vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Carmina Burana


Carmina Burana

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]Это было так не свойственно прислуге – иметь собственное мнение, которое ко всему еще и противоречило тем взглядам и уставам на жизнь, которые диктовала всем церковь. Посты и неустанная молитва – вот тот ключ, который вручали в руки церковники всем больным, поговаривая еще о том, что всякая хворь является лишь знаком греховности предков, ведь дети в ответе за деяния своих отцов и матерей. И не важно, что мучает тебя сейчас или от чего ты страдал вчера – панацея есть одна и изменить ее нельзя. Однако Хелене решила рискнуть, ведь сейчас у нее представился едва ли не исключительный момент укрепить свои позиции в Грайфенберге. А ей было чем рисковать …
Во-первых, она рисковала всем тем, чего уже достигла с бароном. Она практически была уверена не только в том, что мужчина охочий до женских ласк в постели с ней не скучал. Ведьма уже предполагала, что завоевала что-то больше, чем просто симпатия барона. В прочем, симпатия, симпатией, а влюбленность ее также не устраивала, ведь она быстротечна, как горный ручей, сбегавший вниз по извилистой дорожке. Ей необходима была власть над могучим рыцарем, для которого она должна была стать всем, чтобы и вздоха тяжкого он не мог без нее сделать, не то чтобы принять решение какое. Иначе зачем им было проделывать весь этот путь, пусть даже он был скрашен приятными мгновениями, которых так порой не хватало в жизни ведьмы-отшельницы?
Ну, а во-вторых, она рисковала собственной жизнью, головой или еще какой-нибудь конечностью, если кто-то не придумал более изощренного способа показать простолюдинам, собравшимся на главной площади, чтобы посмотреть на казнь «страшной» ведьмы. «Страшной», ведь ее лицо от боли искажается вне зависимости от принадлежности к особенному виду человечества, именуемому ведьмами. Сама же огненно-рыжая ведьма была уверенна, окажись на костре сам настоятель аббатства – зрелище получилось бы не менее забавное, а может быть даже более отвратительное. И еще ведь не поздно попробовать? Правда, на все свое время. И на месть тоже.
Хелене не изменилась в лице, как и не торопилась с ответом, как только Рейн рассказал ей о том, что успел узнать о том, что происходило в Грайфенберге. Она уже определила для себя, что молодой человек обладал проницательным умом, а главным его достоянием было даже не любопытство, а его доброта. Однако сейчас, Ринн определенно удивил ведьму. Уж она не предполагала, что бастард захочет разобраться в том деле, которое служители церкви сочли уже забытым на время. Однако прежде чем женщина решилась вдумчиво ответить на вопрос парня, их уединение было нагло нарушено. Пыхтя от бега по тысяче и одной ступенек вбежал пухленький мальчишка, сын кухарки, который в будущем, возможно, станет хорошим пекарем, раз уж весь его передник был в муке. Он огласил, что Его Милость уже вернулись и велели служанке явиться перед его ясные очи и, ведьма, естественно, даже не думала уходить от этой встречи или заставлять барона ждать.
- Подумай над моими словами, Ринн, - прежде чем уйти, Хелене остановилась, повернувшись к юному собеседнику. – В другой раз я отвечу тебе на твои вопросы, - она мягко улыбнулась мальчишке, после чего отправилась к мужчине, чувствуя приятную дрожь от предстоящей встречи, не смотря даже на то, что не так давно они уже виделись, прежде чем ему пришлось оставить ее дожидаться его возвращения. И как бы не хотелось признаваться самой себе – она была более чем рада видеть барона, снова ощущать на себе его внимательный и полный желания взгляд.
Но, начало разговора заставило ведьму притормозить и даже замереть на месте.
Дитрих говорил весьма серьезно, от чего женщина могла предположить лишь одно – он скажет, что желает проститься на время его поездки. Однако уже в следующее мгновение мужчина велел ей собираться, да вот только она не сдвинулась с места, не зная, позволено ей будет улыбнуться или нет.
- В таком случае, я уже готова ехать, - произнесла она в ответ, приподняв свой подбородок вверх. Теперь ее цена возросла, раз уж барон желал украсить женщину, что будет сопровождать его в пути. – С собой у меня не было много вещей, когда я пришла в этот замок и это платье – единственное у меня, … Дитрих, - ей очень хотелось снова назвать мужчину своим господином, ее милостью или как-нибудь еще подчеркнуть его значимость, но вовремя одернула себя, поскольку барону хотелось слышать иное обращение. Однако она ничего не сказала о том подарке, который пожелал ей пообещать мужчина – реагировать она решила уже непосредственно видя те блага, которые упадут перед ее ногами.
- - - - - - - - - - - -
http://gifsec.com/wp-content/uploads/2014/06/Melisandre-Game-of-Thrones-GIF-3.gif
- - - - - - - - - - - -

Часом спустя она держала вожжи послушной лошади, когда они преодолевали не самый близкий путь к Виндаху, лежавший через просторные поля, с которых было заметно и цветущие леса. К слову, раньше ведьме уже доводилось бывать там. Не долго, конечно, но все-таки она провела там немного времени, а потому ей было любопытно посмотреть на то, как отразилась смерть правителя тех земель на его подданных. В пути было сказано не много слов, однако Хелене без труда услышала, как кто-то из сопровождения барона хмыкнул о том, что потаскушка тоже едет. На это ведьма могла лишь ухмыльнуться, обещая себе самой, что не долго будет в этой роли. Да и разве ее огорчало ее нынешнее положение? Определенно нет.
Они остановились в хорошо знакомом Хелене постоялом дворе, хозяин которого не единожды обращался за помощью к ведьмам. Странно было, пожалуй, только то, как удавалось владельцу таверны сохранить свои походы к ведьмам в тайне от церковников. И на какое-то мгновение, когда владелец постоялого двора посмотрел в ее сторону, ведьме показалось, что тот ее узнал, от чего ей стало не по себе. Но, главной ложкой дегтя стало воспоминание о подруге. А еще досада, что этот мужчина так легко рассуждает об Анхель. Все-таки не нашлось никого, кто бы вступился за нее тогда. Ведь сейчас добрые слова ничем не помогут ей.
Женщине хотелось фыркнуть. Презрительно поморщить свой нос, но она сдержалась и подошла к окну, в котором стала наблюдать за тем, как округа погружается в состояние сна, подвергая себя опасности со стороны тьмы.
[float=left]Ubi est antiquus
meus amicus?
Hinc equitavit,
eia, quis me amabit?
[/float]- Я задумалась о том, что последствия зверствующей чумы нас не оставят надолго в покое – я просто вспомнила, как это все было ужасно и уже стремлюсь позабыть об этом, - нашла себе годное оправдание она, повернувшись лицом к Дитриху. – Хорошо, сделаем, как ты хочешь, - согласилась она и на быстрый отъезд с Виндаха, и на портниху, после чего барон начал раздевать ее. – Позволь мне доставить сегодня особенное удовольствие? – предложила она, прежде чем опустилась на колени перед своим любовником, дразня его прикосновениями своих рук и губ. Увы, но благоприятного случая для темного ритуала, который ведьма задумала время не настало – нужно было ждать две недели, а за это время они успели бы дважды съездить в Виндах и обратно. В прочем, торопиться им было некуда, а потому она могла приложить максимум своего внимания к подготовке всего необходимого.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-13 00:10:05)

+1

22

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Эта ночь была поистине волшебной и к сожалению пролетела очень быстро и совершенно незаметно для Дитриха и его возлюбленной. Но по счастью, барон полностью располагал собственным временем, так что продолжить пусть в Виндах можно было хорошенько отдохнув и выспавшись. В городе, что некогда принадлежал злейшему врагу фон Грайфенберга, как оказалось, совершенно недавно поселился один из его боевых друзей, решивший так же вернутся наконец на родину. Тучи сгущались над Акрой и прочими владениями крестоносцев в Святой земле - знающие люди были уверены, что рыцарям не удастся удержать их в своих руках, так что многие баловни судьбы после многих лет свободы, войн и приключений, вернулись по домам. Естественно, бывший товарищ по оружию не мог не пригласить Дитриха погостить в своем доме, не задавая лишних вопросов и отнесясь к его даме так, словно она была законной супругой барона. Обставленный по-простому дом старого друга понравился фон Грайфенбергу куда больше чем роскошный замок его зятя, теперь, увы пустовавший...
-Мне думается, что со временем здесь мог бы жить Ринн... когда повзрослеет и обзаведется своей семьей. Хотя мне не хотелось бы отпускать его далеко от себя - он всегда был рядом и с ним не случалось ничего дурного, -поделился с Хели Дитрих, когда они прошлись по комнатам замка. Господин Шульц взял на себя труд нанять нового старательного управляющего, дабы имение было готово к приезду нового хозяина в любой момент и тот отлично справился с поставленной задачей. Забрав реликвии и приготовив их к отправке в Бойерн, фон Грайфенберг распорядился подготовить надежную и крепкую повозку, чтобы перевезти в свой замок казну фон Виндахов. Мертвым деньги и ценности были уже не нужны, но могли спасти живых... К слову сказать, Дитрих так и не решился заглянуть в старую крипту, чтобы навестить могилу своей старшей дочери - это оказалось куда тяжелее чем можно было себе представить и мужчина испытал большое облегчение когда все дела в замке были завершены. Естественно, он не забыл о своем обещании и позаботился о том чтобы для Хелене были сшиты несколько новых платьев, а так же заказаны подходящие украшения. Рыцари из свиты фон Грайфенберга только диву давались, как рыжей служанке удалось настолько сильно привязать к себе их господина... и больше никто не осмеливался называть ее нелицеприятными словами.
После возвращения из Виндаха, жители окрестных деревень были спасены от голодной смерти и могли спокойно работать на своих полях и фермах, радуясь наступившим теплым дням после бесконечно долгой, темной и страшной зимы. Что же до Дитриха - он наслаждался каждой минутой проведенной рядом со своей возлюбленной, не заметив как она успела стать для него куда больше чем женой или любовницей. Дворяне в округе продолжали шептаться по поводу непозволительной связи барона со служанкой и продолжали присылать ему приглашения погостить, но пока что получали вежливый и твердый отказ. Аббат из Бойерна очень надеялся, что одному из знатных семейств удастся выдать свою дочь за фон Грайфенберга, дабы та заставила своего мужа позабыть о распутной и греховной жизни, однако пока что терпел от огненно-рыжей пассии барона сокрушительное поражение.
-Ваша милость, -решилась обратится к хозяину Грета, где-то спустя две недели после поездки в Виндах. Управляющий уехал по делам в город и девушка, робея от страха заставила себя подойти к барону, когда прислуживала за завтраком ему, Хелене и Ринну. -В моей деревне нынче вечером будет праздник... я хотела попросить позволить мне отлучится до утра. Господин Дорих не вернется до завтрашнего дня... могу я пойти?
-Конечно ступай, -милостиво кивнул фон Грайфенберг. -Но мне казалось, что приход весны празднуется гораздо раньше?
-Так и есть, ваша милость... но в этом году людям было не до веселья и все наладилось лишь недавно, -объяснила довольная Грета. -Все селяне из моей деревни каждый день благодарят бога за ваше возвращение и молятся за вас...
-Заботится о своих людях мой долг, -ответил Дитрих, после чего болтливая девчонка убежала на кухню за очередным блюдом. -А ты, сынок, не хочешь пойти посмотреть на праздник? Сегодня так уж и быть отдохнешь от латыни.
-Спасибо, отец... от латыни я готов отдохнуть, но урок фехтования не пропущу ни за что на свете, -улыбнулся Ринн. -И на праздник пожалуй схожу, раз уж ты не против. Хелене, а вы пойдете?
Мальчишка уже успел привыкнуть, что пассия отца присутствует теперь за столом во время каждой трапезы в замке. Он видел насколько Хели всегда предупредительна и заботлива по отношению к Дитриху и очень надеялся, что все это было искренне, а не ради какой-то скрытой для него цели.
-Сегодня вечером меня будет утомлять своими отчетами верный Шульц... так что если тебе хочется пойти, моя радость, то иди, -произнес фон Грайфенберг, посмотрев на Хелене. -Я уверен, что ты прекрасно проведешь там время и тебе не придется дожидаться пока я закончу перетряхать пыльные бумаги достойного господина нотариуса.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-27 22:18:43)

+1

23

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
В Виндахе стоял большой и красивый замок, в стенах которого в мнимой безопасности и покое любой аристократ мог желать скоротать свою жизнь, но только не Дитрих фон Грайфенберг, что не скрывал своего отчуждения к роскоши древнего строения своего врага, отдавая предпочтение постоялому двору или дому, в который пригласил его погостить давний друг-рыцарь. Определенно кто-нибудь другой на месте Дитриха насладился бы в полной мере тем, какой лакомый кусочек ему достался, при этом без каких-либо усилий. И, тем не менее, ни радости, ни ликованию не было места в душе мужчины, что цеплялся за все то, что говорило в нем о его жизненной способности. Казалось, он даже крепче стал прижимать к себе ведьму, что щедро даровала ему свое тело и сладкие ласки, в которых он мог не только забыться, но и почувствовать себя желанным, при этом, огненно-рыжей служанке не пришлось даже притворяться. Барон стал ее маленькой слабостью и сильным козырем в ее мести церковникам одновременно. Он был для нее слишком бесценен, чтобы она могла его потерять из-за благих намерений церкви сохранить душу знатного грешника, что не желал связывать себя священными узами выгодного брака, проводя время с податливой Хелен, что в его руках была подобна теплому маслу, таявшему в руках.
- Ты можешь ему предложить такой вариант, милый, - уложив свою ладонь на плечо мужчины, Хелене заговорила нежным тоном голоса. – Но, он может и не согласиться перебираться сюда. Мне кажется, он тоже очень привязан к тебе и вряд ли захочет променять тебя на красивый замок даже с доброй женой, - добавила она чуть тише, дотянувшись до уха барона, кончика которого и коснулись ее алые губы, прежде чем они продолжили осматривать замок, в котором они посетили все, кроме старинной родовой крипты, в которой и упокоилась баронская дочь. Настаивать на обязательном посещении крипты никто не стал, но люди перешепнулись. Все, как один, понимали, как не просто было барону переступить через себя. И никто его в этом не спел винить. Не просто отцу признать смерть своего потомка, пусть даже судьба принесет ему еще не одного. Уж Хелене обещала об этом позаботиться.
Подготовка к темному ритуалу началась сразу после их с Дитрихом возвращения из Виндаха: постепенно и неторопливо, чтобы не обращать на себя лишнего внимания, ведьма делала шаг за шагом, приближаясь к той самой ночи полной луны. И перво-наперво рыжеволосая служанка позаботилась о знаках в стенах спальни, которые расположила по кругу от кровати, что находилась будто бы в центре магического круга. Знаки она хорошенько замаскировала и, поскольку никто помимо нее не занимался покоями барона, никто даже не подумал заподозрить что-то неладное. Трудности начались лишь погодя, когда оставалось к магическому ритуалу всего да ничего. Для амброзии, которую они с мужчиной должны были выпить в начале ритуала, не хватало одного важного ингредиента, достать который она надеялась поначалу в старой хижине среди лесных болот. Но, не обнаружив его там, она была на грани отчаяния. Ведь она знала одного торговца, что мог продать ей этот ингредиент, да вот только … договориться с ним всегда было не просто.
Тем вечером, сидя за столом вместе с Ринном и Дитрихом, Хелене думала о своем, хоть и пыталась поддерживать разговор с ними. И пока Грета обслуживала их, рыжеволосая ведьма следила за девчонкой, пребывая на грани отчаяния: просить простушку о помощи или не просить. Но всевидящее око фортуны нынче решило рассудить по-своему, поскольку Грета решила отпроситься на праздник в деревню, а барон заодно предложил своей любовнице также проветриться. Казалось, все складывается как нельзя лучше…
- Никакой праздник мне не в радость, если на нем не будет тебя, - тихо произнесла женщина, заглядывая в глаза своему страстному любовнику. – Но, я пойду, чтобы никто из селян не подумал, будто я забыла о том, кем была, и как нам жилось раньше, - добавила она, пока ее теплая ручка накрыла прохладную руку барона.
- - - - - - - - - - - - - -
In taberna quando sumus
non curamus quid sit humus,
sed ad ludum properamus,
cui semper insudamus.

