В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Что имеем, не храним, потерявши - плачем


Что имеем, не храним, потерявши - плачем

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://elitefon.ru/images/201302/elitefon.ru_34921.jpg


В главных ролях: Balthazar di Stefano & Jacqueline d'Rouge
О чем эпизод: Недопонимание приводит к самым ужасным последствиям. В особенности, когда вмешивается третий, могущий все разрушить. Получится ли у него это, узнаем из эпизода.

+2

2

Впервые за долгое время Бальтазар был по-настоящему счастлив. Счастлив тому, что наконец-то рядом с ним появилась та, кто привнесла в его жизнь разнообразие, вторглась в нее без разрешение, влетела эдаким безумным ураганом. Ему просто необходима была эта эмоциональная встряска после всех пережитых ужасов и разочарований. Да, все было весьма непросто, но жизнь - сама по себе весьма нелегкая штука, и нельзя забывать о том, что она у нас одна и прожить ее нужно так, чтобы наверху охренели и сказали: "а ну-ка повтори!" Это все настолько банально, и слова эти, и понятия, но тем не менее они правдивы. Впервые в жизни ди Стефано хотелось кому-то довериться, без страха и упрека, не подозревать любимого человека ни в чем, ведь у каждого было прошлое, о нем не стоит забывать, стоит лишь учитывать те ошибки, которые возможно извлечь из поступков, дабы не повторить их снова. Таким человеком для Бальтазара сумела стать Жаклин де Руж. Да, снова яркая рыжая бестия, могущая свести итальянца с ума одним своим колким словечком, но он-то знает, что словечки эти беззлобные. Вот только надеялся банкир на то, что эта сказка не закончится также быстро, как и началась. Ему нужна была любовь, и он ее получал сполна, отдавая себя без остатка, не ведая, что в один миг все может рухнуть, все то, что было построено с таким трудом...
Раннее утро начиналось как обычно, Бальтазар проснулся в квартире Жаклин, потягиваясь и переворачиваясь на другой бок. Точнее, пытаясь перевернуться, потому что рыжая бестия лежала рядом и прижимала его к себе, словно плюшевого мишку. Итальянец улыбнулся, убрал с ее лба длинную прядь волос, мягко прикоснулся губами и попытался выбраться. Какое там. Она обняла его так крепко, будто бы боялась, что видение под названием Бальтазар тотчас рассеется, как только она его выпустит из своих ручек. Он выдохнул, посмотрел на потолок и предпринял вторую попытку. Не вышло. И только лишь на третий раз он постарался как можно менее бесшумно покинуть теплую кровать, потому что уже не спалось, а долго валяться в постели мужчина не любил. Пока Жаклин спала, он сходил в душ, пару десятков раз отжался от пола и направился в кухню, дабы сварить кофе и уже окончательно проснуться. Душ и зарядка, конечно бодрили, только вот почему-то итальянец чувствовал себя немного разбитым. Да и погода выдалась какая-то грустная. За окном вовсю хлестал дождь, косые капли с силой ударялись в стекла, оставляя на них мокрые дорожки. Итальянец подошел к окну и поморщился. Он не любил дождь, но любил грозу. А сейчас за окном образовался самый настоящий ливень. Настроение было не очень радужным, да и прогноз погоды, который сейчас передавали по телевизору, не вселял уверенности на изменения в лучшую сторону.
Слегка подтянув сползающие брюки, итальянец развернул стул спинкой к себе, уселся на него и обратил внимание на новый журнал, еще не распакованный, свежевыпущенный. Какого черта он его цапнул? Лучше бы он не открывал его. Банкир был не любителем подобной прессы, но почему-то решил полистать его. И на одной из страниц его взгляд зацепился за фото весьма знакомой девушки и весьма откровенного содержания. Сначала Бальтазар решил, что ему показалось, но приглядевшись, он и распознал в этом журнале Жаклин. И буквально озверел. Он резко вскочил, так, что стул с грохотом упал на пол и направился в комнату, где уже рыжая проснулась. Видимо ее разбудил грохот. Глаза итальянца метали молнии, он швырнул журнал на кровать и рявкнул:
- Это как называется вообще? Решила себя продемонстрировать всему Сакраменто? Знаешь, Жаклин, я не ожидал от тебя подобного. Не думал, что ты опустишься до того, чтобы сниматься в данном издании. Или популярности захотелось? Меня тебе мало, ты хочешь, чтобы у тебя толпы мужиков телефоны обрывали? Изволь объясниться, bello, - вот только итальянское слово сейчас звучало не так красиво, как раньше. Бальтазар словно выплюнул его, тем самым оскорбив.

Отредактировано Balthazar di Stefano (2016-03-13 13:44:20)

+2

3

Я спала в последнее время так крепко и так сладко, как уже давно не спала. Причиной тому было то, что практически ни одной ночи я не проводила одна. То ли я засыпала в квартире Бальтазара, причем очень часто собираясь уйти, но вымотанная, засыпала так и не выполнив своего обещания, то ли Бальт ночевал у меня. И это было так прекрасно, ощущать, что рядом с тобой есть тот, который никогда не обидит и сам никому не даст тебя в обиду.
Да, мы часто перекидывались колкостями, подсмеивались друг над другом, но все было беззлобно и мило. С той самой ночи, проведенной вместе на яхте, мы так и не расставались. Бальтазар демонстративно помог собрать мои вещи по приезду в отель, не обращая внимания на возмущения Троя. Я высказала ему все, что думала по поводу его вчерашнего вечера с какой-то девицей, на что Трой начал каяться и просить прощения. Но только я была непреклонна, а Бальт еле удержался от того, чтобы ему не врезать. Хотя Трой тоже хорош, готов был кинуться на нас даже обоих с кулаками, увидев меня почти голой, с засосами на шее, а ди Стефано с красноречивыми царапинами на спине. Но ему пришлось заткнуться, так как я видела его в клубе, а потому он был сам во всем виноват, к тому же я ему ничего не обещала..
Только Трой пообещал меня вернуть, и отомстить, когда я сама не буду этого ожидать. Я только отмахнулась.. Я была счастлива, Бальтазар рядом, поэтому мне было глубоко все равно на какую-то там месть Троя. Я не думала, что он на такое пойдет, если действительно мне друг и любит меня..
Утро началось с того, что я смутно слышала, как по окнам барабанит дождь. Это не очень радовало, потому что мне тяжело работается в сумрачные дни. Я вздохнула и крепче прижалась к Бальту, который попытался вылезти из постели.  Но мне не хотелось его отпускать, потому что каждый раз я боялась, что это только мой сон.
Но в конце концов ему удалось выскользнуть из моих объятий, и я услышала сквозь сон, как он пошел в душ, сделал кофе и сейчас к другой комнате тихо работал телевизор. Я решила поспать еще немного, прежде, чем окончательно подняться, но у меня это не вышло - в комнате раздался такой грохот, как будто переернулся стол. Резко открыв глаза, я села на постели, не понимая что происходит. А затем в комнату влетел разъяренный Бальтазар, швырнув на постель какой-то журнал. Я моргнула, глядя на на издание, а потом на Стефано.
- Да что случилось, Бальт.. Какие мужики? Что я хочу? - я поправила растрепанные волосы и протерла глаза. Ничего не понимаю..
А затем я раскрыла журнал и просто обомлела: на нескольких страницах красовались мои фото, сделанные лет так пять назад, когда я еще подрабатывала фотомоделью, и да, я снималась и обнаженной. Но они хранились в архивах, так как их никто не отправлял ни в какие издния, потому что фотограф делал эти фото для своего портфолио, как и я чисто для своего, если вдруг понадобится. Но так как я не пошла дорогой модели, поэтому они и остались в архивах.. А теперь кто-то их сдал в печать! Причем самые откровенные фото, без малейшего намека на цензуру... Я покраснела.
- Бальт я.. Это не я, честное слово! Я никогда бы не отправила в журнал свои фото обнаженки!
Я внезапно вспомнила Троя, который что-то рыскал в архиве последние полторы недели.. Вот же сволочь!! Мудак! Я была уверена, что это он, больше никому в голову бы не пришло это делать! Я вскочила с постели, подойдя к Бальту и обхватив его лицо ладонями.
- Неужели ты правда думаешь, что я бы такое сделала? Когда я с тобой и даже на вечеринку лишний раз не иду, потому что хочу быть с тобой? Ты думаешь, что мне и так не хватает тех, кто на меня слюни пускает? Зачем мне это делать?
Я прикусила губу, заглядывая в глаза ди Стефано - если он меня любит, то как он так легко мог подумать, что это моих рук дело?

