В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Утешь меня, утешь.


Утешь меня, утешь.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Lee KiBum, Henriette Benoît.
Место: квартира Ли.
Время: недалекое будущее, весна (с) хд
Время суток: поздняя ночь, к рассвету уж идет.
Погодные условия: небо хмурое, тучи, ветер, прохладно, но дома на это как-то похуй.
О флештайме: Анриэтта словила смачных люлей в переулке от уличной проститутки. И вся грусть и печаль этой истории состоит только в том, что Ли хотел спать, но не пришлось, потому что танцовщица решила пойти к тому, кто точно поддержит и не пошлет – прямиком к нему. А он, альтруист гребанный, и правда не послал и поддержал, да еще и искренне полагал, что на этом все и кончится. Однако Бенуа как-то не оценила его исключительно дружеского подхода, решив, что пора корейцу прознать, кто на свете всех милей и по кому страдать надо, сидя ночью у окна.

Отредактировано Lee KiBum (2012-06-09 01:06:35)

+1

2

Что ж как холодно... Ах да, точно это просто она лежит на холодном асфальте, избитая и не в лучшем виде. Розовый корсет, все чулки, были порваны и испачканы грязью и дорожной пыли. Половину драки она уже не помнит, видимо это было состояние аффекта. Просто дралась на адреналине и на автомате. Но получилось дико. Анриэтта подняла глаза и увидела проходивших мимо людей, которые смотрят на неё очумевшими глазами. Некоторые, особо умные прохожие ещё и комментируют её в духе: -Вот проститутка какая, наркоманить меньше надо!
"-Что ещё за ересь! Я другая!" - Подумала Анри и тут же посмеялась сама себе. Естественно, то что она ещё и вслух посмеялась лёжа посреди улицы в разорванных чулках, вся в крови, наверняка с разбитой губой, носом, глазом или чем там ещё... Она пока не знала. К тому же её туфли были все исцарапаны и так же испачканы, что совсем не придавало им пикантный вид. Ладно хоть каблуки целы остались.Бенуа немного приподнялась на руках и осмотрела сбитые костяшки в кровь, затем исцарапанные ладони, ободранные локти... Чёрт вот это полная жопа, как же ей выступать завтра?? Придётся не надевать что-то короткое, а напялить что-то типо латексного комбинзона, и естественно не оголяться особо. А это минус её доходам. И угораздило же её подраться с уличной проституткой, они ведь отчаянные!
Анриэтта ещё приподнялась и уже могла сесть. Осмотрела ноги. С ногами почему то ситуация лучше. Разодрана только одна коленка и мелкие ссадины, которые будут незаметны уже через несколько дней или прям завтра. Повезло однако... Ноги это важная часть заработка всё же.
Бенуа медленно, на подкашивающихся ногах поднялась и голова её тут же закружилась.
"-Мааамочки... Я так далеко не уйду..." - Девушка со страхом посмотрела в сторону своей машины. Неет, это не лучшая идея! Определённо нет! Надо дойти до ку-нибудь... Обратно в бар ни в коем случае нельзя. Да и тут долго стоять нельзя, дорога всё-таки. Страшно, какие уроды могут тут ездить и каким уродам чего в голову взбредёт с ней сделать. Девушка оперлась о кирпичную стену переулка и тяжело дыша положила руку на холодный лоб, пытаясь успокоится. Всё плыло и кружилось, видео её пару раз долбанули об асфальт.
