Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Carmina Burana


Carmina Burana

Сообщений 41 страница 45 из 45

41

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
Колесо фортуны сделало свой новый поворот, однако он оказался не на пользу Хелене. В один момент ведьма могла потерять все то над чем работала все последние годы. Годы, которые провела рядом с Дитрихом и Гертрудой, их единственной и безмерно любимой дочерью, которая была единственной в сердце чародейки причиной, из-за которой она была готова отказаться от своей мести Бойернскому аббатству, при содействии которого было омертвлено не одну ведьму в местных краях. Она ведь поклялась отомстить, а тут она могла подставить собственное дитя, чего она не могла себе позволить. Аббатство не знало милости и жалости к ведьмам. Оно ловко выискивало виновных, которые не имели шанса преодолеть те испытания, которые перед ними ставились. И, главное, каждой из сожженных заживо ведьм в вину ставилась лишь их способность к магии. Никто не смотрел на то, как много добра могла сделать та или иная ведьма, однако всякая неизведанная сила, как считали в аббатстве, была от лукавого, и следовательно – подлежала уничтожению. Однако, нынче против огненно-рыжей ведьмы выступала ее сестра по духу и мощи, такая же ведьма, как и она сама. Старая ведьма была сильной и помнила те далекие времена, которые были задолго до рождения самой Хелене, не говоря уже об ее знатном избраннике, который провел свою супругу взглядом, прежде чем не расспросил служанку более спокойно о случившемся.
Вот только, какую цель преследовала старуха?
Если бы только Хелене знала…
Пожалуй, знай она ответ на этот вопрос, женщина не волновалась так сильно или же волнение и страх за дочь было бы еще сильнее. Порой незнание бывает столь тяготящим. Оно не давало ведьме думать рационально, однако она знала одно наверняка: ей нужно было сунуть в грудь старой ведьме кинжал при их встрече в городе. Вот только жаль, а с собой баронесса оружие не носила. И очень зря.
Слезы – слабость, которую принято не демонстрировать посторонним. И эту слабость ранее Хелене не позволяла себе, какой бы ни была сложной ее жизненная тропа. Да вот только сегодня ведьма не могла удержать ни единой слезинки при себе. Они градом начали стекать по ее раскрасневшимся щекам и из-за них она едва ли разбирала дорогу до того зачарованного леса, в котором не единожды гуляла сама и брала с собой на прогулку свою маленькую озорницу. Вспоминая о тех былых днях, когда теплая ручка маленькой пытливой дочери находилась в ее, сердце с горечи туго сжалось в груди. Вытерев свое лицо тыльной стороной ладони слезы со своих щек, баронесса, шмыгнув носом, спешилась и слезла со своего коня.