+2

4

Наверное в этот момент Бальтазар был готов убивать. Нет, серьезно, и ему не помогло бы никакое алиби о том, что он находился в состоянии аффекта. Конечно он никогда не мечтал о том, чтобы его девушка была тихой, серой мышкой, обычной домохозяйкой, готовой встретить его всегда с распростертыми объятиями, во сколько бы он не пришел домой. Но в настоящее время его как будто переклинило, он озверело уставился на все еще сонную Жаклин, которая не понимала, что происходит. Ну или умело делала вид, что не понимала. Почему-то ди Стефано не верил ни на йоту. Началось утро раннее, да утро страшное. Наверное, Апокалипсис показался бы Жаклин абсолютной ерундой по сравнению с тем, что мог сотворить разъяренный итальянец. И когда он стал таким взрывным? Обычно он всегда старался прятать свои эмоции, поскольку понимал, что его ярость не доведет до добра, но сейчас его словно прорвало, и на голову рыжей обрушился самый настоящий водопад. Точнее, пока что не вся его мощь. У ди Стефано ходили желваки, он пока что молча слушал судорожные объяснения девушки, да вот только зря были все ее потуги.
- Не ты? Да ладно, правда что ли? А кто это тогда красуется вот на этой фотографии, раздвинув ноги, а? - он молниеносно пролистал журнал и чуть ли не ткнул Жаклин в лицо этим фото, но чудом сдержался. - Еще скажи, что это фотошоп, в жизни не поверю никогда. Или ты думаешь о том, что я слепой или идиот? За дурака меня держишь? - Жаклин вскочила с постели, подошла к Бальтазару и взяла его лицо в ладони. Когда-то он смягчился бы от этого жеста, но не сейчас. Отстранившись, взял ее за запястья и убрал руки от своего лица. - Я думал, что у моей любимой девушки есть хотя бы малейшее чувство собственного достоинства и стыда, а у тебя эти чувства отсутствуют напрочь! - а уж когда Жаклин заявила что-то там про вечеринку, итальянец аж зубами скрипнул от злости.
- Чего? Вечеринка? А ну да, значит вечеринки тебе важнее меня, оказывается, и ты вынуждена отказывать другим, кто тебя на них приглашает, чтобы со мной побыть? Нет уж, спасибо, больше мне таких одолжений не нужно, я ими сыт по горло, - ох, зря она это сказала, ведь в состоянии ярой злобы Бальтазар великолепно умел цепляться к словам, и мог придраться при необходимости даже к прикроватной тумбочке. - Слюни на тебя пускают, значит, я понял все, - ни одно выражение рыжей не осталось не упомянутым. Бальтазар ринулся к шкафу, двигаясь резко, словно дикий зверь в клетке, содрал с вешалки рубашку и принялся одеваться. От резких движений пуговицы не слушались и не проскальзывали в петли, но оставаться в этой квартире, да и в жизни Жаклин банкир больше не желал. Сердце стучало как ненормальное, с такими эмоциями впору было инфаркт словить, да слава Богу, возраст еще не позволял подобных выкрутасов. Наконец-то Бальтазар справился с рубашкой, заправив ее несколько небрежно в джинсы и только хотел было выйти из комнаты, как рыжая бестия перегородила ему дорогу. Она была прекрасна сейчас, но...также полностью обнажена, как на тех фотографиях, а Бальтазару чуть ли не кровавая пелена глаза застилала. Поэтому внимания на прелести некогда любимой девушки он уже не обращал.
- Уйди с дороги! - уже более приглушенное рычание, он вполне бы мог оттолкнуть ее, но боялся не рассчитать силы. Мало ли что. - Знаешь, Жаклин, я думал, что у тебя хоть немного соображалка работает. Я - известный человек. Да, я этим не бравирую, я утверждаю факт. И многие знают о том, что ты появилась в моей жизни. А что сейчас будет, когда те, знающие, увидят подобные фото? Ты подумала об этом? Мне снова придется отмываться? Одна не смогла мою репутацию очернить, так ты решила добить что ли? Что я тебе сделал? Ах да, наверное встал на пути у этого...как там его, Троя. Уж извини, больше ты меня не увидишь, и вы можете быть счастливы вместе отныне!

Отредактировано Balthazar di Stefano (2016-03-13 15:03:51)

+2

5

Я не понимала, почему Бальтазар даже слушать меня не хочет, он не дал мне ни малейшего шанса на извинения или объяснения. И он был так зол, как никогда в жизни. Где-то в подсознании мелькнул страх того, что он может и ударить, как это вполне мог себе позволить мой бывший. Изредка, но все же.. Это было страшно. А глаза итальянца сейчас горели такой злобой, что мне стало не по себе.
- Господи, Стефано, да это было пять лет назад! И я не говорила, что на фото не я! Я сказала, что не я их отправила в редакцию!
Я тоже сорвалась на крик, потому что я всегда почти отвечала человеку той интонацией, с которой он разговаривал со мной. И сейчас терпеть крики в свой адрес не намеревалась.
Он отстранил мои руки от себя и это подействовало на меня, будто он и правда отвесил мне оплеуху.
- Да! У меня нет этих чувств! И должен был знать, с кем связываешься! Я не скрывала от тебя никаких отрицательных черт своего характера! - я раскричалась не хуже итальянца. Я была француженкой, а значит не менее эмоциональной, чем он. - И ничего, что твоя девушка раздвигает ноги только перед тобой, хренов ты ревнивец! Увидел фото и даже не даешь ничего в ответ сказать, сделал все выводы сам, сильно умный ты у нас!
Я сорвалась, я не хотела грубить, не хотела усугблять ситуацию, но как же мне было обидно! И поэтому дальше был невероятный скандал, благо моя квартира одна на этаже, иначе все соседи бы слышали как мы орем друг на друга.
- Ты меня слышал вообще?? Я сказала, что не хочу ни на какие вечеринки, потому что хочу быть с тобой только, идиот! - Бальтазар цеплялся к словам и слышал только то, что сам хотел слышать, а переубедить его было нельзя. Я ненавидела, когда люди так делают. Бальт сорвал рубашку с вешалки и едва ее мог застегнуть, руки его не слушались.
- Ты мне не даешь ничего сказать, ты слышишь только себя! Я сказала, что мне и так достаточно внимания, зачем мне выставлять эти фото? Да если бы я так этого хотела, ты бы давно увидел их на фейсбуке или в инстаграмме, а не в журнале!
Он ринулся к двери, и я бросилась за ним, так как не хотела, чтобы он уходил в таком состоянии. Моя интуиция вовсю орала, чтобы я не смела его отпускать.
- Пожалуйста.. Бальт, - я перегородила ему дорогу, заглядывая в глаза. Мой пыл прошел немного, потому что я за него боялась.. Сама не знаю почему, но боялась. - Давай ты успокоишься, и тогда если захочешь, уйдешь..
Я сглотнула, часто дыша, глядя на него, расставив руки в стороны, как в самом дурацком кинофильме.
- При чем здесь Трой? Я не собиралась вообще тебя очернять.. Трой скорее всего и прислал эти фото! Разве ты не понимаешь? - я готова была разреветься от его слов, что со мной редко случалось. Но ситуация сейчас слишком напоминала мое прошлое. - Тебе значит важнее, что скажут другие люди, чем мои слова? Значит ты их послушаешь, будешь угождать их вкусам, но меня ты не хочешь услышать?
Я опустила руки и открыла дверь.
- Вперед! - больше я в глаза ему не смотрела. - Вали тогда! Чего ждешь?? Раз я такая отвратительная сука, которая испортила тебе жизнь! Знаешь, Бальтазар, я думала ты действительно можешь любить, а теперь понимаю, почему тебя все кидают..Ты думаешь всегда о других и о своей собственной шкуре! Пошел вон, не хочу тебя больше видеть!
Он вылетел из квартиры, я с грохотом захлопнула дверь, а потом швырнула в нее чашку, из которой он пил кофе. Осколки со звоном разлетелись по коридору, а я рухнула на пол, сотрясаясь от рыданий, и от того, что снова мне в спину полетел нож от любимого человека. Меня снова обвинили в том, чего я не совершала, какая-то карма висела надо мной, заставляя исправить какую-то ошибку, которую я в упор не видела перед собой..

+2

6

Нет, вы посмотрите, она снова вывела его из себя и, кажется, подобный скандал станет последней каплей в этих, едва зародившихся отношениях. Увы. Ну а как вы хотели? Кому из нормальных мужчин понравится, что его девушка без его ведома снимается в журнале подобного содержания, ад еще и бравирует этим вместо того, чтобы попросить прощения? Ну только если ему не все равно на то, что именно эта девушка является его единственно любимой. И Бальтазару было не все равно, он обижен, оскорблен до глубины души. А даже то, что Жаклин говорила о том, что все это - события пятилетней давности, ему безразлично. Какая разница - пять лет или же неделя? Надо же иметь хоть малейшее соображение. Здесь даже дело не в самом понятии нравственности, а в том, что практически любая тайна может стать явью. Как получилось в данном конкретном случае. Бальтазар откровенно не понимал, зачем кому-то понадобилось распространять подобные фото, но сейчас в порыве злобы он не обращал внимания ни на доводы Жаклин, ни на доводы собственного разума.
Я ее сейчас просто ударю, если она не замолчит. Черт побери, ведь я никогда не поднимал руку на женщину, потому что считаю это ниже своего достоинства. Но она просто вынуждает меня это сделать. Ох, Мадонна, дай мне силы, иначе я не сдержусь.
- Мне все равно, кто отправил их в редакцию и зачем, мне важно, что этот позор напечатали в подобном издании. Это же просто отвратительно, - он скривился, и в этот момент Жаклин тоже начала повышать на него голос, да так, что итальянцу хотелось закрыть уши руками. - Да уж я поумнее тебя буду, ведь мне бы и в голову не пришло сниматься в таком виде, будь я на твоем месте. Пять лет назад, говоришь? Нужда что ли заставила или иные обстоятельства? - завуалированно обозвал ее женщиной легкого поведения и даже сам этого не заметил. - Ты сейчас формулируешь свою фразу насчет вечеринок по-другому, поэтому не стоит оправдываться. Тот, кто оправдывается, признает свою вину, хотя в твоем случае глупо было бы отрицать ее. Ну так о чем сейчас разговаривать? Теперь тебе ничто не может помешать опубликовать эти фото на всю всемирную паутину, есть чем гордиться, а? - девушка перегородила ему дверь и, кажется, ей было абсолютно все равно, что она стоит перед ним в чем мать родила. Но Бальтазар смотрел не на тело, не в глаза, а даже куда-то сквозь нее. Мужчины не плачут, так ведь? Он пару раз крепко зажмурился, ведь к глазам подступала непрошенная влага, но пустить слезу даже  в приступе злости было для него непростительной ошибкой. А потом...она просто отошла и открыла дверь. Бальтазар посмотрел на пустующий коридор, потому на рыжую, которая говорила ему такое, отчего волосам впору шевелиться на голове.
- Знаешь, Бальтазар, я думала ты действительно можешь любить, а теперь понимаю, почему тебя все кидают..Ты думаешь всегда о других и о своей собственной шкуре! Пошел вон, не хочу тебя больше видеть!
Внутри все оборвалось, что-то громко обрушилось. В ответ на это Бальтазар ничего не сказал. Пусть в этот раз последнее слово останется за ней. Или же нет?
- Ты еще пожалеешь о своих словах, ведьма, - ему до безумия хотелось высказать по-итальянски то самой слово "трОя", о значении которого он тогда ей рассказал, но почему-то это оскорбление не могло сорваться с языка. Сорвался с места, подхватив пиджак и практически стрелой вылетел из ее квартиры, даже не воспользовавшись лифтом, и спускаясь по лестнице. Услышал только, как позади что-то разбилось. Именно позади, а не внутри него. Сердце не разбивается, оно ведь не стекло? тогда почему же так больно? Под проливным дождем ди Стефано выбежал из дома, устремляясь к своей машине, припаркованной неподалеку. Абсолютно мокрый забрался внутрь и втопил педаль в пол. Спорткар взвизгнул шинами и устремился вперед. Бальтазара трясло, он вцепился намертво в руль, все увеличивая скорость, благо на дорогах при такой погоде практически не было машин. Он забылся, забыл о том, что дороги мокрые и скользкие от дождя и сцепления с дорогой может просто не быть на очередном повороте. Такая забывчивость стала для него роковой. Выехав на трассу, не снижая скорости, он не рассчитал и машину занесло. Отчаянно матерясь, итальянец пытался выровнять движение машины, но автомобиль не слушался водителя, и через несколько секунд машину просто выбросило с трассы куда-то в кювет. Она несколько раз перевернулась, подушка безопасности почему-то не сработала, ремень же был вырван с корнем, и ди Стефано при очередном сильно ударе попросту вылетел через лобовое стекло и моментально отключился. Он не чувствовал боли от многочисленных повреждений, он просто провалился в темноту...

