Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, ноябрь.
Средняя температура: днём +23;
ночью +6. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » fear begins here.


fear begins here.

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Лола и Томас
апрель 2016г

https://49.media.tumblr.com/9bb6bb650c0b83ec4095e14c6422c6ab/tumblr_o3s0gzMLlT1qlle6co2_r3_250.gif

https://45.media.tumblr.com/651e18815b7fd24312c5d73c277d9f02/tumblr_o3l7wdIpmA1twi2hjo3_250.gif

https://45.media.tumblr.com/706d5de3446b41f225789e6ff29f57c7/tumblr_o3l7wdIpmA1twi2hjo6_250.gif

[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

2

А так всё хорошо начиналось, да? Морщишься, поворачиваешь голову и прикрываешь глаза руками. Пока не можешь, да и, наверное, не хочешь открыть глаза, а потому оцениваешь обстановку вокруг по тому, то слышишь и ощущаешь. Легкая головная боль, сухость во рту, желание пить и невозможность вспомнить где ты,как сюда попала - всё это для тебя не в новинку. Такое, знаете, типичное утро Лолы Хантер. У кого-то утро начинается с чашки кофе, у тебя - с попыток вспомнить происходящее.
Запах затхлости и пыли - что-то новенькое. Солнце светит в глаза, значит уже утро. Осторожно поворачиваешься на бок, под тобой что-то мягкое, кажется матрас. Глубокий вдох... Запах пыли усиливается. Интересно... Открываешь глаза и видишь перед собой, буквально на уровне лица, на полу, пепельницу с окурками, пустую пачку из под сигарет, рассыпанные никотиновые палочки. Не сразу замечаешь среди этого бардака шприц и грязную ложку. - Бля... - совсем тихо, себе под нос. Наверное, даже недовольно и немного разозленного. Наркоманкой ты не была. Пробовала, понравилось, но хватало мозгов не продолжать и не садиться на иглу. Все вокруг говорили, что связываясь с наркотиками, ты фактически покупаешь билет в Ебаный Пиздец, один единственный, в один конец. Никакого возврата. И если обычно, когда ты путешествовала, подобный расклад тебя устраивал, то тут... Как-то нет.
Разглядываешь собственные руки, но не находишь на них следов уколов. Не уверена, но, кажется пронесло... Медленно поднимаешься, как вдруг тебя находит острая боль в ноге. Опускаешь взгляд и, оу вау, голень в кровоподтеках, кожа в двух местах рассечена. Не очень глубоко, но достаточно, чтобы отзываться болью на каждое прикосновение.

Все-таки поднимаешься и оглядываешься. Вокруг тебя заброшенное здание, все поверхности покрыты слоем пыли, и только на полу следы от ботинков. Твоих и еще чьих-то. Следопыт из тебя хуевый, но навскидку ты бы сказала, что всего тут было человека три, ну максимум четыре. По идее, это должно было что-то прояснить в картине произошедшего вчера, но нет. Хотя, что могло произойти? Ты пошла в клуб, напилась, с кем-то познакомилась, кому-то идея залезть в заброшенный дом показалась крутой. Всё. The end.
Спускаешься по лестнице, видишь на столе бутылку. Аккуратно подносишь горлышко к носу, готовая к тому, что в ноздри ударит запах алкоголя. Но бесцветная жидкость совершенно никак не пахнет, и ты решаешь, что это вода. Даже пробуешь, и да, действительно вода. Бутылка выглядит новой, как будто открыли только недавно. Неужели кто-то вчера задумался о том, какого будет встречать утро?

Одна комната, другая, третья. Здание заброшенное и большее, даже и не скажешь так сразу, что здесь раньше находилось. Тишина неприятно оглушает, и ты не можешь перестать думать о том, что такие большие дома тебя пугают. В конце концов, когда ты обойдешь уже почти все комнаты, наткнешься на фигуру человека. Остановишься, мутным взглядом уставившись на клетку рубашки. Взгляд скользит по линиям, не останавливаясь на них, в голове пустота, а потом вдруг...
- Тони? - это имя всплывает в голове само собой. Ты не пыталась его вспомнить, просто голова потихоньку просыпается и вот... - Тони! - чуть громче, хотя ты видела, как человек перестал шевелиться после первого "Тони". Он сидит на корточках и, вроде бы, сзади еще один человек. Лежит.
Тони поворачивается как-то чересчур медленно, встает на ноги. Ты смотришь на него, а из головы стремительно пропадают мысли. Смотришь и ничего не чувствуешь, словно не осознаешь, что рот у него в крови, глаза покрыты бледно-голубой пленкой, а позади него, у лежащего человека, до кости обглодана рука. Смотришь и не осознаешь, только хмуришься и пятишься назад. Потом ты решишь, что это первое в твоей жизни охуение настолько сильное, что ты не в состоянии произнести и слова. Отмечаешь в походке "Тони" нечто странное, он надвигается на тебя чуть сгорбившись, протягивает руки, хрипит как-то странно и зловеще.

О, ты не помнишь, как оказалась около своего дома. Буквально падаешь на скамейку перед входной дверью в парадную, тебя трясет мелкой дрожью, тошнит, сердце вот-вот выскочит из груди, как и легкие, которые вот-вот готовы отвалиться. На руках новые царапины, ты выскочила из дома со скоростью, на которую, как думала, не способна. Пролезла через ограждение. Металлическая проволока повреждена в нескольких местах, но можно пролезть в дыру. Ты так и не заметила бурых пятен крови на металле, видимо тут ты и поцарапала ногу, когда вы все вместе сюда лезли.
Поднимаешься на свой этаж на трясущихся ногах. Не с первого раза открываешь дверь, сначала роняешь ключи на пол, а затем долго не можешь попасть в замочную скважину. Прямо в обуви проходишь в гостиную, садишься на подлокотник. Тупым, непонимающим взглядом смотришь на Тома. Хуй вообще знает, когда он успел приехать, как попал в квартиру и как давно ждет. Ты должна была удивиться, но всё еще не можешь отойти от прошлого охуения.
- Я видела... - вместо приветствия, вместо реплик, которыми обмениваются люди из вежливости, или когда давно не виделись. Даже никакого "я соскучалась" сегодня не будет. - Я видела... - оказывается, ты не можешь так сразу произнести это в слух. Мысленно переносишься в тот дом, находишь у себя в воспоминании лужу крови под обглоданным плечом, тошнота подкатывает к горлу. - Я видела зомби, - вот, молодец, наконец-то получилось.
Садишься за стол, напротив Тома, смотришь на него удивленными, немного дикими глазами. Всклокоченная и грязная, до сих пор не можешь отдышаться после беда, но тараторишь: - Или не зомби. Какая-то хуйня... Я проснулась. А он жрет его! Прикинь? Спускаюсь по лестнице, а он сидит и жрет его плече! Зомби!

[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

3

Человек-повышенный-контроль - странно, что Ло так тебя еще не называет. Интересно, что она скажет, когда увидит тебя в своей квартире? Будет ли допытываться, как ты оказался внутри? Не скажешь же, что дверь была открыта? Но и не скажешь, что пришлось взламывать замок. Кстати, замок слишком ненадежный - не то что за пять минут не глядя, а за три и одной рукой. Но, ладно, может, тебе уже давно пора рассказать о своем, хм... увлечении? Работе? Черт, да это же твое любимое хобби - проникать за закрытые двери. Возможно, именно потому она тебя и покорила. Сколько дверей ее души не взламывал, сколько не преодолевал преград, оставалась всегда еще одна. Еще одна и это было причиной всему.
А оказался ты здесь потому что? Ах да, ты же не смог ей дозвонится и потому как ревнивый мавр прискакал, взломал дверь, никого не нашел и решил подождать. Нет, ты даже не ревнивец, а обеспокоенный отец, который выглядывает дочку с гулек. На это почти жалко смотреть. Хотя, пока ее нет, ты куришь и рассматриваешь квартиру, вспоминая где и как ее трахнул, а главное - за что. Почему-то в ваших отношениях получалось так, будто вы друг друга наказывали за что-то по-очереди. В этот раз она издевалась над тобой и не было никакого шанса изменить или повернуть все вспять.

К счастью, ждать слишком долго не пришлось, через несколько часов, которые ты, кстати, умудрился проспать, замок щелкнул и на пороге оказалась Лола. Хорошо, что не Иса, вы до сих пор не сумели найти общего языка. Благо, виделись очень часто, потому как розоволосая практически все время жила у девушки.
Впрочем, Ло была мало похожа на себя сегодня. Вместо того, чтобы удивиться или обрадоваться, она прошла через всю комнату, даже не взглянув и села на подоконник. - Ээээ... привет? - Твоя девушка вечно творила какую-то херню и сейчас у тебя было чувство, будто она либо кого-то убила, либо подсела на наркоту. Факт убийства бы тебя совсем не смутил, скорее обеспокоил не требуется ли помощь с тем, чтобы не осталось никаких следов ее там присутствия. А вот к наркотикам, как и прочей херне, которая способна только убивать, ты всегда относился категорически отрицательно. Потому неосознанно пытаешься поймать взгляд Лолы, заглянуть ей в глаза, проследить за зрачками. Но нет, с ними все в порядке: расширяются в темноте и сужаются, смотря на солнце. Камень с души спадает, но не сказать, что надолго. Все же внешний вид оставляет желать лучшего. - Ло, куда ты опять вляпалась? - Голос звучит несколько устало, и дело даже не в том, что ты разочарован, и тем более не в том, что волнуешься. Все дело в том, что в очередной раз тебе хочется надеть на нее маячок слежения и быть в курсе всех передвижений. Эй, Томас, какой же ты кретин! Думать об этом - последнее дело. Нацепить ошейник на ту, что отрицает до сих пор факт того, что вы встречаетесь. Нет, даже не думай об этом. - Кого? - Нет, ты даже не начинаешь смеяться, скорее чувствуешь раздражение: какой к чертям зомби? - Ло, что ты пила? Откуда эти раны, дай я посмотрю твою голову. - На удивление, это не звучит, будто ты издеваешься, скорее, словно обеспокоен. Правда, далеко не зомби, заставили волноваться. Лола выглядит если не побитой, то точно будто убегала, а значит, вполне могла ударится. К тому же, не обязательно принимать наркоту, чтобы поймать глюки. Достаточно выпить настоящего абсента. - Кто кого жрет? - Зная ее, ты подходишь быстро, чтобы она не начала отказываться от помощи, внимательно смотришь в лицо: крови на нем нет, как и на шее, как и на одежде. Волосы тоже не выглядят так, будто испачканы в крови. - Так, пойдем в ванну, ты искупаешься, обработаем рану и тогда ты спокойно мне все расскажешь. Потому что ты должна понимать, что сейчас твои слова напоминают бред сумасшедшего, но ты же не сбрендила за несколько дней, что мы не виделись. Или?.. - Поднимаешь и несешь ее в ванну, пусть протестует сколько хочет, но сейчас ты ее не отпустишь никуда. Только не в таком состоянии и не одну.
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