- - - - - - - - - - - - - -

Что же, жребий судьбы был брошен и этим же вечером, одевшись в свое старое простоватое платье, женщина отправилась в деревню, где витал совершенно иной дух. Давно уже нельзя было встретить на улицах округи улыбающихся людей. Правда, как это часто бывает, люди очень охотно забывают о темных днях, что выпали и им на долю, становясь совершенно неблагодарными. Пиво и крепкий эль лились рекой, опьяняя не одну светлую голову баварцев, вид которых ведьма уже успела позабыть. Она презрительно морщила свой носик, наблюдая за всем этим веселым каламбуром, пока к ней не подошел один старый знакомый.
[float=left]http://funkyimg.com/i/296P8.gif[/float] - Тебя и не узнать, Хелене, - произнес он, обращаясь к женщине, что придержала при себе ответное приветствие. – Теперь ты выглядишь совершенно иначе, а мне, должен признать, очень нравились твои светлые волосы, - усмехнулся он и тогда уже ведьма не удержалась от того, чтобы перевести взгляд своих карих глаз на него, вместо веселого действа, в котором принимала участие Грета.
- Представь себе, что мне все равно, что тебе нравилось когда-то, - улыбнулась она, привычной своей улыбкой. – У меня есть к тебе дело, - добавила она, нисколько не поменявшись в лице.
- Надеюсь приятное? – парировал мужчина, явно играя с огнем. В ответ на это она могла лишь фыркнуть, но не сделала этого – по-прежнему ей нужен был один элемент для ритуала.
- Это уже тебе решать, Альдемар, - произнесла она, слегка повернувшись к своему собеседнику, что не стал терять зря времени и возложил свою тяжелую ладонь на талию ведьмы.
- Вспомним былые времена, Хелене? Вернемся к тем временам, когда нам было хорошо вдвоем и я сделаю все, что ты захочешь, - охотно пообещал мужчина, наклонившись к уху рыжей женщины, что лишь с презрением заметила, будто бы ее считают дурой. Когда ей было нужно плечо помощи, добрый друг Альдемар залег на дно и не высовывался, а только она выстояла и расправила плечи – снова нарисовался. В прочем, это было так ожидаемо! [float=right]Quidam ludunt, quidam bibunt,
quidam indiscrete vivunt.
Sed in ludo qui morantur,
ex his quidam denudantur
quidam ibi vestiuntur,
quidam saccis induuntur.
Ibi nullus timet mortem
sed pro Bacho mittunt sortem:
[/float]
- Нет, Альдемар. Былого не воротишь. С тех пор много воды утекло, - ответила она, поднявшись на цыпочках, чтобы дотянуться до уха своего собеседника. В прочем, делала она это с определенной целью – хотела, чтобы их никто не услышал. – Мне нужен сок боярышника, выстоянный не меньше года…
- Как банально, Хел… Неужели ты все-таки серьезно взялась за барона? – выдохнул мужчина, покачав головой, прежде чем усмехнувшись, добавил. – Хорошо, я дам тебе то, что хочешь, но сперва мы потанцуем. Ты ведь мне не откажешь в этой невинной просьбе?
- Сначала ты дашь мне настойку, а тогда и потанцевать можно, а мои дела с бароном тебя не должны интересовать, - не видя ничего презренного в своих действиях, но лишь видя явный подвох, ведьма согласилась на своих условиях. И отошла в сторону, чтобы дождаться, когда в ее руках окажется пузырек с необходимой консистенцией, тогда как люди, упившись, весело проводили время, пели, танцевали и развлекались, принимая участие в самых разных забавах. Что же, Хелене не пришлось долго ждать, но стоило только ей принять пузырек с настойкой, и позволить старому знакомому отвести ее в круг танцующих, как заметила того, кого явно не ожидала повидать на празднике.
Дитрих, неужели он решил прийти?! И как все-таки он не вовремя появился тут!!

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-13 20:24:38)

+1

24

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
После завтрака, Дитрих с удовольствием согласился немного пофехтовать с любимым сыном - тот делал заметные успехи, несмотря на то что начал учиться не с самого раннего детства. Слишком рано узнав о том, что из себя представляет настоящая война, барон очень старался оградить своего единственного сына от любой опасности, пока они жили на Святой земле. Куда больше времени уделялось всестороннему образованию мальчишки, так что к шестнадцати годам, он был весьма умен и начитан, чем мог похвастаться не каждый рыцарь благородного происхождения. Однако, Ринну очень нравилось учиться управляться с мечом и он был особенно рад, когда отец уделял ему время и обожал тренировочные поединки. Правда пока что победить своего родителя мальчику не удалось, но все было еще впереди?
-Слишком много мыслей в твоей голове, Ринн, -усмехнувшись сказал барон, после того как сын начал хитрый обманный финт, но не довел его до победного финала, лишившись своего меча. -Пойми, в бою нет на это времени и ты должен быть быстрее чем твой меч. В этом залог успеха.
-Много мыслей? -Ринн рассмеялся, подобрав свое оружие. -Я просто стараюсь все сделать как ты показал... но не слишком хорошо выходит пока что.
-Именно, мыслей, -Дитрих улыбнулся. -Ты сейчас думаешь - а вдруг не получится, не рассчитаю удар, да еще и люди смотрят - и так далее. Не надо раздумывать, просто доверься себе. Блок щитом и обманная комбинация из трех ударов, быстро и четко. Еще раз.
-Хорошо, -кивнул мальчишка и на этот раз нужные удары получились у него гораздо лучше и быстрее. Фон Грайфенберг был очень доволен сыном и в который уже раз подумал, что не отпустит его от себя, ради его же безопасности. Даже когда у него появится добрая и верная жена, Ринн вполне может остаться в отцовском замке... и хотелось бы надеяться, что его будущая женитьба будет куда удачнее чем у дражайшего родителя.
Года через два можно будет выбрать сыну достойную невесту.., -подумалось барону, когда он вернулся в замок и хорошенько умывшись и переодевшись, принялся за свои обычные дела. -Надо думать, местная знать будет поначалу морщить носы, отказываясь рассматривать Ринна в качестве подходящего жениха... но потом жадность победит, ведь он наследник более чем значительного состояния.
-Знаете, Ваша Светлость - Рейн уже совсем взрослый и стоит подумать о его будущем. Оно конечно более чем обеспечено, но будет еще лучше, если он заключит выгодный брак. Невеста из знатного и старинного рода могла бы приумножить его будущее состояние.., -произнес господин Шульц, когда фон Грайфенберг уделил ему время после приема просителей. Как и всегда, верный и преданный поверенный будто прочитал мысли своего господина, на что барон лишь улыбнулся. -Ему нужна преданная и верная спутница жизни, дабы приумножить ваш славный род и подарить прекрасных и здоровых детей. Вы не просили меня об этом, но я взял на себя смелость и составил небольшой список подходящих благородных девиц нашей округи. Мне кажется, что это будет совершенно не лишним.
-Вы как всегда очень предусмотрительны и мудры, дорогой Шульц. Как раз сегодня я думал насчет женитьбы своего сына, -благодарно кивнул Дитрих, взяв в руки листок пергамента что протянул ему нотариус. -Однако, в глазах соседей, мой сын незаконнорожденный... и что там еще болтали? Прижит в греховной связи от какой-то иноверки...
-Юридически, Рейн имеет все права законного сына, Ваша Светлость, -тут же ответил нотариус. -К тому же, он молод и недурен собой, так что юные девушки скорее предпочтут его, чем кого-либо другого... хотя, должен заметить, что вы тоже являетесь весьма перспективным женихом. Вы ведь не так часто бываете в городе и не знаете всех слухов...
-Никогда не любил слушать о себе сплетни, но все же мне любопытно, -улыбнулся фон Грайфенберг, собственноручно разлив дорогое ароматное вино по кубкам и протянув один собеседнику. -Просветите меня?
-Я заранее прошу прощения у Вашей Светлости за то что сейчас скажу. Болтают... о вашей греховной связи с дамой низкого происхождения - и, дескать, ваше поведение может навлечь на округу новые беды. Надеюсь, вы понимаете, кто был источником подобных слухов?
-Еще бы! Господин аббат понял, что его проповеди не имеют на меня никакого действия и решил использовать свою паству, чтобы очернить мое имя, -Дитриху оставалось лишь покачать головой после всего услышанного. Несмотря на то что припасы голодным людям раздавались от имени святой Церкви, никто из селян не стал петь хвалы Бойерну , что не могло не разозлить отца-настоятеля. -Если он считает, что это может меня напугать, то очень ошибается... его шпион должен был донести, что скоро у меня будет хорошо обученное войско вместо небольшого отряда, так что никто больше не посмеет диктовать мне свои условия. Но, вернемся к нашим отчетам?
После того как все дела были благополучно завершены и Шульц уехал в город, фон Грайфенберг подошел к окну и открыв его посмотрел на огоньки деревни, что располагалась всего в паре лиг от замка. Уже начало темнеть и был прекрасный теплый вечер... а Дитрих вдруг ощутил жгучее желание как можно скорее увидеть Хелене. С того самого момента как они стали близки в самый первый раз, им не приходилось расставаться  - даже занимаясь различными обязанностями и важными делами, барон находил возможность уделить время своей милой пассии. В конце-концов, мужчина решил что может заглянуть на праздник и заодно встретить свою возлюбленную, чтобы ей не пришлось идти обратно в замок в одиночестве. Однако, рыцарь даже и предположить не мог, что увидит в деревне...
Хели обнимал какой-то человек... а она при этом что-то шептала ему на ухо... а дальше было еще интереснее, когда она позволила своему кавалеру отвести себя в круг танцующих и веселящихся селян. При этом, незнакомец продолжал ее обнимать... и именно в этот самый момент женщина наконец-то увидела Дитриха и далее произошел более чем закономерный финал всего феерического действа.
-Я доверял тебе... больше чем кому-либо на этом свете, -тихо произнес рыцарь, посмотрев в глаза своей возлюбленной. Ее спутник так и не успел ничего сказать, потому как секунду спустя получил короткий и очень сильный удар в челюсть, так что она она только каким-то чудом не оказалась сломанной. -Хорошо же ты отблагодарила меня за все что было...
Прежде чем селяне успели что-либо понять, фон Грайфенберг развернулся и ушел, направившись к замку не разбирая дороги. Идти поздним вечером через старый лес мужчина нисколько не боялся, несмотря на ходившие об этих местах недобрые слухи... к тому же, призраки и прочая нечисть никогда не смогут причинить такой боли как единственная и любимая женщина.
После своей неожиданной вспышки злости, Дитрих уже нисколько не сомневался в собственных чувствах к Хели. Но тем горше было разочарование...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-13 22:37:48)

