В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » after dark;


after dark;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Ramona & Woody
2008
[ з д е с ь   б у д е т   э п и к ]
Ходит она тут, в белье одном. Задницей своей костлявой трясет, словно обладает шикарной и пышной фигурой. И в душу смотрит, тварь такая, заманивает своими зелеными. Придушил бы, гадину. Но вместо этого тянусь за очередной бумажной купюрой, чтобы спрятать ее за розовой тканью ее кружевных трусиков.

0

2


     Я вообще о ней ни разу не вспоминал. Серьезно, кто она такая вообще? Имя у нее дурацкое, мексиканка. Тощая, как дворовая собака, сисек нет. Улыбка широкая, зубы крупные, как у лошади. И рука тяжелая, а в совокупности с острым каблуком эта смесь мне не нравилась еще больше. Трахается неплохо, ее веселенькие трусы до сих пор хранятся в моем шкафу - украл как памятную реликвию.
     Но я о ней не думаю. Ни разу не думаю. И не снится она мне в обличье греческих богинь. И не поливает себя оливковым маслом, натирая аккуратные груди и заманивая меня к себе в междуножье. Кудри на палец не накручивает, не зовет меня своим господином. Я вычеркнул ее из своих мыслей еще в тот день, когда дверь общественного туалета закрылась за моей спиной, а она оставалась там - поправлять макияж, искать трусики, вытирать со своих бедер следы нашей животной любви. Чем там еще занимаются барышни после секса?
     Все равно, по хуй вообще. Живу дальше своей жизнью и ни разу не жалею о том, что не взял у нее номерок. Когда вообще это было? Всего тринадцать дней назад, во! Но на самом деле я не помню точную дату, вообще нихуя не помню. И что ногти у нее были накрашены алым - тоже не уловил. Не задела меня ни капли. Сука коварная.
     А дальше все без изменений. Жизнь идет своим ходом: подготовка к очередному бою, бойни дома, ночевки в родном трейлере. Развлечения в моей жизни попадаются не так часто - поход в бар с Рико, моим корешом. Поход по бабам. Сегодня мы решили соединить прекрасное с полезным: мятые брошюрки с голыми сиськами перед моим носом - от них пахнет спермой, словно Рико уже треннировался перед посещением стриптизерш.
    - Там горячие телочки, Гуффи. - Он раздражает меня своим обращением, затем ярым желанием потрогать меня за кудряшки. Не позволяю ему таких интимных вольностей, ударяя по пальцам негра, и забирая у него рекламный лист. - И поди-ка все тощие, как сушеные воблы?
    Он ржет - я расстраиваюсь. Задумчиво потираю бородку, рассматривая смуглую модель на обложке. Грудь большая, жопа маленькая. На рожу не смотрел, да и не буду. Не ценитель я красоты ебла, красота тела меня всегда интересовала больше. Разукрашенная. Волосатая. С растяжками.
    Я перечислял вслух их недостатки, шлепая шлепками по гравию нашего квартала, пока Рико в припрыжку несся вперед, уговаривая меня не быть таким занудой.
    - Хули ты такой заебаный сегодня?
    - Стивен ростков новых не дает. Печалюсь. Будде что ли помолиться? - хотя я в Иисуса верю. Но он мне вряд ли поможет в выращивании конопли.
    Музыка ударяет в голову. Сжимает виски - долбит в уши. Сексуальный контакт сразу с порога - неплохо, неплохо. Сисястая официантка встречает нас с подносом пива. Я тянусь к нему рукой, а она ехидно уворачивается от меня и грозит пальчиком:
    - Нет-нет-нет, сладенький. Сначала заплати.
    Грустно. Очень грустно. Я чуть не заплакал. Но взял себя в руки и двинулся в сторону бара, так до него и не дойдя. Рико занял нам столик - у самого подиума. Темноволосая девица посыпала нас перхотью со своей шевелюры - белая пыль валится в пепельницу - я не обращаю внимания, придвигаю ее к себе. Курю.
    - На картинках они выглядели более свежими. - Рико тоже расстроен. Этот обиженный взгляд щенка, которому не досталась косточка. И мой разочарованный взгляд бульдога, которому не хватило мяса. Вкусы у нас разные, но реакция одна на двоих. Я заказываю нам темного пива, прошу шотландского - на меня смотрят на на придурка. Отворачиваюсь, жду заказ. Незаметно проверяю наличные в своем кармане. Двести долларов. Прячу сотню в трусы, чтобы не ужраться и не потратить все. Бой еще не скоро, и мне до этого времени придется как-то жить.
     - А теперь встречаем самую зачетную соску нашего бара - Рамону "Зеленоглазую Суку".
     На самом деле ее не представляли. Это я так, добавил отсебятину для более эффектного выхода этой мексиканской суки. Делаю глоток своего пива, а на устах привкус текилы. Соленый такой, приторный, густой. Смотрю на ее ягодицы, сразу их вспоминаю. Электротоком по коже - вот же паскудина, я то думал так трясти булками она будет только для меня.
     Белье розовое, невинное. На ее смуглой коже выглядит кукольным, и я смотрю не отрываюсь - в этом лифчике ее грудь выглядит больше, чем на самом деле. Морду накрасила - зря она, без тонны косметики ее личико мне нравится больше. Хотя да, я не любитель красоты ебла, я люблю пышных сексуальных девиц,  не мексиканских худышек.
     - Че, понравилась наконец? - этот его смех гиены, пихает меня в бок, отвлекает от зрелища. А Соса даже не успела начать танцевать. Визги писки по сторонам, мужские. Деньги трясутся в воздухе. Я закипаю. Готов носиться по залу и отнимать у всех наличные, чтобы не платили этой грязной шлюхе за разврат. Я думал, что я особенный!
      Не видит меня, не радуется. Улыбается каким-то чмырям. Не мне! Уши краснеют от ярости, кулаки сжаты, сейчас бы подраться. Я роюсь в кармане, поднимаюсь на ноги, иду к бару. Рико не обращает внимания - привык, что я ебнутый, смирился.
     - Разменяй? - сую под нос двадцатку - бармен смотрит на меня с удивлением. - Мелочью. Четвертаками, или даже центами. - Он все еще протирает бокалы. Думает я шучу. Приходится матюгнуться и сделать попытку пробраться через барную стойку - после этого до него доходит сразу - и он вручает мне прозрачный бокал с мелочью. Прикольный коктейльчик. Угощу им сейчас Рамону.
     Снова за столом - она уже крутится у столба, пара купюр торчит из ее трусиков. Волна негодования о того, что мужские руки трогали ее там. Моя территория, я туда кончал две недели назад, твари! Но я молчу, я терпеливый волк, я удав, я слон, я МАМОНТ. Она не выведет меня на эмоции снова. И я кидаю в нее первой монеткой. Попадаю в голову. Затем в живот. Металлический круг скатывается по груди. Привлек внимание. Трясу стаканом с мелочью в руке, призывая ее подползти ко мне ближе.
     - Детка, у меня есть деньги. Станцуешь мне приват? - Она рядом. Хмурится. А я медленно опускаю очередной четвертак ей в трусы. Белье чуть оседает под тяжестью такого богатства.

