Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Я все тебе хотела сказать ...


Я все тебе хотела сказать ...

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://25.media.tumblr.com/tumblr_lj7s6heiDQ1qavmcho1_500.gif
[audio]http://pleer.com/tracks/13871025rT3U[/audio]
Участники:
Макс Маршалл и Рене Орлин
Место:
Сакраменто
Время:
начнем вечером вторника пятого апреля
Погодные условия:
Тепло (+23,+20), временами дождит
О флештайме:
Некоторые вещи нельзя хранить долго в секрете. Они подобны коту в мешку, который сам даст о себе знать..

+1

2

Оглядевшись по сторонам, Тори в очередной раз тяжко вздохнула - она вместе с одноклассниками находилась в приемной частной клиники Сакраменто, где сегодня был назначен капитальный медицинский осмотр. Девушке вовсе не хотелось признаваться,в том что она нервничает и ей очень страшно... но это было именно так, потому как больницы и врачей она терпеть не могла с самого детства. Все началось, когда Виктории было пять лет и она попала в клинику, после того как сильно простудилась - ей было тогда так плохо, что пару дней пришлось провести в палате интенсивной терапии, куда не пускали ее родителей. Увидев как любимой дочурке делают весьма болезненные уколы, Кристина едва не устроила истерику впервые в жизни, так что доктор настоятельно посоветовал ей какое-то время не приходить и успокоится, чтобы не нервировать больного ребенка. В общем, всей этой нервотрепки хватило для того чтобы Тори начала бояться докторов и даже самый простой медосмотр был самым настоящим испытанием для нее. Правда нынче утром, отец весьма великодушно предложил сопровождать свое драгоценное чадо, но Виктория решительно отказалась, прекрасно понимая что должна сама обуздать свой страх. К тому же, она уже не маленький ребенок, да и подружки стали бы посмеиваться над ней, заявись она вместе с папой...
Итак, собрав всю свою волю и упрямство в кулак, Тори мужественно прошла всех врачей и процедурный кабинет, где надо было сдать кровь на анализ. У девочек оставался лишь один доктор в гинекологическом отделении клиники, после которого можно было облегченно выдохнуть. Решив разделаться с медицинским осмотром как можно скорее, Виктория прошла этого не самого приятного врача первой и после уселась в приемной на скамейку, поджидая своих подруг и решив пока полистать фотки в инстаграме. Самые-самые красивые были с недавнего школьного бала, где Тори блистала в совершенно сногсшибательном наряде, купленным любимым папой - разглядывая их снова, девушка улыбалась, а когда увлеклась, совершенно неожиданно вдруг увидела отцовскую пассию. Они не виделись с Рене с того самого похода в магазин, однако Тори знала наверняка, что отец продолжал с ней встречаться - совсем недавно, одна из одноклассниц показала ей пару фоток в ленте новостей. Макс на ней выглядел совершенно счастливым и довольным, так что Виктория была очень за него рада; к тому же, он не забывал уделять ей время и из дома к своей подруге сбегал лишь на уик-энд.
Пока Тори раздумывала, Рене с медицинской картой в руках, направилась к одному из кабинетов, возле которого приема ожидала еще одна пациентка в интересном положении. Мисс Маршалл направилась было следом, но на половине пути нерешительно остановилась, не зная будет ли уместно подойти и поздороваться? Отчаянно ругая себя за нерешительность, Тори спряталась за большой пальмой, что была в приемной и тут услышала весьма интересный разговор...
-...у нас это первый малыш... Знаете, мы с мужем очень хотели ребенка, но как-то не получалось.., -произнесла женщина, с которой начала разговор Рене. -Я уже отчаялась и почти решилась на ЭКО, но тут словно чудо произошло! А у вас тоже первый?
Остальное Тори слышала уже как в каком-то тумане... потому как подруга отца, мило улыбнувшись рассказала собеседнице, что тоже всегда мечтала о ребенке и у нее уже срок почти четыре месяца... Едва только смысл сказанного дошел до девушки, как она сорвалась с места и побежала домой, на ходу смахивая слезы - отец даже не подумал рассказать ей о столь важном событии...
-Детка, что случилось? -поинтересовалась Энни, едва только увидев свою любимицу всю в слезах. -Почему ты плачешь???
-Ничего, все прекрасно! -бросила Виктория, решительно направившись в отцовский кабинет, где он как обычно в этот час сидел за своими бумагами. -Ты можешь уделить мне немного времени? Это очень важно.
-Что с тобой? -подняв голову от документов и своего ноутбука, Макс даже испугался, посмотрев на дочь. Неужели что-то стряслось на этом чертовом медосмотре? -Конечно, дорогая...
-Знаешь... я давно уже привыкла, что вам с мамой было наплевать на меня.., -неожиданно резко выдала Тори, перебив своего отца. -Сначала работа... потом вы разошлись и стали жить каждый собственной жизнью. Когда ты сказал, что мы будем жить в Сакраменто, я подумала что все изменится - и ты всегда будешь рядом, даже если у тебя будет очередной роман.
-Тори... я не совсем понимаю.., -Маршалл едва ли не впервые в своей жизни совершенно растерялся, слушая дочку. Хуже всего было то, что каждое слово девочки было не в бровь, а в глаз, как говорится в народе. -Что я сделал?!
-Ты мог бы найти время и поговорить со мной! Я уже не маленькая и могу все понять! -Тори вновь ощутила как на глаза навертываются слезы и не смогла сдержаться. Ей было очень жалко себя... так словно она очередной раз оказалась досадной помехой для своего отца. -Но тебе на меня попросту наплевать!
Естественно, просто смотреть на подобное Макс уже не мог и вскочив из-за стола, крепко обнял Викторию и прижал к себе - правда вместо того чтобы успокоится, она еще пуще начала реветь, напугав его еще больше.
-Милая, пожалуйста... объясни что случилось? О чем я должен был с тобой поговорить? -Маршалл несколько раз нежно коснулся губами темных волос девочки, не отпуская ее из своих объятий. -Я очень тебя люблю и мне не наплевать на тебя, слышишь? Пожалуйста, успокойся и расскажи что стряслось... я реально ничего не понимаю...
-Ты... должен был сказать... что у тебя и Рене будет ребенок.., -наконец выдала Тори, продолжая заливать слезами рубашку Макса. -Я видела ее сегодня... в клинике....
Сказать что это был весьма интересный поворот событий - значило бы ничего не сказать вовсе... Макс был ошарашен не меньше своей дочери. Рен беременна и уже почти на четвертом месяце??
О том как такое возможно, Маршалл себя не спрашивал, потому как он и его вредная пассия частенько не думали предохраняться. Любопытно было другое - почему Ренни до сих пор ему ничего не рассказала? У нее срок четыре месяца... а это значит, что ребенка зачать им посчастливилось во время совершенно незабываемых новогодних праздников. Сомневаться в своем отцовстве Максу не приходилось, однако сейчас он был совершенно сбит с толку и не знал что ему думать...
-Папа... ты что ничего не знал об этом? -шмыгнув в очередной раз носом, Тори подняла глаза на Макса - его растерянный вид говорил сам за себя. -Я ведь ничего не испортила?
-Нет, милая, -Маршалл заставил себя улыбнутся. -Ты ничего не можешь испортить, даже не думай о таком - и хватит плакать, прошу тебя. Если кто-то и виноват, то только я...
Сразу сорваться к Рене, Максу в этот вечер не удалось - он не мог оставить дочь во взвинченном и расстроенном состоянии. Лишь когда она немного успокоилась, он оставил ее на попечение верной Энни и поехал к своей пассии, вызвав такси. Садится за руль своей теслы Маршалл не решился... и перед тем как позвонить в дверь он выкурил сигарету, чтобы хоть как-то привести мысли в подобие порядка.
-Когда ты собиралась мне все рассказать, Рен? -без лишних предисловий и каким-то помертвевшим тоном поинтересовался у своей пасси Макс, после того как она впустила его в дом. -О том что... ждешь моего ребенка?