+1

25

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Circa mea pectora
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Нет, Фортуна не могла отвернуться от нее сейчас: ни сейчас, ни в этом месте, полном безмятежных и столь довольных собой селян, которые даже не могли помыслить о том, как много решалось сейчас. Выйдя из круга танцующих, чтобы подойти к барону, который также решил почтить своим присутствием этот праздник жизни, ведьма не позаботилась о своем старом знакомом, которому и обещала этот танец – если Дитрих отвернется от нее, ей не понадобится необходимый ингредиент. В прочем, праздник не прекратился, когда рыжеволосая женщина вышла из круга танцующих, а ее знакомый последовал за ней. Селяне, столь жаждущие отдушины и самого простого беззаботного праздника, продолжили свой скорый танец, не обратив внимания на фигуры, у которых были причины во время этого простого торжества не радоваться вместе с ними. Правда, они уже давно привыкли к тому, что знать стоит на две головы выше простых крестьян, что нисколько не озадачились. Хотя, среди них же нашелся и один аббат, что с упоением стал наблюдать за размолвкой барона и его любовницы. В тайне тот понадеялся на то, что теперь фон Грайфенберг избавится от пут этой соблазнительной блудницы и попадет в сети какой-нибудь порядочной девушки, что будет приходить на исповедь и заботиться о благополучии своей семьи. Уж это церковь могла использовать в своих интересах, как обычно и бывало. Все же лучше, чем закрывать глаза на грех или мириться с ним.
А что же Хелене?
Женщине явно не понравился тот взгляд, которым по ней прошелся мужчины. Казалось, от одного этого взгляда она стала грязной. В прочем, чистотелой она стала не так давно, но подобное ощущение сейчас было ей определенно не приятно.
- Дитрих… - обратилась ведьма к своему знатному любовнику, желая воспрепятствовать ему сделать дурные выводы. Но, что поделать, если она не могла опередить его стремительную мысль?! Он уже обвинил ее во всех смертных грехах, в которых она и была повинна, но только не в это мгновение.
Остановиться и не начать оправдываться здесь и сейчас в том, что ставил ей в вину мужчина Хелене заставил ее «добрый» друг, которому понадобилось совать свой длинный нос не в свои дела. В прочем, нахал был за это наказан сильным ударом в челюсть, из-за чего женщина решила найти другое место и способ, чтобы подойти к своему избраннику, которого она не стала нагонять сразу, стоило только ему развернуться и податься в сторону леса старой тропинкой. Она дала ему возможность отдалиться от нее на достаточное расстояние, после чего последовала следом, бросив лишь мимолетный взгляд на весь праздник цветов и радостных улыбок, что по большей степени были уже улыбками пьяного мужичья.
- Спасибо за услугу, Альдемар, - зло проговорила она, обращаясь к старому знакомому, что лишь мог простонать ей в ответ, тогда как ведьма быстрым шагом следовала за своим любовником, которого нужно было еще сопроводить в замок, чтобы никакая злая сила не забрала его у нее. Но, прежде чем ей пришлось применить свои силы, дабы защитить барона, она увидела слабое свечение защищающей его силы. То была давняя магия, чары которой были наложены давно, но все еще она была достаточно сильной, чтобы работать и отвадить мавок лесных от лакомого кусочка. Усмехнувшись увиденному, Хелене поспешила в замок, не дожидаясь, пока мужчина заметит ее. У нее появился план, стоило ей только поднять взгляд на полную луну, что продержится над Грайфенбергом такой еще две следующие ночи. Она должна была рискнуть всем сегодня и провести ритуал, чтобы не потерять все.
[float=left]Circa mea pectora
multa sunt suspiria
de tua pulchritudine,
que me ledunt misere.
[/float]В замке никто не повстречался ведьме, чему она была несказанно рада. Меньше всего ей хотелось сейчас терять время на совершенно не нужные разговоры. Она сама запалила свечи в покоях барона и расшевелила жар в камине, что еще тлел слабыми огоньками, после чего принялась за приготовление зелья, которого барону следовало выпить до начала ритуала. Все необходимые ей для приготовления снадобья ингредиенты были также припрятаны под рукой в просторных покоях барона, так что бегать и носиться по замку ей не пришлось, и женщина могла встретить поздно вернувшегося в замок барона полностью обнаженной. В своей руке она держала чашу с зельем, которого отпила не так давно всего пару глотков. Ее глаза были полны печали, а на щеках играл шальной румянец, пока грудь медленно вздымалась, требуя нового глотка воздуха.
- Милорд, вы не дали мне даже возможности оправдаться, - тихо произнесла она, обращаясь к мужчине, что был несколько удивлен увидев ее уже в замке. – Не знаю, что заставило вас полагать, что я могла бы предать Вас, как и не знаю, могу ли просить о милости простить мне то, чего я не совершала – мои мысли лишь о вас, - уверила она мужчину. – Не молчите, барон, - потребовала она. – Ударьте, лишите меня уж лучше жизни, но не молчите, не смогу ведь я без Вас. Я ведь люблю тебя, Дитрих, - добавила она, искренне глядя барону в глаза, прежде чем сократила расстояние между ними и вручила ему кубок со сладким напитком. - Скажи мне, в чем мой грех и я искуплю его, - продолжила ведьма, наклонившись чуть вперед, чтобы прижаться к мужчине обнаженным телом.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-13 20:18:17)

+1

26

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Дитрих достаточно хорошо знал старый лес возле родного замка, так что не боялся заблудится даже в ночной темноте, тем более что до дома было рукой подать. Его одолевали не самые веселые мысли, ведь мало кому может понравится как любимая женщина позволяет обнимать себя другому... и фон Грайфенберг был готов разобраться с кавалером Хели весьма жестко, так чтобы урок пошел впрок, но в последний момент заставил себя отступить, понимая что неуемная ревность может привести к самым плачевным последствиям. Казалось бы, барону должно полегчать после того как незадачливый соперник получил в челюсть, но ничего подобного не произошло, потому как после схлынувшей жгучей злости наступило какое-то совершенное опустошение...
Перед глазами словно против воли вставало лицо Хели - ее улыбка, выражение больших темных глаз, уже хорошо знакомые и привычные Дитриху жесты. Они стали непозволительно близки еще до того как получили возможность хорошо узнать друг друга вне постели... и изучая свою возлюбленную каждый день, фон Грайфенберг сам не заметил как влюбился без памяти.
Именно так - и в этом пора было уже признаться самому себе. Он был счастлив когда оставался наедине с Хелене и они забывали обо всем на свете в объятиях друг друга. Настолько хорошо ему не было ни с одной женщиной, так что Дитрих не собирался прекращать их отношений и все разговоры его окружения о возможной свадьбе с дамой благородного происхождения были попросту бесполезны. Хели умела занять досуг своего пылкого любовника и вне постели, незримо и деликатно участвуя во всех его делах, словно хорошая жена... и потому фон Грайфенбергу было особенно горько думать о том, что у нее мог быть другой.
Закономерный вопрос, когда именно Хелене умудрилась успевать крутить роман с еще одним мужчиной на тот момент в светлую голову рыцаря не пришел. Он был слишком расстроен, чтобы спокойно все обдумать и вспомнить, что последнее время Хели была только с ним... и даже на безобидные прогулки в лес они ходили вместе.
Оказавшись возле самой границы топей, Дитрих тяжко вздохнул в очередной раз - совсем неподалеку была старая хижина его матушки, что с недавних пор частенько становилась укрытием для двоих безумно влюбленных. Воспоминания о жарких объятиях любимой, сейчас стали настоящим испытанием для самолюбия барона, ведь думать о том что Хел могла дарить их еще кому-то было попросту невыносимо...
Он вернулся в замок, словно пребывая в каком-то тумане и по счастью никого не встретил когда поднимался к себе в спальню. Ощущение привычной и спокойной уверенности в себе словно испарилось после неприятного инцидента в деревушке - фон Грайфенберг понятия не имел что будет дальше, но точно знал лишь одно: он не желает расставаться с Хел. Быть может это было своеобразным пинком под зад собственной гордости, однако барон твердо решил что не отпустит свою пассию - запрет в башне, избавится от ее приятеля, но не откажется от тех крупиц счастья что она ему подарила.
С этими невеселыми размышлениями, Дитрих открыл тяжелую дубовую дверь спальни и на пару минут замер на пороге, увидев Хелене. Она ждала с чашей вина в руке... обнаженная и прекрасная и не оставляющая иного выбора своему ревнивому мужчине, кроме как приблизится и взять свое, не тратя времени на лишние разговоры.
-Твой грех в том, что ты заставила меня полюбить, -ответил барон, сделав шаг навстречу Хели и взяв предложенный ему кубок. -Я, признаться, уже не думал что подобное вообще возможно... но это так.
Рыцарь сделал пару глотков из кубка, ощутив немного странный привкус хорошо знакомого ему вина, однако не успел задуматься об этом, потому как желание обладать своей возлюбленной стало попросту нестерпимым. Оказавшись на опасно близком расстоянии рядом с Хели, он обнял ее, с удовольствием коснувшись ее нежной теплой кожи, а затем отнес на постель. Во время череды жарких и нетерпеливых поцелуев, Хелене успела избавить своего ревнивого и пылкого мужчину от ненужной одежды и была особенно особенно нежной и покорной в его руках в эту лунную ночь.
-Я никому не отдам тебя.., -шепнул Дитрих в губы своей любимой, когда до бурного финала было уже совсем недалеко. -Пусть даже придется привязать тебя к этой постели или запереть в башне, но ты будешь только моей...
Драгоценные мгновения долгой и поистине сладкой близости расставили все точки над "и" и позволили фон Грайфенбергу совершенно успокоится и расслабится в объятиях Хели. Отдыхая, он устроил голову у нее на груди и прикрыл глаза, стараясь хотя бы на время заставить себя забыть о том что произошло этим вечером... но остатки поистине жгучей и горькой ревности не позволили этого барону.
-Знаешь... я одновременно и хочу и не хочу знать кто был тот человек на празднике. Надеюсь, ты понимаешь что я мог бы запросто его убить? -приподнявшись на локте, Дитрих провел ладонью по груди Хел. -С тех пор как мы познакомились, ты стала всем для меня... и я не отпущу тебя, как уже говорил. Так стоит ли мне волноваться насчет того... не знаю даже как его и назвать... знакомого из деревни?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-14 06:58:25)

+1

27

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA][float=right]Si puer cum puellula
moraretur in cellula,
felix coniunctio.
Amore suscrescente
pariter e medio
avulso procul tedio,
fit ludus ineffabilis
membris, lacertis, labii.
[/float]Ей в пору было усмехнуться в ответ на слова мужчины, что снова указал ей на свои чувства. Правда, на этот раз барон сделал это куда более открыто, глядя ей в глаза, тогда как она не смела нарушить воцарившегося молчания между ними. Было в нем что-то блаженное и необычное, от чего не хотелось отказываться, словно бы речь шла о священной реликвии, но не о каких-то любовных притязаниях двух давно взрослых людей.
Ей в пору было бы ликовать, ведь она получила то, что желала – она добилась той цели, из-за которой и переступила порог этого замка, когда сердце ведьмы испепеляла ненависть и жажда мести. И все-таки, пусть со временем желание отомстить никуда не ушло, ведьме куда больше зависело на мужчине, которого она познавала с каждым новым днем. Дитрих был ведь уникален в своем роде. Он позволял ей свободно говорить и не давал ей волю лишь в постели. Он умел слушать ее и порой даже прислушивался к ее мнению, не говоря уже о том, что мужчина любезно предоставил своей пассии старинную библиотеку, большинство книг которой были не просто удивительными реликвиями. Более того, эти книги носили в себе бесценные знания лучших знахарей прошлой эпохи, добрая часть из которых в дни нынешнего зверствовали инквизиции наверняка не миновала плахи или сожжения за живо. Конечно, было маловероятно, чтобы барон интересовался всеми книгами в своей библиотеке, но даже если и интересовался, то не отказывался от альтернативных, так называемых языческих верований, которые наверняка разделяла его мать. В прочем, так это или нет, ведьма не знала, да и не могла знать наверняка. Она лишь вела себя осторожно, не просто привязываясь еще больше к Его Милости, но позволяя ее чувствам и самой обыкновенной симпатии расти. Именно поэтому последовавшее признание в любви было в некотором роде открытии для нее самой.
Вместо каких-либо слов женщина дотянулась до желанных губ барона, что уже испил из чаши приготовленного для него зелья, мастерски подмешенного к вину, что лишь немного горчил, как будто начало подкисать. Она нисколько не торопила своего пылкого любовника и не стала даже возражать, когда он подхватил ее на руки, чтобы отнести ее на мягкую постель, в самый магического центр круга, что и требовалось для ритуала, в котором принимало участие двое вожделевших друг друга.
Когда дело было сделано, Хелене от удовольствия прикрыла глаза, наверняка походя сейчас на мартовскую кошку, что довольно мурчала от полученного удовольствия и потягивалась так, будто ей этих ласк покажется недостаточно. В прочем, это же можно было сказать и о мужчине, которому оставалось лишь попросить еще, и она бы с радостью отозвалась на его призыв. Но, вместо этого ведьма услышала лишь воспоминание об ушедшем инциденте на деревенском празднике, о котором в пору было уже позабыть давно.
- Мой дорогой, - обратилась было женщина к своему любовнику, слегка приподнявшись на локте. Так она могла лучше рассмотреть выражение лица мужчины, которого изнури поедала коварная и всепоглощающая, неуемная и безудержная ревность к неизведанному им предмету страсти и любви. Это было действительно ново для него, иначе Дитрих сумел бы найти в себе разумное решение приключившемуся. В прочем, какое могло быть решение? Для них оно могло быть одним единственным, только откуда знать, что именно оно должно быть правильным – уж этого никто не сказал и не скажет. – Ничего нового я тебе не скажу, если напомню, что взял ты меня не девствующей девой, - тихо произнесла она, не нарушая их идиллическую сцену уединения. В камине потрескивало сыроватое полено, а некоторые свечи уже погасли. – Как и у тебя, у меня тоже бывали связи с мужчинами, которых не стало с тех пор, как на эти земли пришла чума. Оставшись сам на сам с бушующей хворью, я искала себе спасения и пыталась скрыться от болезни, пережив и предательство и не одну потерю близкого мне друга. Я потеряла и подругу, Дитрих. Она была мне как сестра… - начинать говорить об Анхель женщина не решалась, как и не торопилась рассказывать мужчине сейчас полную историю, каким именно образом она потеряла подругу, пока еще не настал.
- Альдемар – так зовут того знакомого, что посмел пригласить меня на танец вместе другими жителями деревни, он не должен тебя волновать, - заявила ведьма, не отводя взгляда. – Я не солгу, если скажу, что мне безразлична его судьба, как и ему была безразлична моя судьба во время чумы. Ты мог бы убить, и я бы не горевала, но не потому что ненавижу этого человека. Он мне просто безразличен. Он никто, лишь тот знакомый, который не имеет значения. Мне бы не хотелось, чтобы ты, моя любовь, переживал по этому поводу зря и более того, я клянусь тебе, что не оставлю замок без твоего ведома, как и бывало раньше. И даже если ты скажешь мне одной пойти в поселок – я этого не сделаю. Лучше выпори меня, но не заставляй оправдываться в том, чего не делала, - объяснения ведьмы получились довольно-таки сумбурными, но женщина полагалась на свое чутье говорить нечто среднее между тем, что хочет услышать ее собеседник и правдой, скрыть которую не представлялось возможным. Что касалось её, то она довольно-таки красноречиво описала свое подчинение мужчине, ведь потребности покидать замковые стены у нее определенно отсутствовали. Она провела ритуал и теперь оставалось только ждать…