Отредактировано Thomas Reed (2016-03-15 20:27:18)

+2

4

Тебе всегда хотелось, чтобы к тебе относились серьезно. Настолько серьезно, насколько относилась к себе ты сама. Максимально, короче. И еще сильнее тебе хотелось, чтобы серьезно отнеслись прямо сейчас. Потому что ты видела. Могла поклясться, что видела. До сих пор находилась в глубокой яме охуения, из которой не получалось выкарабкаться, но видела-видела-видела. Даже несмотря на то, что подобное не случается в реальном мире с реальными людьми.
Или нет..?
Единственная причина, по которой ты не сопротивлялась очень сильно, когда Томас тебя осматривал - обилие мыслей в голове. Сомнение и скептицизм Томаса передаются тебе. Ты видела, а теперь пытаешься оценивать ситуацию здраво, и всё начинает рушиться прямо на глазах. Сомнения, сомнения, вопросы. А не показалось ли? А не приснилось ли? Может это была шутка? Или словила глюки? Может все-таки принимала наркотики, просто не помнишь? Может крыша поехала окончательно?
Последний вопрос тебя добивает. Морщишься и хватаешься руками за голову, смотришь на Томаса и злишься, потому что именно он виноват в сомнениях. До него всё было просто и понятно. Было ли..?

Тебя не задевает его "опять" перед вляпалась, слишком увлечена мыслями, но вот все последующие действия злят и раздражают.  - Тони жрет кого-то... - совсем тихо, будто не на вопрос отвечаешь, а сама себе под нос бубнишь, чтобы никто не услышал. - Стой... - пытаешься остановить его руку. Сначала слабо, затем уже чуть более уверенно и настойчиво, но Томас в такие моменты напоминает бронепоезд, у которого, может, и есть тормоза, но до них дотянуться просто невозможно.
Добивает тебя его командный тон, то, как по-хозяйски он таскает тебя по комнате. Забавно, что вещи, которые нравятся в романтические моменты, становятся раздражающими в минуты, когда отчаянно желаешь серьезности и... личного пространства, что ли.
- Не надо... - болтаешь ногами в воздухе несколько рассеянно, дожидаясь "конечной остановки". Затем, когда ноги касаются кафеля в ванной, ударяешь Тома в грудь. Не сильно, скорее для того, чтобы остановить и отталкнуть, выиграть себе пространство. - Стой, говорю! Вот не надо всего этого, хорошо? Не надо со мной обращаться, как с маленькой или больной. Я прекрасно знаю, что видела! И ничего я не пила! - уже почти повышаешь голос, и просто удивительно, как в подобные моменты у тебя получается говорить с такой уверенностью о вещах, в которых ты, на самом деле, ничерта не уверена.

- Я хочу сама! - ты буквально выпихиваешь Томаса за дверь, а затем быстро защелкиваешь задвижку. Изо всех сил надеешься на то, что он не будет ломать дверь.
Первое, что делаешь - умываешься холодной водой. Это помогает успокоиться, хоть чуть-чуть упорядочить мысли в голове. Раздеваешься, включаешь воду. Всё, абсолютно всё в ванной тебя раздражает, потому что как-то медленно, тебе уже хочется выйти. Заскакиваешь в ванную, пока вода еще прохладная и не успела нагреться, материшься сквозь зубы. Едва намыливаешь голову, уже начинаешь смывать. Шипишь от боли, когда мыльная пена попадает на царапины. Торопишься, мочалка впивается в кожу, остаются красноватые следы, а тебе плевать. Ты думаешь, вспоминаешь, анализируешь, а еще никак не можешь избавиться от сильного, скручивающего кишки страха. Или это от голода? Ладно, не важно...

Когда вода перестает течь, когда ты наспех обтираешься полотенцем, в голове уже есть план. Тебе нужно вернуться и, как бы страшно ни было, выяснить, что же ты видела. Страх потерять рассудок оказывается сильнее страха перед неведомой хуйней. Не можешь понять, злишься на Тома или нет... Наверное, чуть-чуть... И всё же, хлопаешь дверью ванны, когда выходишь.
- Я возвращаюсь. Туда, где видела... это, - теперь тебе кажется глупым называть неведомую хуйню "зомби". Да вообще глупо называть в реальном мире хоть что-то этим словом. - Я хочу знать, что я видела. И я иду. Точно иду. С тобой или без тебя, - из множества формулировок в твоей голове, ты выбрала именно эту, минуя почти идеальную "если хочешь, можешь пойти со мной". На самом деле, тебе страх как хотелось, чтобы Томас пошел тоже. Потому что от одной только мысли о том здании, ноги предательски подкашивались, что говорить о состоянии, в каком ты будешь, когда попадешь туда?
Ты просто пиздец как надеялась, что Том пойдет с тобой, но попросить не решалась. Даже не посмотрела на него, зарулила в свою комнату и начала одеваться. В спешке ты так и не вытерлась нормально, но это даже хорошо, потому что ткань не хотела скользить по коже, застревала, и тебе приходилось сосредотачиваться на этом, а не, например, страхе или ожидании реплики Томаса.
[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

5

Когда она становится такой невыносимой, тебе хочется ее поцеловать, но лучше нагнуть и трахнуть, потому что какого хера она так себя ведет с тобой? Ты ей что - комнатная собачка - хочу выгоняю, хочу обнимаю? Нет, ты явно уже давно вышел из той лиги. Но именно потому, что вышел, подчиняешься и покорно выходишь. Все же в том, что Лола что-то видела сомневаться не приходится, но вот что именно - это было, уже другой разговор. Возможно, этот мифический Тони и жрал какого-то их дружка, закинувшись какой-то гадостью.
Пока Ло в душе, ты ставишь чайник и делаешь бутерброды. В любом случае ей нужно хоть немного успокоится и поесть, и если уж она соберется уходить непонятно куда, то не сделает это в подобном состоянии. Также, достаешься аптечку, прекрасно понимая, что она не озаботится тем, чтобы хоть что-то сделать с раной на ноге.
Впрочем, мнение Лолы и твое как обычно расходятся. Она грозной валькирией рвется в бой, а точнее на место происшествия. Тебе остается лишь лениво наблюдать за ее решительным монологом и бегством в свою комнату. Тяжело вздохнув, ты встаешь и идешь следом. Остановившись в дверях, опираешься плечом о косяк: - вначале ты позавтракаешь со мной, а потом мы пойдем посмотрим на то, что ты видела. Уж поверь, никуда одну в таком состоянии я тебя не отпущу. Кстати, ногу нужно обработать, потому хватит бегать и носится, сядь на кровать. - Ты говоришь спокойно, наверное, потому что уже давно перестал обращать внимание на ее попытки командовать или делать по-своему. Обычно ничего хорошего из поспешности не получается. - Будешь упрямится, мне придется тебя связать. - Говоришь с улыбкой и почти в шутку. Хотя, прекрасно понимаешь, что не шутишь совершенно. Может ей и все равно на себя и свое здоровье, то не тебе. Интересно, это сейчас перерастет в ссору двух баранов или мирно получится разойтись?
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

Отредактировано Thomas Reed (2016-03-18 01:15:39)

+2

6

В моменты, подобные этим, Томас кажется тебе невыносимым. Не привыкшая к заботе, ты даже матери не позволяла опекать себя, всегда слишком самостоятельная, всегда очень сама по себе. Почему-то тебя раздражало, когда кто-то, пусть даже близкий и родной, кружил вокруг в попытках сделать всё лучше, полезнее, безопаснее. Приходилось мирить с подобным, когда Томас был рядом, но прямо сейчас тебе категорически не хотелось этого делать. Готова была бежать, даже лететь на встречу опасностям и приключениям, позабыв о сне, еде и прочих жизненно необходимых "мелочах".
Поэтому ты стискиваешь зубы и сжимаешь кулаки, когда Томас в дцатый раз начинает говорить про завтрак, игнорируя твою спешку и желание уйти вот прямо сейчас. Во всем его поведении, тебе казалось именно так, сквозило то самое особенно пренебрежение, какой бывает у взрослых, когда им приходится общаться с маленькими, несмышлеными людьми. Типа... Ох уж эти дети, они тупы, что с них взять.
- Я уже завтракала. У меня была компания, - равнодушно пожимаешь плечами, а еще, стоит отдать тебе должное, в моменты раздражения лгать получается легко и естественно. Именно так, потому что только нормальные люди отвечают на заботу заботой, ты же пытаешься укусить и оттолкнуть. Ты мне не нужен, и забота мне твоя не нужна, и кроме тебя у меня есть куча друзей-приятелей, вон, видишь, даже позавтракать с ними успела.
- Если ты так сильно хочешь есть, - если бы вы только знали, каких неимоверных усилий тебе стоило сказать "есть" вместо "жрать", - значит ешь. Догонишь по дороге... Или возьми еду... - жратву, - с собой.

Вы сейчас как небо и земля. Расслабленный, дружелюбный Том и ты, Лола, вся всклокоченная, раздраженная, кажется, чиркни рядом спичкой и всё вокруг взорвется.
Присаживаешься на кровать, выставляешь ногу вперед и нарочно задираешь края джинсовых шорт до самых трусов, типа на, любуйся. - Это просто царапина, не нужно ничего обрабатывать. Тем более, там эта ебаная ограда, опять полезу и опять порежусь. Можно мы уже пойдем?
[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

7

Какая она все-таки смешная, но именно потому что твоя родная. В другой ситуации и с другой девушкой, ты бы уже махнул на нее рукой, мол делай что хочешь. Мне плевать. Но на Лолу не плевать. А она все строит из себя человека, которому никто не нужен. - Отлично. - Раньше ты бы несомненно начал ревновать, допытываться что за компания, и с какой это радости она шляется не пойми с кем. А сейчас... ты только поднимаешь удивленно бровь, и сделаешь шаг внутрь комнаты. В общем-то, если бы она сейчас начала истерить, все приобрело бы другой оборот, но она решила поязвить. А заодно показать, что вся такая независимая. Вот только ты знаешь, что это далеко не так. Она уже привыкла, что ты рядом и что ты на ее стороне. Даже когда отказывается, даже когда делает вид, что независимая и гордая, знает, ты рядом.
- Ага, разбежался. Что мне еще сделать? - Все такое же спокойствие обожравшегося удава. Хотя внутри зашевелилось что-то неприятное. Попытайся бы она сейчас хоть как-то спровоцировать - скандала не избежать. Возможно, даже кто-то получил бы по аппетитной попке. Но ее слова не задели тебя ни капли, ударились о стену твоего безразличия и отскочили, словно мяч от стены.
Ло все же села, ты осмотрел ногу - царапина, но если туда попадет зараза, то гангрена обеспечена. - Это не займет минуты. Подумай головой, если там действительно кто-то кого-то жрал, то он вполне может быть болен. Ты же не хочешь заразится? - Быстро протерев перекисью и налепив на рану пластырь, поднялся с пола, на котором сидел минуту назад. - Если ты не можешь подождать и минуты, то ладно, веди, где там твои обдолбыши. - На самом деле тебе было плевать, найдете вы там что-то или нет. Сейчас ты шел только для того, чтобы показать Лоле, что она словила глюк, а если нет, то защитить ее.