+1

3

Сегодня Рене была безумно голодна! Наверное, еще никогда в жизни женщина не чувствовала такой острой потребности в еде, при этом с самого утра, когда она в два счета управилась с более чем сытной овсянкой и все равно не чувствовала себя достаточно сытой, чтобы смело идти на работу. В прочем, этот день обещал быть коротким. У нее был назначен прием у врача почти перед самим обедом. И поскольку женщина в последнее время куда быстрее уставала, она решила более не возвращаться на работу, проведя немного времени дома, посвятив свое время заслуженному отдыху и умиротворению. Естественно, о своем походе к доктору Максимилиану Орлин так и не сказала. Не смогла, пусть даже прекрасно понимала – совсем скоро ей уже не удастся от него ничего скрыть и тогда придется приподнять занавес тайны. Но, пока у нее еще оставалось время – в этом она была свято уверена. Именно по этой причине женщина решила еще придержать свою новость хоть ненадолго, желая урвать себе хоть еще парочку дней рядом с главным юристом «Гриндекса». Она солгала ему снова, сказав, что должна встретиться в центре города с сестрой и очень надеялась на то, что мужчина не заподозрит подвоха в ее словах и изысканной паутине лжи, которую она соткала так неосторожно.
Что же, рабочий день мисс Орлин начался в половине десятого, когда женщина не удержалась и попросила свою секретаршу позаботиться о каком-нибудь легком завтраке, вновь соврав, что ей пришлось пропустить первый прием пищи. Правда, секретарша явно не была знакома с предпочтениями в еде своей начальницы и принесла ей хлебобулочные изделия, от которых в последнее время Рене постаралась совсем вычеркнуть из своего рациона. Казалось бы, само провидение испытывает нынче ее, однако глава финансово-экономичного отдела фармацевтического гиганта не смогла устоять на этот раз перед соблазном. Она ловко справилась с бургером и круасоном, которые запила порцией сока, а после и фито-чаем. Пожалуй, только после этого Рене ощутила себя дееспособной и принялась за работу, от которой устала уже спустя полторы часа разборов отчетов за прошедший месяц. В прочем, работоспособность беременной женщины была под большим вопросом, а потому Орлин решила оставить все на завтра и не насиловать себя, покинув здание Гриндекса раньше. Конечно, она заглянула к Максу, с которым проболтала добрых полчаса, а то и больше, так что на прием к доктору она попала своевременно и в весьма хорошем расположении духа.
Она надеялась, что ей уже сообщат пол ребенка, а может быть, даже сделают очередные снимки, которые она хранила в особенной папке у себя дома. Конечно, глядя на посетительниц, ожидавших своей очереди на прием к гинекологу, Рене порой ощущала острую боль обиды или даже досады, ведь зачастую женщины приходили со своими мужьями, что всячески поддерживали их в этот уникальный период времени. Ей хотелось бы, пожалуй, чтобы Макс был также рядом с ней тут, вместо того, чтобы сидеть в своем кабинете, разбираясь с документами, проводя телефонные переговоры и прочее… Однако она прекрасно знала, что ушлому юристу это все могло очень не понравиться.  Вряд ли он планировал становиться отцом ее ребенка. К тому же, мужчина наверняка разозлится, когда узнает, что она решила оставить ребенка, хоть и питала светлую тень надежды на более благополучный исход. В прочем, прежде всего ей нужно было решиться сказать Максу правду.
Однако женщину отвлекли от ее глубоко философских размышлений более приятным разговором. Наверное, именно потому, что ей не было с кем особенно поделиться своей радостью, Рен охотно ввязалась в разговор с такой же беременной женщиной, как и она сама.
- Да, первый и тоже долгожданный. Я очень хотела забеременеть раньше, но, видимо, проще получается у тех, кому не хочется иметь детей, чем наоборот, - улыбнулась Рене своей внезапной собеседнице. – Уже тринадцатая неделя, почти четвертый месяц, - добавила она вскоре, сияя от счастья. Она даже не заметила, как за пальмой притаилась маленькая дочь Макса, у которой была прекрасная возможность услышать все и даже больше – сделать неверные выводы, которые ее расстроят.
В прочем, довольно-таки в скором времени Рене попросили пройти в кабинет, где и состоялся очередной плановый прием. Ее попросили сдать анализ, но УЗИ пока не делали, обещая уже на следующий раз порадовать ее новой информацией, которой обычно больше всего ждут родители. Но, Рене была уверена в том, что пол ребенка для нее не так уж и важен – мальчик или девочка, она будет любить своего ребенка больше всего на свете, каким его пошлют ей небеса.
Домой Рене вернулась в таком же приподнятом настроении. Особенной радости прибавило то, что она могла избавиться от обуви, из-за которой ноги не просто болели. Казалось, будто они отпадут, так сильно гудели. Так, устроившись в постели, женщина провела какое-то время, прежде чем не оказалась снова на кухне, где провела существенную ревизию в своем холодильнике, решив, что завтра днем обязательно закупит побольше полезных вкусностей. Вытащив свою папку со всеми результатами анализов и снимками ребенка в ее утробе, Ренни стала увлеченно пересматривать все снова и снова, пока не услышала звонок в дверь и … очень удивилась, когда увидела Макса. Правда, добежать до дивана, где она оставила все бумаги и обратно ей показалось не слишком разумным, а потому женщина осторожно открыла дверь, пропуская своего любовника во внутрь их дома, заметив, как зол тот был.
- Что-то случилось? – на ходу спросила Орлин, даже не подозревая того, что услышит уже в следующее мгновение. Пожалуй, ей оставалось только хлопать какое-то время глазами, пытаясь осознать, происходит все это на самом деле или ей показалось. Ведь, как много раз она репетировала свою речь перед зеркалом, в которой сообщала Максу о том, что ждет ребенка. И ведь ни разу не представляла себе, что он узнает как-нибудь иначе, не из ее уст.
- Откуда ты знаешь? – спросила Рене, справляясь с шоком. Она ощутила, как во рту все пересохло, а руки едва ощутимо затряслись, так что она лишь обняла себя руками, сложив их перед собой в замок. – Я собиралась сказать тебе, но … не могла решиться, - добавила она, направившись в гостиную, где и оставила результаты анализов и первые снимки ребенка, сделанные через УЗИ. Не слишком ловко она собрала все в кучу, которую и прижала к себе, будто бы боясь, что мужчина захочет лишить ее всего этого, ведь без особого труда можно было заметить, насколько зол был Максимилиан. Пожалуй, она его еще не видела в таким. – Прости, - прошептала она, не зная, что еще сказать, пока по щеке пробежала слеза. – Я знала, что ты не будешь в восторге…

Отредактировано Rene Orlean (2016-03-09 19:09:26)

0

4

Маршалл всегда считал, что хорошо знает женщин... однако только Ренни удавалось так часто заставить его ощутить себя полнейшим и законченным дураком. В какие-то моменты он позволял себе надеяться, что хорошо знает ее и действительно небезраличен ей - однако, Рен тут же делала все чтобы подчеркнуть свою независимость от него. Позиция типа: "сейчас ты со мной и это хорошо, но если тебя не будет, я не пропаду и не расстроюсь" - поначалу Макс надеялся, что сумеет изменить этот сложившийся уже статус их отношений, но конкретно сейчас понял что находится в совершеннейшем тупике. Чего Рене хотела добится, когда скрывала свою беременность? Ответы которые рисовались в воображении Маршалла его совершенно не радовали...
-Виктория сегодня видела тебя в клинике.., -коротко ответил юрист, последовав за своей пассией в гостиную, где и обнаружилось великое множество "улик", о существовании которых он даже не подозревал. Сделав шаг вперед, он протянул руку и вытащил из кипы бумаг, которую Рене прижала к себе небольшой снимок с УЗИ... и впервые увидел своего ребенка. Почему-то это фото совсем еще маленького человечка заставило Макса совершенно растеряться, а затем и ощутить новый прилив злости - получается, что он был нужен Рен лишь из-за ребенка?! Если конечно вообще был когда-нибудь действительно нужен... -Да я не в восторге, но похоже что ты не понимаешь почему? Я пытался понять чего хочешь, чтобы дать тебе все самое лучшее... но ты раз за разом давала понять что тебе НИЧЕГО от меня не нужно. Теперь я кажется начинаю понимать - то что тебе действительно хотелось, ты получила еще в самую нашу первую ночь. И если бы я не встретил тебя тогда в бутике, то мы бы наверняка больше не встретились, так ведь? Ты не собиралась мне звонить...
Наверное мало кому может понравится, что его попросту использовали? Для собственного удовольствия или еще какой-то цели - неважно, уже сам факт подобного не может не возмутить до самой глубины души. Сейчас, Максу снова было чертовски больно осознавать, что он ошибся в женщине которую боготворил... но человек видимо так устроен, что по жизни вновь и вновь наступает на одни и те же грабли? Десять лет назад Маршалла почти так же "убила" Кристина, заявив что уходит к другому, вдруг поняв что никогда не была ему нужна...
-Хватит юлить, Рен... здесь и сейчас, скажи мне наконец все как есть. Я чертовски устал от твоих игр и этой долбаной недосказанности - и подобные игры могут плохо кончится. Тори сегодня устроила мне настоящую истерику и много чего наговорила... но самое ужасное, что каждое ее слово было правдой на все сто процентов, -Макс заставил себя продолжить. -Я уже неоднократно убеждался в том, что бывает если человек заставляет себя молчать о чем-то очень важном... и мне очень хотелось хотя бы раз сказать тебе как я люблю тебя. Но раз за разом ты давала понять что это тебе вовсе не нужно - и доводить до того что происходит сейчас было очень жестоко с твоей стороны. Ты давно уже могла мне все сказать... и если я не был тебе нужен, я свалил бы из твоей жизни, как обещал тебе в том ресторане на пароме.
Маршалл не мог избавится сейчас от ощущения, что Рен словно вела двойную жизнь - одна была с ним, но лишь до поры до времени, как говорится... а другая ради совершенно нового будущего, в котором ему, увы, не было места. Именно поэтому, она и не хотела говорить ничего напрямую и чего-либо обещать - так что по сути, он не имел права сейчас предъявлять ей претензий, что не могло не злить еще больше.
-Мне надоело чувствовать себя дураком. Так что давай выясним все раз и навсегда, -завершил свою обвинительную речь Макс, ощущая стойкое желание что-нибудь разбить к чертям, чтобы дать выход собственным негативным эмоциям. И пока этого не произошло, он отошел к ближайшему окну в гостиной и открыв его прикурил сигарету... пожалуй, это было единственным средством хоть как-то успокоится сейчас.

