Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тесный мир


Тесный мир

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Jane M. Flatcher, Sonny Pulsone
Место: Центральный парк
Время: 2 февраля
О флештайме:
Неожиданная встреча старых знакомых

Отредактировано Sonny Pulsone (2016-03-08 12:31:30)

+1

2

Вчерашнее приключение, а точнее квест «Как вывести босса из тюрьмы, обманув всех» дался морально Флетчер очень тяжело. Работать она не смогла дальше, а просто пошла домой¸ по старинке – пешком. Хоть и жила она сейчас от госпиталя дальше, чем раньше, все равно. Машину она оставила возле госпиталя. Все равно на следующий день у нее выходной, что с радостью встретил эту новость Том. Он переживал. Ему трудно смириться с тем, что имея троих маленьких детей, его жена вышла на работу, не смирилась с ролью домохозяйки. Но он также понимал, что Джейн хирург, высококлассный. Но скорее его угнетало другое. И это между ними не обсуждалось. Так сложилось. Она обещала быть аккуратной, он принял ее обещание.
Утро было суматошным. Флетчер и забыла, что ее муж улетает через всю Америку в другой штат на зональные соревнования. И они собирали его в дорогу бегая по дому. Хоть и орал Том что она ему кладет много лишнего, Джейн была не умолима. И получалось – она складывает, он убирает в другой комод. Муж был еще тем большим ребенком в плане хозяйства, и женщина привыкла думать за троих. Но уже за шестерых.
Распрощавшись с Томом, Джейн упала на диван, положив на грудь малышку Джоанну, так как старшие близнецы спали наверху. И она не могла упустить такой момент, вместе с младшей Флетчер уснула в гостиной. А когда все проснулись, Джейн поняла, что надо гулять идти, иначе просто сойдет с ума с детьми в четырех стенах. Сборы заняли не так много времени. Посадив близнецов в машину, малышку устроила впереди на сидении, в багажник отправила игрушки и коляску, под веселый смех старших отправились в парк, где всегда приятно проводили время. Остановившись на парковке, малышку положила в коляску, а близнецы по привычке держались за ручку, зная что мама будет ругаться если они отпустят коляску. Шли они долго, останавливаясь у каждого камушка, рассматривая его, складывая в ведерко. Детская площадка была огромная, и увидев своих друзей, Джордана и Джереми, взяв игрушки побежали к песочнице, а Джейн приятно расположилась на лавочке с Джоанной, которая уснула. Флетчер по привычке осмотрела гуляющих. Паранойя какая-то, словно что-то должно произойти. Джейн пристально смотрела за детьми, не выпуская их из поля зрения ни на секунду.
Закон подлости он на то и существует, чтобы происходить. Тихий день, почти безветренный, а чувствовалось, что надвигается туча. Джейн смотрела на сына и дочь, которые были маленькими копиями родителей, ее и Тома, но характером были как вперемешку. Джереми больше дипломат, Джордана вобрала в себя итальянского характера больше, была огонь, и могла постоять за себя. Джереми предпочитал дипломатический подход кулакам. Но если его достать, то ее сын буквально делал оборот, и становился жестким и мог дать сдачи.
- Отдай!
Джейн, будто очнулась от мыслей, подпрыгнула услышав голос Джорданы. К ней с особой важностью топал брат, поглядывая на мать. Резко повернувшись, увидела, как ее дочь пытается отобрать свою куклу у другой девочки. Флетчер медленно поднялась, пошла к площадке, оставляя на краю коляску со спящей младшей дочерью, внимательно наблюдала за развитием ситуации.
- Это моя, - кричала другая, явно постарше Джо девочка. Джереми резко дернул куклу, что соперница сестры за игрушку упала на попу и закричала что есть мочи. На крик примчалась мать и отец ребенка.
- Ах вы поганцы! – женщина орала на детей Джейн, заставляя итальянку закипать внутри как тысячи вулканов.
- Рот закрой! – рявкнула Флетчер, подходя к близнецам, обнимая тех, и Джордана заплакав, обхватила ногу матери. – не имеешь право орать на мою дочь.
- Игрушку жалко, что ли?
- Они могут сами разобраться.
- Их двое, а Майя одна. Расплодила и не следит.
- Моя! – Джордана тоже начала повышать голос, видя, как Джереми держит куклы вниз головой за ногу и просто стоит, будто выжидает. Ее  взгляд почти отчаянный взметнулся к матери, заставляя Джейн выйти чуть вперед, задвигая детей за себя. - Иди ко мне милый.
- Рожают уродов и не воспитывают, - бурчала мамаша, когда ее бугай муж кому-то звонил по телефону.
- Извинитесь перед моими детьми, - спокойно произнесла Джейн.
- Чего? – отец девочки подошел к Джейн, - это твои выродки обидели мою дочь, так что с тебя извинения.
- Еще раз прошу – извиниться перед детьми. Вашу дочь я не оскорбляла.
Папаша засмеялся, замахиваясь на стоящую с двумя детьми Флетчер.

