, когда избавил ее от будущего в компании инвалида, пусть не скорого, но неизбежного. Лея вырывается и толкает его к стене, от чего мужчина резко ударяется лопатками о кирпичную кладку и хмурится, и все равно, сколько бы она не психовала и не кричала, признаваться он не собирается.
Последняя фраза оказывается самой болезненной, потому что все, чего хотел Николас — это сделать ее счастливой, он верил и надеялся что с его уходом, с его фантомным исчезновением девушка найдет в себе силы собрать свою жизнь по осколкам и выстроить заново, он же находил, и быть порознь друг от друга было бы наилучшим решением, избавляющим их обоих от тягостных вздохов, жалких взглядов и размышлений о будущем.
Оттолкнуть ее не поднимается рука, потому Ник терпеливо слушает все, что наболело у Леи, она имеет полное право это высказать, а затем мягко и осторожно кладет руку ей на плечо, намереваясь сказать какую-нибудь очередную ложь, а потом… потом весь мир переворачивается, когда ее губы, родные, горячие и желанные, плотно прикасаются к нему, обезоруживая покрепче любых ударов. Но войну надо посылать сексуальных женщин, а не мужчин с дробовиками… 
Рука Роулингна соскальзывает на ее талию, он резко притягивает Дэстени к себе, отвечая на ее поцелуй и забираясь руками в шелковые тонкие волосы. Секунда, другая, тепло рассеивается, и мир снова приобретает привычные очертания. Ник выглядит растерянным и сбитым с толку, а затем все же настаивает на своем, как упрямый осел.
— И все же, мисс, — он качает головой, улыбаясь Лее, — вы меня с кем-то перепутали, так понимаю, с вашим бывшим парнем, — иначе бы она не поцеловала его с порога. — Позволите пригласить вас на чашку... — он задумчиво трет переносицу, стараясь не улыбаться так откровенно, ведь пусть под другим именем, он сможет посидеть с ней в кафе, поговорить, и оправдать себя, возможно… А потом снова исчезнет, чтобы опять не угодить в капкан любовных страстей, — кофе или на стакан пива, смотря, что предпочитаете. Как я уже говорил, меня зовут Хит, — протягивает ей руку, — а вас?

+1

6

I try to wash the scars and marks from under my skin
But you're etched in me like stone

