Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » fear begins here.


fear begins here.

Сообщений 21 страница 26 из 26

1

Лола и Томас
апрель 2016г

https://49.media.tumblr.com/9bb6bb650c0b83ec4095e14c6422c6ab/tumblr_o3s0gzMLlT1qlle6co2_r3_250.gif

https://45.media.tumblr.com/651e18815b7fd24312c5d73c277d9f02/tumblr_o3l7wdIpmA1twi2hjo3_250.gif

https://45.media.tumblr.com/706d5de3446b41f225789e6ff29f57c7/tumblr_o3l7wdIpmA1twi2hjo6_250.gif

[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

21

Фильмы, сериалы и комиксы про апокалипсисы ты не очень жаловал, потому что считал, что в реальной жизни все будет далеко не так. А вся эта паника, погромы и шум - просто ересь и выдумка сценаристов. Но как оказалось после просмотра стольких фильмов мир разделился на два лагеря: те, кто пошел по пути фильмов и впал в истерию, и те, которые были готовы. К счастью для вас всех, ты был готов. и пусть под домом у тебя не было бункера, в котором можно жить тридцать три дня и три года, но навыки выживальщика у тебя были. А еще у тебя была Лола. Лола, благодаря которой у тебя был хоть какой-то стимул выживать, это было куда важней всего прочего. Она была якорем, маяком и путеводной звездой. Удерживала в этом мире, оберегала от подводных камней подсознания и вела вперед. Впору было говорить: что я без тебя?.. но ты не умел говорить, потому молчал, но держал ее в поле зрения. Любимых нельзя отпускать далеко. Их нужно защищать. Защищать даже ценой своей собственной жизни.
Пока вы едете по городу тут и там встречаются мертвые люди. Их настигла смерть в разных местах и позах, но одно было неизменно: им пробили череп и потому они не встали. Думаю, я бы не хотел быть таким же, потому если заражусь, то лучше вынести себе мозги. Вспомнилась поговорка, что всегда нужно держать пулю для себя. И по всей видимости я прислушаюсь к этому совету.
Кроме мертвых встречаются еще и восставшие. Их по возможности объезжаю, не хочется забивать решетку радиатора, иначе может перегреться двигатель и мы встанет. Остановится посреди мегаполиса - худшее, что может случится. Мы не в танке и мертвяки рано или поздно, но пробьются. У нас не так много времени, чтобы выбраться из города. Потом станет уже невозможно, потому что мертвых будет слишком много. Но впереди еще худшее препятствие: окружные, да и вообще все дороги из города переполнены и давно стоят. К счастью у вас внедорожник, потому ты не боишься в случае чего ехать по обочине, или по рельсам, или по кромке леса. Как угодно, только не стоять рядом с городом.

Чтобы не стоять в пробке, сворачиваешь с дороги и едешь по железной дороге. Но и так далеко не выбраться, где-то в паре-тройке километров от города встречаете вставший поезд. В общем-то, уже достаточно далеко от города, но с другой стороны - идти пешком будет тяжело. Но ты останавливаешься, надо хорошо осмотреть все. Место узкое, но нужно убедится, вдруг состав можно отогнать немного назад, чтобы проехать. Останавливаешь машину. Выходишь думаешь подойти к вагону, но слышишь характерный хрип из кабины водителя, и что-то внутри бьется. Это так отчетливо слышно, что становится даже жутко. Нужно уходить отсюда, другого варианта нет. Потому закидываешь рюкзак на спину, сумку с оружием тоже берешь с собой. То, что осталось в машине может помочь выжить, но на себе это не утянешь, потому оставляешь на волю тех, кто найдет эту машину. Если найдет.

Вы идете молча, каждый думает о своем или просто нет о чем говорить. Мир рушится и все, что есть у вас сейчас: это попытка вырваться из кольца оцепления. Как далеко нужно идти пока не известно, но чем дальше, тем лучше. Только бы скорее и дальше от города. После получаса ходьбы натыкаетесь на еще одну пробку. Тебе не хочется останавливаться, но Лола подходит к одной из машин и спрашивает в чем дело. Услышав ответ, ты мрачнеешь. Дороги просто так не перекрывают, что-то будет. - Ло, не нужно пугать детей. Нам пора... - Берешь ее за руку и тянешь дальше, и отойдя шага четыре поворачиваешься к мужчине и говоришь доверительно: - я бы не советовал вам оставаться здесь. - Мужчина что-то спрашивает, но ты больше не отвечаешь. Ты идешь вперед и тянешь Лолу, словно боишься, что она захочет остаться здесь. - Думаю, будет зачистка. Не знаю какая именно, но что-то грядет. Дороги просто так не закрывают. Город изолирован... - Тебе не очень хотелось пугать Лолу, но она должна была ускорится. Она должна была понимать, что сейчас только от них зависит: выживут или нет.

