В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Carmina Burana


Carmina Burana

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

Carmina Burana: Cantiones profanae cantoribus et choris cantandae comitantibus instrumentis atque imaginibus magicis

- - - - - - - - - -
Дитрих и Хелене
ХІІ век
Грайфенберг в Германии
- - - - - - - - - -
Судьба бывает несправедлива, она изменчива и непостоянна, а богатство, как приходит, также быстро и легко уходит, приход же весны неизбежен.


- - - - - - - - - -
После угаснувшей эпидемии чумы из дальнего пути возвращается рыцарь. И что он видит в родном городке?
Ветер еще не успел развеять прах сожженной на костре ведьмы, которой в вину поставили злодеяние против добрых людей. Но стало ли после этого в городе проще жить?
- - - - - - - - - - 

в качестве вдохновения

+1

2

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Тем утром, когда началась эта история, Дитрих проснулся еще до рассвета, после тяжелого и беспокойного сна, что не принес желанного отдыха. Ему вновь снилось беспокойное море и долгое путешествие из Святой земли до Италии - жестокие бури, что пришлось пережить в этом плавании причудливо смешивались с недавними событиями в жизни рыцаря, заставляя его беспокойно ворочаться во сне. Пробуждение было истинным облегчением, потому как в своем последнем видении фон Грайфенберг видел свою покойную супругу - как и при жизни, она вновь бросала ему обвинения в постыдной и греховной жизни и предательстве их брачных клятв. Едва только представилась возможность и он сразу же бросил ее и детей, уехав на Восток и позабыв о своих обязанностях отца и мужа... а еще, прижил там незаконное дитя, чем нанес ей тяжкую душевную рану. Этот разговор был настолько реален, что Дитрих почти даже поверил в то что Ариана как и прежде встретит его на пороге их родового имения - но, увы, письмо которое он получил еще в Акре, четыре месяца назад принесло поистине черные вести. Страшная болезнь пронеслась по землям Баварии, кося молодых и старых, богатых и бедных, не сделав исключение для Арианы и двоих детей Грайфенберга. Сразу после этого известия, он принял решение вернутся домой и вот теперь находился всего лишь в нескольких часах пути от родного дома, вместе со своими людьми и тем самым "плодом греха", которому теперь ничего не мешало сопровождать своего отца.
-Вы что-то рано поднялись, ваша милость, -поприветствовал своего господина все еще сонный слуга, когда принес в комнату теплой воды для умывания. Дитрих усмехнулся - на родине ему придется позабыть о теплой погоде, к которой он успел привыкнуть в Акре. Здесь горячая вода, а так же дрова вынужденная необходимость, которой простые люди порой бывают лишены... -Хозяин трактира спрашивал, угодно ли вам будет позавтракать или вы сразу же уедете?
-Мой дом ждал меня достаточно долго... так что час промедления уже ничего не изменит, -ответил рыцарь, после того как с удовольствием умылся. -Если Ринн уже проснулся, то пусть составит мне компанию как обычно.
-Прошу прощения... но мастер Рейн встал еще раньше вас.., -немного растерянно доложил Дорих. -Оседлал коня и уехал куда-то...
Дитриху оставалось лишь вздохнуть - но что можно было поделать с любопытным мальчишкой, которому все интересно? К тому же, долгое путешествие на родину отца было первым за всю его сознательную жизнь, ведь кроме Акры и еще пары мест в Святой Земле, Ринну не приходилось ничего видеть. По счастью, неугомонный сын вернулся целым и невредимым еще до того как фон Грайфенберга пригласили за стол и встретил отца во дворе.
-Я хотел немного осмотреться.., -попытался объяснится мальчишка, после того как получил свою порцию недовольства от дражайшего родителя. -Просто... здесь все так не похоже на Акру... а еще этот холод... Здесь всегда так холодно? Ты ведь говорил что уже весна...
-Боюсь что настоящая весна на наших землях начнется еще не скоро, -усмехнулся Дитрих. -А пока что, привыкай к снегу, льду и холоду - и будет лучше, если ты воздержишься от прогулок в одиночестве.
-Но я не хотел ничего дурного.., -вздохнул Ринн, опустив голову и понимая что с отцом бесполезно спорить. -Хозяева вчера говорили про озеро Аммер... а мы так и не видели его толком...
-Я думал что тебе хватило нашего морского путешествия, -на этот раз рыцарь не сдержался, рассмеявшись. -И я надеюсь, что мне не придется повторять тебе свою просьбу дважды...?
-Да, отец.., -мальчишка послушно кивнул головой и пошел следом за Дитрихом в его комнату, куда им уже был подан простой, но сытный и вкусный завтрак. -Знаешь, я видел целую процессию монахов - они кажется шли к городу. Может что-то случилось?
-Не знаю... так же как и тебе, мне придется заново узнавать что творится на наших землях, -ответил рыцарь. -Неподалеку есть большой бенедиктинский монастырь - надо думать, им удалось пережить эпидемию.
Позавтракав, Дитрих дал команду своим людям срочно собираться к отъезду в город и первым оседлал своего вороного коня. Ринн, кутаясь в теплый плащ подбитый волчьим мехом и отчаянно стуча зубами поехал рядом с отцом, но едва всадники въехали в город и достигли базарной площади, позабыл о холоде и прочих неприятностях...
На площади собрались наверное все горожане, а так же жители ближайшей к Грайфенбергу деревушки - здесь же были и монахи из Бойерна о которых упомянул Ринн, во главе со своим настоятелем. Все они наблюдали как догорал костер... на котором огонь пожирал совсем еще недавно живое тело, теперь превратившееся в головешку...
-Что это, отец.... что они делают? Зачем? -испуганно поинтересовался сын, едва только Дитрих успел подумать что дома совершенно ничего не изменилось.
-Божье правосудие, -коротко ответил рыцарь и дернув поводья своего коня, подъехал к настоятелю, что уже собирался уезжать - ведь все самое интересное уже закончилось? -Похоже что нынче у вас уже с самого утра полно хлопот, святой отец? А мне думалось, что вы прячетесь от чумы за надежными стенами Бойерна... как обычно.
-Ваш сарказм неуместен, барон, -ответил настоятель, недовольно нахмурившись. -Сегодня свершился божий суд над заблудшей овцой, что была виновна в несчастьях нашего края. Она совершила немало злодеяний и была осуждена церковным судом - а вам следует вспомнить о своих обязанностях!
-Неужели? С этого самого момента, это вам следует помнить, что любой суд на моих землях вершится лишь с моего одобрения, -совершенно спокойно ответил фон Грайфенберг. -Или желаете отправится за этой несчастной? Надо думать поленьев зесь хватит еще на троих человек как минимум.
-Я могу лишь пожалеть, что ваш отец не слышит сейчас этих слов, -выдавил из себя настоятель, прежде чем сесть в свою крытую повозку. -Это был истинный и праведный правитель этих земель...
-О да... он ведь в религиозном экстазе едва не отписал монастырю большую часть моего наследства, -Дитрих нехорошо усмехнулся и затем обернулся к сыну. -Хорошо что его хватил удар до того как он хотел поставить подпись на дарственной. Ринн, прикажи нашим людям расчистить дорогу... я хочу как можно скорее попасть домой.
Пришпорив своих коней, рыцари заставили толпу расступится и барон фон Грайфенберг уехал с площади вместе со своими спутниками. Что же до настоятеля - скрипя зубами от злости, он велел везти себя обратно в Бойерн и решил обязательно пожаловаться епископу на непокорного безбожника.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-13 07:39:17)

+1

3

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●
Fortuna - Imperatrix Mundi
●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●●

[audio]http://pleer.com/tracks/4628801UuAI[/audio]

Когда изменился небольшой Грайфенберг настолько сильно, чтобы его было вовсе не узнать? Это было уже давно далеко не то городишко, которое сохранила в своем сердце Хелене. Серый, мрачный и грязный город, в котором не было места доброте, сожалению и взаимопомощи. Естественно, пить, гулять, проигрывать на игральном столе в кости целое состояние было делом вполне себе нормальным и приемлемым, тогда как помощь бедной девице, поверившей обещаниям своего бедного кавалера, которого летом отняла у нее страшное нашествие чумы – делом грязным и колдовским. Интересный взгляд инквизиции и аббатства на то, что творится в городе, не иначе. Но разве могут эти служители церкви знать, где и в чем есть зло, коли сами они жизни не видели? Единственное, что им хорошо знакомо – святое писание на древнем, не понятном простому люду языке, который они изучали добрую половину своей жизни, заучивая наизусть то, что не мог себе подчинить их разум. Единственное, что видели они – холодные стены аббатства, красивые картины и скульптуры того бога, которого они несут богатым и нищим, заставляя выкупать свое спасение за баснословные цены, которые устанавливает индульгенция.[float=left]O Fortuna
velut luna
statu variabilis,
semper crescis
aut decrescis;
vita detestabilis
nunc obdurat
et tunc curat
ludo mentis aciem,
egestatem,
potestatem
dissolvit ut glaciem.
[/float]
Так, где в этом холоде и мороке было место настоящему? Где найти того бога доброго, а не карающего и запугивающего? Определенно, если бы только Хелен сейчас открыла свой рот, вряд ли бы осталась жива, и последовала за той женщиной, для которой готовили нынче костер. Ее объявили ведьмой. Сказали, что она повинна в нашествии чумы, что была от дьявола, и будто бы это она сводит на пагубную тропу девиц, заманивая в свои темные сети. Из той девчонки, что пришла в старую хижину ведьм этой зимой на сносях, выбили обвинения в адрес Анхель, погружая ее голову в воду, так что и не было у нее возможности глотнуть свежего воздуха. Сегодня ее тоже привели на главную площадь Грайфенберга и поставили на помосте так, чтобы все жители, коих немало собралось посмотреть на то, как будет гореть ведьма, посмотрели на павшую овцу, которую все-таки удалось навернуть на путь истинный. Синяки и следы ударов по лицу, оставленные допрашивающим аббатом на молодом и некогда красивом личике девушки, которое Хелене хорошо сохранила в своей памяти, еще не сошли. Наверняка кто-то еще и позаботился о том, чтобы освежить их – это ведь подействует устрашающе на и так глупых и необразованных людишек, которым все не забыть пережитки варварства и язычества, которое почитали их предки. Девчонку теперь ожидала холодная келья в каком-нибудь женском монастыре, если она, конечно, доживет со всеми теми увечьями, которое ей было нанесено инквизицией в ходе поиска истины.
Ведьма поморщилась, когда сквозь толпу к подготовленному помосту подвели Анхель. Ее сердце сжалось от сожаления и осознания собственной беспомощности в данной ситуации. Когда в их хижину пришли инквизиторы, ей едва удалось удрать, а спрятаться она смогла лишь в стенах городской церкви, двери которой оказались не запертыми. Что же, решила она тогда, раз бог есть на свете, он все-таки поддерживал ее, иначе не позволил очернить свою святыню ее присутствием. А в прочем, может быть, Его слуги куда больше успели преуспеть в этом, и ей нечего было очернять?! Так или иначе, а правда была в том, что с тех пор она так и ничего не смогла предпринять ради того, чтобы выдрать из лап инквизиции свою подругу. Она проклинала, она молила небеса и богов, своих старых богов, что каждый раз отзывались на ее призыв, помочь подруге, однако на этот раз они молчали. Никто не хотел помогать им с Анхель, и Хелене пришлось молча наблюдать за тем, как епископ подносит к сухому хворосту факел, который охотно делится своим жаром с древом.
- Жги ведьму! – воскликнул кто-то из толпы, подняв вверх вместе с рукой вила, которые захватил с собой на всякий случай.
- Пусть отправиться к дьяволу! – поддержал кто-то, пока Анхель смотрела на всю толпу словно свысока. Она прекрасно понимала, что это был конец, но все равно держалась более чем достойно.
Как знатная дама, а не ведьма!
- Я обязательно приду к тебе ночью, Пауль, и позову тебя следом за собой - в преисподней хватит нам всем места! – ответила одному из кричавших Анхель достаточно громко, чтобы ее слышали все на площади, пусть огонь начал уже греть ей пятки. - Помнишь, как ты заходил ко мне?! Помнишь, как ты просил дать тебе зелья для жены, чтобы она вылечилась?! – на эти слова ведьмы, кто-то возмущенно начал что-то невнятное кричать, а сам обвинитель опустил вниз руку, в которой и держал свои вила. Мужчина видимо припомнил, как заходил к Анхель и сильно испугался тех обвинений, которые справедливо огласила ведьма. А она и не думала останавливаться. Снова и снова она обращалась к людям на площади, пока огонь не охватил ее целиком, от чего говорить она не смогла. Только кричать, насмехаясь от отчаяния и страха.[float=right]Sors salutis
et virtutis
michi nunc contraria,
est affectus
et defectus
semper in angaria.
Hac in hora
sine mora
corde pulsum tangite;
quod per sortem
sternit fortem,
mecum omnes plangite!
[/float]
Глаза Хелене щипали слезы, однако она упрямо сдерживала их, понимая, как они были не уместны сейчас. Никто не плачет по сожженной ведьме! Каждый радуется тому, что удалось очистить человеческий род от нечисти, которую несут странные существа, именуемые ведьмами. Женщина лишь поджала губы, наблюдая за тем, как расходится понемногу толпа.
- Я отомщу, - тихо прошептала она, глядя на тлеющие останки подруги, рядом с которой могла стоять и сама. – Даю слово, я обещаю, что все они заплатят, - добавила ведьма, прежде чем оглянулась. Ее внимание привлек к себе эскорт, вернувшегося из далекого крестового похода барона. Когда-то она видела, как пышно провожал рыцаря Грайфенберг в первый его путь на святую землю, которую следовало очистить от нашествия неверных, что смели очернить христианские святыни. Тогда он был моложе, но и сейчас многим напоминал того привлекательного рыцаря. Рыцарь перемолвился о чем-то с настоятелем аббатства, при этом по лицу священнослужителя будто прошлась злая тень, после чего тот скрылся в повозке, а барон отправился в свой замок. И в этот самый момент ведьма прекрасно поняла, каких союзников ей недостает ее черной мести. К вечеру того же дня она постучала в ворота древнего замка, спросив, не нужна ли Его Милости служанка, что умеет и может многое. Ей пришлось даже снять капюшон своего плаща, что скрывал новый цвет ее красных, как погребальное пламя на костре Анхель, волос, ведь рыцари, служившие Его Милости фон Грайфенбегру, должны были убедиться в том, что служанка достойна внимания барона. Иначе они бы просто задержали ее при себе, так и не доложив. Но, с чарами убеждения женщина не боялась грязных вояк.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-07 13:47:30)