"-Сучка... Поподись мне ещё раз!" - Подумала девушка и сделала шаг вперёд, когда почувствовала как равновесие более менее восстановилось. Ноги на каблуках тут же подкосились. Кажется всё таки один каблук был немного надломлен. Незаметно, но ходить неудобно.
Прислонившись спиной к стене она лихорадочно вспоминала к кому могла бы прийти в таком виде. И наконец её осенило! Её хореограф! Он довольно милый малый и исправно ей ставит танцы, и он не будет в сильном шоке от того, что увидит. Или будет, но переживёт. Надо забрать из бара сумку с вещами.
Анриэтта Бенуа прокралась, шатаясь к задней двери клуба и по-тихонечку открыла её. Никого. Наверное время много уже раз никого из стриптизёрш больше нет. Девушка хватаясь за стены пробралась к столу на котором лежала её сумка с вещами и схватив её глянула на себя. И отшатнулась от зеркала. Боже что с лицом... Кровь на нижней губе и из носа, красивые крупные кудри спутаны и похожи на последствие атомного взрыва. Девушка наскоро кое-как расчесала волосы и вытерла кровь с лица, однако она продолжала медленно сочиться из ранки на губе. Ну что ж, потом пройдёт. Она не стала переодеваться, а быстро пошла к дому Ли.
Машины проезжающие мимо останавливались и предлагали подвезти, однако Анри доходчиво посылала их нахуй. Хоть и видок у неё не лучший, она всё равно выглядела по своему шикарно. Даже скорее эпично. Драные чулки, разорванные рукавчики от топа, всё в грязи и крови. Но длинные ноги, большая грудь, идеальный животик и пухлые красные губки остались при ней. Пусть даже красные они сейчас были не только от помады. Это всё равно привлекало мужчин. После долгих мучений она наконец пришла к его дому.
"-Как же далеко ты живёшь, гавнюк" -  Пронеслось в голове у девушки, хотя он жил достаточно близко. Просто любое расстояние казалось неприодолимым. Ещё эти ебаные машины постоянно сигналили и останавливались. Анри совсем не заботилло то, что бедный Ли мог сейчас спокойно спать. Нет уж, пусть встречает, поит чаем и лелеит.
Бенуа конечно же не знала код от двери, но знала другие и потыкав несколько раз в разные квартиры какой-то сердобольный дедок ей всё же открыл. Она прошла по лестнице и нашла квартиру которую надо было. Анриэтта пошатываясь вновь потеряла равновесие. Ну точно пару раз головой об асфальт звезданули. Нащупав ватными пальцами кновпу звонка она принялась ждать... Ничего. Тишина. Тогда девушка принялась долбиться в дверь снова и снова мучая бедный звонок, пытаясь всё же добудиться до Ли.
Наконец Бенуа услышала сонные шаги. Не дожидаясь пока он спросит "кто?" девушка ответила:
-Открывай! Это Анриэтта Бенуа, та... - Она задумалась как лучше представиться "стриптизёрша? танцовщица? девушка из бара, который ты ставишь танцы?"
-...Кхм... ну из стрип клуба - Как то не очень прозвучало в итоге, но всё равно.
-Я знаю, ты не понимаешь какого хера я тут стою.. Наверное уже в четвертом часу ночи. Я не пьяная не думай, просто... Побитая... - Сказав это Анри не выдержала и прислонившись спиной к стене скатилась вниз, этим самым опять царапая себе голую спину и размазывая по щекам тушь, расплакалась наконец. Так жалко ей было себя в этот момент. Её никогда не били. Только мать однажды, после чего Анриэтта ушла из дома. Но тут то никуда не деться...
Она поджала под себя колени, которые из-за каблуков ещё и не хотели ставиться в нужное удобное положение и наклонила голову к ним, рыдая почти в голос.

