vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » узурпаторша


узурпаторша

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

rooney and una
24 ДЕКАБРЯ 2015,
КВАРТИРА ДЕВУШЕК В НЬЮ-ЙОРКЕ,
ВСТРЕЧА, К КОТОРОЙ НИ ОДНА ИЗ СЕСТЕР
НЕ БЫЛА ГОТОВА...

+1

2

вв
Нью-Йорк - город, жизнь в котором не останавливалась ни на секунду. Улочки, переполненные толпами туристов и людей, спешащих на работу, по делам или просто поддавшиеся ритму мегаполиса, которому невозможно сопротивляться. Я снова шагаю по улицам родного города, но никак не могу поверить, что это не сон. Я была здесь настолько давно, что кажется, что это было в прошлой жизни, далекой и забытой, где мы были несчастны, где боли было больше, чем улыбок и радости. Глядя на небоскребы, устремившиеся вверх, царапающие своими шпилями легкую дымку облаков, пронзая небосвод, мне хочется протянуть руку вверх, коснуться кончиками пальцев неба, родного и более близкого, нежели в любом другом городе. Я делаю глубокий вдох воздуха, наполненного сотнями ароматов и улыбаюсь, ловя себя на мысли, что ничего не изменилось. Забавно. Я бы могла сказать. что здесь воздух чище, что здесь теплее и ярче, но сегодня пасмурно и достаточно прохладно для декабря, отчего я тут же закутываюсь в большой и теплый шарф, пряча лицо под его большим плетением. Я дома. Эта мысль не покидает меня, когда я прогуливаясь до нужной станции метро, решаю завернуть в центральный парк, укрытый тонким покрывалом снега, кое-где таявшего, но уже дающего понять, что праздники не за горами. Об этом напоминают и яркие, красочные и сказочные витрины магазинов, где разыгрывается целое представление для прохожих, соревнуясь с другими магазинами в шикарности исполнения украшения.
- Хэй, аккуратней, смотри под ноги! - раздается чей-то недовольный голос, когда я, увлекшись на одну из витрин, решила завернуть к магазинчику.
- Простите... - отвечаю я незнакомцу, уже скрывшемуся в толпе прохожих, которая словно волны океана то увеличивалась, стоило народу перейти дорогу, то уменьшалась, когда люди разбредались по соседним улочкам и торговым центрам, скрываясь за стеклянными дверями. Я гуляю по городу, открывая его для себя заново. Я не была здесь пару лет, но Нью-Йорк изменился, как ребенок меняется после рождения, становясь совсем не похожим на себя в первые недели. Это удивительно и это завораживает. Я пытаюсь найти магазинчик мороженого, где мы с Эльзой всегда покупали любимую сладость, но на его месте уже стоит Старбакс. На моем лице проскальзывает грустная улыбка.
- Вы потерялись? Может чем-то помочь? - раздается приятный мужской голос, когда я осматриваюсь вокруг. пытаясь понять, что же еще изменилось в моем доме, какая перестановка еще незаметна моему глазу.
- Что? Ах, простите. Нет, спасибо, просто давно не была здесь, - улыбаюсь я молодому человеку в темном пальто и с увесистой сумкой в руке. Его взгляд колеблется между мной и чем-то впереди. Он явно торопится. Однако ему одному удалось остановиться и встать против толпы, переходящей улицу на этом перекрестке, заметить мое удивление и разделить его вместе со мной.
- Он меняется, незаметно, но значительно, - улыбается он мне, словно чувствуя мое настроение ностальгии и радости тому, что я снова здесь, что снова могу видеть этот город, забыв о всех страхах, оставив их в прошлом, наслаждаясь каждым мгновением, которое я проводила здесь. - Хорошей прогулки! Он вас еще удивит. - бросает он мне прежде чем перейти дорогу и улыбается в ответ. Отчего-то на душе становится теплее и спокойней.
- Это точно. Спасибо, - поблагодарила я молодого человека, видя его замешательство и не смея задерживать.
Смотрю на часы и с удивлением обнаруживаю, что уже двенадцать. Два часа пролетели незаметно, как, собственно, и всегда. Решив, что  изменять привычке заглядывать в любимое местечко не имеет смысла, хоть и оно сменилось кофейней, решаю купить кофе и поехать домой, в нашу квартиру.
Добраться до дома не составило особой сложности, если только не считать изменившийся маршрут автобуса, из-за которого пришлось дважды менять транспорт, чтобы добраться до нужного мне адреса. Наш дом по-прежнему возвышался над остальными. Собрата, который бы был наравне или чуть выше наших двадцати этажей так и не построили, и это радовало. Картинка, что осталась в моей памяти, благодаря увиденному, заиграла новыми красками, стряхнув пыль забвения, и снова приятно согревала душу. Перебегаю улицу. подходя к нашему подъезду. Ныряю в теплое помещение, ничуть не изменившееся и, вызвав лифт, рассматриваю ящики для почты, стены с потрескавшейся кое-где краской. Ремонт так и не сделали.. Мелькает в голове мысль. Уже спустя пару минут я оказываюсь на нашем этаже, безлюдном в это время, прохожу к двери, на которой все также красуются две цифры и буква - 212B. Сердце отчего-то ускоряет свой бег, даже начинает отдавать в висках, а руки немного дрожат. Уходя отсюда наша с Эльзой жизнь изменилась в корне. Все разделилось на до и после, оставляя в "до" очень много того, что хотелось бы навсегда вычеркнуть из памяти, словно и не было ничего. Но оно там сидит, скребется своими когтями, иногда напоминая о себе, возвращая к истокам. Открываю сумочку и достаю ключи с брелком в виде сердца, это мне подарила Эльза, сама сделала. Медленно поворачиваю ключ в замочной скважине и делаю глубокий вдох, прежде чем войти. Волнение одолевает. Туманит взгляд и даже подкашивает ноги. Мы так стремительно бежали от всего, что связывало нас с домом, что вернуться сюда невероятный прогресс. Захожу в квартиру и останавливаюсь от удивления. На пороге стоит обувь, а где-то в глубине квартире раздается шум. Не может быть... Прохожу дальше, тихо ступая по полу, боясь спугнуть того, кто мог бы быть здесь. Заглядываю на кухню. Взгляд падает на посуду в раковине и горящую подсветку вдоль столешницы. Чувствую, как становится тяжело дышать. Прохожу в комнату и замираю на пороге. Я готова была ко всему, но точно не к этой встрече. Сердце неприятно сжимается, а перед глазами мелькают все наши дни, проведенные вместе. Те моменты, когда она не глядела на меня с той неприязнью, что невозможно было не заметить. Чувствую, как глаза застилает пелена, потому провожу по ним рукой, беря себя в руки.
- Руни? Ты....  - неуверенно, начинаю я разговор с сестрой, которая не услышала моего прихода и занималась своими делами. - Не знала, что ты здесь живешь. Как ты.... - не могу оторвать от нее взгляда, совсем забыв о цели своего визита. Она здесь... Она нашлась... Радость граничит со страхом. День, когда Руни исчезла, еще был свеж в моей памяти и напоминал о том, какие мы с ней разные, хоть и похожи внешне. Мне кажется, что время остановилось, настолько замедлило свой бег, что я забываю дышать, глядя на нее. Повзрослела, такая худая... И снова этот взгляд... Рада ли ты видеть меня? Скучала ли ты? Неуверенно делаю шаг вперед, еще один, подхожу, чтобы обнять ее. - Я так рада видеть тебя. - шепчу, прижимая сестру к себе. Немного отстраняюсь, гляжу на ее лицо, пытаясь сопоставить с тем, что хранилось в моей памяти, но не нахожу сильных отличий и улыбаюсь, как дурочка. - Давно ты тут?