Отредактировано Woody Boyd (2016-03-08 14:26:04)

+1

3

Пятничные вечера - всегда мои. Я не только в зале с подносом, полным пива и прочего спиртного, я еще и на сцене отметиться успеваю. Горжусь ли я этим, люблю ли я это занятие? Я не любила ни одну свою работу. Честно. Я всегда оказывалась самой неспокойной и скандальной работницей. Дня. Недели. Месяца. Могла бы и года, но так долго я нигде не задерживалась. Потому что работа с людьми - не мой конек. Исключение - дети. Их куда проще усмирить, пригрозив отобрать любимую игрушку или конфету. А что делать против тех, кто приходит в этот замызганный бар на отшибе, чтобы выпить дешевого пива и посмотреть на плоские сиськи на сцене. Да, стоит признаться, мне бывает крайне трудно сдержать себя, когда любая другая девушка-коллега может улыбнуться и промолчать. Я же влеплю пощечину. И это самое безобидное из того, что я делала. За желание полапать мою задницу. Ущипнуть за грудь. Или оставить без чаевых. "Так нельзя работать" - или что-то в этом духе твердит мне наш супер-менеджер, которому я порядком надоела. Но это все, на что его хватает. Потому что шест любит мои сиськи и жопу, которые на фоне других смотрятся свежими. А вот несколько посещений курсов по управлению гневом - это мое наказание. Все от того же менеджера. Я проглотила эту обиду и покорно посетила эти занятия. Целое одно. Из десяти. За остальные девять я переспала с моим куратором.
Я намазываю тело специальным лосьоном, поправляю белье. Не смотрюсь в зеркало, ничего нового я там не увижу. Не люблю, как другие телочки крутиться часами у своего отражения. Зачем? Дыру на себе прожигать? Звучит моя музыка, мое вступление, распахиваю шторки, заступая на свою смену. Улыбка. Широкая, но фальшивая. Как и все в этом баре, пропахшем дешевыми сигаретами и потом работяг. Шест, шаг, откинуться, взгляд в зал. Улыбка. Стандартно. Наиграно. Играю на публику. Со временем я привыкла даже не раздражаться от того, что делаю. Но не научилась получать удовольствие, как твердят мне мои дуры-коллеги. Нет, серьезно? Любить эту работу. Наверное, я мечтательная дура, раз думаю, что это как-то не мое. Душа не лежит, и жопу сводит тереться об этот шест. Танцую себе, танцую. Думаю о своем о женском, как в меня что-то прилетает. Я не сразу понимаю, что именно и как на это реагировать. Это не очередная купюра в трусы, нет, ее-то я узнаю. И вот оно, снова! Что, монетка?! Я разворачиваюсь в танце, осматривая тех, для кого я тут распинаюсь. И вижу эту самодовольную рожу, которая две недели назад посыпала меня ругательствами. Имя еще смешное было, как же он там представился? А, не важно. Он трахал меня в туалете, прижимая грудью к прохладному кафелю, отбивая шлепками мои ягодицы. Это был хороший секс, который быстро закончился. А сейчас он сидел здесь, в моем баре, пожирал меня глазами и забрасывал, сука, монетками! Монетками, упырина! Я делаю еще один поворот в танце возле шеста, опускаюсь на колени, подползая к нему со всей блядской грациозностью, которую только смогла из себя выжать. Я видела так делают знатные шлюшки в фильмах. Я так не умею, не дано! Зато я постаралась.
- Что забыл здесь?
- Детка, у меня есть деньги. Станцуешь мне приват? - сказать, что в этот момент я готова была вдарить по его самодовольной ухмылке - не сказать ничего. Правда хотелось, руки чесались. Но я по какой-то дури пообещала себе неделю без срывов. На хрена спрашивается?
- Иди к черту! - злобно, сквозь зубы, но с улыбкой отвечаю я. Самой обворожительной улыбкой из моего ассортимента. И пытаюсь отползти обратно. У меня тут работа, танец, я не монетками греметь тут обязана, понимаешь? Но нет, тварь, не понимает. Очередная монетка опускается в мои трусики. Так, Мона, ты можешь справиться и с этим. Дыши глубже. Медленно отползай обратно, танцуй детка, ты умеешь. Жопой крути, похер тебе на эти монетки от Вуди. Вуди! Вот как его зовут! В следующий момент, когда он прицеливается, чтобы запустить в меня монеткой я в повороте бью его по руке ногой в красивой туфле. Не забыл как получать от меня туфлей, засранец?! Надеюсь ему больно. Надеюсь он отвалит. Надеюсь я дотанцую и собственноручно затолкаю в его глотку все монетки из трусов!

0

4

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » after dark;