Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда врач больше, чем мужчина в белом халате


Когда врач больше, чем мужчина в белом халате

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Jackson Jones, Anastasia Shilova
Место: госпиталь св. Патрика
Время: конец апреля 2015
Время суток: ночь
Погодные условия: довольно тепло + 15, небо ясное и видны звезды
О флештайме: Дневные, хотя в большинстве своем, ночные посиделки с врачом могут привести к не врачебным отношениям.

+2

2

Знаете, как появляются любимые и не любимые месяцы? А дни? Да, даже целые года, что состоят из трехстах шестидесяти пяти дней. Это может быть твой день рождение. Месяц, когда ты встретил свою любовь. Или когда в течение года у тебя столько хороших, положительных моментов, что ты не помнишь плохих. Или это может быть смерть твоих близких. Так вот после того, как пришла из комы, поняла одну вещь. День, месяц или год. Для меня стала ненавистна вся жизнь. Вся, начиная с рождения.
Это не просто громкие слова, просто каждый раз, когда умирал человек, мне казалось из-за меня. Сначала бабушка не выдержала отношений моих родителей. Вы можете сказать, я то, каким боком могу быть виновата. Их любовь привела к смерти бабушки, а так же ко мне. Стечение обстоятельств и все же. Потом меня украли. Долгие, тянущиеся часы пятилетним ребенком я сидела и, буквально вбило в голову, что ни будь меня, не было бы и похищения. Родители бы не переживали, не беспокоились. И не важно, что это папа где-то насолил русской мафии и сам был им когда-то. Если уж женская логика не предсказуема, что можно говорить о детской?
А дальше, больше. Странная и не правильная смерть папы. Все понимают, что это убийство, но доказательств не было. И виноват кто? Конечно, я. Что-то сделала не так в заключение, за что и убили папу. Странно, но что может твориться в голове ребенка, что может думать девочка десяти лет, которая была папиной девочкой? Ведь даже лучшие врачи не смогли переубедить ее. Говорят нельзя бежать от проблем. Но, видимо, это мы с мамой и решили, сделать, когда переехали в Сакраменто. И тот факт, что я была вместе с мамой в машине, и она погибла, а я нет. Только укрепила веру, что я причина всем смертям.
Но знаете, девушку, девочку легко развеселить, и поднять настроение только дай ей то, что нужно. Отдушиной для меня были танцы. После комы узнав, что мамы нет, несколько суток не говорила. Потом меня, куда-то перевозили. Много спала. Очнулась в коридоре в одной из клиник города. И мир жестко показал свою реальность. А главное жива и должна с этим жить.
Сложно довериться людям, которых видишь впервые. Даже если врачи. И уже успели убедиться, что американское здравоохранение намного лучше российского. Но продажных людей всегда хватало. И во всех странах и городах.
Мне, видимо, везет на таких людей. Не часто, но бывает. Но больше всего убивает, что человек пользуется твоими слабостями. Я, наверно, только пришла в себя, как  молодой человек, что стоял рядом с картой. Сказал, что меня могут перевести в более комфортные условия, нужно только денежку заплатить. Как? Ведь я только пришла в себя!
Но знаете, мир не без добрых людей, и даже здесь в этих белых стенах есть люди, с которыми можно хотя бы поговорить и не сойти с ума. Но к Джексону успела даже привязаться. Может от того, что именно он увидел сломленного ребенка одной ночью. А может, и скорее всего, что он знал мою маму. И изначально многие наши разговоры были о ней. Но потом я сама начала расширять наше общение. Говорить все время о маме было тяжело. Особенно если не можешь, встать и поехать на кладбище.
Даже были мысли о самоубийстве. Но разговоры спасали. А еще ночные прогулки. Это как попасть в другой, параллельный мир. Там, где нет капельниц, таблеток, растяжек, магнитов и всей прочей атрибутики моего заключения. Порой казалось, что знаю, сколько капель должно упасть, чтобы очередное лекарство закончилось.
Меня больше всего беспокоили ноги. Ходить могу, но колени болят и много ходить запрещают. Хотя когда дежурит мамин коллега, мы оба плюем на запреты. А еще он попросил его обучать танцам. И кто из нас еще ребенок? Мне ходить много-то нельзя, а он врач, предлагает обучать его.
С такими противоречивыми мыслями дошла до ординаторской и так же без шумно подошла к столу, присаживаясь на уголок.
- Слушай, что так много пациентов, что ты до сих пор не пришел ко мне? – спрашиваю нахально и беря яблоко со стола, и откусывая его.
Это днем я могла хандрить. А ночью все было по-другому. И без маски была, могла смеяться и улыбаться. Особенно если спать не нужно.  Вот сколько раз говорила, что готова забрать способности вампиров и тогда у меня было бы все 24 часа в сутки. Хотя, сейчас это довольно противоречиво.