+2

7

Еще около получаса я просидела на полу, рыдая и не понимая за что же он меня возненавидел. За что я оказалась ведьмой в его мыслях? Почему он не захотел меня даже слушать, может ему нужен был повод уйти от меня? Почему он почти обозвал меня шлюхой, не разобравшись ни в чем!
Но я не была из тех, кто будет сидеть весь день, размазывая сопли по лицу, нет. Я собрала осколки, сходила в душ, где все еще так пахло гелем для душа Стефано. Выпила кофе и затем ринулась в офис, чтобы прояснить кто же меня так крупно подставил. Я была уверена в том, что это Трой, потому что я знала, что мало у кого находится право доступа к архиву. Трой был одним из этих людей.
Пока я ехала под проливным дождем в своем авто, в голове гулко отдавались последние слова Бальтазара... "Ты еще пожлеешь об этом, ведьма!". Это мне не давало покоя, словно я и правда сказала нечто ужасное, но я ведь не проклинала его, не желала ему смерти или одиночества.. Да я вообще ни о чем таком не думала, я сказала, что не хочу видеть его на пороге своего дома.. Но почему же на душе кошки скребли после сказанного?
Я ворвалась в офис, как ураган, с размаху опустив журнал перед глазами Троя.
- Твоих рук дело? - прошипела я, внимательно глядя на него. Тот осклабился и хмыкнул.
- Что, понравилось? Особенно твоему дружку наверное пришлось по вкусу.. Теперь небось развесит все твои фото над своей кроватью и..
Он не успел договорить, потому что я с размаху влепила ему пощечину.
- Ты мудак, Трой! Просто отвратителен! Я так и знала, что это ты!
- Милая, не стоит меня бить, потому что я и сдачу дать могу.. - угрожающе процедил он сквозь зубы.
- Ну давай! - выкрикнула я. - И тебя засадят за решетку за публикацию этих фото, и за то, что ударил меня! Из-за тебя мы с Бальтазаром поссорились, ты, придурок!
Весь офис уже остановился возле стола Троя, но мне было откровенно наплевать. Все уже видели фото, все знали, в каких отношениях мы с Бальтом, и все понимали, чем это чревато для нашей с ним репутации. Мой босс попытался оттащить меня от его рабочего места, но я все рвалась побольнее ударить Троя.
- Ты, - указала я на него пальцем, тяжело дыша. - Ты снимешь сегодня же репортаж, в котором во всем признаешься, извинишься и выкупишь все номера журналов с моим фото, а так же запретишь дальнейшую публикацию, ясно?!
- Ты больная, Джеки! - воскликнул Трой, на что я совершила еще одну попытку добраться до него. Но мой начальник свирепо посмотрел на парня.
- Ты сделаешь так, как она сказала, иначе ты уволен!
Трой злобно глянул на меня, на начальника и кивнул.
- Сволочь, - бросила я, немного успокаиваясь. Но внезапно меня позвала моя сотрудница.
- Джеки.. Это.. Это случайно не машина Бальтазара? - я резко обернулась, глянув на один из экранов, где показывали что-то похожее на груду металла, а не на машину. Но авто было его. Я почувствовала, как мои ноги становятся ватными и я опустилась на стул рядом. Звук сделали громче, и теперь не осталось никаких сомнений в том, что это было его авто, а в скорую грузили самого Бальтазара. Кажется, кто-то из сотрудников произнес, что водитель вылетел через лобовое.. Я не слышала ничего из того, что говорил ведущий, мне казалось, что я сейчас потеряю сознание. Босс моментально протянул мне невесть откуда взявшийся стакан воды, а моя подруга стала кого-то набирать по мобильному. Я изо всех сил старалась не думать о том, что случилось самое страшное. Пока все что-то выясняли, подруга сказала, в какую больницу его везут и я сорвалась с места, помчавшись туда. Никто не посмел меня остановить.
Пожалуйста, Бальтазар, только не бросай меня.. Прошу.. Я еду.. Прости меня.. Только не смей меня бросить! Я люблю тебя! Я не прощу себе того, что сказала, я хочу тебя видеть! Я хочу чтобы ты жил, улыбался и дышал, пусть и не со мной! Только не бросай...

+2

8

Итальянец не слышал, не понимал, не чувствовал. Все произошло настолько быстро, что он даже понять ничего не успел. При первом сильнейшем ударе оторвался ремень безопасности, и банкир тут же сильно ударился головой о руль, моментально потеряв сознание. От последующих были сломаны и повреждены несколько ребер, поскольку автомобиль после заноса несколько раз перевернулся, калеча своего водителя, а при последнем перевороте, когда машина свалилась с небольшой горки, Бальтазара просто-напросто выбросило, и он откатился на несколько метров от автомобиля. Каким-то чудом бензобак не был поврежден, иначе бы машина взорвалась, и ди Стефано не спасло бы ни чудо, ни защита собственного ангела-хранителя, который, по всей видимости, на время отвернулся от своего подопечного. Итальянцу же повезло, что кто-то из проезжающих водителей заметил в кювете искореженную машину и немедленно вызвал скорую. Сам же не побоялся выбежать под проливным дождем наружу, кое-как спуститься вниз и найти израненного водителя. Мужчина приподнял голову Бальтазара, по виску которого стекала струйка крови, которая смешивалась с дождевыми каплями, после же, убрав руку, заметил, что она в крови. К счастью и скорая не заставила себя долго ждать, поскольку любое промедление в отношении ди Стефано было неприменимо. Кто знает, какие он еще получил повреждения?
Но каким-то образом про аварию прознали вездесущие журналисты, а все почему? Потому что один из них волею случая проезжал мимо места происшествия, увидел аварию, тут же связался со своими, и стервятники с камерами и микрофонами прибыли не позже скорой. Вспышки фотоаппаратов, съемки в режиме реального времени и трансляция в прямом эфире, что вице-президент Национального банка попал в дорожно-транспортное происшествие и серьезно травмирован. Сразу же начались самые различные версии: был ли он пьян, садясь за руль, не справился ли с управлением или же вообще спорткар был неисправен. Однако врачам скорой помощи необходимо было отдать должное, комментариев они не давали, а сделали все возможное, чтобы как можно скорее погрузить пострадавшего в машину реанимации и направиться в госпиталь святого Патрика. Капельницы, какие-то трубки, препараты, которые ему немедленно ввели в кровь...
Все крутилось и вертелось, словно в остросюжетном фильме, а итальянец ничего этого не чувствовал. После прибытия на место его тут же доставили в операционную, где было констатирован следующий диагноз: рана на голове, несильная, но ему наложили несколько швов, сотрясение мозга, перелом и трещины в нескольких ребрах, которые будут долго и весьма неприятно заживать. Но это все потом, сейчас же после сильнейших ушибов итальянец находился в состоянии легкой комы. Ему была сделана операция, поскольку одно ребро было сломано так, что еще чуть-чуть, и оно повредило бы легкое, поэтому следовало как можно аккуратнее убрать осколки, не допустив внутреннего кровотечения. В больнице почти что сразу оказался младший брат Бальтазара, его мать Летиция и одна из девушек - дочь друга семьи, с которой у Бальтазара были весьма неплохие взаимоотношения. Ее даже прочили ему в жены, но как-то не сложилось, но, судя по всему, девушка не теряла надежды.
Амадео как мог, поддерживал мать, пока старшему сыну делали операцию. Все завершилось ближе к вечеру, когда один из хирургов вышел из операционной, успокоив несчастных родственников, что жизни Бальтазара ничто не угрожает, и можно выдохнуть. Остаться на ночь никому не разрешили, поскольку сообщили, что еще ночь как минимум ди Стефано проведет в реанимации и, вероятно, только завтра его переведут в палату. А пока следует понаблюдать за его состоянием, чтобы не было ухудшений. Журналисты дежурили у входа в больницу, их не пускали, и матери с младшим сыном пришлось втихую выходить через черный ход, дабы избежать ненужных расспросов, фотографий и интервью. Но уже все новости, газеты и интернет пестрели заголовками об аварии, где то и дело мелькали самые различные варианты происшествия. Однако, несмотря ни на что, ночь прошла относительно спокойно, и Бальтазара вправду перевели в палату, но он пока так и не пришел в сознание...