0

5

Ответ был куда проще, чем могла себе вообразить Рене. Тори, дочь Макса, оказавшаяся в клинике не в самое подходящее для Орлин время, услышала, видимо, ту часть разговора, который состоялся у пассии ее отца с такой же, как и она сама посетительницей. Тут в пору было себя пенять за ту охоту и искренность, с которыми она делилась сокровенной информацией, однако данного положения вещей было не изменить ужа. Маршалл узнал о ребенке и был тому не особенно рад. Она лишь вытерла тыльной стороной ладони влажный след, оставленный слезой на ее щеке, прежде чем осторожно присмотреться к мужчине, что ухватился за первый снимок малыша, их малыша, у которого даже уже стучалось сердце – это она тоже слышала на одном из осмотров, которые проводились дабы удостовериться, что ребенок растет и развивается здоровым.
Отступив несколько шагов назад, прежде чем она ощутила позади себя просторный диван, женщина плавно опустилась на него, словно бы готовясь к тому приговору, который ей должен был вынести мужчина. Она не перебивала, даже не пыталась оправдаться, ведь кое в чем все-таки Макс был прав. Действительно, она не планировала ему звонить, когда узнала о своей беременности. Правда, на то у нее были свои причины, которых понять мужчине, быть может, будет не просто, если вообще возможно. Все-таки у него была дочь, о которой он мог, хоть как-нибудь, заботиться, тогда как у нее был лишь этот маленький комочек внутри нее размером с нектарин. На самом деле Рен не желала сейчас говорить, обсуждать или оправдываться… Ей хотелось, чтобы все снова стало на круги своя, как было еще на этих выходных, которые они провели вместе с Максом лишь вдвоем. Ведь, если бы она только знала, чем обернется этот поход к врачу, наверняка изловчилась поступить как-нибудь так, чтобы дольше скрывать свое деликатное положение. Все-таки в этом она достаточно преуспела, раз уж Максимилиан не догадался сам, пусть подсказок у него было достаточно. Чего стоили ей только прыжки давления, из-за которых ей однажды стало дурно прямиком в ванной, да еще и рядом с любовником, не говоря уже об увеличившейся в объемах груди и многом другом.
Может быть, уже завтра, она решилась бы сообщить мужчине о своем положении?
Но, чего стоят все эти «может быть» и «если»? Теперь уже ничего нельзя было поделать. И уж явно не стоило думать о том, какие еще варианты будущего могли бы ждать ее сейчас или завтра.
В прочем, настоящим открытием для Рене послужило признание Макса, которым он наградил ее в столь отвратительной манере, что лучше бы и вовсе заставил ее гадать, любит он ее или нет. Правда, если бы она хоть на мгновение задумалась о том, что своей игрой оттягивает этот момент, то наверняка изменила бы свою тактику, которая казалась ей весьма действующей. Но, зря.
Закусив губу, Орианна молчала. Она хаотично перебирала собственные мысли, глядя перед собой. Знала, что, посмотрев на Макса, она наверняка расплачется и тогда уже не сможет никак спасти свое положение, а ей хотелось бы вернуть хоть часть того, что у них было. Ей ведь так нравилось быть рядом с ним, в этой сказке, в которой ей не хватало только маленького человечка, своего родного…
- Ты прав, Макс, - ответила наконец-то она, когда Маршалл открыл окно и прикурил сигарету. И она не решалась запретить ему сейчас делать то, что ему хотелось. Все-таки это был и его дом тоже. - Ты прав, ведь я действительно не планировала тебе звонить тогда, - проговорила она, тяжко вздохнув и снова уронив пару тяжких слез. – Я знала, что не могу, не имею права приезжать сюда и вешать тебе на шею кроме себя еще и ребенка, отказаться от которого я даже и не думала, раз уж вышло забеременеть, - тихо продолжила она, глядя перед собой. – Сам подумай: мне тридцать три года, я в разводе и детей у меня нет, да и откуда им было взяться? Так получилось, что мы не были осторожны в Лондоне, Макс, да и после ты также не думал об осторожности, а я и не наставила, ведь разницы уже это не сделало бы. Возможно ты думаешь, что я все подстроила, но поверь – это не так, - она покачала головой, зажмурившись, но вовсе не затем, чтобы расплакаться еще больше, а лишь прекратить поток этих медленно выступавших слез. - Я тянула с этой своей новостью лишь затем, чтобы продлить наше счастье. Ведь, конечно, ребенок тебе не нужен. Я это понимаю, а потому и пыталась всячески отстаивать свою независимость и свободу – как ты не понимаешь?! - определенно у Рене, как и у любой другой женщины была своя логика, которой она желала подчинить и мужчину. Все-таки ей казалось все таким простым там, где на самом деле было сложно и наоборот. Только, увы, не все смотрят на мир под тем же углом, что и она сама.

+1

6

Говорят, что если доведется высоко взлететь, то потом бывает очень больно падать... особенно если летаешь на крыльях из воска очень близко к жаркому и беспощадному солнцу. Именно так можно было сейчас сформулировать душевное состояние Маршалла, которому довелось выслушать о себе много интересного и почти ощутить как все его надежды разбиваются на множество осколков. И как водится, самые болезненные удары нанесли близкие ему люди - пусть не намеренно, но все же чертовски больно и невовремя...
Еще совсем недавно, Макс тешил себя надеждой, что все же сумеет разбить те барьеры что ставила между ними Ренни - скорее всего, она делала это вспоминая свой неудачный брак и ассоциируя одного юриста что был с ней раньше, с тем что достался ей сейчас. Однако, Маршалл, увы, так и не смог догадаться, что действительно творилось в голове и душе его вредной пассии... читать мысли он не умел, а идти на откровенности Рене не спешила. То что происходило сейчас, было в некоторой степени закономерно и единственно-верным выходом в данной ситуации, было наконец услышать друга и наконец-то высказать все как есть.
Затянувшись в очередной раз своей сигаретой, Макс думал о том как ему быть... и при всей своей обиде на Рен, вдруг совершенно явственно понял или даже ощутил, что не может и не должен ее потерять. Несмотря ни на что, время что они провели вместе было самым лучшим в его жизни за последнее время - пусть Рене не была слишком щедрой на какие-либо нежные признания, она все равно дарила себя своему пылкому кавалеру без остатка. Думая о том, как хорошо им было вместе, Маршалл не мог позволить себе все разрушить, продолжая обвинять свою возлюбленную... что сделано, то сделано?
Тем временем, Ренни решила ответить на все выставленные ей претензии - и обернувшись, юрист заметил, что она едва сдерживает слезы и тихо вздохнул. Сегодня ему уже пришлось успокаивать одну отчаянно ревущую девчонку и потратить на это немало усилий и нервов... а Рен вообще сейчас было противопоказано расстраиваться. Макс все еще был чертовски обижен на свою возлюбленную, однако чувства все же взяли верх над злостью на нее - и сейчас, как никогда раньше, появилась надежда наконец-то услышать хотя бы один прямой и честный ответ на свои вопросы...
-Ты ничего не поняла, Рен... быть может потому что считала что я такой же кретин как и твой муж, -тихо сказал Маршалл и выбросив окурок, решительно подошел к своей женщине и притянул ее к себе. Осторожно взял ее лицо в свои ладони и прежде чем продолжить, губами снял несколько появившихся на ее щеках слезинок. -Все можно было решить куда проще... но ты всегда была слишком упрямой и гордой, ведь так? Тебе было проще накрутить себя, чем спросить меня напрямую - быть может я действительно кретин и подлец, каким меня считают Бойлы и остальные мои, так называемые друзья... однако, с тобой все с самого начала было по-другому. С того самого момента как ты упала мне на руки в том автобусе, помнишь?
Он привычно провел ладонью по щеке Ренни - как делал уже много раз и этот привычный и спокойный жест избавил его от остатков злости на нее. Развернутся и уйти было проще всего, но это означало бы потерять ее навсегда, чего Максу конечно же не хотелось... и пора было уже признаться самому себе, что именно эта вредная, упрямая и очень гордая женщина стала для него всем миром за короткое время их знакомства.
-Хватит оправдываться, Рен... хотя бы раз будь честной и скажи что хочешь быть со мной. Правда, у тебя по сути нет выбора теперь - потому как я не откажусь от своего ребенка. Это самая лучшая новость, которую ты только могла мне сообщить... потому что она наглядно доказывает, что ты только моя, -Макс заглянул в глаза Рене, ожидая ее ответа и крепче обнял, легонько коснувшись губами ее щеки. -Я люблю тебя и давно должен был сказать об этом... ты согласна терпеть еще одного невыносимого юриста рядом? 