+1

3

Когда кажется, что не успеваешь за миром, стоит остановиться ненадолго, убедившись, что всё не наоборот, и это ты слишком спешишь куда-то, а мир не поспевает за тобой - кто-то из окружения Сантино как-то раз изрёк вот такую "мудрость"; и, хоть сам Пульс и сомневался в её правдивости, этим можно было бы объяснить сегодняшнее присутствие бездетного гангстера неподалёку от детской площадки в парке. Заняв одну из лавочек, Сонни просто позволял свежему воздуху выбивать из головы полегчавший вчерашний хмель и освежать собственную голову, в надежде, что в ней промелькнёт хоть одна здравая мысль, но с этим было туговато - хотя и не сказать, что такая терапия результатов не давала совсем: глядя на чужих детей, игравших на площадке, Пульс не мог не задуматься и о том, что повернись всё иначе некоторое время назад, он мог бы вскоре гулять здесь сам, уже со своим ребёнком. Он вспоминал об Агате сейчас. Если бы она сказала ему раньше; если бы хоть что-то сделала бы с проблемой бесплодия - даже и не говоря ему о ней, раз так боялась его реакции, но ведь нет... она даже не обратилась к доктору. Как и обычно, ей было удобнее сбежать от проблемы, нежели попробовать её решить. А в итоге - как и всегда, всё пошло по самому наихудшему пути развития, когда оба теряют абсолютно всё - друг друга, себя самих, будущих детей... Слишком много "если бы", и слишком мало смысла в этом - и от этой фатальности происходящего банально и низменно тошнит. Драма не всегда связана с чем-то возвышенным - на самом деле, красиво человеческие судьбы смотрятся только на киноэкране или в книжках (хотя Сонни помимо оружейного инструктажа и бойцовской литературы ничего и не читал). Задумываясь обо всём этом, Пульс начинал снова злиться - и, как будто ответом на громкие мысли в его голове, ухо уловило крикливые голоса двоих мамаш, заставив повернуть голову. Дети часто кричат - это он понял через пять минут после того, как оказался здесь; странным это не кажется - вот когда начинают повышать голос взрослые, это привлекает внимание... Впрочем, через мгновение внимание было больше привлечено уже другим.
У Сонни была хорошая память на лица. И голоса он тоже запоминал довольно неплохо, так что и выкрики одной из ссорившихся тоже показались знакомыми на слух, только вот он не сразу понял, откуда эту женщину знает - хоть это и не помешало ему тут же оторвать задницу от скамейки, направившись уверенным шагом к месту стычки. Да, вмешаться Сонни решил даже раньше, чем идентифицировал Джейн, но это не сильно смущало, если уж по каким-то причинам она оказалась ему знакома, это уже само по себе было хорошим поводом оказать помощь... а к тому моменту, как он оказался в зоне досягаемости, помощь и впрямь начинала требоваться.
Оказавшись позади мужика как раз к тому моменту, когда стало можно поймать его поднявшуюся руку, Сонни сжал его пальцы, указательный и средний, не давая сжать кулак, да и толком двинуть рукой тоже, заставив сморщить физиономию от резкой боли, которая, впрочем, могла бы стать в разы сильнее, стоило только Пульсу сделать одно короткое движение. Его психованная жёнушка, чуть не выронив прямо на землю челюсть и оба выпучившихся глаза вместе, тут же забыла о произошедшей ссоре, переключившись на него, начав вопить и накинувшись на него со своей сумкой наперевес, но Пульс просто вытянул другую руку, уперев ладонь ей в лоб, с высоты своего роста оборвав все попытки агрессии - и сумка бесполезно крутилась на ремне, только воздухом обдавая. Их обалдевшая дочь только и глаза вытаращила, наблюдая картину, реакция у неё была явно пока не такой молниеносной, как у матери.
- Тих-тих-тих... спокойно. Если я неловко дёрнусь, то оба пальца ему сломаю, оно нам надо? - легонько оттолкнул бабу от себя, выставив ладонь, готовый этот трюк повторить, если придётся. Впрочем - оно, может, и стоило бы, учитывая, в каком положении он его руку остановил, и не сказать, чтобы Сонни по этому поводу какие-то угрызения совести почувствовал - останавливали два фактора: первый - это куча свидетелей вокруг, второй - что среди этих свидетелей было множество детей, включая собственную дочь "жертвы"... - Извинитесь перед детьми. Покажите своей дочери хороший пример, пока я не показал плохой. - жёстко произнёс Пульсоне, указав на Джереми, Джордану и Майю. Вот довелось же впутаться в ситуацию, конечно - шантажировать родителей на глазах у их детей, одно из тех дрянных положений, в котором никто из "людей чести" не хотел бы оказываться. По-другому Сонни никогда особо не умел, впрочем... - Или мне объяснить ей значение слов, которыми вы выражаетесь? Ты, девочка, - обратился к Майе, - знаешь, что они означают?..
Хмурый и напряжённый, Сонни попутно пытался вспомнить, где же он всё-таки видел эту девушку напротив, за ноги которой цеплялись сейчас два других ребёнка; и почему-то казалось, что даже если бы сломай он сейчас пальцы мужику или даже всю руку, проблемой бы это сильной не стало, не такой серьёзной проблемой, как если бы поблизости не оказалось травмпункта или доктора...

Внешний вид

+2

4

Как за короткое время вспомнить сквозь перебранки с мужем нюансы тренировок, часть которых Джейн все же посещала, но то спала в кресле в уголке, то читала. Не умирать же со скуки дома. Самое страшное было одно – она не могла сделать ни шагу, так как близнецы крепко держались за ее ноги, и тонкий голосок дочери, которая плакала, дёргала мать, не давал окончательно проснуться в Джейн ее итальянской натуре. Джоанна. Флетчер будто приклеилась взглядом к занесенной руке, что и посмотреть на малышку не было ни секунды. Страшно, но она не верила, что посреди парка, где гуляли не только они, были другие посетители, происходит данный разговор, если это так модно назвать. Она готова была согнуться, будто уходя от прямого удара, прижать малышей к себе и просто ждать, что будет дальше. Но то что это Флетчер так просто не оставит это не обсуждалось ее горячей головой. Не было бы детей, может итальянка что-то и сделала бы, да просто ответила ударом на удар, если бы успела уйти от кулака, а не словить мощную оплеуху, а там может, кто и полицию позвал. Да и не верилось, что хоть и был этот мужик огромного роста, смог бы ударить. Скорее всего, это носило запугивающий характер. Действительно, дети это прекрасно, но вот в таких ситуациях это слабое место. Джейн было уже зажмурилась, выставляя вперед руку, как замерев, вздрогнула. Тишина, хруст и вопль. Флетчер ладонями глубже завела своих детей за себя, делая попытку отойти назад. К ней спиной стоял мужчина, державший того, кто решил дипломатию послать подальше и поговорить варварским языком, а ряжом голосила женщина, пытаясь ударить незнакомца. Кто это? Почему-то она не подумала Ах какой хороший за меня заступился. А именно кто это? В век, когда каждый спасает свой зад, на помощь придет, если ему приснилось, что это принесет тебе едва не прибыль, сложно поверить, что не в кино еще существуют Люди-Х или Великолепные четверки. Иным словом спасатели. Вот только профиль ее спасителя был жутко знаком Джейн. Она даже наклонилась чуть вперед и в сторону, чтобы разглядеть незнакомца. Честно, Флетчер уже простила всех раз двадцать, слушая неоднозначность спокойного голоса мужчины. И тут он повернулся в ее сторону. В голове будто отмотало года так четыре назад. Заключенный, прикованный к ножке кровати, больничный блок, бунт в тюрьме.
Джоанна дергала и дёргала мать за брюки, но голоса не повышала. Джереми тоже подключился. Джейн же взяв тех за ручки, чуть отвела в сторону, на безопасное расстояние, и вновь вернулась к незнакомцу. Голос. Этот голос до боли казался знакомым. Сонни!!! Это воспоминание как пуля рассекла все ненужное, оставляя образ мужчины в оранжевой робе. Не хватало, чтобы ему опять светил срок. Из-за нее!!!
- Сонни, - Джейн подошла ближе, положив руку на его плечо, но уже обращалась к мужчине, пальцы которого грозил ее знакомый сломать, - он не отпустит. Всего два слова. И ваши пальцы на месте.
- Мы полицию вызовем.
Джейн хотелось рассмеяться им в лицо и сказать Давайте! Вперед! Да вот только Сонни это не надо было.
- Вероятно, это не те слова. - итальянка шептала, чтобы хоть как-то отвлечь мужчин друг от друга, - не надо, - Флетчер сжала руку Пульса, - ребенок тут не причем. Уйдите, я прошу вас. Просто уйдите! – сказала с нажимом, и потянулась к пальцам мужчин, чтобы показать Сонни – отпусти. Перебирая пальцами по его куртке, не отрываясь, смотрела на мужчину, лицо которого то бледнело, то краснело. Вероятно, Сонни то нажимал, то отпускал слегка его руку. – Впредь думайте что говорите при детях. Иначе, есть вероятность того, что получите еще интереснее в один момент от них. Все, - положила ладонь на запястье Пульса, которое было обтянуто кожаной перчаткой. От него самого слегка попахивало алкоголем. Джейн обернулась, посмотрев впервые за эти минуты прямо ему в глаза, слегка улыбаясь. Все равно, ей было удивительно приятно и неожиданно увидеть его здесь. – Отпусти. Он уже все понял. Пожалуйста. Уведите своего мужа!
С нажимом проговорила женщине, топтавшейся рядом, уже не голосившей. Вероятно поняла, что они не правы. И полиция либо их самих заберет, или покрутит у виска. Ее близнецы не выдержали стоять, и подошли к матери, прячась в подоле ее пальто, но не выходя за саму Джейн.