+3

9

Я примчалась к больнице как только смогла, попытавшись прорваться сквозь толпу вездесущих журналистов. Несмотря на то, что я сама была представителем данной профессии, сейчас они все меня до жути раздражали. Я протолклась ко входу в больницу, который держали закрытым и поняла, что теперь вся эта стая стервятников фотографирует меня. Лезет в лицо своими диктофонами и фотокамерами. Я не выдержала, и развернувшись, показала всем фак - вот так просто и неприлично.
- Идите все куда подальше, мне не до ваших интервью сейчас! - рявкнула я, зная, что завтра мое поведение будет обсуждаться во всех изданиях и передачах. Но мне было наплевать, я должна была узнать, как там Бальтазар. Пара врачей, которые дежурили у входа, зная, кто я такая, пустили меня, чем привели в бешенство половину той толпы, которая стояла уже несколько часов под дверьми.
Я побежала на ресепшн, но внезапно дорогу мне преградила какая-то девушка, выше меня почти на голову, красивая, но на ее лице читалось презрение и видно, что она совсем недавно плакала.
- Пропустите, - выдохнула я, пытаясь протиснуться в узком коридоре, за которым начиналось широкое фойе. Какого черта она вообще загораживает мне дорогу?!
- Вы, кажется, Жаклин?
- Да, откуда вы меня знаете?
- Я невеста ди Стефано, если вы не в курсе..Была, вернее..
- Вот именно, что была, - резко отозвалась я, и снова попыталась прорваться вперед.
- Я была ею, потому что.. Потому что Бальтазар.. Он погиб, его здесь нет в больнице.. Там сейчас его родители, которым очень плохо, поэтому если не хотите, чтобы им стало еще хуже, вам лучше уйти..
Меня как обухом по голове ударили.. Невеста? Погиб? Что за бред? Я упрямо пошла вперед, сжимая побелевшие губы.
- Вы меня не слышали? Вам не стоит там появляться! Вас никто там не ждет! - была бы я не так сильно занята тем, что действительно поверила в то, что Бальт умер и у него была невеста, то я был заметила, что эта самая девушка не слишком то и горюет, что странно. Я осела на пол прямо там, в пустом коридоре, девушка ушла, а я уставилась в стену перед собой, едва переваривая услышанное.
Да не может этого быть... Он не мог погибнуть, нет, нет, нет! Я сжала голову руками, часто дыша и крепко зажмурившись. Перед глазами мелькали картинки: наш первый разговор в офисе, поцелуй в ладонь, первый поцелуй, ночь на крыше, небо, Австралия, мое спасение, ночь на яхте, возвращение в Америку, кофе утром, смех, голубые глаза, улыбка, такие родные руки..
- Мисс Жаклин, пойдемте.. - кто-то настойчиво тянул меня за рукав, пытаясь поднять, а я плакала и отворачивалась, не в силах вырваться из болезненных воспоминаний. Кажется, на улице уже стемнело, Бог мой, сколько же я так просидела?
- Я не верю, не может такого быть, нет.. - распахнула я глаза, увидев перед собой лицо какого-то доктора, который с сожалением смотрел на меня.
- Пойдемте, вам необходимо успокоиться, поспать.. - он мягко вел меня под руку в какую-то палату.
- Я не хочу спать, скажите, куда его увезли, я поеду! - вцепилась я в руку доктора. - Я виновата! Это я во всем виновата! В том, что он погиб!
- Кто погиб? Никто не погиб, - удивленно посмотрел на меня врач. Он повернулся и взял меня за плечи. - Послушайте, Бальтазар сейчас в тяжелом состоянии, его прооперировали, но он жив, и обязательно выкарабкается, все в порядке..
Я всхлипнула и уставилась на него в немом шоке.
- Что? Он.. Он выжил? - я почувствовала, как мои ноги перестают меня держать. Никогда не была особо слабонервной, но сегодня мой организм дал сбой. Врач кивнул и затем я просто потеряла сознание...
***
Пришла я в себя в палате, где кто-то тихо переговаривался. А затем я вспомнила все, что произошло вчера и резко подскочила на кушетке. Я была ограждена какой-то ширмой, поэтому я быстро ее отодвинула, в палате были какие-то незнакомые мне люди. А я так надеялась увидеть Бальта..
Я выскочила в коридор, надеясь встретить того доктора, который вчера помог и мне. Удача сегодня была на моей стороне, его я как раз и увидела.
- Здравствуйте! Вы вчера сказали, что Бальтазар.. Он.. - запыхавшись, пыталась сказать я.
- Да, он в седьмой палате, и можете пойти к нему, но пока он без сознания..
- Ясно, - сглотнула я. - Спасибо за вчера, доктор..
Он махнул рукой, немного невесело улыбаясь, и ушел. А я помчалась в седьмую палату, благо сейчас там никого не было -  я бы не вынесла смотреть в глаза его родным, а встретить ту его якобы невесту вообще не хотелось. Медсестра впустила меня и у меня все внутри оборвалось при виде его, всего забинтованного и с кучей каких-то трубочек вокруг. Я села рядом и взяла осторожно его руку в свою, легонько сжав ее.
- Бальт.. Ох, прости меня.. - я снова не могла сдержать слез. - Я так виновата.. Если бы я тогда не сказала..Я и правда какая-то ведьма.. Но ты не волнуйся, я не буду тебе мешать больше, потому что из-за меня у тебя одни неприятности. Только поправляйся и живи.. Счастливым и улыбающимся... А я могу порадоваться за тебя и издалека... Правда.. Я люблю тебя..
Я опустила голову, сжимая его руку, и кто бы посмотрел на меня со стороны, то не узнал бы. Во мне не было никакого желания прибить Троя, за то, что это его рук дело - фотографии. Мне не хотелось повырывать волосы этой его невесте, которая так нагло соврала мне. Я не злилась на Бальта, за то, что он так несмотрительно себя повел, хотя я просила остаться.. Я считала, что во всем виновата только я, считала, что недостойна его, так как приношу только неприятности. Это была та Джеки, которая была раньше - мягкая, любящая, которая винит во всем себя и готова отдать все, лишь бы ее любимому было хорошо. И я не могла сейчас сказать - плохо это или хорошо..

+2

10

Конечно же травмированному итальянцу было совершенно невдомек, что Генриетта (так звали дочь друга семьи, ту самую, которую прочили ему в жены), желая, чтобы Жаклин держалась как можно дальше от своего нынешнего возлюбленного, сумела сказать то, что он погиб. Ох, если бы он знал, он устроил бы разнос ей похлеще, чем де Руж, увидев ее откровенные съемки. Бальтазар вообще предпочитал не заикаться на тему смерти, в особенности после последних событий, и не шутить над подобным тем более. А она сказала Жаклин это так легко и просто, что человек, будучи не в таком неадекватном состоянии, в котором сейчас находилась рыжая, не поверил бы и послал куда подальше. Конечно же она не могла не знать о том, что Жаклин является его девушкой, ведь они появлялись на различных мероприятиях, да и что греха таить, Бальтазар рассказал своей семье о том, что, ему кажется, что он наконец-то нашел ту, которую чуть позже им представит. А вот как оно все получилось - не срослось знакомство с родителями. К счастью, Бальтазар не находился на грани жизни и смерти, врачам не приходилось бороться за его существование, и в очередной раз ему можно сказать, что он избежал встречи со страшной костлявой старухой и увернуться от лезвия ее косы. Но как долго ему будет так везти?
Ди Стефано не пребывал в состоянии клинической смерти, не видел себя со стороны, выйдя из тела, не видел лучик света в темном коридоре, ничего этого не было, как у тех, кому не повезло бороться за свою жизнь. Он просто словно заснул и видел сны. Поначалу, конечно же, никаких снов не было. Верно говорится, что когда человек теряет сознание, он словно проваливается в черную бездну, в пустоту, в какое-то небытие. А потом словно в голове что-то переключается, и эта пустота превращается в сон. Возможно счастливый, возможно кошмарный - все это зависит от игр нашего подсознания, которое еще никто так и не смог изучить. Какие тайны в себе хранит головной мозг, который по счастливой случайности не пострадал у Бальтазара? Неизвестно. Вот только вероятно он знал и чувствовал, что есть еще в этой жизни люди, которые его любят, которым он небезразличен и для кого он сам является тем лучиком света в темном царстве жизни. Не нужно их перечислять, его семья по умолчанию молилась только за него всегда. По крайней мере Летиция, которая пока что решила не говорить ничего мужу о том, что их старший сын попал в аварию и в данный момент находится в состоянии легкой комы, из которой пока врачи решили его не вводить, чтобы не сделать хуже и чтобы организм справился сам. Женщина была безутешна и даже вопрошала у Амадео о том, была ли в больнице та самая девушка Бальтазара, но брат ничего об этом не знал и только лишь пожимал плечами. Летиция же не переставала надеяться на благополучный исход...
Наступило раннее утро, закончился сильнейший ливень, что серым покрывалом накрыл Сакраменто вчера, и на небе стали появляться просветы, а после и сами тучи рассеялись, являя жителям города яркое голубое небо и поднимая настроение тем, кто отчаялся и не верил в лучшее. Банкир же находился в своей палате под присмотром врачей и той, которая, бросив все, примчалась к нему при первой возможности. Он не шевелился, не открывал глаз. Медсестры и врачи несколько раз за ночь заходили в палату, проверяя капельницу и приборы жизнеобеспечения, но вроде бы все было в норме. Самым страшным конечно являлось бы то, что зигзагообразная линия, показывающая сердечные ритмы, стала бы ровной, но хирург, оперирующий Бальтазара, сказал, что сердце у того работает как часы и что не стоит беспокоиться. Рана на голове заживет, сломанные кости восстановятся, трещины зарастут. Просто нужно время и правильное лечение. Однако же неуемному итальянцу даже в коме находиться было, по-видимому, скучно. Он шумно выдохнул, открыл глаза, наконец-то приходя в сознание и сразу же почувствовал, что у него все болит. Безумно. Единственный орган, который не болел, это хвост и то, только потому, что его не было. Несколько раз моргнув и попытавшись сфокусировать взгляд, Бальтазар уставился на стену перед собой и слегка поморщился от ощущения каких-то трубочек в носу. ОН медленно повернул голову и первым, кого он увидел, была Жаклин, которая спала сидя и нежно держа его за руку. Банкир сглотнул, в горле пересохло, его пальцы слегка дернулись, и он слабо сжал руку девушки.
- Bello...