+1

28

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Без малейшего преувеличения - Дитрих ожидал ответа своей любимой с замиранием сердца, но почему-то твердо зная, что оправдываться перед ним она не станет. Это совершенно точно не подходило ее спокойной и уравновешенной натуре... к тому же, барон уже заранее решил для себя, что примет любые слова, что найдет в свою защиту Хели, ведь расставаться с ней он не собирался.
-Ты могла бы меня пожалеть и сказать что позволяла любить себя только одному мужчине до нашего знакомства.., -он улыбнулся, прежде чем в очередной раз коснутся ее желанных и сладких губ своими. -Я верю тебе, Хели... но все же воспользуюсь твоим советом для собственного спокойствия - но не насчет порки, а насчет того чтобы запереть тебя в башне и никуда не выпускать. С некоторых пор, ты мое самое дорогое сокровище в этой жизни, так что я не потерплю посягательств на тебя... и постараюсь забыть о том что видел сегодня.
Финальную точку в этом разговоре поставила Хелене, обняв своего ревнивого возлюбленного за шею и притянув ближе к себе - до утра ведь было еще очень далеко, так что не следовало терять времени на лишнюю болтовню. Естественно Дитрих не стал отказываться от нового раунда жаркой и приятной близости, после которой можно и нужно было забыть о недавней размолвке. Впрочем, поссорится барону и его возлюбленной так и не удалось...
После припозднившегося праздника по случаю прихода весны, время потекло своим чередом и наконец-то на измученные земли Баварии пришло сияющее лето. Ринн, наблюдая роман своего отца с огненно-рыжей служанкой, был окончательно сбит с толку, потому как был уверен, что за ними со стороны Хели кроется какой-то подвох. Но все оказалось куда сложнее чем можно было себе представить? Мальчишка был рад, что о его отце заботится преданная и любящая его женщина и успел уже привыкнуть, что эти двое почти постоянно вместе и позволяют себе расстаться лишь на то время пока барон занимался неотложными делами. К тому же, Хелене не забывала проявлять заботу и о Ринне, что было для него непривычно и ново, ведь у него никогда не было любящей матери рядом - а подруга отца (почему-то Ринну казалось что определение любовница ей не подходит...) за короткое время умудрилась завоевать доверие и уважение баронского наследника и создать в старом замке самый настоящий уют.
Как-то раз, в самом начале июня, Дитрих получил письмо от одного из ближайших соседей - человека что сделал свое состояние на торговле и умудрился не прогореть даже во время эпидемии чумы. У этого достойного купца была прелестная дочка-подросток, которую барон рассчитывал посватать за своего сына. Сейчас девушке было четырнадцать лет, Рейну в конце лета будет семнадцать, чем они не отличная пара? Объединив два самых больших в округе состояния, дети смогут жить безбедно и ни в чем себе не отказывать: обдумав все это хорошенько, фон Грайфенберг передал письмо для купца через верного Шульца, предположив что тот не будет воротить нос от Ринна, как это по сей день делали многие благородные семейства. Ответ превзошел все ожидания Дитриха, потому как купец с восторгом принял его предложение, но при этом выставил свое - он согласен выдать дочь за молодого баронета, только если он сумеет ей понравится. Принуждать юное и невинное дитя к браку против ее воли этот достойный муж не собирался и потому сообщил что приедет в замок со своим семейством через два-три дня. У детей будет отличный шанс узнать друг друга поближе и в случае если появится взаимная симпатия то можно будет смело заключать помолвку.
-Хели, у меня просто отличные новости! -написав и отправив ответ с одним из слуг, барон поднялся в свою спальню, чтобы рассказать свою задумку любимой... и застав ее возле приоткрытого окна, понял что ей явно снова было нехорошо. -Опять? Любимая, давай позовем хорошего лекаря из города... тебе в последнее время часто нездоровится.
Конечно же Хелене отрицательно покачала головой, улыбнувшись на предложение своего ревнивого возлюбленного, а затем предложила прогуляться вдвоем, как они частенько делали, с тех пор как наступили действительно теплые и солнечные дни. Вне стен замка, на свежем воздухе, среди деревьев, цветов и трав ей быстро станет лучше...
-Ну хорошо, пойдем... но если тебе не станет лучше, я все-таки пошлю за лекарем, -ответил фон Грайфенберг, приобняв Хели за плечи. -Иногда ты бываешь слишком упрямой, любовь моя...
Барон и его пассия без каких-либо приключений добрались до леса и остановились на одной пригожей полянке, где не раз уже бывали вместе. Здесь протекал лесной говорливый ручей и было достаточно далеко от деревни, так что крестьяне не ходили сюда за хворостом. Тесно сплетенные ветви старых деревьев защищали от жарких солнечных лучей, так что здесь было приятно побыть вдвоем, никуда не спеша и не торопясь...
-Тебе получше? -поинтересовался барон, когда Хел уселась рядом с ним на старом поваленном дереве. -Я хотел тебе рассказать, что пригласил к нам гостей - соседа вместе с семейством. Пора бы подумать о будущем Ринна, ведь совсем скоро он станет совсем уже взрослым... что скажешь на такую идею? Мне кажется что юная дочь нашего гостя будет подходящей партией для моего сына - если конечно дети понравятся друг другу.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-14 20:44:51)

+1

29

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]По счастью размолвка между бароном и его пассией не продлилась больше двух часов. Ведьма могла быть довольна собой, а в прочем она и гордилась своей изворотливостью и прозорливостью: она выгодно использовала ситуацию себе в пользу и не только примирилась с ревнивым мужчиной, но и успешно провела темный ритуал, плоды которого стали ей заметны уже спустя месяц. Естественно, говорить Дитриху о своем деликатном положении уже на первых сроках беременности, женщина не стала. Она держала интригу до того самого момента, когда эта новость будет более чем актуальной и уместной, ведь теперь в ее руках был настоящий козырь в руках. У нее была дочь благородного происхождения, что сможет продолжить деяния своей матери. Но, также у Хелене была преемница, которой она передаст все свои познания, которые она получила от своей настоятельницы, не говоря уже о собственном опыте, что был дважды ценнее для нее.
В прочем, прежде всего, необходимо было дать ребенку жизнь и поставить его на ноги,… а это был кропотливый процесс, что отнимает, пожалуй, достаточно много сил и эмоций. Но, ведьма не волновалась о своем благополучии и здоровье, прекрасно понимая, что главным ее союзником сейчас был ее покой и размеренная жизнь, которую она могла себе позволить, живя в замке барона фон Грайфенберга, как у бога за пазухой. Она не знала никаких недостатков в еде или отдыхе, скорее наоборот – всего у нее было слишком много, от чего женщину начинало воротить. Особенно по утрам, когда она задерживалась в постели дольше обычного и нежилась там до полудня, пока Дитрих отправлялся по своим непременно важным делам.
Утром этого дня Хелене проснулась вместе со своим пылким любовником, рядом с которым она провела добрую часть ночи без сна, потопая в сладострастных утехах вместе с ним. Естественно, рыжеволосая пленница барона, которую он грозился запереть в башне, но так и не выполнил своей угрозы, осталась дальше в постели, лишь проводя мужчину сонным поцелуем и тихим признанием в любви, с которого с некоторых пор и начинался день рыцаря. Однако уже в скором времени, когда Грета оставила на столе завтрак для любовницы барона, женщина ощутила очередной приступ дурноты, из-за которого кожа ее лица становилась мраморно-белой, а голова шла кругом. В такие мгновения, что происходили довольно-таки часто, Хелене оставалось лишь больше глотать свежего воздуха ртом, а также не забывать о воде подслащенной медом, ведь от молока ее жутко воротило. В прочем, кухарка видимо забыла о просьбе рыжей женщины, что быстро лишилась служебных обязанностей и несла службу в покоях их господина, ведь она уже просила через Грету не давать ей утром пить молока. Едва не чертыхнувшись, ведьма прижала к лицу ладонь, желая попридержать естественные порывы и недомогания, которым она так часто подвергалась. В это же мгновения она определенно решила, что ей необходима была панацея, способная избавить ее от подобных приступов дурноты и тошноты. Но, пока она ее не обнаружила, Хелене стояла в окне, наслаждаясь свежим воздухом, что уже в скором времени станет невыносимо жарким, от чего в пору будет купаться в озере или речке.  Хотя, многие мальчишки уже понеслись наверняка отдыхать. И лишь от части ведьма могла им позавидовать. Все-таки ей, почти как леди, приходилось соблюдать некоторые правила доброго тона, а они не признавали естественного желания окунуться в освежающую воду. В прочем, сама церковь говорила, что подобные процедуры – не есть хорошо, ведь по этой дорожке проходит путь к сладострастию и многим другим смертным грехам.
От размышлений Хелене отвлек вошедший в свои покои Дитрих. Он был в хорошем настроении и был готов чем-то поделиться, прежде чем увидел бледное лицо своей любовницы. Самой ведьме оставалось лишь слабо улыбнуться мужчине, прежде чем покачать головой на его предложение.
- Мне не нужен лекарь, потому что я не больна, - резонно заметила она, положив слегка прохладные ладони на руки барона. - Может быть, прогуляемся? – предложила она, решив заодно еще и  собрать несколько свежих листьев подорожника, отвар из которых в соединении с некоторыми ягодами, что были в запасе ведьмы, могли помочь ей в ее естественном недуге.
Конечно, мужчина не отказался пойти на прогулку со своей пассией, которой он позволил держаться за его локоть, пока они неспешным шагом направлялись вглубь леса по хорошо знакомой тропинке, с которой они и свернули у развилки и направились к полянке, где уже бывали не единожды.
- Да, мне кажется, я уже чувствую значительно лучше, - поспешила она успокоить своего возлюбленного барона, когда он с полным беспокойства взглядом, посмотрел на нее. Тогда ей оставалось лишь коснуться его щеки своей ладонью, подавшись вперед, чтобы поцеловать. Однако Хелене не успела этого сделать. Мужчина решил посвятить в свои планы любовницу, которой явно не понравилась некая самодеятельность барона – прежде чем принимать такое решение, она надеялась, что мужчина обратится к ней. Но, ей пришлось поглотить задетый эгоизм и свою обиду. Все-таки она прекрасно понимала, что все еще стоит на очень шаткой поверхности и вместо жены для сына, ее барон может подыскать именно себе жену, тогда как она останется не удел.
- Это очень хорошая идея, - слукавила женщина, ухмыльнувшись. – Ринн уже знает? Наверняка он будет в восторге, - добавила она, хоть на самом деле думала о своем. Сейчас или никогда, она должна открыть свою тайну. – Но, знаешь, милый мой, хочу тебе сказать очень важную вещь: я жду ребенка, - выдала она, и в одно мгновение ей показалось, что все притихло вокруг, даже та птица, сидевшая на нижней ветке разлогого дерева. – Именно по этому мне дурно… - добавила она, позволив улыбке на своем лице стать чуть шире, когда она посмотрела на барона, которому уже не единожды было слышать подобное известие от своих любовниц.

+1

30

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
-Пока что я ему еще не говорил ничего, -улыбнулся барон, посмотрев на Хели. -Его невеста правда еще совсем дитя, так что у них будет время как следует узнать друг друга до свадьбы - если конечно они понравятся друг другу. Она из хорошей семьи и ее родители, по счастью с энтузиазмом приняли кандидатуру моего сына как перспективного жениха. Ринну уже пора начать думать о свом будущем...
Дитрих сделал небольшую паузу и хотел было добавить, что надо бы спланировать прием в честь дорогих гостей, как вдруг Хелене раскрыла тайну своего плохого самочувствия. И это действительно была вовсе не болезнь, а самая настоящая божья благодать - без малейшего преувеличения.
-Знаешь, любимая - я тоже хочу сказать тебе одну важную вещь, -ответил фон Грайфенберг, обняв и притянув Хелене ближе к себе. -Я уже давно хотел тебе это предложить и сейчас, после того как ты меня осчастливила, это более чем уместно. Будь моей женой? Я люблю тебя больше собственной жизни и тебе пора уже стать полноправной хозяйкой в моем доме.
Собственно говоря, некоторое время спустя, у всей округи появился более чем весомый повод снова начать обсуждать личную жизнь барона - весть о его женитьбе на служанке очень быстро облетела все знатные семейства, заставив их немало повозмущаться по этому поводу. Шутка ли, ведь какая-то ушлая крестьянская девица получила титул баронессы фон Грайфенберг! Однако, несмотря на все толки и сплетни, дело было сделано и Хели вышла замуж за Дитриха спустя несколько дней после того как он сделал ей предложение. Он был совершенно и безмятежно счастлив в этот день и естественно придавал мало значения каким-либо пересудам в свой адрес. А по прошествии срока счастливого ожидания для Хелене, она подарила любимому мужу прелестную девочку, которая быстро стала всеобщей любимицей.
Так все наладилось наконец в жизни фон Грайфенберга, но надолго ли? Однако, после всех военных походов и пережитых потерь, он как и Хели заслужил небольшую передышку...

Пять лет спустя...

-Гера, дорогая, еще очень рано и можно поспать... давай-ка, закрывай глазки, мое солнышко? -ворковала над своей подопечной верная и преданная Грета, ставшая няней для младшей дочурки барона, сразу после ее рождения. -Твоя маменька будет недовольна, что ты опять меня не слушаешься...
Гертруда тихонько хихикнула, а затем вздохнула - ну как можно спать, если она уже давно выспалась? И сейчас ведь лето и светать начинает очень рано... а за пределами замка так много интересного!
-Я разбужу маму и она пойдет со мной гулять, -хитро улыбнулась девочка, на что ее няня лишь вздохнула. Кое-кто родился совершенной непоседой, еще хуже мальчишки - и что тут можно поделать? Отец ее обожает и вечно балует и только матушка может как-то с ней совладать. -Вчера мы ходили на болото и видели старинные камни... мама сказала что они там еще с очень-очень давних времен. Когда были еще живы драконы, наверное...
-А я ужасно боюсь этого леса, -честно призналась Грета, обняв малышку, когда та забралась к ней на руки. -Особенно болот, ведь о них ходят недобрые слухи... а ты у меня очень-очень смелая.
-Я ведь была с мамой, а она никому меня не отдаст, -с самым серьезным выражением произнесла Гера и решительно слезла с рук няни. -Надо разбудить маму и папу... уже ведь давно утро и пора вставать!
-Нет, моя маленькая - если ты хочешь прогуляться до завтрака, я пойду с тобой, но только не в лес, -Грета как следует умыла свою воспитанницу и принялась ее одевать и причесывать. -Не надо будить папу и маму, иначе нам с тобой обеим влетит по первое число. Пусть побудут вдвоем, а мы с тобой пока не спеша оденемся и пойдем пройтись.
Гертруда не стала спорить и после того как ее одели, охотно протянула няне ручку, после чего они спустились в главный зал. Как оказалось и ее старшему братцу нынче утром тоже вздумалось подняться спозаранку, чтобы немного прогуляться - естественно, его юная супруга была готова его сопровождать и они очень обрадовались, увидев Геру.
-А вот и наша радость пришла! -улыбнулся Ринн, подхватив сестренку на руки и расцеловав ее. Эви тоже не забыла как всегда поцеловать обожаемую кроху в нос, забрав ее у мужа. -Мы хотели пройтись до опушки, пойдешь с нами, милая?
-Да! -в очередной раз довольно хихикнула Гера, обняв жену брата за шею. -Только Грета боится идти в лес... может останешься дома, пока мы гуляем?
-Нет, я пойду вместе с вами. Я обещала миледи, что глаз с тебя не спущу днем и ночью, -ответила няня. -Но ты должна пообещать что будешь слушаться.
Ну а пока дети собирались на раннюю прогулку, глава семейства только-только проснулся и повернувшись на бок, обняв сладко спавшую супругу и прикоснувшись губами к ее обнаженному плечу. Накануне вечером они долго были в гостях в городе, а затем, как и обычно не давали друг другу уснуть почти до самого утра...
-Что-то сегодня как-то непривычно тихо... не находишь? -шепнул барон на ухо Хели, легонько целуя ее в шею. -Обычно Гера норовит сбежать от Греты с утра пораньше и вломится к нам - неужели сегодня она решила поспать подольше?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-16 01:17:32)

