Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » корпорация google - лучшее место для импровизации!


корпорация google - лучшее место для импровизации!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Jay & Elle

20/02/2016
сакраменто, двенадцать дня
google, один из офисов

Джей отправляется в "Google" в качестве фрилансера в отдел пиара, Офелии поручают подменить заболевшую сотрудницу и помочь девушке.

0

2

Внешность
Приезжаю на пол часа раньше обговоренного времени, привычка остается прежней. Не люблю опаздывать и заставлять кого-то ждать, особенно если это касается работы. Нет, конечно, зачастую происходит форс-мажор, примерно как сегодня.  Кто знал, кто просил меня - другую меня, несколько дней тому назад, позвонить в "Google" и договариваться о нашей сегодняшней встрече? Как это вообще могло произойти? Да и с какого черта, ты влезаешь в мою работу? Страшно представить, сколько еще тайных клиентов кроется в тени.
А ситуация получилась такая - просыпаюсь ранним утром, около девяти, от мобильного. Вставать и идти за ним было чертовски тяжело, особенно если ты в кровати не один. Подняв свою задницу и взяв орущую срань господня - смотрю на номер. Мне он был не знаком абсолютно, но был уже записан в контакты как "Google". Вот-таки сюрприз. Отвечаю на звонок, тут же представляется девушка и приятным голосом сообщает о назначенной встрече, о том что все было уже заранее обговорено и тому подобное. Мне ничего не оставалось, как подтвердить предоставленное мной же предложение. Конечно, я пыталась разузнать у своей сабы, когда это я успела, но ответа так и не получила.
Без пятнадцати минут, пора бы уже выползать и покурить. Благо, наша вчерашняя пьянка-гулянка отменилась. Иначе, точно никуда бы не поехала... хотя, кто знает что в голову пришло. - перед тем как выползать из припаркованной машины, смотрю в зеркало заднего вида - оценивая себя. Поправляю непослушные волосы и оказываюсь на тротуаре. Захлопываю переднюю дверь и открываю заднюю, забираю дипломат и фотоаппарат - сразу же накидываю ремень на шею. Закрываю дверцу и ставлю машину на сигнализацию, отхожу в сторону и закуриваю. Трачу чуть больше минуты на расслабление и наконец-то вхожу в центр. Прохожу фейс-контроль и допрос. Что, куда и зачем? Выкручиваюсь от намозоленных вопросов благодаря одной особе. Юная девушка сразу поняла кто я и решила провести до точки назначения. Пройдя красочные и дизайнерские коридоры, оказываемся у лифта. Подымаемся на несколько этажей выше, попадаем в отдел  пиара - рекламы. Эта же девушка передает меня другому работнику. Почему-то это лицо мне показалось достаточно знакомым, будто уже где-то пересекались.
- Добрый день. Я Джей. - протягиваю "знакомой" незнакомке руку для рукопожатия, легко улыбаюсь. После приветствия присаживаюсь на дизайнерское кресло стоящее рядом со стеклянным столиком и ожидаю дальнейшего руководства. Ведь не буду же я тут хозяйничать как в своей студии. Да и за что взяться в первую очередь? Сложно. Здание большое, людей тысячи и все вокруг красочное, и абсолютно не типичное, оригинальное. Не часто такое увидишь. Google умеет удивить своей креативностью.
- А мы точно не встречались до этого момента? Ваше лицо мне очень знакомо. Как-то смущает даже. - улыбка расползается еще сильнее, а если быть точнее, уголки губ приподымаются еще чуть выше. Со стороны можно подумать, что я очеловеченный из семейства кошачьих. Только не знающий человек может подумать обо мне что-то вроде, "милота" и по-всячески умиляться моей мимикой, но нет. Как же они ошибаются. Это игра на публику. На деле, я все еще в полнейшем ахуе от всей ситуации.
Сволочь. Я еще отыграюсь на тебе, надеюсь, ты это слышишь.
Какие мы дерзкие. Может тут найдешь себе утеху. Ты же помнишь, да, Денивел моя. Может лишить тебя последней надежды на по-трахаться и самой все сделать? - смеешься мразь, прямо в моей голове. А губы партнерши двигаются, только вот не задача, нихера не слышу из-за своей же ублюдской натуры.

Отредактировано Jay Simon (2016-04-24 23:07:05)

+1

3

вв: как-то так.

Когда все в твоей жизни идет с точностью до минуты по установленному расписанию, то сложно понять людей, которые или постоянно опаздывают, или все делают сильно заблаговременно, например, приезжают на полчаса раньше до назначенного времени. Многие со мной не согласятся, мол, что такого? Человек ответственный, подсуетился и все сделал заранее, но по мне это такой же отвратительный планинг, как и опаздывать на час, а то и на два. Разница в том, что первый тип людей никого не злит и не рушит планы, а потому ровно в девять часов ноль-ноль минут я звоню некой Джей Симон, которая должна была подъехать через час и поработать с ребятами из отдела маркетинга и рекламы, но их начальница заболела, а скорее укатила с любовником на острова — знаю я эту ехидную сучку, а потому меня попросили ее подменить и проследить за тем, чтобы девушка доехала, чтобы ее встретили по всем правилам гостеприимства «Google» и чтобы все прошло по фен-шую, короче.
— Саманта, будь добра, встреть Джей Симон на проходной, а то я не успеваю бегать между двумя отделами, — стажер послушно кивает и исчезает. В конце концов, это ее руководитель выбрал фотографа для проекта, а я понятия не имею, как выглядит эта девушка, только слышала ее голос, но голос не фото, ничем не поможет, ладно хоть линзы не забыла сегодня надеть.
Спустя полчаса сотрудницу приводят, я сразу оцениваю ее внешний вид — худощавая, короткие волосы, стильные очки и черная футболка, фигура не очень выдающаяся, даже сразу и не сказать, что это девушка, и вообще, кто и на каком основании определил пол фотографа? Как-то неловко получается, ведь Джей может быть и мужским именем так же легко, как и женским.
— Здравствуйте, — решаю, что он или она в будущем в разговоре сам-сама как-нибудь идентифицирует свою половую принадлежность. — Меня зовут Эль, — сажусь за стол напротив, перебирая руками наброски по проекту и какие-то снимки. 
— Я заменяю заболевшего сотрудника, — спешу пояснить ситуацию, потому что, наверняка, Джей (пусть пока будет девушкой) удивлена тому, что договаривалась с одним человеком, а теперь шефство над ним берет совсем другой, — но если вы здесь уже были, то могли видеть меня где угодно, на семинаре или в коридоре, —  я та еще юла и на месте не сижу, так что да, не видел меня только слепой, ну или тот, кто бывает здесь очень редко, по делу и смотрит только на свою цель.
От ее улыбки мне становится не по себе, она у нее такая… не сказать, чтобы сильно приятная, скорее с издевкой, но решаю не делать поспешных выводов, потому что я вообще ромашка и само дружелюбие, мне бы с хиппи водить хороводы, а не людьми руководить, ага.
Собеседница выглядит сосредоточенной, но как-то не до конца, или волнение, или обескураженность моей персоной ее отвлекают, так что, постучав концом карандаша по столу, я пытаюсь завоевать внимание Симон.
— Если вы о чем то договаривались с Лори Бронкс, — эта та самая «заболевшая» мадам, руководитель отдела пиара, — то вам это лучше мне сказать. Я вижу, что задумывалась новая пиар-кампания для сайта, призванная привлечь в офис новых талантливых специалистов, эдакая реклама светлого и многообещающего будущего, а значит, надо устроить несколько фотосессий, — вижу, что техника у нее дорогая, я сама лично не особо хорошо фотографирую, для инстаграма сойдет, но не для сайта мировой компании, тут нужен профессионал своего дела, — вы немного опоздали, — стараюсь сказать это так, чтобы не вызвать негатива, но и указать на то, что впредь это не станет плюсом в карму, — потому наши модели немного отвлеклись, можем выпить по чашечке кофе, настроиться на рабочий лад, собрать ребят. Идет?
Пять полосок на ее ремне, две темные гармонично вписываются между такими же светлыми. Нет пуговиц, а зубчики на молнии слишком мелкие, чтобы их сосчитать. Несколько секунд зависаю, рассматривая прикид «вроде, девушки», затем собираю все бумаги на столе в идеально ровную стопку, несколько раз поправляю руками двенадцать листов формата А4, которые тоже успела сосчитать, и встаю из-за стола.
Если она девушка, то выглядит геем, — последняя мысль, которая пронеслась в голове перед тем, как мы встретились взглядами и мне снова стало не по себе от ее самоуверенности и холодного оскала. Да и если парень, все равно выглядит геем...