+1

4

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Переступив порог своего родового замка, барон подумал о том, что здесь, скорее всего ничего бы не изменилось даже если бы он вернулся еще на несколько лет позже. Те же мрачные стены и высокие своды... гобелены в темных коридорах и хорошо знакомый Дитриху главный зал, в котором его отец обычно принимал своих верных вассалов и занимался неотложными делами. Старинный и мрачный дом, сейчас еще больше ставший похожим на настоящий склеп, потому как недавнее присутствие смерти еще ощущалось в воздухе.
-Когда-то мне чертовски хотелось сбежать отсюда... все равно куда, лишь бы хоть что-то изменить, -вполголоса произнес фон Грайфенберг. остановившись перед старым камином над которым висел щит с его фамильным гербом - разъяренный медведь, вставший на задние лапы и готовый разорвать противника. -Не самое веселое место на свете...
Ринн следовавший за отцом словно послушная и верная тень, немного испуганно огляделся по сторонам - дом в котором он жил в Акре был совсем другим, куда более светлым и проще обставленным. Да и вокруг почти постоянно царило солнце... а в этой стране черный и серые цвета преобладали буквально во всем, словно бы краски окружающего мира давно поблекли как на старой картине.
-Неужели ты жил... здесь? -тихо сказал мальчишка, произнеся последнее слово в своей фразе с какой-то совершенно особой интонацией. -Этот замок больше похож на склеп, отец... и мне здесь как-то не по себе...
-Ничего, мы еще вдохнем сюда новую жизнь, -усмехнулся Дитрих и затем обернулся к старому и верному слуге. -Дорих, я так понимаю, из прежней прислуги никого не осталось?
-Увы, ваша светлость... те кому посчастливилось выжить, судя по всему бежали от страшной болезни, -ответил слуга, поклонившись своему господину. -Если вам угодно, я немедленно займусь решением этой проблемы... уверен, что найдется немало людей, готовых послужить вам.
-Да уж, будь любезен. Я хочу как можно скорее привести здесь все в порядок, -кивнул барон. -Пошли кого-нибудь в город и организуй нам нормальный обед и ужин... а тем кого удастся нанять скажи, что они не будут на меня в обиде, если станут преданными и верными слугами.
-Как вам будет угодно, ваша светлость, -кивнул Дорих и тут же вышел из зала, прекрасно зная что приказы фон Грайфенберга должны исполнятся практически молниеносно. Не прошло и трех часов, как в замке закипела работа - крестьяне из ближайшей деревушки взялись за капитальную уборку в замке, в надежде получить обещанное щедрое вознаграждение. Неожиданное возвращение барона вселило в них надежду на более светлое будущее - ведь его милость побывал в самых необыкновенных странах за морем и сумел остаться целым и невредимым. Ринн с тоской наблюдал за бурной деятельностью в старом замке и тихонько вздыхал, отчаянно скучая по Акре и своей прежней жизни, как вдруг его окликнул один из рыцарей отца.
-Мастер Рейн, у ворот какая-то женщина... говорит что желает работать в замке.
Мальчишка пошел следом за рыцарем и несколько минут спустя увидел незнакомку с ярко-алыми волосами - определенно, она была не похожа на тех людей что пришли из деревни? Она была красива и определенно знала себе цену...
-Пропустите ее, -сказал Ринн рыцарям что охраняли главные ворота, после чего подошел ближе к незваной гостье. -Вы первая, кто пожелал остаться работать в замке - остальные явно собираются удрать куда глаза глядят как только им заплатят. Пойдемте, я проведу вас в замок...
Почему-то Ринн не смог заставить себя обратится к таинственной незнакомке на "ты", как и следовало наследнику барона... она была более чем вежлива и почтительна, однако совершенно не походила на обычную служанку - и мальчик не мог объяснить самому себе, отчего у него возникло такое ощущение. Однако, его отец пожелал как можно скорее привести все в порядок в его родовом гнезде, так что все желающие поступить на службу были в тот вечер благосклонно приняты. Кроме Хелене - так назвалась рыжеволосая женщина - были наняты еще слуги для работы как в доме, так и на конюшне. Дитрих не стал скупится на расходы, так что спустя пару дней после его приезда, в замке появилась новая мебель, а так же различные предметы обихода. Верные рыцари барона занялись своими привычными обязанностями, расставив по периметру замка надежную охрану и быстро превратив его в неприступную крепость. Естественно, все желающие послужить фон Грайфенбергу мечом и щитом были так же охотно приняты и вскоре внутренний двор превратился в самый настоящий тренировочный плац. Тем же вечером господина барона приехал навестить его прежний поверенный из города, так что Дитрих приказал устроить хороший ужин для гостя, благо что теперь для этого имелись все возможности.
-Хелене, сегодня ты будешь прислуживать барону за ужином, -обратился Дорих, к огненно-рыжей служанке, незадолго до приезда нотариуса. Она показалась новому управляющему замком куда умнее и воспитаннее остальных... и если учитывать тот факт, что ужин должен был пройти безупречно, то это был единственно верный выбор. -Кроме хозяина за столом будут его сын и достопочтенный господин Шульц. Думаю, что вы с Гретой прекрасно справитесь вдвоем.
Вторая служанка испуганно кивнула и когда управляющий ушел, оглянулась на Хелене. Та выглядела совершенно спокойной, чего нельзя было сказать о бедной Грете - девчонка осталась круглой сиротой после нашествия страшной болезни и никогда в жизни не работала на важных господ. Но после всех несчастий что выпали на ее долю, пойти в услужение к барону было спасением от голода, холода... и одиночества.
-Господи, как же мне страшно... надеюсь что меня не выкинут за дверь после этого ужина, -тихонько сказала девушка. -А ты не боишься, Хелене? Ты такая смелая...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-07 20:34:00)

+1

5

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
Месть подают к столу холодной, хорошо остывшей и продуманной до мельчайших подробностей, аккурат так, чтобы никто и не подумал даже потом показывать пальцем в сторону источника бед тех всех людишек, что заслужили хлесткого удара [float=left]Sors immanis
et inanis,
rota tu volubilis,
status malus,
vana salus
semper dissolubilis,
obumbrata
et velata
michi quoque niteris;
nunc per ludum
dorsum nudum
fero tui sceleris
[/float]ведьмы. Жаль, что Хелене понадобился столь жестокий урок Судьбы, дабы понять – люди не заслуживают ни на что, кроме бед и зла, которое они сами хранят внутри себя. Конечно, Злодейка беспощадно поступила с ведьмами, которые проявили свою слабость и сострадали бедным людям. Но, впредь ничего подобного не приключится – уж в этом могла себе поклясться ведьма, чье сердце воспламеняло желание расправы с неблагодарными невеждами, которым было не понять, что чума не могла быть послана ведьмами. Чума была в их сердцах уже давно. Она терпеливо ждала своего времени, чтобы разразиться по всей Баварии и пройтись черной тенью, заглянув в каждый дом. За душей каждого хватало грехов, а чума брала, не разбирая, где мал, а где велик. Только вину всегда легче возложить на плечи крайнего…
Пока Хелене ожидала, пока ее прогонят или пропустят в замок, женщина обошла своим внимательным взглядом толстые и неприветливые стены древнего замка, что служил родовым гнездом не для одного поколения баронов Грайфенберга. И нужно ведь отдать должное баронству, ведь род был не просто старинным, но главное сохранял в сердцах местных жителей хоть какую-то долю уважения, чего нельзя было сказать о многих других баронах, что заслужили лишь страх и боязнь у своих владык и повелителей. Возможно, именно эта доля уважения, которую испытывали в здешних местах к фон Грайфенбергам и давала ведьме надежду на возможность использовать влиятельного и знатного мужа в своих корыстных и темных целях, а не только тот не самый благоприятный разговор, который барон имел с епископом нынче днем.
От размышлений ведьму отвлек совсем юный мальчишка, который подошел к ней. Его она уже видела на площади. Он был в свите барона, держась неподалеку от него. Лишь со временем ведьма узнает, что этот мальчуган является незаконнорожденным, но признанным сыном и наследником фон Грайфенберга. Сейчас она с любопытством и даже долей сожаления заглянула в глаза мальчика, которого назвали Рейном.
- Благодарю, мой юный господин, - почетно обратилась она к мальчишке, слегка улыбнувшись ему. Правда, баронский сын не мог сейчас в полной мере рассмотреть ее улыбку, ведь пока она находилась в тени. В прочем, пусть даже он и видел ее, то видел лишь сожаление и понимание, с которым женщина могла отнестись к знатному семейству, что заслуживало большей лояльности от своих подданных, которых вряд ли назовешь такими уж преданными. – Здешние люди очень неблагодарны и всегда ищут во всем свою выгоду, - разумно добавила она, как только молодой человек ей это позволил. – Но, если ваш батенька будет платить им вовремя и достаточно – никто не захочет разбегаться. Ведь работу, действительно хорошую работу, найти не так уж и просто в наше неспокойное время, - продолжила Хелене, своим привычным тоном, не выпуская из своего внимания проницательного мальчишку, то быстро смекнул, и достаточно почетно, как для баронского наследника, отнесся к ней. – Меня зовут Хелене, но я наверное уже совсем вас заболтала. Прошу меня простить, - она слегка лишь поклонилась Рейну, после чего перешла под начало управляющего делами замка, который и определил для нее фронт работ на первое время.
Кто бы мог подумать, что будет так легко и просто пробраться в баронские покои? Конечно, она могла немедля воспользоваться этой возможностью, ведь не зря поговаривали, что барон, как и любой нормальный рыцарь, имел определенные слабости к красивому женскому телу, если она только была бы хоть нескольким младше и куда более наивной, чем сейчас. Блиц криг был не для этой кампании, а она будет терпеливой и подождет. Тем временем, женщина занялась вещами, находившимися в баронских покоях. Вещи, принадлежавшие покойной баронессе, было приказано сложить в ящик и убрать подальше, а еще лучше сжечь, чтобы никто из здоровых, а именно его милость барон, не мог заразиться страшной хворью, что не миновала и толстых стен его замка. Хелена хорошо поработала и достаточно быстро собрала весь хлам покойницы в ящик, который быстро вынесли прочь и сожгли. Она простелила совсем новое и свежее постельное белье на кровать барона, умилившись тем, что самой еще не доводилось спать на таких белых простынях. Но, это ведь временно?
Когда спустя несколько дней, которые ведьма провела в баронском замке, терпеливо выполняя всю порученную ей работу, Дорих сказал ей, что будет прислуживать при ужине барона и его гостя, женщина лишь удивленно приподняла тонкую бровь вверх, при этом скрестив руки на груди. Надо полагать, судьба делала неописуемо щедрые жесты ведьме, надеясь подкупить ее? В прочем, она лишь кивнула в знак своего согласия, нисколько не волнуясь и не демонстрируя какого-либо страха, как это было с Греnой, которую едва не трясло.
[float=right]http://funkyimg.com/i/28Sv2.gif[/float]- И чего же тут бояться? Смешная! – ответила вопросом на вопрос Хелене. – Барон, его сынок и гость – все они из такой же плоти и крови, как и мы с тобой, - добавила она вскоре, спокойно глядя в глаза бедной служаки. Она была совсем еще юной и не понимала, как пагубен может быть страх. – Если будешь так волноваться – действительно сделаешь что-то не так. Всегда и все нужно делать с должным спокойствием, - взялась она учить девушку. – Ты ведь намереваешься тут и дальше работать? Если так, то возьми себя в руки и подумай о том, что ты будешь подобным заниматься постоянно. А пока, давай накроем на стол? – предложила она, первой пробравшейся в столовый зал, где и должен был состояться ужин барона.
К ужину была приготовленная серебреная посуда, которую пришлось натереть до блеска – все-таки ней давно уже никто не пользовался, а потому она потемнела от времени. После служанки скрылись на кухне, где кухарка заканчивала последние приготовления. Окончательно справиться с волнением Грете так и не удалось, а потому она тенью скользила следом за Хелене, которая первой внесла холодные блюда из заготовленных заранее овощей и копченостей, после женщина взялась без лишних напоминаний за кувшин с вином, которым и наполнила чаши барона и его нотариуса.
- Еще что-то желает, Ваша Милость? – тихо спросила ведьма у барона, бросив мимолетный взгляд на Рейна, что сидел за столом и как-то мало вписывался во всю здешнюю обстановку. Она ему мимоходом усмехнулась, прежде чем отошла от стола и скрылась за стеной неподалеку, в случае, если Его Милости что-нибудь понадобится.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-07 21:02:05)