Вокруг в лесу было мирно и тихо, как всегда. Словно бы ничего и не случилось здесь и на этом месте совсем недавно. Вот только баронесса чувствовала присутствие знакомой магии, что лишила Грету и Геру сознания, погрузив их обеих в сон на время. И, если Грета уже проснулась и нашла барона с баронессой, стало быть и маленькая Гера тоже открыла свои глазки. Вот только, что видели маленькие глазки любимой озорницы? Где она была? Ведьме хотелось закричать, словно раненному зверю, однако именно в этот момент она заметила яркую ленту, которую служанка вплела в волосы баронской дочери сегодня. Это была та самая лента, которую Дитрих купил для своей дочери, и которая так нравилась Гертруде. Опустившись на колени, Хелене подняла ленту, вот только не торопилась подниматься вновь на ноги. Боялась, потеряет равновесие…
Хелене ощутила приближение Дитриха еще задолго до того, как его конь фыркнул недовольно где-то позади нее. И, как только мужчина преодолел расстояние между ними, ведьма подняла на него свои светлые глаза.
На что она надеялась тогда? Уж не понимания она ожидала от мужа своего получить. Страх перед неизведанным – вот именно то, что она видела и чего ждала от своего барона, который в один момент заставил ее подняться на ноги. Могла ли она винить его за такую резкость? Определенно, нет. Сама бы убила Грету, что не усмотрела за их дочерью, вот только эта жертва была совершенно лишней. В прочем, она порядком напугала служанку своим далеко не деликатным поведением, от чего и вполне нормально отнеслась к подобному в свой адрес.
- Да, я знаю то, что нашу дочь украли, когда она вышла на прогулку, - слегка всхлипнув, ответила ведьма, не отводя своего взгляда от глаз мужчины. – Но, мне не известно зачем это сделали, хотя у меня и есть догадки, большинству из которых лучше было бы оставаться догадками, - добавила она тихо, аккуратно высвободившись из рук Дитриха.
- Ты не думал, Дитрих, о том, что все в нашей жизни взаимосвязано? – обратилась она к мужу. – Пять лет мы провели в покое, не зная ничьих нападок, как вдруг сосед решает напасть на тебя… а потом, я встретила одну старую знакомую, чье появление меня насторожило еще больше, но я снова не допустила мысли связать все это вместе, - добавила она также тихо, не выпуская из рук ленту дочери. – Она хотела наше внимание приспать и ей это удалось. Она отняла у нас самое ценное и за это заплатит, - ведьма остановилась, поймав не понимающий взгляд мужа и позволила себе грустно усмехнуться. – Я думала, мне не придется тебе сказать то, что ты сейчас услышишь, Дитрих. Я – ведьма, как и наша дочь. Как и твоя мать. И украла ее такая же ведьма, как мы. Но, если ты сейчас уйдешь в замок – я все пойму. Отвернись от нас, и ты спасешь свою душу – это обещает аббатство. Вот только если ты уйдешь сейчас и предашь нас аббатству – я этого не пойму и не прощу, как бы сильно тебя не любила, Дитрих, - сказав обо всем, Хел с одной стороны полегчало. Но, с другой стороны, теперь от решения барона зависела вся ее дальнейшая судьба. А в прочем, и не только ее. Их дочери, а также самого Дитриха зависели именно от слов мужчины, который мог явно что-то не так понять.