+1

5

Хорошо, что больше никто участвовать в их маленьком конфликте не рвался - может, просто сознательные граждане габаритов Сантино побаивались, а может, и не были уверены, кто прав, кто виноват, тем более - опять же, и дети тут у каждого присутствующего были, а на почве их детской дружбы-вражды перепалки у взрослых тоже случаются. К тому же, и мужей тут почти не было, в основном - мамаши, которые в такие мужские разборки предпочитают не лезть до тех пор, пока отец своего семейства в них не участвует - что ни говори, собственничество в каждом человеке развито; только в мужчинах - по-своему, а в женщинах - по-своему. Дети его осваивают постепенно, но даже и сейчас, насколько Пульс мог услышать, всё произошло из-за того, что две дочери что-то там не поделили... нельзя сказать, чтобы Сонни кого-то в этом винил - потому что и сам такой; и если бы Джейн не была ему знакомой (или даже просто не показалась бы знакомой), очень вероятно, что он и не стал бы разыгрывать из себя героя. Но теперь, когда он ввязался, он распалялся уже всё сильнее, злил самого себя, прокручивая в голове всё то, что успел лицезреть, и с такого накала Пульс и действительно мог бы прочесть этой самой Майе лекцию или сломать пару пальцев - ввязавшись во что-то, Сантино не мог не довести дело до конца, считая, что иначе и ввязываться бы не стоило.
Девушка же, как оказалось, действительно была ему знакома - вернее, это он был ей знаком, даже имя она его знала, но вот только откуда?.. Вообще-то он видел множество людей за последние пару лет, Пульсоне общался с итальянцами, у них были большие семьи, но обращал внимание в основном на тех, кто был центральными фигурами в их мире - а она, может, родственница чья-то, дочь, сестра, жена? Только детей он почему-то не помнил вовсе. Образ этой девушки, начавший кое-как всплывать в голове, с детьми связан не был абсолютно... словно бы он пересекался с ней так давно, чтобы эти мальчик и девочка вообще были бы слишком малы, чтобы он их мог знать.
- И как быстро ты это сделаешь с вывернутыми пальцами? - насмешливо вопросил Пульс, глядя в лицо надувшегося, как индюк, мужика; оказавшегося довольно упрямым, впрочем, и даже боль, оказывается, переносил довольно-таки стойко. Его счастье, что Джейн решила вступиться; потому что Сонни хоть и не славился своим терпением, но в такие моменты, когда необходимо было кого-то удержать за пальцы через болевой приём или выбить из кого-то нужны слова, мог быть довольно-таки терпелив, тем более, что резкие движения сейчас могли бы спровоцировать окружающих на другие резкие действия - люди, как правило, реагируют на открытую драку, кулаками же ни Пульс, ни его подопечный не махали. - Отпущу, когда услышу, как вы извиняетесь перед детьми... - Пульсоне нажал ещё чуть сильнее, отчего муж снова поменял цвет и выражение лица, и затем всё-таки прорвало - боль из него начала выдавливать куда менее самоуверенные и злые слова, чем пару минут назад; впрочем, так быстро Сонни ослаблять хватку всё ещё не спешил: - Один есть, твоя теперь очередь... - зыркнул на подутихшую мамашу. Куда как более сдержанно, но и она пролепетала что-то, отдалённо похожее на "извините", и тогда Пульс резко разжал кисть, позволив мужику вернуть свою руку - схватился он за неё и правда так, словно только что и правда была вероятность с ней совсем расстаться; и семейка поспешила к выходу, правда, уже через несколько шагов снова осмелев, начав выкрикивать новые ругательства в их адрес, обзывая Сонни алкоголиком, про Джейн тоже что-то выдав, затем муж пообещал, что Пульса они "ещё найдут"...
- Чего? Найдёшь? Меня? Да я тебя самого найду, ты у меня этой рукой, которую на женщину с детьми поднял, даже в носу ковырять потом не сможешь, понял?!.. - выкрикнул в ответ; затем, когда из виду с позором бежавшие неприятели скрылись за поворотом парковой дорожки, развернулся к Джейн, проведя по усам большим и указательным пальцем, вдохнув кожу своей перчатки. Рука... почему ему кажется знакомой тема с какой-то там повреждённой рукой, в связи с этой женщиной? Она его... бинтовала? В больнице, когда он обжёг свои руки в Сан-Диего? Нет, там была другая медсестра... но она его бинтовала однажды, это точно...
- Доктор Марано! - так вот откуда он её знает! О, нет, за эту итальянку вступиться точно бы стоило, как стоило бы и впрямь найти бы эту хамскую семейку и научить их вежливости... Сонни даже сам оторопел от своей догадки - забавно, как контрастировал тот факт, что он только что чуть не сломал кому-то хладнокровно пальцы, а от такой мелочи, как случайная встреча с одной старой знакомой, впал в ступор. - Как вы здесь?.. А это - ваши?.. Все трое? Ух ты! - улыбнулся, наконец, Пульсоне, но тут же посерьёзнел снова, почесав затылок, сдвинув кепку чуть вперёд. - Мне, наверное, тоже нужно извиниться... я вам, похоже, день испортил. - ну а портить всё у него в последнее время вообще довольно здорово получается, особенно что касается семейных отношений... Возможно, он всё-таки для этого всего попросту не создан?..