+1

7

Максимилиан не заставил себя долго ждать и, докурив свою сигарету, от которой он избавился, выбросив ее в окно, чем нанес непоправимый вред окружающей среде, за чистоту которой сражалась Элизабет Орлин, правда, в Лондоне, мужчина заговорил. Он сказал, что это она ничего не поняла, на что Рене могла лишь шумно выдохнуть, ведь она была иного мнения. Именно о нем, она и сказала совсем недавно вслух, уже не ожидая ничего хорошего от этого дня, что прошел для нее на высокой ноте. А в прочем, пусть даже Макс и был иного мнения, кому захочется признаваться в собственных ошибках? Тем более, когда цена этих ошибок слишком велика.
Улики, подтверждавшие беременность Рене, разлетелись во все стороны, приземлившись на полу, как только Макс подошел к своей пассии, которую и пожелал притянуть к себе, заставив ее подняться наконец с дивана. Определенно не зная, чего ей стоит ожидать, Орлин замерла на месте, позволив своему пылкому кавалеру не только взять ладонями ее лицо, но и прикоснуться губами к ее щекам, которыми он подобрал пару соленых слезинок. Удивленная этим поступком мужчины, Рен не совсем представляла себе, что же последует дальше, ведь в театре своего воображения она уже примеряла себе к лицу новую роль одинокой дамы, которой снова предстояло уведомить семью о том, что она одна. Как там говорила ее младшая сестра? Теперь семья сочтет ее абсолютной неудачницей, которая не смогла удержать мужчину. Вот, правда, уже второго мужчину за последнее время. И тем не менее женщина нахмурилась, явно не желая ставить в вину именно свою гордыню и упрямство. К тому же, она ощутила далеко не самый приятный аромат сигарет, который начал мягко обволакивать ее, с тех самых пор, когда Максимилиан подошел к ней. Отрицательно повертев головой, Ренни желала было высказаться, но весь поток ее мыслей поместился лишь в пару слов.
- Я боялась, Макс, - не настойчиво, но попыталась отстоять свою позицию Рене, упрямо цепляясь за весьма нелепым объяснением, которое она только могла себе подобрать сейчас. Но, к счастью, Маршалл не слишком сильно внимания уделил этим ее словам, продолжив свою речь.
Она улыбнулась сквозь слезы, когда Макс повторил свое признание и задал сейчас определенно самый странный, по мнению Орлин, вопрос, на который даже не нужно было отвечать чего-либо. Ну, ведь разве он не понял, что она тянула со своими новостями из-за него?! Нет, наверняка, не понял.
- Глупый, ты, Макс, - ответила она, прижавшись щекой к груди невероятно вредного юриста, наплевав на время о том раздражающем запахе сигарет, который ощущал ее чувствительный нюх. – Почему ты мне раньше не сказал? Ведь Кэтрин Бойл говорила, что ты любишь, а я не верила ей, – пожалуй, прекратить сейчас плакать она не была в состоянии, поэтому Рене без зазрений совести продолжила. – Я ведь тоже люблю тебя, Макс. Знал бы ты только, как мне хотелось, чтобы ты сегодня пошел к доктору вместе со мной. И как я боялась лететь в Вашингтон из-за ребенка, … - она шмыгнула носом, подведя взгляд заплаканных глаз на мужчину. – Ты правда не против ребенка? – пожалуй, сейчас она была похожа на ту маленькую и наивную Орианну, которой была в детстве, которой нужно было по пять раз повторить одно и тоже самое, чтобы она наконец-то поверила.
- Знаешь, Макс, - погодя парой мгновениями, обратилась к своему возлюбленному Ренни. – Справедливости ради, я должна заметить, что пахнешь ты отвратительно – ненавижу сигаретный дым, которым ты насквозь пропитался, - все еще осторожно, но от этого не менее решительно добавила женщина, которому оставалось лишь что-нибудь сделать с этой проблемой.

+1

8

-Успокойся пожалуйста... я надеюсь, твой доктор говорил, что тебе нельзя сейчас плакать и расстраиваться? -Маршалл улыбнулся, крепче обняв свою вредную пассию. -Я пойду с тобой к врачу, когда скажешь и даже более того - пообщаюсь с ним завтра же и узнаю все рекомендации для тебя. Конечно я не против ребенка... это очень неожиданный, но приятный и самый лучший подарок от тебя, Рен.
-Справедливости ради, я должна заметить, что пахнешь ты отвратительно – ненавижу сигаретный дым, которым ты насквозь пропитался, -не удержалась от вполне закономерного замечания Рене, на что Макс лишь рассмеялся. Все-таки его пассия была просто неподражаемой и даже после достаточно непростого для обоих выяснения отношений, осталась верной себе.
-Извини, любимая, но у меня сегодня был порядочный стресс, -хитрый юрист позволил себе картинно пожать плечами. -Сначала Тори ревела добрых два часа, высказав мне все что можно и нельзя, теперь ты плачешь... не надо думать, что мне все равно и подобное проходит для меня легко и приятно. Так что сегодня тебе придется простить мне эту сигарету, я ведь держался почти неделю прежде чем сорваться.
От вредных привычек всегда бывает трудно отказаться... особенно если со временем они становятся неотъемлемой частью профессиональной деятельности. Работая на опережение своих деловых оппонентов, Макс привык позволять себе некоторую слабину в виде элитного алкоголя и сигарет - но ради Ренни вполне мог заставить себя отказаться от того и другого. Упрямства ему было не занимать, да и выполнение самых сложных задач его никогда не пугало.
-Вот что мы с тобой сейчас сделаем - ты соберешься и поедем ко мне. Поужинаем вместе с Тори.., -предложил было Маршалл на что Ренни лишь вздохнула, поначалу высказавшись против этой затеи. Она сейчас расстроенная и заплаканная... куда ей ехать? К тому же они могут прекрасно поужинать в ее доме... -Рен, это очень важно, пойми... мы вместе и после того что узнала моя дочь, надо поговорить с ней и как-то объяснится. Тебе надо наладить с ней контакт...
Максу очень хотелось избежать ревности со стороны старшей дочери по отношению к его будущему ребенку, ведь такое было вполне возможно. Тори очень долгое время росла одна и привыкла что все внимание родителей (когда те были не заняты своей вечной работой) принадлежало только ей - а теперь совершенно неожиданно стало известно, что у нее вскоре появится конкурент. Для того чтобы дочка нормально отнеслась к серьезным переменам в личной жизни своего отца, следовало не отстранятся от нее...
-Давай-ка умоемся как следует и поедем, -приобняв Рене за плечи, Маршалл повел ее в ванную словно маленькую капризную девочку. -После того что сегодня устроила Виктория, нельзя откладывать этот разговор на потом, понимаешь? К тому же, мне кажется что вы легко подружитесь, ведь ты ей очень понравилась тогда в магазине. Она не должна думать, что является досадной помехой для нас с тобой... потому что именно это и следовало из ее слов...
После всех уговоров, Ренни все же согласилась поехать к Максу, пусть даже это выглядело не совсем удобно по ее мнению. По счастью, Тори уже успела успокоится, так что вышла в гостиную встретить отцовскую пассию уже более-менее в нормальном настроении - девушка очень надеялась, что из-за нее отец не рассорится со своей подругой и вздохнула с облегчением, когда они приехали вместе.
-Простите меня за сегодняшнее... я очень хотела подойти к вам и поздороваться, но не знала будет ли это уместно, -тихо сказала Тори, подойдя к Рене. -А потом мне стало так обидно... но я правда не хотела вам все портить.
-Ты ничего не портила, дорогая, -тут же высказался Маршалл. -Давайте поговорим за ужином? Наверняка Энни приготовила что-нибудь очень вкусное... так что пойдемте за стол?

+1

9

Обычно, когда нас пытаются успокоить, зачастую, становится только хуже. Собственная жалось к себе становится невыносимо жгучей, так что становится не возможным сдержать тот поток слез, которые текут уже не отдельными капельками-слезинками, но целым потоком по хорошо изведанной тропинке. Однако в случае с Рене, явно было что-то не так, раз уж она действительно прислушалась к словам мужчины, в объятиях которого так нуждалась… Ведь, казалось, она могла его только что потерять. При этом виной тому была самая обычная недосказанность и фантазия, зашедшая слишком далеко, чем стоило отпускать ее.
Женщина судорожно глотнула воздух ртом, пытаясь успокоиться. Ведь, как бы там ни было, а ребенку это вряд ли пойдет на пользу. Риски наградить долгожданного малыша чем-то вредным для его здоровья и так были велики, а тут она еще добавляет вместо того, чтобы позаботиться о нем. Почему-то именно сейчас Рен припомнила слова сестры, сказанные ней в Рождественскую ночь, когда они только покинули дом Боба, чтобы прогуляться. От этого ей стало не по себе, так что она лишь крепче вцепилась в Макса, не торопясь отпускать его, пусть даже от него и несло сигаретным дымом, с которым она будет бороться, пожалуй, и дальше. Тем более юрист не возражал против объятий, да и дал исчерпывающие объяснения ей относительно запаха.
- Ну, хорошо, - согласилась она, тяжело при этом вздохнув. – Но, что-то мне подсказывает, что сигарет было больше…  - нахмурилась она, посмотрев на Максимилиана куда более уверенно. В любом случае, она не пыталась сейчас его осуждать, как могло показаться поначалу. Она пыталась указать лишь на то, что эту одежду стоит снять, а запах смыть и забыть об этом тяжелом разговоре. Правда, намекала она сейчас, откровенно говоря, хуже некуда. Куда проще у нее получалось просто отвлекать Маршалла от темы разговора, играя их обоюдным желанием, которое и позволило ей дотянуть со своими тайнами до столь позднего времени. Только пользоваться предыдущими уловками она не могла, да и не хотела. Хвала небесам она его хотя бы удержала… и тут в пору было снова вернуться к Рождеству и прогулке с сестрой, которая предупреждала ее тогда, пытаясь отговорить от ЭКО.
Но, тут Макс высказал внезапное предложение.
- Что? Сейчас? – переспросила она. – Но, но … я ведь не одета, да и мои глаза наверняка красные и подпухшие теперь, и я ужасно выгляжу сейчас, - ухватившись ладонями за пылающие щеки, огласила Ренни, на что получила закономерный и прогнозированный отказ. В прочем, слова Макса имели смысл. Она это знала, хоть и не желала признавать и соглашаться на поездку, тщетно надеясь на то, что мужчина проявит терпеливость к ней и уступит ей. В общем, да. Максимилиан разбаловал ее конкретно своими компромиссными решениями, и она надеялась на то, что так будет снова. Но вместо этого Маршалл обнял ее за плечи и повел в сторону ванной, расположенной на первом этаже, где Рене и привела себя в порядок.
- Да, я понимаю, - согласилась Орлин, кивая в такт своим словам. В прочем, она могла себе представить, какую истерику устроила своему отцу Тори, у которой оставался из родителей лишь один отец, ведь не так давно она потеряла свою мать. А эта потеря девочками переживается очень болезненно, как и любая другая потеря в подростковом возрасте. - Наверное, стоило и раньше подумать о том, чтобы наладить с ней контакт… - добавила она, продолжая накладывать тот минимум макияжа, который она могла себе позволить, чтобы вскрыть слегка покрасневшие глаза и нос, который всегда краснел у нее на морозе и из-за слез.
Женщина не стала менять свой гардероб, оставшись в той одежде, в которой и встретила своего пылкого кавалера. Она лишь собрала свои улики, которыми был усыпан пол гостиной, прежде чем последовала за Максимилианом в ожидающее их такси. Садиться за руль никто из них не желал. А в доме Макса, куда она впервые попала именно этим вечером, их сразу же встретила Виктория, которую Рене тут же стало жаль. Меньше всего ей хотелось, чтобы эта милая девочка плакала из-за нее.
- Извини, Тори, - выслушав извинения девочки, тут же взялась извиняться и Рене. – Я не хотела, тебя обидеть. Нужно было, чтобы вы об этом иначе узнали, - добавила она, неловко пожав плечами, прежде чем Макс позвал их к столу. И ведь, тут как говорится, витало так много ароматов, от которых у беременной женщины сразу же проснулся аппетит.