0

3

Ли спал. И это было так прекрасно и замечательно, потому что ему снились веселые коровки и добрые люди, которые жили с коровками в мире и согласии и не ели их. Ради такого мира кореец был готов отказаться от пожирания собак, начать курить и пить, но его мечтаниям не суждено было сбыться. Сирена, предупреждающим воем пронесшаяся по полю, положила конец его счастливому существованию, ведь в его сон ворвались самолеты, исписанные лозунгами «ешь мясо», которые тут же начали сбрасывать бомбы на идеальную жизнь. Кишки и кровь как-то не вдохновляли Ли, вот совсем, так что он с воплем проснулся, чуть ли не вскакивая, но бомбежка продолжалась, только явно не на поляне, а за его порогом. И первой мыслью КиБома стала:
«Джон?» - но кореец тут же понял, что мужчина не станет так долбиться, более того, просто позвонит, вместо того, чтобы жать на звонок и ожидать чуда. – «Эм».
И кто же это мог быть? Азиат и предположить не мог, а потому стянул маску для сна и отправился к двери, которая продолжала сотрясаться от ударов. Опять-таки, недостаточно сильных, чтобы списать вину на Джона. Благо, его любопытственным страданиям быстро пришел конец, да такой, что Ли аж глаза распахнул от удивления. Танцовщица? В хер знает сколько времени? У его двери? И ПЛАЧЕТ?!
Это пугало. Правда. Так что КиБом, вскрикнув «я сейчас», помчался назад в комнату. Зачем? Да за вещами, потому что его мозг вдруг решил, что почти голое тощее тело может напугать Анриэтт еще больше. Довольно-таки парадоксальная мысль, учитывая профессию вышеназванной.
Однако, натянув свои блядские красные штаны да какую-то цветастую майку, купленную еще во время выступлений в Корее, КиБом помчался назад к двери, которая распахнулась с такой силой, словно кореец рассчитывал сорвать ее с петель. А, наверное, стоило бы. Потому что при виде заплаканной да подранной, аки дворовая кошка, танцовщицы, Ли стало еще страшнее. А все потому, что чьи-либо слезы, кроме своих собственных, пугали его до усрачки.
- Анриэтт… - как-то он замялся, как-то пропищал даже, смотря на постоянную клиентку, коей каждый день ставил номера, и присел рядом на корточки, не зная, что сказать или сделать.
Вот тут ему на помощь пришли родные воспоминания. Что он сделал, когда пересрался ХёнЧжун? Напоил его чаем и тот вроде успокоился.
Решив, что это просто ебаная панацея от всех болезней, Ли совсем неуверенно взял девушку за руку, осторожно заставляя ее встать, и потянул в прихожую, оглядывая с ног головы. Видок у той и, правда, был не самым вдохновляющим.
- Тебе стоит снять каблуки, - с видом лекаря заявил кореец, но не был уверен, что его слова остались понятыми, так как девушка продолжала рыдать. – Присядь, - сказал он, и тут же сам и усадил Анриэтт на пуфик, снова садясь рядом. – Я сейчас все сделаю.
Руки дрожали, вот прям как нервная система, ибо КиБому хотелось кричать, звонить в скорую, пожарную да даже в юридическую контуру, дабы попросить помощи. Но он почти уверенно снял с чужих ног туфли и отставил их в сторону, зыркнув в лицо Бенуа взглядом «бедняжка». Хотя жалел он скорее себя, ибо сам был готов зареветь, вцепиться в блондинку и устроить с ней обоюдные прорыдания, но почему-то Ли казалось, что танцовщица пришла к нему далеко не за этим. А за чаем, да.
Снова схватив Анриэтт за руку, но уже с уверенностью ебаного пикап мастера, КиБом провел постоянную клиентку на кухню, где усадил на стул и принялся суетиться вокруг, все еще не совсем понимая, что от него требуется.
- Что случилось?! – чуть ли не истерично вскрикнул он, но тут вспомнил, что мужик, и должен вести себя подобающе.
Прокашлявшись и прочистив горло от бабских интонаций, Ли поставил чайник и заговорил голосом психиатра, успокаивавшего буйного пациента:
- Я сделаю тебе чая. И принесу другой одежды.
С этими словами КиБом сорвался прочь, возвращаясь в родную спальню, где была сныкана целая гардеробная комната. Та казалась КиБому какой-то маленькой, ибо все его модные изыски все равно не помещались, так что приходилось их распихивать по другим углам. Достав более-менее адекватную с точки зрения американцев футболку и шорты, Ли помчался обратно на кухню и вывалил принесенные вещи на стол.
- Вот. У меня еще аптечка есть, я могу обработать твои раны, - закусив губу, кореец как-то растерянно посмотрел на Анриэтт, словно его ожидания по ее божественному самоисцелению вдруг не сбылись и это как-то настораживало. – Тебе стоит сходить в душ и переодеться, а потом можно заняться остальным. У меня есть пластыри.
Прозвучало это так, словно он изобрел лекарство от СПИДа.