[float=right]http://funkyimg.com/i/2bwD6.gif[/float] Спонтанный поцелуй между ними не возымел никакого волшебного эффекта. Любимый продолжает беззастенчиво лгать ей в глаза. Николас намеренно запутывает, хочет свести меня с ума? Внутренний голос саркастично ухмыляется сквозь солёную пелену, не понимая, то ли Ник одаренный актер, то ли эпохальный лжец. Девушка сжимает пальцы в кулаки с такой силой, что ногти болезненно впиваются в ладони. Лею тошнит от вранья Роулинга в прямом и переносном смысле. Хит? Что за дурацкое имя? Она бы так даже хомячка не назвала. Ему совершенно не подходит. Лея делает шаг назад, поворачивает голову в сторону, терзает зубами нижнюю губу, всматривается в темноту улицы, пытаясь успокоиться и взять себя в руки. В горле стоит ком, но если она сейчас уйдет домой, Николас одержит победу. Без сомнений именно этого он и добивается. Лея с большим трудом проглатывает обиду, поворачивается вновь к нему, смотрит в глаза, не обращая внимания на острую боль в груди. Лицо Ника в нескольких сантиметрах от её лица. Он упрямый, но она еще упрямее. Лее следовало бы рассказать гораздо больше о том, как привычный мир разрушался, во что превратилась её жизнь, после его исчезновения. Например, в красках описать, какие отнюдь нерадостные эмоции она испытала в кабинете УЗИ, когда женщина в белом халате объявила о девятой недели беременности. Услужливая память мгновенно подкидывает расплывчатое воспоминание из недавнего прошлого: побледневшая Лея лежит на кушетке; повернув голову в право смотрит в монитор, на котором можно было уже разглядеть зародыш и отчетливо слышит сердцебиение. Панический ужас охватывает все ее существо. Как же так могло случиться? У неё были необходимые таблетки, которые она не забывала принимать, но, по всей видимости, всё-таки пропустила один раз. Всё это время до прихода на прием к врачу своё недомогание Дэстини списывала на неправильное питание и переутомление, ведь она работала практически двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. В те дни она часто оставалась спать на жестком неудобном диване у себя в кабинете. Дэстини съехала с квартиры, в которой жила с Ником душа в душу, почти сразу, ей было не по себе и тяжело находиться там в одиночестве. В стенах этих комнат происходили самые интимные моменты, которые ей так много дали. Ни с кем ей не было так хорошо, как с ним. Нет, там нельзя было больше оставаться. На съемочной площадке реализация заказов капризных клиентов помогала отвлечься от мыслей о неудавшейся личной жизни. Теперь в её глазах застыл философский вопрос: как быть дальше? Лея хотела ребенка от Николаса, даже очень. Слезы по щекам бежали на перегонки от страха и осознания собственной никчемности. Она была морально не готова к тому, чтобы стать матерью. Ей нужна была поддержка. Разве она справиться без его участия? К родителям за помощью Лея обратиться не могла. В Ванкувере её мать известная медийная личность, а она, вернувшись в родительский дом, станет большим жирным пятном на её репутации. Отец недавно перенес инсульт, и это известие его точно добьет. Они ни в коем случае, ни о чем не должны узнать. Кроме всего прочего, ей было очень стыдно перед ними. К счастью в ближайшее время никто из родственников не собирался её навестить. Уже в кабинете у гинеколога она спросила о последствиях прерывания беременности. При других обстоятельствах Лее бы в голову не пришла мысль об аборте, но сейчас сидя в кресле напротив врача, она думала, что так будет лучше для неё. Естественно женщина настоятельно просила Лею этого не делать, ссылаясь еще и на психологический аспект вопроса. Врач, сунув в карточку брошюру, посоветовала ей обратиться в сообщество матерей-одиночек, мол, они всегда помогут словом и делом. Лея, мысленно хлопнув в ладоши, прогоняет неприятное воспоминание прочь.

Дэстини, — представляется девушка, гордо приподняв подбородок. Называть её Леей могут только близкие друзья и семья. Он лишил себя этой привилегии. В ту же секунду Дельфино обменивается с ним крепким рукопожатием. — Мой бывший парень полный урод. Знаете, он вполне мог скрывать от меня брата- близнеца. Как оказалось, я его совсем не знала, — небрежно произносит Лея, не думая о том, что её слова могут его ранить. Пусть думает, что она поверила в его легенду о Хите Гордоне и отступилась. — Лучше кофе. Кхм. Конечно, ей больше хотелось употребить спиртного, но Лея быстро пьянела, а ей необходимо сохранять ясную голову. — Уже поздно. Разве вас никто не ждет дома? — Как можно более равнодушным тоном спросила она у Ника, набирая эсэмес своему брату. Телефон трясся в её руках. В ожидании его ответа она никак не могла совладать с пальцами, то и дело, нажимая не на ту букву. У неё уже высветилось два пропущенных вызова. Майкл ходячее инфантильное недоразумение. Сначала Лея боялась оставлять его наедине с маленьким ребенком, но младший брат убедил, что он сможет позаботиться о племяннице. Время от времени случались какие-то форс-мажоры, но ничего опасного для жизни Линетт. Мелкая его просто обожала и не хотела слазить с рук. Лея любила наблюдать за их времяпрепровождением со стороны. Майкл развлекал Линетт разнообразными играми и даже разрешал ей разрисовывать его лицо красками. Пару раз она обращалась с вопросом к самой себе: смог бы стать Ник хорошим отцом для Линетт? Наверное, он был бы самым лучшим. Ник всегда был внимателен к её просьбам и заботлив. Они, конечно, иногда ссорились по пустякам. Но он ни разу не позволял себе повысить на нее голос, а уж тем более поднять руку. Такого спутника жизни в своих мечтах рисует почти каждая вторая женщина на земле.