+1

3

вв.

Нью-Йорк совершенно точно мой город. Если бы меня спросили, с каким из множественного числа мегаполисов я себя ассоциирую, я бы ответила, не колеблясь — только Нью-Йорк. Здесь я могу дышать свободно и ощущать вседозволенность, уже два года никто не контролирует меня, не спрашивает, позавтракала ли, сделала ли уроки и как себя чувствую. Оказалось, что быть никому не нужной в какой-то степени даже приятно. Раньше я жила в квартире с отцом, матерью и сестрами, Эльза и Уна, сами того не понимая, брали за меня ответственность, а я же в свое время совсем не хотела отвечать им взаимностью, мне было не интересно, чем живут и занимаются девочки, я мечтала поскорее выпорхнуть из родительского гнезда и отправиться навстречу приключениям в своем самостоятельном плаванье. Бега, попытки скрыться от органов опеки моего родного штата привели в Сакраменто, а затем совершеннолетие и нужда прятаться отпала, теперь я снова могу бродить по улицам Большого Яблока, подставляя лицо воздушным робкими снежинкам и любоваться украшенными к Рождеству витринами.
Я долго думала, что делать с нашей квартирой, которая по наследству переходила всем троим: мне и сестрам, но понятия не имела, где и чем живут девочки, а играть в детектива, начиная собственное расследование о пропаже бедных родственниц не были ни времени, ни желания. В итоге я решила, что, раз не могу продать жилье, чтобы купить на вырученные деньги хоть однокомнатную квартиру в Калифорнии и машину, то буду сдавать апартаменты. Они большие, четыре комнаты, просторная кухня и две уборных, балкон с видом на один из лучших районов города прилагается бонусом, потому платили прилично, мне хватало и на оплату обучения, и на скромную аренду половины комнаты в общежитии при университете, и на более-менее достойный меня уровень жизни, который включал в себя обеды в маленьких ресторанах и новые вещи от брендовых марок, купленные преимущественно на грандиозных сезонных распродажах.