0

4

Что-то Ли сильно мешкал и долго не приходил. Как потом оказалось, он просто переодевался, а она то уж подумала себе, что он скорее в такой час пошлёт её куда подальше и придется девушке ночевать на лестничной площадке, потом, когда кто-то из соседних квартир пойдёт на работу, девушку прогонят и к тому же наорут. Если полицию не вызовут. А то ведь могут и запросто. Никогда никто из жителей чужих квартир не отличался добротой и пониманием. Анриэтта думала что придётся точно ночевать прямо под дверью, но тут ей открыл Ли и наконец впустил к себе. Хотя если быть точнее, он сильно пересрался ещё похлеще её самой, когда она подумала что будет ночевать в подъезде. Но всё же парень быстро среагировал и затащил Бенуа кое-как в квартиру.
- Тебе стоит снять каблуки, - Девушка попыталась как-то наклониться, но вся спина болела и голова, которая была свинцовой просто не опускалась. Как только девушка хотела её немного наклонить, та тут же начинала неимоверное кружиться и казалось будто её вот-вот стошнит. Ну не хватало ещё безобидному корейцу всю квартиру испоганить. Девушка протянула одну ногу вперед и парень не дожидаясь её новой попытки снять туфли, снял их сам и отбросил в сторону.
Ли суетился и бегал по квартире, то убегал на кухню, то тут же прискакивал к ней, усаживал на пуфики, аккуратно, осторожно, чтобы не причинить никакой боли. За это ему большое спасибо. В глазах у него всё ещё была паника, хотя уже и меньше. Никакой мужчина не выносил женских слёз, и этот молодой кореец не был исключением. Он искренне жалел её и пытался помоч. Анриэтта даже на минуту забыла о головной боли и подумала, что этот парень очень мил и заботлив, однако это было недолго. Скоро боль заполнила собой всю голову как и раньше.  Может быть у неё сотрясение? Какой-нибудь лёгкой формы. Не хватало ещё этого. Как же ей танцевать, если голова будет кружиться неделю, а может и больше? Не работать? Тогда откуда взять деньги? Боже, сколько забот то... И все вертелись в маленькой больной голове.
Тем временем Ли, уже поняв, что отвечать она ему пока не в состоянии, схватил её за руку и провёл на кухню, где уже кипятился чайник.
- Что случилось?! - Почти истерично вскрикнул он. Это прозвучало смешно, однако и улыбнуться то она не смогла.
-Ммм... - Только и сорвалось у неё с губ. Анриэтта положила руки на стол и облокотилась на них, придерживая голову в положении, менее всего неудобным для неё.
-Сегодня должен был быть он... А я упустила понимаешь, потому что он козёл... А эта... - Она немного запнулась и схватила со стола салфетку, вытирая слёзы. Девушка посмотрела на салфетку и увидела на ней чёрные следы от туши. Вид у неё сейчас наверное прелестный.
-Спидозная... Анорексичка... - Бенуа продолжала вытерать слёзы. Голос емного дрожал, поэтому сложно было понять кто её побил, да и вообще что она пыталась сказать. Похоже было на какие-то звуки инопланетного лексикона с постоянными всхлипами. Но Анри попыталась собраться с мыслями и немного более ввязным голосом продолжила:
-Она просто решила, что уведёт его, а я не хотела, понимаешь? Денег то много. - Француженка задумалась, а нахрена он ей вообще нужен был? В баре полно богатых... Плевать уже.
-В общем тут он отскочил как провинившаяся шавка, она что-то сказала по поводу меня... Относительно нелестное. - Бенуа поморщилась когда вспомнила наконец начальную стадию драки.
Как же можно было так неаккуратно поступить? Зачем полезла в драку? Тем более с уличной проституткой.