+1

10

По правде говоря, верная и преданная домработница Маршаллов не на шутку перепугалась, увидев Тори в слезах после медосмотра. Неужели с ребенком что-то случилось в клинике? Энни прекрасно знала насколько девочка боится врачей и всяческих процедур, так что едва Макс куда-то уехал, тут же пришла в комнату к своей любимице и потребовала от нее объяснений. Пожилая и очень добрая женщина обожала Викторию словно родную дочку, так что девушка ничего не стала от нее скрывать... да и был ли смысл сейчас делать из всего тайну?
-Дорогая моя... посмотри на все с немного другой стороны.., -тихо сказала Энни, обняв Тори. -Твой отец наконец-то нашел свое счастье, раз у него все настолько серьезно с той леди - я так надеялась что он женится и у вас будет настоящая семья... Тебе очень нужна мать...
-Я так часто с ней ссорилась... из-за ее приятеля, -вздохнула девочка. -Но разве ее можно заменить?
-Ее никто тебе не заменит... но порой судьба дает человеку шанс вновь обрести потерянное. Посмотри на своего папу - он ведь тоже потерял родителей, когда ему было столько же лет, сколько тебе сейчас, -ответила Энни. -Твои дедушка и бабушка смогли сделать невозможное и стать ему настоящей семьей... быть может пассии твоего отца тоже это удастся?
-Не знаю... но я надеюсь, что ничего не испортила ей и папе.., -Тори пожала плечами, в очередной раз тяжко вздыхая. -Мне надо бы получше узнать Рене, ведь мы виделись всего один раз.
-Вот и умница - а теперь, давай-ка подумаем, что мне приготовить на ужин? Покушаешь чего-нибудь вкусненького, спокойно все обдумаешь и будет куда легче, -улыбнувшись, предложила собственную панацею против плохого настроения пожилая женщина. -Как насчет твоего любимого салата с креветками? Уверена, что твой отец не откажется от своих любимых стейков на ужин.
Тори радостно кивнула головой и помчалась помогать Энни, так что в результате к приходу Макса и Ренни, различных вкусных вещей на столе было хоть отбавляй, словно для какого-то праздника.
-Я тоже не хотела чтобы все вышло... так, -Виктория без труда заметила покрасневшие о слез глаза Рене и ей стало не по себе. Она вмешала в чужие отношения - пусть не специально, но все же... - и в результате плохо было не только ей. Хотелось надеяться, что отец и его пассия действительно все между собой уладили... -Пожалуйста проходите и присаживайтесь - Энни решила сегодня меня побаловать. Она делает очень-очень вкусный салат, который вы обязательно должны попробовать.
-Добрый вечер, мэм, -как и полагается хорошей прислуге, поздоровалась тем временем Энни, принеся с кухни для гостьи чашку ароматного зеленого чая. -Простите, я не знала какой именно чай вы любите и потому выбрала этот - но если вам не понравится, то я принесу другой. Максимилиан обычно предпочитает алкоголь...
-...но сегодня пожалуй воздержится, -закончил фразу домработницы Макс. -Я бы тоже выпил чаю, но только не зеленого. Послаще и покрепче.
Этот ужин прошел вполне позитивно и Рен не смогла удержаться от соблазна попробовать вкусные и сытные блюда, что были на столе. Кажется буря миновала и теперь можно было позволить себе вздохнуть с облегчением... а еще наконец-то предложить своей любимой съехаться по-настоящему, как подумалось Маршаллу. Так чтобы не приходилось больше встречаться лишь на уик-энд или проводить ночи вместе урывками - вот только при всех своих благих намерениях не следовало забывать о Виктории. Сейчас девочка очень старалась быть дружелюбной и милой с Ренни, за что Макс был ей очень благодарен - им всем троим пора было уже рискнуть и попробовать ужится всем вместе под одной крышей. Вот только согласится ли Рен переехать из своего дома, в котором она вложила душу в благоустройство каждой комнаты?
-Рен... я давно уже хотел тебе предложить, но все не решался... а теперь, как мне кажется наступил самый подходящий момент, -тихо сказал Маршалл, после того как привез свою ненаглядную упрямицу домой и затащил в душевую кабинку. Горячая ванна на двоих тоже была неплохим вариантом, но помня как Ренни было нехорошо в ней, Макс решил ограничится более безопасным вариантом. -Я больше не хочу расставаться с тобой - переезжай ко мне? У Тори будет больше возможностей узнать тебя лучше... и мы будем больше времени проводить вместе. И у меня еще один очень важный вопрос к тебе - ты рискнешь выйти замуж за еще одного надоедливого и упрямого юриста?

+1

11

У Макса был довольно-таки милый дом. В прочем, разве можно было ожидать от предприимчивого юриста чего-нибудь другого? Сочетание красного кирпича с деревом, покрашенного в темно-зеленый цвет выделяло его из ряда схожих домов, которые сливались в одну серую массу своей однотипностью. Извне дом был ухожен, и невооруженным глазом и даже вечером было заметно, что не один профессиональный дизайнер-флорист приложил свою мастерскую руку к клумбе и газону перед домом Маршалла. Но, что можно было сказать о внутреннем интерьере? Если извне работала целая команда знатоков своего дела, то внутри дома поработала целая армада профессиональных дизайнеров, не иначе.  И пусть сейчас они с Максимилианом и Тори находились в гостиной с камином, по которой собственно Рене и могла судить, женщина была уверена, что и другие комнаты этого дома выглядели именно, как с каталога о новинках интерьера.
Определенно дом Макса во многом отличался от того же дома, который принадлежал ей. И в первую очередь, отличался он некой функциональностью и лаконичностью, которой не было у нее, да и неоткуда ей было взяться. В прочем, каждому свое? У каждого свои вкусовые предпочтения и свои требования.
Ренни промолчала на ответное извинение Виктории. Ей было не по себе из-за той доли недосказанности, что выросла, словно из ниоткуда столь внезапно, однако главным было, как казалось Орлин, не заострять свое внимание на острой теме. Все-таки углы имеют обыкновение стираться, если не сразу так со временем. В прочем, Орианна не отказалась присесть за стол – ведь разве не ради этого она пришла? Тем более, она начала умирать от голоду, что начал набирать оборотов. Из-за этого гостья в доме Маршалла лишь опасалась того, как бы не потерять над собой контроль, и не съесть слишком много, ведь ей казалось, сможет проглотить целого бегемота и не подавится.
- Очень вкусно пахнет, - не удержалась от похвалы Орлин, улыбнувшись Тори, что превосходно исполняла роль хозяйки дома. После она успели бросить мимолетный взгляд на Макса, которым она искала у него поддержки. Почему-то женщине сейчас показалось, что она претендует на что-то, чего эта девочка очень долго ждала. Однако внимание Рене отвлекла вошедшая женщина, что оказалась служанкой в этом доме и принесла гостье зеленый чай.
– Добрый вечер, - кивнула она Энни. – Обычно я предпочитаю мятный чай с корицей или чай с мелиссой, но зеленый чай тоже очень нравится, - улыбнулась она, приняв чашку теплого чая, тогда как Максимилиану достался осторожный взгляд ее голубых глаз. Все-таки она не думала сейчас запрещать ему пить алкоголь, но его инициатива не могла не порадовать ее. Это зарождало определенные надежды на то будущее, что пока еще выглядело весьма туманно и неопределенно.
И, тем не менее, ужин прошел довольно-таки не плохо и даже положительно. Они с Викторией неплохо пообщались. Прежде чем уйти, Рене даже предложила дочери своего возлюбленного как-нибудь пройтись по магазинам. Конечно, у Тори могла быть масса подружек сверстниц, с которыми та могла сделать налет на магазин, однако девочка с завидной радостью согласилась на предложение пассии ее отца, чем порадовала должно быть не только Рене, но и своего папу.
Вернувшись к себе домой вместе с Максом, Орианна чувствовала себя двояко. С одной стороны ей было не привычно жить, не имея секретов от своего мужчины. Все-таки паутина лжи, которой она опутала их отношения, сказывались на ней, и от этого не давала ей свободно дышать. Не сейчас, но раньше. Ну, а с другой стороны, женщине не хотелось вновь оставаться одной, а потому она надеялась на то, что Маршалл задержится в одном из своих домов. Естественно, она не стала возражать против желания мужчины принять совместный душ и, приготовив для себя и для Макса по халату, Рене последовала за ним в душевую кабинку, где под струями теплой воды она могла расслабиться, позволив накопившейся за день усталости отступить.
- Мм? – вопросительно посмотрела женщина на своего кавалера, чьи руки опустились вниз по ее обнаженной и влажной спине. И, пожалуй, она сейчас ожидала чего угодно, но только не того, что последовало сейчас. Все-таки предложение руки и сердца делают вовсе не после предложения съехаться, озвученного мгновением ранее. В прочем, как и обязательным атрибутом должно было бы быть хоть какое-то колечко. Помнится, бывший муж для предложения руки и сердца подошел с креативом – заказал столик в ресторане, нанял музыкантов, что спели свою серенаду о великой любви, как в каком-нибудь кино.
И она улыбнулась.
- Юристы ко мне так и липнут, - выдохнула она, театрально закатив глаза, прежде чем она обвила руками шею своего возлюбленного. – Я выйду за тебя, Макс, но … как быть с домом? Зачем ты его мне покупал и дарил? Чтобы я теперь все оставила? - выдала она, переминаясь с ноги на ногу.