Вы идете весь день, останавливаетесь только пару раз, чтобы перекусить или справить нужду. Люди не встречаются вовсе, да и кто бы решился идти по бездорожью. Но сейчас это самое безопасное место. Чем меньше рядом людей, тем вам лучше. Тем безопасней. Начинают одолевать мысли. Нервничаешь, потому что не можешь связаться с семьей. Но смотришь на Ло и немного успокаиваешься. Тебе нельзя сдаваться.
- Все, ночуем здесь. - О привале объявляешь уже поздней ночью. Казалось, будто к этому месту вы и шли все это время. Оно расположено на возвышенности. Хорошо виден вдалеке город, и рядом все тоже осматривается. - Разжигать костер не будем, ни к чему лишние сигналы, что мы здесь. Если вдруг замерзла, я тебя сейчас согрею. Но сначала ужин. - Сил совсем нет, потому быстро перекусив тем, что Ло готовила еще с утра, будто в прошлой жизни. Разостлав один спальник на землю, а вторым укрывшись, прижимаю Лолу к себе. - Спасибо, что дождалась меня. - Ты знаешь, что вы потеряли очень много времени, пока ты ходил за братом и могли быть уже далеко отсюда. Но получилось, как получилось. Как бы там ни было, впереди ожидает еще много проблем и лишений, но вместе вы все преодолеете.
Уснул ты почти сразу, провалился в сон, как в молоко. Тяжелый, и совершенно без сновидений. Вынырнул из него также: около четырех утра началась бомбежка города...

Отредактировано Thomas Reed (2016-09-15 04:54:26)

+1

22

Хмуришься и раздраженно выдираешь руку у него из ладони, не знаешь, что на тебя нашло, но ты вся как на иголках. Будешь идти за Томасом, вы теперь вместе, и разделяться - самая плохая идея, какая только может придти в голову, но прямо сейчас не хочешь, чтобы тебя кто-то трогал. Действительно, что могло на тебя найти... Наверное, блядский Апокалипсис и угроза смерти на каждом углу.
Чувствуешь себя не очень хорошо, но не жалуешься, продолжаешь идти по сторонам, рука уверенно лежит на ребристой металлической поверхности: у тебя в руке какая-то кочерга, и ты не собираешься её выпускать в ближайшее время. Перекладываешь из одной руки в другую, то и дело счищая с ладони налипшую грязь и ошметки красной краски.
Скучно, болят ноги, думаешь о том, чтобы послушать музыку, но затем решаешь, что слишком страшно идти и не слышать, что происходит вокруг. Пытаешься позвонить, набираешь один номер за другим, но телефон абсолютно бесполезен, связь не ловит. Куришь. Намного меньше, чем хотелось бы, на подсознательном уровне понимая: нужно экономить. Еще не знаешь, что через некоторое время нужды в сигаретах не будет, как и не будет нужды в деньгах, ты сможешь брать всё, что душа пожелает. Не знаешь, что еще спустя некоторое время, сигареты кончатся, как и еда, и вода, и лекарства. И отсутствие курева - будет проблемой, на которую так и не успеешь обратить внимания. И бросишь курить, как-то сама собой, без особой ломки, потому что слабые легкие - непозволительная роскошь в этом новом мире. Теперь ты сама себе нужна только быстрая, здоровая, легкая, способная бегать, прыгать, подниматься. Голодать, если потребуется. Выживать.

Но пока, самая большая проблема - это скука. Ты еще не осознала в полной мере, что произошло с миром, всё еще нечто непонятное, недолгое, что разрешится силами правительства, и уже через какую-нибудь неделю жизнь наладится, станет такая же, как прежде. Стараешься не думать о друзьях и о том, что кто-то из них мог теперь лежать посреди улицы мертвым грузом, или, еще хуже, ходить по этим самым улицам, не менее мертвым грузом. Стараешься не думать даже сильно о Томасе, и об опущенных плечах, и о том, что такие катастрофы в первую очередь ударяют по родным и близким - слабое место Тома. Единственное, какое ты знала и могла себе представить.
И ты срываешь листья с деревьев и кустов, сама с собой играешь в считалочку, почти сажаешь батарею на телефоне, снова куришь. Подбираешь с земли какую-то скомканную брошюру, в углу большими буквами "Икеа", по середине: — Да здравствуют красные... — читаешь медленно, запинаясь, потому что листок действительно сильно смят, и сложно разобрать, что на нем написано. И последнее слово так и не получается разобрать, в итоге просто выбрасываешь листок в траву.