+2

11

Я думала, что Бальтазар пролежит в коме еще несколько дней, так как его травмы были совсем не легкими. Он просто родился в рубашке, как говорят - вылететь через стекло и отделаться только переломами и травмами мягких тканей. Но ди Стефано может услышал меня, или его ангел услышал, но итальянец пришел в себя.
- Bello... - его хриплый голос заставил меня вздрогнуть и посмотреть на него. Его пальцы слегка сжали мои, и я невольно улыбнулась сквозь слезы. Я даже не обратила внимания на то, что похоже он на меня не злится, раз назвал меня так, как я любила больше всего.
- Чшш.. - я наклонилась ближе к нему, касаясь его щеки ладонью. - Просто ничего не говори.. Я рада, безумно, что ты пришел в себя..
Я радовалась, что сейчас в палате нет никого из его родителей, иначе я бы сквозь землю провалилась. Да и вряд ли они были бы довольны, увидев меня здесь.
- Господи, как я испугалась! - прошептала я, прижимая его руку к губам. - Прости меня, Бальтазар..
Я не стала пока говорить ему, что во многом виноват Трой, что мне его девушка сказала, что он умер, что я провела ночь здесь, не сумев сохранить свою выдержку..
- Бальт, - я прикусила губу, набираясь решительности. Потом вздохнула  и начала говорить, стараясь не останавливаться, чтобы не показывать свою слабость. - Ты прав.. Я действительно видимо, какая -то ведьма.. Если бы я не сказала то, что сказала, то вряд ли бы что-то случилось.. Я не должна была.. И не должна была кричать на тебя.. Снимки в журнал отправил Трой, но это ничего не меняет - я все равно снималась когда-то голой.. Я понимаю, что тебе не нужна испорченная репутация, а я только это и делаю..
Я невесело улыбнулась и быстро сглотнула.
- К тому же у тебя есть невеста..  Я не гожусь тебе в таковые.. Поэтому я думаю, что тебе будет лучше без меня, я только неприятности тебе и приношу.. Я рада, что тебе лучше, но наверное нам лучше не встречаться, видишь, что вышло от одной ссоры...
Я подняла глаза наверх, кусая губы, чтобы не показывать слезы. Почему, почему едва я встретила того, в кого влюбилась, мне приходится его отпускать, потому что  со мной его ждет куча неприятностей? Если мы поругаемся сильнее, то вдруг на эмоциях может случиться что-то еще хуже?
- Прости меня, я безумно тебя люблю, но не хочу, чтобы ты был несчастным или калекой.. Я пообещала, что если с тобой все будет в порядке, то я уйду, потому что значит так нужно..
Я отклонилась, держа Бальта слегка за руку. Сердце разрывалось от того, что я проведу с ним немного времени и мне придется уйти, не напоминать потом больше о себе, что было теперь настолько трудно. Я готова была уехать в другую страну, чтобы забыть о нем. И я уверена была в том, что он сам захочет, чтобы я уехала, сам захочет, чтобы я не была больше частью его жизни.
Я хотела еще что-то сказать, но в палату вдруг вошла женщина с парнем - обое были очень похожи с Бальтазаром, и я поняла, что видимо это его мать и брат, о которых он упоминал.
- Простите меня, я сейчас ухожу.. - быстро сказала я, вытирая тыльной стороной кисти глаза. Господи, я так ужасно сейчас наверное выгляжу! После ночи в больнице и полдня рыданий.. - Простите за то, что так вышло..

+2

12

Было немного больно дышать от того, что адски болели сломанные ребра. Но никаких преград к дыханию не существовало, к счастью, благодаря истинному профессионализму врачей. Ди Стефано понимал, что у него есть какие-то травмы и от осознания этого чуть не взвыл, но не получилось, потому что у него попросту не было сил. Не хотелось и не моглось шевелиться, потому что любое движение доставляло дискомфорт. С ним случилось то, чего он боялся больше всего на свете. Врачей в палате не было, пока что не у кого спросить, что же с ним произошло. Но, возможно, Жаклин знает. Бальтазар слегка повернул забинтованную голову, глядя на девушку из-под полуприкрытых ресниц и пытаясь наконец-то вспомнить то, из-за чего он мог находиться здесь. Вспомнилось утро, то, как он увидел снимки Жаклин в журнале, их ссора, то, как он гнал автомобиль со всей дури, забыв о том, что дорога мокрая и, соответственно, существует повышенная опасность аварии, потом его машину занесло и дальше пустота. Значит он все-таки травмирован из-за дорожно-транспортного происшествия. Пока он вспоминал, Жаклин наклонилась к нему, мягко погладив по щеке, и начала говорить, объясняя всю ситуацию. Почему он тогда не выслушал ее, психанув? Да что сейчас говорить о том, что могло бы быть и не случилось...
- Жаклин, в каждой ссоре виноваты оба, - когда итальянец услышал о том, что в их ссоре снова виноват этот парень-журналист, он зажмурил глаза от злости. Нет, все-таки надо было тогда ему причинить какие-то телесные повреждения или лишить его работы, тем самым воплотив свою угрозу в жизнь. Пожалел, и сам поплатился за это. - Я сам вспылил, хотя обещал тебе держать себя в руках. Прости за то, что накричал и оскорбил. Этот Трой еще свое получит. Клянусь, что как только выйду из больницы, я его найду и испорчу ему жизнь, - он не закончил, как Жаклин заикнулась о какой-то там невесте. Итальянец ничего не понял, только поднял тяжелую вторую руку, будто бы налитую свинцом, и прикоснулся к голове, ощупывая повязку. Мало того, что псих, так еще и псих, стукнутый на голову. Просто превосходно. - П...погоди, я сейчас очень плохо соображаю. Какая еще невеста? У меня нет никакой невесты. Ох, Мадонна, почему у меня так все болит? Что со мной случилось? - он слегка пошевелил ногами. Выдохнул от облегчения. Руки-ноги двигаются, значит парализации нет, иначе он бы умер прямо здесь на месте. Ведь нет ничего хуже, чем стать недвижимым калекой, который стал обузой своим родным. Это лучше сразу попросить эвтаназию. Рыжая уже чуть ли не плакала, Бальтазар же немного сильнее сжал ее руку. - Не плачь, bello, я же жив, а это самое главное. Я выберусь отсюда как можно скорее, обещаю, - он хотел было еще что-то сказать, как вдруг в палату вошли Летиция и Амадео. Итальянец слабо улыбнулся своим родным, мать же птицей метнулась к нему, садясь с другой стороны, целуя сына в щеку и что-то тихо тараторя по-итальянски. Бальтазар хотел было сказать о том, что Жаклин ничего не понимает и как-то это не очень правильно разговаривать на другом языке (почти совсем как тогда, у него в кабинете сказала ему Жаклин), как женщина, аккуратно погладив старшего из сыновей по голове, вдруг подняла взгляд на де Руж.
- Нет, не уходите пожалуйста! Причем здесь вы? Я благодарна вам, что вы пришли навестить моего сына и извините, я под влиянием переживаний перешла на наш родной язык, - на что Бальтазар тихо ухмыльнулся, мать повторила его собственные слова. - Я - Летиция ди Стефано, это мой младший сын Амадео, - парень, стоявший возле двери, кивнул, улыбнулся, подошел к Жаклин и поцеловал ей руку. - Не уходите, я думаю, что ему вы сейчас нужны очень. Вы же ведь Жаклин, так? Бальтазар говорил о вас. Побудьте с ним, а мы пока сходим и сообщим врачу, что он пришел в сознание. Заодно я узнаю у них насчет его здоровья и результаты анализов. Mia cara, sono così felice che mio figlio è una tale bella ragazza*, - женщина еще раз поцеловала Бальтазара, встала и, подхватив Амадео под руку, покинула палату.
- Моя мама - это ураган в юбке, - слегка фыркнул итальянец. - Ты ей понравилась. 

* Моя дорогая, я так рада, что у сына есть такая прекрасная девушка - итал.

Отредактировано Balthazar di Stefano (2016-03-14 21:25:33)