+1

31

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]Войдя через ворота замка одним холодным темным вечером, рыжеволосая ведьма знала наверняка, что добьется той цели, которую поставила перед собой. Ее темная душа желала мести, и женщина знала наверняка, где и как сумеет добиться ее. Без особенного труда она приметила выгодного соперника для себя и была готова пойти на все, лишь бы добиться своего, используя слабости барона фон Грайфенберга себе во благо. Настроить его против аббатства и церковников, для нее не должно было составить особенного труда. В прочем, мужчина и без того был весьма хорошо подготовлен для этого. Как оказалось, его мать была могучей ведьмой, что наложила на барона защитные чары, что действовали и по сей день. Надо полагать, что приворотное зелье бы не сработало с ним, а поэтому Хелене приходилось благодарить себя саму за успех в достижении собственных целей – мужчина признался в любви ей и сделал ее своей законной женой, заставив всю округу судачить о таком мезальянсе.
Но, одно мы планируем, а другое случается. Уж никак от себя сама баронесса фон Грайфенберг не ожидала, чтобы она не просто начала симпатизировать тому мужчине, которого собиралась использовать, прежде чем исчезнуть из его жизни, пройдясь разрушительным смерчем. Ее боль поутихла со временем, а в сердце ожила самая настоящая любовная привязанность. Она была одновременно нежной и жгучей, всепоглощающей и едва ощутимой. Она сидела глубоко внутри у нее на сердце, и ровно с этим ее без особенного труда можно было прочитать по глазам, ведь невозможно было ее скрыть от посторонних глаз. И в последнее время ведьма была определенно озадачена. Увы, но женщина не знала, как именно ей лучше было бы напомнить о своем темном роде настоятелю аббатства и отомстить за подругу, которую столь безжалостно лишили жизни, заставив пережить при этом ужасные муки. Не знала она, как именно стоит ей поступить, не поставив под угрозу любимого мужчину, а также дочь, на которую могла направить свой взор вездесущая инквизиция. Ведь ради безопасности собственного ребенка, огненно-рыжей ведьме пришлось отойти от активных практик ритуалов и зельеварства, исправно посещая часовню, где ей, как супруге барона, приходилось отбывать мессу хоть раз в неделю. И это уже не говоря о том, что ей нужно было постоянно общаться с тем аббатом, которого прислали в их замок.
Определенно Хелене осознала сейчас, что не может исполнить сейчас свою месть. Ей снова нужно было ждать… Ждать, подходящего момента, чтобы ударить по больному месту церкви, но ее решительность даже спустя пять лет не растаяла, будто дым в ночи.
Этим утром ведьма проснулась не раньше, чем птица певчая присела возле окна баронских покоев. Но, стоило ей открыть глаза, как она снова задумалась о воспитании своей дочери. Уже в столь юном возрасте Гера демонстрировала весьма неплохие способности к магии, которые не могла не заметить опытная ведьма, которой себя и считала Хелене. Женщина прекрасно знала, как рискует растить юную ведьму перед самым носом мужа и церкви. Ведь совершенно неизвестно, чей гнев будет больше, если кто-нибудь узнает об этом. В прочем, пока еще было рано думать об этом. В запасе у ведьмы оставалась еще пара лет.
В таких размышлениях, рыжеволосая женщина снова уснула, тем более объятия мужчины этому сопутствовали, не говоря уже об усталости, которая навалилась на них обоих, заставив оторваться их друг от друга хоть ненадолго. Но уже в следующий раз Дитрих сам разбудил Хелене, коснувшись губами ее шеи, от чего уголки ее губ приподнялись вверх, сонно улыбаясь приятным ощущениям, что быстро прогнали тревогу прочь, отодвинув ее куда-то на задний план подальше.
- М-м-м, может быть, она уговорила Грету отвести ее на прогулку? – предположила ведьма, повернувшись к мужу лицом так, чтобы их взгляды могли встретиться, а губы соприкоснуться в нежном поцелуе. Не тратя особенно много времени зря на прелюдии, Хелене приподнялась так, чтобы устроиться сверху на мужчине. – У тебя сегодня, надеюсь, не много дел, что не терпят отлагательств? – предположила она, начав плавно двигаться. Было бы довольно забавно, если бы дочь заглянула к своим родителям без стука в дверь именно сейчас, но … было похоже на то, что это пока не грозило пылким супругам.

+1

32

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
-Насколько я помню... сегодня не должно быть просителей... и если ты помнишь, мы хотели провести конец этой недели исключительно в кругу семьи.., -барон улегся на спину, попутно стянув с любимой жены тонкую простыню, которой она укрывалась. С тех самых пор как их кроха научилась вылезать из своей кроватки, ему и Хели приходилось порой отказываться по утрам от приятных моментов близости - маленькая озорница прибегала в спальню ни свет не заря. Но кажется сегодня, Гера решила позволить родителям подольше поваляться в постели? Дитрих положил свои ладони на талию жены и затем тихо выдохнул, когда она плавно опустилась на него и начала неторопливо двигаться. -Мне кажется... что я еще сегодня не говорил как люблю тебя? К черту дела... хочу побыть с тобой и нашей дочкой...
Ну а пока родители позволили себе забыться в очередной раз в объятиях друг друга, Гертруда так и сияла от радости, оказавшись на прогулке со старшим братом и его женой. Эви девочка знала с самого раннего детства и очень любила ее - будущая баронесса была очень милой и доброй и благодаря своему веселому нраву, всегда старалась придумать для Геры что-нибудь интересное. Что же до Ринна, тот обожал младшую сестренку с того самого момента как она появилась на свет и был очень рад тому что его отец наконец-то по-настоящему счастлив.
-Пойдемте посмотрим на хоровод камней? -предложила Гера, оглянувшись на Ринна, Эви и верную Грету. Сорвав несколько красивых цветков, озорница вприпрыжку подбежала к брату и потянула его за руку следом за собой. -Тут совсем недалеко! Я ходила туда с мамой - там растут очень красивые цветочки и мы их собирали. А еще на одном из камней есть след от настоящей драконьей лапы! Я вам покажу сейчас, пойдемте!
-Милорд, ради всего святого, возьмите Геру на руки, -тихонько попросила Грета. -Мы уже совсем близко к болоту и если что-то, не приведи боже, случится, мне несдобровать.
-Не волнуйся, -кивнул Ринн и подхватил сестру в охапку, отчего она тут же недовольно наморщила свой носишко. -Я тебя отпущу когда дойдем до камней хорошо?
-Но я была там уже много раз, Ринн - и ничего не случалось, -возразила Гера. -Кухарка как-то говорила что на болоте возле старой хижины живет злая русалка, которая ловит непослушных детей... а я ни разу ее не видела! И в хижине ничего такого нет... я ходила туда вместе с мамой и папой.
-Гера, милая, болото все равно опасное место, даже если там нет русалок и водяных - во всяком случае я не хотела бы с ними встретится, -улыбнулась Эви маленькой вредине. -Ты еще не проголодалась? Нам бы надо уже поворачивать назад, чтобы успеть к завтраку...
-Я только покажу вам отпечаток драконьей лапки и пойдем! -хихикнула Гертруда, после того как Ринн поставил ее на землю. -Идем скорее, Эви - тут наверняка когда-то жил небольшой дракон... а потом куда-то улетел или спрятался.
Они на славу погуляли и посмотрели странный круг камней, что так нравился озорной крохе. По правде говоря, Ринн тоже ощутил там какую-то совершенно особенную ауру - словно старые камни могли защитить от чего-либо плохого и дать укрытие. Ну а верная и преданная Грета вздохнула с облегчением, когда Гера наконец заявила что проголодалась и согласилась вернутся домой - и едва переступив порог, быстрее арбалетного болта понеслась в спальню родителей. По счастью, они уже успели подняться и привести себя в порядок: одна из служанок как раз заканчивала укладывать длинные волосы баронессы в сложную и красивую прическу.
-А вот и я! -объявила девочка, приоткрыв дверь в спальню и подбежав к Хели, вручила ей небольшой букетик темно-синих васильков. -Это тебе, мамочка. Мы с Ринном и Эви ходили гулять к старым камням - и они тоже думают что там жил дракон!
-Вот только дракона на моих землях не хватало для полного счастья, -рассмеялся Дитрих, когда дочурка подбежала к нему и подхватил ее на руки. -Как тебе спалось, моя девочка?
Пять лет назад, когда Гера появилась на свет и счастливый отец в самый первый раз обнял ее, то дал клятву самому себе, что с ней никогда не случится ничего дурного. Фон Грайфенберг помнил, что не был хорошим отцом своим старшим дочерям и старался не допускать прежних ошибок с Ринном и Гертрудой. И неважно, что сын уже был совсем взрослым и даже женатым человеком.
-Хорошо и я уже хочу есть, -улыбнулась Гера, положив голову на отцовское плечо. -А ты обещал, что научишь меня ездить на лошадке, когда не будешь занят. Научишь?
-Мне кажется, что я обещал научить тебя, когда ты подрастешь, -Дитрих улыбнулся, обняв свою драгоценную дочку. -Давай подождем до твоего дня рождения? Тогда будешь учится ездить верхом на своей собственной лошади.
-Но я уже большая! -резонно возразила Гера, оглянувшись на любимую маму и взглядом прося у нее поддержки, когда отец понес ее в столовую. -Ну пожалуйста-пожалуйста...?
Слуги уже закончили накрывать на стол и готовы были внести первую перемену блюд, как вдруг в столовой появился буквально только что прискакавший гонец. Охрана у главных ворот сочла нужным пропустить его к барону и управляющий, что зашел вместе с ним, поспешил объяснится перед своим господином:
-Простите за беспокойство, Ваша Светлость, но этот человек привез дурные вести. Барон Штольценберг перешел границу ваших владений и напал на Шондорф.
-Так и есть, Ваша милость, -кивнул гонец. -Я служу в городской страже и они появились со стороны порта - видимо пересекли озеро Аммер ночью. Долго Шондорф не продержится, я умоляю вас о помощи!
-Когда-нибудь это должно было случится, -Дитрих поднялся из-за стола и обратился к одному из рыцарей что зашел следом за гонцом. -Трубите общий сбор, выступаем немедленно - в замке останется сотня из гарнизона, остальным приготовится и на коней.
Видя все эти поспешные сборы, Гера едва не расплакалась от обиды - отец ведь обещал что никуда не уедет, а сам куда-то собрался... после того как он ушел в оружейную, девочка подошла к Хели и обняла ее, начав тихонько хныкать. Теперь ее точно никто не покатает...
Быстро собравшись и одев привычный боевой доспех, фон Грайфенберг приказал сыну остаться в замке на случай каких-либо неожиданностей и после этого подошел к любимой жене чтобы попрощаться. Наверное один только бог знал как ему не хотелось уезжать... но сейчас он не мог позволить себе слабости, ведь Шондорф мог вот-вот быть захвачен.
-Береги нашу дочь, любовь моя. Я постараюсь вернутся к тебе как можно скорее, -Дитрих поцеловал жену и расстроенную дочурку, после чего заставил себя выйти из столовой и направился к своим людям. Его приказ был исполнен в точности и боевой стяг Грайфенбергов уже трепетал на древке что было в руках у одного из знаменосцев.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-20 23:29:37)

+1

33

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
Она хотела создать рай земной для барона и преуспела в этом в полной мере. Мужчина принадлежал ей не только телом, но и сердцем. И теперь никто не мог отнять его у неё: ни церковники, ни обычные люди-аристократы, что метились прыгнуть выше собственной головы, выдав одну из своих дочерей замуж за фон Грайфенберга. Но, теперь и месть, ради которой весьма шла на все, ей и не была нужна. Да, чего греха таить, когда ей нравилась эта размещённая жизнь рядом с мужем и не в меру любопытным ребенком. Она не хотела терять её и бросать все то прекрасное, что образовалось в её темной жизни, в огонь мести, для которой и подошло время. Нет, она знала, что не заслуживала всего того, что получила от капризной госпожи Фортуны. И поэтому крепко держалась за каждый прожитый миг рядом с Дитрихом и Гертрудой. Правда, пока маленькой Геры не было рядом, супруги могли в полной мере насладиться друг другом.
- И я тебя люблю, - прошептала Хелен в ответ, прикрыв свои темные глаза ощущая, как наслаждение мягкой волной покатывается мягкой волной по всему телу от либидо и до самих пят.
Когда же приятный раунд близости закончился, Хелене устроилась голову на груди у мужчины, тогда как волны её роскошных длинных волос огненно-рыжего цвета упали несколькими прядями ей на плечи и подушку. Они сами будто бы желали продлить этот миг и не позвонить им обоим расходиться, тогда как не решительный стук в дверь все-таки заставил женщину подняться и отпустить своего благоверного. Нужно было привести себя в порядок, отзавтракать с семьей, в которой кроме Геры теперь появилась ещё миловидная невестка. Конечно, нынче весьма намеревались согрешить, пропустив утреннюю массу в каплице замка, предпочтя молитвам прогулку с дочерью и мужем, ведь у него так немного времени было свободного именно для столь невинных прогулок по лесу среди местных болот.
Лежа на подушке, Хелене проследила з тем, как одевается супруг и улыбнулась ему, прежде чем он впустил в их покой служанку, при помощи которой и одевалась баронесса. Именно за этим неторопливым процессом и застала маленькая озорница, что вбежала в комнату в весьма хорошем расположении духа. И надо сказать, это не могло не радовать женщину.
- Значит, ты уже успела прогуляться? – спросила у любимой дочери Хелене, как только она подбежала к ней, протянула аккуратный букетик из лесных трав и цветов, которые она не раз собирала со своей матерью во время их прогулок. Естественно, среди этих цветов и трав можно было отыскать весьма хитрые компоненты ядов и отрав, от которых можно было умертвить целый отряд, если не больше. Но, об этом, конечно же, маленькой леди пока не было ничего известно. – Спасибо, моя хорошая, - улыбнулась ведьма, приняв скромный, но от этого не менее ценный подарок, который она тут же поднесла к носу, чтобы вдохнуть свежий аромат лесных трав и цветов, на которых ещё оставались капельки утренней росы. – Мне очень нравится твой подарок, - добавила она, прежде чем маленькая умница не побежала к своему отцу, который тут же поднял её вверх, взяв её на руки. Наблюдая за этой картиной, женщина могла лишь довольно улыбнуться.
Правда, Хелене пришлось отрицательно покачать головой, как только Гера упомянула о своем давнем желании научиться кататься на лошади. Ей определенно не хотелось пока давать добро на это, так что даже если Дитрих собирался пойти на уступки маленькой дочери, то сама нашла бы верный способ воспрепятствовать этому. Но, пока определенно стоило поторопиться и спуститься вовремя к завтраку. Ринн и Эва уже наверняка дождались Их Милостей.
Собственно, прежде чем барон и баронесса успели спуститься вниз, их поджидали определенно не самого положительного образца новости. Да и кому по вкусу будет узнать, что на твои владения посягает твой сосед? Долгом хозяина земель есть не только сбор дани, но и защита его подчинённых. Именно этим и должен был заняться сейчас барон, тогда как баронесса должна была отпустить своего мужа, дожидаясь его возвращения домой. В молитве? Нет, вряд ли сейчас она могла бы изобразить добрую христианку. Сейчас она должна была призвать всю удачу на помощь Дитриху, раз уж матушка его позаботились о надёжной защите своего сына.
- Будь осторожен, любовь моя, -только произнесла ведьма, прежде чем распрощаться с супругом, которого уже дождались его люди.
- Почему папа уже уезжает? – спросила тем временем дочь у Хелене, на что она лишь могла подать плечами. Сама не знала, почему её муж должен заботиться об этих не благодарных людях, что только и умеют, как нарекать и жаловаться на судьбу свою злодейку.
- Так нужно, ведь наш отец – барон, а добрый барон защищает своих подданных от не приятелей, - вместо Хелене Гере ответил Рейн.
- Он вернётся к нам? – тем временем поинтересовалась девочка.
- Конечно, вернётся, - одновременно ответила и Хелене, и Рейн. Однако у обоих был свой способ помочь фон Грайфенбергу. И если Ринн собирался возвести богу молитву, то ведьма снова намеревалась обратиться к темным силам.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-17 22:41:10)