+1

4

Эль значит? Да, это лицо мне определенно знакомо. Как же я могла забыть такую милашку? Но ты точно не из этого отдела, что ты тут вообще забыла-то? - ухмыляюсь от этой мысли, становится как-то хорошо. От чего? Да фиг его знает. Видимо сюрпризы вновь начали радовать. Да-да, я их ненавижу так-то, но проявляются временами исключения, как сегодня, как тот самый, который сидит напротив меня. Ты пытаешься объяснить всю ситуацию, просветить меня в детали нашей работы и прочее-прочее. Все прекрасно, изумительно просто. Люблю работать с такими людьми, которые расставляют все точки над "i". Правда, меня не прекращает немного напрягать этот взгляд. Сколько времени мы тут провели, он все никак не меняется. Так что со мной не так? Что тебя так задело в моей внешности?
У меня пепел что ли размазался по щеке? - беру в руки мобильный, не включая его, мельком заглядываю в отражение экрана, оцениваю отобразившуюся картинку. Да нет, все в порядке. Убираю гаджет подальше от себя, чтобы "случайно" не залипнуть в какой-нибудь игрушке.
Понятно. Как до меня сразу не доперло-то. - поправляю волосы и закидываю ногу на ногу.
- Нет, мы не о чем таком не договаривались, во-всяком случае не помню. Думаю, если бы это было важно, я бы сообщила тебе об этом. Ты же не против, если буду обращаться к тебе, к вам, на ты? - могло прозвучать как-то по-идиотски, но как вышло. Не только другим же выглядеть смешно рядом со мной... Эль сейчас это особо не касалось, хотя, этот взгляд меня не прекращал напрягать, будто тысячу игл впивалось в спину. Ты продолжаешь говорить, я уже слышу тебя, замечательно. И тут же выпадаю в некий осадок. Опоздала? Что? Да ладно? Неужели у меня часы тормозят? Может у тебя они торопятся? Что не так-то? Как давно меня не отчитывали за какие-то пустяки, как давно меня это не касалось. Приподымаю бровь, в знак некого недопонимания, даже в горле что-то запершило. Поперхнулась.
- Надеюсь, мое опоздание в минуту не сильно сорвало твои планы. - слегка улыбаюсь, ты могла бы это расценить как издевку или насмешку, но это не так. Может быть.
- Кофе так кофе. Идет. - перекидываю ноги в прежнее положение и рывком вперед, вскакиваю на ноги. Подхожу к девушке, беру ее за руку, в этот момент смотрю в ее глаза. Чуть наклоняюсь к ее руке, и накрываю своими губами тыльную сторону кисти. Выпрямляюсь и льну к ушку.
- Так быстро запуталась? Решить все не могла какого я пола? Не беспокойся, помогу тебе с этим сложным вопросом. Девушка. Сможешь проверить как-нибудь это на практике. - шепчу и удивляюсь твоей сдержанности. Хотя ты могла и оттолкнуть меня. - И да, мы знакомы в какой-то степени. - отпускаю твою руку, делаю шаг назад, полностью покидаю твое личное пространство. Для большей остроты подмигиваю и ухмыляюсь, чуть прикусив нижнюю губу. Эта острота, как ароматный черный молотый перец в каком-нибудь блюде, так вкуснее, не так ли? Большим количеством специй получается разбавить даже повседневную пищу, которая употреблялась из-за дня в день в течении долгого времени. Таким невинным и деловым девочкам нужно больше остроты и интереса, чтобы чем-нибудь заинтересовать. Ведь вы такие сложные, такие запретные. И к твоему же счастью, в этот момент никого не было по близости, кто мог бы охнуть и ахнуть от такой наглости какой-то незнакомки.
Покидаем кабинет, делаешь это быстрее меня. Я еще немного задерживаюсь, забирая дипломат с диванчика. Быстро догоняю своего партнера.
- А знаешь, к черту кофе, встряхни моделей. После рабочего дня, я свожу тебя выпить настоящего и вкуснейшего горячего напитка. Если, конечно же, ты этого захочешь.

Отредактировано Jay Simon (2016-03-27 22:27:52)

+1

5

Она бы «сообщила», ура, с половой идентификацией я определилась, передо мной девушка, и я не могу сказать, что она мне нравится. Никогда не понимала желания женщин выглядеть подобно мужчине… И пусть я за свои двадцать семь лет повидала немало и дайков, и бучей, всегда оставалась ценителем исконно женской красоты. Мне нравилась женственность и плавность линий, нравилось это и в себе, я родилась девушкой, я ощущаю себя девушкой, и я люблю таких же красивых девушек, но мы не об этом.
Ее нетактичный ответ на мое замечание про опоздание заставляет испытать смущение. Не минута, мы обе это знаем, но не в моих правилах спорить с людьми, тем более с теми, кто сотрудничает с компанией, так что более не затрагиваю эту тему.
— Да, можешь звать меня просто по имени и на «ты», — сама перехожу на более свободную и вольную форму обращения, решив, что ничего ужасного в этом нет, хоть обычно я предпочитаю держать дистанцию и не спешу так быстро стирать границу между «вы» и «ты».
Мы обе поднимаемся со своих мест, Джей выше меня, да ладно, почти любой в этом помещении дает мне фору в росте минимум в половину головы, но меня это не смущает, я люблю свой невысокой рост и миниатюрность. Рука Симон так внезапно оказалась на моей, что я растерялась от такого своевольного поведения девицы, но ладонь не отдернула, несмотря на то, что очень хотелось. Долбанное чувство такта и хорошее воспитание. Но что это было?! Затем она целует тыльную сторону кисти, от чего я краснею и совершенно перестаю понимать происходящее. Я же на работе. Все же отдергиваю руку, строга взирая на Джей.
— Ясно. Так вот, не понимаю, к чему все это? — Следующие ее слова заставляют меня подавиться воздухом, и, закашлявшись, отвернуться, переваривая услышанное. Я, знаете ли, не ханжа, не против романов и интрижек под носом у сотрудников, не против случайного секса, ролевых игр и всего такого, но вот так откровенно ко мне еще не подкатывали. Откровенность, настойчивость, граничившая с нахальностью, меня пугали и настораживали.
— И все ты секс с порога предлагаешь? Вообще-то, не все девушки в Калифорнии — геи, я не из их числа, — кажется, это первый раз в жизни, когда я захотела скрыть свою ориентацию, и не потому, что стеснялась, а потому что мне не понравилось поведение Джей.
— Это в какой же? — Нахмуриваю брови, припоминая, что на собраниях ЛГБТ я ее, кажется, не видела. Туда, конечно, разные странные люди приходят порой, но Симон я бы точно запомнила. Решаю забить на этот выпад, выныривая в коридор, туда, где побольше людей, чтобы скорее затеряться среди редкой толпы. С напитком уже интереснее, потому чуть смягчаюсь и улыбаюсь в ответ.
— Хорошо, я люблю латте. — За пару часов нашего общения она поймет, что странностей и у меня немало, и сама передумает куда-либо меня тащить, тем более, что ем я только по расписанию. Заглядываю в комнату отдыха, вызывая трех парней и двух девушек, которые валялись на креслах-шарах и залипали в своих телефонах, надеясь, что работать им сегодня не придется вообще.
— Эй, народ, фотограф пришел, точнее, пришла, это Джей Симон, прошу любить и жаловать, — приветливый жест рукой в сторону девушки.
А сиськи у нее есть? — Спрашивает один из парней, вызывая во мне неловкий смех, не все такие тактичные, а эти юные сотрудники почти как дети, интересов-то — компьютерные игры да книги по кибернетике.
— И лучше вам с ней не спорить, — даже мне с ней лучше не спорить, если не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал. — Пойдемте на улицу, будем изображать счастливое будущее в «Google».