К моменту, когда вы наконец решаете остановиться, почти не чувствуешь ног, да и вообще ощущаешь только смертельную усталость вкупе с желудком, который, судя по ощущениям, прилип к позвоночнику. Еда, тем ни менее, безвкусная, не знаешь, как так вышло, что вкусное утром мясо кажется теперь резиновым и никаким. Ты просто рада, что можно сесть, и вытянуть ноги, и снять ботинки, потому что, Господи, ты не привыкла столько ходить. — Как думаешь, это надолго? Или вот оно, то, как мы теперь живем... — всё еще не можешь поверить. Невозможно просто взять и поверить в то, что мир в одночасье превратился в развалины. Блага цивилизации - в ничто, армия - в ничто, люди - в нечто невообразимое. И живые, и мертвые.
Целуешь Тома, стараешься отвлечь его от мрачных мыслей хотя бы этим, но даже сама толком ничего не чувствуешь, и видимо лучше лечь спать. Вот только ты не ожидала, что заснуть так просто не получится. Что будешь лежать, прижавшись спиной к Тому, вслушиваться в тишину, вздрагивать от любого шороха. Внезапно становится очень страшно, ты не можешь перестать думать о том, что в темноте к вам может подобраться зомби. Для вас это всё в новинку, навыки выживания придут со временем, и уже очень скоро, прежде чем лечь спать, вы натянете вокруг лагеря веревку с пустыми банками, чтобы грохот разбудил вас при чьем-то приближении. Но не сейчас, не сегодня, пока еще слишком рано.
Так что до четырех утра у тебя так и не получается сомкнуть глаз, ты лежишь и умираешь от усталости, чувствуешь себя отвратительно, но заснуть не можешь. В конце концов, сворачиваешься клубочком и ревешь, от усталости и от бессилия, хотя стараешься быть как можно тише, чтобы не разбудить своими глупыми стенаниями Тома. Тебе очень хочется, но ты не станешь...

А потом что-то начинает грохотать вдалеке. Ты вскакиваешь на ноги быстрее, чем сама от себя могла бы ожидать. Оглядываешь и не можешь понять, что происходит, может наконец задремала, а теперь вся сжимаешься от страха и не знаешь, что будет дальше.
О, вы выбрали просто идеальное место для обзора... Возвышенность, деревья только с одной стороны, прекрасный вид на город. Мог бы быть, если бы не огонь, и бомбы, и самолеты над городом, эти бомбы сбрасывающие. Всё вокруг полыхает оранжевым цветом, так ярко, что слезятся не привыкшие с ночи глаза. И вот теперь до тебя доходит. Сакраменто. Город, который ты так ненавидела, но который успел стать твоим. Дороги, улицы, дома... черт с ними, люди. Так много людей, которые были тебе дороги, которые нравились тебе, все те люди, кому бы безуспешно пыталась позвонить днем. Они все там, или если не все, то многие. Так много людей, и это теперь западня, огненная клетка, ты вспоминаешь перекрытые дороги. Так вот зачем...
О нет, это - больше, чем ты способна вынести. Тело становится неподъемно тяжелым, оседаешь на землю, сидишь прямо на траве, и тебе казалось, что ты уже выплакала все слезы, но нет... хотя это больше похоже на истерику. Зажимаешь рот ладонью, раскачиваешься, не можешь собрать мысли в кучу, совершенно бессильна и беззащитна.
Когда рядом оказывается Том, сначала шарахаешься от него, затем цепляешься за плечи и продолжаешь рыдать: — Но они все там... Все там, остались там. Может быть мертвы, а если не мертвы, то я не могу никак узнать, телефон не работает. Они все там, и мне не узнать, я не узнаю...