+1

42

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Дитрих многое повидал на своем веку и справедливо считал что его мало чем можно удивить... однако слова любимой жены заставили его замереть на месте, вспомнив давнее и печальное время, о котором он так долго и старательно пытался забыть. Правда обычно бывает беспощадна и жестока - словно предательский удар кинжала, который невозможно предугадать.
Он замер на месте, будучи совершенно растерянным... а память услужливо показала ему картинки давнего прошлого - тот самый день, когда погибла его мать. Тогда будущий барон был еще слишком мал чтобы понимать что о ней болтают, ведь для него она была самой лучшей, любящей и прекрасной женщиной. Едва проснувшись в то утро, баронесса пришла в комнату своего единственного сына и нежно обняв его сонного, произнесла весьма странную фразу...
-Я не позволю тебе умереть... я все сделаю чтобы ни один вражеский меч или подлая рука предателя не причинила тебе вреда... и мне наплевать на последствия! -прошептала Мария, прижав к себе своего пятилетнего сына. -Пусть они все узнают и делают со мной все что хотят... но я сделаю то что должна!
-Госпожа, что с вами? -испуганно поинтересовалась няня, увидев слезы на глазах баронессы. -Что-то случилось??
-Мне было ужасное видение... мой мальчик истекал кровью в далеких землях за морем, -Мария вновь тяжко вздохнула, обнимая сына. -Но будущего еще нет... так что я смогу переписать его судьбу, даже если придется дорого заплатить за это....
-О чем вы, госпожа? Это был всего лишь сон... и наш Дитрих еще слишком мал чтобы думать о войне, -няня улыбнулась, постаравшись успокоить баронессу. -С ним не случится ничего дурного...
-О да... я клянусь в этом собственной жизнью! -ответила хозяйка замка Грайфенберг и когда сынишка обнял ее, нежно улыбнулась. -Никто и никогда не сможет причинить тебе вреда, слышишь?
Дальнейшие воспоминания у Дитриха были весьма смутными... но он помнил как матушка в этот же день повела его в ту самую хижину, которую он показывал Хели, а потом и своей дочурке. Кажется там он крепко уснул, а когда проснулся, то оказался уже в замке и узнал что был в горячке несколько дней... и пока продолжалась его болезнь, Мария умерла. Отец отказался что-либо объяснять и привычный мир в одночасье изменился для будущего рыцаря, ведь теперь рядом не было той, что всегда любила его больше собственной жизни.
Фон Грайфенберг мог лишь тяжко вздохнуть, выслушав любимую жену... сейчас судьба их маленького и уютного мира была в его руках. Подумав о матери, он понял насколько нелегко сейчас далось Хелене ее признание - и неужели она могла подумать, что он способен выдать ее и собственную дочь церковникам?
-Ты говоришь что любишь меня... но в то же время настолько низко судишь, Хели.., -тихо сказал Дитрих, сделав шаг вперед и положив ладони на плечи жены. -За тобой и Герой я пойду даже в ад и тебе давно это прекрасно известно - я не откажусь от вас, так же как никогда не отрекся бы от своей матери. Мир стал для меня серым и пустым, когда ее не стало... и мне все равно, кем она была в действительности! Я преданно и верно любил ее и больше собственной жизни люблю тебя и нашу дочь. Мы сейчас же поедем ее искать и перевернем всю Баварию если будет нужно... а когда найдем похитителя, то его ничего не спасет.
Барон обнял жену, а затем повел ее в замок, где отдал несколько распоряжений своему сыну. До возвращения своего отца, Ринн должен был править всеми его землями и распоряжаться военными силами по своему усмотрению. В погоню за неизвестной старухой, Дитрих не стал брать с собой своих верных солдат, чтобы не привлекать лишнего внимания - пусть похитительница считает что на время оказалась в безопасности. Она не могла далеко уйти и какие-либо уловки не помогут ей спрятать ребенка - а еще, для нее же лучше чтобы Гера была жива и здорова, когда ее найдут. В противном случае адский огонь покажется старой карге детской забавой...
-Нам нужно какое-то определенное направление, -повернулся фон Грайфенберг к своей жене, когда их кони вылетели на первый перекресток четырех дорог. -Ты можешь его определить? Туман становится все плотнее и скоро начнет темнеть...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-03-28 23:43:23)