- Я сделаю тебе чая. И принесу другой одежды. - Парень сорвался и помчался за одеждой. Через какое-то время принёс рубашку и шорты. Всё конечно домашнее, мужское. Как это мило с его стороны. Анриэтта подняла на него перемазанные чёрным глаза с растёкшейся тушью.
-Спасибо... Прости, что я тебя разбудила, что заставила ухаживать за собой. Но правда спасибо. - Она произнесла это более менее внятно, почти без всхлипов и ровным голосом. Настолько ровням насколько могла произнести в таком состоянии.
– Тебе стоит сходить в душ и переодеться, а потом можно заняться остальным. У меня есть пластыри. - Он сказал это так серьёзно и так заботливо, словно пластырь мог излечить даже самую сложную болезнь, такую как рак например или СПИД.
Француэенка улыбнулась и дрожащими пальцами взяла одежду, которую Ли ей дал. Медленно поднялась со стула и немного пошатываясь и хватая все косяки поплелась в ванную. Анриэтта хотела было залезть в ванную нормально, но не удержала равновесие и упала в неё в одежде, запрокинув ноги наружу. В какой-то момент она захотела ещё подняться и потянулась хоть к чему то за что можно уцепиться и дотянулась до шторки. Потянула на себя и она тут же с грохотом упала на девушку, которая издала при этом только тихий писк. Зрелище наверное было прекрасное, с ногами, торчащими из ванны, пытающаяся распутаться от шторки девушка, при этом ещё и махала руками, которые её мало слушались. Анриэтта кое как выпуталась и успокоила бедного Ли.
-Я в порядке! Всё прекрасно, я обязательно починю тебе штору. - "Починю штору", как то это не ок звучит, ну да абсолютно пофиг.
Не вставая из ванной, она отпихнула от себя шторку и начала прямо в такой нисуразной позе, с ногами кверху стягивать с себя одежду. Первым улетел её топ (он же и лифчик), затем и разодранные шорты.
"-Надеюсь Ли успел отвернуться" - Подумала девушка, но на самом деле её это мало заботило. Знаете, когда каждый день раздеваешься перед толпой мужчин, которые при этом орут и тебя лапают, раздеться в ванной своего хореографа не так уж и сложно. Девушка ватными пальцами стянула и перепачканные, все в стрелках и дырках чулки и бросила их тоже куда-то из ванны подальше, чтобы не мешались.
Анриэтта поняла, что дверь в ванную нараспашку открыта. Но спокойно поднялась, не смотря на то, что парень мог её видеть и кое-как включила воду. Она стояла под горячей водой долго и смывала с себя все ощущения. Прошло наверное очень много времени, потому что квартиру Ли заполнил пар из-за того что дверь была не закрыта, а вода была почти кипятком. Вымовшись наконец, Бенуа почувствовала, что голова начинает отходить мало-помалу.
Француженка аккуратно вышла из ванной и не утруждая себя вытираниями на голое мокрое тело одела домашние шорты и белую мужскую майку, которая немного прилипала к её телу.
-Мммм Ли, чай не остыл? Прости что так долго, я не могла в себя прийти. - Девушка встала в проёме облокотившись о карниз. С мокрых волос вода медленно стекала, что совсем не делало майку суше. Наоборот же, на майке сухого места практически не осталось и она прилипала к телу подчёркивая всю её фигуру, до мельчайших откровений, так же собственно, как и шортики обтягивали её бедра. Зрелище конечно восхитительное и она это только только осознала.
"-Хммм... А Ли такой милый. Интересно, а он ещё девственник? Выглядит таким странным, нежным каким-то." - Пронеслось в голове у девушки. "-Чтож можно проверить." - Она медленно и пластично потянулась, заставляя его рассмотреть каждую частичку её шикарного мокрого тела.