- Поедем на моей. - Хотя, чего это ты? Не такси же вызывать. А твой L-200 хоть и плохо подходил для города, машина надежная. Мало ли что случится. Сев за руль, пристегнулся и махнул рукой: - командуй, куда ехать? - Честно сказать, ты не ожидал, что ехать придется на какие-то развалины. Местечко больше походило на наркоманский притон, и что там забыла Ло со своей компанией, тебе было не понятно. И возможно ты бы даже поговорил об этом позже. Впрочем, ты знал, что Лола скорее всего уйдет от ответа или опять станет вести себя агрессивно. К этому ты уже давно привык, и тебя это поведение практически никогда не задевало. Странно все же.
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

Отредактировано Thomas Reed (2016-03-18 01:15:54)

+2

8

Сама не знаешь, чего хочешь... С одной стороны, конечно, чтобы он показывал какую-то реакцию на твои слова, тем более, ты была в этом уверена, Томас понимал, что ты язвил. Ну мог бы там возмутиться, к примеру... Или начать ругаться. Мог бы наорать, в конце концов, потому что ты заслужила. Ночевала хуй знает где, хуй знает с кем, выглядела с утра, как помойка и даже не выглядела виноватой. И вот тут начиналась часть про то, что ты сама не знаешь, что хочешь и что тебе нужно. Потому что, если бы он начал всё это делать, вы бы поругались и ничем хорошим это не закончилось бы. Потому что ты терпеть не могла ограничения и терпеть не могла нотации. То есть, понимаете да? Я хочу, чтобы бы ругал меня, но когда ты начнешь, я разозлюсь и мы разосремся вдрызг. Забавно, что ты сама это прекрасно понимала, и это внезапное осознание здорово остудило пыл. Устало потираешь лоб, пока Том возится с твоей ногой и где-то на краю сознания злишься. Ты бегаешь от отношений, потому что человек, с которым эти отношения у тебя есть, способен одним присутствием перевернуть с ног на голову. Вот за тобой гнались зомби и вот ты готова была обо всем забыть и нестись обратно в тот дом, а вот ты уже сидишь и почти не думаешь про тот дом, больше про себя, про Тома и про то, что какая же это хуйня - отношения.
- Спасибо, - выдавливаешь из себя сквозь силу, потому что Том не виноват, он хочет как лучше и бла-бла-бла. Не будем об этом, ладно? Раздражает...

Чем ближе вы к тому злополучному дому, тем более нервозной ты становишься. Слегка потряхивает, не знаешь куда деть руки, а еще ощущаешь тошноту, которая подкатывает к горлу. Все-таки надо было поесть? Или наоборот, хорошо, что не ела, а то бы пришлось срочно останавливать машину?

Машина останавливается. Ты несколько секунд смотришь на дверную ручку, а затем заставляешь себя выйти. На самом деле, ты огромная трусиха, просто привыкла притворяться, что это не так. И ты уже почти передумала идти туда, хочешь вернуться домой, однако понимаешь: это в тебе говорит страх. На самом деле, ты попросту не сможешь успокоиться, пока не поймешь, в чем же дело...
Вы приходите к той самой дырке в заборе. Оказывается, что если потянуть на себя решетку, пролезть в дыру достаточно легко, просто нужно делать это аккуратно. А аккуратность, как бы, не совсем твой конек.
Здание выглядит абсолютно безлюдным, точно такое же, каким ты его оставила утром. Двери запечатаны, окна когда-то были забиты досками, которые отодрали и которые валяются тут же рядом, на траве. Окно большое и широкое, почти до потолка. Ты бы сказала, что над зданием наверняка трудился архитектор, но ты ничерта в этом не понимаешь и знаешь только, что оно когда-то было красивым. Сейчас же... На траве гора из деревянных ящиков, не ясно, как они здесь появились, но выглядят устойчиво, образуют собой своеобразную лестницу к окну, и ты забираешься на них так уверенно, что, кажется, делаешь это не в первый раз. А как ты выбралась из дома? По ним же? Забавно, что ты не можешь этого вспомнить.
Вы оказываетесь в кухне, ну или комнате, которая на неё похожа. Ты не сильно рвешься вперед, но и не пытаешься спрятаться за Томаса. Испытываешь дикое, просто отчаянное желание взять в руку что-нибудь тяжелое, для уверенности, но пока сдерживаешься. Ну или руку Томаса, например... Но, опять же, сдерживаешься.

Вы выходите в большую комнату, ту самую, где ты застала Тони за его трапезой. Хмуришься и вглядываешься в то место, где он был, между скамеек, но там, похоже, никого нет. Подходишь ближе и тошнота с новой силой подкатывает в горлу. Ни Тони, ни тела... Однако огромная, густая лужа крови на том месте, где лежал убитый. Оглядываешься по сторонам, тебе кажется, что ты слышишь хрип, но может это просто твоё воображение?
- Что я видела? Что-то же видела, да? Раз это тут... Что-то плохое случилось...
[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

9

Ты не спрашиваешь, что черт возьми твоя Ло забыла в это наркоманском притоне. Ты даже не удивляешься, что в это полуразвалившееся строение вы залезаете через дырку в заборе, если можно так назвать держащаяся на соплях решетка. Ты только все это время думаешь - что за пиздец. Именно так. Как она могла докатится вот до этого места? Именно в этот момент понимаешь, что за Лолой уже давно нужно следить куда более тщательно, чем делал до этого. Жучок в телефон, его-то она почти всегда с собой таскает, даже когда не отвечает на телефон. Или в украшение, которое всегда на ее теле. Грешным делом даже думаешь подменить ласточку, но потом эта мысль исчезает из головы, заменяя другой: стоит отвести Ло на проверку. Когда твоя девушка шляется в подобных местах, кто знает, что она может притащить в постель. Ты никогда всерьез не думал о венерических болезнях, хоть и вел более чем беспорядочный образ жизни. Ты не вспоминал о гепатите или СПИДе, хоть твой родной брат умирал от этой херни. Ты не думал. До. Этого.
А ведь причина была такая смешная - ты хотел будущего рядом с ней, и плевать, сколько бы еще пришлось вытерпеть и пройти. Сколько бы еще раз прощались, сходились вновь. Тебе хотелось только ее, именно ее, потому все остальное было не важно. А теперь стало важно кое-что еще.

На полу было довольно много крови. Она уже давно свернулась и запеклась, сложно было определить наверняка - от такой кровопотери человек умер или нет. Но тебе совершенно не хотелось находится здесь и дальше. Пришли, увидели пустоту, пора сваливать. Здесь даже если и были трупы - уже их нет. Возможно, тот обколовшийся и утащил второго куда подальше. И, как бы смешно ни было, но ты очень сомневался в зомби проблемах этого места. Ну, быть такого не может. Мы же в реальном мире, а не... и тут ты услышал хрип и шаркающие шаги. Лола все смотрела, а потом даже будто бы у самой себя или стен - спросила, что же она видела. Ты же в этот момент повернулся и увидел, собственно именно то, что видела она. На вас надвигалось два тела. Сказать, что они были живы ты бы не решился, но и чтоб мертвые ходили, ты также никогда не видел. - Эй, с вами все нормально? - Твари ожили на голос, отреагировали довольно бурно, кажется, даже начали бежать. Хотя получалось у них это слабо, потому что они бежали вперед, не смотря что у них под ногами.
Все произошло на уровне подсознания: ты явно не хотел никого убивать, если бы они были живы. Но первый же добежавший схлопотал по голове какой-то арматуриной, поднятой тобой с пола. Отлетел на второго, они повалились, но поднялись и пошли вновь. У первого, по которому пришелся удар, облезла кожа на лице, но он продолжал странно хрипеть и идти на тебя. - Ло, я хз что это за тварь, но ты на всякий отойти подальше. - Второй удар раскрошил череп твари, забрызгав все стены вокруг мозгами. Только когда тело осело на пол и перестало двигаться. Второй зомбак никак не отреагировал на смерть собрата, а наоборот - лишь с большим азартом кинутся вперед, натолкнувшись головой на арматуру.
Отпустив застрявшую в голове железяку, ты делаешь несколько шагов назад. - Ебаный пиздец. Ло, ты в порядке? - Ты пока еще не рискнул повернуться к ней, потому что не хотелось, чтобы она видела на твоем лице всю ту смесь неопределенных чувств, которые сейчас там были. А в голове вертелось только одно - неужели ебаный зомби-апокалипсис наступил?
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

Отредактировано Thomas Reed (2016-04-06 21:09:52)

+2

10

Скоро ты поймешь, что терять голову в минуты сильного охуения - плохая, очень плохая привычка. Потому что охуевать придется часто, бояться - еще чаще, и только трезвый ум, да хорошая реакция будут способны спасти тебя в такие моменты. Скоро... Но пока ты не видишь в этом необходимости, не знаешь, в какой пиздец превратится прекрасный и такой безопасный мир, к которому все привыкли.
Сама не знаешь зачем и почему, но вскакиваешь на скамейку, когда в проходе появляются тела, а Томас шагает вперед, загораживая тебя. Оглядываешься, пытаешься найти пути к отступлению, куда бежать в случае чего, но все окна забиты, а проход вперед, за хрипящими телами - единственный выход из комнаты.
Всё, что происходит дальше - не поддается описанию. Ты зажимаешь рот ладонями, чтобы не закричать, и с вылупленными глазами наблюдаешь за тем, как металл соприкасается с человеческим лицом. Одно совсем знакомое, тот самый Тони. Второе тело, именно тело, когда-то было девушкой с длинными светлыми волосами. Понятия не имеешь, как она выглядела, потому что кожи на лице нет, какая-то кровавая каша и щелкающие зубы, все в крови.
Удар, еще удар. После такого человек бы не смог поднять, но не эти существа. Когда всё заканчивается, ты так и продолжаешь стоять, только отнимаешь руки ото рта и хватаешь за голову, слегка тянешь, словно боль способна отрезвить, но черт, кажется не сегодня.