+1

6

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Достопочтенный нотариус прибыл к ужину в точно назначенное время - это был человек верный и честный, довольно долгое время представлявший интересы семейства фон Грайфенберг. Дитрих прекрасно помнил то время, когда Шульц начал работать еще на его покойного отца и с того момента утекло уже немало времени... подающий надежды способный юнец превратился в солидного и уважаемого мужчину с блестящей деловой репутацией. Так что барон заранее был уверен в том что все его дела находятся в порядке, несмотря на более чем долгое отсутствие.
-Еще что-то желает Ваша милость? -поинтересовалась одна из новых служанок, после того как наполнила кубки гостя и хозяина вином. Фон Грайфенберг благодарно кивнул, успев бросить на женщину оценивающий взгляд, прежде чем ответить - и этот взгляд не остался незамеченным для Ринна. Интерес дражайшего родителя к прекрасной половине человечества вовсе не был тайной для мальчишки и он отлично помнил что говорили о его отце в Акре - будто бы ни одна красивая женщина не может ощущать себя в безопасности, если барон не был в очередном походе.
-Напомни кухарке о главном блюде сегодняшнего ужина, -ответил Дитрих. -Я обещал побаловать господина нотариуса отменным заливным из кабана и намерен сдержать свое обещание.
-Вы как всегда очень щедры, Ваша светлость, -позволил себе улыбнутся Шульц. -Получить приглашение в ваш гостеприимный дом для меня большая честь. Позволите ли поднять первый тост за ваше благополучное возвращение из Святой земли?
-Сделайте такое одолжение, -барон поднял свой кубок. -Признаться, я никогда не думал что вернусь домой, где меня уже никто не будет ждать... но бог был милостив и заранее послал мне утешение в этом несчастье.
Нотариус понимающе кивнул, занявшись своей порцией ужина и прекрасно поняв, что фон Грайфенберг говорил о своем незаконнорожденном сыне. "Плод греха", сидевший за столом, как и полагалось хорошо воспитанному юноше, скромно помалкивал и не вмешивался в разговор взрослых и умных людей и показался Шульцу сообразительным и наблюдательным парнишкой. Пожалуй пока что барону не нужно было знать, какие слухи начали ходить в городе о его бастарде? Те немногие знатные семейства, кому посчастливилось выжить после страшной болезни, уже начали судачить о славном рыцаре и его "приключениях" за морем - несмотря на наличие законной жены и детей, Грайфенберг ни в чем себе не отказывал и даже успел прижить ребенка от какой-то иноверки (наверняка - еврейки или мусульманки?).
-Ваша светлость... если позволите, я бы хотел перейти к предмету нашей сегодняшней встречи? -получив еще один согласный кивок от гостеприимного хозяина, нотариус продолжил. -Я должен рассказать вам нечто очень важное. Видите ли... за четыре месяца до своей трагической кончины, ваша старшая дочь Эльза стала женой барона фон Виндаха. К сожалению, он тоже скончался, как и вся его семья - и теперь все его имущество принадлежит вам, как единственному родственнику его покойной супруги. После того как я передам вам все надлежащие бумаги, вы станете богатейшим человеком в наших краях... это конечно не возместит вашу тяжелую утрату - но все же, это не самая плохая новость.
-Забавно... я ведь никогда не ладил с ближайшими соседями, -усмехнулся Дитрих, взявшись за отменное жаркое, которое ему подала на серебряной тарелке Хелене. -Такое ощущение, что жена решила выдать нашу дочь за фон Виндаха мне назло... и даже не удосужилась спросить моего разрешения на свадьбу Эльзы. Но как интересно в результате рассудила судьба - или само провидение? Хелене, подлей-ка господину Шульцу еще вина.
Заметив, что отец как бы случайно коснулся руки огненно-рыжей служанки своей, Ринн в очередной раз тяжко вздохнул - однако, женщина сделала вид, что ничего не заметила и принялась разливать вино по кубкам, не забыв послать Грету на кухню за очередной переменой блюд. Нотариус, как и полагалось хорошему гостю, похвалил отменный ужин и затем попросил позволения уехать в город поутру: после эпидемии, местные деревушки обезлюдели, так что путешествовать после захода солнца было делом крайне рискованным.
-Будьте моим гостем, сделайте такое одолжение, -улыбнулся барон. -Завтра поутру мои люди сопроводят вас домой - в этом доме давно уже не было как хороших гостей, так и добрых вестей. А пока что, попробуйте еще этого прекрасного вина, по вкусу сравнимого только лишь с божественной амброзией. Я привез его из Акры и оно стоит тех денег что были за него заплачены, хотя кипрские купцы имеют обыкновение драть втридорога за все свои товары.
После ужина, Дитрих направился в свою комнату, но ложится не стал, а уселся в большое кресло перед жарко натопленным камином, дожидаясь пока новенькая служанка не придет осведомится, не нужно ли ему чего перед сном. Эта женщина обратила на себя внимание барона с самой первой минуты как он ее увидел... и теперь его снедало любопытство и хотелось узнать, кто же она на самом деле. Определенно не крестьянка, в этом фон Грайфенберг нисколько не сомневался...
-Закрой дверь, налей себе вина и присядь.., -тихо произнес барон, как только Хелене переступила порог его комнаты и задала ожидаемый вопрос. -Твое время ведь принадлежит мне... так что мы можем немного поболтать перед сном?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-08 00:15:06)

+1

7

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
К кухарке Хелене спровадила Грету, решив, что девчонке пойдет на пользу небольшая пробежка на кухню и обратно. Все-таки ее руки продолжали трястись, будто бы барон вместе с его сыном и знатным гостем могли одним взглядом метнуть в нее молнию. Хм, наивная! Стоило бы бояться вовсе не того, от кого дрожат руки и пальцы, а от мило улыбающейся женщины, которая своим нежным тоном голоса умела располагать к себе и находить друзей даже среди явственных врагов. Однако понимание этого придет к девчонке лишь погодя, если она сумеет научиться различать друзей и врагов, а также тех, кто несет реальную опасность и лишь мнимую. Ну, а пока девчонка бегала на кухню, ведьма внимательно прислушивалась к разговору господ за столом, которым было что обсудить. Она прислонилась к прохладной стене спиной, прикрыв при этом глаза и полностью сконцентрировалась на голосе барона, что тихой волной проходился по столовой зале, где он трапезничал вместе с незаконнорождённым сыном и своим гостем, дотягиваясь до кончиков ушей ведьмы, что навострила их, желая получить побольше информации. Когда к ней подошла Грета и окликнула ее, то наверняка подумала, что Хелене всего лишь решила передохнуть недолго от длительного и хлопотного дня, ведь нынче прислуге также, как и вчера не доводилось сидеть без дела. Естественно, женщина пока не услышала много ценной информации. Все-таки господа были голодны, да и следовало поторопиться с основным блюдом, о котором справлялся фон Грайфенберг еще каких-то минут пять назад.
В том, что она услышит еще что-нибудь занятное, ведьма не сомневалась. Вечер ведь только начался? Поэтому, она осторожно оттолкнулась от прохладного камня стены, в которую упиралась плечами, и последовала на кухню, откуда они с Гретой доставили на стол грандиозное блюдо, коим мог гордиться барон – выглядело оно весьма аппетитно и роскошно, подчеркивая высокое происхождение рыцаря, у которого дела шли весьма неплохо, пусть даже и судьба сыграла с ним злую шутку, отняв и жену, и дочерей. Пока они с Гретой осторожно накладывали на серебренные тарелки господ основное блюдо, ведьма не выпускала возможности подслушать разговоров, которые вели мужчины и была весьма награждена за свою внимательность уже совсем скоро. Как оказалось, барон стал весьма выгодным женихом в округе, за которого наверняка не один вассал или такой же барон согласился бы просватать молодую дочь, способную привести на свет не одного наследника, при этом в законном браке, чтобы никто не мог усомниться в благородности его происхождения. В этот самый миг женщине стало жаль маленького Рейна, которого в округе считают лишь неосторожностью благородного барона, который решил взять на себя ответственность за произошедшее недоразумение. Кто ведь еще привозил среди рыцарей из крестового похода бастарда? Определенно они отменно там повоевали, да и не только. Но, каждый смиренно молчал о своих грехах, покупая очередную индульгенцию, что должна была спасти от греха.
От собственных размышлений ведьму отвлек барон. Он очень осторожно и едва ощутимо прикоснулся к ее ладони, когда она ставила его тарелку перед ним. Было это прикосновение случайным или нарочным она не бралась рассуждать. Не привыкла забывать голову не нужными рассуждениями, ведь не флиртовать она с бароном намеревалась. Как и не планировала оказаться в его постели этой ночью, которую еще парой днями ранее сама простелила. Не подав и виду, она продолжила заниматься тем, чем и должна была заниматься служанка. Хотя, признаться по правде, Хелене уже надоело служить. Она была птицей свободолюбивой, а потому насильственное покорение мужчине, пусть и ради высокой цели, давалось ей не так легко. Вместо этого, женщина лишь исполнила очередную волю барона и наполнила кубок его гостя.
Что же, ужин быстро подошел к своему финалу и, пока господа разошлись по комнатам, Хелене оставалось лишь убрать все со стола и вымыть как можно скорее посуду, ведь помимо этих обязанностей у служанок были и другие. Одной из этих обязанностей было справляться у барона всего ли ему хватает перед сном, прежде чем она сама пройдет в свою комнатку, где и позволит сморить усталости, накопившейся за день.
Когда она тихонько постучалась в покои барона, сразу заметила, где находится мужчина, ощутив благодаря внутреннему своему голосу, что что-то было не так, как обычно. Но, ведьма не позволила себе отступать от единственно верных и уместных здесь и сейчас слов.
- Чего будет угодно, Вашей Милости перед сном? – не запирая за собой двери, но лишь переступив порог покоев, произнесла женщина, глядя в глаза мужчины, которыми он весьма неоднозначно прошелся по ней, прежде чем огласив свою весьма странную просьбу, нужно сказать.
Едва слышно ведьма хмыкнула, выполнив первую из просьб барона и вернулась к двери, которую заперла за собой, однако выполнять следующую не стала. Уж больно резанули слова мужчины по самолюбию ведьмы. Да и неужели рыцарь действительно верил в то, что он может купить за деньги все, что пожелает?! Что же, есть разница между служанкой в доме и продажной девкой, коих он встречал на своем пути от Арка до Баварии должно быть не мало.
- Прошу прощения, Ваша Милость, но пить вино я не могу себе позволить – не ровня я вам, чтобы угощаться вашим добром, - с достоинством произнесла ведьма, подойдя ближе к барону, но так и не присела возле него. – Вы вольны задать мне любой вопрос из тех, что интересуют вашу светлость. Я отвечу, если вы того желаете, но не больше того, - последнее Хелене произнесла почти шепотом. Не хватило ей для большего дыхания, пусть она была весьма спокойна извне.

+1

8

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Так уж вышло, что весомую часть своей сознательной жизни Дитриху пришлось прожить по указке деспотичного и порой даже чересчур религиозного отца... именно старый барон выбрал своему сыну подходящую жену и затем отправил его в Крестовый поход, совершив тем самым самую большую ошибку, которую только можно было совершить. То что должно было стать этаким благочестивым паломничеством и неприятной обязанностью для младшего Грайфенберга, в результате стало истинным глотком свободы. В своих походах крестоносцы совершенно ни в чем себе не отказывали, так что очень скоро Дитриху не захотелось возвращаться домой из Акры - именно здесь кипела настоящая жизнь, без лишних проблем и запретов. Боевые походы и благосклонность красивых женщин - это ли не то, чего может пожелать любой молодой рыцарь? Фон Грайфенберг не раз отличился в бою, так что быстро привлек к себе внимание прекрасных дам, что жили в Акре... и раз попробовав запретного плода греха, уже не останавливался, даже если его очередная пассия по людским и божьим законам принадлежала другому мужчине. Одно из таких роковых увлечений и закончилось появлением на свет Рейна - правда после этого основательно рогатый венецианский купец увез свою жену на родину, так что больше Дитриху уже не пришлось увидется с матерью своего ребенка. Естественно, после этого он нашел как утешится и всегда считал что довольно-таки хорошо умеет "читать" женщин... и в отличии от немногих мужчин, отлично знал что ум и красота, соединяясь, могут делать их по-настоящему опасными.
Пожалуй, женщина что сейчас вошла в спальню фон Грайфенберга была именно такой - она, без сомнения, догадалась о его намерениях, но тем не менее закрыла за собой дверь, хотя могла бы и уйти. Эта игра определенно становилась все интереснее... и Дитрих дорого бы дал, чтобы узнать о чем в действительности думала его собеседница, когда старалась сыграть этакую послушную служанку...
Прежде чем что-либо ответить, мужчина поднялся со своего кресла и расстегнув свой дублет, отправил его на постель - потрескивающие поленья в камине давали достаточно тепла, чтобы можно было остаться в рубашке тонкого полотна. Далее, барон собственноручно наполнил два кубка и подойдя к Хелене, один протянул ей, после чего усадил ее в кресло рядом со своим.
-Ты говоришь, что ты мне не ровня... но ведешь себя совершенно иначе. Я еще не настолько пьян чтобы этого не заметить, -улыбнулся Дитрих. -Нынче вечером мне хочется приятной компании, так что пей...
Усевшись в свое кресло, барон отпил пару глотков ароматного и сладкого кипрского вина - действительно истинной амброзии, с какой стороны не взглянуть. Ему очень хотелось избавится от тягостно-гнетущего ощущения собственной вины, которое стало посещать храброго рыцаря с тех пор как он получил то печальное письмо. По сути дела, он никогда не был хорошим мужем Ариане и отцом своим дочерям - они всегда видели его лишь мельком, во время недолгих визитов домой. К тому же, когда жена узнала о Ринне, то ее отношения с Дитрихом окончательно испортились... в общем, ему было за что себя винить, так что желание немного забыться было вполне закономерным.
Обычно доблестному рыцарю в этом помогало наличие отменного вина и компания красивой женщины - и то и другое сейчас было на опасно близком расстоянии. Вот только похоже у Хелене был какой-то собственный план, раз уж она решила остаться в спальне своего хозяина?
-Ты очень не похожа на остальных слуг.., -продолжил барон, поставив свой кубок на низкий столик перед камином. -И я бы с удовольствием послушал твою историю - но сначала мне бы хотелось тебе кое-что показать.
Поднявшись, фон Грайфенберг протянул руку Хелене - так, словно она была знатной дамой на званом вечере, а вовсе не служанкой в его доме. Ей конечно же было любопытно, что последует дальше, так что она охотно пошла следом за бароном к высокому окну. Открыв его и впустив ночной холод, мужчина указал своей спутнице на далекие огоньки в темноте...
-Знаешь что там? Одна из деревень, что принадлежит мне... а раньше бывало, посмотрев в это окно, можно было увидеть огни почти всех окрестных деревушек. Теперь же, наверное даже со смотровой башни не увидишь ничего... на моих землях нынче господствует тьма и смерть, -пока женщина вглядывалась в темноту, барон не теряясь положил руки ей на талию, притягивая ближе к себе. Пожалуй сейчас ему кружило голову не только коварное кипрское вино, но и манящий запах ее длинных шелковистых волос? -Мой отец всегда хотел чтобы я усвоил урок из Крестового похода... а он, как оказалось, состоит в том, что надо жить здесь и сейчас, одним днем.
Отведя тяжелую волну рыжих волос Хелене в сторону, Дитрих коснулся губами ее шеи. Это была игра с огнем, но похоже что женщина не была против установленных правил? По крайней мере пока... ведь рыцарь вовсе не собирался останавливаться на половине пути. И пока она еще не дала своего ответа, поцелуи барона становились все более и более нетерпеливыми.
-Ты знаешь зачем я позвал тебя... и все же осталась. Мне очень интересно почему?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-08 20:56:42)