+2

3

Казалось бы, как много может выдержать человек. Эта девочка в свои шестнадцать лет уже выдержала и пережила столько, что спокойно могла бы дать ору любому взрослому. Джексон не был хорошо знаком с Екатериной, матерью Насти, которая когда-то работала в их больнице на должности помощника анестезиолога, да им приходилось общаться с ней по работе, но не более того. Все что мужчина знал о ней и ее личной жизни, были лишь перешептывания младшего медицинского персонала, да сплетни. Однако, когда в больнице узнали о трагедии и девочку доставили в отделение, доктор Джонс безошибочно узнал Настю, которая была вылитой копией матери. Джексон был в первой хирургической команде, которая оперировала Шилову младшую, и врачи сделали все возможное и невозможное, чтобы не оставить девочку инвалидом и спасти ей ноги.
Джакс не знает, почему начал с ней общаться, возможно, потому что знал каково это, терять близких, друзей, членов семьи и винить в этом самого себя. «Ах, если бы я был боле внимательным, то Уильяма бы не подстрелили» - думал он когда-то. «Если бы я настоял на своем в тот раз, и не дал своему отцу сесть на байк в пьяном виде, он остался бы жив». Да просто это жизнь, где люди умирают, и нет в этом нашей вины. Этому вас не научит ни один психолог, никто не скажет это так, как то кто уже пережил нечто подобное. С тех пор прошло уже довольно времени, Настя поправилась, начала есть, пить, говорить и даже ходить. Шаг за шагом, крупица за крупицей, ему удалось вытащить девочку из ее транса, снова вызвать в ней интерес к жизни, к ее любимым занятиям, танцам.
Джонс никогда бы не подумал, что заниматься танцами – это так сложно, и столько всего в голове нужно держать в этот момент. Казалось бы, что сложного научить взрослого мужчину танцевать, но именно это заставило ее снова подняться с постели. А еще были ночные прогулки, каждое ночное дежурство Джакс брал ее с собой, и они гуляли по отделению или выбирались на крышу, однажды он даже арендовал телескоп на ночь, чтобы показать и рассказать ей о далеких созвездиях. Это было лучше, чем если бы каждый из них вздрагивал ночью в своей кровати от собственных кошмаров.
– Слушай, что там много пациентов, что ты до сих пор не пришел ко мне? – прозвучавший женский голос вырвал мужчину из лап сна, ему показалось что он задремал всего на секунду, а на самом деле прошел уже час. Настя взяла со стола специально приготовленный для нее фрукт и надкусила его.
– Да нет, просто на минутку склонило в сон, тяжелый выдался денек, сложная операция, - поднявшись со своего рабочего места, Джексон поправил свой халат и привел себя в надлежащий вид. Поставив свою руку на пояс таким образом, чтобы его пациентка смогла опереться на него при ходьбе, он сказал, - давай сначала пройдемся немного, чтобы я окончательно проснулся.
Пока они прогуливались по отделению, мужчина рассказал своей юной барышне о подробностях прошедшей операции, о том, что произошло днем в отделении, пока Настя спала, и плавно перешел на тему звезд и ночного неба, и о том, как было бы здорово потанцевать на крыше, под открытым звездным небом. Успешно миновав технический этаж (тут мужчина нес девочку на руках), от которого у Джакса почему-то были ключи, парочка поднялась на крышу, где большая луна, как в сказке, освещала все пространство вокруг.
– Только давай ты веди, я еще не совсем освоился. – сказал он ей, прежде чем начать.