0

5

Если говорить честно, то Ли не понял вообще ни хрена. Но сознаться в этом ему не позволяла совесть, или религия, или охватившая паника, которая буквально душила азиата, старавшегося не разреветься следом. Потому что страшно. Страшно так, что руки дрожат, что очко поджимаетcя, что мысли не сходятся. Он уже всем богам молился, чтобы это кончилось, чтобы Анриэтт пришла в себя, и мир снова засиял красками веселья, танцующими единорогами и озарился радугой и прекрасными снами про счастливых коров. Но нет же! Даже ушедшая в ванную Бенуа и щелкнувший чайник никак не повлияли на ситуацию, ибо только КиБом приготовился расслабиться, успокоиться и все обдумать, как раздался какой-то нереальный грохот, будто сам Гитлер восстал и решил начать уничтожение мира именно с квартиры Ли.
Азиат рванул на звук, чуть ли уже не истерично махая руками, столкнул по пути какую-то статуэтку, что с не менее пугающим грохотом разбилась, и, вздрогнув, добрался, наконец, до ванной, заорав:
- Все в порядке?!
На что получил ответ, что, да, все ок, вали-ка ты отсюда и за свою квартиру не беспокойся. При этом азиат еще пялился на женские прелести таким взглядом, словно вообще впервые увидел женщину. В какой-то степени так и было, ведь с его последнего гетеросексуального секса прошло уже лет шесть, так что Ли скорее прихлопнул глазища свои узкие ладонью и, крикнув что-то вроде «я не смотрю!» поспешил ретироваться на фиг, исчезая в просторах кухни. Опять-таки, до его мозга не дошло, что Анриэтт в силу профессии привычно раздеваться перед мужчинами, и даже бы если он тусовался там в ванной дальше, бреясь или вообще моясь рядом, то она бы даже не заметила. Хотя, как знать.
Пока Ли корпел над чаем, заваривая его во всех китайских традициях, Бенуа успела помыться, одеться и вернуться на кухню, причем в таком виде, словно решила прямо тут замутить очередной танец с раздеванием. КиБом даже охренел немного. Да нет, почему немного, он ОЧЕНЬ СИЛЬНО ОХРЕНЕЛ. Во-первых, потому что его любимые вещи, дарившие ностальгию о проживании в Корее, вымокли до нитки и как-то непонятно недосвисали с девушки, ибо размеры у них были все же разные, а, во-вторых, потому что та не воспользовалась его божественным полотенцем для гостей и теперь капала водой на пол кухни.
- Я сейчас принесу полотенце, - почти пропищал Ли, но все же справился с голосом и вернул ему относительно мужской вид, обходя Анриэтт чуть ли не по стеночке. Юный мозг даже не смог заметить здесь какой-то подставы, и очевидно намека, так что КиБом очень быстро успокоился.
Вернулся он меньше чем через минуту и намотал полотенце на волосы девушки, что было совсем просто, учитывая разницу в росте.
- Тебе лучше? – заботливо поинтересовался он, хотя сам видел, что Бенуа уже намного увереннее стоит на ногах, не шатается и вроде бы чувствует себя почти прекрасно.
- Присаживайся, я только закончил. Совсем забыл, что его недокипевшей водой заваривать, пришлось заново ставить чайник, - поделился Ли насущной проблемой и разлил чай по пиалам, одну из которых поставил на стол перед Анриэтт. – Он полезен для здоровья, а тебе сейчас о нем заботиться просто необходимо, - высказал гениальную мысль КиБом, словно пара глотков могли заставить раны затянуться, а синяки исчезнуть. – Я сейчас.
Азиат снова скрылся из виду буквально на несколько секунд и вернулся с аптечкой, кою расположил на столе, снова опускаясь на корточки.
- Давай я помогу.
Взяв перекись, КиБом наскоро смочил вату и принялся осторожно проводить ей по ссадинам, не забывая на них дуть – вдруг больно? Сам Ли боли боялся почти до смерти, а потому действовал крайне осторожно, искренне считая, что у других так же, как у него. Так что пластыри не менее аккуратно закрывали мелкие раны, после чего азиат обратил свой взгляд на лицо, вставая. Осторожно протер ссадину у губы и отложил вату, протягивая Анриэтте мазь.
- Вот. Она хорошо помогает от синяков и ран, - пояснил он и отстранился, присаживаясь напротив, дабы наконец насладиться своей порцией чая. Ведь ему тоже нужно успокоиться.