+1

9

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
[audio]http://pleer.com/tracks/6561108gNSK[/audio]
Сейчас ведьма вела очень рискованную войну, в которой она могла, как получить быструю победу, так и с грохотом проиграть, стоит ей только разозлить барона. Все-таки эти знатные мужчины не привыкли получать отказ, а ее слова можно было вполне расценивать именно так – она давала открыто понять, что кроме ответов на вопросы, которые могли бы заинтересовать рыцаря, она более ничего ему дать не может. В прочем, даже если мужчина бы поторопился засыпать рыжеволосую ведьму вопросами, как она собиралась на них отвечать? Говорить о себе правду? Стоило ли сказать мужчине, что она прибыла в эти края лишь два десятка лет тому назад, а к своей наставнице-ведьме, что передала ей все свои познания, пре чем их судьбы разошлись, она попала по доброте своих родственников, что не желали делить с осиротевшей девчонкой наследство ее отца и продали незнакомке? В прочем, Элиан утверждала, что ей еще повезло попасть к ней в руки, а не тратить свой магический потенциал зря. Так оно или нет, уже с течением времени было даже и не сказать. Но женщина смиренно стояла, наблюдая за бароном, который решительно поднялся из своего места и подошел к тому столику, на котором стоял кувшин и кубки, которые он наполнил вином.
- Я много путешествовала, Ваша Милость, - тихо ответила она мужчине, вручившего ей в руки кубок вина, который она от неожиданной тяжести едва не обронила. Но, вместо этого все-таки не стала брезговать даром господина и поднесла кубок к своим губам, которые увлажнили сладкое вино, привезенное из далеких стран, в которых успел побывать барон.
Он пожелал, чтобы она села на мягкий стул рядом с ним, и она подчинилась воле фон Грайфенберга, осторожно заглянув ему в глаза, что видели куда больше местных жителей и священнослужителей, которые так ловко играли с совестью и невежеством бедняков, внося в их быт все больше и больше запретов, а также практик, которые должны были усмирить тело, очистив душу. Какое-то время они молча пили вино, однако уже вскоре мужчина снова заговорил. Правда, он не стал засыпать ведьму вопросами, что его наверняка интересовали, как и не стал требовать от нее рассказа о длинном жизненном пути, который она оставила позади себя прозрачным шлейфом. Барон отметил ее непохожесть на остальных слуг, заставив тем самым насторожиться Хелене, что уже собиралась придумать более-менее правдоподобный ответ или же ответ, что мог очистить ее в глазах господина, который не желал ее попросту слушать. Он подал ей руку и подвел к окну, за которым была темная ночь и ни единого источника света.
Зачем ему это понадобилась?
[float=left]Flore fusus gremio
Phebus novo more
risum dat, hac vario
iam stip Youflore.
Zephyrus nectareo
spirans in odore.
Certatim pro bravio
curramus in amore.
[/float]Пытаясь предугадать хоть что-либо, женщина лишь смотрела перед собой в окно, из которого хлынул свежий весенний, но уже не морозный, как бывало еще на прошлой неделе, воздух. Ночная прохлада окутала их своей свежестью и наверняка слегка отрезвила рыцаря, что нынче за ужином выпил достаточно вина, но все-равно держался уверенно и делал то, что было известно лишь ему самому.
Барон указал на далекую темную метку где-то впереди, что должна была быть не так уж и далеко от его замка, и Хелене проследила за ним, попытавшись рассмотреть очертания той деревушки, о которой он говорил. Она могла сказать многое этому мужчине, что потерял всех близких во время последней эпидемии чумы, о той тьме и смерти, которую он заметил лишь сейчас. А ведь она давно уже господствует на этих землях и чувствует себя здесь полноправной хозяйкой, тогда как самой ведьме хотелось того же! Ее сердце требовало мести за подругу, что была сожжена на костре в начале этой недели.
- Милорд, - тихо отозвалась ведьма, ощутив на своей талии крепкие руки барона, которыми он прижал ее к себе ближе, чем того требовали достаточно строгие рамки дозволенного, и тут же замолчала. Она не была готова идти сейчас настолько далеко, хоть и понимала – это был ее шанс. Но, оправдает этот шанс и приведет ее той цели, которую она ставила перед собой?!
О! Если бы только она могла бы заглянуть в будущее или предвидеть то, что могло случиться с ним, с ней и этим баронством! Если бы она только могла предугадать и сделать правильный шаг, а не петлять во тьме, в которую указывал сейчас мужчина, давая всем своим существом понять, чего желает, но продолжал ждать, словно бы давал ей возможность ускользнуть из его объятий и сбежать.
- Ваша Милость, я полагала, вы нуждаетесь в компании и беседе, именно потому я осталась, - тихо прошептала она, пока жаркие губы барона щекотали ее шею поцелуями. И ведь, как давно она не ощущала ничего подобного! Как давно она не была близка с мужчиной по-настоящему, когда возникало взаимное желание? А в том, что барон фон Грайфенберг умел распалять в женщине желание, нельзя было и сомневаться. Но желания и чувства ничто, когда на карте стоит нечто больше, чем плотское удовольствие, а потому женщина повернулась лицом к мужчине, чьи руки продолжали удерживать ее за талию на максимально близком расстоянии, избежать которого она и не пыталась. – Вы хоть помните мое имя, милорд? Или я для вас безликая, но привлекательная возможность заглушить ваше одиночество, что жжет вас изнутри? – спросила она, прежде чем приподняться на носочках, чтобы дотянуться до его уха. – Одиночество – временно, как и тьма в окне, … а я никуда не исчезну по утру, - возможно, разумно было сейчас подарить барону откровенный поцелуй, вместо тех слов, которые она щедро роняла. Однако в этом случае, ей было никогда не завоевать его сердце. Останься она с ним сейчас, не подав и слова, она вряд ли могла претендовать на что-нибудь еще, кроме его ложа и легкого досуга. Ей нужно было больше, значительно больше, ведь цель поставила перед собой выше. – Церковь не одобряет ваших намерений, милорд, а я не хочу сыскать себе дурной славы блудницы, - добавила она, все тем же тоном. – Скажите, чего вы на самом деле хотите, Ваша Милость? Я исполню.

+1

10

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
-Все верно... и как раз хорошей компании я и жажду после приятной беседы, -ответил женщине барон, не выпуская ее из своих объятий. Ей определенно хотелось продолжить эту взаимно приятную игру... но при этом она умудрялась сдерживать себя, что не могло не распалить мужчину еще больше. Всегда ведь приятно овладеть крепостью, что оказывает сопротивление, чем получить желанный трофей без каких-либо усилий? -Ты не можешь быть безликой, Хелене и прекрасно знаешь об этом... надо полагать, что увидев тебя всего один раз, любой мужчина захочет того же что и я. А что до моего одиночества - пожалуй я выбрал бы иное определение и куда более подходящее к моему образу жизни. Это скорее свобода... делать все что вздумается, без оглядки на общество и тем более на церковь. Ею я в полной мере наелся еще в юности.
Пока что фон Грайфенберг не стал упоминать о своем отце, что был уважаем церковниками из-за своего религиозного фанатизма. В свое время Дитрих едва не остался без самых плодородных своих земель, которое его дражайший родитель перед своей смертью едва не отписал аббатству, но по счастью не успел. Однако сейчас это была абсолютно ненужная и лишняя информация...
-С того самого момента как я вернулся, в моих владениях будет иметь вес лишь мое слово. Никто не посмеет ничего сказать о тебе, -шепнул барон в губы Хелене, оказавшись на еще более близком и опасном расстоянии. -Ты знаешь чего мне хочется... так что потуши свечи и раздевайся.
Выпустив женщину из своих рук, Дитрих подошел к окну и закрыл его, оставляя ей возможность уйти и желая проверить ее решимость. Однако, Хелене исполнила его просьбу в точности, после чего дальнейшая ночь лишь для двоих стала по-настоящему волшебной. Правда проснутся фон Грайфенбергу пришлось уже в одиночестве, потому как его прекрасная дама уже его покинула... и прежде чем увидется с ней, он решил исполнить обещание данное Ринну и поупражняться с ним в фехтовании. Естественно, прислуга в замке уже была в курсе того что произошло между хозяином и Хелене - однако, подобное было обыденностью для того времени и к тому же огненно-рыжая женщина продолжала держать себя так, будто все именно так и должно было быть. Управляющий, как человек умный, решил не нагружать пассию барона какой-либо тяжелой работой и подождать что будет дальше: если отношение хозяина не изменится, тогда пожалуй Хелене перестанет быть одной из служанок в замке.
-Он... заставил тебя? -не утерпела любопытная и наивная Грета, когда передала Хелене кувшин с чистой водой, чтобы та могла отнести его хозяину и его сыну во двор. -Ты такая смелая... я бы наверное умерла со страху...
Никто кроме деревенской девчонки не посмел даже косого взгляда бросить в сторону новенькой служанки, не то что поинтересоваться о чем-либо. Однако, после вчерашнего ужина и поддержки, полученной от Хелене, Грета просто не смогла совладать со своим любопытством.
-нынче с утра на кухне болтали что нашему господину досталось все имущество соседей... и теперь он наверняка выгодно женится, -доверительным шепотом сообщила новой подруге девушка. -А еще я слышала, что он привез просто невиданные сокровища из Святой земли... как думаешь, это правда?
Ну а пока шел этот разговор, Дитрих увлеченно занялся обучением своего сына - мальчишка был очень рад, что отец решил уделить ему внимание и старался вовсю, рубясь на мечах с тем еще азартом. Живя в Акре, барон старался оградить Ринна от малейшей опасности и никогда не брал его в военные походы... но теперь все изменилось. Единственному отпрыску фон Грайфенберга со временем придется стать во главе весьма обширных и богатых земель, которые рано или поздно придется защищать от жадных на чужое добро соседей.
-Этот меч чертовски тяжелый... и щит тоже - у меня уже отваливаются руки, -пожаловался Ринн, когда во дворе появилась Хелене. Взяв у нее чашку с прохладной и чистой водой, мальчишка благодарно кивнул, получив долгожданную возможность отложить оружие хотя бы на несколько минут.
-Не нужно было от меня сбегать.., -тихо сказал Дитрих своей пассии, взяв у нее вторую чашку и в очередной раз задержав ее ладонь в своей. Вчера она говорила, что будет для него лишь привлекательной возможностью забыться на какое-то время... но все оказалось куда сложнее, потому как страстное желание барона обладать Хелене никуда не испарилось после первой ночи наедине. Пожалуй, после того как алкогольный дурман покинул фон Грайфенберга, ему стало еще более интересно продолжать играть с огнем... к тому же его не покидало ощущение, что накануне вечером хозяйкой положения была именно его женщина, а вовсе не он. И все свершилось, только потому что она захотела этого и до последнего момента оставила за собой возможность уйти... -Знаешь, я хочу еще кое-что любопытное тебе показать... и уверен, что тебе будет очень интересно. Сегодня, как только закончу со всеми делами и просителями.
Ринн, тем временем, послушно ждал пока отец закончит разговор с Хелене и сделал вид что смотрит совсем в другую сторону, когда заметил как он коснулся губами ее ладони. Почему-то эта спокойная и уверенная в себе женщина с самого первого момента знакомства понравилась мальчику... и сейчас он даже не испытывал привычного ощущения ревности, как бывало к остальным отцовским симпатиям.
-Ну что, ты готов, Ринн? -поинтересовался барон, вернув чашу Хелене и вновь взявшись за свой меч. -Давай отработаем тот выпад что у тебя не получается. Но помни что это надо делать намного быстрее и не забывай ставить блоки щитом.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-09 00:38:24)