+1

4

Мне все больше и больше нравилось общаться с этим взрослым человеком, мужчиной и доктором. С ним было интересно. И в какой-то момент поймала себя на том, что не один парень не интересовал меня на столько, как смог заинтересовать этот взрослый мужчина, который годится мне в отцы. Хотя папочка то и был старше порядком. «От мамы перешла привязанность ко взрослым мужчинам?» - усмехнулась своим мыслям.
Мы тогда уже начали свои некоторого рода уроки по танцам, когда обратила внимание на Джакса не как на врача или друга, но и как на мужчину. Хотя пока мы больше развлекались и общались вполне дружески. Сначала мне казалось, это не правильным. Вообще-то мне все казалось не правильным, как только пришла в себя. А то, что мне один врач сказал, что о танцах можно забыть, повергло в такой шок, что когда Джакс предложил обучить его танцам, готова была убить. Тогда впервые на него на кричала, а перед этим дала ему звонкую пощечину.
Но теперь определенно ему благодарна. Если с ним я смеялась больше, то ночью без него изнывала от боли, заставляя ноги делать сложнейшие па. Заставить ноги делать все, что делали до аварии. Врачи это видели, но не понимали, что происходит. Утром я была разбитая, мышцы ныли, ноги распухшие и ходить порой вообще не могла.
Истязать себя физически всегда была для меня привычнее, а сейчас это отвлекало от душевной боли. Но сейчас это было совершенно не то, что в зале. Не тогда, когда я делала первые шаги. Сейчас было все намного сложнее. Заходить второй раз в воду, зная, что одной руки нет не только сложно, но и опасно. Помимо боли, еще и страх все время. Если раньше я испробовала свои возможности, то сейчас будто ходила по разгоряченным углям.
Сейчас аккуратно ступая, шла с мужчиной под руку по коридорам больницы. Легкие и пушистые тапочки не издавали звуков. Да и голос был почти один, и именно он отражался от серых стен госпиталя. Мне нравилось слушать Джакс, как нравилось слушать маму о ее работе. Себя ни когда не видела в медицине, ни разбиралась в ней. Даже биология и химия мне не дается. Часто с мамой делала заданиям по этим предметам. Но слушать любила. Ему бы лектором быть в колледже.
- Танцы на крыше? Ты точно хочешь моей смерти, - усмехнулась. – Явно хочешь меня на что-то испытать, признайся! – журила.
Изначально говорила с ним хоть и открыто, но на вы. Подчеркивала разницу между пациентом и врачом. Но когда смылась эта невидимая черта, даже не смогу сказать. Я понимала, что мужчина взрослый, но для меня это определенно не было преградой для общения.
Оказавшись на крыше, в первое мгновение захотелось тут же подбежать к краю и посмотреть вниз. И даже сделала резкие движения вперед. Но остановил меня далеко не страх высоты, а страх поскользнуться, потерять ориентацию. Упасть и даже просто оказаться коленями на полу не хотелось. Ноги стали слишком важным звеном в моем организме.
- Ты же знаешь, вести я не умею. Я парный танцор, а в них ведут мужчины. Но посмотрим… - облизнула губки, и развернулась, вставая напротив мужчины. – Чтобы сегодня такое с тобой испробовать, - усмехнулась.
Положила его ладонь мне на спину, а сама положила свою руку на его локоть, едва касаясь плеча мужчины. Да разница в росте слегка мешает, но не то, чтобы напрягало.
- Сейчас ты должен будешь перемещать ноги так как скажу… И смотри мне! Только попробуй на ноги наступить. Здесь только я могу… - рассмеялась. – Так и с левой ноги… вперед… в сторону и назад… назад, назад и красиво ножку поставить… -  засмеялась смотря на его грудь, когда сделала с ним полукруг.
Мои движения были изящными, мягкими и пластичными, но не совсем четкими. Почти не поднимала ноги, хотя сами движения были совсем не сложными. Но даже в таких элементах боялась сделать не так, все-таки партнер далеко не профессионал, а значит положиться на него сложно. И не тем самым не показать слабость, если будет боль.
Легкий ночной ветерок обвивал обнаженные руки и забегал под топ. А ноги были полностью прикрыты пижамными штанами. Шорты одевала, но пока чувствовала себя не совсем комфортно, видя ноги с синяками и шрамами.