Пришли, — они остановились напротив круглосуточного кафе. Сквозь окна можно было увидеть, что посетителей было немного и есть свободные места. Ник открыл перед ней дверь, и она вошла в ярко освещенное помещение первой. Люди за столиками были поглощены беседами вполголоса между собой. На них никто не обратил внимания, кроме персонала. Она выбрала свободный стол, и они синхронно сели друг напротив друга. Через минуту к ним подошла симпатичная официантка, чтобы задать дежурный вопрос. Лея не взглянув в меню, попросила только черный кофе без сахара. Она чувствовала себя, очень глупо сидя здесь и ведя себя так, словно он ей чужой человек. — Может быть, расскажите о своей жизни в Сакраменто. Кем работаете? И как часто посещаете подпольный клуб? Смею предположить, что вы там завсегдатый. Лея ставит локти на стол, сцепливает пальцы и опускает на них подбородок.
"Как далеко тебя заведет ложь?"

+1

7

Она сдается и принимает его условия игры, или это обманчивое явление, подготавливающее Николаса к буре перед грозой? Дэстени Лея Дельфино никогда так просто не отступала от своей цели, и он прекрасно это знал, не стоило играть с огнем и завязывать разговор, если бы Роулинг хотел в очередной раз исчезнуть, он бы просто выдернул ее за локоть из толпы, убедился, что его возлюбленная жива, в относительно целом психическом и физическом состоянии, а затем накинул бы на голову капюшон, развернулся и ушел, бросая ее на волю других участливых посетителей подпольного клуба.
Они так и стояли друг на против друга, каждый со своей точки зрения рассматривал случившийся внезапный поцелуй, и Николасу было очень стыдно за то, что он не может взять, прекратить этот фарс легким взмахом руки волшебника и сознаться в своей неубедительной, покрытой пятнами абсурдности лжи. Ему самому от себя сейчас было противно и тошно, хотелось отойти на пару шагов и врезать себе отрезвляющую пощечину, а лучше опрокинуть ушат ледяной воды, но поздно, игра началась. Вечером он будет лежать на своем жестком диване, и, пытаясь заснуть, раз за разом прокручивать в воспоминаниях эту встречу, как заезженную пластину или бракованный кусок киноленты.

Есть у французов такое понятие, как «esprit d’escalier», что обозначает «эффект лестницы», и вот тогда, вечером на спальном месте, этот эффект обязательно его настигнет, найдутся нужные слова и модель поведения, а сейчас от неожиданности, волнения и толики страха, захватившего его подсознание неожиданной встречей с бывшей девушкой, но не бывшей любовью Ник выдавал только спонтанные мысли и решения, глупые и далекие от рыцарских идеалов.
Уже сейчас ему было стыдно перед Леей за такое поведение, и стыд звонкой монетой летел в стеклянную банку доводов в пользу продолжения спектакля, нет, в таком трусливом поведении нельзя сознаваться, она не поймет, ведь для нее Ник всегда был идеальным: честный, добрый, справедливый и сильный, видимо, болезнь уже добралась до его мозга, если мужчина пусть и спонтанно, но позволил себе такое.
Изменилось бы что-нибудь в его поведении и отношении, если бы Роулинг узнал, что у него есть дочь, маленькое светловолосое чудо, которое растет без отца, но отчаянно в нем нуждается? С ней можно было бы идти по парку, удерживая за крошечную теплую ручку, покупать ей мороженное и воздушные шары, не об том ли всегда мечтал наш герой? Тихая гавань, размеренный ритм, бесконечное множество счастливых часов и полная удовлетворенность свое жизнью? Почему так случилось, что в какой-то момент невидимая рука титана огромным железным кулаком ударила его по ребрам, выбивая силу духа, волю, жажду жизни и любовь к близким? Как он посмел поставить свой эгоизм превыше чувств тех, кто стал семьей?
Сейчас это все неважно, семьи больше нет, есть только куча бумаг из медицинского центра и этот идущий за ним по пятам все то время, с тех пор как он разлучился с Дельфино, «эффект лестницы», когда нужные решения и идеи приходят слишком поздно.
Она ему не верит, он читает презрения на губах, но вот легкая тень сомнения промелькнула на радужке глаза, разжигая искру надежды, что идея с враньем не такая уж плохая: просто узнать, как у нее дела и исчезнуть, не давать в себя влюбиться по новой. Сам Ник не опасался перемен в своих чувствах, ведь не переставал любить свою принцессу ни на минуту из тех резиновых дней, что они уже не вместе.