+1

11

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
Ведьма приподняла уголки своих губ в улыбке, едва только барон заговорил. Было весьма мило с его стороны обещать служанке сохранить ее от людского кривого слова, однако вовсе не это заставило ее улыбнуться. Фон Грайфенберг был определенно таким же, как и большинство мужчин, что предпочитают скрывать свои слабые стороны от женщин, которые стремятся к мимолетной любви бравого рыцаря, что положит к их ногам едва ли не любого врага, едва ли не любое сокровище, существующее в этом мире... Правда, никаких сокровищ Хелене не нужны были, лишь только побежденный враг, которого своей крепкой рукой барон мог действительно положить к ее ногам. Не сейчас, потом. Только прежде ведьме предстояло излечить душевные раны барона, дабы он осознал, что лишь с ней ему будет светло и спокойно. И если в этом ей не поможет собственное обаяние и очарование, магия поможет. Она привяжет к себе мужчину и победит своих врагов при его помощи.
- Как пожелает, Ваша Милость, - покорно произнесла ведьма, прежде чем барон отпустил ее из своих объятий, подарив тем самым мнимую свободу. Думал ли он сейчас, что она уйдет, воспользовавшись коротким мгновением, после всех тех слов, которые они сказали друг другу? Что же, вполне возможно, раз уж, закрыв окно, барон повернулся к ней лицом, пристально наблюдая за тем, как она по очереди подошла к каждой свечи, которую и потушила своим дыханием. Лишь во тьме, в которую окунулись баронские покои, женщина развязала шнуровку своего простого платья, позволив тяжелой ткани скользнуть вниз к ее ногам, прежде чем она сократила расстояние между ними, позволив его губам и рукам исследовать ее тело.[float=left]http://funkyimg.com/i/28V16.gif[/float]
В прочем, покорной и податливой любовницей, что принимает пассивную роль в любовной игре для двоих ведьма не собиралась быть. Поэтому лишь на какое-то время мужчина получил возможность руководить процессом, тогда как вскоре инициативу на себя переняла она, постаравшись, чтобы Его Милость получил именно то, чего ему хотелось, в ровной степени, как и ей досталось максимум удовольствия. Естественно, все было устроено именно так, чтобы любителю сладострастных развлечений, познавшему многое за время своей длительной жизни и тех походов, в которые он отправлялся, эта ночь запомнилась. И уже засыпая этой ночью в баронских объятиях, Хелене предполагала, что преуспела. Все-таки он хотя бы не отвернулся от нее после всего, а продолжил обнимать, словно бы затем, чтобы она не сбежала, как планировала изначально. И ведь она осталась, ровно до тех самых пор, пока на кухне не начала кипеть работа, а петухи где-то в ближайшей деревне завели свою третью песнь.
Конечно же, в большом или маленьком замке никогда не остаются не замеченными любовные пристрастия хозяина. Каждый жаждет угодить ему, урвав при этом хоть малейшую часть его благосклонности. И именно Хелене удалось первой добиться подобной чести, если выражаться, скупой лексикой прислуги, что теперь притаилась, наблюдая за тем, взлетит или упадет звезда рыжей служанки, которая по-прежнему занималась своими делами, будто бы и не приблизилась на опасно близкое расстояние к барону.
Когда же к ведьме подошла Грета с терзавшим ее вопросом, она едва не рассмеялась в лицо наивной девчонке. Что же, из нее могла бы выйти вполне себе не плохая жена какому-нибудь крестьянину? Она справно бы рожала детей, управлялась на кухне и каждое воскресенье ходила бы на мессу в храм, где слушала бы проповедь пастора, свято веря, что большего ей добиться не под силу. На какое-то мгновение Хелене посмотрела на молоденькую служанку с иной стороны: она была не такой уж глупой, у нее был потенциал, и она умела быть упорной, если хотела чему-нибудь научиться. Она могла бы стать ее преемницей, которую Хелене научила бы своему ремеслу и передала свои познания, ведь сама она также не была вечной. Каждому отведен его век на земле и ведьма не была исключением из этого правила. Она могла лишь продлить свою жизнь немного… Однако Грета была слишком пугливой! Разве могла бы такая испуганная девчонка нести бремя той силы, которая не одну уже ведьму привела на костер? Что же, уверенности в этом не было, а потому ведьма молчала об этом и лишь отмахнулась от нее рукой, решив не отвечать на бесполезные вопросы, ответ на который ей наверняка поможет найти кухарка. Она-то знает, что господам не принято отказывать, если они добры еще и справиться о твоем желании.
Рейн подбежал первым к ней, когда Хелене вышла во двор со свежей водой для барона и его сына. Она ласково улыбнулась мальчишке, что устал от продолжительной тренировки и получила такую же доброжелательную улыбку в ответ, прежде чем грозная фигура барона не нависла над ними. И на этот раз рыжеволосой служанке предстояло заглянуть в глаза мужчины так, чтобы воспоминания об ушедшей ночи вновь воскресли. Этому очень кстати сопутствовал глубокий вырез ее платья, которое было на ней вчерашним вечером.
- Вы очень долго спите, Милорд, - улыбнулась ведьма мужчине, когда он упрекнул ее в побеге. – Да и куда мне бежать? Я все еще тут, - добавила она, отведя взгляд своих темных глаз куда-то в сторону. Им она коснулась маленького бастарда, что делал вид, будто бы не заметил того движения руки, что сделал его отец, прежде чем прикоснулся к ладони служанки своими губами. – Как пожелаете, - весьма многозначительно произнесла в ответ Хелене, прежде чем поправила кувшин с водой рукой, которой буквально только что прикасался мужчина.
Тем временем барон продолжил свои тренировки с сыном и ведьма, пожалуй, впервые замерла, засмотревшись на барона, что был все еще хорош собой, да и мечом владел недурно, что было, в принципе, не удивительно. В прочем, долго любоваться Его Милостью она не стала, да и не собиралась, быстро попеняв себя, после чего скрылась на кухне, где и провела практически весь день до самого обеда, когда наконец-то над Грайфенбергом взошло солнце. Помня о том, что в первые весенние дни, вместе с солнцем приходят и первые цветы, необходимые для множества отваров, ведьма быстро отпросилась у управляющего на небольшую прогулку в лес, где обещала нарвать цветов. Бедные люди не знают, как много даров приносит им природа, а потому цветы одни из тех немногих даров, которые получают и чтят невежды, в отличии от ведьм, что знают куда больше. Никто даже не подумал заподозрить в самом обыкновенном сборе цветов что-то таинственное. Но, разве можно было судить этих людей за это?

+1

12

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
После тренировки с сыном и завтрака, барон направился в ненавистный с самого его детства главный зал замка, где его уже ожидали просители. Теперь во владении фон Грайфенберга оказались и земли соседей, так что первым он принял старосту одной из деревень, что прежде принадлежала прежде семейству фон Виндах. После смерти молодого барона, люди были чрезвычайно напуганы и понятия не имели как будут жить дальше, без надежного правителя что может о них позаботится. Так что едва узнав о возвращении тестя своего прежнего хозяина на родину, староста первым делом решил нанести визит новому господину и рассказать как обстоят дела...
-Ваша милость, последние несколько месяцев наши люди жили очень плохо... и те кто выжил естественно не думали об урожае и припасах. Краю грозит настоящий голод, если только вы не поможете нам.., -вздохнул крестьянин. -На наших землях в деревнях осталось очень мало людей... и что самое страшное, эпидемия забрала почти всех детей. Это истинная кара божья...
-Мне понадобится некоторое время, чтобы решить как именно лучше будет помочь.., -кивнул фон Грайфенберг, посмотрев на старика. -Боюсь что ситуация на моих землях ничуть не лучше... некоторые из окрестных деревушек вообще совершенно опустели. Я переговорю с моим управляющим и через пару дней приеду в Виндах. Хотелось бы сразу оказать какую-то помощь и не разбрасываться обещаниями.
-Храни вас бог за вашу доброту, милорд, -кивнул староста и поспешно уступил место следующему просителю. Так продолжалось до самого обеда и барон благосклонно выслушал всех, кто просил у него помощи или защиты. Впрочем, сейчас все мольбы простолюдинов были лишь об одном - чтобы Его Светлость не забыл о своих людях, которым после черной смерти реально угрожал не менее страшный голод.
-Ваша Светлость... мне думается, что мы могли бы закупить зерна и прочих припасов в тех городах, которые избежали эпидемии... однако, это займет какое время, -произнес верный управляющий барона, едва только с неотложными делами было закончено. -Но есть одна возможность помочь людям... вот только она чревата нехорошими последствиями.
-Говори как есть, Дорих, -приказал Дитрих, откинувшись на спинку своего кресла. -Сейчас я буду рад выслушать любой хороший совет...
-Определенно, великое множество припасов сейчас есть только в Бойерне, -ответил Дорих. -У них собственное хозяйство и богатые фермы... а еще благодаря некоторой отчужденности во время эпидемии, аббатство сохранило едва ли не всех своих людей. Однако, вы прекрасно знаете, что будет, если вы решите потребовать от них поделится провизией...
-Знаю, но иного выхода у меня нет, -усмехнулся фон Грайфенберг. -Кроме своих владений, я теперь должен заботится и землях соседей. Найди надежного и верного гонца, Дорих, дай ему хорошую охрану и отошли к настоятелю. Писем я писать не буду, так что следует просто передать ему на словах, что я хотел бы встретится и поговорить. Займись этим прямо сейчас.
-Слушаюсь, Ваша Светлость, -кивнул управляющий и не откладывая дела в долгий ящик, тут же направился в то крыло замка, что занимали верные рыцари барона и простые солдаты. По дороге ему встретилась Хелене, с весьма невинной просьбой пойти немного прогуляться - естественно, Дорих не отказал ей, после чего выполнил приказ хозяина, отправив гонца в Бойерн.
Барон тем временем подошел к окну главного зала и увидел как Хелене через внутренний двор, где тренировались новобранцы, направилась прямиком к главным воротам замка. Прихватив свой меч и плащ, мужчина пошел следом за своей пассией и догнал ее уже в лесу, почти у самой границы обширных и очень опасных болот, что простирались почти до владений фон Виндахов.
-Мне вдруг очень захотелось увидеть тебя, -улыбнулся Дитрих, когда женщина обернулась и увидела его. Наклонившись и сорвав один из первых весенних цветков, что поспешили навстречу долгожданному теплу и солнцу, он подошел к Хелене и протянул его ей. -Позволишь составить тебе компанию?
Вообще, старый лес возле замка и болота было трудно назвать безопасным местом для прогулок - и в детстве барона не раз пугали этим нехорошим местом. Однако, его возлюбленная сейчас держалась так, словно бы вовсе не в глухом лесу решила прогуляться, а в замковом саду. Притянув к себе Хелене и поцеловав ее, Дитрих словно очутился в этакой ауре спокойствия и уверенности что исходила от его женщины - и по правде говоря, ему давно уже не приходилось ощущать чего-либо подобного.
-Я думал о тебе... даже когда занимался своими просителями, -улыбнулся барон, притянув свою пассию ближе к себе. -Вообще-то я хотел сегодня удивить тебя кое-чем любопытным в замке... но раз уж мы оказались здесь, то на болотах тоже есть на что посмотреть. Пойдем?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-09 21:49:10)

+1

13

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
Ведьма приподняла уголки своих губ в улыбке, едва только барон заговорил. Было Солнце, выглянувшее из-за туч этим днем, принесло много радости на лица обычных крестьян, так и слуг замка и ведьма это довольно-таки быстро заметила своим внимательным взглядом, от которого ничто, пожалуй, не могло скрыться. В прочем, женщина сама предпочла наслаждаться теплым днем, который выдался первым в чреде теплых весенних дней, что пришли на смену холодной и темной зиме, которую далеко не многие пережили. Под конец лета в Баварию пришла черная смерть, что медленной ходой ходила от дома до дома, от одного баронства до другого, уводя в мир иной всех тех, кто не мог бороться с хворью, и пусть осенью кто-то с облегчением сказал о том, что чума начала отступать, зима не выдалась ни для кого легкой. Церковники искали заблудшую овцу, что привела в их края нашествие смерти, тогда как простые люди перебивались с хлеба на воду, пытаясь хоть как-нибудь прокормиться. Все-таки голод, пришедший следом за чумой, закончил свое дело и лишь теперь, весной, что не заставила себя долго ждать, у многих появилась новая надежда на лучшее будущее. Многие выйдут в поле уже через несколько дней, а там станут дожидаться первых урожаев, до которых им еще придется, как-нибудь протянуть, затянув потуже свои пояса, однако светлое будущее, представляющееся им перед глазами, определенно облегчит их участь.
Пожалуй, весна повлияла и на настроение ведьмы, что неторопливо направлялась в лес по хорошо изведанной тропинке. Она шла, придерживая подол своего платья в одной руке, тогда как в другой она держала свою корзину, которую собиралась еще наполнить полезными ингредиентами, которые должны были присутствовать в арсенале любой уважающей себя ведьмы. При этом, особенной гордостью ведьмы определенно должны были стать те травы, которые она сама собирала и доводила до нужной консистенции. И пусть сейчас она была в замке всего лишь служанкой, Хелене надеялась на то, что сумеет умыкнуть время для своего тайного увлечения, о котором никому было лучше не знать. Рыжеволосая служанка тихо напевала себе под нос песнь, ступая по извилистой тропинке, что петляла между высоких деревьев, которым наверняка доводилось видеть не одного предка нынешнего барона, но и кочевавшие племена гуннов и готов, а также римлян, что некогда желали подчинить себе тех, кого они именовали варварами. Однако, зайдя достаточно глубоко в лес, она остановилась, ощутив, что не одна. В прочем, она прекрасно ощущала ауру барона, которой мужчина коснулся ее, прежде чем она обнаружила его присутствие, повернувшись к нему лицом.
- Ваша Милость, Вы могли меня окликнуть, и я бы не смела зайти так далеко… - попыталась она оправдаться, прежде чем осознала, что выглядеть это должно было быть глупо. Ей не запрещалось покидать замок, как и наслаждаться прекрасным днем за пределами толстых стен оного. Но, Хелене не торопилась более со словами или действиями. Она лишь поправила свою корзину в руке, пристально наблюдая за тем, как барон наклонился затем, чтобы сорвать один из первых весенних цветов, а после и вовсе вручил его ей, подойдя ближе. – Я не буду отказываться от вашей компании, милорд, ведь она мне приятна, - ответила она, смело заглядывая в глаза мужчине, что не стал оттягивать неизбежное и притянул ее к себе ближе, подарив ей поцелуй.
- Прошу прощения, что я помешала Вам заниматься важными делами, барон, - весьма учтиво произнесла ведьма, в душе ликуя и почти всем естеством ощущая свою долгожданную, хоть и не окончательную победу. Начало уже было дано, тогда как оставалось дело за малым. – Конечно, милорд. На болотах всегда много интересного, я ведь за этим и пришла сюда – чтобы нарвать цветов. Вы ведь не будете возражать? – спросила она, наивно хлопнув парочку раз ресницами, прежде чем положила цветок, подаренный рыцарем себе в корзину. Она отошла от мужчины первой, чтобы последовать по более узкой тропинке, что петляла между болотами и осторожно оглядывалась через плечо на барона, что следовал за ней. Но, когда она дошла до необходимого ей вида растений, Хелене остановилась и, приподняв подол своего платья опустилась на колени, чтобы сорвать те несколько цветков с крепким стеблем, прежде чем улыбнулась барону, наблюдавшего за ней издалека. – Подойдете, милорд? Оттуда наверняка не так хорошо видно, - произнесла она, удумав провоцировать мужчину. А ведь ей было чем это делать! Подол платья далеко не полностью скрывал стройную ножку ведьмы, на которую должно быть засмотрелся мужчина.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-09 02:46:19)