+1

5

Любой вид танцев полезен для здоровья – это вам каждый медик скажет. Танцы способствуют поддержанию мышц опорно-двигательного аппарата в тонусе, а так же благотворно влияя на всю кровеносную систему, нормализуя работу сердца, насыщая все органы кислородом и укрепляя стенки сосудов, делая их более крепкими и эластичными. В случае с Настей, танцы были еще и способом вывести ее из депрессии, оторвать от больничной койки и мира, где она потеряла всю семью и осталась сиротой, чтобы затем она смогла встать и взглянуть на все уже другими, не детскими глазами. Кружась сейчас в ритме танца, Джексон вспомнил, как получил по физиономии этой изящной, маленькой ручкой, которая сейчас лежала на его плече. Поверьте – это был далеко не первый и не последний случай в его жизни, когда девушки таким образом выражали ему свою благодарность, за хорошо проделанную работу, и дочка его бывшей коллеги не стала для мужчины исключением. С детства не обделенный женским вниманием, Джонс немного разбирался в тонкостях их психологии, объясняя и давая определения их поступкам, и совсем недавно он начал замечать как со временем изменилось к нему отношение Насти. Не было больше границы «врач-пациент», а понятие «друг» вскоре переросло в нечто большее. Маленькая Шилова была еще ребенком, который только начинал взрослеть, став для нее другом и возможно единственной опорой в это тяжелое для нее время, доктор не заметил, что стал привлекать ее не только как врач, и он подозревал, что возможно вскоре между ними должен будет состояться разговор, на тему влечения. Не подозревал он лишь одно, что за все время, которое они провели вместе, он и сам довольно сильно привязался к ней, в такие моменты, когда они были рядом, его рука на ее талии опускалась чуть ниже, чем обычно (благо в рамках приличия), но тут же одергивалась, когда разум брал верх над телом.
«Раз-два-три… раз-два-три» - мысленно проговаривал Джакс в своей голове, аккуратно делая новый шаг, стараясь вовремя поспеть за своей партнершей, и в то же время не наступить ей на ногу. Не смотря на свой юный возраст у Насти неплохо получилось преподавать и доносить до ума Джакса тонкости этого капризного вида спорта, что до ее профессиональных навыков, те и вовсе были на высоте. Мужчине в этом плане повезло меньше, это сейчас он лихо кружится в ритме танца, под воображаемые звуки мелодии, первые несколько уроков он вообще двигался как косолапый медведь, да еще и «гуглил» несколько часов, заучивая термины, чтобы только понять о чем она говорит, и чего от него ждет.
– Должен тебе сказать, - не останавливаясь заговорил Джонс, - сегодня ты двигаешься значительно лучше, чем в прошлый раз.
Вероятно каждый шаг приносил девушке сильную режущую боль, поэтому доктор старался подбодрить свою пациентку при каждом удобном случае, ему и самому становилось намного приятнее, когда он видел улыбку и прелестные ямочки на ее лице. Наверное со стороны это кому-то могло показаться странным, но этому взрослому мужчине, прошедшему через все ужасы военного конфликта, нравилось проводить время вот так просто, да еще и с девочкой-подростком.
Их танец уже подходил к концу, когда на улице немного похолодало, и поднялся слабый ветерок. Джексон снял с себя свой врачебный халат, с вышитой на внешней стороне кармана фамилией, и надел его на хрупкие плечи Шиловой, чтобы та не мерзла под открытым небом.
– Знаешь, мы можем пойти внутрь, если ты замерзла или устала, - безобидно произнес мужчина, окинув взглядом свою миловидную партнершу, полы от белого халата на которой чуть не касались земли, из-за разницы в росте, а светлые волосы чуть едва развивались по ветру, - или можем еще немного потанцевать, но на этот раз я поведу. Твои ноги останутся целы, я обещаю – добавил он с юмором, после небольшой паузы.