Отредактировано Rene Orlean (2016-03-11 20:08:38)

+1

12

Быть может надо было обставить предложение руки и сердца куда более романтично... как-то подготовившись и красиво все обставив - но Макс решил что не стоит терять зря времени. У него еще будет возможность заказать для своей любимой кольцо в какой-нибудь солидной ювелирной фирме, а так же устроить самый настоящий праздник, а пока что хотелось лишь услышать заветное "да".
-Конкретно я прилип всерьез и надолго, -улыбнулся Маршалл, обняв свою вредную пассию. -А насчет дома... если тебе не хочется переезжать ко мне, то мы могли пожить и здесь - но нужно будет забрать Тори. Я пожалуй даже слишком долго был для нее не самым лучшим отцом и хочу это исправить, да и у тебя будет отличная возможность с ней подружится. Как тебе такая идея?
Макс был уверен, что Виктория с радостью согласится переехать, да и перемена обстановки обязательно пойдет ей на пользу. Она так обрадовалась когда Рене предложила ей вместе сходить за покупками, что можно было не сомневаться в том что обе дамы в конце-концов поладят. Что может быть лучше хорошего и поднимающего настроение шопинга вдвоем? Пусть даже на этот раз Тори не станет стеснятся и хорошенько растрясет отцовскую кpeдитку.
-А еще, Рен, не забудь подумать о том, когда ты хочешь выйти за меня замуж, -добавил к уже вышесказанному Макс, коснувшись губ Рене своими. -Мне думается нет смысла звать толпу гостей и можно ограничится только членами семьи. С моей стороны будет всего три человека - Алекс, его жена и конечно же Тори. Надо будет нам съездить в Сан-Франциско, чтобы ты могла познакомится с нашим боссом и его супругой... махнем как-нибудь на уик-энд, тем более что пока что я надолго освободился от патентных слушаний. Новый препарат должен выйти только в сентябре-месяце - как раз когда родится наш ребенок, если я верно подсчитал?
После того как приятные водные процедуры вдвоем были закончены, Маршалл подхватил Ренни на руки и отнес в спальню, где можно было на время позабыть обо всех недавних тревогах и будущих планах. Во всяком случае для последних у Макса и его теперь уже невесты будет еще много времени...
На следующее утро, Маршалл и Ренни, как и обычно поехали на работу в "Гриндекс", причем хитрый юрист согласился что его возлюбленная будет теперь трудится по более упрощенному графику чем раньше. Ей нужно больше отдыхать, так что кто-нибудь из отдела сможет проверять финансовую отчетность и потом лишь показывать ей результаты для корректировки. Еще, прежде чем отпустить Рен на рабочее место, Макс взял у нее номер лечащего врача, с которым собирался пообщаться до утреннего совещания, как и обещал. Ему очень хотелось услышать рекомендации по питанию для своей вредной пассии - а вдруг ее полезный рацион не слишком подходит при ее деликатном положении? В любом случае Маршаллу стоило о многом переговорить с доктором, что наблюдал Ренни.
-Ты уже уходишь? -поинтересовался Макс, когда заглянул в рабочий кабинет Рене уже пару часов спустя, когда все неотложные дела были сделаны. После того как любимая упрямица напомнила о походе на шоппинг вместе с Тори, ему оставалось лишь согласно кивнуть, для вида состроив обиженную физиономию. -А меня вы значит с собой брать не хотите? Ладно, я знаю чем себя занять до твоего возвращения... сначала мне бы надо позвонить Алексу насчет одной из лабораторий, а потом я поеду домой и приготовлю обед. Между прочим, твой доктор рассказал мне детально как ты должна теперь питаться, так что кроме пользы, заценишь еще мое кулинарное мастерство.
Прежде чем отпустить Ренни, Макс проводил ее до лифта и не стесняясь сотрудников, что сновали рядом, поцеловал - теперь им уже точно было незачем скрывать свои близкие отношения.
-Ты мне позвонишь, когда соберешься домой? Я буду очень ждать.., -улыбнулся Маршалл, притянув к себе Рене. -И еще одно, любимая... что если ты предложишь Тори переехать к тебе? Мне кажется, что она будет очень рада, если сначала ее пригласишь ты, а потом уже я.

+1

13

- Главное, скоро не отлипай, ладно? – прошептала женщина на ухо мужчине, прежде чем подарить ему продолжительный поцелуй, оторваться от которого ради более серьезного разговора было так не просто.
Действительно, не просто отказываться от того дома, в котором уже успела почувствовать себя хозяйкой, в котором все соответствовало требованиям и было присуще то неподдельное чувство уюта и комфорта. В особенности сейчас, когда они с Максом стояли под теплыми струями воды в душевой кабинке, а за стеной, отделяющей ванную комнату от спальни, их дожидалась постель, в которой им не раз было хорошо. Конечно, ее дом был наверняка менее просторным, чем дом, который выбрал себе и своей дочери Максимилиан, однако в нем она была не так уж и часто. Всего лишь один единственный раз сегодня. И это был наверняка хороший дом, только вопрос был в другом. Смог бы этот дом стать домом и для нее тоже? Это был тот еще вопрос, на который у нее не было ответа. Да и вряд ли мог найтись. Есть вещи, которые познаются разве что на практике. Собственно, этим и следовало заняться. Или принять те уступки, на которые Макс был готов пойти.
- Ты серьезно хочешь променять свой дом на мой? – спросила Рене у своего мужчины, что не выпускал ее из своих объятий. Должно быть, она не ожидала подобного от Маршалла, ведь не подозревала, на что готов пойти успешный юрист из Бостона сейчас, ведь на ее лице без особенного труда можно было отыскать удивление и нерешительность.  Она была готова отстаивать свое право жить в этом доме, ожидая, что Макс будет против этой затеи. Наверное, потому что он был менее просторным, а детям требовался именно простор. Тут было всего четыре комнаты, из которых они займут каждую, не оставляя места для гостей.
- А что, если сначала спросить у Тори? – предложила она. – Вы столько раз переезжали, что ей, наверное, уже не привыкать и мне это хорошо знакомо. Моя семья тоже часто переезжала, - добавила она, глядя в глаза своего будущего супруга. – Пойми, - обратилась она снова к нему, но чуть тише, словно бы собиралась поделиться каким-то большим секретом. – Я хочу сделать все правильно и, если бы ты не приобрел этот дом, я бы все равно подняла этот вопрос, потому что хочу быть хозяйкой в нашем доме. Хотя у твоего дома есть свое преимущество, и даже не одно, - добавила она немного озорных ноток в тон своего голоса, рассчитывая на то, что сможет пока оставить этот вопрос в стороне. – Обсудим этот вопрос завтра? – предложила она, прежде чем получила более чем настойчивое предложение относительно их свадьбы. И будь только Рене на десяток лет младше, она согласилась бы идти под венец уже завтра, тогда как сейчас Орлин и без того прекрасно понимала, что Макс теперь уже не сбежит от нее. Он бы сбежал уже и не стоял рядом с ней под теплыми струями воды в душе, если бы не хотел этого. И никакими силами она бы не удержала его, пусть бы даже пыталась.
- Хм, - задумалась она, театрально усмехнувшись своему кавалеру. – Почему бы нам не подумать о дате, когда ты подаришь мне кольцо? Вдруг ты еще передумаешь и захочешь жить в гражданском браке? – она шутила, беспощадно паясничала и даже не стыдилась этого, пусть сама не понимала, зачем так делала. Просто ей хотелось так и все. Привыкла она распускать хвост и вилять им, хитря и держа мужчину в неведении. И отвыкнуть нужно будет уже совсем скоро.
- И ты все верно подсчитал, - согласилась она. – Хотя, вполне возможно, что это будет конец сентября, - пожала она плечами, прежде чем дотянулась снова к губам своего любимого мужчины, с которым они провели более чем приятную ночь, переместившись из душа в спальню.
Уже за завтраком женщина была более серьезной и сообщила Максу, что хотела бы выглядеть красивой на тех фотографиях, которые останутся у них после свадьбы, поэтому ее вердикт один – только после рождения их ребенка, когда она придет в норму. Все-таки уже совсем скоро ее округлившийся животик будет не скрыть под складками одежды, которую еще предстояло приобрести. И как в таком случае отделаться от сплетен о том, что их брак лишь строится из-за ребенка? Собственно, никак.
Рабочий день длился не так уж долго, и полдень подобрался к Рене довольно-таки незаметно. Они с Викторией условились встретиться чуть позже, около половины второго в торговом центре, так что женщина постаралась для того, чтобы закончить со всеми делами до ланча. Именно тогда и заглянул Макс к ней в кабинет.
- Да, я уже собираюсь, - согласно кивнула она, улыбнувшись мужчине. – Если ты забыл, то мы с твоей дочерью запланировали совместный поход по магазинам, - напомнила она ему, покачав лишь головой, относительно его участия в этом сугубо женском занятии. – Мой доктор хочет, чтобы я совсем растолстела – не слушай все, что она говорит, - попросила она, но напрасно. В этом Макс не собирался ей уступать, а вступать с ним в спор она не могла, да и не хотела.
- Хорошо, я позвоню тебе, Макс, - согласилась она, хоть ей очень хотелось сделать мужчине сюрприз, застав его врасплох на кухне. Но, вместо того, чтобы добавить что-нибудь еще, она присмотрелась внимательней к Максу. – Я поговорю об этом с Тори и расскажу тебе все в обед, когда приеду. Может быть, твоя дочь тоже приедет со мной, так что приготовь с расчетом на троих, ладно? – предложила в свою очередь она, после чего наклонилась вперед, чтобы подарить поцелуй на прощание Максимилиану. – Люблю тебя и убегаю, - выпутавшись из его объятий, Рене поспешила направиться к лифту.