+2

6

- Замечательно, - улыбчиво отвечаю. Границ нет, значит уже проще. Как в общении так и в понимании. Не люблю эту всю чертову официальность, тем более когда "помогаю". Это сбивает с толку и мешается как назойливая муха. Как можно раскрыть перед собой партнера, если он к тебе относится как кому-то вышестоящему, дело тут даже не в уважении или в чем-то другом. Ненавижу людей, которые не понимают этого, вот и все. Фотографии требуют чего-то большего и откровенного, даже если это пустяковые массовки. Они будут пусты и не интересны, если не вложить в них душу и какую-нибудь особенность. Ты можешь этого и не понимать, но я благодарна твоему поступку. И похуй, что фотографировать буду вовсе не тебя, а толпу.
- Приятно видеть перед собой красивую девушку. Расценивай это как знак уважения. - как сложно, то все выходит. Ну, да на что я еще могла рассчитывать целуя едва знакомой девушке руку? Не каждая поймет, не каждая оценит. Это и дереву понятно. Тем более уже давно не XIX век. Дальше конечно все будет сложнее, бесспорно. За поступки приходиться отвечать всегда, особенно если они не слишком продуманные.  Ну так вот. Пошло поехало. Не прекращаю смотреть в глаза переполненные смешанными чувствами. Пока что не видно в взгляде мыслей об убийстве моей персоны. Единственное, что ты можешь сделать сейчас так это послать меня домой или как-нибудь насолить в дальнейшем или же, ты проведешь день со мной с прекрасным завершающим концом. Так что же ты выберешь? Кольца на руке не вижу, духи не смешанные, да, это не гарант твоей свободы, тем не менее дает мне надежду.
- Нет, не всем. Это редкость. А на счет твоей расположенности, я могу поспорить. - усмехаюсь и решаю больше не продолжать. Если ты пытаешься это скрыть, значит на то есть причины, но нет... я не дам просто так тебе вырваться на свободу. За нее ты еще поборешься и мне плевать, если ты будешь меня в конце дня ненавидеть. Как-то не свойственно для меня упускать таких малышек. У тебя прекрасный рост, аккуратное личико, соблазнительные глаза и губы. Что мне еще нужно от таких миниатюрных? Конечно, их согласие, и то не всегда. Такова моя натура, такова моя жизнь. Безбашенная и сумасшедшая до неприличия. Один из вопросов решаю оставить открытым, делая его назойливой мухой, которая будет каждую свободную минуту заполнять пространство в голове и теребить мозг. 
Вот мы и в коридоре. В какой-то момент теряю твой силуэт из виду. Но тут же замечаю знакомый вид сзади, а именно, подтянутую и небольшую такую попку в черных обтягивающих джинсах. Они хорошо подчеркивают фигурку и прибавляют аппетитности. Еле сдерживаюсь от шлепка по этим красавицам, просто прохожу в комнату отдыха. Люди тут оказались на лицо ничего такие, но в целом обычные такие  люди как люди. Чего-то выдающегося в них не было. Обычные ленивые "трудяги" и не более. Не затрудняешься и представляешь меня этому сгустку людей, делаешь акцент, на том что я девушка. Неужели у вас многие такие тугодумы? И как всегда не обойдется без шуточек, как без них-то? Тем более в таком отделе. Мужской голос с подъебчиком не прошел мимо моих ушей. Как хочется что-нибудь сделать с такими, и как хорошо, что у меня получается маскироваться под адекватного, ну или не совсем, человека. Маска - важная для меня часть в общественной деятельности. Делаю вид, что ничего не слышала и не видела смеха Эль. Первой покидаю комнату и следую к выходу - на улицу. В студии было бы все гораздо проще, так как там уже настроено освещение и все под рукой. Тут же сейчас начнутся головоломки, особенно с освещением и остается надеяться, что дневного света окажется предостаточно. Тем не менее, необходимо, чтобы этого самого света не было и слишком много.
- Дам вам сейчас волю, располагайтесь как вам удобно, но не далеко друг от друга. Если мне не понравится, как выглядит, попрошу следовать указаниям. Договорились? - отвожу голову в сторону, ожидая кивка или слова "за", "против".
Пока молодой состав пытался что-то выдумать, делаю несколько снимков самого здания с логотипом фирмы, пытаясь решить одну из самых главных больных тем - свет. Тем более что сейчас как раз около двенадцати дня, ну чуть больше, и солнце все еще находится в зените. Пожизненное везение, блядь.

+2

7

Чем дольше я нахожусь в одном помещении с Джей Симон, тем больше она меня смущает, и начинается это задолго до ее комплимента о «красивой девушке». Не стоит думать, у меня никогда не было никаких комплексов на счет того, что я гадкий утенок и не заслуживаю подобных знаков внимания, наоборот, со школьной скамьи я считала себя очень даже ничего. Может быть, не такой высокой и статной красавицей, как свою сестру Рене, но достаточно милой и забавной, чтобы не клеймить себя уродиной, забиваясь в углу и отрекаясь от общения с людьми. И все же было в словах Симон что-то странно и неприятное, словно издевка, при том не понятно было, с какого момента ее шутки и улыбки стали меня пугать, нежели веселить, как им и предназначалось.
А руку мне вообще в первый раз целовали, ну, если не считать какого-нибудь там зачуханного выпускного, куда я ходила одна, без парня, потому что парни уже тогда меня не особо то интересовали. И вот тут теперь Джей со своими прямолинейными знаками внимания, заставляет меня растерянно хлопать ресницами и опускать глаза в пол. Забудем об этом, впереди нас ждет еще целый рабочий день.
Что касается флирта и отношений, обычно я занимала твердую и лидирующую позицию, оставляя за собой право выбирать, какая женщина мне нравится и подходит, а какая нет, и моя нынешняя новая знакомая пока выбивалась из стайки девиц, попадающих в поле моего пристального внимания. Не женственная, слишком прямолинейная и грубоватая, к тому же очень самоуверенная, а самоуверенные люди на деле оказываются как раз-таки недолюбленными и обделенными вниманием. В общем, заниматься психоанализом сейчас тоже некогда.
— Поспорить? — О, вот это уже интереснее, ее вызов заставляет меня рассмеяться, прикрывая ладонью губы, а затем резко нахмуриться.  — Тогда я, пожалуй, вступлю в этот спор, расскажи мне о таких, как вы, — себя сдавать не собираюсь, но не видела этой дамы на наших ЛГБТ встречах, а значит, не всех женщин нетрадиционной ориентации нам удалось охватить. Ее рассказ может быть полезен мне, как одному из лидеров сообщества, с практической точки зрения. Я легко нахожу подход почти к любому человеку, даже таком странному, как Джей Симон. — Может быть, я просто хочу выпить кофе и все? — Хитро прищуриваю глаза, чуть потеплев и продолжая шагать рядом с ней по коридору.
Осторожно еще раз поднимаю глаза на ее лицо, закусывая губу и присматриваясь. Да, типаж не мой, если бы я хотела девочку, похожую на мальчика, я бы нашла мальчика, но в общем и целом черты острые, привлекательные и аккуратные. Если бы она была парнем, то это был бы очень смазливый парень, прям Энди Бирсак нового поколения, только обилия татуировок не хватает. Улыбаюсь своим мыслям, но ничего не говорю на этот счет.
Девушка оказывается более уравновешенной и сдержанной, чем показалась мне в первые минуты, и, собрав наших молодых и не опытных по части подколов моделей-гиков, мы выбираемся из комнаты отдыха. Фотосессия будет проходить на свежем воздухе, а на улице сегодня тепло, солнечно, птички чирикают, и именно мне поручено следить за качеством выполнения работы. Не Джей, само собой, в ее профессионализме, раз пригласили, то никто не сомневается, а вот ребята легко могут разбежаться по своим делам, если им наскучит.
Оказавшись на коротко стриженной зеленой лужайке перед стеклянным зданием корпорации, фотограф ловко и быстро дает указание, мне же остается только стоять рядом, подставляя лицо со вздернутым носом ласкающим лучам солнца. Люблю такие рабочие дни: новые люди, новый вид деятельности, иногда даже мне хочется вырваться из рутины, бросить (ладно, не бросить, а аккуратно сложить и покинуть) свои отчеты и бумажные завалы.
Девушка примеряет объектив, просит кое-кого пересесть, чтобы не закрывать соседа, делает пару кадров, а я же смотрю на все это со стороны и размышляю над тем, удалось ли бы мне делать подобную работу? Наверное, нет, слишком творческая и требует нестандартных подходов и решений, а мне подавай планы, графики и расписания.
— Ты живешь в Сакраменто? Давно сотрудничаешь с «Google»? — Мне скучно просто так наблюдать за рабочим процессом, потому я первой решаюсь продолжить диалог. — Почему фотография для тебя стала работой, а не просто хобби, как для многих? Не надоедает?
Уже почти забываю наш напряженных разговор на выходе из офиса и инцидент с поцелуем, у всех свои странности, куда же без них?