+1

6

Казалось бы, чего ей бояться. После всего, что Джейн сделала для Гвидо и его парней, обратись она к нему, помогут решить проблемы, вполне, что могли возникнуть, если эта чета пойдет в полицию. Но будучи сама весьма подкована в законах, уже прикидывала как и что могло бы быть ей вменено. Можно было и пустить это конфликт с рельс, дать развиваться так как, пойдет само. Вот только итальянка понимала, кто ее заступник и знала его прошлое. Система такого не прощает и начнет подкапывать глубже. Мало ли кого Пульсоне мог в свое время разозлить, оставив с носом из копов. Да и положа руку на сердце, могла сказать - Бывших заключенных не бывает. Как и преступников, наркоманов, полицейских. Выходя из тюрьмы, осужденный, если имел связи и сел из группировки, то погуляв недельку на свободе, встречался со своими и вновь окунался в то болото, откуда переехал в места не столь отдаленные. Если он был одиночка, преступив черту, оказывался за решеткой, то тут сложнее. Если найдет себя в мире, от которого отвык, то есть шанс исправиться. Но это сотая или тысячная часть. В основном терялись, не могли найти работу и загнанные в угол шли на преступление. Замкнутый круг. И хорошо, когда есть люди, способные поддержать, не отвернуться. Судя по одежде Сонни, бросилась в глаза его утонченность в образе, он не одинок был на выходе. Хотя Джейн не знала когда Сонни освободился, но то что он оказался сейчас в нудном месте это определенно. Мало что могло случиться, если бы не его вмешательство.
Итальянка спряталась за спину Пульсоне, скрывая детей, сама же смотрела куда-то на ботинки стоящего перед ней старого знакомого, ожидая развития событий. И молилась на благоразумие этого папаши, чтобы его жена своим криком и истерикой не вывела сильнее. Но вероятно хватка Сонни была лучшим доказательством того, что визжать ей не стоит, а мужчина попросил прощение, на что Джейн кивнула, прижав дочь и сына к себе, чувствуя, как те обнимают ее ноги, всхлипывая. Они все понимают, и стоят тихо. Джейн положила руку на спину Пульсоне, прошептала:
- Пусть уходят. Отпусти его.
И услышав извиняющийся голос женщины, поняла по топоту ног, что те отошли от них. Какое облегчение Флетчер сейчас испытала, едва кто мог бы понять. Всегда, когда муж куда-то уезжает, с ней приключается разная ерунда. Но сегодняшний день Джейн запомнит на долго. А может все что происходит рядом с этим человеком, она будет помнить долго? Ведь не стерлось его имя из памяти, даже не смотря на то, что он изменился весьма сильно. Усмехнулась грустно на его слова, Джейн присела к детям, прижимая к себе. Хорошо, что малышка спит и не испугалась.
- Все хорошо, - поцеловала каждый лобик, вытирая слезы дочери. – Они ушли.
Джордана тыкнула куда-то пальцем, и Джейн увидела скрывающихся скандалистов. Конечно, привыкшая свои проблемы решать сама, сейчас оказалась не способна даже противостоять словами, когда рядом были ее дети, которые не понимают, что надо отойти, не мешаться. А вместо этого жались к ней, будто пытались защитить мать.
- Правильно. Только я давно уже не ношу эту фамилию, и так непривычно услышать ее, - поднялась, поглаживая макушки старших детей, которые видя, что мама в порядке, стали возиться с игрушками, но, не отходя далеко от матери. Хотя Джордана более подозрительная, чем ее брат, поглядывала на стоящего Пульсоне. – Мы здесь гуляем, вернее прогулка как-то не заладилась. Да, - посмотрела на коляску, откуда не доносилось ни звука, но подошла, чтобы подкатить дочь ближе к себе. – Мои. Вас так впечатлило или не ожидали собственно встречи?
Джейн улыбалась, смотря на ошарашенного непонятно пока чем Сонни. Как-то образ с тем, кого она знала, не вязался, что видела сейчас перед собой. Рука ее стала покачивать коляску, чтобы не дать Джоанне проснуться, ведь прогулка только фактически началась, и если она проснется, то придется сворачиваться, чего не хотелось самой Джейн.
- Вы не испортили, наоборот, привнесли частичку прошлого, которое ожило. Это вам спасибо, что заступились. Даже боюсь представить что было бы, не появись вы. Не надо милая, - отобрала у Джорданы палочку, отбросила в сторону.
- Пака!
- Она тебе ни к чему. Не спорь. Твои слезы не действуют, когда ты не права, и ты знаешь.
Вероятно, мужчине сложно понять, как такая маленькая девочка могла понять то, что сейчас ей сказала мать, разговаривая с ней как с взрослым человеком. Джейн не понимала всех этих сюсюканий с детьми, что те потом садились на шею родителям на шею и болтали ножками. Ей хватало Тома, который и так видел детей редко, что готов был отдаваться в рабство собственным детям, выполняя капризы тех, особенно дочери.

Отредактировано Jane M. Flatcher (2016-03-13 21:37:12)

+1

7

Сидя в тюрьме, иногда бывает трудно помнить, что на свободе жизнь тоже идёт, да и вообще, очень мало кому удаётся прогнозировать поведение людей или вещей, оставленных вне поля зрения; часто о них вообще попросту забывается - так и Сонни, встретившись с Джейн всего однажды, не думая, что когда-либо пересечётся с доктором снова, выпустил её из своей памяти через пару недель после инцидента - их знакомство не было судьбоносным, не несло чего-то большого за собой, не развивалось, а у него за решёткой были и другие дела, вроде урегулирования последствий с мексиканцами и арийцами, и всем прочим тюремным бытом, в который молодая доктор окунулась, но всего на день, вернее даже - на несколько часов. Хоть это и не значит, что для неё жизнь остановилась вовсе. Сколько прошло уже с тех пор, года четыре?.. за это время она успела выйти замуж, стать матерью троих детей; он же досидел свой срок, вышел, успел сойтись с женщиной и разойтись... у него не сложилось. Четыре года - достаточно большой промежуток времени. Впрочем, им обоим сейчас явно лучше, чем было в той палате тюремной больницы тогда. Сонни смотрел в сторону, куда удалилась супружеская пара, пока Джейн успокаивала детей - словно ожидая, что они могли бы вернуться - на самом деле, так было просто выдержать собственные нелёгкие мысли, снова полезшие в голову, смешанные с желанием закурить. Если бы с его детьми и женой приключилась бы такая же история?.. В этой ситуации с любой стороны было мало приятного. Единственное, что было приятного здесь - это первопричина того, что он вообще ввязался: встреча с Джейн. Всё же - всегда приятно встретить старого знакомого... если он может считаться приятным; а в эту категорию знакомых можно отнести практически всех, с кем просто нечего делить. Джейн же помогла ему, к тому же...
- И то, и другое... - улыбнулся Пульсоне в ответ на её вопрос. Они оба выглядели сильно иначе, чем в момент своего знакомства, да и вообще - всё было другим, начиная от места действия, заканчивая людьми вокруг, тюрьма и детская площадка, хоть и имеют некоторый ряд сходных моментов, сами по себе места прямо противоположные. На самом деле, если детей пугают тюрьмой, то и зэк, очутившийся в песочнице, чувствовал бы тоже себя не слишком уютно; до тех пор, пока это не будет связано с ребёнком его собственным, во всяком случае. Вот и Сонни сейчас, хоть и заглянул мельком в коляску, но старался держаться от детей Марано на почтительном расстоянии, не игнорируя их, но и не пытаясь подойти ближе, не уверенный, что он их сам не испугал своим поведением (да и внешним видом, чего уж). Может, их мама своим добрым обращением к Пульсу и изменит это мнение, убедит близнецов проявить доверие к незнакомцу, но в любом случае - пусть дети это сделают первым, Сонни не уверен, что ему стоит такие вещи форсировать... в его случае любое движение навстречу, как правило, напоминает скорее манёвр морской пехоты.
- Полагаю, это не совсем то прошлое, которое хотелось бы оживлять. - им обоим. Сонни усмехнулся, припоминая события прошлых лет; наверное, он казался Марано таким диким... возможно, впрочем, и был диким; живя в том каменном лесу, где даже нору свою не можешь выкопать и оградить сам порой, трудно не одичать, и по сравнению с тем, как он жил там - сейчас у него, и действительно, есть всё. Мало чего по-настоящему значимого, правда, не так уж намного больше, чем за решёткой, но - и дерьма меньше на порядок. Качество жизни намного выше - большинство из проблем, скорее, в собственной голове. - Так что заставило Вас преодолеть всё это расстояние от Нью-Йорка до Сакраменто? - усмехнулся, пожав плечами, шагнул немного ближе, становясь рядом; глядя в лицо Джейн - но краем глаза наблюдая за ситуацией вокруг: кажется, свидетели стычки успокаивались, не было видно или слышно полиции, все вернулись к своим делам и прогулкам, когда крики были окончены, и даже дети, побросавшие свои игры и глядевшие на разругавшихся взрослых, уже, казалось, и забыли о происходящем. Может, и правда - забыли... в их возрасте такие вещи переносятся проще. Если ты ростом мал - тебе и падать невысоко, не ушибёшься... Сонни заключил, что у склочных родителей есть соответственная репутация здесь. Очень возможно, что Джейн и её дети стали не первыми жертвами их наездов. Всё-таки стоило бы узнать, кто они такие, пожалуй - Сонни способен многих разозлить, и прошлое у него довольно-таки говорящее, но это не значит, что он не способен ничего сделать; есть рядом с ним и другие, с прошлым гораздо более чистым, да и копов менее раздражающие, не обязательно всё делать лично. В этом мире он себя нашёл - преступление для него и есть, как работа; это тоже замкнутый круг - но уже другой.
Вот такие вещи Сонни понимал - с психологией детей было сложнее; он на глаз и возраст Джереми, Джорданы и Джоанны не смог бы определить, пожалуй, - ну, младшая в коляске, старшие уже сами ходят и даже разговаривают: у него были такие критерии, а не годы, дни и месяцы.
- Как давно живёте здесь? - итальянцы из Нью-Йорка... в Сакраменто. Почему-то вообще многих сюда из Нью-Йорка тянет, Сонни даже начал привыкать к подобным совпадениям; не слишком задумываясь о причинах. Он, в конце концов, и сам такой же.