[AVA]http://funkyimg.com/i/299ZE.png[/AVA]

+2

23

Если бы ты ответил так, как думаешь, вряд ли сумел бы придать уверенности в завтрашнем дне. Да и сам бы еще глубже погрузился в то чувство безысходности, которое никак не отпускало. Надолго ли? Чертовски хороший вопрос. Вы видели, как люди становятся уже далеко не собой, как они поедают живых, а некогда-живые потом встают, чтобы найти других живых. Все повторялось по кругу. Человечество сжирало себя. Мертвяки - венец эволюции, создание рук человеческих или злая шутка и неудавшийся эксперимент.
Не было известно, заражены ли все и все ли встанут, но то, что ты видел не внушало доверия. Наоборот, увиденное лишь вселяло ужас. Ведь совсем скоро не останется ни одного человека. Если зараза выйдет из города... а если этот вирус не только в Сакраменто? Как тогда жить? Где спрятаться и есть ли шанс вообще спрятаться? Но, главное, есть ли смысл прятаться.
Человек как таракан, способен приспособиться и выжить в любых условиях. Но чтобы выжить, нужно как минимум двое, а лучше - десяток семей. Вот только если зараза прыгает от человека к человеку стоит опасаться компаний. Или же собираться вместе и действовать слажено, командой. Ты не мог никому доверять, кроме родных и Ло, именно потому вы и покинули город. Нужно было дойти до семьи и путь не близкий.

Вначале послышался взрыв, и только потом все полыхнуло алым. Один взрыв сменялся другим, в городе бушевала огненная буря, под натиском которой вряд ли уцелеет хотя бы один живой или мертвый. Все сгорит дотла, а когда пламя успокоится, обгоревший труп Сакраменто укроет, словно снег, толстый слой пепла, и в жарком штате впервые наступит зима.
Ты знал, как это все будет не потому что смотрел кучу научной фантастики, а потому что читал про Нагасаки и Хиросиму. К счастью, на город США сбросили не атомную бомбу, а несколько тротиловых, но и их хватило, чтобы уничтожить ту жизнь, которая еще теплилась там. Сколько умерло живых и сколько сгорело мертвых - не сосчитать, но хотелось верить, что это все не напрасно.
Засмотревшись на огненное представление, ты не заметил, что Лола очень испугалась. На какие-то минуты ты вообще позабыл обо всем, потому что это разрушение показалось тебе самым красивым, что ты когда-либо видел. Тысячи смертей в одном миге. Тысячи... будь ты один, так бы и смотрел на горящий город, грелся бы его жаром, и, скорее всего, даже улыбнулся. Ты ведь совсем не любил людей. Даже достал кончающуюся пачку сигарет и закурил. Как будто весь город пылал в твоей сигарете. И ты вдыхал не никотиновый дым, а горящие тела, плавящиеся стекла и металл. Это было ни с чем несравнимое чувство. Чувство, которое вряд ли доведется ощутить еще когда-нибудь. Но тебя отвлек голос Ло.
Неожиданно ты осознал, что не один во всем мире, а рядом есть еще кто-то живой и вначале даже почувствовал легкий укол раздражения, так не хотелось расставаться в ощущением полнейшей эйфории, но это была Лола и она нуждалась в тебе.
Потому переборов себя, приблизился, сел рядом и крепко прижал ее к себе, не позволяя видеть то, что происходит с городом. Она волнуется за людей, которые остались там. И тебе впервые нечем ее успокоить. Потому что она сама все понимает и видит. Главное только не дать ей понять, что тебе это зрелище нравится. Гладишь по голове и спине, что-то шепчешь на ухо, даже сам не разбирая своих слов. Это все, что ты можешь сделать сейчас.
Когда она немного притихла, говоришь все также тихо: - тебе надо поспать... если на город скинули бомбы, значит уже ничего не спасти было в нем. Ничего и никого. И все что осталось, это мы с тобой и дорога вперед. Понимаешь? Мы не можем... - Ты совсем не знал, как сказать, что нельзя оглядываться назад. Ты не знал, как сказать, что скорее всего все, кого она любила в этом городе мертвы. Ты не знал, как ей объяснить, что даже если живы, то вряд ли вы уже повстречаетесь. Ты не знал, а потому молчал, прижимая ее к себе и надеясь, что она все-таки успокоится и уснет. От города нужно уйти как можно дальше, возможно, военные не ограничатся одной бомбежкой, возможно, впереди что-то еще более худшее, чем вы уже видели. Потому нужно двигаться, а что бы идти вперед необходимо было спать. Ты не сможешь тащить ее на себе всю дорогу. Даже если очень захочешь - не получится.