+1

34

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Увы, но завтрак в это утро вышел довольно-таки невеселым - после того как барон уехал и его семейство уселось наконец за стол, все без особого труда заметили как была расстроена маленькая Гертруда. За всю свою жизни ей не приходилось расставаться с отцом и матерью более чем на пару часов... а сейчас Дитрих уехал на неопределенный срок, вместо того чтобы быть рядом и исполнять все желания своей обожаемой крохи. Гера очень надеялась что любимый папа выполнит свое обещание и не назначит себе каких-либо дел - но не вышло и теперь девочка то и дело грустно вздыхала, взявшись за свою порцию уже без особого аппетита.
-Маленькая, не грусти пожалуйста, -первой не выдержала Эви, обожавшая младшую сестренку своего мужа. -Твой папа очень скоро вернется... но сначала ему нужно спасти свои земли от жадных до чужого добра людей. Просто наберись терпения и не расстраивайся, умоляю тебя - я не могу видеть как ты переживаешь.
После этого замечания любимой супруги, Ринн промолчал, переглянувшись с Хелене: хотелось чтобы этот поход поскорее закончился и отец вернулся невредимым, но будет ли так в действительности? Немного утешал лишь тот факт, что барон прошел на своем веку немало войн и в каждом сражении ему сопутствовала поистине невероятная удача...
-Все равно... я хочу чтобы папа был со мной сейчас, а не уезжал, -упрямо сказала Гера, в очередной раз грустно вздохнув и опустив голову. Правда пару минут спустя она все-таки отвлеклась на вкусный десерт, который кухарка приготовила специально для нее, но затем вновь загрустила.
-Миледи, вы не будете возражать, если я сегодня позанимаюсь с Герой латынью? -улыбнувшись предложила Эви, посмотрев на мачеху своего супруга. С того самого момента как она, еще совсем девочкой появилась в замке как невеста Ринна, фон Грайфенберг и его тогда еще возлюбленная отнеслись к ней как к родной дочери - но тем не менее, Эви никогда не забывала о вежливости и подходящем обращении. Молодая женщина конечно же слышала сплетни о том что супруга ее свекра не была благородного происхождения, но никогда не придавала им особого значения, потому как была хорошо воспитана. -Уверена, что я сумею ее отвлечь и развеселить.
-А я тогда проверю наш гарнизон, -тихо произнес Ринн, после того как его жена увела Гертруду. -Мне думается, что мы должны быть начеку, ведь Штольценберг еще та хитрая бестия - если он нанял наемников и достал корабли, то вполне мог спланировать и удар по замку, сговорившись с соседями. Ты ведь знаешь, Хели, что не все любят отца и разделяют его политику... и если бы не наша армия, они бы не молчали. Однако сейчас, большая часть войск ушла к озеру Аммер, так что возможны любые неприятности.
Ну а пока происходил этот разговор, Дитрих вел своих солдат к осажденному городку, очень надеясь что не опоздает и не застанет его уже в процессе разграбления. Но по счастью, Шондорф оказался поистине крепким орешком и сумел продержаться до подхода фон Грайфенберга, которому удалось-таки подоспеть вовремя. Захватчики явно не ожидали такой спешки от барона и яростно сопротивлялись, попытавшись закрепится в захваченном порту, однако численное преимущество и превосходные боевые навыки солдат Дитриха сделали свое дело. Спустя несколько часов, уже поздней ночью после долгого и богатого на события дня, вражеские силы были разбиты, а самого Штольценберга привели к барону в цепях.
-Сейчас у меня нет желания заниматься им - уведите его в подземелье, вместе с остальными, -распорядился барон. -Их стараниями в городе до сих пор бушует пожар - так что сначала надо бы с этим разобраться и оценить масштаб нанесенного ущерба. Я всегда успею их казнить.
-Ты не посмеешь! -буквально выплюнул Штольценберг. -По какому праву ты лишишь меня жизни?? Я не какой-нибудь простолюдин чтобы закончить свою жизнь на плахе без суда!
-По праву сюзерена, защищавшего свои земли, -совершенно спокойно ответил Дитрих. -И даже не надейся на плаху - своим поступком ты доказал что недостоин звания дворянина, так что тебя ждет позорная петля. Уведите его с глаз моих!
-Ваша милость, огонь перекинулся на торговый квартал.., -доложил верный Дорих, сопровождавший своего господина в походе. -Там везде склады, что затрудняет подступы... если мы не придумаем как быть, то к утру огонь уничтожит весь город.
-Тогда не будем терять времени! Солдатам тушить пожар и помогать людям выбираться из домов - те кто в авангарде, пусть наладят доставку воды к торговому кварталу! -распорядился барон. -Мне все равно как они это сделают... пусть задействуют все подводы что имеются в наличии и не мешкают! У нас очень мало времени...
Пожалуй, эту можно было назвать самой черной в истории Шондорфа, потому как битва с огнем казалась бесполезной и зарево уже поднялось высоко над городом, осветив все как днем... но когда горожане и солдаты фон Грайфенберга успели отчаяться, совершенно неожиданно раздались раскаты грома, после которых начался самый настоящий ливень, какого округа уже не знала лет десять наверное.
-Боже... это настоящее чудо.., -прошептал один из рыцарей, смотря как всепожирающее пламя начинает гаснуть под струями сильного дождя. -В это просто невозможно поверить... город спасен!!!
Дитрих вздохнул с облегчением, приказав командирам расквартировать солдат в городе и затем расположился на ночлег в старой ратуше. Слушая как сильный дождь, что не унимался до самого утра, барабанит по черепице, фон Грайфенберг подумал о том, что хотел бы сейчас увидеть любимую жену... и если бы не необходимость срочно устранить последствия штурма Шондорфа, он сел бы на коня и помчался бы к Хели, словно какой-то влюбленный мальчишка.

Примерно за час до того как началась постине жуткая и сильная гроза, Ринн стоял возле окна в своей спальне и молился о благополучном возвращении своего отца. Эви давно сладко уснула, тогда как молодого человека снедало беспокойное предчувствие чего-то нехорошего, которое он не мог объяснить...
Решив пройтись по двору замка и подышать свежим воздухом, наследник барона вдруг заметил свою мачеху - набросив на себя длинный плащ с капюшоном, она беспрепятственно вышла за ворота, несмотря на то что там дежурили стражники. Любопытство взяло верх и Ринн направился следом за Хелене и к его удивлению, охранники заявили что никого только что не видели... Это был весьма интересный поворот событий, так что младший фон Грайфенберг вскоре оказался в лесу на хорошо знакомой тропинке, по которой не раз гулял вместе с Эви и Герой. Она вела до самых болот и в конце-концов Рейн оказался возле той самой старой хижины о которой в замке ходили самые недобрые слухи. Он не сразу отважился открыть дверь, а когда сделал это, то его взору предстала поистине фантастическая картина...
Хелене сидела на полу, а перед ней стояла небольшая кадушка с водой... и Ринн был гото поклясться, что видел в ней вместо отражения лицо своего отца, а так же его приближенных. По поверхности воды то и дело пробегала беспокойная рябь, однако баронет явственно мог наблюдать что Дитрих сейчас находится в городе, который беспощадно пожирал огонь...
Он замер на месте, смотря на Хели что сейчас закрыв глаза произносила какие-то непонятные слова, а после услышал раскаты грома, после чего начался дождь - правда в окрестностях Грайфенберга он был не таким сильным как вблизи озера Аммер.
-Я всегда знал что ты не такая как все.., -очень тихо сказал Ринн, когда мачеха взглянула на него. -И если у тебя есть этот дар... то получается он есть и у Геры? Боже всемогущий... она же совсем еще дитя...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-22 01:15:38)

+1

35

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
Здесь, в Грайфенберге в последние годы им всем, не исключая даже слуг баронской четы, жилось достаточно хорошо, несмотря на то, что время было в общем-то не таким уж спокойным. Все то время, которое прошло с тех пор, когда барон женился на Хелене, никто из соседей барона не осмеливался не то, что нападать на земли Дитриха, но и даже не думал скалить в его сторону зубы, поэтому произошедшее нападение на пограничную деревушку, из-за которого фон Грайфенбергу пришлось выступить с частью своих войск с утра пораньше, заставило ведьму задуматься о причинах оного. Только, что же могло измениться? Что могло подтолкнуть одного из соседей Дитриха позариться на его земли? В прочем, люди порой бывают достаточно мелочными и глупыми, чтобы забыть о здравом смысле и идти против заведомо сильнейшего соперника, пусть даже о тайном козыре которого никому не было известно, даже самому барону. Или же должна была появиться причина, заставившая змей зашевелиться и вылезти из своих гнезд. Уж это казалось женщине более вероятно, однако узнать ничего наверняка пока она не могла. В некоторых случаях просто необходимо выждать некоторое время.
Глядя же на свою дочь, рыжеволосая женщина не могла ничего поделать с естественной грустью своей любимицы. Увы, но в некоторых случаях магия была бессильной. И это был именно такой случай. К сожалению, она не могла вернуть сейчас Дитриха обратно, но она могла сделать все ради того, чтобы ускорить его возвращение. И этим ведьма решила заняться уже этим вечером, когда Гера уснет сладким сном, и не будет расспрашивать свою мать о том, куда она торопится в столь поздний час. Но, пока ведьма планировала свои дальнейшие действия, баронская невестка взялась веселить маленькую дочь барона, пытаясь убедить её в том, что отец вскоре вернётся, и когда Эви обратилась к баронессе, огненно-рыжая женщина вдумчиво посмотрела на юную девушку. Она также, как и сама Хелене была не из самого благородного рода, но была достаточно мила и обаятельна. Возможно, кто-то из напыщенных индюков, которыми и была большая часть местной баварской знати, когда-то в будущем скажет о том, что род Графенбергов слишком переполнен сомнительной кровью простолюдин, однако ведьма знала наверняка, что будущая баронесса без особенного труда завоюет симпатии подданных своего мужа. Нет, она не видела этого в будущем, как и не задала относительно этого, но прекрасно знала местный люд. К тому же, если она без особенного труда завоевала расположение ведьмы, что говорить о менее хитрых людях?
- Нет, конечно, я не буду против, - мягко улыбнулась женщина своей невестке, прежде чем перевела взгляд своих пытливых глаз на Ринна. – Делай, как считаешь за должное, - согласилась она с молодым баронетом, что давно уже не был тем мальчишкой, которым она помнила его. – Скажи мне только, если я могу что-либо сделать, - добавила она тише, прежде чем он поднялся из-за стола и направился на выход из залы, в которой оставались лишь дамы. – Дай нам одну минуту? – попросила Хелене у Эвы, которая даже не подумала пережить ей.
Оставшись с дочкой наедине, женщина подозвала её к себе.
- Подойти ко мне, моя милая, - попросила Хелене свою любимую дочь, которую и усадила себе на колени, как только она оказалась рядом с ней. – Я знаю, что ты грустишь по папе, но единственное, что ты можешь сделать для того, чтобы он вернулся скорее – это верить. Да, моя хорошая, ты должна верить, что завтра утром твой папа вернётся и будет снова рядом с тобой и выполнит то обещание, которое дал тебе, - произнесла женщина, чмокнув дочь в щеку.
- Просто верить? – переспросила Гера у своей матери удивленным голосом.
- Да. Просто верь, ведь твоя вера – это самая сильная твоя сила, твоя магия, - было, пожалуй, опасно говорить пятилетнему ребёнку о магии, тем более всегда неподалёку находился человек из аббатства, но ведьма решила начать готовить свою дочь уже сейчас, чтобы потом у неё не возникало сомнений в том, кем она является. – Ну, а пока беги к Эви. Она уже наверняка тебя ждет, - добавила Хелене, прежде чем дочь скользнула вниз по пышной юбке своей матери и, приземлившись ножками на пол, побежала к своей нынешней учительнице латыни.
Сама же ведьма не стала терять время зря и направилась во двор, чтобы немного понаблюдать за людьми и, быть может надеялась также услышать от них хоть какие-то мысли или сплетни, из которых можно было всегда выкрутить, хоть часть правды. Собственно, спустившись к подданным мужа, баронесса даже не рассчитывала на то, что её окликнет довольно-таки знакомый голос. Оглянувшись, Хелене узнала ту женщину, что стояла неподалёку, держа в руке палицу, на которую опиралась рукой. Далеко не каждый мог едположить, что эта ведьма избежала страшной казни огнём, пусть часть её тела оставалась изуродованной и искалеченной беспощадной стихией.
- Здравствуйте, баронесса, - поприветствовала ведьма другую ведьму, что ничем не выдала своего удивления. – Разве так приветствуют старых знакомых? – спросила она, ухмыльнувшись. – Я слышала, ты не плохо устроилась, - добавила она тут же.
- Да, как на едва живую, ты хорошо проинформирована, - ответила Хелене, не пытаясь убедить старую знакомую в том, что у неё не было никакого расчёта относительно барона. Пусть даже лучше думает, что мужчина ей действительно безразличен. – У меня дела, или ты что-то конкретное хотела? – спросила рыжая, но так и не получив ничего в ответ, развернулась и пошла своим путём.
С тех пор, Хелене боялась, что не дождётся ночи. Но, как только она вступила в свое право, ведьма закинул на себя плащ с капюшоном и попалась на выход с замка. Стражников она давно уже приколдовала и таким образом никто из них не заметил ухода баронессы, что направилась по хорошо ей известной тропинке к местной хижине, той самой в которую её кого-то приводил Дитрих. Естественно, она и подумать не могла, что кому-то взбредет в голову следить за ней, поэтому, как только ведьма оказалась наедине, она не стала оттягивать время зря и начала колдовать.
Для начала она желала узнать, как обстоят дела у супруга. Оказавшись рядом с ним, она увидела огонь пожара, что разрушал все вокруг. Битва уже была закончена, однако этот пожар мог задержать барона в посёлке, поэтому она начала шептать заклятие, свидетелем которого и стал Рейн. И ведь баронет даже слишком хорошо осознал все то, свидетелем чего он стал.
- У твоего отца тоже есть этот дар, Ринн, но он этого не знает, как и не знает Гера, - произнесла ведьма в ответ, не кривя душей перед мальчишкой. Конечно, он видел все, а поэтому отвертеться ей не получится. – Что же ты решишь делать со своим знанием Рейн? – спросила она, чувствуя, как внутри неё все напряглось. Она не планировала рассказывать Дитриху о своей природе, как и его сын не должен был узнать. – Ты знаешь, как аббатство смотрит на таких, как я… и теперь, говорят, нет пощады никому и на костер отправляют целые семьи. Ты хочешь этого? – да, припугнуть она решила баронета. Уж лучше будет, если он не станет путать ей карты сейчас. Особенно, когда в окрестностях появилась ещё одна ведьма.