0

6

Наверное дикий характер девушки не перестаёт проявлять себя даже тогда, когда её пару раз ударили головой об асфальт. И не просто побили, а оставили на теле тучу-тучную синяков и ссадин таких болезненных, что она по идее должна была сейчас просто помыться и грохнуться спать, не имея сил вставать, да ещё и заигрывать с парнем. Вообще-то, если подумать чисто логически, зачем ей нужен был этот кореец? Она в него влюбляться не собиралась, отношений строить не собиралась, девушка конечно же не думала что после такой заботы с его стороны у них будет четверо детей, собственный домик в Альпах, несколько кошечек и собачек и маленькая гуппи. Ей просто стало интересно, а что будет если...? Ну а почему бы не попробовать? Кореец ставил ей откровенные танцы и в принципе его ничего не должно сейчас смутить. Анриэтта думала, что она ну по-любому ему нравится. Другого она предположить не могла. Однако через несколько минут она убедилась в обратном.
Парень увидев её, конечно же оторопел, и не хило, но никаких попыток хоть как-то пристать не предпринимал.
"-Как он странно себя ведёт. Как будето девушки не было уже лет десять." - Отчасти Анри была почти права. Ли смотрел на неё таким взглядом, словно она была какая-то другая, какая-то странная и в тоже время он не мог какое-то время оторвать от неё глаз. Вода с её волос продолжала медленно капать прямо на грудь, кожа немного покрывалась муражками, а через белую ткань маечки уже всё давно просвечивало. Не смотря на это, Ли встал и как-то непонятно пискнув: - Я сейчас принесу полотенце, - скрылся из виду. Анриэтта стояла так же на кухне и тихо посмеивалась. Всё бы ничего, только кореец, когда проходил мимо обошёл её чуть ли не по стеночке, опасаясь как бы ненароком не коснуться девушки. Она не знала как это понимать. Может у него просто есть какая-то пассия и он хранит верность, стараясь не поддаться никакому соблазну, либо он просто девственник, который не знает, что с этим делать. Как ни странно, но никаких других вариантов не пришло ей в голову. Поэтому француженка остановилась на мысли о девственнике, ибо насколько она знала, девушек у корейца тут не было (эх, надо было копнуть глубже в истину). Ли вернулся достаточно быстро и принёс полотенце, которое намотал ей на голову. У них почти не было разницы в росте, поэтому он оказался на её уровне. Француженка сделала маленький шажок вперёд и, чуть опустив глаза, прикоснулась рукой к его руке, тут же одёрнув её, словно это было случайно.
-Большое спасибо, но я , к сожалению, уже вымокла до нитки... - Девушка закусила губу и при слове "вымокла", откровенно посмотрела на него. Этот взгляд мог бы его конечно очень сильно напугать, Анриэтта излучала в этот момент столько секса, что хватило бы на целый полк извращенцев.
- Тебе лучше? - Спросил Ли заботливо, отходя наливать ей чай в пиалочку.
Девушка присела осторожно на краешек стульчика и закинула ногу на ногу. Анри немного потрепала свои волосы, чтобы они быстрее высыхали и перевела взгляд на Ли. Но только она хотела снова пустить в ход свои чары, как парень сорвался с места и убежал за чем-то. Через минуту он пришёл обратно с аптечкой. Анриэтта же посмотрела на аптечку как на "спасителя", ибо ранки то всё же нехило болели и она всё думала как бы притупить боль.
Ли достал из коробочки пластыри и осторожно начал заклеивать ранки, стараясь не причинить ей боли.
Затем он взял ватку и провёл ей по губам, обрабатывая ссадинку. Анриэтта чуть приоткрыла губы так, словно между ними зажата монетка и прикрыла глаза. Выглядело это довольно маняще, и как думала сама девушка, он точно не устоит и поцелует её. Однако и этого не произошло. Француженка открыла глаза и увидела, что он просто протягивает ей мазь, чтобы она обработала свои раны. Девушка была немного в шоке и это было заметно. Почему он не поцеловал её, ведь это же было так очевидно? Она не нравится ему? Да, она определённо не нравится ему. Чёрт, да как так??! Исключено! Следующий шаг, опять будет с её стороны, может быть он просто тугодум (хотя настолько тупить уже невозможно, вывод очевиден, она его не привлекает).  В душе Анриэтты как будто поднялся ураган страстей, гнева, не совсем положительных эмоций (мягко говоря).
- Вот. Она хорошо помогает от синяков и ран, - Тем временем спокойно сказал Ли, глядя на девушку почти ровным взглядом, без каких-то "страстных" эмоций.
-Спасибо, мне уже не так больно. - Сказала девушка, и когда кореец немного отошёл от неё, оа поднялась со стула, и немного прижавшись своим телом к его, провела рукой по щеке и аккуратно поцеловала его в другую щёку, слегка касаясь губами уголка его губ. Мимолётно так, незаметно, но этого должно было хватить нормальному парню, чтобы переидти к действиям и француженка думала, что только это ему и остаётся. Дыхание у неё было горячее и свежее, и когда он отстранялась (а она не спешила с этим), то оказавшись прямо на уровне его губ, немного облизнула свои. Только потом уже она оканчательно убрала руки от него и присела снова на стульчик, пребывая в диком шоке от его реакции на происходившее.