+1

14

-Повеселитесь как следует, но только не забудьте про меня. И я люблю тебя и буду очень ждать домой, -улыбнулся Маршалл, прежде чем Ренни зашла в лифт. Он очень надеялся, что обе его прекрасные дамы сумеют найти общий язык и подружатся - Тори всегда очень недоставало внимания вечно занятой на работе матери, так что теперь она пожалуй в какой-то мере даже подсознательно тянулась к Рен. К тому же девочке всего шестнадцать и она совсем еще ребенок, которому очень нужно внимание и забота родителей... после той феноменальной истерики что Виктория закатила Максу совсем недавно, он решил для себя, что должен уделять ей больше времени. И Рене тоже - Тори нужно поскорее привыкнуть к ней и тогда появление будущего брата или сестры не заставит ее болезненно ревновать своего отца.
С этими размышлениями, Маршалл вернулся в свой кабинет где его уже ждала целая пачка очередных отчетов, требующих немедленного рассмотрения. Для начала юрист отобрал документы по новой химической лаборатории, которую "Гриндекс" мог приобрести для себя за совершенно смешные деньги. Но прежде чем что-либо предпринять, следовало поставить в известность Алекса, что Макс и сделал, набрав номер его мобильника.
-Надеюсь, я не оторвал тебя от важных дел? -улыбнулся Маршалл, когда господин президент принял входящий звонок. -Мне очень нужно чтобы ты срочно просмотрел кое-какие документы и по возможности провел совещание с советом директоров. Наклевывается одна весьма выгодная сделка для филиала, так что твой вердикт мне нужен как можно скорее...
-Погоди, Макс... я тут полчаса назад звонил Тори и она мне сказала что идет по магазинам с твоей невестой. Объяснять ничего не стала и быстренько отключилась... Она это серьезно? -поинтересовался Алекс. -Мне стало интересно и я позвонил Энни, но она отказалась сплетничать и посоветовала поговорить с тобой. Так что прежде чем мы обсудим твою сделку, давай-ка рассказывай все как есть?
-Собственно говоря, все что тебе сказала Тори - чистая правда. Я влюблен в самую красивую и упрямую на свете женщину и вчера она согласилась стать моей женой, -ответил Макс, улыбнувшись в очередной раз. -Но это еще не все мои новости, дружище. В сентябре у нас будет ребенок, так что сейчас мы решаем где будем жить все вчетвером. Я надеюсь, что Виктория захочет поступать в местный университет и никуда не уедет из Сакраменто.
-Я очень рад за тебя... и очень надеюсь что твоя жена сумеет полюбить Тори. Не обижайся, старина, но ее благополучие всегда было для меня и Конни на первом месте - мы ведь очень любим ее и уже успели очень соскучится. Когда же твоя свадьба? Надеюсь что у тебя нет другой кандидатуры шафера кроме моей?
-Можете даже не сомневаться в этом босс, -Маршалл рассмеялся. -Мы еще не определелились с датой, но Рен хочет устроить скромный праздник только для членов семьи после рождения нашего ребенка. Мне кажется что Виктории она нравится и я очень надеюсь что так и будет дальше. А теперь давай обсудим одно важное дело? Сегодня утром я получил сведения о скором банкротстве одной химической компании... у них очень хорошая лаборатория и спецы, которые могли бы проводить для нас исследования. Есть хорошая возможность приобрести ее за смешные деньги - давай я скину тебе всю документацию по е-мейлу? Будет очень неплохо, если ты сумеешь уговорить совет дать добро на эту сделку как можно быстрее, потому как на следующей неделе будет объявлено о банкротстве предприятия.
-Хорошо, я займусь этим немедленно... и вот что еще, Макс - довольно конспирации? Ты обязательно должен приехать к нам на уик-энд вместе с будущей супругой. К тому же скоро открытие сезона в яхт-клубе на котором ты обязательно должен быть! -произнес Стюарт, открыв в это самое время личную почту на своем ноутбуке. -Будет просто замечательно, если Виктория сможет приехать вместе с тобой. Думаю что она может позволить себе пару дней отдохнуть от учебы.
-Договорились, дружище. Я передам твое предложение моим милым леди и потом перезвоню тебе. Только не забудь про мою просьбу, -скинув звонок, Маршалл лишь покачал головой. Алекс конечно уже мысленно в своем любимом яхт-клубе - но в какой-то мере это очень хорошо. Пока совет думает, что он неопасен для них, Макс может спокойно сосредоточится только на делах нового филиала. Когда же работа будет налажена, можно будет вспомнить и о волках из совета директоров, от которых следует избавится чтобы ничего не угрожало Стюарту.
Итак, со всеми основными делами на сегодняшний день было закончено, так что Макс мог спокойно ехать домой и ждать Ренни и Тори. По пути он заглянул в маркет и купил все что могло пригодится для хорошего обеда и ужина, в соответствии с рекомендациями врача что наблюдал его ненаглядную. Собственно говоря, готовка не составила никакого труда для Маршалла и он надеялся что Рен оценит его старания - позволять ей сидеть на диетах во время беременности хитрый юрист определенно не собирался. После того как все было готово, Маршалл устроился в гостиной перед телевизором со своим ноутбуком и решил немного поработать до возвращения своих дам. Судя по нескольким смс-кам от мобильного банка, они неплохо провели время вместе?