— Красивое имя, — он уже не помнил, что произнес в первое знакомство с девушкой, но надеялся, что не то же самое. Три буквы ее инициалов — DLD — раскаленным металлом выжгли на сердце шрамы, забыть эти имена невозможно, да Николас и не пытался. Затем очередная реплика, полная обиды, гнева и отчаяния в его адрес, а адрес настоящего Ника Роулинга, и мужчине приходится собрать в кулак все свое самообладание, чтобы не начать оправдывать себя же или не нагрубить, последнее в прежней жизни с ним случалось крайне редко. Он мог не выспаться с утра и первые пару часов после пробуждения быть молчаливым и хмурым, они с Леей могли спорить в магазине о том, какие цветочные горшки не испортят вид подоконников, и в тоге Ник махал рукой и предоставлял право выбора девушке, потому что какой толк в цвете горшков, если твоя девушка грустит?
Вспыльчивым и раздраженным он не был и сейчас, потому просто сделала вид, что «бывший парень» его новой знакомой никоим образом его самого не касается. В горле пересохло и руки немного дрожали, это не было видно другим, но сам мужчина чувствовал невидимую пульсацию под подушечками пальцев. Оказывается, водить за нос любимых очень и очень сложно, всем искусным лжецам надо выдавать что-то вроде «Оскара» за такой выматывающий и нервирующий труд.
— Нет, никто, — конечно, его ждала Алиса, но о ней упоминать сейчас было бы тоже не очень разумно, ведь Лея знала про его сестер-близняшек и знала о том, что незадолго до их разрыва Лиса пролетела несколько этажей с балкона до колючей травы газона, раскинувшегося под окнами ее парня-садиста, и попала в реабилитационный центр. Тогда он стал больше времени проводить с сестрой и меньше с Леей, но тогда еще была надежда на лечение и успешную реабилитацию, сейчас ее почти не осталось, никто из доступных врачей не хотел браться за Роулинг-младшую.
Николас все еще не очень хорошо ориентировался в так называемом развлекательном Сакраменто, предпочитая отдавать свое время работе и лечению сестры, а не увеселительным мероприятиям, лишь изредка заглядывая в пивной бар или бойцовский клуб, как бы в память от их с Леей отношениях, потому полностью полагается на выбор девушки. Они идут рядом по улице и молчат, Ник обдумывает свои слова, подавляя жгучее желание сознаться в обмане, но ведь тогда придется сознаться еще и в причине своего внезапного ухода, а вспоминать и тем более говорить об этому ему не хотелось, можно было бы вообще никогда не раскрывать перед Леей всех карт, но тогда, когда лет через пятнадцать правда бы вылезла наружу, это был бы еще более жестокий и бесчестный обман, пусть лучше все остается так, как сейчас. Дэстени сама по себе, он — сам по себе, каждый со своими проблемами.