+1

8

Как бы не было то прошлое, общее на двоих, Джейн не считала его плохим. О Сонни у нее остались приятные воспоминания, не смотря на обстановку где они тогда встретились. Она могла сказать, что тогда ей помогло не сойти с ума, от осознания мертвого товарища Сонни, именно он. Пульс был там единственным с разумными мозгами, в отличие от другого заключенного и охранника. И если и есть на свете люди, к которым она могла бы кинуться за помощью, то Сонни был бы в их числе. Правда куда это был вопрос. Даже сейчас, в этом конфликте, он вырос для Флетчер как из-под земли. Смогла бы Джейн сама защитить себя? Да, но не когда к твоим ногам жмутся дети, а этому мужику все равно, его то чадо стояло далеко.
- Я не о моменте нашей встрече, и не месте том, той ситуации, - итальянка присела на песочницу, смотря на близнецов что-то там увлеченно копающих в песке. – Я о знакомстве. Неужели и его вы бы не воскресили? Я так страшна и неприятна? – Джейн посмотрела на Пульсоне, улыбаясь. Ее прямота когда-нибудь сыграет плохую роль, но этот мужчина дважды доказал ей, что он не опасен и она может спокойно с ним говорить о чем угодно. – Твое молчание меня настораживает.
Женщина поднялась, подошла к коляске, проверить младшую дочь, подкатила ту ближе к песочнице, сама же перебралась туда с ногами, помогая Джордане стоить что-то вроде замка, но ее старшая дочь просто обожала один взмахом лопатки сносить все, получая от этого удовольствие, заливаясь смехом. Так вышло и сейчас.
- Сама будешь строить.
- Неть. Мама деля.
- Мама сделала. А ты сломала.
Джордана, лиса еще та, полезла к матери на руки, прижимаясь губками к щеке женщины.
- Это не честно, милая. Прости, - Посмотрела на Сонни, стоявшего рядом. – Да ты садись. Мой затылок говорить не умеет же. – и когда все же ее знакомый присел рядом, она услышала вопрос. – О нет! Тут надо сказать иначе – что заставило меня из Сакраменто преодолеть расстояние в Нью-Йорк. Это было очень сложно. Для меня. – Она отвернулась. Вспоминать, что она до истерики боялась раньше ездить на машинах и причины этого всего тоже были нерадостные воспоминания. – Мне предложили практику в военном госпитале, с выездами в части. Я хотела довести свое умение владеть скальпелем до совершенства. И не отказалась. А когда прибыли в один из дней на практику в гражданский госпиталь, чтобы оформить путевки прибытия у куратора, тут и началось это. Нас не имели право посылать туда, ну к вам. Я хоть и была ординатором второго года, все равно, тогда в Нью-Йорке считалась практикантом.
И вся ее жизнь тогда крутилась вокруг ее брата. Она жила братом, для брата, ради брата. Надо ли ему было? Джейн никогда не спрашивала. Дороже него у нее на свете никого не было. А потом появился Том. Родились дети. Ее семья стала больше, но меньше любить и следить за братом она не стала.
- С девяти лет. Я коренная итальянка, в отличии от моего брата, родившегося уже в Сакраменто. Я родилась в Пируджа. Это небольшой городок в Италии. А потом родители переехали сюда. Mia fidanzata. Non prenda le dita in una bocca.
- Non, madre, - Джордана скривилась готовая заплакать, что мама опять что-то ей запрещает. Но передумала, сев на песок.
- Ora questa ragazza ottenere, - Джейн подняла дочь на руки, пригрозив пальцем. – Порой она по-итальянски понимает лучше, когда я ругаю ее, чем на английском. No!
Когда успокоившаяся Джорждана притихла, рассматривая сидевшего рядом с мамой дядю, потянула его за воротник, чуть свесившись на руках Джейн.
- Нельзя так. Прости, она порой слишком любопытна. Расскажи, как ты тут оказался. Я думала ты где-то под Нью-Йорком обитаешь. Как давно покинул те места? Мне просто хочется поговорить. Мой муж не знает о том приключении в моей жизни.  Мы тогда были знакомы не совсем приятно.
Джордана не унималась все ползла и ползла с рук матери к странному знакомому.