+2

13

Слыша его голос, понимая, что он в порядке,относительном, я понемногу успокаивалась. Ведь всего недавно я была уверена в том, что больше никогда не увижу его и не услышу этот прекрасный голос, который казался мне сейчас самым лучшим звуком в мире. Я держала его за руку и не верила своему счастью. Для меня самым главным было то, что он жив и идет на поправку..
Его мать оказалась очень приятной женщиной, с глазами такими же красивыми как и у ее сына. Амадео тоже был приятным парнем.. И к моему удивлению, они ни капли не осуждали меня, не смотрели свысока или с презрением, а очень рады были тому, что я здесь.
- Да, я Жаклин.. Жаклин де Руж.. - неловко улыбнулась я Летиции, а потом Амадео. - Очень приятно.. Если бы только познакомились не при таких обстоятельствах..
Мне было интересно слышать ее итальянский говор. Кажется, я задалась только что новой целью - выучить итальянский язык.. Она разволновалась и потому точно так же, как и Бальт, переходила на родной язык.
- Бальтазар говорил обо мне? - мое лицо чуть вытянулось, потому как я совсем не ожидала, что он рассказывал что-то обо мне своим родителям. И неизвестно что еще говорил.. Вдруг, что я нервная язвительная сволочь?
Мать Бальта что-то еще проговорила на итальянском, поцеловала сына и вышла из палаты, оставив нас с ним снова наедине.
- Я понравилась? - чуть оторопело сказала я, а потом вздохнула. - Что там наговорил им обо мне? а?
Я испугалась, что вдруг он им выставил меня в слишком хорошем свете, а я отнюдь не являлась идеальной девушкой в моем понимании этого слова. И потом они могут горько разочароваться во мне, чего бы мне очень не хотелось.
- Бальтазар, я сама разберусь с Троем, тебе сейчас надо поправляться, - сказала я, накрывая его руку своей ладонью.
Я собралась с духом, чтобы ответить ему на вопрос о том, что с ним произошло.
- Ты не справился с управлением.. И машину занесло в кювет.. Она перевернулась и ты вылетел через лобовое стекло, чудом остался жив.. - мой голос дрогнул и я сильнее сжала его ладонь. - Я примчалась, как только увидела репортаж.. И девушка, представившаяся твоей невестой сказала мне, что ты умер.. Я была в таком состоянии, что поверила ей.. Потом я не помню сколько времени прошло, но уже было темно, когда меня нашел доктор и сказал, что ты жив.. А потом.. Меня отправили спать..
Я умолчала о том, что меня унесли спать, так как не хотела, чтобы он знал, что я позорно потеряла сознание. 
- Бальтазар, Боже мой, как же я боялась, что случилось самое ужасное.. Мы виноваты в том, что не услышали друг друга.. И я правда не хотела, чтобы с тобой случилось что-то подобное.. Я люблю тебя, и не вынесу, если еще раз переживу что-то подобное!
Я села на край его кушетки и поцеловала в щеку, очень легко и невесомо, боясь, чтобы ему не было больно. Я даже не хотела подробно разузнавать про то, кто эта девушка ему на самом деле приходится, но если она попадется мне еще раз, я могу не сдержаться и очень сильно нагрубить ей за то, что она посмела сказать.. Это было слишком бесчеловечно по отношению ко мне и ужасно по отношению к Бальту, который на тот момент находился в тяжелом состоянии и она вполне могла как говорится, накаркать.. Я впрямилась и посмотрела в глаза итальянца, понимая, что не смогу от него уйти, если только он сам этого не захочет, конечно.. И надеюсь, что такого никогда не будет.
- Тебе что-нибудь нужно? Я могу помочь..

+1

14

Бальтазар проводил взглядом мать и брата и выдохнул с явным облегчением. Для него не было странным то, что среди родных нет отца, ведь Маттео сейчас находился в Италии по делам бизнеса и никак бы не смог очутиться в Америке за столь короткий промежуток времени. Хотя постойте, сколько он был без сознания? День, два? А может быть гораздо больше? В таком состоянии теряешь счет времени, да и о нем думать совершенно не хотелось. Точнее, думать не хотелось вообще, Бальтазару казалось, что когда он напрягал мозги, в его голове начинают стучать противные маленькие молоточки и успокаиваются только в тот момент, когда он слушает то, что говорят другие, просто слушает, не говоря ничего. Да и о чем тут можно говорить, ведь он только что пришел в себя, травмирован, и за короткий период времени не сможет восстановить свое физическое состояние. Надо же, тогда при землетрясении он был несильно ранен, скорее моральные травмы получил, а вот сейчас дело дошло и до физических. Ему хотелось снять эту повязку с головы, но она, по-видимому, закрывала ранение, а это означало, что хочешь не хочешь, а придется потерпеть.
- Ничего плохого я им не сказал, не бойся. Просто поставил в известность о том, что у меня появилась девушка, и что совсем скоро я познакомлю вас. А оно видишь как получилось, - слегка вздохнул он, - обстоятельства совсем не радостные, но что поделать, раз так сложилось, - Жаклин сказала, что разберется с Троем сама, и Бальтазар почему-то ей поверил. Такой смерч снесет, кого угодно, вот только мужчине казалось, что с людьми такого сорта нужно поступать жестко, преподать им такой урок, который они запомнят на всю оставшуюся жизнь, иначе они просто не поймут. Нужно учить мордой о косяк и никак иначе. - Хорошо, от меня сейчас все равно нет никакого толку, боюсь, что меня здесь продержат как минимум месяц. Боже, я как представлю себе все это, так тошно становится, - нет, конечно, здорово, когда за тобой ухаживают, но ди Стефано подумал о том, что все личные интимные дела, которые он делал самостоятельно, как нормальный мужик, теперь ему будут помогать делать...
- Можно попросить у врачей такое лекарство, чтобы я отрубился на все то время, что у меня будут срастаться кости. Потому что я попросту не вынесу того унижения, что только что напредставлял себе, - он жалобно посмотрел на Жаклин, словно маленький ребенок, которому запретили баловаться. А девушка тем временем сказала о том, что ей сообщили о его...гибели? Итальянец уставился на нее в упор, и до него через секунду дошло, кто та таинственная и загадочная невеста. - Это Генриетта, дьявол ее побери. Очень навязчивая девушка с полнейшим отсутствием интеллекта. Значит я умер, да? Не дождется. Но если такое случится и после своей смерти я превращусь в зомби, то первым, кого я сожру, будет она, - невесело пошутил он, а Жаклин нежно поцеловала его в щеку, на что Бальтазар улыбнулся.
- Я тоже тебя люблю. Всей душой. И мне очень стыдно за то, что я наговорил тебе с пылу, с жару. Ты простишь меня? Мне ничего не нужно, просто побудь со мной, - он погладил рыжую по руке, как дверь снова отворилась, и в палату влетела Генритетта, которая явно не ожидала увидеть Жаклин. Лицо девушки вытянулось, но та не растерялась и затараторила:
- О, Бальтазар, я так рада, что ты пришел в себя, ведь нам сказали, что ты умер. Твоя мама и брат здесь, мы все так переживали и я...
- Пошла вон! - послышалось со стороны Бальтазара.
- Что ты такое говоришь? Тебе нехорошо? Позвать врача?
- Ты в первый раз не поняла? Я сказал: выйди отсюда и больше не заходи. Я не хочу тебя видеть, - хрипло рыкнул итальянец, злобно глядя на девушку. - Мертвые не разговаривают, тогда считай, что я привидение. Я не буду в третий раз повторять.

+1

15

- Я рада, что ты им не рассказал, насколько я отвратительная, и из-за чего именно ты попал в аварию, - невесело усмехнулась я. - Иначе их реакция на меня была бы совершенно другой..
Я взлохнула. Ведь и правда, если бы Бальт, прийдя в себя рассказал им, что я натворила, и почему он оказался в машине не скользкой трассе на запредельной скорости, то его мама бы мне так мило не улыбалась. Вряд ли бы ей понравилась такая девушка, которая выставляла все свои прелести напоказ, и не важно, что это было пять лет назад. Что сделано, то сделано, ничего не вернешь назад.
- Я обещаю, что с Троем разберусь, - еще раз пообещала я Бальту, чтобы он ни в коем случае не порывался выйти отсюда быстрее из чувства мести. Ему необходим был покой, а не мысли о том, как бы прибить того парня, из-за которого ты поссорился с девушкой, да и из-за которого т попал в аварию, в которой чуть не лищился жизни.
Я уже придумала план мести, в ходе которого Трой окажется далеко отсюда. Он сохранит работу, пусть, мне не хотелось сделать его несчастным бомжом, может я была слишком милосердна. Нет, просто отомщу ему таким же позором и его отсюда отправят в другое отделение нашей компании. Он давно заглядывается не только на меня, но и на жену нашего главного продюсера. Тот был дядька прожженый и жуткий ревнивец, предоставить ему несколько доказательств того, что Трой покушался на его милую женушку, и тот сразу будет отправлен в своеобразную ссылку. Только об этом инциденте узнают все, как все видели мои фото..
Я улыбнулась, когда увидела жалобное лицо Бальта. Погладив его по щеке, я предложила.
- Хочешь, я буду тебе помогать? Мне правда не сложно, главное, что врачи не будут тебе сильно докучать.. Если ты  конечно меня не стесняешься и доверяешь мне..
Он вздохнул, а потом назвал имя той самой девицы, которая сказала не страшную весть.
- Генриетта значит.. И она значит не невеста? - я хмыкунла. - Лихо же она решила ею стать, так легко убрав меня с дороги.. Я правда была не в том состоянии, чтобы что-то возаражать.. Мне плохо стало только от одной новости, что тебя нет.. Я не стала спрашивать у нее, какие у вас были отношения, мне было совсем не до того..
Я сжала кулаки, сцепив зубы. И в этот момент, та самая Генриетта завалилась в палату с невинным лицом. Правда ее чуть не перекосило, когда она увидела меня у постели Бальтазара. Видимо рассчитывала сама на это место.. ну уж нет, не дождется!
Бальт начал заметно злиться и нервничать, когда она вошла, поэтому я побоялась за его состояние, встав со стула и крепко взяв девушку за руку выше локтя. Да, я была на голову ниже ее, но хватка уменя была сильной.
- Ты плохо расслышала? - тихо сказала я, глядя на нее. - Пошла вон отсюда, и не смей приближаться к моему мужчине, ясно тебе? Я бы выдрала все твои распрекрасные волосы за то, что ты мне сказала о нем.. Но сегодня слава Богу, он пришел в себя, поэтому радуйся, что я не в том настроении, чтобы устраивать тут драку.. Так что, будь добра, уйди отсюда..
Я вытолкала ее за двери, совсем не как леди, а как самая распоследняя хулиганка. Сама не знаю, откуда во мне было в тот момент злости.
Вернувшись к Бальту, я легко поцеловала его в уголок губ.
- Все, успокойся пожалуйста.. Я не хочу, чтобы тебе стало хуже.. И конечно, я прощу тебя, только поправляйся скорее!
Я выдохнула, немного успокаиваясь, благо Генриетта не совершала попыток вернуться сюда.