В голове хоть шаром покати, ни единой мысли. Ничего не осталось, только голое, ни с чем не сравнимое удивление. Тебе еще пока даже не страшно, просто не можешь поверить своим глазам. Что это такое? Зомби? В реальном мире? Ты бы решила, что обдолбалась к хуям, но нет же, Томас тоже это видел, а ты не могла себе представить, чтобы твой Том принимал наркотики.

Ничего не отвечаешь, проходишь по скамейке к самой стене, так, чтобы подойти к проходу, но быть как можно дальше от тел. Оглядываешься, никого не видишь и возвращаешься на улицу, оттягиваешь решетку, садишься в автомобиль. Ты бы могла сказать, что Тому нужно хотя бы протереть арматурину салфеткой, стереть отпечатки, но просто не можешь отойти от удивления.

- Давай заедем куда-то? В кафе? - и всё, снова начинаешь молчать, и вы едете в тишине до самого кафе. Ты смотришь на дорогу впереди себя, но толком не видишь её, по коже пробегает парад мурашек. Понятия не имеешь, что делала бы сейчас без Тома. Слава Богу, ты можешь быть сейчас слабой и отключиться вот так, почти перестать думать и действовать.
Кажется, ты хотела есть? Заказываешь какую-то куриную котлету, а еще просишь кофе с виски. Вообще-то, виски можно было бы и без кофе, желательно целую бутылку, но ладно, хуй с ним, не стоит смущать Тома с самого утра? Хотя... Куда уж сильнее смущать?

Котлета не лезет, зато кофе осушаешь в пару глотков, просишь добавки. Ты бы сказала, что от алкоголя уровень ахуя немного понижается, но на самом деле нет, всё тот же. Котлета всё еще не лезет... Молчишь и смотришь в окно, люди ходят туда-сюда. Какое-то время почти не шевелишься, как вдруг замечаешь нечто странное. Из узкого переулка, шатаясь и прихрамывая, выходит старик, весь какой-то заросший, неопрятный. Ты бы сказала, что это бездомный и в любое другое время не обратила бы на него внимание точно так же, как необращали люди вокруг... А зря. Ты понимаешь, что что-то не так, когда старик медленно подходит к девушке, сидящей на скамейке, а затем бросается на неё. Раздаются крики, редкие посетили кафе, в котором вы находитесь, прилипают к окну. Кто-то говорит, что надо вызвать полицию... Ты же смотришь на Тома и, кажется, вот-вот начнешь реветь.
[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

11

Лола выходит первой, ты идешь следом. Вытереть отпечатки с арматуры? Нет, об этом ты даже не думаешь, что тебе не свойственно. Вся эта ситуация потрясла твое сознание настолько, что уклад мира попросту затрещал по швам и вот-вот хотел развалиться. Все произошедшее не могло быть реальным, просто не могло. Потому если бы через пару дней к тебе постучали копы и обвинили в убийстве, все бы встало на свои места. Вот только никто не постучит и ты это знал. Не осознавал, но подсознательно уже готовился к тому, что мир изменится.
Перед тем, как завести машину, ты долго не мог сообразить куда нужно ехать, самым логичным вариантом: рвануть сначала к Ло, взять какие-то ее вещи, Ису, если та дома и поехать за братом, а потом уже все вместе рвануть за отцом и прочей семьей. Странно, но именно мысли о семье как-то отрезвили. Ты завел машину и поехал, когда Ло попросила заехать в кафе, лишь кивнул.

В кафе ты попросил кофе, закурил и начал звонить матери. На то, что Лола сходу попросила кофе с коньяком почти не отреагировал. Да, тебе не нравилось ее начинающийся алкоголизм, но в подобной ситуации она имела право на хотя бы попытку расслабиться. Когда мать наконец-то взяла трубку, ты вздохнул с облегчением: - Привет. Слушай, вы с Люком сейчас где?... ага, собирайтесь и летите с отцу, это очень важно, расскажу, когда встретимся. Ма, просто поверь мне, я тебя люблю. - После этого позвонил отцу, он взял трубку почти сразу: - к тебе должны приехать мама с братом, увези их в охотничий домик, возьмите припасов на месяц, хорошо?.. Да, случилось, объясню при встрече, я заберу Эмметта и приедем. Берегите себя, хорошо? - И только третьим стал Эмметт: - бро, привет. Собирайся, я заеду через пару часов, будь готов, мы едем к родным. Да, случилось, мониторь новости, все объясню при встрече. - Конечно же, это было больше похоже на какую-то истерию, но иначе ты не мог. Если зомбиленд таки откроет свои двери ваш мир, то спастись будет сложно. Возможно, вам повезет прожить сколько то. И ты бы очень хотел быть рядом с семьей.
Только потом ты подумал что мог напугать Ло, потому попытался улыбнуться: - все будет хорошо, может я зря па... - слово застряло в горле, когда я увидел старика. Он не просто был дряхлым дедом, он буквально разлагался. Нет, все-так ничего не будет хорошо. Интересно, такое происходит только здесь или везде?
Дед набросился на девушку, люди начали кричать, рассыпаться кто куда. - Нам пора, поехали отсюда. - Ты прекрасно понимал, что не можешь на виду у всех убить этого старика, ударом в голову и добить укушенную. Тебя затащат в полицию и потом ты уже не выберешься из клетки. - Ло, тебе нужно что-то забрать из дома? думай быстрей, если ничего, то мы поедем сразу ко мне и потом за Эмметтом. - Ты мало рассказывал о своей семье, но с братом познакомил почти сразу, после поездки в Канаду. - Вызвони Ису, можем их с Фел забрать. Нужно валить из города, пока власти не наведут порядок. Если у них вообще получится. - Ты не любил сгущать краски, но сейчас то, что ты видел заставляло тебя бежать подальше от заразы. Чем больше город, тем вероятней, что появившись в одном месте, зомби скоро заполонят весь город.
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

Отредактировано Thomas Reed (2016-04-06 21:10:05)

+2

12

Томас обзванивает родственников, а ты смотришь на него краем глаза, прислушиваешься к его голосу в пол уха. Ты ожидала, что в случае, если история с зомби окажется правдивой, если ты не сошла с ума и не увидела всё в бреду, то будешь злорадствовать и огрызаться, потому что он не хотел верить.Ты ожидала, что в случае, если всё окажется явью, будешь испытывать облегчение: ты не сошла с ума, рассудок всё еще при тебе. Но ты не испытываешь облегчения, не хочешь злорадствовать, испытываешь очень сильный страх, который мешает думать и действовать. Отчасти, вина на твоем растерянном состоянии лежит на Томасе, хотя ты и сама этого не понимаешь. Он расслабил тебя, прошли те времена, когда ты была сама за себя, и не могла ни на кого положиться. Теперь ты могла положиться на него, и прямо сейчас ощущала себя тупой, беззащитной и напуганной. Понятно дело, что подобное ощущение было не слишком приятным...
Возможно, ты бы позавидовала ему, что есть куда звонить, когда происходит подобное. Однако немного подумав, решаешь, что нет, пожалуй, ты ему не завидуешь. Тебе нужно будет совершить один звонок, одному человеку, и всё, на этом список людей, о которых нужно побеспокоиться, заканчивается. Тебе не нужно набирать цифры на мониторе снова и снова, замирать в ожидании и упрашивать Всевышнего, чтобы всё было хорошо.
- И все тебя слушают, да? Без всякий объяснений, просто встанут, соберутся и будут делать то, что ты сказал? - склоняешь голову в задумчивости, потому что, не будь ты рядом, если бы он позвонил вот точно так же, послушалась бы? Или нет, наверное, стоит начать с другого... Позвонил бы? Бросаешь на него быстрый взгляд, а затем одергиваешь себя. Ну конечно позвонил бы, что за мысли...

Вы наблюдаете за стариком, пожирающим девушку. Под ними образовывается лужа крови, девушка вопит, вместо лица у неё теперь алое пятно, кто-то пытается вмешаться, и существо набрасывается на новую жертву. Ты видишь, как напряженно Тома наблюдает за этим.
- Нам не стоит вмешиваться... - касаешься ладошкой его руки, всего на пару секунд, откровенно стремаясь выглядеть какой-то очень заботливой, утешающей и так далее. Тебе более свойственно замыкаться в такие моменты.
- Конечно, мне нужно домой! - вообще-то, ты не уверена точно, зачем тебе туда нужно, однако мысль о том, чтобы не заехать домой, кажется тебе дикой.

- Ты уверен, что нам нужно уезжать куда-то? Есть же правительство, копы там всякие, военные. Они справятся и всех спасут? - стараешься вложить в голос как можно больше уверенности. Ты не большая поклонница правительства, но всё же вы - простые люди, смертные, так сказать. Государство должно вас защищать. Обязано.
Иса не берет трубку, ты звонишь два-три раза, потом пишешь ей несколько гневных смс-ком, и залазишь в интернет. Тебе хочется посмотреть на новости, и ты вдруг натыкаешься на видео. В нем полицейские расстреливают одно из таких ходячих чудовищ, пули попадают в грудь, в руки, ноги, но оно, шатаясь, продолжает идти и отвратно хрипеть.
- Если бы я не видела всё своими глазами, решила бы, что это какой-то фейк, - наклоняешь телефон к Тому, чтобы он тоже посмотрел. Уверенность в правительстве стремительно уменьшается, и ты выключаешь видео так и не досмотрев, как чудовище вырубается, когда пуля попадает в голову.
В квартире ты достаешь большущую сумку и начинаешь сгребать какие-то личные вещи, немного удобной одежды, незаметно засовываешь между полотенец бутылку с виски. У тебя получается всё довольно легко, может потому, что вещей не слишком много, а может, ты просто не рассчитываешь никогда сюда больше не вернуться.