+1

14

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Хелене нисколько не противилась объятиям барона, а ее поцелуй в очередной раз напомнил ему о том что случилось между ними прошлой ночью -и чего уж греха таить, он был не прочь все повторить и при том не раз... Дитриха тянуло к этой необыкновенной женщине и он не собирался отказывать себе в продолжении их бурного романа, пусть даже сейчас они были не в самом удобном месте для жаркого проявления собственных чувств. Хотя... почему бы и нет? Прелестная пассия фон Грайфенберга судя по всему была настроена так же как и он, начав его поддразнивать, так что можно было начинать действовать, не откладывая дела в долгий ящик.
-Я даже знаю, что можно сделать, чтобы мне было еще лучше видно тебя, -он улыбнулся, подойдя ближе к Хелене и присев рядом с ней. Пока она срывала цветы с очередной мшистой болотной кочки, мужчина позволил себе забраться ладонью ей под длинную юбку и прикоснутся к ее бедру. -Не знаю почему... но это болото всегда очень нравилось моей матушке - она любила здесь гулять, чем весьма сердила отца. Как-то раз, она взяла меня с собой и показала старую хижину среди топей... хочешь на нее взглянуть?
Барон в очередной раз протянул руку Хелене, помогая подняться и затем повел ее за собой по едва заметной стежке через трясину. Затейливо петляя и теряясь среди кочек, тропа вела в самое сердце болот, где на уединенном островке и стоял тот самый старый дом, о котором говорил Дитрих. Ему всегда было очень любопытно, зачем его мать так часто приходила сюда - но, увы, узнать все наверняка так и не довелось.
-Я помню, что раньше под каждой балкой висело множество пучков сухих трав.., -тихо сказал мужчина, едва только оказался в хижине вместе со своей спутницей. -Мать говорила, что ей нравится их тонкий и нежный аромат... но я забыл как она назвала эти травы. Болиголов, зверобой и кажется что-то еще... уже не помню...
Он улыбнулся своей пассии и забрав из ее рук корзину, вновь притянул ее к себе. На этот раз поцелуй вышел обоюдно нетерпеливым и Хелене не осталась в долгу, ловко расстегнув ременную перевязь на поясе своего любовника и бросив ее на земляной пол. Далее, женщине оставалось лишь оперется спиной об одну из стен, обвив шею барона руками, потому как он не стал противится собственному желанию и начал обоюдно приятную и сладкую пытку на двоих. Возлюбленная Дитриха вновь была послушной и покорной, заставив его в очередной раз позабыть обо всем на свете, обнимая ее... и время, проведенное в маленьком домике на болотах пролетело совершенно незаметно.
-Кажется скоро начнет темнеть... пора возвращаться в замок. Здесь не самое лучшее место для прогулок по вечерам, -произнес фон Грайфенберг, помогая Хелене заново зашнуровать ее платье и попутно подразнивая ее очередным поцелуем в шею. -Так выходит, что у нас не слишком много времени на разговоры... что если ты сегодня поужинаешь только со мной? Я очень хочу послушать твою историю... но ты настолько сводишь меня с ума, что до этого дело так и не доходит. Если ты согласна, то я распоряжусь подать нам ужин в мою спальню.
Едва они покинули хижину, начал накрапывать мелкий дождь, так что барон поторопился, выглядывая хорошо знакомую тропинку среди болотных кочек. Хели не выпустила руку Дитриха, даже когда они наконец вышли из чащи леса и оказались на старом тракте, что вел к замку и где сейчас было необычайно тихо и безлюдно. Когда барон и его пассия миновали главные ворота, их увидел из окна своей комнаты, порядком успевший соскучится Ринн - после тренировки, он как и велел отец, послушно занимался латынью и прочими полезными науками. Отложив книжки, мальчишка понесся встречать отца... но ему пришлось резко притормозить и остановится, став свидетелем очередной нежной сцены: зайдя в главный зал, Дитрих обнял свою пассию и поцеловал ее, прежде чем позволить уйти.
-Хелене... давай впредь обойдемся без "баронов" и "светлостей" - ты ведь не забыла как меня зовут? -он вновь улыбнулся и тут заметил Ринна, смущенно переминавшегося с ноги на ногу. -Что-то случилось?
-Нет.., -мальчик пожал плечами, делая вид что ничего не видел. -Просто я сделал все как ты сказал... и у меня уже голова болит от латыни. Можно мне передохнуть и продолжить завтра?
-Хорошо... но я планирую нанять тебе настоящего учителя - такого как был у тебя в Акре, -после этих слов, Ринн тихо вздохнул. -Надеюсь, ты не забыл что ты мой наследник? Хорошему лорду следует не только махать мечом и блистать на турнирах...
-Да, отец.., -мальчишка кивнул. -Полчаса назад приехал человек из аббатства и дожидается тебя в старой книжной.
-Неужели? -барон усмехнулся, после чего направился к широкой каменной лестнице что вела на второй этаж замка. Он был уверен, что настоятель предпочтет потянуть время, прежде чем согласится на встречу с ним... но видимо аббат вовремя вспомнил на чьих землях был построен Бойерн?
Проводив отца взглядом, Ринн повернулся к его пассии... и тут понял что совершенно не знает как себя вести с ней. Едва только оказавшись в замке, эта женщина сразу дала понять, что она вовсе не простая служанка - а теперь еще и стала возлюбленной барона. Однако, младший Грайфенбег очень хорошо знал, насколько непостоянным может быть в своих любовных предпочтениях его дражайший родитель...
-Я не знаю, зачем я говорю это.., -тихо произнес Ринн, когда Хелене тоже пошла к лестнице. -Но все же... мне кажется что вы пришли в наш дом именно для того чтобы оказаться рядом с моим отцом. Интересно почему? Я не так глуп и прекрасно знаю, что люди порой сходятся не только из-за любви...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-10 05:09:42)

+1

15

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]Обладая довольно-таки приятной и даже привлекательной наружностью, грехом было не пользоваться ей, раз уж мужчина даже не пытался противиться своим желаниям, которые побуждала в нем она, радуясь тому в душе. Она провоцировала барона, играла с ним, а он приближался к ней снова, делая все в точности так, как она могла пожелать. А в прочем, казалось, даже лучше то, что имело свою физическую форму, нежели было бестелесным плодом ее воображения. Ощутив ладонь барона на своей ноге, что ловко скользнула выше, ведьма лишь улыбнулась ему. Все-таки теперь она прекрасно поняла, что так манило многих женщин к нему, ведь фон Грайфенберг умел не только сделать приятно, но и позволял женщине почувствовать себя рядом с ним особенной, избранной. Возможно, будь она более юна и начина, наверняка позабыла о своей изначальной цели и растворилась в любовном романе ровно настолько, чтобы позволить лишь использовать свое тело и остатки привлекательности, которая начнет увядать уже в течении следующего десятка лет.
- Я не откажусь посмотреть на вашу болотную хижину, милорд, - растянув свои губы в улыбке, Хелене ответила барону, прежде чем вложила в его широкую ладонь свою руку. Определенно ему удалось заинтриговать, ведь ведьма считала себя полноправной хозяйкой здешнего болота, тропы которых она изведала вместе со своей подругой. Но, чтобы узнать, о какой именно хижине идет речь, огненно-рыжей женщине пришлось терпеливо следовать за бароном, который привел ее, тем не менее, к хижине, в которой они не единожды с Анхель скрывались от преследований. Правда, она тогда определенно не знала, что в ту хижину также любила заглядывать матушка фон Грайфенберга. Это определенно заинтересовало женщину еще больше в личности ее любовника, ведь из уст Анхель она знала о том, что хозяйкой этой хижины была ведьма определенно могущественная и мудрая.
- У вашей матушки был хороший вкус, Ваша Милость, - осторожно ответила Хелене, пытаясь понять, какой клубок закрутила баронесса, что наверняка являлась весьма сильной ведьмой. Именно той ведьмой, против которой и пытался наверняка не единожды выступить ее же супруг, что являлся весьма набожным мужем. Однако вдоволь поразмыслить об этом женщине не удалось. Все-таки спутник, что привел ее сюда, требовал ее особенного внимания, а отказать ему она не бралась даже не потому, что не могла, а потому что не хотела.
Она безропотно рассталась со своей корзиной, где оставались собранные ней цветы и травы, подставив свои губы для поцелуев, на которые был щедр барон. Хелене отступила несколько шагов назад, пока не ощутила за спиной прохладу стены, которая и послужила ей опорой, в дальнейшей любовной игре, что предполагала участие лишь двоих.
Проведя в хижине достаточно длительное время, служанка не торопилась одеваться, однако не ослушалась барона, когда он решил все-таки вернуться в замок. Пожалуй, он был прав в своем решении, пусть даже ведьме было куда удобнее в простой лачуге, чем за толстыми стенами замка мужчины, которого она собиралась сделать своим верным союзником в мести против несправедливого суда инквизиции и аббатов из монастыря, по вине которых умирало не так много ведьм, сколь много невиновных.
- Ваша Милость боится ведьм? – хитро улыбнулась ведьма, спросив у мужчины. Она не удержалась от соблазна подразнить мужчину, а заодно и узнать, что же он думает о колдовстве, раз уж ничего такого он не высказывал ранее. – Говорят, они заманивают своих жертв на болота, а потом наблюдают и смеются, пока кто-то тонет в болоте и зовет на помощь, - добавила она, озвучив одну из тех нелепостей, которые ставили в вину ведьмовскому роду церковники. Все-таки церковники не знали, что просто-так ведьмы не ударят злом по человечеству… Для этого их нужно очень сильно разозлить. И Хелене была давно сердита.
- Вы знаете, милорд, что я сделаю все, о чем вы меня попросите, - услышав от мужчины весьма занятное предложение, ведьма в точности ответила, как того требовал и ее образ, и ее положение. Обойтись коротким «да», увы она не могла. – И я с удовольствием приду к вам на ужин, если это вас порадует, а также расскажу то, что покажется интересным, Вашей Милости, - добавила она, прежде чем они вместе, не вышли на узкую стежку, петлявшую между болот. Она не стала освобождать своей ладони из плена руки барона на протяжении всего их пути от хижины и до самого замка, где она с большим удовольствием ответила рыцарю на его поцелуй.
- Что Вы, милорд… Разве я смею? – попыталась она отстоять свое право с почтением обращаться к барону, когда фон Грайфенберг заметил своего сына, вышедшего встречать его. Конечно же, стыд не был знаком ведьме, что не осталось не замеченным юным наследником барона, который уже совсем скоро почти загнал ведьму в угол.
- Как для своего возраста, вы очень хорошо осведомлены в вопросах любви, мой юный лорд, - осторожно и достаточно тихо ответила женщина. – Но, я бы предпочла попросить вас обождать с поспешными выводами на мой счет. В прочем, я сама задавалась таким же вопросом всего этим утром… Неужели это судьба? Как вы думаете?