+1

16

Бальтазар прикрыл глаза и попытался слегка повернуться, вот только ничего не получилось. Каждое движение отзывалось адской болью во всем теле, у итальянца складывалось ощущение, будто бы у него переломаны все кости, а не только ребра. Лихо же он вылетел через лобовое стекло, благо что отрубился до этого и ничего не помнил и не чувствовал. Потому что еще неизвестно, каковы могли быть последствие болевого шока. А еще он мог дать тысячу процентов относительно того, что теперь журналисты, эти вездесущие твари (и ничего страшного, что его девушка тоже журналист) будут всеми силами стараться проникнуть в больницу и даже под видом медперсонала для того, чтобы сделать сенсационный снимок. Ди Стефано представил себе это и слегка скривился. Никто не сможет им этого запретить, только если приставить охрану у входа в палату. Но банкиру совершенно этого не хотелось. Он знал, что самой лучшей охраной будут его родные и близкие, а также сама Жаклин. Вот только сколько времени он проведет в больнице? Месяц или два? И сколько времени потом уйдет на восстановление? Бальтазар привык заниматься спортом, привык к физическим нагрузкам, от которых, конечно же, придется на время отказаться. И он потеряет форму...а просто лежать долго итальянец точно знал, что не выдержит. Но все эти мысленные размышления были прерваны появлением в палате Генриетты, которую Жаклин тут же выставила вон.
- Спасибо, - кивнул он, когда рыжая бестия вернулась, - просто меня искренне выбесило то, что она посмела выдумать что-то о моей смерти и заблаговременно похоронить меня. Что же, говорят, что если кого-то типа хоронят заранее, тот будет долго жить, - ухмыльнулся он, слегка пошевелился, поморщился от боли и сжал руку в кулак. - Я не могу даже представить себе, что буду делать все это время. Лежать, потом сидеть, начинать потихоньку двигаться, чтобы не было атрофии мышц и еще пить всякие мерзкие лекарства с кальцием. Фу, блин, я даже таблетки от головной боли стараюсь пить как можно реже, а сейчас, чую, я с медикаментами не расстанусь. У меня просьба будет к тебе и своим родным я скажу: не пускайте сюда Генриетту, иначе я боюсь, что несмотря на свое состояние я в нее кину чем-нибудь. Например, уткой. Бог мой, позорище, - простонал он.
А про себя твердо решил, что потом, как ему станет лучше, то явно он будет работать дистанционно, даже находясь в больнице. Даже при возможности подписывать документы. Когда он слегка поправится и у него будет более приемлемый внешний вид, то следует поговорить с Эвой, чтобы она при возможности привозила ему в больницу бумаги. У банкира были замечательные отношения с секретарем, он знал, что она не откажется, да еще прочитает ему лекцию на тему. что Национальный банк без него не рухнет. Без работы ди Стефано себя просто не представлял. Конечно он заблаговременно понимал, что его будут ругать врачи, родные и даже сама Жаклин. Которая снова села рядом с ним, тихонько поцеловав. Ну вот, еще придется непреднамеренный целибат соблюдать, и от подобного итальянец был готов выть похлеще, чем от осознания своей временной недвижимости. Короче, абсолютно бесполезный и неполноценный мужик.
- Знаешь, я никогда в жизни не жаловался родным на свои неудачи в личной жизни, ну или на какие-то временные трудности.  А мама...она узнает насчет этих фото от меня, но не из средств массовой информации. Однако я знаю, что она скажет, что я уже взрослый и что сам должен решать и определять правомерность своих поступков. Просто одним из величайших плюсов в моей семье было то, что все трудности решались как-то без скандалов. Это удивительно, ведь мы итальянцы, мы взрывные и эмоциональные, но вот как-то так получалось.

+2

17

Прошло два месяца с того дня, когда Бальтазар попал в аварию. И чем дальше этот день был, тем спокойнее я становилась. Потому что он постепенно стирался в памяти, уже не беспокоил так остро. Первые несколько дней, я не могла даже спокойно спать, так как меня саму мучили кошмары, и в результате я просыпалась ночью, с облегчением осознавая, что это просто сон, а с ди Стефано все хорошо.
Мой начальник не дал мне работать, отправив присматривать самой за Бальтом, да и отдыхать помимо всего. Мне повезло, что босс оказался понимающим и не давил на меня. Я все свободное время сидела с итальянцем, хотя его родители иногда силком отправляли меня поесть или поспать, утверждая, что Бальт справится без меня и сам, а то я его такими темпами разбалую. Но мне было совершенно не тяжело проводить с ним дни и ночи, ухаживая и помогая ему, радуясь, что он так быстро идет на поправку.
Через два месяца его наконец-то выписали и я была рада, что от его травм почти не осталось и следа. Я узнала о том, что он дома ночью, потому что уехала домой спать, но так устала, что проспала все на свете. Пропущенные звонки и смски увидела только в час ночи, когда уже не решилась звонить ему, но написала, что безумно рада, что мы наконец-то увидимся вне больницы, да и извинилась за то, что так надолго заснула.
Утром я собралась, и первым делом решила заехать на работу, сказать, что уже смогу вернуться с завтрашнего дня. Настроение было просто отличным, только недолго оно было таким радужным...
Едва я вошла в офис, как увидела Троя. Он сжал губы, сдержанно меня поприветствовав, я же холодно кивнула и прошла дальше, к кабинету босса. И каково же было мое удивление, когда на месте секретарши я увидела Генриетту. Она самодовольно уставилась на меня, хотя глаза ее не по доброму блестели.
- Босс занят, ты что-то хотела?
- Скажи ему, что пришла де Руж, милочка, он меня пропустит..
- Нет, тебя не было здесь два месяца, с какой стати он тебя сразу пропустит? Может тебе нужно уже писать заявление по собственному?
Мне хотелось двинуть ей в нос так хорошенько, чтобы она перекинулась на своем стуле.
- Если не заткнешься, от твоей красивой прически и следа не останется, - мило улыбнулась я.
- Напугала! - фыркнула она. - Только попробуй, Трой еще твоих фоточек распечатает, такие, после которых Бальт то уж точно бросит свою девушку-шлюху!
- Что ты сказала? - тихо переспросила я, наклоняясь к ней через стол.
- Что слышала, - ядовито повторила Генриетта. - Ты просто никчемная маленькая шлюшка, которая не пойми как околдовала Бальта, потому что тебе нужны его деньги и статус!
- Это мне то они нужны?! - я взорвалась не хуже атомной бомбы и с такой же скоростью. Мне было плевать на то, что я в студии, у кабинета босса, и что вокруг куча других коллег - то, что сказала эта долговязая сучка было слишком. Я вцепилась одной рукой ей в волосы, вытягивая ее из-за стола. - Да ты сама то зашла к нему и извинилась за то, что сказала мне?? Ты его не побоялась похоронить раньше времени! Ты, сволочь, могла мне всю жизнь поломать и ему! Мне будет все равно, даже если он останется без гроша! Я буду с ним и помогу снова заработать все с начала! Плевать я хотела на его статус, лишь бы был жив! Я готова была отдать его другой,  только бы он выжил!
Я толкнула ее к стенке, кажется, выдрав прядь волос. Никогда не опускалась до драк с кем-то, но ее замечание после каждодневного сидения у постели Бальта, после того, как я чуть не сошла с ума, думая, что он погиб.. Она заикнулась о деньгах? И что я все делала из корысти??
- Ты больная! - заверещала Генриетта, выставив руки вперед. - Сумасшедшая! Бальтазару тебя в психушку надо сдать! Вот почему Трой от тебя сбежал!
- Тебе мало?? - ринулась я снова к ней, намереваясь в этот раз уж точно оставить пару царапин и синяк на ее худом лице. Я абсолютно себя не контролировала, настолько выйдя из себя, что все замерли вокруг нас, не решаясь ко мне подойти.

+2

18

Эти два месяца для Бальтазара были очень долгими и мучительными в плане выздоровления. Поначалу у него болело абсолютно все от любого малейшего движения. да, врачи конечно же поставили его в известность, что один из переломов довольно тяжелый, кость сломалась осколочно и чуть была не поранила легкое, поэтому ему нужно как можно больше отдыхать, чтобы снова не было смещения. Пить лекарства для восстановления костной ткани, а потом конечно же начинать постепенно двигаться, чтобы разрабатывать мышцы. Как только совсем упавший духом итальянец заикнулся о спорте, то тут ему тоже был дан отрицательный ответ на ближайшие несколько месяцев, на что ди Стефано подумал и твердо про себя решил делать хотя бы зарядку и ходить на пробежку, когда кости более или менее срастутся, и эскулапы выпустят его из этой проклятой больницы. Жаклин ему помогала всеми силами, чего Бальтазар, признаться, даже не ожидал. Да и не только он, но и его родные.
Маттео же приехал спустя три дня после того, как Летиция сообщила ему о том, что сын травмирован из-за аварии, бросив все дела и конечно же также был представлен Жаклин. Мужчина отметил хороший выбор сына, и все семейство втихаря наблюдало за поведением де Руж, за тем, как она относится к Бальтазару и ругается с ним потому. что тот стремился как можно скорее встать на ноги, но от пронзающей боли тихо матерился по-итальянски и его обратно укладывали в кровать. В общем, больной был еще тот, по мере выписки итальянец достал всех врачей, свою семью и Жаклин, в частности. По крайней мере ему так казалось. Ну что поделать со взрывоопасным характером и полнейшим отсутствием терпения. Однако, несмотря ни на что, банкир понимал, что за здоровье можно отдать все, что угодно, что родные и любимые люди сейчас рядом с ним, и поэтому был счастлив. Но наконец-то долгожданный день выписки все-таки наступил, банкир отблагодарил весь персонал, который помогал ему, терпел его и так отчаянно старался не пускать представителей средств массовой информации в его палату.
В один прекрасный день итальянец закончил все свои дела на работе и решил заехать за Жаклин к ней на работу. Чего скрывать, уже все все знают, ему даже было не в лом увидеть там Троя, который ходил тише воды, ниже травы. Де Руж не рассказала пока что итальянцу о том, какова же была мера ее мести, но банкир догадывался, что рыжая там устроила настоящий хаос. И правильно сделала. Надо сказать, что итальянца встретили на работе тоже довольно тепло и радостно, и он удостоился даже поцелуя в щеку от своего секретаря. Он скучал по тем людям, с кем ему было комфортно и даже наплевал на присутствие начальницы Департамента по работе с состоятельными клиентами, которая натянуто улыбалась, но ди Стефано понимал, что она совсем ему не рада. А вот ее подчиненные, девушки сияли от радости, поскольку знали, что их бывший руководитель наконец-то снова в строю и в случае чего защитит их от нападок этой жуткой стервы.
Он попрощался с Эвой, собрал документы в кейс, спустился на стоянку и поехал по направлению к офису, где работала Жаклин. Это был довольно-таки высокий небоскреб, потому что редакция "Good morning, Sacramento!" занимала большую его часть. Там была и пресса и телевидение и радио, в общем, собрано практически все. По дороге попал небольшую пробку, но все-таки добрался до нужного места безо всяких проблем. Оставил автомобиль на крытой парковке, поднялся на лифте на нужный этаж, где его встретила прямо возле лифта одна из сотрудниц и, по совместительству, подруга Жаклин - Кассандра. Девушка была взбудоражена и чуть не врезалась в ди Стефано.
- Кас, что случилось? Вы словно не в себе...
- Ой, Бальтазар, вы так вовремя, вы не представляете. Там...там, - девушка запиналась, но все-таки взяла себя в руки и выпалила, - там Жаклин, в общем, дерется с какой-то девушкой. Причем причиной потасовки, кажется, являетесь вы!
Итальянец непонимающе захлопал голубыми глазами, пытаясь сообразить. Соображал недолго, и рванул к офису, а Кассандра за ним. Она как раз искала помощь, потому что никто и не думал разнимать двух разъяренных фурий. Которые дрались словно дикие кошки, и их дубиной не ушатаешь. Бальтазар влетел в кабинет, где все жались по углам, выдохнул, перекрестился и кое-как успел схватить Жаклин поперек живота, крепко прижимая к себе и оттаскивая ее в сторону.
- Джеки, ну успокойся, ты что творишь, фурия? Да это я, я, меня пинать не обязательно, - и только сейчас он увидел Генритетту и обалдел еще больше.