На комоде замечаешь записку от подруги. Протягиваешь Тому, чтобы он прочитал, и морщишься. Иса. Уехали куда-то с Фел из города, скоро вернутся. Должно быть, свалила, пока тебя не было дома... То-то тебе показалось, что вещей так мало.
- Я просто надеюсь, что эта хуйня происходит только в Сакраменто, - мысль о том, что ты не будешь знать, что там с Исой, тебя пугает. Хоть бы она потом взяла трубку...
Последнее, что тебе хочется взять с собой - бейсбольная бита. Ты не играешь в бейсбол, но битой пользоваться умеешь. С ней как-то увереннее, что ли... Ах да, ну и ты... - Ты уверен? Что нам нужно уезжать? - ставишь сумку около двери, а затем обнимаешь Тома за шею, заглядываешь в глаза. Тебе страшно, и ты вдруг ощущаешь весьма навязчивое желание остаться дома, закрыть дверь и никуда-никуда не высовываться.
[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

13

- Да. - У тебя в семье так было заведено: верить друг другу и заботиться друг о друге. Если кто-то звонил и что-то просил, но значит так нужно, значит для этого звонка были особые поводы. Доверие, вот что было главное, вот что связывало. Пусть мать с отцом уже давно не живут вместе, пусть он сам видит Лукаса раз в пол года, если не реже, но если бы тот позвонил и сказал - ехать, то бросил бы все и поехал. Потому что семья - это единственное, что дает тебе сил не сломаться. А разве может быть иначе? Ты никогда не понимал те семьи, в которых было иначе. Ты никогда не понимал, как можно опасаться ножа в спину от тех, кого ты так любишь.
- Хорошо, значит к тебе. Подумай сразу - что нужно. У тебя есть какая-то еда, а лучше - консервы? Нужно взять, возможно, придется сидеть и пережидать где-то несколько дней. - У тебя в доме был недельный запас, а еще оружие. Вот только ты опасался, что если все будет развиваться куда быстрее, то движение встанет очень скоро. Но пока город живет своей жизнью, но тебе почему-то кажется, что его дни сочтены.
Машина едет быстро, а навигатор помогает не застрять в пробке. Хочется гнать на полную, но это слишком опасно. Как и промедление. Вопрос Ло отвлекает от мыслей: - ты не смотрела фильмов про зомби? В городе слишком много людей, если правительство перестанет справляться, на город могут скинуть бомбу, но и это может не остановить заразу. Чем дальше мы будет от больших городов, тем лучше для нас. А обойдется - так вернемся. Давай устроим себе уик-енд за городом. - Пытался быть более сдержанным и не показывать, что тебе страшно и ты совсем не уверен сейчас ни в чем. Нужно было быть сильным для Лолы и ты был.
Смотришь видео и понимаешь, что вот оно - начинается. Люди не поверят и не поймут, пока зомби не цапнет их за зад. А это случится очень скоро, раньше, чем бы всем хотелось. Видео одно, другое, пятое, а потом СМИ сойдут с ума или мир, как знать, что скорее.

Пока Ло собирает вещи, ты шаришь на кухне и пытаешься взять все, что можно будет съесть не готовя и что быстро не испортится. Улов не очень большой, но на какое-то время хватит, если попадете в беду. Впрочем, ты нацелен добраться до своей берлоги, а уж там все необходимое на несколько недель лежит. Похоже, твоя паранойя оправдалась и не зря ты всегда был готов ко всему, хоть к войне, хоть к нашествию зомби.
- Записка все объясняет. Ладно, будем пытаться связаться потом еще раз. Ты готова? - Все-таки очень важно сейчас все делать правильно. Тебе уже пришли смс от семьи, что все собираются - мать с Лукасом первым же рейсом летят к отцу, а Эмметт собрал барахло и ждет. Вам тоже давно пора. Можно было бы попытаться улететь, но именно сейчас кажется безопасней будет все же своим ходом. Машиной, возможно даже пешком. А потом... лучше всего жить в холодном климате, но там не выжить, если нет укрытия, если же двигаться на юг. Пустые мысли. Пустые.
Прижимаешь Ло к себе: - уверен. Пусть я лучше буду паникером, чем потом не знать, как спастись. Как спасти тебя. Понимаешь? Никто не поможет нам, если мы себе не поможем. - Ты всегда полагался только на себя, в редких случаях, когда не мог справиться в одиночку, звал семью. Теперь же справляться одному не было смысла. Теперь нужно было держаться вместе. - Пойдем. - Легкий поцелуй в макушку.

От дома Ло к твоему было не больше полу часа езды, но из-за огромных пробок на дорогах, и немаленьких габаритах машины, потратила около часа. Интернет пестрил призывами к террору и расстрелянными полицией "людьми". А также, нападениями людей на людей. Эмметт жил рядом с эпицентром волнений, но его нужно было забрать, иначе... Ладно, вначале достать все вещи.
В квартире была тайная комната, где хранилось все оружие, которого было достаточно много. Выдав сушку Ло: - собирай, нельзя им светить. - И сам принялся собирать все во вторую. Этот небольшой арсенал должен был вас спасти. Если не случится ничего внезапного, то вы выберетесь. А если и произойдет, то все равно - придется выбраться.
- Я тут подумал, может я сам за ним сгоняю? А ты пока побудешь здесь. Я живу на окраине, здесь безопасней, чем в центре. - С одной стороны ты боялся оставлять ее одну, с другой - не хотел брать в самый ад. Раньше такого никогда не было. Не было раньше человека, за которого бы ты настолько боялся. И вот теперь тебя попросту разрывает дилемма выбора. Как будет правильно?
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

+2

14

Томас старается выглядеть спокойным, сдержанным, однако ты чувствуешь его нервозность, точно так же, как чувствуешь свою. Сказать, что тебе не нравится всё происходящее - ничего не сказать, и хочется, как маленькому ребенку, лечь на землю и начать кататься, бить руками и ногами по полу, кричать, что ты не хочешь-не хочешь-не хочешь, чтобы всё это происходило. Каково это, когда мир разваливается на части, прямо у тебя на глазах, а ты не можешь ничего сделать, стоишь, наблюдаешь и надеешься, что пронесет, что получится протянуть. Ты смотрела всякие фильмы-катастрофы, но никто не понимала, насколько сильным было отчаяние людей по ту сторону экрана. Честное слово, ты была бы рада оставаться в неведении и дальше...
До последнего надеешься, что Томас передумает, на него подействует, например, сила твоих объятий, или сила твоего желания. Вы останетесь тут, всё обойдется, всё будет хорошо. Каковы твои шансы на выживание без него? С такой вот позицией, что надо подождать, всё само решится. Но Томас непреклонен, выходит из квартиры и спускается по лестнице. Ты в последний раз окидываешь квартиру взглядом, а затем обещаешь себе, что обязательно вернешься. Всё будет хорошо, вы зря паникуете, и уже через неделю ты будешь спокойно спать в своей кровати, будто ничего не произошло.

Всё продолжает идти не по плану, и ты злишься. В городе, в котором пробки случаются разве что по праздникам, или перед выходными, вдруг не пройти и не проехать. Кругом машины, погода слишком душная для середины весны, все гудят, бибикают, а ты злишься и вертишься на переднем сидении. Смотришь за окно и пытаешься найти что-нибудь подозрительное в поведении людей. Но нет, всё как обычно. В конце концов, съезжаешь на сиденье чуть ниже, закрываешь глаза и пытаешься представить, что всё хорошо, никто никуда не едет, и зомби-апокалипсис - глупая шутка, неудачный розыгрыш.
Теперь даже удается задремать, но ровно в тот момент, когда вы подъезжаете в дому, в котором живет Томас.
Заглядываешь в тайную комнату Томаса Рида, и смотришь на него несколько удивленно. Много оружия, какие-то припасы. Много припасов. В любое другое время ты бы покрутила пальцем у виска, но, учитывая обстоятельства, теперь, похоже, очень повезло, что твой Томас маньяк и параноик. Ха, где Томас, и где ты со своей битой?
Послушно собираешь всё нужно в сумку, поначалу прикасаясь к оружию чересчур осторожно и, может быть, даже брезгливо. Ты умеешь стрелять, уже почти два года занимаешься стрельбой несколько раз в неделю, однако делаешь это в специально отведенном для этого месте. Даже уже и не рассчитывала, что стрельба пригодится в жизни. Томас, кажется, даже не знает о твоих умениях...
- Хорошо, я останусь, - вздыхаешь, не зная, радоваться этому или быть недовольной. Томас собирается, делает всё быстро и уверенно, так, будто бы всю жизнь готовился к этому дню. Наблюдаешь за ним, а когда он уже у входной двери, ощущаешь себя героиней какого-то тупого, дешевого фильма с банальным репликами. Кусаешь губы, не решаясь сказать ему что-то напоследок. Типа... Будь осторожен. Или возвращайся скорее. Нет, ты не говоришь ничего такого, только целуешь на прощание, а затем закрываешь дверь.
Жизнь еще не успела потрепать вас как следует, и тяжесть мира не обрушилась всем своим весом на плечи. Но вот-вот уже, опасно нависает над головой, и скоро тебе будет плевать, как ты выглядишь со стороны, и что подумают люди, что подумает он. Будешь говорить всё быстро и прямо, что думаешь, потому что другого шанса может и не подвернуться. Не осознаешь этого разумом, но чувствуешь сердцем, и это тебя изводит.
Без Томаса нервозность усиливается. Включаешь телевизор, щелкаешь пультом и находишь наконец новостной канал. В городе уже начинается хаос, никто не знает, что делать, так что инфекция, если это инфекция, стремительно распространяется. Женщина в костюмчике призывает оставаться спокойными, не выходить из дома, но легко ей говорить, в своей студии в своем костюмчике. Выключаешь телевизор и берешь в руки телефон. Набираешь несколько раз номер Исы, но она по-прежнему не отвечает. Блять, это уже не смешно... Злишься уже так сильно, что замахиваешься и кидаешь телефон в стену. С тобой такой случается очень редко, и вот случилось сейчас. Телефон ударяется об стену, по монитору пробегают трещины, а затем он прощально мигает и вырубается. Пугаешься еще сильнее, подскакиваешь к сломанному гаджету, крутишь его в руках, нажимаешь кнопки, однако он не подает признаков жизни. Черт... А если Томас решит позвонить? У него есть твой второй номер?

[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

15

Удивительно то, что Лола даже не спорит. Не рвется ехать в самый центр с тобой, и ты даже удивляешься. Неужели одумалась? Но это согласие делает тебя чуть-чуть счастливее. Потому что ты берешь один-единственный нож, никакого огнестрела. На всякий случай оставляешь оружие в квартире. Мол. если я не вернусь - это все твое. Хотя, ты даже не предполагаешь, что можешь не вернуться.
Машину тоже оставляешь на закрытой парковке под домом. Быстрее все-таки будет добраться к брату иначе. Да хоть пешком - и то сейчас будет быстрее. В очередной раз думаешь, что наличие метро в Сакраменто - самое настоящее чудо. Без него ты действительно пошел бы пешком. Ехать в автобусе или на такси - это стоять в пробке. Время сейчас - единственное, что имеет хоть какой-то смысл.
В метро неспокойно, ты следишь за всеми, потому что не хочешь нарваться на мертвеца или зараженного. Тебе нельзя не вернуться.