+1

9

Каким бы прошлое не было - оно остаётся в прошлом; и тюрьма - для Сонни она наконец-то осталась позади, и, хоть от такого и не зарекаются, он надеялся, что в его будущем тюремных решёток больше не будет. И эта семейка, с которой они умудрились связаться на детской площадке, злобный мужик и истеричная мамаша, тоже теперь остались в прошлом. Забывать прошлое не стоит, но держать его в голове всё время - пожалуй, даже ещё хуже иногда, и тот момент знакомства с Джейн - пожалуй, был одним из самых лучших и приятных моментов за время его отсидки, а что его сопровождало, что было вокруг в то время - не было самым страшным, что за все те пятнадцать лет ему переживать приходилось. Отделить одно от другого - сложновато, конечно, если бы не вся та ситуация, не бунт, не смерть того парня, они бы так и не познакомились; пожалуй, просто лучше было бы знать Джейн, чем не быть с ней знакомым - такой ответ был бы честным, но, наверное, Флетчер не очень-то понятным. И не особенно-то вежливым, к тому же. Стоило бы это воспринимать, как приключение, которое они пережили вдвоём, по одну сторону событий - наверное, так.
- Воскресил бы... только зачем, если мы знакомы и так? - улыбнулся Сонни, подмигнув ей. Прошлое есть прошлое; он хотел бы познакомиться с Джейн при других обстоятельствах, возможно, но что было - то было. С другой стороны, они могли бы не относиться друг ко другу так хорошо, если бы не прошли через ту ситуацию в тюремном госпитале. Жизнь ставит людей в очень разные позиции, условия, и в конечном итоге - учишься определять по-настоящему дружелюбные лица и по-настоящему им радоваться. В детстве всё было проще...
Сонни не мог сдерживать лёгкой улыбки, наблюдая за вознёй детей в песочнице и общению матери с ними, ощущая от происходящего некий флёр, ощущение добра, спокойствия и счастья, которое можно было бы считать даже уже подзабытым - в их браке с Агатой было достаточно всего, что угодно, но только не спокойствия... Здесь же он видел детишек, детские игры, заботу - такую заботу, и столько её, сколько он не видел очень-очень давно. Можно сказать, он по-хорошему завидовал Джейн сейчас - и ей, и её троим деткам, и их отцу... В его жизни не было ничего подобного. Была страсть, была любовь, и деньги были, ему было о ком заботиться - но такого не было никогда. И он много чего сделал, наверное, - не прямо так много, возможно, как делали другие люди, но всё же - что другие в итоге сломали, но - это не было похоже на песочные замки... Было бы легче, если бы мечты и планы были из песка, и хватило бы лопатки и ведра, чтобы начать лепить новые. Услышав её приглашение, очнувшись, словно ото сна, Сонни присел рядом с ней у края песочницы, продолжая наблюдать за близнецами; хотя и коляску старался держать в поле зрения - просто по старой солдатской привычке наблюдать за всем, что имеет ценность для... отряда, если назвать их компанию так.
- В военном? А я когда-то был военным тоже. Очень давно. Задолго до того... как мы познакомились. - улыбнулся, глядя на Джейн. Ну, с армейской карьерой у них обоих не очень сложилось, похоже; вернее, почему-то ему так казалось - что Флетчер на солдата, даже на солдата-медика или военного врача, совершенно не похожа. Впрочем... внешность бывает обманчива. - Морская пехота. Три года отслужил. - всего три с хвостиком года, но то, что в него за время службы вложили, а местами - и практически вбили, осталось в нём на всю жизнь. Он так и не воевал на настоящих войнах, но - и по сей день в любой момент был готов к бою. - Так вот, значит, что произошло в тот день... - начальство тюрьмы хорошо умеет скрывать такие вещи; впрочем, его подопечные от него, как бы этот, может, не расстраивал бы их самих - всё равно зависят. И если бы не Джейн и остальные, кто был в её бригаде, пришлось бы ещё хуже в первую очередь им самим - мог бы и ещё кто-то умереть...
- Ого! - одобрительно приподнял брови Пульс, оценив в голове полученную информацию. - А я по-итальянски, честно говоря, только несколько слов знаю... - и большинство из них не для детских ушей. - Я тут родился, в Штатах. В детском доме жил. Мои родители погибли, когда мне было три года... - улыбнулся Джордане, оказавшейся у мамы на руках, проследил взглядом за направлением её маленькой ручки, и, поняв, что тянется она к нему - сопротивляться не стал, хотя - и смутился, немного. - Да нет, ничего... всё в порядке. - с другой стороны, даже почему-то было приятно, что ребёнок решил проявить к нему внимание; дети, говорят, всё чувствуют - и к настоящим говнюкам интереса не испытывают. - Да уже полтора года где-то. Как освободился, сюда переехал... работу здесь нашёл. - об этом говорить не совсем просто - но нужно, иногда бывает даже просто необходимо. И приходится что-то придумать, чтобы как-то описать свой род занятий, и при этом не подвести собеседника под очень уж прямые подозрения; Джейн вот, тем более, знала, что он срок мотал - вообще как мало кто другой в этом городе знала, лично видя его за решёткой - и что после отбытого в тюрьме срока работу найти не так-то просто, тоже наверняка представляла. - "Знакомы не совсем приятно"? А это как?.. - не понравились друг другу с первого взгляда, что ли?.. Да уж, в этом случае у них с Агатой история была похожей... только вот конец оказался абсолютно другим.

+1

10

И все же, если бы не ее стычка с теми людьми, Сонни мог и вовсе не обратить внимание на гуляющую женщину с тремя детьми. Таких тут много, а вот скандалящих только они и были.
- Мне предложили поучится у военных врачей многим приемам быстрых методов, ну назовем их так, оперированию в нестандартных условиях. Я это назвала для себя «военный год». Пригодилось. Они научили мыслить нестандартно, использовать все подручные материалы и инструменты, а главное не теряться. Ведь порой раны военных намного страшнее и ужаснее на вид, чем гражданских. Не считая каких ибо катастрофических обстоятельств. Так что, я нахваталась везде и всего.  Теперь вот в декрете забываю все. Но без них, - посмотрела на своих детей, - уже не вижу себя.
Тогда для Джейн были трудные времена. Они с братом остались одни, а психика самой Джейн была серьезно опрокинута аварией и смертью родителей, что долгие годы она не могла пережить и пересилить в себе. Ее держал Джейсон в те времена, не давал увязнуть в мыслях и депрессии, заставлял своими проказами двигаться, смеяться и жить дальше. Даже сейчас, они роднее с ним, чем даже с детьми она сама. Странно наверное, но так и есть. И Том понимал.
- Детский дом? – Джейн с ужасом посмотрела на сидевшего рядом Сонни, потом на своих детей. – Ужасно. Моего брата тоже могли туда отправить после смерти родителей, но я всеми правдами и неправдами в судах, отвоевала его у системы. Ему было тогда пятнадцать. Спасибо доктору Солферини, что вошел в мое положение и помог сделать мне «черную» зарплату, чтобы я могла доказать состоятельность содержать себя и брата. Как ему это удалось, не знаю.
Вспоминать о стриптизе было не то что стыдно, нет. Просто это ее прошлое, которое ей хотелось похоронить в памяти. Никто кроме Тома, Джейсона и покойного Винцензо не знали об этой странице ее биографии. Джоржана встала на ножки на стеночку песочницы и во всю орудовала с замком на кармане куртки Сонни. Попытки оттащить девочку у Джейн не увенчались успехом, при том что сам хозяин этого замочка не был против.
- Я рада, что все кончилось. Надеюсь ты больше не будешь опрометчивым.
Хотя таких уверенных в себе Джейн только и успевает порой латать.
- Он тренер по  боксу. И у нас пять лет длился спор за моего брата. Я была против этого увлечения, а муж видел в нем потенциал и всячески подбадривал Джейсона, что тот летел на тренировки. Мы едва не драться готовы были. Я и запирала брата, и увозила, и отправляла лагеря. Но как оказалось все напрасно. А потом, спустя время что-то произошло с нами и поняли, ходили вокруг друг друга, как могли давно сойтись. Но что ты! Том он же повернут на боксе. Покричать было обычным делом. И как-то все стремительно вышло, что уже после месяца так называемых отношений, я оказалась в интересном положении близнецами. Спорить мы не перестали, но и живем дружно. Сейчас он уехал на восток штатов, там отборочные соревнования по боксу, вот куда не скажу.
Третий день она одна с детьми, и буквально зашивается. Перетащила кроватки к себе в комнату, чтобы не бегать в детскую. Не ездила на работу три дня, делая дела связанные с фондом.
- Будь просто осторожен, - она сжала его ладонь, кивая, и тут же отвлеклась на сына, который подошел и положил головку матери на колени. Но другой рукой держала стоящую дочь.