+1

16

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Несмотря на свой действительно юный возраст, Ринн уже успел понять, что люди порой сознательно идут против всех ограничений, что накладывает на них общество. Кто-то желает испить истинной свободы и отвязаться от бремени обязательств хотя бы на время, а кому-то просто нравится жить на грани дозволенного... Задумавшись об этом, мальчишка неоднократно пытался понять, что именно движет его отцом и в конце-концов решил, что тот просто сбежал от привычного и надоевшего уклада жизни, убивающего своей размеренностью и некоторой рутинностью. Так Ринн думал поначалу, но где-то за полтора года до отъезда на родину барона, он как-то раз нашел несколько писем от его супруги  - и после этого, уверился в том, что его отец сбежал из родного Грайфенберга именно из-за этой женщины. Она даже не пыталась изобразить какие-либо чувства и в каждом своем послании напоминала мужу, что его бастард помешает счастью и благополучию девочек только через ее труп. Судя по всему, ныне покойная баронесса даже понятия не имела, что некоторые слова могут обрести материальную форму и воплотится в жизнь?
Мальчишка лишь вздохнул, вспомнив о недавнем прошлом - женщина что стояла сейчас перед ним, явно была куда умнее и хитрее прежней отцовской супруги? А еще... она явно была осторожной и умело играла свою роль этакой преданной и верной служанки. Но надолго ли была эта маска?
-Я пока еще не сделал никаких выводов, -ответил Ринн, сложив руки на груди и внимательно посмотрев на Хелене. -Отец верно уже говорил вам, что вы совершенно не похожи на других слуг? Они пришли сюда чтобы не умереть с голоду в пустых деревнях, где не осталось ничего кроме тьмы и смерти... а вот вас привело что-то совершенно иное и в этом я уверен. Хотелось бы надеяться, что мой отец никогда не пожалеет что впустил вас в свою жизнь.
С этими словами, мальчишка развернулся и направился к лестнице, чтобы подняться в свои покои. Он поймал себя на том, что у него не возникло хорошо знакомого чувства жгучей ревности, когда он стал свидетелем того как отец поцеловал свою пассию. Наивно было бы полагать что барон мог бы надолго остаться один... но лучше уж с ним будет Хелене, чем какая-нибудь дама из благородного семейства, вроде его прежней жены.
Ну а пока Ринн размышлял, а Хелене пошла к себе в комнату, фон Грайфенберг встретился с посланцем настоятеля - это был тощий священник в бенедектинском одеянии. Как оказалось, аббат не только любезно согласился на встречу с Его Светлостью в городе, но и прислал одного из своих верных людей для службы в домовой часовне замка... и присмотром за непокорным бароном. В последнем Дитриху не приходилось сомневаться.
-Отец настоятель проявил неслыханную заботу обо мне - и я весьма ему благодарен, -ответил фон Грайфенберг. -Увы, но ваш предшественник умер вместе со всеми моими домочадцами... и я надеюсь, что ваша служба будет куда более успешной. Священник домовой церкви для дворянина всегда является еще одним членом семьи - правда у меня она пока что небольшая, но я с удовольствием говорю вам добро пожаловать.
-Ваша Светлость более чем любезен, -поклонился бенедиктинец. -Отец настоятель просил передать, что смиренно молит бога послать вам достойную и мудрую спутницу жизни, дабы утешить вас от тяжелой утраты.
-Благодарю вас. Мои люди покажут вам часовню и вашу комнату, -отпустив священника кивком головы, фон Грайфенберг ненадолго задумался. Так значит аббат решил не только прислать ему своего шпиона, но и наверняка рассчитывал добится влияния через возможную женитьбу... Пожалуй перед встречей с настоятелем, стоило поразмыслить на эту тему, а пока что барон позвал Грету и приказал ей распорядится об ужине на двоих в его спальне. -Скажи кухарке чтобы поторопилась и передай Хелене, что я жду выполнения ее обещания.
-Конечно, милорд, -поспешно кивнула девушка. -Я уже бегу! Сейчас все будет исполнено!
Передав на кухне приказ хозяина, Грета постучалась в комнату Хелене и застала ее за разбором ароматных цветов и трав, собранных на прогулке. Взяв один из цветков, девчонка вдохнула его тонкий аромат и улыбнулась - думая о том что страшная зима наконец-то миновала, нельзя было не порадоваться...
-Хели, милорд велел передать тебе что ожидает выполнения твоего обещания, -в точности повторила слова барона Грета и конечно же не могла не поинтересоваться. -А зачем ты ходила сегодня в лес? В деревне о нем рассказывали великое множество нехороших вещей...
Служанке оставалось лишь вздохнуть в очередной раз, когда Хелене в своей обычной манере не стала удовлетворять ее любопытства и ушла к барону. Но долго расстраиваться девчонка не стала, решив что обязательно подловить пассию хозяина еще раз и обо всем расспросит, а пока что направилась на кухню, где и помогла кухарке с обычной вечерней уборкой.
-Я ждал тебя, -тем временем улыбнулся фон Грайфенберг, увидев Хели на пороге своей спальни и указал ей на низкий столик возле его постели, на котором и был сервирован ужин. Возле столика лежали мягкие львиные шкуры и удобные подушки, чтобы можно было поужинать на арабский манер, как было принято в доме барона в Акре. -Присядешь? Завтра мне предстоит не самый приятный разговор в городе, так что сегодня мне просто необходим глоток уверенности... и теперь один из людей аббата будет шпионить в моем доме. Очень бы хотелось отправить его обратно в Бойерн, но увы, пока что я не могу позволить себе подобной роскоши.
Усевшись рядом с Хелене, мужчина открыл один из запечатанных глиняных кувшинов и разлив ароматное вино по кубкам, протянул один ей. После первых выпитых чаш, долгий и нежный поцелуй возлюбленной был особенно сладким и приятным, так что барону пришлось сдержаться чтобы не испортить весь ужин и намечавшуюся беседу.
-Итак... я хочу все о тебе знать, -освежив кубок своей дамы новой порцией вина, Дитрих вновь улыбнулся ей. -Откуда ты... где и как жила до того как оказалась в моем доме? И я готов ответить откровенностью на откровенность и рассказать что-нибудь о себе, если конечно подобные байки будут тебе интересны.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-10 19:51:35)

+1

17

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]У барона рос на удивление сообразительный и умный наследник, глаза которого не застилала слепая страсть или какие-нибудь другие пороки. В прочем, если ее догадки относительно происхождения барона оказались хоть в самой малой своей части правдивыми, то таким образом сила могла проявиться уже в следующем поколении. Никогда ведь не знаешь, каким будет решение природы, что всегда рассуждает куда более разумно, нежели смертные. Так что, Хелене пришлось отдать должное ясности ума Ринна, который не торопился с выводами относительно ее таинственной персоны, которой еще предстояло придумать себе весьма правдоподобную легенду происхождения. Ну, или сказать свою удивительную и не радушную правду фон Грайфенбергу. Что же, ведьме не оставалось ничего иного, кроме как опустить глаза к полу, тем самым отдав должное ему.
- Увы, мы никогда не знаем, что задумано нам судьбой – уж такова наша жизнь, непредсказуема и порой опасна, - ответила она, прежде чем баронский наследник собрался уходить, видимо, решив, что он уже все сказал. Однако ведьма еще не закончила. – Но я могу обещать, что сделаю все ради того, чтобы ни Вы, ни ваш отец не пожалели о том, что я появилась здесь, - добавила она отлично зная, что Рейн расслышал ее. В прочем, добавить или ответить тут было нечего, пусть даже ведьма и говорила, имея в виду свое. Уж она приложит максимум усилий для того, чтобы барон не узнал о ее темном начале, что привело к нему в замок с определенной целью.
Не дожидаясь особенных распоряжений, рыжеволосая служанка направилась в свои скромные покои, в которых она и принялась расставлять свои цветы и травы, некоторые из которых следовало еще подготовить к сушке, отделив цвет от стебля. Именно за этим делом и застала ее Грета. Тихонько постучавшись в дверь, молоденькая и пугливая служанка подошла к старому небольшому столу, на котором и разложила свой урожай ведьма, передав просьбу барона. И ведь услышав из уст девушки, повторенные в точности слова барона, Хелене едва удержалась от хитрой усмешки. Все-таки мужчина жаждал не только встречи, но и желал узнать ее ближе, заглянуть в то далекое и давно ушедшее прошлое, которое обычно и формирует естество человека. Однако женщина еще не решила, что сможет рассказать своему барону этим вечером. [float=left]Chramer, gip die varwe mir,
die min wengel roete,
damit ich die jungen man
an ir dank der minnenliebe noete.
Seht mich an,
jungen man!
Lat mich iu gevallen!
[/float]Задумавшись об этом, Хелене раздраженно глянула на свою собеседницу, что поспешила заинтересоваться желанием служанки лесными травами и прогулками среди болот.
- А ты побольше слушай, что говорят люди, - только и оставила по себе огненно-рыжая женщина, окончательно отложив свое занятие, чтобы покинуть пределы комнаты и податься в покои барона, что ее уже с нетерпением ожидал. Дорогой к хорошо знакомым уже ей покоям, ведьма остановилась возле небольшой галереи, чтобы пощипать свои щеки, вызывая тем самым свежий румянец на бледном лице.
И на что она надеялась этим? Чего рассчитывала добиться??
В любом случае, ждать она не заставила барона нынче.  Без стука в тяжелую дубовую дверь, Хелене вошла в покои барона, что уже устроил в своих покоях нечто похожее на уголок какого-нибудь шатра. Не желая выдать себя, ведьма демонстрировала нерешительность и дождалась пригласительного жеста от мужчины, в руки которого она вручила свою ладонь, прежде чем присела рядом с ним.
- Уверенна, что это временно – ваш гость и шпион в одном лице, - тихим шепотом произнесла ведьма, понимая, что не собирается делиться с церковниками своим бароном. Их следовало отправить обратно в свое аббатство, прежде чем уничтожить и расправиться со всеми до единого, не оставив в живых никого. Тем временем барон налил им вина, пригубив которое, они оба были подвергнуты его воздействию. – Надеюсь, что это не скажется на этом… - прошептала ведьма, будто под воздействием сладкого виноградного дурмана, прежде чем подарила барону долгий поцелуй, при помощи которого она рассчитывала мужчину побудить к решительным действиям, заставив тем самым позабыть его обо всем на свете... снова, в ее объятиях. Только на этот раз барон продемонстрировал стойкость характера и твердую силу воли. Это заставило ее усмехнуться.
- Я происхожу из этих краев, - ответила она. – Мой отец был купцом, как и мать. Я не была единственным ребенком в семье, но мать научила меня грамоте, потому что отец хотел меня выгодно выдать замуж, - продолжила она, посмотрев в удивительно красивые глаза мужчины, которыми он внимательно изучал ее, будто бы инспектируя, не врет ли она ему. И ведь пока она не соврала…
- Я сбежала с дома, когда меня сосватали, и подалась вместе с путешествующим караваном, а когда вернулась обратно, увидела, что уже никого не осталось в живых, даже дом сгорел, - произнесла она, несколько изменив судьбоносный поворот своей судьбы. Все-таки она в юности не была настолько решительной, чтобы убегать куда глаза глядят. Она бежала туда, куда ее ждали – к своей наставнице, к ведьме лесной, в компании которой она немного путешествовала по Баварии. Однако этого не следовало знать барону. Ему вполне должно было того хватить, что она ему рассказала. – Я надеюсь, что моя история не была слишком скучной, Ваша Милость? Мне бы не хотелось утомить вас, милорд, - добавила она, приподнявшись вверх, чтобы их с мужчиной лица были на одном уровне, и наклонилась вперед, ровно настолько, чтобы их губы вновь встретились в поцелуе, пока пальцы ее рук, зарылись в светлые волосы барона, ероша их.

+1

18

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
-Я разделяю твое мнение относительно святого отца, что оказался в моем доме... но пока что не могу от него избавится, не рискнув прослыть отчаянным еретиком, -фон Грайфенберг усмехнулся, после слов Хелене - отвечая ему, она словно прочитала его сокровенные мысли. -Хватит и того что в Бойерне должны будут терпеть мой распутный образ жизни.
Взяв в руки кубок с новой порцией вина, мужчина внимательно начал слушать рассказ своей пассии. По всему выходило, что ей тоже основательно надоели запреты и правила? Барону подумалось, что Хели во многом похожа на него по характеру и он совершенно не удивился, что она владеет грамотой - значит ей понравится тот сюрприз, что он собирался ей показать. Правда сегодня навестить старую книжную матушки Дитриха уже не получится, ведь он собирался провести время со своей возлюбленной и не отказался бы от этого ни за что на свете.
–Я надеюсь, что моя история не была слишком скучной, Ваша Милость? Мне бы не хотелось утомить вас, милорд, -поинтересовалась тем временем женщина, прежде чем подарить барону очередной жаркий поцелуй, после которого ему уже не хотелось тратить время на ненужную болтовню.
-Знаешь... мне очень хочется чтобы ты меня утомила... но совершенно иным способом, -хитро улыбнулся Дитрих, прежде чем ответно накрыть сладкие губы Хели своими. -До встречи с тобой, я не бегал ни за одной женщиной... и сейчас ощущаю себя сопливым мальчишкой, что влюбился в первый раз в своей жизни. Пообещай мне, что не сбежишь поутру и давай уже забудем про милорда?
Стараясь сдерживать собственное нетерпение, он вновь прильнул к губам своей пассии, а затем аккуратно и неторопливо избавил от ненужного сейчас платья. Очередное любовное безумие началось прямо на полу, возле позабытого столика с ужином и лишь после небольшой передышки Дитрих и Хели продолжили уже на мягкой и широкой постели барона. Фон Грайфенберг уснул уже где-то перед рассветом в объятиях своей женщины - а она исполнила его просьбу и была рядом пока он вновь не открыл глаза. Увы, но проснувшись уже где-то после полудня, мужчина вынужден был поспешно собраться, чтобы ехать в город на встречу с аббатом, ведь от ее исхода сейчас зависело слишком много жизней.
-Пожелай мне удачи, милая? -Дитрих нежно обнял Хелене, после того как они вместе спустились во двор замка. -Честно признаться, я бы с удовольствием остался с тобой, чем ехать упражняться в красноречии с отцом настоятелем... провались он ко всем чертям. Но если я этого не сделаю, в конце-концов можно дождаться голодного бунта. Поеду... но обещаю скоро вернутся к тебе.
Буквально заставив себя отойти от Хели, мужчина оседлал своего вороного и вместе с несколькими рыцарями выехал за ворота. Едва только караульные опустили кованую решетку, что закрывала основной вход в замок со стороны старого подъемного моста, как во дворе появился Ринн, причем не в самом лучшем своем настроении. Нынче утром, мальчишка решил зайти в старую часовню, чтобы спокойно побыть в собственных мыслях, благо обстановка там всегда была самая умиротворяющая. Но не тут-то было? Наследник барона совершенно позабыл о новом священнике, что тут же пристал к нему с расспросами... и все бы ничего, если бы святой отец не начал интересоваться матерью Ринна. Вроде бы это произошло как бы случайно, но тем не менее больно ранило мальчика - словно к нему влезли в душу без спросу и коснулись чего-то очень святого и чистого немытыми руками...
-Вы видели этого человека? Того что приехал из Боейрна.., -без лишних предисловий обратился Ринн к Хелене. -У меня есть ощущение, что он не богу служить приехал, а вынюхивает все самое интересное о моем отце - иначе зачем бы ему интересоваться, была ли моя мать христианской веры. Вообще, порой мне кажется, что быть незаконнорожденным еще хуже чем прокаженным... по крайней мере с момента приезда в эту страну. В Акре все было куда проще...
Обернувшись к Хели, мальчик обнаружил что она очень внимательно его слушает... и был благодарен за это молчаливое сочувствие, без какой-либо капли унизительной жалости. Увы, но поговорить по душам Ринну было совершенно не с кем - сверстников в замке не было, а отпрыски благородных семейств из города наверняка стали бы воротить от него носы.
-Я наверное не должен был всего этого говорить вам, -вздохнул мальчишка. -Но отец не желает обсуждать со мной эту тему... так что мне всегда хотелось надеяться, что когда-нибудь он решит рассказать всю правду. А еще, что он действительно любил мою мать и она не была для него просто развлечением на одну ночь...
Ну а пока происходил этот разговор, Дитрих успел доехать до своего города, где и встретился с настоятелем Бойерна в старой ратуше. Удивительно... но аббат был настроен более чем благожелательно и не стал спорить, услышав предложение барона.
-Я уже думал об этом, Ваша Светлость... и мне так же как и вам хотелось бы сохранить мир и спокойствие в округе, -отец настоятель был человеком хитрым и умным и узнав о богатом наследстве, что досталось фон Грайфенбергу, решил на время позабыть о той стычке на базарной площади. -У вашего покойного зятя были бесценные церковные реликвии, привезенные еще из самого первого Крестового похода... вы передадите их монастырю, а я, в свою очередь, организую раздачу провизии и зерна крестьянам. В разумных пределах, разумеется...
-Хорошо, я сегодня же вечером поеду в Виндах и прикажу подготовить эти реликвии, а так же полновесное золото для вас, дабы монастырь не остался в накладе, -кивнул Дитрих. Оставалось лишь порадоваться, что можно настолько дешево отделаться от отца настоятеля... да и брать Бойерн на приступ похоже не придется, что уже хорошо. -Это займет пару дней, так что можете уже приказать своим людям начинать готовить припасы для моих крестьян.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-11 20:42:36)