У Эмметта в квартире тихо, только жужжат стационарные компьютеры. Множества экранов, на которых показаны беспорядки, которые охватили не один как-то конкретный город, а начались по всей стране. Брат сидел и просматривал тонны информации в сети. Он сидел в теневом интернете и общался в чате с такими же хакерами, как и он, но никто не знал, что делать. Никто не знал, куда ехать. Везде творилось одинаковое безумие.
- Ты собрался? Пойдем, нам нужно торопится. - Брат был бледен, он явно боялся того, что происходит на улице. - Мы выберемся, слышишь? Еще все не так страшно, вот ночью - будет кошмар. Сейчас все только начинается. - Эмметт лишь кивал. Выключал всю систему. В квартире было непривычно-безлюдно, все уехали по первой же тревоге. Смешно, но брат среди вещей взял и свой ноутбук. Будто бы не понимал, что вряд ли через несколько суток хоть где-то будет свет или интернет. Закат цивилизации.
Думая об этом, ты остаешься почему-то совершенно спокойным. Первый шок прошел и теперь лишь уверенность и решительность. Нужно валить. Если не с планеты, то хотя бы с этого города.

Центр города превратился в ад. Когда вы вышли из дома на город надвигались сумерки, но все светилось и полыхало. Кто-то понимал, что начинается эпидемия, кто-то не понимал. И те, кто не понимал - крушили город. А ведь это было действительно очень страшно. Помимо непрямой, еще скрытой угрозы, была вполне существующая: обезумевшие люди.
Благо, Сакраменто не такой уж и большой город. Потому избегая основных улиц и больших скоплений людей, вы двинулись из центра к твоей квартире. Стараясь идти как можно быстрее, вы только иногда задерживались, пропуская большие потоки обезумевших людей. Они же - шли волной ярости по городу. Именно они дали болезни распространится незаметно, потому что пока полиция усмиряла народ, заболевшие кусали здоровых, которые в итоге умирали и пополняли армию смерти.

Ночь застала вас где-то на пол пути. Волнения не утихали, а только разгорались. В городе начались пожары. Доносились крики, шум. Даже на уличках начинались беспорядки. И вы больше не могли бежать. Ты - возможно, но Эмметт нет. С его болезнью, он и так еле передвигался, а тут еще несколько километров практически бегом.
Найдя укрытие, какая-то подворотня с мусорными баками, в который сложно попасть случайно. Забились в угол, сели, чтобы отдышаться. - Томас, может ты меня оставишь? Мне не выбраться. Ты же знаешь, мне в любом случае осталось недолго. - Попытался уговорить уйти, оставить. - Не говори глупостей, будет нужно - заночуем здесь. Днем все закончится. Отдохни, хорошо? - Эм кивнул, и ты прикрыл глаза. Здесь было тихо, мусорные баки скрывали вас от любого, кто случайно заглянет в эту подворотню. Ничего не обещал неприятностей...

Автоматная очередь пробила баки, стены и кости. Пробила мертвое и живое, а потом - затихла. Ты проснулся сразу, открыл глаза и увидел, что Эммету пуля попала как раз между глаз. Тебя спасло то, что во сне ты растянулся на полу, а он продолжал сидеть. Еле сдержав крик, ты выглянул из-за бака. Никого не было, точнее, ты никого не видел. А потом такая же трель раздалась чуть в отдалении. Кто-то бежал мимо, кто-то отбивался и случайно, видно, в момент паники выпустил несколько пуль к вам. Теперь все было спокойно. Вот только у тебя, кажется, впервые за долгие годы тряслись руки.
Тонкая красная капля спускалась вниз от дыры в голове. - Эмметт? - Коснувшись брата рукой, ты видишь, как он заваливается на бок и не встает больше. Это похоже на настоящее проклятие. Ты хотел спасти его, а не смог. В утешение тебе остается тот факт, что брат умер быстро. Во сне и даже не смог осознать своей смерти. Но тебе от этого было не легче.

Ты сидел рядом с ним долго, обнимал, даже плакал. А потом в какой-то момент вспомнил о том, что где-то там, ждет Лола и если ты не соберешься, не пойдешь к ней, то она умрет. и ее смерть не будет такой же безболезненной.
Сам не помнишь, как добрел до своей квартиры, поднялся на нужный этаж и постучал в дверь. Весь грязный, в крови и совершенно не понимающий, что происходит вокруг.
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

Отредактировано Thomas Reed (2016-06-08 19:37:45)

+2

16

Тебе кажется, что время остановилось. У него на стене, прямо напротив дивана, висят часы, и ты поглядываешь на них каждый несколько минут. Каждый десять-двадцать, ты бы сказала, но стрелка не двигается совершенно. Можешь поклясться, что прошло уже полчаса, но по часам - всего пять часов.
Ходишь по квартире взад вперед, выглядываешь в окно, пытаешься обнаружить там что-то подозрительное, но всё спокойно. Включаешь телевизор, щелкаешь каналы, не задерживаясь ни на одном более чем на пять секунд. Не интересуешься ничем конкретно, не хочешь смотреть новости, потому что это слишком страшно. У Тома кабельное, и каналов очень много, сто с лишним. Даже порнуха есть, и в любой другой момент ты бы остановилась на ней, посмотрела, потому что тебе нравилось смотреть подобное. То ли профессиональная привычка, то ли просто природная ебанутость, но ты могла сидеть и час смотреть какой-нибудь порнофильм, совершенно при этом не возбуждаясь, и даже прослеживая какой-то там сюжет. Но не сегодня. Брезгливо морщишься, вырубаешь телевизор и откидываешь пульт на пол. Сворачиваешься клубочком и хочется спать. Только не можешь закрыть глаза, то бестолково разглядываешь потолок, то обивку дивана, то ковер на полу.
Может пойти в комнату Тома, на матрас? Может там будет лучше? В спальне тебе нравится, подушка, одеяло, всё пахнет Томасом, и ты зарываешься в одеяло, обнимаешь подушку. Нет, не помогает... А если раздеться? Хуй знает, как это должно помочь, но даешь этой версии шанс. Раздеваешься, снова зарываешься в его постель, как в домик... И да, пожалуй, тебе становится немного спокойнее. Не достаточно для того, чтобы уснуть, но достаточно, чтобы перестать метаться по квартире.

Кажется, ты задремала. Слышишь стук в дверь и подскакиваешь, словно ужаленная. Прямо голышом несешься в прихожую, но не открываешь так сразу, прижимаешься к глазку, смотришь на лестничную площадку. За дверью девушка, она держится за плечо, рука вся в крови, куда бы она не шла, везде за собой оставляет капли крови. Не так уж на улице безопасно, как кажется, когда смотришь в окно. Шумно сглатываешь и пятишься назад. Вдоль позвоночника бегут мурашки, ты судорожно пытаешься понять, что же делать. Это своего рода переломный момент, когда ты пытаешься понять, кем же являешься на самом деле. Человеком, который заботится о других и помогает? Или человеком, который ставит себя выше других и, соответственно, заботится только о себе? Это сложный выбор, ведь ты можешь представить, в каком ужасе находится сейчас эта девушка. Совсем молодая, светлые, тонкие волосы закрывают половину лица, прическа безнадежно испорчена. Даже моложе, чем ты... Снова подходишь к двери, девушка звонит уже в другую дверь. К черту. Не будешь открывать. Возвращаешься в комнату и первым делом одеваешься, потому что больше не чувствуешь себя в безопасности. Даже под одеялом.

В дверь снова стучат, ты открываешь глаза и обнаруживаешь себя в темноте. Ты долго лежала без дела, просто свернувшись клубочком, а потом заснула. И хорошо, что заснула, потому что в противном случае уже с ума бы сошла от беспокойства. Томас сказал, что у него на всё уйдет несколько часов, но вот уже ночь, а его всё не было. Что могло с ним произойти? Да всё, что угодно. Как долго ты могла позволить себе ждать его? Не знаешь. Достаточно долго, чтобы стало действительно поздно? Сложно сказать.
За дверью Томас, и ты безумно рада его видеть, словно снова можешь дышать, хотя весь день не могла и мучилась. Он странный, стоит и не заходит. Подавляешь желание обнять его прямо на лестничной клетке, заводишь в квартиру и закрываешь дверь на все замки. Слишком опасно... Включаешь свет, Томас выглядит... пожалуй, никаким. Взгляд пустой и понурый, смотрит куда-то то ли в пол, то ли в бок. Разглядываешь его растерянно, совсем позабыв о том, что хотела обнять.
- Томас? - подходишь чуть ближе, ладони ложатся на его лица, заставляешь посмотреть на себя. - Что случилось? Где...? - не договариваешь, потому что, кажется, знаешь что произошло. Что-то ужасное, потому что только ужасное может довести его до такого состояния. Весь в крови, какой-то непонятной грязи, растрепанный. Не знаешь, что делать, хочется уйти в другую комнату и спрятаться, потому что это он должен заботится о тебе, не наоборот.
- Всё будет хорошо, Томас, - осторожно целуешь его и обнимаешь, на самом деле давая себе несколько секунд на раздумья. Отстраняешься от него, смотришь ласково и заботливо. Даже не подозревала раньше, что умеешь так смотреть. - Давай приведем тебя в порядок, да? Томас, слушай меня! Тебе нужно сейчас принять душ, нужно переодеться, потом мы поедим и нужно ехать. Помнишь? В городе не безопасно, и нам нужно уезжать, - ты как будто уговариваешь его, смотришь в глаза, пытаясь найти в них проблески понимания. - Слышишь меня? Нам нельзя останавливаться. Томас! - выглядит просто отвратительно, первый раз видишь его таки беззащитным и растерянным. И то, что ты видишь, совсем не нравится. С трудом, но тебе все-таки удается добиться от него кивка, и ты зачем-то провожаешь его до ванной комнаты, колеблешься, не зная, оставлять его одного или нет. Лола, ну что ты в самом деле? Уж в ванной он как-то без тебя справится.
Идешь на кухню, пытаясь перебороть чувство стыда, растерянности и страха. Стыда - потому что ты провалялась в кровати вместо того, чтобы что-то приготовить, страха и растерянности - потому что не знаешь, что делать дальше, если Том продолжит вести себя подобным образом. Готовка несколько отвлекает, но ты не знаешь, когда в следующий раз у тебя получится отвлекаться от мрачных мыслей готовкой. Действуешь быстро, выверено. У Томаса в холодильнике есть продукты, нужно сделать что-то быстрое, сытное и питательное, так что в одной сковороде готовится яичница, в другой обжаривается мясо с овощами. - Том?