+1

7

Вообще, признаться честно, Ли ожидал чего угодно, но не этого. А потому застыл на месте с чуть приоткрытым ртом и взглядом бешеной селедки, кою выбросили на берег и она сейчас начнет биться в конвульсиях и задыхаться. На самом деле этим заняться и хотелось, так что КиБом аж за стол схватился, чтобы не грохнуться, ибо у него сердце удар пропустило, а в голове забилась одна единственная мысль: его поцеловала… ДЕВУШКА?! Со стороны могло показаться, что кореец просто охуел от неожиданного счастья, но на самом деле он охуел от сложившейся ситуации, ибо отшивать не умел, более того, терпеть не мог делать выбор в пользу чего-то одного, ибо был трусливым манерным пидорасом, который пускал все на самотек, считая, что оно как-нибудь само собой разрешиться. А, если не разрешалось, смотрел сериальчики и жрал мороженное, попутно рыдая. В общем, действовал, как и любая уважающая себя школьница, а потому сейчас в срочном порядке захотелось ретироваться в спальню и засесть у плазмы. Еще КиБом никак не мог понять причину этого поступка. В конце концов, до американских канонов красоты он не дотягивает от слова «совсем». Это в Корее он желанный мальчик: высокий, худенький, с пухлыми губками, бездонными глазками и вообще весь такой аняняшный – короче, все по стилю. А тут он просто пидор, не имеющий горы мышц, и одетый шо клоун с цирка. Какой девушке такая хуйня понравится? Ли искренне считал, что никакой, и сейчас его мир просто рухнул, перевернулся, взорвался, да блять перестал существовать!
Корейца охватила самая настоящая паника, уже в который раз за этот вечер (так ведь и помрет от нервного срыва, бедняжка), но он умело изобразил, что ничего не произошло и никак не изменилось. Поцелуй? Какой поцелуй, вы что! Анриэтта вообще с места не вставала, вам показалось.
Кашлянув в кулак, КиБом осторожно поинтересовался:
- Ты еще не устала, не хочешь спать?
Хотя спросить хотелось что-то вроде «ТЕБЯ ГОЛОВОЙ СИЛЬНО БИЛИ?». Но пришлось сдержаться, он же мужик, как-никак, и вообще неприлично срываться на клиентах, еще заработка лишат, а он азиату был очень нужен, потому что в торговом центре он присмотрел охуенные кроссовочки, а еще несколько пиджаков и джинс, и вообще планировал пойти потратить все деньги на шмотье.
- Я думаю, тебе стоит прилечь.
«Желательно, подальше от меня».
- У меня нет гостевой комнаты, но ты можешь идти в мою спальню, а я посплю на диване в зале. Пойдем покажу, где она, - прихватив девушку за запястье, Ли повел в сторону вышеназванного помещения, где в два хлопка включил свет и указал на кровать. – Вот. Она удобная и не скрипит, - пропиарил любимое ложе КиБом и взбил одну подушку, затем картинно ее укладывая и жестом предлагая прилечь. Сам же взял вторую и, сунув подмышку, отправился в сторону выхода.
- Я пойду в зал, буди, как проснешься, или если что-то будет нужно.
Прихватив с тумбочки плеер, Ли сунул наушники в уши, и, пожелав спокойной ночи, поспешно ретировался. На диванчике уже можно расслабиться, прислушиваясь к собственному голосу, который пел что-то о любви. Эх, он и заностальгировать был готов.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Утешь меня, утешь.