+1

11

Мог бы и не обратить, но обратил, а Сонни, при всей своей периодичной зацикленности, не оглядывался назад по всяким мелочам; они с Джейн встретились, узнали друг друга, это было здорово - и нету смысла думать о том, что было бы, если бы было по-другому. А если им суждено было встретиться, они даже нашли бы однажды для этого и совсем другую возможность, сама судьба бы это сделала за них - дальнейший разговор с Джейн именно это и подтверждал, по мере того, как разворачивался, рано или поздно - они бы в этом городе пересеклись, при других обстоятельствах, может быть, но судьба свела бы их снова. Но это становилось понятно постепенно, и в общем-то, для Пульса было довольно вторично, он особенно глубоко о судьбе не задумывался, часто давая ей распоряжаться своей жизнью. Чаще, чем сам думал...
- Так для тебя Рикерс, получается, стал частью довольно неплохой практики.
- улыбнулся Сонни в ответ. И нестандартного мышления, и необходимости принимать решения быстро, и даже использование ограниченного количества медицинских инструментов, всего этого там было довольно, и даром, что огнестрельного оружия там не так много - бунты в тюрьмах Рикерс-Айленд порой больше напоминают настоящие военные действия, нежели стычки бандитов на улицах и подворотнях. Марано видела, как это бывает. Было, что рассказать воякам, с которыми училась и которых штопала. - И это славно. Это - главное... - с похвально тёплой улыбкой для такой мрачной физиономии посмотрел в ту же сторону, куда смотрела Джейн. - А то, что ты забываешь - ты легко вспомнишь, если это понадобится. Поверь мне. - кивнул, пытаясь выглядеть убедительным. Он знал, про что говорил - пятнадцать лет не держал огнестрельного оружия в руках, но быстро наверстал потерянный опыт, пятнадцать лет его не было на улицах, но и там, на чужих, незнакомых ему улицах, на абсолютно новой "точке" он освоился так же быстро, как если бы исчез из "бизнеса" всего на пару месяцев. Мышечная и импульсивная память надёжнее умственной. Когда наступит случай "быстрых методов", всё вспомнится само собой...
- Ну да, нелегко было.
- усмехнулся Пульсоне. - Хотя мне такая жизнь даже нравилась. Впрочем, я не знал другой - да и не хотел знать. Что поделаешь, ребёнком был... и у меня не было такой сестры, которая могла бы меня отвоевать. - взглянул на Джейн с улыбкой. Родных у него вообще не было. А Сонни, чёрт знает почему, не мог принимать кого-то не родного ему, не мог смириться с фактом приёмных родителей, его пытались усыновить неоднократно - но он намеренно портил отношения, сопротивлялся, вынуждая их вернуть его обратно в детдом. Каким-то непостижимым образом, человек без роду и племени всё-таки имел чувство родной крови - видать, корни итальянские виноваты. - Сольферини? Ты знала его?.. - растопырил глаза Сонни, услышав знакомую фамилию. Впрочем, наверное, и не стоило так удивляться - не так много врачей-итальянцев, чтобы они не могли быть в одной больнице знакомы, так?.. Хотя такие учреждения не сильно располагают к такого рода делению на диаспоры внутри коллектива. - Мы были с ним знакомы, он... на самом деле, он тоже косвенно помог мне в самом начале. - хотя на самом деле, это было рискованно, и Сонни в итоге могли бы убить, и у Дока было, в принципе, достаточно оснований пустить ему пулю в голову, но - он расплатился, как обещал... Может, за это Агате стоит сказать спасибо, впрочем. После этого они с Сольферини общались не так много, но сейчас Пульс сам в команде, которую тот возглавлял - близок к тем ребятам, кто тесно работал с ним раньше. - Хороший мужик был. - себе на уме, в каком-то смысле, и своего никогда не упустил бы, но, впрочем, так можно о многих, кого он знает, сказать. Пульсоне не жалел, что был знаком с ним. Жаль, что для Дока всё закончилось именно таким образом.
- Не могу этого пообещать... - тихо засмеялся Сонни, стараясь не дёргаться лишний раз, будто боясь спугнуть или отвлечь малышку, изучавшую его пальто. Увы, не он умеет не быть опрометчивым, просто иногда это выражается в большей степени, а иногда в меньшей - и порой людям, даже не особо богатым образовательно или интеллектуально, попросту везёт. - Стоп-стоп-стоп, подожди минуту. Том? Том Флетчер - твой муж?! - вот тут уже Пульс удивления не смог сдержать. Дочь самого Тома Флетчера теребит его пуговицу, а он даже не знал, что у него вообще есть дочь? - Не может быть! Я и его знаю. И Джейсон - это твой брат? Его тоже видел несколько раз в клубе... - засмеялся, осознавая, как интересно картина сложилась. Фактически, он всё это время был к той Джейн, что лечила его в Нью-Йорке, куда ближе, чем вообще мог бы когда-нибудь подумать, а встретились они не потому, что их познакомил Док, или Том, или её брат, а потому что на неё замахнулся какой-то ублюдочный папаша. Интересно, что он подумал бы, узнав, что у неё есть и муж-боксёр, и брат-боксёр? В дополнении к заступнику, без всяких титулов и чемпионских поясов способному ломать пальцы...
- Да, я... - смутился чему-то Сонни, тут же заметно погрустнев, глядя на то, как жмётся сын к матери, и ещё чувствуя своей ладонью прикосновение. - Не очень сейчас хороший период у меня. Я развожусь. - хмыкнул, обратив свой взгляд в песочницу. - Можно, я тут поошиваюсь немного с вами? Провожу домой, или что-то вроде... у меня сегодня, вроде как, выходной, но идти тоже не хочется никуда.

+1

12

Казалось бы, Сонни был человеком не того типа, к которому можно было вот так подпускать детей. И может другая женщина еще раз сто подумала, дать своему ребенку коснуться такого дяди. Даже не смотря на то, что они прошли некую проверку в той тюрьме. Каждый по своему и в то же время вместе. Но ее дочь не ко всем еще и шла на руки или интересовалась какой-то деталью одежды, подозрительная, всегда будет всматриваться, и порой даже стараться уводить мать от этого человека. Как было с Питом в госпитале. Джордана буквально била тогда Джейн по ноге, кричала едва не в истерике, а потом оказалось, что мужчина принимал наркотики. Вскрылось на операции. А ведь талантлив был. А куртка Сонни подверглась такому тщательному досмотру, что Джо заползла ручкой в открывшейся карман.
- Нельзя, это дядин карман. Там его вещи. – Она посмотрела на улыбающегося Сонни. – Ну хоть ты ей скажи, что нельзя. – дочь смотрела на нее невинным взглядом. – О нет!! Это не сработает. Не надо меня гипнотизировать, родная. Сонниииии, тебе не идет быть Санта Клаусом и все дозволять.
Как оказалось в кармане ее знакомого, Джордана нашла зажигалку, которая блеснула на солнце.
- Практики… Я два дня не спала. Меня по факту как кутенка выбросили. Мало обстановка напрягала, так и ранения сложные. Жаль, что я не смогла тогда парня спасти. Отдай дяде, милая.
- Неть!
Джейн просто разжала пальчики маленькой ладошки и зажигалка выпала в песок.
- Все, ты больше не куришь, - улыбаясь, женщина попыталась через сына дотянуться до предмета. – Я надеюсь, что мне не дадут забыть. Я не вижу себя нигде, кроме медицины. Много раз себя спрашивала А как бы сложилось, если бы я пошла работать куда-то в другое место. Никак. Даже фантазия не срабатывает представить.
Флетчер думала, что сама встреча будет для нее удивлением, но то, что между ней и Сонни начинали всплывать общие знакомые, привело ее в больший восторг, как ребенка. Приятно, когда с человеком, которого ты помнишь в приятных мыслях, тебя связывают знакомые, столь значимые в твоей жизни.
- Ты знал Винса? – удивлённо Джейн посмотрела на Сонни. Хотя чему поражаться. Столько народу было вечно у его кабинета, может и Пульсу что-то от него когда-то требовалось. А вот дальше Флетчер была сражена на повал. – Что? Ты знаком с Томом? Вот это известие. Джея ты тоже знаешь? Видел в клубе? Погоди, - в ее голове завертелись кусочки мыслей, которые складывались в картинку. Не очень приятную, но от этого отношение резко к Сонни не менялось. Днем у Тома не бывает непрофессиональных групп спортсменов.  – Твои тренировки начинаются не поздно вечером? Не удивляйся, - отмахнулась, понимая, что сейчас до итальянца дойдет, что тайная жизнь ее мужа ей прекрасно известна. И отсюда можно запросто понять, чем занимается Сонни, а точнее на кого работает. В кармане зазвонил телефон, и Джейн кивком попросила подержать Джордану Пульсу, - да. Контракт на почту выслали? Хорошо, я проверю условия и погрешности в случае срыва сделки. Я знаю сколько должно человек подписать договора. – Она подошла к коляске, где лежала проснувшаяся малышка. – Моя, врачей, кто будет заниматься транспортировкой, юрист и мистер Монтанелли. Я это знаю. Дня через два вы получите ответ. Спасибо. – Отключившись, она взяла Джоанну на руки. – Ты говорил, что хотел бы проболтаться с нами. Тогда приглашаю тебя в гости. И не думай, что все таки ты разведешься. Мне кажется, не все так просто в твоей жизни, но итог все равно будет приятным.
Они дошли до машины, и Джейн отдала ключи Сонни, сама села с детьми на заднее сидение, назвав свой адрес.