+1

43

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]
Верно говорят: чужая душа потемки. И пусть ты живешь душа в душу со своим любимым человеком, порой не можешь знать, что тревожит его душу. В нее ведь не пробраться даже с помощью магии, которая открывает, пожалуй, многие двери, помимо этой. При помощи магии можно, пожалуй, поставить на колени весь мир! Вот только сердце пленить истинной любовью магия не способна. Да, есть много способов, которые связывают совершенно разных людей в занятные пары, вот только они не связаны душевно, той тонкой нитью любви, которую магия сотворить так еще и не научилась. И сейчас, глядя на своего супруга Хелене с замиранием сердца предполагала, какой же выбор сделает его сердце – будет ли оно настолько сильно привязано к ней и дочери? Ведь только что он был настолько резок, что она засомневалась… Да, ведьма допустила мысль о том, что ее любимый муж отвернется от них, дав возможность взять верх всему тому, чему ставила превыше всего церковь.
Но, кажется, женщина поторопилась в своих выводах?
Когда Дитрих заговорил, Хелене ощутила, как глаза защипали не прошенные слезы. Да, она так давно уже не плакала, как этим днем, а потому сжав руки в кулаки, приказала себе не плакать. Пусть бы то были слезы облегчения. Она желала быть сильной и смелой в глазах любимого барона, который в прочем и не потребовал больше объяснений от своей супруги. Правда, еще не вечер? В первую очередь, им предстояло найти дочь, а тогда уже можно было объясниться относительно других нюансов. Верно, вот только было сейчас не до них.
- Я не сужу, любовь моя, - покачала она головой, ощутив на своих плечах крепкие руки супруга. – Я… знаю, что так было бы правильно. Для тебя и для Ринна, - добавила она, прежде чем уткнуться в грудь барону и дослушать его до конца. Уж тут она не смогла сдержать слезу облегчения. Ведь теперь ей не придется выдумывать никаких отмазок тому, что собиралась делать в тот или иной раз, когда направлялась в сторону заколдованного леса с его таинственными и мрачными болотами.
В лесу и правда больше нечего было искать. Остатки магии все больше таяли с тем каждым мигом, за который густой туман начинал возрастать и подниматься из стороны болот. Скоро он возьмет в тесное кольцо замок, а также его окрестности и пусть в этом тумане не было какого-либо зла, Хелене прекрасно понимала, чем там пугал он местных жителей. Все-таки этот туман порой играл в злую шутку с теми, кто осмеливался продолжать свой путь ночью под покровом тьмы. И на этот раз баронессе с бароном предстояло также стать такими же путниками.
Пока Дитрих раздавал указания слугам и отдавал распоряжения Рейну, ведьма переоделась в менее вычурную одежду в тон своих волос, на подобии того самого платья, в котором и явилась в замок пять с лишком лет тому назад. Покрыв капюшоном голову, Хелене дожидалась мужа неподалеку, мысленно перебирая варианты того, куда же могла спрятать Геру старая ведьма, в точности, как и то, что же понадобилось злодейке у маленькой девочки. Конечно, вариантов было более чем достаточно и каждый давал фантазии развиться в совершенно не нужную сторону.
«Надеюсь, она не задумала приносить ее в жертву…» - прежде чем Дитрих повернулся к ней, подумала было Хелене. «Тем не менее, сегодня пасмурно, месяца не видно – ей придется подождать,» - тут же нашла верное оправдание женщина. Все-таки у них есть шанс! И этот шанс, эта надежда окрыляла ее.
Они выехали с замка вдвоем. Могли, конечно, взять с собой еще кого-то, вот только потом объяснять гвардейцам некоторые вещи наверняка было бы проблематично. Да и что может гвардеец и его меч против ведьмы? Нет, ничего не могут. Тут нужна такая же сила, сила ведьмы, ее магия. И тут они с Дитрихом могли выстоять против старухи.
- У меня есть один вариант, Дитрих, - ответила ведьма, приостановив своего коня, тем самым оставшись позади мужа. - Я могу сделать так, чтобы нас привела сама наша кровь к дочери, однако это темный ритуал, ведь он отнимает жизненные силы с каждым своим использованием, - произнесла она, прежде чем соскочила со своей лошади.[b/ - Мне кажется, ведьма знает, что я прибегу к этому способу, поэтому постаралась найти хорошее укрытие… И все-таки так к рассвету мы ее найдем,[/b] - добавила она, подойдя к мужу. – Дай мне свой кинжал, - потребовала она у барона, протянув ему свою руку. И, как только в ее руке оказалась прохладная рукоятка кинжала, ведьма, не теряя зря времени, начала произносить слова заклятия. Она описала круг, не выпуская из рук кинжал, который в этом танце имел свою роль – им она описала полумесяц, прежде чем острием прикоснулась к своей ладони, из которой начала течь алая кровь. Собрав кровь в небольшой сосуд, который был также при ней, женщина поднесла его к разным сторонам того перекрестка, на котором дороги расходились в четыре разные стороны.
- Нам сюда, - указала она, обнаружив, как ярко засветилась кровь в пузырьке, который и передала мужу в руки, чтобы иметь возможность сесть на свою лошадь. - Он светится, когда мы на правильном пути, - произнесла она, кивая Дитриху, ехать.