С апреля этого года я снова прочно обосновалась в столице мира, вынужденная переехать сюда из-за Киры, которая получила травму, выполняя свой номер на ледовой арене. У девушки было сильное сотрясение мозга и что-то еще, не знаю, не сильна в медицинский терминах, но до июня она пролежала в коме, а когда очнулась, то никого не узнала. Это сыграло мне на руку, я могла врать ей все что угодно о нашей прежней жизни, но первая ложь звучала так: «Привет. Я Руни. Я твоя девушка». Своего изумленного вида Эллердайс тогда не подала, и до сих пор верила в тщательно отрепетированную мной легенду, наполняя свои воспоминанию фальшью. Я жила в мире грез, рассказывала ей то, чего не было и в помине, и мне нравилась такая позиция. Мне нравилось придумывать себе сказку и верить в нее, мечты всяко лучше, чем ничего, верно? С августа, как только ей позволили покинуть стены больницы, пропитанной едким запахом медикаментов и смерти, я предложила пожить в нашей квартире, скопленных денег должно было хватить как раз до нового года, после которого мы обе вернемся в затхлый фермерский Сакраменто и займем места за партами в аудиториях Калифорнийского Университета.

Сегодня у нас с Кирой не было никаких важных дел, она с утра уехала на встречу с матерью, которая раз в месяц наведывалась в Нью-Йорк для того, чтобы убедиться, что у нас все хорошо, и что мы не умираем с голода и не запустили квартиру. Стоит отдать должное моей девушке — она была бы отличной женой, если бы хотела, но, кажется, ее мужчины интересовали еще меньше, чем меня, что меня в свою очередь полностью устраивало. Оставшись в одиночестве, я приготовила себе апельсиновый смузи и примостилась на кресле-качалке с книгой в руках. Давно уже не читала ничего кроме утренней прессы, но коли сегодня выдалась свободна минута, то самое время перенесись в сюжет романа «Нам пропастью во ржи» и вместе с героем, Холденом Колфилдом, пережить «ту сумасшедшую историю», которая перевернула его жизнь.
Внезапно слышу легкий щелчок замка и, отложив чтение, поднимаюсь с кресла, чтобы узнать, почему Кира вернулась так рано, неужели у такой пунктуальной девушки, приученной к строгой дисциплине, тоже может что-то срываться?

— Я, — протягиваю в ответ, глядя на свою родную сестру. Если бы не разный цвет волос, мы были бы точной копией друг друга: глаза, рост, телосложение и даже манера говорить, — все это кричало о том, что наша внешность — не нелепый розыгрыш Вселенной, что мы до сих пор оставшемся связанны узами крови.
Не знаю, что надо говорить в таких ситуациях, за последние пару лет я уже и позабыла о том, что у меня есть живые члены семьи, если наши отношения вообще разумно назвать семейными. Я свыклась с мыслью о том, что девушки покинули этот город, этот штат, и вообще, наверное, эту страну. Я не пыталась узнать, как складывается их жизни, они в свои очередь не показывались в моей. До Рождества еще половина дня, не слишком ли рано для чудес? Сжимаю губы, продолжая молчать и ждать еще каких-то вопросов. Я не рада ее видеть, но выдавливаю сдержанную улыбку. Родственники никогда не появляются просто так, да еще и с благими вестями, интересно, что Уне от меня надо? Не показываю особой заинтересованности в ее визите, рассматривая корешки книг на полке в гостевой комнате, оборачивая к ней только слегка уже на второй фразе.
— Полгода. — Сухо отвечаю, слегка приобнимая сестру за спину и касаясь кончиком носа ее темных волос. — Я тебя тоже, — девушке вовсе не обязательно знать мои истинные эмоции на счет ее появления, на всякий случай решаю вести себя нейтрально, все равно спустя пару минут будет ясно, с какими намерениями она пришла.
— А ты зачем пожаловала? — Убираю руки за спину, такая поза мне кажется наиболее комфортной. — Будешь чай? — В идеале, надо вытолкать ее до того момента, как появится Кира, потому что она не в курсе о моей прошлой жизни, а трепать всем на право и лево о том, что где-то по миру шастает моя точная копия — не в моих правилах, хочется быть одной такой уникальной и незаменимой, а наличие Уны веру в эту уникальность подрывало в самого детства, может, не будь ее, я бы не была такой завистливой и жадной. К этой мысли раз за разом я возвращаюсь лет с девяти, фантазируя и представляя, как бы мы жили, если бы родилась только я, а она — нет. Жестоко? Возможно, но жизнь не фабрика по исполнению желаний.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » узурпаторша