+1

36

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Признаться, Ринн был немало удивлен, услышав слова Хелене о своем отце... и тут же припомнил старые сплетни, которые ему довелось услышать сразу после приезда в замок - одна из кухарок рассказывала другой что якобы о прежней баронессе ходили дурные слухи. Будто бы она была настоящей ведьмой и узнав об этом ее муж едва с ума не сошел от горя и после ее смерти совершенно помешался на религии. Молодой человек не знал, можно ли верить всем этим байкам, но после того что он видел несколько минут назад... быть может они и не были лишены смысла?
-Я буду молчать обо всем.., -совершенно спокойным тоном ответил Ринн, посмотрев в темные глаза Хели. -Если ты поклянешься, что как и прежде будешь преданной и верной женой моему отцу. Ты всегда была добра ко мне... и я видел уже, каким бывает правосудие, что вершит наша добрая церковь. Я не хочу такого для моей сестры, ни за что на свете!
Жестокая казнь, свидетелем которой Ринн стал пять лет назад, оставила глубокий след в его душе и памяти, особенно после того как он узнал, что та женщина что умерла в огне, пыталась помогать селянам во время чумы. Даже представить на ее месте малышку Геру было страшно... ведь если бы церковники узнали о ее даре, то не стали бы церемонится даже с маленьким ребенком.
-Ты должна научить Геру скрывать свой дар... и быть более осторожной, -продолжил младший фон Грайфенберг. -Я даю слово чести, что от меня никто ничего не узнает, даже мой отец. Уговоры, посулы и даже каленое железо не заставят меня отказаться от своих слов.
С этими словами, Ринн развернулся и вышел из хижины, не дожидаясь ответа Хелене. По сути дела, они давно уже словно заключили между собой некий негласный пакт, стараясь поддерживать друг друга от нападок напыщенной знати. Вернувшись в свою спальню, баронет горячо помолился о том чтобы тайна его мачехи никогда не открылась... ведь в этом случае семейство фон Грайфенберг ожидали истинно черные дни.
На следующее утро, еще до восхода солнца, Дитрих дал команду своим солдатам возвращаться в лагерь, оставив в Шондорфе небольшой боевой гарнизон, как для охраны, так и для оказания помощи пострадавшим после пожара людям. Направившись домой, барон также приказал отвезти плененного Штольценберга и его людей в свой город, где и намеревался решить их судьбу. Дорога до замка заняла у фон Грайфенберга всего пару часов, так что он приехал в свой замок с первыми петухами и сразу же поднялся в спальню, где сладко спали Гера и Хели. Маленькая озорница попросилась к своей матери как раз после того как Хелене вернулась со своей ночной прогулки - и женщина конечно же не отказала любимой дочке. Барон не стал долго ждать и избавившись от своих лат, очень осторожно улегся рядом с женой и нежно обнял ее, постаравшись не разбудить обожаемую кроху.
-Я вернулся, любовь моя... и мы выиграли эту битву, -шепнул жене на ухо фон Грайфенберг и затем легонько коснулся губами ее шеи. -Ты не поверишь, что мне помогла неожиданно начавшаяся гроза, иначе город точно бы выгорел дотла. А еще я чертовски по тебе скучал и потому вернулся так быстро как только мог.
-Папочка, ты уже вернулся? -Гертруда приоткрыла свои сонные глазки и улыбнулась, увидев отца. -Я так расстроилась когда ты уехал...
-Спи, моя девочка, я больше никуда не уеду, -Дитрих улыбнулся, ласково коснувшись ладонью щечки любимой дочурки. -Я обещаю, что сегодня никто не помешает мне побыть с тобой и твоей мамой. Но еще очень рано, так что поспи еще, моя хорошая.
Ну а пока барон наслаждался заслуженным отдыхом, его рыцари привезли в Грайфенберг Штольценберга и его ближайших соратников и вместо тюрьмы, оставили их в цепях в центре базарной площади под усиленной охраной. Здесь был помост на котором в ярмарочные дни фермеры выставляли коров и волов на продажу, так что концы цепей, что были на пленниках было очень удобно приковать к железным кольцам в деревянном полу этого самого помоста.
Эту картину наблюдали в столь ранний час немногие горожане... но лишь одна пожилая женщина с деревянной клюкой, улыбалась смотря на все это. После того как немногие зеваки разошлись, а солдаты встали на свои посты, старуха решительно заковыляла в ближайший проулок... и вышла оттуда уже в совершенно ином обличье. Теперь она выглядела как молодая девушка, одетая как местные крестьянки - для полноты картины, в ее руках была корзинка, прикрытая холстиной.
-Добрый господин, позвольте раздать немного хлеба этим несчастным? Я помогаю при церкви... и святой отец просил меня прийти и принести им поесть и попить, -тихо сказала ведьма, подойдя к одному из часовых. -Даже если они совершили страшное преступление, нельзя позволить им умереть от голода...
-Хорошо, -кивнул солдат, пропустив девчонку. -Дай им поесть, но после уходи, иначе у меня будут неприятности. Скоро наш добрый господин устроит для них справедливый суд.
-Благодарю вас, -кивнула ведьма и раздав пленникам еду, последним подошла к фон Штольценбергу. -Поистине отвратная картина... я конечно знала, дорогой Генрих, что ты ни на что не годен, но чтобы настолько? Неужели у тебя не хватило ума не попадаться барону?
-Будь ты проклята, старая карга... это все из-за тебя! -процедил сквозь зубы Штольценберг. -Ты обещала мне что победа будет легкой... но Грайфенберг выбил моих людей из Шондорфа без особого труда. Смотри теперь чего ты добилась??!
-Вообще-то я соврала тебе, -рассмеялась старуха. -Мне нужно было увидется с женушкой фон Грайфенберга и на время выманить его из замка - твоя глупость и жажда власти пришлись очень кстати. У барона есть куда более драгоценное сокровище, которое я хочу забрать себе... оно куда дороже всех его земель и богатств, награбленных в Святой Земле. Совсем скоро я получу его - а тебе желаю хорошего свидания с тощей вдовой, которая уже совсем скоро примет тебя в свои объятия.
Издав еще один издевательский смешок, ведьма ушла с помоста и когда ее никто не мог видеть, приняла свой прежний облик. Госпожа баронесса еще даже не знает что ее ожидает в самом скором времени... а когда узнает, то будет уже поздно.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-23 23:58:52)

+1

37

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
[float=right]Mihi cordis gravitas
res videtur gravis;
iocis est amabilis
dulciorque favis;
quicquid Venus imperat,
labor est suavis,
que nunquam in cordibus
habitat ignavis.
[/float]
Одной из ошибок людей зачастую бывает вовсе не надежда или вера в светлое будущее. Людей губит порой не то, что они испытывают или чего ожидают. Их губит то, что они предпочитают видеть в других. И ведь видят порой именно то, чего нет, и не может быть. В прочем Рейн знал, что Хелене не сможет предать его отца. Да, разве она могла? И ведь не потому, что любила, а хотя бы потому, что рядом с ним ведьма могла чувствовать себя в безопасности, растя дочь именно так, как ей вздумается. Однако проницательный баронет был не просто наблюдательным, в нем была некая сила чувствовать и ощущать намерения окружающих. Возможно, именно оно ему подсказало о том, что он может доверять рыжеволосой женщине и не бояться за отца. Любая другая ведьма вряд ли была бы настолько доброй и привязанной к нему, а также его сыну?
- Я уже давала тебе обещание, Ринн, - ответила женщина на требование молодого человека. – И мне кажется, за все эти годы я не сломала данное мной слово, а потому мне не в чем клясться. Ради Дитриха я пойду на многое, а ради дочери на все – помни это, и не сомневайся во мне, - добавила она, чувствуя, как внутри нее начало проходить напряжение. Все-таки она могла рассчитывать на то, чтобы Рейн не стал рассказывать ничего своему отцу из того, что он видел в этой хижине.
- Не беспокойся за Геру, я позабочусь о том, чтобы никто больше не узнал об ее дарах, коими наградили ее родители. Это в моих интересах,  - добавила женщина, не двигаясь с места. Она хотела бы сказать, что ее заботит это больше остальных, при этом уже не один год, однако она вовремя сдержалась. Не хотелось ведьме все-таки начинать конфликтовать с Рейном, который был ей весьма близким человеком, почти как сын. Ведь и о нем она переживала – пора было уже ему подумать о наследниках. В другой раз она обязательно потолкует на эту тему с Эви и, если понадобится, сделает все, что в ее силах, дабы невестка понесла. Когда есть возможность добиться желаемого наверняка, пусть ради этого приходится петлять не ровными стежками, разве можно отказываться от подобной возможности? Тем более на кону стоит слишком много.
- Я благодарю тебя, Ринн, ... - уже в спину произнесла ведьма баронету, и лишь скрип старинной двери ответил ей на эту благодарность.
Не стоило даже, да?
Конечно, в обществе, где к ведьмам и чародейкам относятся будто к преступникам, за подобное обещание, Хелене должна была быть более чем благодарна сыну своего супруга, что сейчас заканчивал свои дела. А потому, вполне вероятно, что мог вернуться уже на рассвете в свой родовой замок. Так что, женщина недолго стала дожидаться, и в скором времени также направилась в сторону замка, где ее уже разыскивала любимая дочурка. Гертруде не хотелось оставаться этой ночью одной – ей показалось, будто что-то плохое приснилось. Именно поэтому ведьма взяла на руки дочь и уложила ее в постель, на которой утроилась и сама уже спустя пару минут. Она еще долго не могла уснуть, и в темноте наблюдала за тем, как сладко спит ее любимица, завидуя ее спокойствию, которое она обретала рядом с ней. Сама же Хелене не могла обрести покоя. Она волновалась о той причине, которая привела старую знакомую в Грайфенберг, а также о том, почему так внезапно на земли Дитриха напали. Все это мучило женщину еще достаточно долгое время, пока усталость окончательно не сморила ее, заставляя взять небольшой, но перерыв в бесконечных размышлениях. Однако долго женщина не спала. Уже где-то в золотистом цвете рассвета она расслышала шаги мужа, а вскоре ощутила его теплые и крепкие объятия.
- Я знала, что ты победишь, - сонно улыбнулась Хелене, слегка повернув голову в сторону супруга, что уже принялся говорить о том, что случилось в деревушке. – И я рада, что за тебя стоит природа и бог. Но, главное, чтобы тебе больше не приходилось никуда от нам уезжать, - добавила она, прежде чем маленькая озорница открыла свои глазки. Она-то уже успела выспаться, тем более каждое утро она просыпалась первой, пусть даже няньке юной баронской дочери приходилось точно также, как сейчас Дитриху, уговаривать дочь поспать.
- Значит, наши планы не пострадают? Они лишь получили отсрочку? – поинтересовалась Хел, улыбнувшись мужчине, пока дочь не постаралась перелезть через свою маму так, чтобы оказаться между своими родителями.
- Папа, а мама говорила, что если я буду верить – ты приедешь с самого утра, - рассказала Гера своему отцу. – Я так рада, что ты вернулся! - произнесла девочка, чьи маленькие цепкие ручки обвили шею барона. – Мы будем кататься на лошадках сегодня? Ну, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, пап! – огласила свое желание малышка, чем вызвала лишь осторожную улыбу у Хелене. А ведь надо же, дочь прекрасно чувствовала и знала, от которого может добиться больше всего.

+1

38

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Пару дней спустя...