+1

13

Пульс был настолько человеком "не того типа", что Джордану боялся больше... не то, что боялся больше, чем она его - девочка-то его не боялась абсолютно; - больше, чем того мужика, который хамил её маме, или даже если бы вместо него был кто-то в раза два больше, Сонни бы всё равно испытывал бы меньше тревоги перед ним, чем сейчас, когда ребёнок тянул ручки к его пальто. Здоровый мужик, Пульсоне просто замер на месте, опасаясь пошевелиться, словно мог спугнуть её, как бабочку, севшую на ладонь, или как-то навредить, словно дочка Джейн была столь же нежной, как это яркое и грациозное насекомое. И смотрел он на девочку так, словно верующий сморит на чудо, даже и осознавая дикость этого положения - понятия о детстве, сами дети, казались настолько ему чужеродными, что даже там, на Аляске, к примеру, когда они с Агатой и остальными грохнулись в лес вместе с самолётом, оказавшись в окружении волков, он был больше к месту, чем под надзором наивного, но одновременно строгого взгляда маленькой девочки... Общаясь с Аароном, он чувствовал нечто подобное, но не с такой силой. Тот был уже повзрослее, обо всём имел своё суждение, он мальчиком был, в конце концов - и с ним проще было какой-то общий язык... вернее, вообще можно было найти общий язык, а с маленькой Флечтер он вряд ли сумел бы так уж хорошо поговорить. Выражать-то мысли иными способами, кроме слов, Пульс и не умел особо.
- Не надо в карман. - с разрешения Джейн, выразился Сонни, но Джордане это вряд ли оказалось понятным, потому что от улыбки на своём лице он так и не смог избавиться, не пустив на лицо строгое выражение - неудивительно, что дочка не поняла. Едва заметно он вздрогнул, поведя плечами, стараясь ощутить телом силуэт пистолета - он при оружии, и вот что точно будет плохой новостью для всех, это если ребёнок у него под пальто ствол обнаружит. Поэтому, когда ребёнок обнаружил другую, куда менее опасную бяку в его кармане, и на какое-то время потерял к его пальто интерес Пульс заметно расслабился.
- Нельзя спасти всех... наверное. - пожал плечами Сонни. В какой-то момент своей жизни, он просто научился стараться не считать плохие вещи - сколько дней там пришлось не поспать, сколько раз курок спустить, сколько крови отмыть со своих рук. Просто отпускать, не запоминать... и тогда спится лучше. Понял, наверное, что просто безнадёжен - смирился с тем, кто он такой есть в этом мире и где его место. - Ну вот. - усмехнулся, когда Джордана бросила его зажигалку в песочницу, вместо того, чтобы положить в протянутую ладонь. - Это вряд ли... - ответил Джейн, улыбнувшись, и приподнял руку, останавливая её. - Ничего, я подниму. - подняв зажигалку, Пульсоне подул на неё, сдувая песок с корпуса, и спрятал обратно в карман, взглянув на девочку и разведя руками. Может, она и хотела сказать, что курить - это плохо и вредно, кто спорит; но зажигалка дяде всё равно ещё нужна. - Да, думаю, я понимаю тебя. Сам чувствую нечто похожее... - кивнул Сантино, улыбнувшись. Спросить, где он себя самого ещё видел, кроме как там, где находился прямо сейчас?.. Ну, в тюрьме, быть может - хочешь, не хочешь, а он там жил достаточно долгое время. В армии? Нет, это оказалось для него слишком скучным и пресным двадцать лет назад, а сейчас это и тем более не для него. Но и этот опыт никуда не деть. А больше Пульсоне особенно и не умел ничего. И даже если бы он занимался торговлей оружием, легально, в смысле - открыл бы оружейный салон где-нибудь, получил лицензию, или что там потребовалось бы, всё равно это, по сути, была бы та же самая сфера. 
- Я бы скорее сказал, что у них нету твёрдого графика, но - да, и поздно вечером иногда тоже.
- кивнул Сонни, недоуменно поглядев на Джейн. Марано в курсе того, кем являются многие из друзей и знакомых его мужа, или что?.. Вообще Пульс был в курсе, что Винс был не единственным доктором, медицинские навыки которого использовались Семьёй, слышал и что некоторые из таких врачей под халатом носили юбки, а не брюки, но лично знал не всех, только Фортуно-младшую - которая, впрочем, давно в Сакраменто ни живёт и не работает. Джейн ей своего рода "коллега"?.. Чувствуется, что тюрьма оказалась практикой не только для "полевой работы"...
- А как тебя зовут? - у Джейн зазвонил телефон, и она так выразительно и так просто кивнула Сонни на своего ребёнка - как будто это так легко для него было, занять её чем-то... не говоря уже про то, чтобы подержать или что-то больше. Но к телефонному разговору Флетчер он не прислушивался, не имея привычки греть уши, когда кто-то из своих разговаривал о собственных делах. - В гости?.. - смущённо переспросил, когда Флетчер вернулась. - Серьёзно?.. Это будет честью для меня. - улыбнулся Джордане и Джереми, отходя за коляской. У Джейн ведь только две руки, а детей - трое... - Не знаю... Я думаю не об итогах. - пожал плечами Сонни в ответ. Он не так уж молод уже, хотя и не нажил почти что ничего, но и итоги под своей жизнью тоже подводить не торопиться. - Мне сейчас приятно общаться с тобой и твоими детьми, вот что я знаю... Спасибо за это. - улыбнулся, когда они подошли к автомобилю. Не только дети, но и оба её старшие ребята-боксёры люди приятные, несмотря на угрожающий вид. Большое семейство... счастливое, насколько он может судить - есть тут, пожалуй, чему позавидовать. Получив ключи, Пульс открыл багажник автомобиля, чтобы можно было разместить там коляску. Как там правильно дети в машину укладываются?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тесный мир