[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]
[NIC]Lola Hunter[/NIC]

+2

17

Чаще всего люди, которые сильные, стойкие и ко всему готовые ломаются в неподходящий момент и больше не могут собрать себя по частям. Впадают в какой-то кататонический ступор из которого уже не выходят, пока ситуация не нормализуется. А иногда, вообще не выходят. Ты сейчас впал именно в такое состояние и не будь Лолы, то вероятно остался там, у баков. Дожидаться или встречи с зомби, или такой же случайной пули. Но у тебя была она, та девушка, ради которой ты убивал, ради которой переехал в этот ненавистный тебе Сакраменто, ради которой был готов пойти на все. И вот она сейчас вытаскивала тебя, собиралась. Пусть, даже сама не зная этого, но она пробивалась сквозь пелену. Сознание цеплялось за нее голос, пытаясь собрать растерянное внимание на ней. Уцепится и вытащить себя из той гулкой пустоты, что до сих пор звенела в ушах. Прикосновения, на них ты отреагировал куда более живо, даже посмотрел на Ло, всего на несколько секунд, но прямо в лицо, будто пытаясь сопоставить картинки и что-то вспомнить.
У тебя никогда не было большего уязвимого места, чем семья. В этом была твоя сила, но она же была и твоей величайшей слабостью. Всегда пытался оградить от ненужных переживаний, от плохих людей или ненужных сожалений, любую беду или неудачу, пришедшую к родным, взваливал на свою шею. Никак не мог понять, что дерьмо случается, и порой даже трехметровый забор и пять километров окопов - не спасут.
Лола хотела, чтоб ты пошел в душ, голова не соображала, потому было не понятно - для чего? Зачем вообще что-то делать, когда не вернешь уже ничего. Пальце еще ощущают холодеющее тело брата, тянут тяжестью к полу. Кода-то давно, когда довелось впервые убить человека, заметил одну странную вещь - труп тяжелее, чем живой человек. Какой-то ученый говорил, что живой человек отличается от мертвого всего на двадцать четыре грамма. Становится легче. Так почему же, став легче почти на тридцать грамм, тело превращается в неподъемную ношу?..
Сам не понимая, что говоришь, отвечаешь кивком и, кажется, добавляешь то ли "да", то ли "хорошо" идешь в ванну. Лола много говорила в прихожей, но ты совершенно не слышал, что она спрашивала. Слова ударялись в тебя и отлетали, как мячики для пинг понга. Тук-тук-тук.
Тук.
тук...

В душ ты зашел прямо в одежде. Она была вся в крови и грязи, как и ты сам, как и все внутри тебя. Удивительно, но вода еще шла, хоть горячая, хоть холодная. Где-то на задворках сознания кто-то тихо ворчал, что скоро обязательно отключат. И этот кто-то был куда приспособленнее к жизни и выживанию, чем тот, что сейчас стоял под водой.
Горячий поток воды приводил в себя. Становилось легче, а потому начал стягивать с себя вещи, оставляя их все там же - у себя под ногами. Набрал полную пригоршню воды и вымыл лицо, а после - разрыдался. Ты очень редко плакал, считал, что нужно всегда быть сильным. Но сегодня сильным быть не получалось. Только минут через десять, почувствовав себя несколько получше, начал смывать с себя кровь. Вымывшись, завернулся в огромное полотенце, присел на краю ванной и посмотрел в зеркало. То, что ты в нем увидел, совершенно не понравилось. Призрак, а не мужчина, который готов к любому напастью. Устало потер переносицу, не хотелось ничего, но ты уже начал возвращаться в реальность. Слышал, как на кухне готовит что-то Ло, как капает с волос вода, как на улице в отдалении кто-то кричит. Эти звуки пытались встряхнуть тебя: не спи, не теряй времени, скоро будет слишком поздно!
Собрав последние оставшиеся еще силы, заставил себя встать и пойти в спальню, чтобы одеться в чистую одежду, собрать то, что не успел вчера и, оставив еще одну сумку у дери, вернуться к Лоле.
Оружие, еда, аптечка, одежда. В машине, в кузове лежала палатка, карематы и спальники, несколько рюкзаков с походными принадлежностями и несколько канистр полных бензина. Все это накрыто тентом от посторонних глаз. Что поделать, ты всегда жил так, будто завтра грянет война. Ты ждал эту войну и теперь был готов.
В груди еще болело. Ни сил, ни желаний: все будто окутала белая пелена бессилия и обреченности. Ты не читал комиксов, не любил тратить время на фильмы, но все равно знал, что такое зомби-апокалипсис. Ни одно произведение не обещало для людей хороших перспектив. Но, плевать, сейчас нужно было думать о другом. - Я не уверен, сможем ли мы выехать из города. - Присаживаясь за стол, говоришь впервые с момента возвращения. - На улицах творится безумие, но нужно попробовать. Но, если что, пойдем пешком. У меня в кузове есть рюкзаки, нужно будет потратить немного времени и собрать их на случай, если придется быстро уходить, оставляя машину. - Тебе так было проще: составить план и придерживаться ему. Думать будешь потом, когда станет легче это думать. Когда можно будет хотя бы ненадолго выдохнуть. А пока: только бы не сломаться еще сильней. Только бы не споткнуться и не упасть. Вряд ли получится опять подняться. - Ты все вещи собрала? Надо ехать как можно скорее. - Ты видел, что Ло приготовила еду, но есть совершенно не хотелось, хотя прошло уже достаточно много времени со вчерашнего утра.
Вскоре взойдет солнце, в Калифорнии не бывало длинных ночей. И на рассвете нужно быть уже на пути из города, а лучше - за его пределами.
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

Отредактировано Thomas Reed (2016-06-09 00:10:13)

+2

18

Пока готовишь, щелкаешь пультом, переключая каналы. Везде одно и то же, репортажи новостей, людей призывают не выходить из дома, не паниковать, оставаться на своих местах. Ну да, как же, нашли дураков... Часть каналов не работает, вместо мелькающей картинки — сплошной синий экран или серо-белые помехи. Стараешься не думать о том, почему в студии больше никого нет, и почему прервали вещание. Стараешься не думать, но всё ведь и так понятно, да?
Ты вдруг вспоминаешь, зачем именно Томас поехал в город. Он собирался привезти Эммета, но приехал один, в состоянии, в каком ты его еще никогда не видела. Паззл в голове складывается сам собой, ты охаешь, едва не опрокидывая на себя горячую сковородку. Не самое мудрое решение, особенно в подобной ситуации...

Стараешься сосредоточиться на готовке, стоит ли говорить, что получается с трудом? Никогда бы не подумала, что можешь быть собранной, сосредоточенной. Делать то, что делать необходимо, даже если это — выполнять типичные женские функции, которые женщины веками выполняли для своих мужчин. Готовить, убирать, собирать вещи. Впрочем, ты бы никогда не подумала, что зомби могут существовать на самом деле... Теперь уже ничего не будет таким, каким было прежде.

Мяса с овощами много. Ты раскладываешь еду по тарелкам, остатки сгребаешь в пластиковый контейнер, но крышкой пока не закрываешь, хочешь чтобы хоть немного остыло. Думаешь о том, что надо помыть сковородку, но одергиваешь себя: что за глупости? Сейчас это вообще ни к чему. Но хотя бы отвлекло бы от мыслей... Или не отвлекло, но ты бы попыталась. Думаешь о вилках с ложками. Может пригодятся? Заворачиваешь парочку в салфетки, к ним столовый нож, он не острый, но им можно протыкать. Еще один нож, на этот раз здоровый и острый, тоже заворачиваешь в салфетку, и всё это убираешь в карман вашей сумки.

Томас выходит из ванной и ты с трудом перебарываешь желание пойти к нему. Продолжаешь заниматься своими делами, справедливо рассудив, что он сам к тебе выйдет. А уж когда он вернется в комнату, ты поймаешь его в объятия и поцелуешь, таким своеобразным способом пытаясь отвлечь его от мрачных мыслей. Знаешь, что не время и не место. Знаешь, что поцелуй — не нечто сверхъестественное, переворачивающее сознание и меняющее направление мыслей. Но хотя бы пытаешься. Ты, кажется, только этим и занимаешься сегодня. Пытаешься.
Киваешь ему, мысль о том, чтобы спуститься вниз тебя пугает. Квартира создавала очень правдоподобную иллюзию безопасности. По-крайней мере сейчас, пока вы за закрытой дверью, никто вас не тронет. А кто знает, как будет в городе? Что будет происходить? Мысль о том, что придется покинуть автомобиль и идти пешком, пугает тоже. Но ничего уж тут не поделаешь...

Понимаешь, куда он клонит и хмуришься. Садишь за стол и киваешь на место напротив своего: — Ешь, — не просьба, почти приказ. Вам нужна энергия для того, что встретит вас на улице. И черт его знает, когда снова будет возможность поесть. Смотришь на него недовольно и строго, дожидаешься, пока он сядет за стол, и только потом начинаешь есть сама. По правде говоря, тебе тоже есть совсем не хочется, вкуса пищи практически не ощущаешь, но это даже неплохо. Ешь быстро, буквально закидываешься едой, почему-то мысленно переносясь во времена лагерного прошлого, когда кормили отстояно, но вы не капризничали и молча жрали, что дают, потому что жизнь была слишком активной, и вам нужна была энергия. Без еды вы бы долго не протянули.

Тебе страшно не хочется уходить, но выхода нет. Почему-то уверена в том, что больше не вернешься в эту квартиру, даже не подозреваешь о том, что предчувствия в этот раз не подводят. Складываете сумки в кузов пикапа, достаешь рюкзаки. На то, чтобы забить их самыми необходимыми вещами уходит не так уж много времени. Оружие, немного еды, обязательно бутылка воды, самые легкие вещи, которые занимают не слишком много места. Пока не понимаешь, что в скором времени одежды будет более чем достаточно, вся — в открытом доступе. Задаешь вопросы Томасу, опасаясь, что можешь что-то забыть, и оплошность принесет вам неудобства. Томас занимается машиной, отходит от тебя буквально на несколько минут, но этого хватает. Ты слишком увлеклась сборами, пока не знаешь, что нельзя забывать слушать. Но ничего, скоро научишься...