Отредактировано Tony Danziger (2016-03-28 00:36:25)

+1

44

[NIC]Дитрих[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/28QTD.jpg[/AVA]
Гере впервые в жизни было очень страшно... ведь ей никогда еще не приходилось расставаться с родителями или родным замком до недавнего времени. Девочке очень хотелось плакать и она надеялась что странная женщина сдержит свое слово и отпустит ее к маме. Они приехали в Шондорф, когда уже совсем стемнело и за несколько серебряных монет ведьме удалось уговорить одного из рыбаков перевезти ее с ребенком на другой берег озера. В городе даже ночью продолжались работы по разбору завалов - многие дома выгорели дотла и теперь их оставалось только снести. Так что за всеми этими заботами, городские стражники лишь мельком обратили внимание на молодую женщину с маленькой дочкой, что хотела переправится через озеро Аммер.
-Я боюсь.., -тихо сказала Гера, прижавшись к ведьме, когда рыбацкая лодка отчалила от берега. Огни города становились все дальше и дальше и вокруг была лишь черная и холодная вода - ночь была безлунной, а озеро спокойным точно поверхность большого зеркала по которой медленно полз туман. -...хочу домой...
-Не бойся, дорогая - это всего лишь ночь. Тебе незачем страшится тьмы, ведь скоро тебя будут бояться, -улыбнулась старая карга, обняв девочку. -Утром за тобой приедет твоя мать, так что потерпи еще немножко?
-Правда? -Гера удивленно посмотрела на ведьму. -Вы меня не обманываете?
-Я хорошо знаю Хелене, -усмехнулась старуха. -Она всегда была умнее и сильнее многих из нас... а главное, ей не занимать смелости. Для нее не составит никакого труда найти тебя, дитя мое, так что даже и не сомневайся - утром ты увидишь ее и своего отца. Но еще раньше мы попрощаемся навсегда.
-Я ужасно соскучилась по папе и маме... папа обещал купить мне лошадку в городе, -мечтательно произнесла Гера, но услышав последние слова своей спутницы, испуганно посмотрела на нее. -Почему вы так говорите? Я не хочу чтобы вы умерли...
-Ничего не поделаешь, мое время на исходе, а твое только начинается, -ведьма улыбнулась, пригладив волосы девочки. -Я счастлива, что встретила тебя, моя милая и храбрая девочка. Не горюй обо мне, я пожила достаточно и ни о чем не сожалею.
Оказавшись на противоположном от города берегу озера, старуха приняла свой истинный облик и взяв за руку Геру повела ее по старой дороге, что вела на болото. Именно там, среди болотных топей и стояла ее старая лачуга, окруженная кольцом защитных камней. Силы стремительно покидали ведьму, но по счастью она позаботилась обо всех приготовлениях заранее - на деревянном полу были нарисованы два колдовских круга. В один из них, старая карга и усадила Геру, дав ей в руки старинную книгу в потрепанном кожаном переплете.
-Это мой последний дар тебе, -сказала старуха, усевшись во втором круге. -Сейчас ты должна будешь сказать что принимаешь его... и тогда я наконец смогу стать свободной.
Гертруда испуганно прижала к себе книгу, словно любимую игрушку и кивнула - этот странный дом пугал ее и будто в самом воздухе было что-то непонятное и страшное... Но это было еще только начало - по слову ведьмы в лачуге зажглись свечи и ярко вспыхнул очаг, а предметы начали двигаться. Круг что был нарисован на полу начал светится бледно-зеленым огнем и Гера зажмурилась от страха - ей очень хотелось снова заплакать, но она не смогла...
-Я спрошу тебя сейчас и всего один раз, дитя. Принимаешь ли ты мой дар? -донеслось до ушей Геры и открыв глаза, она увидела что старый дом начал разваливаться на глазах, словно став жертвой сильнейшего штормового ветра. Обломки стен, домашняя утварь, листки бумаги и прочие предметы кружились вокруг девочки в поистине безумном вихре, тогда как круг в котором она сидела горел все ярче и ярче.
-Да! -крикнула Гера, вцепившись в книгу что была у нее в руках. -Я не хочу чтобы вам было плохо... и больно...
Девочка явственно услышала тихий вздох и в тот же миг оба круга исчезли, а ей нестерпимо захотелось спать. И если бы в этот самый момент на болотах очутился случайный прохожий, то увидел бы поистине странную картину - ребенок, сладко уснувший среди обугленных развалин старого дома...

Тем временем, Дитрих и Хелене скакали по старому тракту всю ночь и перед самым рассветом приехали в Шондорф. Один из наблюдательных стражников рассказал барону, что видел возле пристани молодую женщину с маленькой дочкой - та искала как переправится через озеро. Но даже если бы никто не сказал фон Грайфенбергам об этом, они бы не ошиблись с выбранным направлением...
-Надеюсь что у этой старухи хватило ума не причинить вреда Гере, -тихо сказал барон, после того как вместе с женой уселся в лодку. -Но в любом случае, она умрет, будь она даже сотню раз ведьмой.
Пузырек что дала Хели светился все ярче и ярче, пока они шли по старой лесной дороге - а когда вышли на болото, лопнул в руке Дитриха и осколки его мгновенно истаяли в воздухе. Оглядевшись, он увидел в молочно-белом тумане черную обугленную дотла трубу от дымохода...
-Хели... посмотри туда...
Самые ужасные предчувствия стиснули сердце барона словно пыточные клещи. А что если старуха... убила Геру? Огромным усилием воли он заставил себя идти дальше, пока не оказался рядом с защитным кругом камней, что охранял теперь лишь обугленные огнем развалины...