+2

8

Смеешься над моими словами. В какой-нибудь другой день меня бы это разозлило, я бы схватила тебя за горло и прижала к стене, но не сегодня и не в этих стенах. Сдерживаю себя в руках и не даю себе вести грубо и агрессивно. Работа, как никак. Улыбаюсь, показывая собственные острые зубы. Снимаю очки и складываю одну дужку, а за другую вешаю на воротник футболки, делаю это с каким-то больно серьезным видом, забывая улыбнуться.
- О таких как мы? А не слишком ли? Ты и сама знаешь, какими мы можем быть. Твои фотографии в журнале ЛГБТ сообщества не редкость, да и пару раз я была на ваших сходках в роли фотографа. Может ты этого и не помнишь, а может, просто не хотела замечать. Не важно, меня не всегда удается узнать. Я умею быть призраком, если захочу. - подмигиваю тебе и нагленько улыбаюсь. Думала, что сможешь поставить меня в неловкое положение? Думаешь, что мои слова пустые? Да, память порой подводит, но у меня есть тот, кто всё изумительно помнит и помогает вспомнить. К счастью, сегодня этого не потребовалось. Шах и мат.
- Неужели ты помнишь что-то и без моей помощи? Ты растешь в моих глазах. - и ты смеешься надо мной. Сволочи. Ненавижу быть посмешищем, ненавижу такие ситуации. Я не клоун! Как-то начинает подклиневать. Глубоко вздыхаю и сжимаю пальцы в кулак.
- Эй, потише. Спугнешь еще девочку. - продолжаешь смеяться - бесит.
- И всё? - Всеми силами стараюсь не нервничать, но как-то чутка нервно переспрашиваю, при этом намекая, что так не интересно.С другой стороны, что от этой девушки еще ожидать? Пока не нажмешь на нее, ничего не выйдет. Вокруг камер, чужих глаз не хочется как-то давить на нее и проявлять инициативу. Достаточно на сегодня и так, дальше - перегиб. В другой обстановке еще можно будет попробовать, но это явно, после рабочего дня. Остается ждать и надеяться, что к тому времени обаятельная Эль не передумает или не придумает повод отмазаться. 
Дальше выбираю позицию командира и не отвлекаюсь на посторонние темы и разговоры. Стараюсь полноценно и качественно запечатлеть цирковых обезьянок, которые долго еще не могли выбрать себе место. Модели из них никакие. Убеждаюсь в этом с первых минут работы. Делаю несколько замечаний, на которые все-таки среагировали, хотя бы дрессировать не пришлось. Меняю ракурс, отхожу в сторону и присаживаюсь на корточки.  Прося несколько человек поменяться местами, а других занять какие-нибудь иные позы. При этом стараясь выразить "счастье". Кому-то улыбка абсолютно не шла.
- Пятый слева, от твоей ослепительной улыбки и умереть можно, зубы не показывай. И не нужно так сильно задирать бровь. А то создается впечатление, что в гугле люди гуглить не умеют и у тебя до сих пор остался не решенный вопрос. - этот чудак не сразу понимает, о ком идет речь и тычет на себя пальцем. Киваю ему, что да, это он. И всё становится на свои места. Наслаждаюсь щелчками фотоаппарата, временами посматривая на итог - свет, четкость и прочее. Убеждаясь, что несколько есть удачных подымаюсь на ноги и в голове прокручиваю, как можно еще выстроить свой "мохнатый" отряд. Опускаю фотик и подхожу к ребятам. Поправляю им прически для гармоничности.
Становлюсь обратно на прежнее место и оцениваю ребят с большей дистанции. И тут, "наблюдатель" задает несколько вопросов. Неожиданно.
- Да, но это не мой родной город. - чуть уточняю и надеюсь, что ты не спросишь, сколько лет я здесь уже живу. Просто потому что я не помню. Эти цифры для меня не важны и особо не горю желания и рвения вспоминать как всё начиналось, особенно более менее адекватная жизнь.
- Нет, не так давно. С сегодняшнего дня. - на этом твои вопросы не заканчиваются. Прослушав дальнейший, более личный, решаю сразу на него не отвечать.
- Девчонки встаньте по краям, а парни поближе друг к другу. Самый высокий в центр. -  все-таки разобравшись, кто из них выше становятся на свои позиции щелкаю пару фотографий и еще несколько чуть сменив ракурс.
Вспоминаю недавно заданные вопросы Эль. Как-то долго приходиться продумывать адекватные ответы при этом честные. Работа - хобби... да черт, подери, при большом желании я могла бы и не работать вовсе. Мне не страшно увольнение, мне не страшно ничего. Так работа ли это? Раз многие считают, что у меня дар, почему бы этим и не воспользоваться, не срубить куш собственными руками? Тем более, такие поездки - знакомства позволяют познакомиться с кем-нибудь интересным и нужным. Из всего нужно находить выгоду и преимущества.
- Временами и надоедает, но не поиски ракурсов и обработка, а люди, то есть ключевые объекты. - прикусываю губу и додумываю насчет первого вопроса. - Работая на агентство можно заполучить драгоценных моделей, с которыми будет чертовски приятно работать. Они будут уже наученные своему делу и лишних вопросов не зададут. Не начнут спорить и отстаивать свою точку зрения. Если кому-то начхать кого и как запечатлеть, то мне нет. Я всегда добиваюсь того, что мне хочется увидеть. Раскрываю каждого и даю другим проникнуться задумкой. Единственное, что не люблю - так подиум. Безэмоциональные куклы - барби в новом тряпье. - как-то серьезно взялась за этот вопрос, надеюсь, тебя мой ответ удовлетворит.
- Думаю, пора поменять декорации или вам этих фотографий будет достаточно? - задаю вопрос, подойдя к Орлин. Раскладываю экранчик - опускаю его вниз и разворачиваю под 180 градусов. Отдаляю объектив. Подхватываю молодую девушку за плечи, а вторую руку с фотоаппаратом протягивая вперед и делаю так называемое "селфи". Можешь расценить это как и ребячество, можешь возмутиться и попросить удалить - не было твоего согласия, а может, попросишь взглянуть на проделанную работу. Так с чего начнешь?

Отредактировано Jay Simon (2016-04-25 21:22:16)

+2

9

А девочка, оказывается, «в теме», неплохой материал для исследования, и с каких пор я стала относиться к людям, как в подопытным крысам? Впрочем, всегда можно совместить приятное с полезным, провести время за незатейливой и ни к чему не обязывающей болтовней, а потом, отложив все вынесенные уроки в своей голове, написать какую-нибудь психоаналитическую статью. Ведь нет ничего зазорного в том, чтобы хотеть понять другого человека? Не осудить, не осмеять, а именно понять, поменяться с ним на секунду местами и попробовать мыслить так же? Разумеется, реализовать это в полной мере не получится, ведь каждая личность состоит из генетического уникального набора (внезапно, да?), социальных условий воспитания, индивидуальных умений и навыков, и чтобы думать, как он или она, как любой другой, надо полностью позаимствовать все составляющие его характера, а это, увы, невозможно, потому приходится прибегать к тактике откровенных вопросов, ибо юлить и выпытывать сведения хитростью я не умею, это не честно по отношению к собеседнику, пусть знает сразу и точно, что именно меня интересует.
Столь пристальное внимание к ЛГБТ со стороны человека, которого я не знала до этого дня, немного, во-первых, напрягает, во-вторых, отдает маньячиной. Знаете, когда за тобой следят, выучивают все твои привычки, распорядок дня, список покупок и любимые блюда, ты же в ответ не знаешь ничего — чистый белый лист, и заполняй его чем хочешь…
— Странно, что я тебя не заметила, обычно знакомлюсь со всеми гостями, — сцепляю руки за спиной в замок, теперь не зная, то ли прятаться от нее испуганно, то ли находить силы продолжать этот странный диалог. — Значит, моя ориентация — предмет всеобщего достояния, — не то, чтобы я огорчена этим фактом, иначе бы не была лидером организации, не снималась для журналов и не давала интервью, просто немного странно и все еще попахивает чем-то зловещим, вот она — обратная сторона пусть даже и такой маленькой популярности. — На самом деле, ты не права, я не все знаю, но мне бы хотелось узнать, а это повод для серьезного разговора, и теперь уже я предлагаю перенести диалог на обеденное время, а заодно и приглашаю на чашку кофе. Кафе у нас тут офигенный, — решаю никак не комментировать ее последнюю фразу на счет умения быть незамеченной, потому что, блин, это меня тоже пугает. Прям девочка-сталкер, не иначе, а сталкеров в моей жизни было уже предостаточно, и никогда это не заканчивалось ничем хорошим, вот.
— Не знаю, — неоднозначно пожимаю плечами, отклоняясь от прямого ответа. — Пока что ты меня больше пугаешь, чем располагаешь, а я не люблю бояться людей, — мне ничего не стоит быть честной и говорить то, что я думаю. Здесь мы в окружении людей, никто меня не тронет и не обидит, а говорить Симон об этом наедине было бы, пожалуй, рискованным занятием.
— Вот поболтаем после съемки и будет видно, чего хочешь ты и чего хочу я, идет?
Когда Джей занимается своей работой, присаживаясь на корточки и раздавая свои «милые и честные» указания, я улыбаюсь, радуясь тому, что снимают не меня, вдруг от моей улыбки тоже становится так страшно, что сердце останавливается? Правда, у меня то хотя бы брекетов нет, как у Стюарта, вот ему лучше не показывать зубы.
— И откуда ты приехала? — Видно, что личные вопросы не особо воодушевляют Джей, и, возможно, она вообще не любит говорить о себе и о своей биографии, что ж, если это действительно так, то через десять минут я не буду настаивать. Некоторым больше нравится жевать, чем говорить, это я тоже прекрасно усвоила за восемь лет работы с людьми, пусть с техникой порой можно было договориться гораздо быстрее и с наименьшими потерями нервных клеток.
Ребята суетятся на газоне, каждый хочет быть в центре снимка и заслужить похвалу за фотогееничность и послушание, по мне они все — стадо школяров, которых первый раз вывели в общественное место: суетятся, что-то бурно обсуждают, то и дело мотая головами из стороны в сторону, спрашивают фотографа, как лучше, а я тем временем, не отвлекаясь от разговора, считаю щелчки фотоаппарата, если я не ошиблась, а со счетом я ошибаюсь крайне редко, что это уже пятьдесят второй.
Когда девушка рассказывает о своей работе, то открывается для меня с новой стороны — теперь она не просто выскочка, возомнившая о себе хрен знает, что, теперь она — профессионал своего дела, и я чувствую, что она переживает каждый кадр, болеет за него душой. Невольно перевожу взгляд на наших моделей, которые хоть и не спорили с ней, но профессионализмом похвастаться не могли, все-таки они будущие разработчики, менеджеры и программисты, а никак не ценители высокого искусства, да и сама я в этом не разбираюсь, потому резко начинаю уважать Симон за то, что она делает. Любая работа, самая непритязательная и с виду простая, требует внимания к себе и полной отдачи, тогда она и заканчивается быстрее, и само работник получает удовлетворение, любуясь на результат своих трудов, будь то клип, собравший все топовые места в чартах или начисто вымытые туалеты.
Съемка подходит к концу, и я замечаю, что время пролетело слишком быстро, тридцать минут, а мы успели только немного поговорить за жизнь, понежиться на солнце, ну и выполнить то, что требовались — отснять материал для рекламы, с которым дальше будет работать отдел маркетинга.
Джей щелкает «сэлфи», и я успеваю только улыбнуться, глядя в экран, вообще-то, я люблю фотографироваться и вовсе не против подурачиться на рабочем месте.
— Можно взглянуть? — Поднимаю на нее вопросительный взгляд, а затем убираю волосы за спину, оглядываясь. Ребята уже разбежались, как только я дала команду «вольно». Кто-то направился к буфету, некоторые расползлись по офисам, но большая часть вернулась в комнату отдыха, излюбленное место стажеров.
— Только, думаю, удобнее это будет делать не посередине газона, а в буфете или на пуфиках в холле. Выберу пару кадров и пойдем сдавать материал. Если задержишься тут еще часа на два, то сможешь увидеть готовый продукт, — рекламные брошюры для вставки в журнал, — но, если не выйдет, могу скинуть на почту.