+1

6

Продолжая кружиться, в голову совсем некстати пришел кадр из любимого мультфильма - «Анастасия». Он был моим детством, и именно с этого мультика меня домашние начали называть "Аня". Это был любимый мульт сразу по двум причинам. Во-первых, там раскрывается одна из версий спасшейся императорской дочери, что последняя цесаревна могла спастись. Хотя в исторических хрониках подобные домыслы были другого рода, конечно. Но моя увлеченность последней царской семьей, все же заставляла завороженно наблюдать за эта историей. А так же, конечно, сама истории девушки и молодого человека. Чтобы кто не говорил и как бы себя не показывала, а девушка и романтика во мне ни куда не ушли.
И там есть кадр, когда Аня и Владимир плывя на корабле во Францию, если не путаю, танцуют. Там только мужчина обучал девушку. Но суть в том, что они тоже были под ясным небом. Ветерок окружал их. И наверно, это был самый переломный момент всей истории мультфильма.
От подобных воспоминаний улыбка и теплый взгляд мгновенно отразилися на моем лице, обнажая все мои мысли и ощущения. А сами мысли плавно начали перетекать на мужчину напротив меня. Сложно понять, что испытываю к своему врачу, хотя и это не совсем так. Не могу сказать, что это любовь. Но влечение определенно есть и это прекрасно понимала.
Мы продолжали передвигать ногами, делая несложные па и тем самым создавая танец. Музыка мне и не нужна была, хотя с ней иногда было в разы лучше. Услышав фразу Джексона удивленно остановилась, запинаясь и посмотрела на него, но продолжая танцевать.
- Как это лучше, чем в прошлый раз? Я всегда лучшая… - засмеялась, запрокинула голову назад и посмотрела на ночное небо.
Изменение в погоде тут же отразились на моих обнаженных руках и мурашки побежали по ним. Вздрогнула, ощущая освежающее дыхание природы на моем горячем теле. И тут же почувствовала, как мужчина наклонился и, накинул свой халат на мои плечи. Замерла от такого близкого расстояния между нашими лицами. И тут же выдохнула, понимая, что задержала дыхание, когда он выпрямился.
Облизнула губки и посмотрела на мужчину, смотря в его темные карие глаза. Я обдумывала над его предложением. Но мои мысли почти сразу, плавно перетекли в русло поцелуев. Уже несколько дней думала о том, что хотела бы его поцеловать. И понять, каково же это целоваться со взрослым мужчиной. Каковы на вкус его губы.
Сделала шаг, полностью стирая границы между нами. Сокращая дистанцию больше, чем в танце. Взгляд немного интересующий, изучающий. Встала на носочки, а руки обвили шею мужчины, тем самым наклоняя его. Еще мгновение, будто давая возможность себе передумать и поцеловала его, пресекая мысли на корню. Легко касаясь своими губами его. Пробуя на вкус и, при этом проверяя его реакцию. Не оттолкнет ли меня. Все же понимала, что, скорее всего в его глазах кажусь ребенком. И вообще то по моему не законно. Но когда я думала, да еще и о законе.
Но то ли мужчина давал мне шанс, то ли был в ступоре от происходящего и продолжила изучать свое исследование. Язычок высунулся и провел по мужским мягким губам, приоткрывая их. Глаза закрыты, да и поняла, что открыть их сейчас не готова.
А углубляя поцелуй, поняла, что сердце сильно колотится. Какой бы смелой не была, а быть отвергнутой взрослым мужчиной оказалось страшным. Много раз сначала делала, а потом думала. И вот сейчас осознание происходящего произошло слишком поздно. Небольшая, округлая грудь высоко поднимается и опускается, натягивая тонкую ткань топа, дыхание учащается. Щеки горят. И все мое состояние выдает меня, будто книга упавшая и шрифт в ней огромный.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда врач больше, чем мужчина в белом халате