Понимаешь, что в опасности, когда жуткий заутробный хрип раздается прямо за спиной. Разворачиваешься, за тобой девочка-подросток лет пятнадцать. Всё лицо в крови, она подходит всё ближе, глаза пустые и безжизненные, щелкают челюсти. Пятишься назад, слишком стремительно натыкаешься на ботик автомобиля, садишься. Расстояние сокращается, шарахаешься назад, челюсти щелкают в сантиметре от твоего запястья. Пятишься, когда под руку попадается какая-то железка, как она оказалась в машине и зачем нужна, себя не спрашиваешь. Сжимаешь покрепче в руке и наносишь удар, наотмашь, особо не целясь. Инстинктивно бьешь по голове, один раз, второй, и кровь летит во все стороны. Забрызганы сумки и твои штаны. Но одежда — это мелочи, гораздо хуже то, что происходит прямо сейчас с твоей головой. Отбрасываешь от себя железку, затем ногой брезгливо сталкиваешь труп на землю. Тебя трясет. Это ведь всё еще человек, да? Ты убила человека? Она выглядела совсем нормальной, только лицо в крови и глаза дикие. Не похожа на зомби, скорее на больного человека.
— Можно я поеду в кузове? Я хочу, — сама не знаешь, зачем тебе это, но вдруг разрешит?

[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]
[NIC]Lola Hunter[/NIC]

+2

19

Завтрак, последний нормальный завтрак в твоей жизни был омрачен. Ты почти спас его, вы почти выбрались. И пусть он умер бы достаточно скоро так или иначе от болезни, но хотя бы не из-за того, что ты не досмотрел за ним. А такая смерть - она ведь полностью на твоей совести и потому еще гаже осознавать это все. Ты бы хотел остаться там, на самом деле ты и так остался там. Душа и вся радость остались именно там, рядом с Эмметтом, а тело шло вперед только потому что надо было. Надо было вывезти из города Ло, надо было найти и защитить семью, надо было продолжить жить... только зачем и кому это все было надо - оставалось загадкой.
Теперь ты цеплялся за Лолу, как за якорь, который удерживал тебя в мире живых и не давал уйти к мертвым. К тем ходячим с пустыми глазницами. Но внутренне ты себя ощущал уже именно таким. Никакого вкуса пищи, никаких чувств, никакого стремления. Это состояние уже однажды случалось с тобой, когда умерла сестра. Роуз... жизнь не справедлива, и почему-то чаще всего несправедлива она именно с теми, кто был лучшим человеком в мире. Даже смешно, а ведь всякие мрази - живы. Мрази, как ты. Убийцы, воры, насильники.
Без особого желания, но через "надо", впихнул в себя все, что положила в тарелку Ло и встал из-за стола. Говорить не хотелось, да и не о чем было. Нужно было спешить, из-за тебя было потеряно и так много времени. Знал бы, что так произойдет, лучше попросил бы Эмметта ехать к ним навстречу. Пока еще было безопасно. А теперь нужно было как-то перестать себя винить в случившемся. Вот только как?

Пытаешься быть сосредоточенным, но ничего не получается. Будто в голове колышется море, а от того мысли не задерживаются, не структурируются в какой-то понятный для тебя список необходимых дел, потому делаешь то одно, то другое, прерываясь на пол пути и начиная вновь сначала. На вопросы Ло отвечаешь заторможено, будто бы не понимаешь, что от этого может зависеть ваша жизнь. У тебя совсем нет времени, чтобы прийти в себя и именно это и мешает. Сейчас не ты спасаешь Лолу, а она спасает тебя. Впрочем, ты же Томас, который всегда находит правильно решение, а потому и в этот раз все получится. Либо вы присоединитесь к тем, кто не смог.

И именно когда нужно быть собранным, ты не в состоянии этого сделать. Потому когда на Ло нападают, вначале даже не замечаешь и только услышав чавкающий звук удара, оборачиваешься. Реакции замедленные, потому даже не стараешься помочь. Лола уже все сделала сама. Тебе остается только сказать: - отлично! - А потом осмотреться: других зомби не видно и не слышно. Пора ехать и чем быстрее, тем лучше.
- Если хочешь - езжай, но будь осторожна. С мостов и многоэтажек могут падать тела, и они будут вполне ходячими и кусачими. Ночью умерло очень много людей. - Совсем не хочется об этом говорить, но у тебя нет выбора. Нужно обсудить все и быть готовым ко всему. - Если я неожиданно остановлюсь и выскочу из машины - делай тоже самое и прихвати рюкзак. Если сможешь вытащить оба - даже лучше, я подхвачу. Еще я понесу сумку с оружием. - Протягиваешь ей пистолет. - На всякий случай. - Впрочем, ты не уверен, что пистолет поможет. Возможно, лучше бы ты дал биту. Хотя, ее вполне можно найти в завалах кузова. У тебя там чего только не валялось. - Пора. - Притягиваешь за шею к себе Ло и целуешь, будто надеешься, что это приведет тебя в чувства окончательно. Сложно хочешь доказать, что ради нее стоит дальше продолжать. Потому что если не ради нее, то ради кого тогда стоит?

Запрыгиваешь в машину, заводишь мотор и выруливаешь со стоянки. Город то ли уже уснул, то ли еще не проснулся. Волнения поутихли, но там и тут встречаются еще качающиеся из стороны в сторону тела. Только ты не обращаешь на них внимания, едешь вперед по тихим улочкам, прочь из города. И впереди замечаешь, что не вы одни решили покинуть город. Вереница из машин стоит в пробке. Тебе этот расклад не подходит, потому не выехав на магистраль сворачиваешь в сторону железнодорожных рельс. Если поезда еще ходят - вам чертовски не повезет, но если все стоит, то ест шанс, что впереди не будет никого.
[AVA]http://i11.pixs.ru/storage/9/8/6/b5au7bt0rk_3743173_21118986.png[/AVA]

+2

20

Да, отлично. Ты киваешь ему, хотя сердце гулко бьется в груди, ты слышишь стук в висках, смотришь на свои руки, как всё тело сотрясает крупной дрожью. — Я буду, — обещаешь, а затем почти падаешь на задницу, подтягиваешь колени к груди, закрываешь глаза и пытаешься проснуться. Происходит какой-то кошмар, ты изо всех сил пытаешься поверить в то, что всё происходит на самом деле, но у тебя не получается. Зомби, зомбиапокалипсис, вы серьезно? Нет, погодите секунду, серьезно? Все эти фильмы, сериалы, комиксы, шутки по поводу того, что неведомая болезнь может на самом деле вырваться из лаборатории, поразить мир и уничтожить его? Что выживут только сильнейшие, что выжившие будут мало напоминать людей, потому что им придется вынести столько боли и столько потерь, что всё человеческое просто выжигается из тела. Жмуришься, машина начинает вибрировать, вы трогаетесь с места. А ты шепчешь сама себе, едва слышно, и ветер уносит шепот так стремительно, что ты сама себя едва слышишь: — Проснись, проснись, проснись.
Только проснуться не получается. Открываешь глаза, смотришь по сторонам, следишь за дорогой, наблюдаешь за людьми на обочине. Что-то не так с городом, с миром, с улицей, это ощущение витает в воздухе, ты дышишь им, вдыхаешь и выдыхаешь. Вон там около кондитерского магазина лежит развороченный труп в лужи алой жидкости, ты смотришь на него всего несколько секунд, и тошнота подкатывает к горлу. Ты еще знаешь, что скоро разучишься ощущать брезгливость, и перестанешь бороться с тошнотой при виде крови. Даже не подозреваешь, что так теперь выглядит твой мир, реальность, к которой еще не привыкла, но выбора тебе не оставили.
В обычное время улицы пусты, но сейчас еще хуже. Почти никого нет, иногда трупы, а иногда Ходячие, они медленно бредут, подволакивая ноги, шатаются и издают мерзкие, хрипящие звуки, от которых мороз по коже. Всё, что остается - наблюдать и крепче сжимать в руках пистолет, пока вы едете по мелким улочкам, крайне редко встречая машины.

Волнение не оставляет тебя, ты гадаешь, куда делись все люди. Была в курсе беспорядков, но они то ли закончились, то ли вам удавалось их избежать, но пустые улицы навевали на тебя ужас и... ах, вот оно что. Вот где все люди. Массивная пробка. Пикан останавливается, и ты поднимаешься на ноги, смотришь на бесконечную вереницу автомобилей, конца которой даже не видно.
Сворачиваете, и тебе остается только гадать, куда он направляется. Когда же вдалеке видишь железнодорожные пути, киваешь сама себе, потому что это хорошая идея. Достаточно широкие, чтобы проехала машины, и пусто, поэтому еще примерно десять минут вы едете очень быстро, не встречая препятствий. Потом впереди показывается грузовой поезд, он стоит, ты замечаешь его еще издалека, потому что больше не сидишь, а стоишь и оглядываешься по сторонам, крепко держась за специальную ручку с задней стороны крыши. Всё, приехали. И дорога теперь такая, что не объехать, придется бросить машину прямо на путях.

Выпрыгиваешь из кузова, один рюкзак за плечами, второй держишь в руке за ручку, пистолет заткнут за пояс, а в свободной руке кусок арматуры, тебе с ним спокойнее. Не нравится, что рука занята рюкзаком, удобнее было бы без него, но у вас пока еще есть вещи, о которых можно заботиться, и не стоит жаловаться. Скоро у тебя останется один рюкзак, и тот на половину пустой.
Идете долго, и вокруг тихо, спокойно, ты даже успеваешь забыть о беспорядках и о том, в какой опасности находишься. Доходите до перекрестка, и вашему взору представляется вереница автомобилей наподобие той, в которой вы могли застрять. Водитель ближайшей машины высунулся в окно и смотришь вперед, курит. Ты подходишь ближе: — Куда вы едете? Почему пробка, не знаете? Мужчина выглядит обеспокоенным, на заднем сидении двое мальчишек, на пассажирском - ружье. Окидывает тебя с ног до головы взволнованным взглядом, но ты улыбаешься, и он смягчается. Никто ничего не знает, стоят они так уже очень давно, но ходят слухи, что военные перекрыли дороги и не выпускают никого из города, мол, от этого возникают беспорядки. Ты фыркаешь и смотришь на Тома, тебе это кажется нелепым.
— Ну да, беспорядки возникают, потому что люди пытаются уехать из города. Блять, по улицам ходят зомби, вот откуда беспорядки!

[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » fear begins here.