+1

10

- Кажется, кто-то попал в неловкую ситуацию...
- И правда, странно. Может настроения не было для новых знакомств? Не переживай, я не держу обиды, тем более я была на рабочем месте, как и сейчас. - продолжаю отвечать Эль, одновременно обдумывая, кто именно попал в эту неловкость, то ли Эль, то ли я. Наблюдаю за твоим поведением, сравнимым с поведением маленькой девочки, которая в чем-то провинилась и не знает, как теперь себя вести и чем оправдаться. Мне же на самом деле абсолютно уже без разницы, мне удалось с тобой познакомиться и пообщаться в другом месте, если честно, оно мне больше по нраву.
- Для узкого круга, возможно это и является достоянием, но не для меня. Уверена, что у тебя есть куда лучше качества, чем просто принадлежать меньшинству. Ты лидер, умеющий планировать наперед, имеешь хорошие связи, а главное, у тебя всегда есть цели. Если бы ты не владела этими достоинствами ты не была бы лидером ЛГБТ и не работала здесь. Доминируй и властвуй. - как бы мне не хотелось продолжить наш "серьезный" разговор, но ты решаешь оставить это обсуждение на потом. Как знаешь, я не стану настаивать. Я не привыкла кого-то умолять или еще что-то... да, мне нравится общаться с тобой, хоть и опасаюсь, что ты сможешь разглядеть во мне что-то странное и не особо адекватное. Рядом с тобой, общаясь и что-то обсуждая я порой забываюсь. Забываюсь, о том, что ты не знаешь меня, абсолютно. Ты не знаешь о моих психических расстройствах и, надеюсь, никогда об этом не узнаешь. А пока мне только, и остается держаться и контролировать себя.
У меня нет в жизни целей, нет желания жить. Да, бывают моменты, которые создают эту выдуманную ступень, дающую надежду подняться вверх по лестнице, но она испаряется, как только наступаю на нее обеими ногами, отправляя меня обратно - на прежнее место. Я завидую тебе, в хорошем смысле. Ты стараешься жить полной жизнью, не то что я.
- Как скажешь. - кратко отвечаю, соглашаясь на кофе и на перенос разговора в обеденное время.
Ты произносишь слова, от которых мне хочется засмеяться, еле сдерживаю улыбки, даже малейшего намека на него. Всеми силами стараюсь сделать удивленное лицо и сыграть в дурочку.
- Тебя пугает мой рост? Я даже букашку не обижу, не то что, человека. Нет смысла опасаться меня, но ты сама должна в это поверить, мои слова сейчас пустой звук. - одаряю тебя своей ослепительной улыбкой и возвращаюсь обратно к работе. Ты не забываешь прикрыть наше продолжение  "серьезного" разговора, отсылая на попозже, только кивком отвечаю на эти слова. Кажется, мы еще ранее договорились перенести его, но что-то нас так и не могло остановить. По этому приходится во второй раз договариваться об этом. Казалось бы, разговоры должны были отойти на второй план, но из-за того, что ты стоишь и просто наблюдаешь на нашей работой - становится скучно. Ты переходишь на более легкие и обыденные вопросы. Нет, меня это не отвлекает от работы, тем более я привыкла работать и высказывать свое мнение.
На протяжении получаса кручусь на оба фронта, удовлетворяя своими ответами Эль, а так же командовать кучкой задротов.
- Из Берлина. - кратко отвечаю тебе. Что-то передернуло внутри, в этот момент, да так, что снимок смазался.
- Остаемся на своих местах, еще раз. - громко вскрикиваю и вновь повторяю предыдущий снимок, но на сей раз четкий.
- Воспоминания наша ноша, и пусть, они не всегда хорошие. Именно прошлое делает из нас тех, кем мы являемся на сегодняшний день.
- Никем.
- Никем? Только ты так считаешь. Многие хотели бы такую успешную жизнь, как у тебя. Из грязи в князи.
Мне не хочется об этом думать, мне не хочется тонуть в этом омуте, а тем более чтобы кто-нибудь о нем еще и узнал. Мое психическое состояние слишком хрупкое, как хрусталь. Сжал в кулак и вокруг осколки, так и со мной, с моим внутренним миром.
Сложно быть психически неуравновешенным человеком, настроение меняется десяток раз на дню, то в лучшую сторону, то в худшую, при этом приходиться оставаться прежним, надевая маски и скрывая свою истинную сущность.
Никто так и не заметил каких-либо изменений, почему-то остаюсь в этом уверенной - профессионально же. Работа как могла, так и отвлекала от бредовых мыслей.
По щелчку пальцев, настроение возвращается обратно, даже выше прежнего. Так и оправдывается наше не обговоренное селфи. Ты никак не возмущаешься, наоборот, проявляешь любопытство. Как только появляется желание протянуть тебе фотоаппарат, ты предлагаешь посмотреть проделанную работу в более удобной обстановке.
- Тогда, пошли выпьем кофейка. - притягиваюсь к твоей щеке и легко целую ее. У тебя приятные духи, что-то в них явно есть привлекательное. Но что? Так и не могу понять. Несколькими пальцами поглаживаю твою щеку и засматриваюсь в зеленые глаза. Ранее, не замечала, что они настолько зелены. Подмечаю, что ты начинаешь вновь неловко себя чувствовать и как ожидалось, срываешься с места, ведя меня видимо в буфет.
Почему тебя так смущает наша близость? Это же такие пустяки... чего именно ты так боишься? Мне определенно нравятся такие игры. - ухмыляясь, прибавляю шаг и догоняю своего проводника.

+1

11

Джей общается вполне дружелюбно, и теперь не кажется мне злой и колючей, как в первые минуты нашего знакомства, когда она сидела в кресле напротив и украдкой поглядывала в отражение на полированной блестящей черной глади дисплея своего сотового. Тогда мне казалось, что каждое слово собеседницы пропитано ядом, и как стрела с отравленным наконечником, призвано ранить и унизить собеседника, теперь же я понимаю, что это не более чем осадок от первого впечатления после разговора со сдержанным и профессиональным человеком. Жаль, что я не умею быть такой резкой и холодной, с порога встречаю улыбкой и готова отдать последнюю рубаху незнакомцу, однажды до добра меня это не доведет.
Ничего не отвечаю на ее оду во имя моих лучших качеств, может, они у меня и есть, но я как-то не привыкла сама себя восхвалять или принижать, судить в любом случае не мне, а тем, кто со мной общается, и если Симон считает, что я не зря занимаюсь ЛГБТ движением, то так тому и быть. Там я чувствовала себя на своем месте, а в кресле руководителя отдела не совсем. Одно дело — вдохновлять людей в клубе по интересам, грубо говоря, быть с ними на равных, пытаться помочь раскрыться и принять себя таким, какой ты есть, без стеснения и предрассудков, и другое дело — руководить, заставлять других делать свою работу, мириться с их недостатками и искать индивидуальный подход там, где меня больше волновало совсем другое, но что поделать, оставалось уповать на то, что рано или поздно из руководителя отделом картографии и геоинформатики я перейду в ряды разработчиков… Возможно, лет через пять, если буду упорно работать и выполнять поставленные задачи, вот сегодня моей задачей была замена заболевшего сотрудника и оперативное внедрение в его специфическую работу. Я не так сильна в рекламе, но со стороны это кажется не таким уж сложным.
Думай, как потребитель, как покупатель, как читатель. Что бы меня привлекло и вызвало желание отправить резюме в эту компанию? Если честно, вряд ли красивая картинка с улыбающимися в тридцать два зуба придурками, но картинки украшают текст и привлекают внимание.

Доминируй, властвуй и унижай — это тоже не про меня, но, полагаю, слова были сказаны скорее в шутку, чем на полном серьезе.
— Не рост, — отвечаю задумчиво, в Сакраменто почти каждый человек выше меня, потому что природа не была щедра ко мне на сантиметры, выделяя каких-то полтора метра, — а манера общения, впрочем, не важно, — это на самом деле через полчаса не будет иметь никакого значения, потому что мы успешно отснимем материал и отправимся пить кофе.