Гера выглядела весьма довольной и счастливой, сидя на отцовском вороном коне, которого он вел под уздцы по двору замка - и ведь было чему порадоваться? И сегодня и вчера, любимый папа наконец сдержал свои обещания: во-первых оставался дома и не занимался никакими делами, а во-вторых начал учить маленькую озорницу сидеть в седле. Естественно, любимая супруга была против этого, но Дитрих предложил компромисс - он лично будет присматривать за дочуркой и не доверит уроки верховой езды никому другому. Ринн лишь улыбнулся, когда всеобщая любимица в очередной раз добилась своего от отца и наблюдая за ним и сестренкой из окна своей комнаты не заметил как к нему подошла Эви.
-Она так быстро растет, -молодая женщина обняла любимого мужа. -Знаешь... когда Гера была совсем крохой, а мы еще не были с тобой женаты, я смотрела на нее и мечтала что наша дочка будет похожей на нее.
-А я мечтаю чтобы наша дочь была похожей на тебя, -ответил Ринн, нежно коснувшись губами щеки Эви. -И не только дочь... мы ведь с тобой хотели большую и дружную семью?
-Иногда мне становится страшно.., -вздохнула Эви. -Мы уже полгода женаты, но я до сих пор не в тяжести - а что если у меня не получится родить тебе детей? Сестре моей матушки это не удалось... вдруг и я тоже бесплодна как и она?
-Не говори глупостей. Прошло еще слишком мало времени, любимая, -наследник барона крепче обнял супругу. -У нас все будет хорошо, обязательно. И... ты не забыла, что сегодня мы должны ехать в город?
-Нет, мой дорогой... хотя мне не хочется ехать на казнь.., -Эви грустно вздохнула. -Я понимаю что должна поехать, ведь дело касается моей семьи, но я боюсь...
-Мы должны оказать поддержку отцу, милая, -Ринн улыбнулся жене. -Весь город должен видеть, что Грайфенберги сильны как никогда - а еще следует преподать соседям хороший урок. Пусть подумают прежде чем затевать подлые набеги на наши земли.
Приобняв Эви за плечи, молодой человек повел ее в главный зал, где за столом уже сидели Дитрих, Хелене и озорница Гера. Девочка как всегда беззаботно болтала, строя планы на дальнейший веселый день и немного огорчилась, узнав что родители собираются ехать в город. Однако вкусный десерт и обещание скоро вернутся быстро заставили Гертруду снова повеселеть - ведь отец к тому же сказал, что купит для нее собственную лошадь!
После завтрака, Эви как и обычно увела Геру на урок латыни, тогда как Ринн по просьбе барона решил навестить тренировочный лагерь для новобранцев, что теперь располагался возле замка - всех желающих сражаться под знаменами Грайфенбергов было бы проблематично разместить во дворе. Что же до главы семейства, то нынче он не стал тратить своего времени на какие-либо дела и вместе с любимой супругой поднялся в спальню.
-Сегодня очень важный день... но прежде чем мы поедем в город, я хочу забыть обо всех делах, -улыбнулся Дитрих, обняв Хели. -Тебе ведь не понравилось что я согласился купить для Геры лошадь? Она ведь леди из благородного семейства и рано или поздно ей бы пришлось начать учиться ездить верхом.
Он коснулся губ жены своими, притянув ее ближе к себе и они позабыли обо всем на свете - пусть даже время наедине снова пролетело даже слишком быстро. Далее пришлось спешно собираться и ехать в Грайфенберг, где на площади собрались все горожане, ожидая экзекуции над пленниками. Эшафот с виселицей был уже давно готов и строился неподалеку от того места где были прикованы Штольценберг и его люди... и пока шли последние приготовления к публичной казни, Гертруда в замке постаралась уговорить верную Грету пойти с ней на прогулку.
-Папа и мама не запретили мне пойти погулять пока их нет дома, -хихикнула Гера, едва только оказалась во дворе замка. -Мы совсем немножечко пройдемся... до маминой любимой опушки и обратно... ну пожалуйста?
Не дожидаясь ответа няни, девочка побежала к воротам и Грете пришлось сломя голову нестись за своей подопечной. В который раз уже верная и преданная служанка сказала самой себе, что этот ребенок растет слишком смелым - а когда миледи нет рядом, то совершенно непослушным. За размышлениями Грета не заметила как они с Герой дошли до хорошо знакомой опушки... где на поваленном древе сидела какая-то старуха.
-Я уже и не надеялась что сегодня тебе захочется пойти в лес, девочка моя, -улыбнулась старая карга, когда Гертруда удивленно посмотрела на нее. -Очень долго мне пришлось ждать чтобы познакомится с тобой.
-Со мной? Но кто вы такая? -поинтересовалась Гера, тогда как ее верная нянька не на шутку перепугалась и поспешила взять ребенка за руку.
-Мы сейчас же возвращаемся домой...
-Неужели? -недобро усмехнулась старуха. -Ты может и вернешься... домой, а вот маленькая госпожа пойдет со мной. По хорошему или по плохому - пока что я предпочла бы первый вариант.
В этот самый момент лес будто крутанулся перед глазами у Греты... а затем наступила темнота. Когда же служанка очнулась, возле нее уже никого не было - вскочив на ноги, она побежала в город, чтобы как можно скорее рассказать барону и баронессе о случившемся. Пусть даже ее накажут, но они должны узнать что какая-то странная старуха украла Геру...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-26 23:36:33)

+1

39

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]Дитрих назначил день казни для жадных соседей заранее. И вовсе не затем, чтобы весть о об этом событии, во время которого высокородного преступника, позарившегося на земли фон Грайфенберга, лишат жизни, сбежалось множество народу из города и его окрестностей. В первую очередь барон не желала омрачать подобным решением те дни, которое его семейство провело в относительном покое и спокойствии. Конечно, единственной, кто наслаждался беззаботностью этих дней могла считаться только малышка Гера, что получила от своего любимого отца именно то, о чем там давно мечтала, а именно о лошади. О, как же мало для счастья нужно детям и ведь у них порой стоит поучиться его родителям, что вместо того чтобы веселиться и беззаботно коротать бесценные дни, что каждому отвел Всесильный, морщат свои носики и хмурятся на лице.
Что же, хмурились сегодня в замке немногие, если кто-нибудь еще помимо баронессы встал не с той ноги. Но, вовсе не капризы и женская придирчивость, как можно было бы подумать изначально со стороны, нынче не давали женщине все также беззаботно счастливо улыбаться, как бывало раньше. Тяжкие думы о той цепочке событий, что произошли один за другим, заставляли Хелене думать, предполагать и раздражаться из-за сущих пустяков. Ей даже радость дочери из-за долгожданного подарка, который ей сделал отец не так давно, была не в радость. Естественно, ведьма переживала о дочери, но знала, что лошадь ее не убьет, тогда как шестое чувство подсказывало рыжеволосой женщине – опасность поблизости. Однако затея Дитриха с обучением их единственной дочери верховой езды со столь малых лет все равно не вводила Хелене в состояние бурного экстаза.
Был теплый летний день, в котором было не трудно найти место самым разным планам и затеям. Так, день баронской четы начался задолго до завтрака. Малышка Гера, проснувшись раньше всех, желала начать свой день хотя бы с прогулкой вместе с родителями, раз уж маме с папой нужно будет в скором времени ехать в город, по каким-то особенным причинам. И пока Дитрих присматривал за дочерью, ведьма решила прислушаться к речи природы, однако и она оказалась немногословной.
«Остерегайся… будь осторожна… бди…» - за все время пребывания ведьмы в лесу простонали старые деревья, видевшие на своем веку не одно поколение одаренных магической силой мужчин и женщин, что правили лесами на свою суд в древние годы, а теперь лишь спасения себе искали.
Только чего и, главное, кого было остерегаться женщине? Если бы она только знала, пожалуй, сразу же отказалась бы от поездки в город на казнь. Осталась бы именно с той жемчужиной замка фон Грайфенберг, которой нужна была ее помощь. О, если бы она только могла заглянуть в будущее. Но, увы, увы, увы… знать наперед, что приготовила нам судьба, мы не можем, пусть даже этого могло спасти не одну жизнь.
Уже после завтрака, поднявшись в свои покои, женщина заставила себя забыться в объятиях любимого мужчины. Тем более, сделать это, когда он был полон решительности и пылал страстью, было не сложно, но бесконечно приятно. Но, после пары прекрасных мгновений наедине, чете пришлось спешно собираться, дабы к полдню оказаться на главной площади Грайфенберга. Баронесса в красивое платье, которое ей не так давно сшила портниха, при помощи Дитриха села в дамское седло, после чего баронской чете пришлось ехать туда, где уже был готов эшафот и собралась толпа.
Зрелище, от которого довольно гула толпа, ведьме не доставило и капли того удовольствия, на которое можно было рассчитывать ещё лет так пять тьму назад. Быть может она уже совсем разнежилась при добром муже, а быть может осознавала, что все это бессмысленно. Ведь все это было частью хорошо спланированного плана, только вот узнала Хелене об этом слишком поздно. Она подошла уже было к своей покорной лошади, когда их с Дитрихом окликнула Грета.
- Что ты здесь делаешь? – удивлённо спросила ведьма у служанки, что задыхалась после преодоленного пути к городу, в котором люд все ещё не успел разойтись. Из-за этого было все ещё шумно, однако рыжеволосая женщина быстро уловила суть рассказа верной служанки. Вот только под давлением собственных эмоций, ведьма не попыталась даже мыслить разумно. Боль в груди и злость от осознания всей картины, что пришла лишь только что к ней, заставила её прокричать что-то несвязное, пока её тонкие пальцы впились в льняную рубаху девчонки. – Ты не присмотрела за моей дочерью! Как ты смеешь ещё мне так спокойно об этом говорить?! Да я тебя… я тебя… - нет, она не смогла продолжить то, что начало выходить у неё из-под контроля. Прикрыв свой рот, женщина поспешила бросить взгляд заплаканных глаз на мужа, и ничего не говоря, усевшись на лошадь, погнала ее не куда-нибудь, а в лес, где должны были ещё остаться хоть какие-то следы…

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-24 22:34:32)

0

40

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Гера не успела испугаться... или понять что произошло, потому как ей в одночасье очень захотелось спать и ее глазки закрылись буквально сами собой. Когда девочка вновь открыла их, уже занимался серый рассвет и вокруг было очень-очень тихо... а еще вдоль дороги подымался молочно-белый туман - оглядевшись, Гертруда увидела что лежит на обычной деревянной подводе, вроде тех, что привозили припасы в замок ее отца. На козлах сидел возница, а рядом с девочкой сидела та самая женщина, что встретила ее в лесу.
Вот только теперь она выглядела совершенно иначе? Куда же делись все ее морщины и те жалкие лохмотья в которые она была одета? Сейчас это была миловидная молодая женщина, просто и аккуратно одетая - при ней была корзина, прикрытая куском холстины и крепко сбитая деревянная палка. Гера уселась на охапке сена и уже собиралась потребовать объяснений, но тут увидела что ее красивое новенькое платье тоже куда-то исчезло. Она была одета как дети из деревни, которых ей не раз приходилось видеть когда родители брали ее с собой в город или на прогулку.
-Кто вы? -поинтересовалась девочка, еле сдерживая слезы. -Зачем вы меня увезли? Я хочу домой, к маме...
-Я все тебе объясню, моя милая, как только мы будем в безопасном месте, -ведьма ласково улыбнулась Гере. -Не надо плакать, ты очень скоро вернешься к своей маме, я обещаю. Но сначала... сделаешь для меня кое-что очень важное.
-Но я хочу к маме сейчас.., -Гера не выдержала и расплакалась. -К маме, папе, Ринну и Эви... пожалуйста, отпустите меня...
-Ты можешь дать мне совсем немного времени, дорогая? -попросила ведьма, обняв девочку и прижав к себе. -Сколько же лет я ждала тебя... и наконец освобожусь, хотя мне очень хочется увидеть как Бойерн сгорит в огне моей мести. Я клянусь что ты вернешься к своим родителям, девочка моя, но прежде поможешь мне уйти с миром.
-Вы что умрете? -от неожиданности Гертруда даже перестала плакать и удивленно посмотрела на странную женщину. -Почему вы были старушкой, когда я видела вас в лесу? И как вы могли ждать меня... мы же незнакомы...
-Сколько вопросов... какой необыкновенно живой и пытливый ум, -ведьма рассмеялась, усадив Геру к себе на руки. -Я все тебе расскажу как только мы окажемся в моем доме. А потом твои мать и отец придут за тобой и ты поедешь домой... но они уже будут не в силах изменить твое предназначение. Стоило прожить не одну людскую жизнь чтобы стать свидетельницей того как на землях Баварии родится сильнейшая ведьма из всех что когда-либо существовали. И проклятым палачам придется склонится перед нею...
-А кто такая эта ведьма? И почему ее все будут бояться? -тут же переспросила Гера. -Мама читала мне сказки, где было волшебство... но оно всегда наказывало только очень плохих людей.
-Мое милое наивное дитя... благодаря своему отцу, ты еще не знаешь насколько плохими бывают люди. Но я уверена, что совсем скоро твоя матушка все тебе объяснит - ведь у нее будет намного больше времени на это чем у меня, -старая карга очень нежно и ласково пригладила взъерошенные волосы Геры. -Сейчас же, ты должна быть смелой.

...когда Грета вдруг выбежала на тракт и рухнула в пыль, трясясь от рыданий, Дитрих сразу понял что произошло что-то страшное. Толпа, оживленно обсуждавшая недавно свершившуюся экзекуцию, с удивлением наблюдала совершенно необыкновенную картину - госпожа баронесса, буквально слетела с коня, явно намереваясь ударить нерадивую служанку.
-Ты не присмотрела за моей дочерью! Как ты смеешь ещё мне так спокойно об этом говорить?! Да я тебя… я тебя.., -пока Грета продолжала отчаянно реветь, Хелене словно опомнилась и вновь усевшись в седло, ускакала вперед, не дожидаясь своего мужа. Прежде чем поехать за женой, Дитрих спешился и осторожно поднял Грету из придорожной пыли... когда рыцарь услышал что его дочь пропала, сердце стиснула поистине адская боль, но огромным усилием воли он заставил себя быть спокойным. Сейчас он должен решить что делать и где искать ребенка... и если позволит себе дать волю чувствам, то не сможет размышлять здраво.
-Простите меня, милорд.... умоляю.., -повторяла служанка, заливаясь слезами. -Я не думала что может случится что-то дурное... Гера попросилась прогуляться до опушки леса и там мы встретили эту странную женщину. Она сказала что заберет ее и я сразу хотела увести девочку... но не смогла. Я очнулась когда рядом уже никого не было...
-Что будем делать, отец? -поинтересовался Ринн, подойдя к барону. -Кем бы не была эта старуха, она не могла уйти далеко... но погода портится и поднимается туман. Надо спешить, если мы хотим напасть на след.
-Возвращайся в замок и поднимай караулы. Отправишь их на все дороги, -коротко распорядился фон Грайфенберг. -Богом клянусь, эта старуха пожалеет что посмела украсть моего ребенка!
Усевшись в седло, барон погнал своего вороного к лесу и вскоре оказался на хорошо знакомой опушке. Его жена сидела на поваленном дереве и держала в руках ленточку... ту самую что сегодня утром красовалась в волосах Гертруды.
-Ты ведь знаешь что произошло, не так ли? -подойдя к жене, Дитрих рывком поднял ее на ноги. -Может потрудишься объяснить мне, кто и зачем украл мою дочь?!!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Carmina Burana