+1

19

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
Что уж поделать, а ведьму вполне устраивал образ барона-еретика, который мог примерить на себя фон Грайфенбер, прогони он из своего замка церковника, которого отправило в замок аббатство Бойерна. Столь откровенное грехопадение не могло не привлекать черную душу огненно-рыжей женщины еще больше, пусть даже она чувствовала, что находится уже вблизи от своей цели, готовая возвыситься над своими противниками, которые заслужили самой жестокой расправы. И ведь она подождет до тех пор, пока месть свершится – не сейчас, так через десять лет точно. Ну, а пока, пока она могла наслаждаться медленным процессом своего восхождения, ловя каждый миг удовольствия, словно последний. К тому же, желание барона определенно должно было быть исполненным – мужчина без сил коснется своей подушки головой, наслаждаясь приятной негой и послевкусием их близости.
- Как скажешь, Дитрих, - в губы прошептала ведьма барону, давая ему не только понять, как легко было ее подчинить, но и как желанно было каждое новое его объятие. – Хотя мне будет очень непривычно, обращаться к Вам… к тебе по имени, - добавила она, пока мужчина осторожно справлялся со шнуровкой ее простого платья служанки, которое она еще сменит на более роскошные наряды, достойные ее. Но, избавившись от одежды, которая была сейчас крайне неуместной, ведьма принялась неторопливо изучать его тело своими неспешными и едва не доводившими мужчину до экстаза прикосновениями рук и губ. В результате все случилось раньше, чем они добрались до мягкой постели, в которой она заметила удивительное, как для рыцаря, побывавшего не на одном поле брани, отсутствие шрамов на теле. Так неужели ее догадка оказалась правдива? Неужели в жилах барона бежала кровь могущественной ведьмы и мужа знатного рода?
«Ты будешь только моим, Дитрих фон Грайфенберг!» - решила ведьма, устроившись сверху. И в этот миг она ликовала собственному открытию и рисующимся перспективам. Она должна была понести от него дитя, что сможет продолжить ее дело, если уж самой Хелене не придется.
Проведя всю ночь с бароном, ведьма не торопилась покидать его постель, как он того и просил. И надо полагать, что теперь в замке никто ее не хватился даже, прекрасно зная, что рыжеволосая служанка ублажает Его Милость, пока тому не наскучит ее компания. В прочем, языки слуг, не занятых тяжким трудом, способны и не такое. Да вот только ведьме было безразлично, о чем толкуют невежды, из которых она завела очень относительную дружбу лишь с Гретой. И пока ей приходилось нежиться в объятиях барона, женщина решила дождаться благоприятного мгновения, чтобы провести тайный ритуал. Но, пока ей следовало лишь не выдать себя и покорно подняться с постели следом за мужчиной, которого она и вышла проводить к самым воротам.
- Удача с тобой, Дитрих, - прошептала ведьма мужчине, вкладывая в свои слова и частичку собственной удачи, которой она желала поделиться с ним. – Главное приезжай ко мне скорее, как закончишь с делами, а я буду тебя ждать, - добавила она, прежде чем подарить очередной поцелуй Его Милости, прежде чем он вскочил на своего гнедого коня и отправился в недалекий, но и не простой путь.
Но, стоило уйти барону, как ему на смену пришел его наследник, появления которого снова не ожидала Хелене. Ведьма лишь обескураженно посмотрела на Рейна, которому посчастливилось повстречаться с церковником нынче, тогда как сама она была лишена подобной чести. Только стоит предположить, что в скором времени, присланный настоятелем аббатства Бойерн священнослужитель пожелает повидаться и с любовницей барона, с которой тот грешит и даже не думает останавливаться и каяться. Поначалу Хелене внимательно слушала, мысленно сочувствуя мальчишке-бастарду, который не знал ни своей матери, но и не ведал материнского тепла, а судьба его, словно нарочно, решила еще нагрузить осуждением окружающих его людишек, будто бы он сам выбирал себе свою судьбу и от него зависело, где и от кого явиться на свет.
Бедный ребенок? Нет. Уже не ребенок, но вполне себе строящаяся личность, которой будут скоро подчиняться все земли и населявшие их крестьяне, что были нынче под Дитрихом.
- Ты правильно сделал, что пришел ко мне, Ринн, - решила ведьма напрямую обратиться к мальчишке, позабыв о вчерашней учтивости. - Вряд ли кто-то из замковых слуг сможет понять твою боль, ведь они бояться не только собственной тени, но церкви, что в наших краях имеет большое влияние. Церковники могут даровать жизнь вечную при помощи своих индульгенций, а могут и сжечь на костре, как сожгли невинную женщину в тех злодеяниях, которые ей приписывали, объявив ее ведьмой, призвавшей на Баварию чуму, - подойдя ближе проговорила она, глядя мальчишке прямиком в глаза. – Относись к шпиону аббатства почтительно, но осторожно – не забывай, что уже завтра они могут сунуть тебе или твоему отцу нож в спину. Настоятель аббатства муж жадный – он спит и видит, как территории аббатства расширяются. Думаешь просто так он решил подыграть твоему отцу? – как для служанки Хелене была слишком умной, но ведьма решила использовать этот шанс себе во благо.
Женщина вцепилась в ладонь баронского наследника и повела его за собой на высокую башню замка, из которой можно было увидеть вдали стены аббатства. И на удивленный взгляд Ринна, она указала ему в сторону аббатства.
- Вон оттуда и до туда находится территория аббатства, что пряталось во время чумы за своими семью стенами и не пускали к себе на порог даже детей, которых погибло немало, - без какой-то жалости в голосе говорила Хелене, показывая пальцем в сторону аббатства. – Они сохранили свое богатство, которым не захотели делиться с голодными и истощенными после нашествия эпидемии людьми, но они охотно согласятся за щедрые уступки выдать часть провизию крестьянам. И это церковь, которая учит любить ближнего, Ринн. Это церковь, которой нужно не бояться, но остерегаться пока она сама не загнала себя в могилу…
Возможно, ведьма сказала слишком много сейчас. Увы, но она не знала наверняка. Дав выход эмоциям, она просто не смогла остановиться и теперь, когда ветер ерошил ее огненные волосы, она смотрела на мальчишку и надеялась, что обретет в его лице слабого пока, но союзника. Слабость – это ведь временно.

+1

20

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Неизвестно чем руководствовалось провидение... или, быть может, злая судьба, когда барону посчастливилось получить наследство после своего злейшего врага - он предпочел бы отказаться от всех этих земель и богатств, если бы это могло вернуть Эльзу, но увы? Дитриху было безмерно жаль, что обеим его дочерям довелось покинуть этот мир еще совсем молодыми, но по счастью, у него было утешение в этой горькой и тяжелой утрате - прекрасная и желанная женщина рядом и конечно же любимый сын. После разговора с аббатом, фон Грайфенбергу не особенно хотелось ехать в Виндах, однако это следовало сделать не откладывая на потом, чтобы хитрый церковник не передумал и не отказался потом от собственных слов.
Попрощавшись с отцом настоятелем, Дитрих приказал своей свите седлать лошадей и затем ехать к дому - и пока он скакал вместе с провожатыми по старому тракту, то даже и не подозревал что между Ринном и Хелене произошел весьма интересный разговор пока его не было.
Честно говоря, наследник барона был немного сбит с толку, после того как Хели привела его на одну из высоких башен и весьма красноречиво высказалась о святой матери-Церкви. Ринн был вовсе не глуп и в очередной раз убедился, что эта женщина совершенно не похожа на простую служанку, как бы не старалась сыграть эту роль. Слишком умна и образованна... слишком красива, хитра, предусмотрительна и расчетлива - все СЛИШКОМ для обыкновенной крестьянки за которую Хелене поначалу пыталась сойти. В ней ощущалась породистая стать и поистине стальной характер, чего были лишены остальные баронские слуги - они привыкли безропотно сносить абсолютно все и не знали иной жизни, кроме каждодневного тяжелого труда. Хели же с первого момента выглядела как дама благородного происхождения, рожденная повелевать, а вовсе не подчиняться...
-Я впервые видел подобную жестокость.., -вздохнул Ринн, вспомнив о той страшной казни на площади. -Скажите... вы знали ту женщину, что была осуждена? Мне было интересно и я расспросил некоторых наших слуг - так они рассказали, что Анхель была знахаркой и пыталась помочь в самые черные дни эпидемии. Но если церковники трусливо прятались за надежными и толстыми стенами Бойерна, а она пыталась спасать людей, то почему они убили ее?
Увы, но этому вопросу было суждено остаться риторическим, потому как на башню прибежал мальчишка-поваренок с кухни и сообщил, что Его милость уже вернулся и приказал найти и позвать Хелене. Ринн решил, что закончит интересный разговор с ней немного позже, потому как женщина не стала испытывать терпение его отца на прочность и поспешно спустилась в главный зал замка.
-У меня появилось срочное дело в Виндахе, -сообщил своей пассии барон, едва она только подошла к нему. -Собирайся, ты поедешь со мной... мне очень не хочется отправляться в эту поездку одному. Вещи можешь с собой не брать - я куплю тебе все что может понадобится по дороге.
Естественно, Хелене не отказалась сопровождать Дитриха, так что час спустя уже ехала за ним на смирной и резвой лошади, которую для нее подобрал конюх. Фон Грайфенберг не планировал успеть добраться до Виндаха за один день, так что едва стемнело, приказал сделать остановку в одной из деревушек где был недурной постоялый двор. Его хозяин был явно не только человеком предприимчивым, но и весьма удачливым, раз уж сумел уберечься от страшной болезни, что зверствовала на землях Баварии начиная с прошлого лета. К немалому удивлению барона, трактирщик не потерял и свое семейство, на зависть остальным селянам - даже самые маленькие детки были живы и здоровы.
-Знаете, милорд... быть может это прозвучит кощунственно - но мои близкие выжили не благодаря божьей милости, -ответил хозяин постоялого двора, заметив удивленный взгляд фон Грайфенберга. -Одна добрая женщина спасла их в самую тяжелую пору... я слышал, что недавно она была осуждена на смерть. Большая часть нашей деревни обязана ей жизнью, а ее обвинили в том что она вызвала чуму - но кто станет слушать простолюдинов? Точно не церковники, что трусливо прятались за стенами монастыря, пока люди погибали... как бедная Анхель...
Спохватившись на полуслове, трактирщик вспомнил о своих обязанностях радушного хозяина и отвел барона и его пассию в одну из самых лучших комнат, куда и распорядился подать поздний ужин. Рыцари Дитриха так же были размещены со всеми удобствами, но не забыли как обычно выставить караул - как говорится, береженого бог бережет, а излишняя бдительность никогда не бывает лишней. Усевшись за стол вместе с Хелене и отдав должное простому, но сытному ужину, фон Грайфенберг без труда заметил что у его возлюбленной заметно испортилось настроение и судя по всему произошло это после разговора с хозяином трактира. Во всяком случае так показалось Дитриху...
-Что с тобой, моя радость? -поинтересовался мужчина, после того как трактирная прислуга убрала посуду после ужина. Сняв свой дублет, Дитрих бросил его на постель, после чего подошел к Хелене и обнял ее со спины - она стояла возле приоткрытого окна и задумчиво смотрела на гаснущие огоньки в окнах соседних домой. -Весь сегодняшний день, я мечтал наконец-то закончить с делами и побыть с тобой... хочу забыть о том что завтра увижу замок где умерла Эльза. Думаю что мы не будем останавливаться там.
Даже в самом своем страшном сне барон никогда не мог представить что переживет своих дочерей - пусть он не был хорошим отцом, но любил их. А теперь не мог заставить себя даже взглянуть на их могилы... ведь пока человек не видит их, в его сердце живет надежда, что тяжелая утрата была лишь дурным сном.
-Виндах всегда был куда более богатым городом чем Грайфенберг.., -продолжил Дитрих, после того как Хели повернулась к нему и привычно уже обняла, притягивая к себе. -Там мы легко найдем где остановится, а еще найдем для тебя хорошую портниху, милая. Тебе уже давно пора избавится от этого простого платья...
Последняя фраза была произнесена несколько двусмысленно, так что улыбнувшись своей пассии, барон принялся развязывать шнуровку ее платья. Завтра он первым делом позаботится о достойной оправе для своей огненно-алой розы и только потом уже заставит себя поехать в замок своего когда-то злейшего врага. Но прежде хотелось позабыть обо всем обнимая Хелене, ведь ночь еще только-только началась...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Carmina Burana