Девушка принимает мое предложение задержаться в офисе компании. Когда ее рука касается моей щеки, я смущенно опускаю глаза, впиваясь взглядом в жесткие короткие травинки под подошвой кедов. Да, меня легко соблазнить и втянуть в сомнительного рода авантюры, я совершенно не умею говорить людям «нет», а в этот раз и не хочу. Галантная и обходительная Джей мне нравится больше наглой и напористой, мне как-то по душе хоть немного управлять ситуацией. В этот раз не отстраняюсь от нее и не обращаю внимания на чужие взгляды, как я уже говорила, моя сексуальная ориентация тут не для кого не секрет, я не горжусь ей никоим образом, но и не скрываю, люблю быть собой. Улыбаюсь и веду Симон сначала по тропинке, затем уже по широкому холлу на первом этаже корпорации.

Сначала мы на самом деле идем в буфет, но не доходя до него несколько дверей, я с уверенным видом сворачиваю, заходя в пустой офис, который сейчас находился в стадии ремонта: завозили новую мебель, красили стены, меняли облицовку и несколько метров напольного покрытия. Скользящим движением руки нащупываю внизу, на уровне бедер, выключатель, и включаю освещение. Офис озаряется светло-желтыми бликами люминесцентных ламп. Прохожу внутрь, усаживаясь на один из столов задницей и хватаясь руками за столешницу.
— Слушай, — резко веду головой в сторону, убирая волосы на левое плечо. — Чего ты хочешь? У нас есть, — смотрю на наручные часы на правой руке, — два часа. Я не целка, не недотрога, не девочка-ромашка. Внешность порой бывает обманчива, — мой голос звучит ровно и твердо. Если мы думаем об одном и том же, сделаем дело и разбежимся, оставшись в воспоминаниях друг друга всего лишь короткой главой из книги под названием «Жизнь».
— Ты… красивая, — оценивающе смотрю на Джей, отмечая, что она хоть и не в моем вкусе в плане типажа, черты лица приятные. — Но прежде чем ты ответишь на первый вопрос, я хочу спросить еще вот что. Почему некоторые девушки-геи предпочитаю выглядеть как… — подбираю слово, чтобы не показаться грубой, но в то же время ясно изложить свою мысль, — как парни? То бишь, если бы я хотела себе кого-то мужественного, я бы и нашла парня, что стоит за таким внешним видом? — Обычно я западаю на женственных и изящных дам, Симон под такое описание не подходила, и тем не менее, друг для друга мы — опыт и способ неплохо провести время.

+2

12

Продолжаю следовать за тобой большими и уверенными шагами. Вот коридор, потом еще один, замечаю надпись буфет, но ты сворачиваешь куда-то в другую дверь. Теперь становится еще интереснее. Почему именно сюда? Хочешь решить несколько вопросов или для начала в более спокойной обстановке посмотреть фото... или что? Но как открывается для меня вид на это помещение, понимаю, что мы здесь вовсе не для этого. Здесь пусто, нет никого и кажется, все еще продолжается ремонт. Не плохой выбор, хоть немного и пыльно. Меня это не смущает, нет, для меня и каморка уже не сюрприз. Впрочем, это не важно. Закрываю за собой дверь и как сюрприз - замок изнутри. Поворачиваю его и закрываю дверь так, чтобы никто не смог проникнуть сюда случайно. Ты уже сидишь на столе, я подхожу к какому-то диванчику, оставляю на нем свои вещи, в том числе фотоаппарат, очки и куртку, а затем только двигаюсь к тебе, останавливаюсь между твоими ногами. Всматриваюсь в твои глаза, теперь они более желтые, чем были на солнечном свете. Сообщаешь, что у нас есть два часа, мне этого более чем предостаточно, мы успеем даже попить кофе и чем-нибудь перекусить после. Накрываю твою щеку ладонью и нежно поглаживаю пальчиками. Твои глаза уже блестят от предвкушения, но у тебя возникли вопросы, желающие ответа. Я отвечу тебе, не беспокойся.
Делаешь мне комплимент, так редко их можно услышать в мой адрес. Спасибо, это прибавляет мне еще больше уверенности в своем поступке. Прикусываю чуть губу и наслаждаюсь твоим голосом дальше. Как странно. Ты сейчас такая уверенная, а голос такой спокойный. А ты бываешь разной, неужели окружающие тебя люди смущают до такой степени?
Как... мужеподобные обезьяны? - усмехаюсь от собственного продолжения твоих мыслей, но ты их высказываешь мягче. Да и я не особо похожа на обезьяну, чаще всего на аристократического распиздяя, но явно не сегодня. 
- Ты интересуешься, именно моим случаем или в общем? Как бы там не было... - соскальзываю с щеки и запускаю пальцы в пряди волос. - Я выросла без матери, со мной был только отец и он растил меня, как сына. С возрастом ко мне женская мода так и не пришла. Нет, девушки безупречно прекрасны в коротеньких юбчонках и платьицах, но только со стороны. Представь меня в этих одеяниях и это будет смешно. Моя фигура не предназначена для женственной одежды, ты скоро это поймешь. Да и работая фотографом, кто знает, когда предстоит лесть на стремянку что бы сделать удачный кадр. Здесь много нюансов, зависящие от самих людей и их тараканов. Кто-то доказывает, что может быть лучше парня, а кому-то просто так удобно. Есть еще небольшой процент девушек, которые считают себя до глубины души парнями застрявшими в женских телах, но это уже психологические травмы. - достаточно обширно отвечаю на последний твой вопрос и по пути вспоминаю первый, подбирая уже слова для ответа, но понимаю, что здесь слова и не потребуются. Накрываю твои губы поцелуем. Страсть между нами уже накаляется, отвечаешь мне так же сладко. Вот и первая проверка на твою испорченность, сжимаю пряди волос в кулак, не сильно, но чувствительно. Не отталкиваешь и не возникаешь, лишь становишься горячее. Сквозь поцелуй ухмыляюсь и прикрываю собственные глаза. Сколько он длиться, не знаю, но прилично. Чувствую на себе твои руки, гуляющие то по торсу, то по спине. Отрываюсь от поцелуя, но все так же близко к твоим губам, между нами миллиметры.
- Как я жалею, что мы сейчас не у меня... я бы раскрыла перед тобой настоящий мой мир, наполненный приятной болью и сочными стонами. - снимаю с тебя кожанку, закидываю ее на какой-то диванчик и посыпаю шею легкими поцелуями, не оставляя после себя следов. Между ними не прекращаю шептать. - Мне хотелось бы проверить твой болевой порог и подарить тебе самый незабываемый секс. - подымаюсь к ушку и слегка прикусываю мочку, после чего провожу языком за ним и следом одаряю поцелуями.  - Нет, я не желаю унижать тебя и возвышаться перед тобой... - решаю успокоить тебя, ведь многие считают, что доставление боли и власть над кем-то рушит человека изнутри, в особенности его моральные устои, они путают насилие и добровольный секс с согласием. Кто этим никогда не занимался или даже не думал, так и не поймет всей прелести таких условий и правил, да, я их не всегда соблюдаю, но тебе это лучше и не знать.
Выпускаю твои волосы из плена и начинаю гулять по твоему телу руками, изучаю его формы и рельефы. Мне не хочется, чтобы ты думала, что я не умею терпеть и слишком быстрая, но рядом с такой соблазнительной девушкой невозможно настолько тормозить, тем более у нас вроде как и время ограничено. Снимаю с тебя кофту. Зубами снимаю лямочки лифчика, после чего расстегиваю его не отрываясь губами от твоего тела, посыпаю открывающиеся участки груди. Она небольшая, но идет тебе, очень аккуратные формы и стоящие соски. Их вид одурманивает меня, еле как сдерживаю свою темную сторону души. Между зубами оказывается один из сосочков, покусываю его вытягивая из тебя еще более тяжелые вздохи и тихие стоны, а второй получает внимание от пальцев - покручиваю его, сжимаю и потягиваю.
- Ты хочешь уже большего? - спрашиваю через несколько минут, приподняв голову. Накрываю в очередной раз твои губы, подмечая, что жажда во взгляде возросла. Что же ты видишь в моих глазах? Безумие? Страсть? Желание?
Сжимаю сосок сильнее прежнего, оттягиваю его и резко разжимаю пальцы. Твои губы приоткрываются одаряя меня сладким стоном. Опускаю освободившуюся руку ниже и расстегиваю пуговицу на джинсах. Пробираюсь в них, а затем и под трусики. Нащупываю пальцем маленький бугорок - клитор, массирую его.
Девушки сложные создания, не всегда с первого раза угадываешь их тайные предпочтения, не каждая может кончить от очевидных вещей. Так, как быть мне с тобой?