+1

45

[NIC]Хелене[/NIC]
[STA]местная ведьма[/STA]
[AVA]http://got.f-rpg.ru/img/avatars/0012/ee/12/104-1430057542.png[/AVA]Далеко не каждый осознает, в чем именно состоит сила ведьм, которые так пугают простых жителей и церковников. Все-таки для большинства достаточно только пары фокусов и хороших познаний в приготовлениях отваров, которые, естественно же, умеет готовить каждая уважающая себя ведьма. Странно, не так ли? Можно быть не самой сильной ведьмой, но отдать жизнь просто потому, что в твоем арсенале были познания в том, что было доступным даже далеко не одаренным людям. И не обязательно даже взывать к стихии или духам, не обязательно заглядывать в будущее или в прошлое…
Не обязательно связываться с лукавым, пусть даже, по словам церкви, погрязшей и без того в грехах, эта сила была именно от дьявола. Будто бы добрый бог не мог позволить кому-то обладать силой, которая могла бы облегчать тяжкое бремя обыденных дней для простых крестьян. В любом случае, об этом не единожды еще заговорят, в то время как мысли рыжей ведьмы были заняты совершенно иным. Ее ребенком. Ее силой и слабостью одновременно.
Да, именно силой, ведь именно Гере женщина намеревалась вручить свои познания и силу, когда наступит ее время, а до этого научить всему тому, что научилась за многое время своего не простого жизненного пути, на котором у нее случались, как взлеты, так и падения.
Да, именно слабостью, ведь именно маленькая Гертруда заставляла ведьму чувствовать себя уязвимой, как никогда. И эту слабость она ощутила лишь только после появления на свет малышки, которую она обязана была оберегать и защищать от всего того, что могло угрожать ей. Вот, как сейчас. 
Кровь в пузырьке, который сжимал в своей руке Дитрих, мерцала, становясь то ярче, то темнее, когда они, не жалея лошадей, гнали туда, куда указывала кровь. Оба родителя молчали, беспокойно переглядываясь друг с другом, пока кони несли их в нужном направлении – туда, где находилась маленькая Гера, их любимая дочь и лучик в окошке дней, которые без присутствия этого живого и беззаботного ребенка были бы совершенно пустыми. Но, когда барон с баронессой оказались в городке, который еще не так давно стал мишенью соседа Дитриха, перед глазами Хелене будто бы предстала вся картина того плана, который проделала ее старая знакомая. Она поняла, что не зря ей показалось странным оживление именно в этой области. Она осознала, что не спроста фон Грайфенбергу пришлось покинуть замок именно в тот день, когда она повидала старую ведьму… это все ведь мыло ее умыслом, ее планом, который сработал. Вот только догадаться о том, зачем все-таки понадобились ей эти трудности, Хел пока не могла понять. Все-таки огненно-рыжая ведьма не подумала о самом очевидном варианте.
- Она не осмелится причинить ей физический вред, - скорее с надеждой, нежели с уверенностью произнесла Хелене в ответ мужу, когда они погрузились в лодку. Все-таки до конца быть уверенной ей не давал, во-первых, страх за дочь, а во-вторых, не простое время, в котором оказались, как одаренные магией, так и бездарные. Как бы там ни было, а в своей мести обычным смертным ведьмы были готовы порой на самые странные и ужасные вещи. И Хел надеялась ,что ее дочь не попадет под раздачу. – Для магического вреда у нее не достаточно сил – отсутствие луны убавляет силу  и возможности, - намного тише добавила она так, чтобы извозчик не разобрал ее слов.
Конечно же, ведьма не сомневалась в намерениях мужа и даже не собиралась противостоять ему, защищая свою давнюю подругу. Как бы то ни было, а подругами они перестали быть в тот момент, когда ведьма покусилась на самое дорогое, что было у Хелене. Когда сосуд с кровью треснул в руках барона, рыжая ведьма оглянулась по сторонам, надеясь рассмотреть, где же находится их цель. И пока ведьма опустила взгляд на кровь, что медленно начала тянуться в ту сторону, в которой и находилась малютка, в жилах которой текла кровь ее матери, Дитрих уже обнаружил кое-что. Именно туда и направилась баронская чета, уже вскоре обнаружив искомое.
На какое-то мгновение сердце Хелене остановилось. Она испугалась за дочь, как никогда в жизни, заметив, как она лежит, а ее глаза были закрыты. Однако сила, что все еще ощущалась вокруг, говорила о том, о чем Хел даже не подумала. Такого ведь не делали уже сотню лет!
- Гера, доченька, - выдохнула ведьма, опустившись на колени перед дочуркой, в руках которой находился гриммуар ведьмы, что отдала всю свою силу маленькой дочери ведьмаков.
- Мама, ты приехала за мной? – сонно щуря глазки, Гертруда мило усмехнулась своей матери, как делала это, порой просыпаясь во время безмятежного сна. – Та тетя обещала ,что ты за мной приедешь, а я так боялась, что вы с папой меня не найдете, - добавила девочка, на что Хелене оставалось только покачать головой.
- Мы с папой нашли тебя и больше не спустим с тебя глаз, - особенно теперь, когда в ее жилах течет такая сила, обуздывать которую придется начинать уже завтра.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Carmina Burana