Идти оказалось недалеко, всего лишь перейти перекресток и остановиться около одного из кафе на противоположной стороне улицы. Ник никогда не бывал тут ранее, но для него это не имело никакого значения. Толкнув дверь рукой, мужчина пропустил спутницу, и они не спеша присели за один из свободных столиков около окна.
Все тот же черный кофе без сахара, она не изменяет своим привычкам. Два года назад по утрам они часто спорили на эту тему, завтракая, и каждый раз Ник говорил ей, что кофе без сахара — полная гадость! Какой смысл есть и пить что-то, если оно не вкусное? Сначала он думал, что это хитрая женская диета, но, оказалось, Дэс просто нравился такой напиток.
Себе Роулинг заказал чай с облепихой, он никогда не был гурманом и не отличался особой притязательностью в выборе блюд, любил капучино, но его можно пить на работе столько, сколько душе угодно.
Лея идет напролом, задавая смелые вопросы и проявляя слишком высокий интерес к мужчине, которого якобы никогда не знала, обычно в отношении всех его друзей она была сдержанной и равнодушной, да и самому Нику пришлось изрядно «побегать» за избранницей, прежде, чем она дала красный свет.
Ты все еще не веришь мне.
[float=left]http://67.media.tumblr.com/8c1d1de0f5a5a441d0be50c9665c59ef/tumblr_inline_n8dktrtRMW1rh9r02.gif[/float]— Ну, — он несколько замялся, все-таки первый раз на поприще бесславного врунишки, и надо состыковать все факты, — не очень давно, лет десять, переехал сюда вместе с родителями, отец получил повышение, и мы перебрались из менее известного городка, а ты? Можно на «ты»? — Главное, не забыть все, что он ей наплел, а он забудет; утешением совести служило лишь то, что после этой встречи они снова разойдутся, эдакая альтернативная реальность, в которой оба могут поступиться своими принципами.
— Я работаю оператором службы спасения «911», — тут он решил не врать, потому что, во-первых, гордился своей работой, во-вторых, Лея вряд ли получит доступ к базе сотрудников и сможет пробить, вообще, скорее всего, она тут проездом, иначе снова придется менять место жительства…. — Мне очень нравится моя работа, моя новая работа, ведь до этого в Нью-Йорке он был патрульным полицейским. — В клуб хочу не часто, только если есть время после рабочего дня, а вот что там забыла такая хрупкая девушка? — Он знал, что Лея и раньше занималась боксом, и был рад ее спортивным достижениям, никогда не принимая патриархальной позиции в укладе быта новой семьи. Конечно, девушка должна оставаться девушкой, а не превращаться в состоящего из мышц рэмбо, но у Дельфино с фигурой полный порядок, так смысл отнимать у человека любимое дело?
Многое о Лее Николас уже знал и не успел позабыть, потому, делать вид, что видит ее впервые оказалось сложнее, чем мужчина предполагал, это слегка осложняло диалог.
— Тебе стоит быть осторожнее, тот парень, в клубе, который вышел на ринг, кто он тебе? — Вот этого Роулинг не знал, потому вопрос вышел искренним и не изъеденным фальшью. — Тебя могла затоптать толпа.