+1

13

Приятное с полезным удобнее совмещать, своего рода проституция, секс в обмен на интервью. Было ли мне стыдно за это? Вовсе нет. За свои двадцать восемь лет в моей жизни появлялось и исчезало много людей, много женщин, с половиной из которых связывал только случайный секс. Серьёзные отношения у меня были сколько раз, давайте-ка, почитаем... Раз. Просто раз, роман с Микой длился пять лет и четыре года назад трагично оборвался, я пережила нервный срыв, потерю ребенка, похоронила на полках памяти много сопливых историй, связанных с ней и пустилась в веселый и ни к чему не обязывающий блуд. Мне всегда было интересно пробовать новое, узнавать людей, общаться, целоваться и заниматься любовью, еще ни разу я не пожалела о том, что позволила такой короткой бесперспективной связи случиться. Так и с Симон, мы поговорим, обменяемся опытом и разойдемся, как в море корабли, может, еще увидимся на собрании ЛГБТ, я скажу ей «привет» и пройду мимо, забыв обо всем, что сегодня произойдет.
— Твоим, — я все еще сижу на столе, ноги слегка разведены в стороны, Джей стоит совсем близко, между ними, так, что мои бедра касаются ее ног. — Не смешно, — отвечаю совершенно серьезно, без тени иронии на лице. Разумеется, у меня нет желания вырядить Симон в какой-нибудь феечковый сарафан с ромашками и камелиями, но строгий брючный костюм по фигуре, прямые волосы до лопаток с челкой, высокие каблуки — почему нет? Строгая классика, а главное, женственная. — У тебя хорошая фигура, — мои ладони скользят по ее талии поверх черной свободной футболки от ребер вниз, останавливаясь на линии ремешка. — И многим девушкам-фотографам, которые ползают черт знает где, профессия не мешает выглядеть женственно, — не хочу ее обидеть, и вроде даже поняла мотивы, которыми она руководствовалась, выбирая этот стиль, и все же никто мне не запрещал фантазировать на тему сексуальной и женственной Джей Симон. Я сама не ношу платья без повода и не отличаюсь выдающимися изгибами фигуры, обычная девушка — узкие бедра, тонкая талия, скоромный обхват груди, который с натяжкой можно назвать первым размером.
Откидываю голову назад, следуя за ее рукой, настойчиво сжимающей мои волосы в кулак и подаюсь навстречу поцелую. Непривычно занимать ведомую роль, потому что чаще всего мне выпадает прямо-таки противоположная, и я сама решаю, какой будет игра, с кем, где и в какой форме, да и с женщинами подобного типажа связей у меня тоже не было, так что я не знала, чего ожидать, тем интереснее.
Наш поцелуй затягивается, губы Симон на вкус терпкие и настойчивые, если бы мне довелось целовать мужчину хоть раз в своей жизни столь страстно и самозабвенно, я бы обязательно сравнила, но мне не доводилось. Касаюсь кончиком носа ее щеки и улыбаюсь, мне нравится то, что сейчас происходит, и легкая волна возбуждения накрывает тело.
— Не уверенна, что я люблю боль, но можем попробовать, — смеюсь, забираясь пальцами в короткие волосы девушки и обхватывая ее бедра своими ногами. Я уже говорила, что у меня был разный опыт, но если дело и доходило до БДСМ, а такое случалось всего единожды с Ариэль, которая выпила лишнего и пришла в тематический клуб, находящийся во распоряжении моей подруги, то мне отводилась роль доминирующего партнера, а также в арсенале было обилие разных плетей, с которыми я немного успела познакомиться до того, как милая нимфа впорхнула в заведение.
— Я дам тебе эту возможность, — шепчу в ее уста, прикрывая глаза и вспоминая все, что я знаю об этой самой боли. Пожалуй, не так уж много, если кому-то нравится, вдруг понравится и мне, не унижения, а именно щекочущая нервные клетки боль, посмотрим. Ловким и уверенным движением рук стаскиваю с Симон футболку через голову и принимаюсь за брюки.

Ее руки настойчиво проникают под ткань нижнего белья, срывая с моих губ сладкий стон. Что там спрашивала Джей? Хочу ли я большего? О да, пусть продолжает, не останавливается. Увы, женский секс так устроен, что чаще всего одновременно получает физическое удовлетворение только один из партнеров, второй же его доставляет, потом они могут поменяться. Мне все же больше нравилось доставлять, но Симон действовала странным гипнотизирующим образом, заставляя подчиняться ее рукам и забывать обо всем на свете. Я уже раздета по пояс, джинсы приспущены, губы приоткрыты в томном вздохе, двигаюсь навстречу умелым пальцам, она же все еще только без футболки, и я не знаю, чем смогу достойно ответить ей, да и смогу ли, есть типаж девушек мне непонятных и неподвластных.
— Да, — коротко отвечаю на ее вопрос и тянусь губами к губам, откидывая растрепанные каштановые волосы за плечи. — У тебя есть девушка? — Обнимаю за шею, чуть приподнимаясь, и шепчу ей в ухо, не то, чтобы меня особо волнует факт наличия у нее постоянной пассии или я потом буду терзаться муками совести, но это продолжение интервью, ведь если Джей состоит в отношениях, что-то же ее толкает на связи с другими женщинами?
Пальцами расстегиваю ее бюстгальтер, избавляя девушку от ставшего ненужным атрибута одежды и сжимаю руками грудь, которая, кстати, тоже далеко не объемов Памелы Андерсон, тем лучше, мне по душе компактность и аккуратность, не люблю полных или слишком грудастых дам, сразу теряется привлекательность наготы.
Медленно провожу ладонью по ее скуле, запоминая острые черты лица. Нет, я не потеряла голову, не влюбилась и мысленно уже успела сосчитать количество птиц, промелькнувших за пластиковым окном без занавесок, и все же это было начало незабываемого приключения...

+1

14

Продолжаешь и дальше расспрашивать меня, мне не сложно отвечать на твои вопросы, но знала бы ты еще, что у меня имеется две точки зрения. И вторая часть меня не такая разговорчивая, кажется, она бы промолчала на многие личные вопросы, но не я. Мне нравиться такая игра, наша игра. К некоторым ответам ты относишься даже серьезно, удивляешь меня.
- Думаю, ты смогла выбрать пункты, которые подошли бы для меня, но на деле все чуть проще. Мне нравится быть собой. Я могу быть разной, только не женственной. Не относись так серьезно ко всем моим словам. Хорошо? - подмигиваю тебе и продолжаю тонуть в твоих глазах. Эти ощущения мне знакомы, но не думала, что смогу их испытать вновь. На первый взгляд с тобой легко и приятно, но это так лишь в нашем микроскопическом мирке. За закрытой дверью, по ту сторону, нас ожидает совсем другое. И честно говоря, мне не хочется что бы это прекращалось быстро. Всему когда-то приходит конец, но мне хочется продлить наше уединение. Согласишься ли ты на это?
По твоему поведению, по твоим словам - комплиментам, что-то говорит мне, что ты чаще доминируешь над девушками, чем оказываешься под. Пассивы иные существа, а может ты просто уни? Как бы там не было, мы все являемся в какой-то степени уни. Слишком мало тех, кто любит просто доставлять удовольствие и не получать взамен того же.
- Ты же думаешь уже о поездке домой? Тебе мало?
- Да, мало.
- Ты не исправима. Имеешь сабмиссива, так еще налево и направо умудряешься ходить. Ахах, она же моя, как я могла об этом позабыть. - смеется сволочь, это был удар ниже пояса. Теперь я точно обязана удовлетворить тебя, Эль и продолжить банкет.
- Вот и не мешай. - когда дело заходит о делении девушек, то все становится куда сложнее и почти невыносимо. Нам нужны они, но для разных целей. Тот второй монстр, который скрывается где-то в глубине, ему требуются красивые и выносливые девочки для длительных и с ума сводящих сессий. А мне... для утоления человеческих потребностей и для собственной самооценки. Отказы принимаются мной болезненно и с неким привкусом разочарования. Кто знает, что может произойти после этих фраз. Мило улыбнусь, сказав "твое право" или же прижму к стене и изнасилую.
Так приятно чувствовать твои пальцы в волосах, видеть твой смех и улыбку, ты не можешь отказать мне. Я не могу разочаровать тебя.
- Если согласишься поехать со мной после рабочего дня, то я смогу тебя познакомить с ней, но не здесь. Нас могут услышать в этих стенах и мне не хотелось бы портить твою репутацию, ты этого не заслуживаешь. - легко прикусываю нижнюю губу Эль, уголки губ разъезжаются и задираются вверх - ухмыляюсь, наслаждаясь твоими тихими притупленными стонами. Как только мои зубы размыкаются, твои руки начинают стягивать с меня футболку, обнажая мое тело на половину. Так приятно почувствовать эту легкую прохладу, твои руки теперь кажутся еще более теплыми, чем до этого.  Расстегиваешь пуговицу на джинсах и ширинку, но на этом останавливаешься, что-то останавливает тебя. Осознание, того, что сейчас я управляю процессом? И даже если бы стянула с меня штаны, я бы не позволила тебе прикоснуться к себе сейчас, только после.
Ты озвучиваешь один из главных знаков "Да". Это слово для меня, как красный цвет для быка, и так бы оно произошло, если бы ты не оборвала поцелуй и не прошептала последующий вопрос. Не даю себе раскиснуть и потерять такой удачный момент. Использую его, пальчиками подхватываю приятную ткань темных трусиков, цвет мне не удалось разглядеть, стягиваю их с аппетитной попки и опускаю заодно вместе уже с чуть припущенными джинсами. Теперь я могу увидеть тебя, сделать с тобой всё что душе угодно.
- Разве это важно? - никогда не любила подобные вопросы, никогда. Что с тобой Эль? Мне чаще всего задавали этот вопрос девушки, которые влюблялись, но ты спросила это из-за другого. Я не знаю, сказать тебе об этом или нет. Я не знаю, повлияет ли мой ответ на твое дальнейшее поведение. Я слишком плохо знаю тебя. Ведь ты можешь все оборвать сейчас и сказать, что я совершаю ошибку и то, что это не правильно. Мне не хочется этого. Я хочу закончить начатое, увидеть твой оргазм и получить удовольствие от твоих стонов и блаженства. Да, меня это сильнее всего заводит, особенно тот момент, когда тело настолько уже напряжено и готово сгореть. - У меня есть сабмиссив. - произношу это после небольшой паузы, к этому времени ты уже стягиваешь с меня лифчик и ласкаешь мою грудь, сжимаешь ее в своих ладонях. - Не думай об этом, отдайся в мои руки и наслаждайся. - не громко произношу тебе на ушко. Твоя рука прикасается к моей щеке, медленными движениями гладишь ее.
- Какого признаваться? Говорить правду? Не понравилось? - все больше давишь на меня, мразь, ковыряешь пальцем мои чувства, но ничего... ты думаешь, что я сломаюсь и не смогу этого сделать, изменить своей послушной девочке, смогу. Я ей не обещала быть только ее, не клялась ей в верности.
- Как относишься к анальному сексу? - не знаю что толкнуло меня это озвучить, видимо любопытство.
Накрываю губами шею Эль, оставляю на ней дорожки из поцелуев, давая возможность вновь расслабиться и растаять в мои руках, для большего эффекта, опускаю руку к промежности и проникаю в девушку двумя пальцами. Свободной рукой обнимаю за талию и прижимаю к себе как можно сильнее. Пальцы не спеша разрабатывают узковатое лонцо девушки, порой создается впечатление, что ты специально сжимаешься, желая почувствовать еще больше. Почему мне так кажется? Твои мышцы напрягаются, я чувствую это. Зачем мне мучить тебя, если желаешь - получи. Плавно выхожу и аккуратно проникаю тремя пальцами, чуть ускоряю темп. Большой палец ложиться на клитор, массирую его.
К сожалению, в этих стенах у меня связаны руки и я не могу сделать с тобой того, что хотелось бы. У меня нет с собой ничего для этого, только классика жанра. Хотелось бы надеяться, что ты останешься и этим довольна.