+2

19

Я уже почти дотянулась до лица Генриетты, как вдруг меня резко потянуло назад. Кто-то очень сильный перехватил меня поперек талии и оттащил назад. Я же, как бешеная продолжала брыкаться, порываясь к своей обидчице.
- Да пустите меня! Я все твои волосы повыдергиваю, стерва!!
Только когда я поняла, что мои силы явно проигрывают тому, кто меня держит, я обернулась и посмотрела на того, кто меня так крепко держал. Оказалось, это был Бальтазар, поэтому я резко прекратила дергаться, тяжело дыша.
- Бальт.. Она.. Я не ожидала ее тут увидеть, да и она назвала меня шлюхой, которой нужны только твои деньги..
Я начала запинаться и резко покраснела, потому что мне было некомфортно об этом говорить, к тому же он увидел меня в самом неприглядном виде.
- Просто выведи меня отсюда или заткни ее, потому что я ей могу всю внешность испортить..
Генриетта свирепо смотрела на меня и Бальта, словно раздумывая, что еще такого сказать, чтоб ударить меня побольнее.
- Как мило.. - она ехидно сузила глаза, скрестив руки на груди. - Хорошо удовлетворяет тебя, ди Стефано, что ты так за нее держишься? Фото ее еще показать? А то те были только цветочками, настоящие ягодки в архиве.. Хочешь скажу, сколько ее поимели?
Я даже остолбенела, не понимая, откуда в этой девице столько ненависти и злости ко мне. Открыв рот, все остальные наблюдали за тем, что происходит. Начальник же,  похоже, решил вообще носа не высовывать из своего кабинета, либо и праввда был так занят. Троя тоже нигде не было видно.
- Уймите ее кто-нибудь, иначе я за себя не ручаюсь.. - сказала я дрожащим голосом, не глядя в ее сторону. Кто-то все таки рискнул подойти к Генриетте и потянуть ее в комнату отдыха. Но та не поддавалась, сверля меня с Бальтом взглядом.
- А как же то, что ты говорил мне? Обещал, что мы поженимся, уедем во Францию? Ты уже и не помнишь, Бальтазар? Я хорошо помню, как все было до того, как появилась твоя дура-бывшая, а теперь эта ведьма, которая явно тебя чем-то подпоила!
Я уже не могла больше ничего из этого бреда слушать, даже драться расхотелось. Мне было просто слишком паршиво, чтобы находиться тут хоть на минуту дольше.
- Все, я устала! Если ее не уволят, то уйду отсюда я!
Схватив сумку, я помчалась на выход, оставив позади и Бальта, и Генриетту, и всех сотрудников. Если я буду нужна, почти все знают где меня найти, но оставаться в одном помещении с этой сволочью я больше не собиралась. Убралась от греха подальше, потому что еще слово и я швырнула бы в голову этой Генриетты чем-то тяжелым.
Меня еще никогда так не поливали грязью, как сделала это эта девушка и Трой. Причем совершенно необоснованно. И я не понимала, почему некоторые настолько сильно меня ненавидят, как будто я что-то им испортила в жизни. Я не виновата была в том, что Бальт выбрал меня, что Троя я не люблю, что я честно говорю о своих чувствах.. За что же меня так ненавидеть?
Я вышла на улицу, сев на небольшой парапет около огромного здания, где находился офис моей телекомпании. Если бы я курила, то уже дымила бы вторую сигарету, но я ненавидела эту привычку, потому просто сидела, пытаясь унять дрожь в руках. Садиться за руль в таком состоянии точно не стоило, хватило того, что Бальт чуть не погиб, сев после ссоры в авто.

+2

20

Жаклин отчаянно брыкалась, пытаясь добраться до Генриетты и вцепиться острыми ноготками ей в лицо. Честно говоря, Бальтазар был бы не против лицезреть подобное, но сама по себе картина дерущихся женщин является совсем нелицеприятной. Он, конечно, подозревал, что у Жаклин много талантов, что ее характер непостижим и многогранен, как у любого человека, однако же не очень радостно видеть, как твоя девушка с кем-то дерется. Да не только твоя девушка, а вообще любая. Но ди Стефано порадовал тот факт, что Жаклин может за себя постоять не только словами, но и на кулаках. Но в дальнейшем придется провести с ней воспитательную беседу о том, чтобы она старалась сдерживать свои эмоциональные порывы. Вот, к примеру, взять его самого: тоже ведь взрывной, все можно списать на итальянское происхождение, но мужчина понимал, если не будет держать себя в руках, все может пойти крахом. Поэтому следовало это донести и до Жаклин, чем Бальтазар и планировал сегодня заняться. Вот только нужно будет увести девушку отсюда. Хотя как это сделать, когда она уже пару раз наступила ему на ногу, долбанула локтем в солнечное сплетение, да и вообще рвалась всеми силами продолжить бой.
Однако же когда Жаклин осознала, кто именно ее держит, то поутихла и развернулась к нему. В глазах Бальтазара читалось если не осуждение, то немой вопрос: почему ты так тщательно пыталась расцарапать лицо Генритетте, волосы повыдергивать, да вообще испортить то, что принято называть красотой. Хотя красота - как известно, страшная сила. А Генритетта, видимо, считала себя само красивой-распрекрасной супер-вумен, при виде которой мужчины должны падать и сами в штабеля укладываться. Вот только Бальтазар так не считал. Он не привык осуждать какие-то недостатки, к тому же во внешности, к тому же женские, просто Генритетта была из тех девушек, которые ему просто не нравились. И дело было не во внешности, а в совокупности признаков, которые каждый мужчина определяет для себя сам. Вот и Бальтазар определил когда-то и то, что дальше высказала Генри, заставило его просто задохнуться от возмущения.
- Это ты только сейчас придумала то, что я тебе когда-то что-то обещал? Поздравляю, соображалка на гадости у тебя работает просто превосходно, - итальянец сощурился и подумал о том, что может быть стоит отпустить Жаклин и сказать "фас". Ну а что касается снимков, то эта тема была закрыта - они поговорили с Жаклин, выяснив все нюансы, и девушка сама показала ему те фотографии, которые когда-то были сделаны. Да, откровенные, но не пошлые и не вульгарные, это же было не порно, а просто обнаженка. Да и зачем ему фото, когда все это принадлежит только ему? Интересно, что здесь вообще делает Генриетта, хотя нет, не интересно.Вообще стоит убраться отсюда подобру-поздорову, и так умудрился снова стать эпицентром скандала. Ничего не сделал, только вошел... Итальянец вздохнул, отпуская Жаклин, видя, что и та вроде бы успокоилась.
- Все, я устала! Если ее не уволят, то уйду отсюда я!
Рыжая развернулась на каблуках, цапнула свою сумку и гордо удалилась. Бальтазар же вообще обалдел - Генри тут еще и работает?
- Генри, ты работаешь? Я не ослышался? Девушка, которая всю свою жизнь сидела дома за счет денег отца и ни разу в жизни не работала? Не знал, что ты умеешь. Хотя мне кажется, ты умеешь, но другим местом, да. Ребята, все, представление закончилось, расходимся! - он похлопал в ладоши, а Кассандра подошла к нему и шепнула, что о его словах узнает босс Жаклин, секретаршей к которому Генриетта и устроилась. Бальтазар кивнул, улыбнувшись, попрощался с сотрудниками и направился обратно, чтобы догнать девушку. Долго ее искать не пришлось, она сидела на парапете, опустив голову. Итальянец подошел к ней, положив руки на плечи и легко сжав.
- Как думаешь, мы будем когда-нибудь жить спокойно? Почему каждый второй пытается нам вставить палки в колеса? Что за стезя такая у нас, постоянно с кем-то воевать?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Что имеем, не храним, потерявши - плачем