+1

8

Когда она начала с ним встречаться, поняла, что пропала, ибо осуществился ее самый большой страх — полюбить. Сидя напротив Ника, молча проглатывая ложь, абсолютно бездействуя, проводя аналогию с боксом, она сравнивала бы себя с бойцом, в чьих интересах проиграть поединок. Только она сама за себя, переступив через гордость, проигнорировав вспышку боли в груди приняла решение придерживаться такой тактики. Старшая сестра сказала бы, что Лея спятила, отчасти так и есть, иначе она бы вообще не сидела напротив человека, который, очевидно, в ней больше не нуждался. Она коротко кивнула в ответ, когда он обратился с вопросом: можно ли к ней обращаться на "ты"? Для того чтобы выдавать мнимые эмоции на лице женщине пришлось повоевать с собой и сконцентрироваться исключительно на положительных воспоминаниях. — Ммм...— заинтересовано протянула Лея, и в ее глазах мелькнуло облегчение. Новость о том, что Ник не расследует загадочные преступления, не гоняется по улицам за психопатами, обрадовала ее. Работа полицейского напрямую связана с риском. Только в кино плохие парни стреляя в хороших промахиваются. Только в компьютерной игре, если тебя убили, то ты можешь нажать exit и пройти уровень еще раз. Ник видел в профессии полицейского плюсы, а она обычно упадническим голосом подчеркивала минусы. Лея подсознательно боялась его потерять. То, чего мы боимся с нами и происходит...
Почему ты выбрал эту профессию? — спросила она, про себя подумав, пусть хоть это будет правдой. На тренировках женщины часто обращались к ней с вопросом, какие приемы самообороны использовать, чтобы выиграть время и набрать службу спасения. Признаться честно – она не поняла, что он забыл на такой сложной, ответственной за человеческие жизни работе.  Лея любила его (до сих пор любит), а он бросил ее, когда она в нем так отчаянно нуждалась. [float=right]http://66.media.tumblr.com/0cd6caf13e3cbf27658bdd57a50b4fbf/tumblr_nw10zhqPrA1tmyav6o2_250.gif[/float] Вновь набежала волна депрессивных воспоминаний, отбрасывая на мысли мрачные тени. В ее голове наперебой зашептались гнев и обида. "Прости ты его, будь взрослой сознательной девочкой, в конце концов, хватит уже жалеть себя!" — вмешался голос разума. Она чувствовала, что еще немного и маска на лице треснет и рассыплется мелкой крошкой. А этого ни в коем случае нельзя было допустить. Лея стиснула зубы и выдохнула.
Мой подопечный. Я хотела его остановить, но не успела. Это по моей вине он пострадал сегодня на ринге.  Сэм – запутавшийся в своих подростковых проблемах ребенок, — подавленным голосом поделилась Лея. — Я ненавижу эти подпольные бои, — она ударила кулаком по столу с такой силой, что чашки подпрыгнули. Официантка, выпучив глаза на Лею, испуганно отшатнулась от их столика и убежала за стойку.  — И, знаешь, что? — она выдержала многозначительную паузу.  — Я это просто так не оставлю! Решено. Я сама выйду на ринг и отправлю этого козла, который побил Сэма в нокаут. Я его запомнила, — Лея отпила кофе, затем посмотрела на часы. — Мне уже пора. Ты меня совсем не знаешь, а так обеспокоен. Профессиональное, да? — Лея подмигнула ему, доставая из кошелька купюры.  — Я угощаю в знак благодарности. Без тебя выбраться из толпы было бы сложнее.
Лея вышла на улицу набрала цифры и поднесла телефон к уху. Гудок. Ответ оператора и она сбрасывает номер. К черту такси. Дельфино перешла дорогу, зачем-то посмотрев предварительно по сторонам. Лея обернулась и увидела, что Ник вышел и пошел пешком в противоположную сторону. В мультиках, когда герой не знает, как ему поступить у него на плечах появляются ангел и бес. Так вот она воспользовалась воображением и разыграла их диалог у себя в голове. Лея топчется на месте, кусает сухие губы. А потом резко срывается с места. Всю дорогу до его дома она держится на расстоянии, в тени. Адреналин плескался в крови. Волей-неволей почувствуешь себя героиней шпионского боевика на первом ответственном задании. Возле подъезда его встречает какая-то девушка. Жаль, что не видно ее лица. Лея решается подкрасться чуть поближе, чтобы расслышать слова. Ник говорит, что его ждет Алиса, и он очень устал и им лучше поговорить завтра. Но, девушка не уходит. Лея бессознательно разжимает пальцы, и телефон падает на асфальт. Она не сразу поняла, что это у нее что-то разбилось. Естественно шум привлек внимание, и они синхронно повернули голову вправо. Лея пошатнулась и сделала шаг назад, а потом и вовсе пустилась бегом вниз по улице, не разбирая дороги.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ты раб системы.