Отредактировано Jay Simon (2016-05-04 13:55:58)

+1

15

Вот уж не знаю, зря я связалась с Джей Симон или не зря. На всякий случай напомню, что я никогда не была ханжой ни в вопросах сексуальной жизни, ни в вопросах жизни бытовой, всегда легко находила язык с практически любым человеком. Может быть, дело в моей мягкости и безотказности, а может, я уже доросла до тех лет, когда понимаю, где проще и безболезненнее согласиться, а когда надо дать твердый и решительный отпор, и для отказала сейчас была не та ситуация. Вспоминаю, когда вообще последний раз занималась любовью, и понимаю, что очень давно, впрочем, банальным сексом по технологии «сунул-вынул-и-пошел» тоже полгода назад в том самом тематическом клубе, где мы с Ариэль обе оказались случайно, так сказать, по приколу, ловили богатых клиентов на ее смазливое лицо, но так как подруга была самой что ни на есть гетеросексуальной ориентации, удар на грудь принимала я, и да, я не стеснялась и вжилась в активную роль вполне благополучно, клиентка оставила хорошие чаевые, а я же ощутила себя ничуть не грязной проституткой, а что, это может быть даже весело, если ежечасно не гнобить себя устоями морали.

Вот уж чего я не ожидала от Симон, так это возражения на мои слова, да, я действительно отношусь ко всему слишком серьезно, ничего не делаю абы как и спустя рукава, и если у меня завязывается с кем-то разговор, то в нем я тоже всецело отдаюсь своему собеседнику: не хитрю, не увиливаю и не нагоняю тумана на свое не особо-то загадочное прошлое. Узнавать других мне нравится больше, чем повествовать о себе, и пусть этот разговор закончится очень скоро, а через пару дней или часов и вовсе сотрется из воспоминаний, здесь и сейчас он может быть полезен, если, конечно, человек не дурак и умеет выносить пользу из элементарной беседы, я себя к дуракам не причисляла.
Каждый человек имеет право быть собой, другой вопрос — почему он таким стал, почему девушка не хочет быть женственной, а парень не хочет выполнять свою социальную роль, предначертанную обществом еще задолго до его появления на свет. Я принимала гомосексуальность как генетическое явление, но все эти гендерные перевороты и переживания для меня навсегда останутся страницами книги, написанными на чужом, недоступном мне языке.
В любом случае, Джей скоро исчезнет и мне ни к чему колупать ее подчерепное пространство, она и так слишком откровенна, больше, чем я ожидала от нее.

Прелесть моего характера состоит еще и в том, что в горизонтальном положении я могу занимать любую роль, и ведущего и ведомого, не скажу, что мне какая-то из них ближе, скорее, я думаю о том, что должно быть комфортно моему партнеру, и в этом уже априори лидирую над другими, этого не отнять, ведь забота и неравнодушие даже в такой незначительной вещи, как секс, может многое сказать о личности. Я никогда не рвалась вперед, но так получалось, потому что именно во мне есть этот неуловимый баланс черного и белого, плавно сливающегося в серый, доброго и злого, красивого и отвратительного, эдакая золотая середина, человек-невидимка, но это мой выбор, который помогает мне адекватно вливаться в социум. Сколько мы уже в этом кабинете? Я всегда считаю, считаю часы, минуты, секунды, как маячок неустанно долбит где-то на подкорке головного мозга… Раз, два… Сто тридцать три, сто тридцать четыре, и так до бесконечности, пока действие, которым я занимаюсь, не заканчивается. Я всегда режу торт на шестнадцать одинаковых кусков, симметричных, идеально отмеренных четким глазомером человека с обсессивно-компульсивный расстройством. Если бы кто-то мог залезть в мой мозг, то непременно сбежал бы из него, не выдержав и получаса.
— Я не против поехать с тобой, ничего не теряю, — и правда, что меня ждет дома по истечению рабочего времени? Две собаки и телевизор с замыленным и осточертевшим ток-шоу в двадцать ноль-ноль каждого буднего вечера? Увольте, я бы с радостью развлекалась как угодно, если бы было с кем, в Сакраменто я так и не успела найти друзей и любовниц.
Не знаю, что меня ждет там, в доме Джей Симон, но уверена, что бы там ни было, оно меня не напугает, меня сложно обескуражить и заставить отступить, чисто спортивный интерес и опыт, если кто-то любит такой вид секса, почему бы не попробовать и уже потом не составить свою экспертную оценку? Воротить нос, так ничего и не узнав, было бы невежливо. Смешно, что еще два часа назад мы были даже незнакомы, а теперь полуобнажены и занимаемся непристойностями прямо в офисе «Google».
Отвечаю на ее поцелуй, еще сильнее впиваясь пальцами в волосы, я уже почти позабыла о том, что такой типаж девушек не в моем вкусе, раз Симон удалось меня возбудить, я зря делала преждевременные выводы? Может, я просто люблю секс? Связи с мужчиной у меня никогда не было, как и дефицита женского внимания я тоже не испытывала, чтобы начать думать о другом фронте. Если и случались застои в личной жизни, как сейчас, то исключительно по моей вине.
— Нет, — равнодушно пожимаю плечами, позволяя Джей стянуть с меня нижнее белье, даже не помогаю ей в этом, ведь ей важно самой контролировать процесс, правда, не понимаю, какая роль отводится мне? Молчать и балдеть от удовольствия? Это я могу, это я запросто, не так уж часто кто-то стремиться мне его подарить.
Не знаю, зачем просила про девушку, математическая статистика и подсчет верных-не верных, есть она или нет, мне как-то все равно, тем более, у них могут быть свободные отношения, то, чего я сама не понимаю и не принимаю, но, как уже говорила, не имею привычки диктовать людям, как им жить.
— Ха, да ты знатная извращенка, — слегка усмехаюсь, выгибая спину. Никогда не вникала серьезно в БДСМ культуру, да и не хотела, на кой оно мне надо, но вот, оказывается, это не миф и сказочки для взрослых, и доминанты с сабами на поводках ходят среди нас, обычных смертных.
Ее вопрос застает меня врасплох, анальный секс… Как я к нему отношусь, давайте подумаем. Так же, как к джекфрукту, который я никогда не ела, или к трусам от VS, которые не носила, то бишь, пока что никак.
— Не знаю, не пробовала, и желания запихать себе что-то в задницу у меня пока не возникало, а тебе нравится? — Допустим, я не пай-девочка и не против потрахаться со страпоном, чтобы сразу в жопу…
Когда она оказывается внутри, с губ слетает тихий стон, но я все еще немного растерянна, так как не понимаю, какая роль во всем этом отводится мне. Просто быть послушной девочкой как-то не мое, надо же делать хоть что-нибудь?
Выгибаюсь в руках Джей, сжимая своими пальцами столешницу. Обычно все как-то иначе, такого рода экстрим я еще не испытывала. Все думаю о пальцах, два, три… Долбанная привычка считать. Наконец, мышцы сокращаются, сигнализируя об оргазме, в горле все сухо, хочется пить…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » корпорация google - лучшее место для импровизации!