+1

15

Пожалуй, строить отношения проще всего тогда, когда ты только заканчиваешь школу, и метишься идти учиться в какой-нибудь престижный ВУЗ. Ну, или забываешь на какое-то время о высшем образовании и строишь семейную жизнь, поскольку сроки прижимают и вот-вот уже спустя полгода после выпускного бала, вперед перед стройной молодой леди выпирает округлый такой животик, в котором тот самый плод любви, связавший жизни двух школьных влюбленных. Да, пожалуй, это не такой уж и дурной случай в жизни, как принято считать. Все-таки у молодых людей на самой заре своей жизни не так уж и много тайн и секретов, как у людей возрастом постарше, скажем, лет на десять или пятнадцать. Уж тогда приходится иметь дело и с бывшими женами (если только любовная история не закончилась относительным хэппи-эндом), а также детьми-подростками, поладить с которыми бывает очень не просто. У них там и комплексы, и сложный возраст и просто целая масса недопониманий и недоразумений, из-за которых усложняется жизнь буквально у всех заинтересованных, так или иначе, сторон.
В прочем, Рене, наверное, еще повезло. Все-таки видимых соперниц за симпатии ее кавалера не было видно на горизонте, в точности, как и бывших. Хотя, надо сказать, что гибель бывшей гражданской жены Макса ее определенно не радовала – смерть вообще вещь серьезная и радовать никакого нормального человека, пожалуй, не может. Правда, у Максимилиана росла дочь-подросток шестнадцати лет, о которой у женщины сложилось уже определенное мнение. Это была весьма солнечная девочка, что находила в себе сил радоваться жизни несмотря ни на что. Конечно, были моменты, которые омрачали ее красивую и размеренную жизнь под крылышком у ее заботливого отца, однако Тори делала все, чтобы не показать своей слабости. Наверное, первое, что вспоминала Рене о дочери Макса, так это ее белозубая улыбка, а тогда уже кругленькое личико, на котором угадывались черты ее отца вперемешку с чертами лица других ее предков и родственников, среди которых была и уже покойная мать. Хорошенькая и улыбчивая девочка нравилась Рене, так что женщина намеревалась завязать с подростком доверительные отношения, благодаря которым они смогут ужиться вместе под одной крышей. Правда, тут еще стоило обдумать, под крышей какого именно дома. Но, это уже будет потом.
В действительности, так называемые мачехи, очень часто допускают одну и, наверное, самую главную ошибку в своих «стратегиях» по сближению с чадами своих возлюбленных, когда пытаются наладить контакт с детьми своих кавалеров. Все они пытаются заменить им мать, вытеснить родной образ, за который дети цепляются с самого детства, и порой просто поражаются тому, как дети противятся этому. Но, Рене не собиралась заменять мать Виктории Маршалл. Она намеревалась сначала подружиться с ней, а там уж как пойдет и шоппинг для этого был просто идеальным вариантом.
Собственно, леди встретились в торговом центре, как и договаривались. Туда Тори пришла сразу после занятий, поэтому изначально было решено немного перекусить – сама Рене в последнее время, казалось, была вечно голодной, поэтому нисколько не была против подобного предложения. Правда, Орлин обошлась на этот раз только салатом, в точности, как и Виктория.
Начали свою прогулку дамы из самого обычного фирменного магазинчика обуви, где Рене приобрела себе пару летней обуви, в которой ей должно было бы быть куда удобнее ходить, нежели раньше – ей пришлось отказаться от каблуков, уступив более удобной обуви. Ну, а падчерица выбрала себе более смелую модель, от которой не отказалась бы и Рене, если бы только могла себе позволить сейчас высокие каблуки. Следом они отправились в соседний магазинчик, где Тори устроила настоящий показ мод и приобрела пару новинок сезона, о чем наверняка пришло известие ее заботливому и совершенно не скупому отцу. Естественно, очень долгую прогулку дамы не могли себе позволить в первую очередь из-за положения Рене, которая после посещения магазинчика для будущих мам ощутила просто адскую усталость. Но, ведь главный вопрос дня Рене так и не успела задать Виктории!
- Послушай, Тори, - обратилась она к девушке, пока они присели в фойе торгового центра на лавочку, ожидая прибытия такси. – Тебе нравится ваш дом, в котором вы поселились в Сакраменто после переезда? – начала издалека Рене, надеясь, что сумеет подвести к тому, что ее интересовало.
- Да, он отличный! – радостно ответила девушка, даже не предполагая, что тем самым только удручала свою потенциальную мачеху. Все-таки она надеялась на то, что та найдет что-то, что ей не нравилось в ее новом доме. – Жаль, ты еще не видела его целиком, - добавила вскоре юная леди, пока невеста ее отца размышляла о последующем.
- Надеюсь, скоро увижу целиком, - в свой черед добавила Орлин. – Но, сегодня я хочу пригласить тебя в свой дом, где я закончила недавно ремонт. Возможно, он тебе понравится, - тонко намекнула Рене, и тут нужно отдать должное Виктории. Девушка была она сообразительная и быстро поняла к чему это все.
- Вы хотите с отцом жить в твоем доме? – напрямую спросила она у Рене.
- Мы пока только думаем. И на самом деле пытаемся взвесить все за и против, поэтому спрашиваем твоего мнения, - произнесла она, прежде чем такси подъехало к торговому центру, о чем и пришло известие на мобильный телефон Орлин. – Давай поговорим об этом у меня дома? – предложила женщина. – Там нас ждет твой отец и обещал даже что-нибудь приготовить, - добавила она, прежде чем они направились к выходу и в скором времени уже разыскали нужное им такси.
Дорога от торгового центра и до дома заняла у дам не так уж и много времени. Виктория молчала и не торопилась давать ответ на предложение Рене, которое она вскользь уловила, как и Рене не торопила в этом девочку. Все-таки она ее прекрасно понимала. Как-никак, а переезжать ей доводилось довольно-таки часто в последнее время, и почувствовать себя дома она надеялась именно в Сакраменто. Что же, хотя бы на ее лице расцвела улыбка, когда она переступила порог дома Рене и направилась в гостиную, где их уже ждал Макс.
- А тут ничего так, мило, - ответила в первую очередь Тори, прежде чем плюхнулась на диван рядом с отцом. – Пап, ты не представляешь себе, как классно мы затарились! Можно я теперь с Рене буду ходить на шопинг? – спросила она, устроив свой подбородок на плече своего отца.
- Я буду не против, мне тоже понравилось, - вместо Макса ответила Орлин. – Но, если мы будем ходить вдвоем, твоему отцу придется больше работать – мы увеличим его расходы в десять раз, - добавила она, плюхнувшись в кресло, предварительно стянув с себя обувь.

+1

16

Дожидаясь своих прекрасных дам, Маршалл удобно устроился на новеньком диване в гостиной и успл даже поработать, прежде чем они вернулись домой. Тори просто сияла от счастья, чему Макс очень порадовался и за что был весьма благодарен своей возлюбленной - и кажется, Ренни удалось найти ключик к сердцу девочки?
-А тут ничего так, мило, -выдала свой вердикт Виктория, усевшись на диване рядом с Маршаллом. -Пап, ты не представляешь себе, как классно мы затарились! Можно я теперь с Рене буду ходить на шопинг?
-Я очень рад, что тебе здесь нравится, милая, -улыбнулся Макс. -А насчет шопинга - почему бы и нет? Если только у вас обеих будет желание и время на это веселое занятие. Только не забудь за всем этим про учебу, хорошо?
-Скажешь тоже, папа! -насмешливо фыркнула Тори. -Я же все понимаю... и мне уже совсем скоро снова надо будет поступать. Но знаешь, мне очень не хочется никуда уезжать, так что я хочу подать документы в университет Сакраменто. Тогда мне не придется переезжать в кампус...
-А как же веселая студенческая жизнь? -Маршалл не сдержавшись рассмеялся. -Ладно-ладно - давай-ка мой руки и сейчас будем обедать. Надеюсь, вы не успели заскочить в какую-нибудь кафешку и пустить прахом все мои старания?
После того как дочь пошла осмотреться в доме и заодно помыть руки, Макс подошел к Рене и обнял ее. Он очень надеялся, что его кулинарные шедевры ей понравятся, пусть даже она и привыкла есть только исключительно здоровую пищу.
-Я все-таки позвонил твоему врачу и узнал чем тебе следует питаться сейчас, -хитро улыбнулся юрист, прежде чем поцеловать свою пассию. -Так что никаких возражений против моего обеда не принимается... а еще, я ничем не нарушил тот идеальный порядок что был на твоей кухне. Мне полагается грандиозное поощрение с твоей стороны за приложенные старания. И... кстати говоря, я готов работать в два раза больше, лишь бы вы обе были довольны. Пойдем к столу?
К обеду Маршалл решил накрыть на кухне - собственно говоря, лишние церемонии были не нужны, да и там было не менее уютно чем в столовой нового дома Ренни. Но сразу усадить Викторию за стол было попросту невозможно: должна же она была рассказать любимому папе о сегодняшней приятной прогулке по магазинам? А еще конечно же показать свои обновки, в числе которых были совершенно сногсшибательные "взрослые" туфли на высоком каблуке. Только увидев их, все школьные подружки Тори обязательно должны были тут же умереть от зависти!
-Очень красиво, дорогая- мы обязательно должны устроить какую-нибудь культурную вылазку на троих, чтобы вы с Рен могли "выгулять" свои новые платья. Как вам такая идея? -предложил Макс, после того как его леди наконец-то уселись за стол. -Я пока что смутно представляю, какие светские гулянки устраиваются в Сакраменто, но думаю что здесь можно найти где повеселится. Ну а потом нас ждет грандиозное открытие сезона в клубе Алекса.
-Точно-точно! -тут же поддакнула своему отцу Тори. -Рене, ты обязательно должна там побывать! У дяди просто шикарный клуб и на открытие обязательно приходят различные знаменитости... а еще там классная музыка и всегда официальный дресс-код. В общем, это самый настоящий бал. Папа, ты должен позвонить дяде и сказать чтобы он пригласил Ренни.
-Уже позвонил и нас пригласили не только на этот бал, но и просто в гости, на уик-энд - когда нам будет удобно, -сообщил Маршалл. -Алекс и Конни очень хотят познакомится с тобой, Рен... и я думаю, что мы вполне можем позволить себе сбежать на пару дней в Сан-Франциско.
-Это будет просто классно! -хихикнула Виктория, не забывая о своей порции вкусного обеда. -Папа, этот суп просто объедение, он ведь из рыбы? По-моему, я еще не пробовала такого...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Я все тебе хотела сказать ...