+2

24

Если бы в тебе остались еще силы, если бы осталось хоть что-то, ты бы закрыла глаза, зажмурилась и умоляла Всевышнего о том, чтобы это был сон. Как делала весь день, раз за разом, снова и снова, потому что происходящее больше всего напоминало страшный сон, и ты не могла из него выбрать. Не в этот раз.
Но ты не можешь. Попросту не можешь, потому что у каждого человека есть предел, что-то, что он просто не может вынести. Твой предел находился далеко от предела среднестатистического человека, но прямо сейчас, в этой ситуации, на этом холме, с отблесками огня в блестящих от слез глазах, у тебя не было шанса. Ты не можешь закрыть глаза, не можешь представлять, придумывать, мечтать. Ты завороженно, и во взгляде читается первобытный ужас, смотришь на город, охваченный огнем, и голова постепенно лишается всяких мыслей. Это слишком больно и слишком страшно. Все кого ты знала, твоя жизнь, то, чем ты была наполнена... ничего этого больше нет, не будет, ты никогда не узнаешь, что же с ними стало. И если бы ты была одна, ты бы переждала несколько дней, а потом вернулась бы в город, искала, рыскала, разнюхивала. Но Томас, конечно, не позволит этого сделать, а ты не будешь сопротивляться, потому что впервые в жизни у тебя нет на это сил.
Кто бы мог подумать, что ты, конченная эгоистка, можешь вот так переживать по поводу всех этих людей... Но знаете, в этом что-то было. Тоже эгоистичное, потому что да, конечно, тебе было жаль их, и было страшно, но еще большую жалость испытывала к себе: это тебя лишили всего этого, это тебе придется гадать, тебе не знать и лезть на стенку от безысходности. Это всё - твоя учесть. И ты не знаешь, как с этим справиться... Может со временем станет проще?

Ты, конечно, не видела реакции Томаса на бомбежку. Ты вообще ничего не видела, кроме бомбежки, а еще не знаешь, что прямо сейчас вы в абсолютной безопасности, потому что каждый Ходячий заворожен огнем точно так же, как заворожены вы. Хотя бы в этом едины, да?

Ты отползаешь обратно к спальному месту, кажется, что еще хотя бы секунда этого тошнотворного зрелища, и ты полезешь в сумку за чем-нибудь острым, чтобы затем резким движением вскрыть вены. И ты сворачиваешься клубочком на матрасе, наконец кончаются слезы, ты лежишь, обхватив голову руками, и ощущаешь себя самым несчастным человеком на свете. Ничего больше нет, ничего больше нет. Исчезло. Как мантра, снова и снова, пока не проваливаешься в спасительный сон. И если сон означает смерть, если ты не заметишь приближение Ходячего, если тебя съедят - честное слово, так будет лучше. Проще, легче. Пусть. Пусть так и будет.

Но ты, к сожалению, остаешься жива. Просыпаешься от слепящего солнца, прямо в глаза. Голова тяжелая и побаливает, видок у тебя, должно быть, паршивый: опухшие от слез глаза, бледность, а самое главное, безжизненность во взгляде, совершенно тебе не свойственная. Но к этому можно привыкнуть, и вы привыкните. Ты привыкнешь, потому что у Тома точно такой же взгляд. Тебе невдомек, что он не оплакивает всех тех людей, оплакивает лишь своего родного брата, но ты не задумываешься, не гадаешь, и, если честно, становится немного легче от того, что не тебе одной плохо. Если задуматься... сейчас плохо абсолютно всем, кто остался в живых. Почему-то ты уверена, что нечто подобное творится по всему миру, около каждого более-менее населенного города.

Ты хочешь есть. Находишь на дне сумки какой-то ореховые батончик, но угадаете что? Да, снова не ощущаешь вкуса. Как будто способность чувствовать, ощущать что-то, высосали из тебя, оставили только тупую боль в грудной клетке. Тот тип боли, который ощущаешь, когда что-то вырывают из тебя с корнем.
— Так куда мы едем? — ты забыла, а может слушала не слишком внимательно, не придавая значение всему происходящему, не осознавая всю серьезность ситуации. Однако ночь всё изменила, и больше ты не думала о том, что через неделю всё разрешится и встанет на круги своя. Такое не забывается, такое нельзя исправить. И когда Томас отвечает, задаешь следующий вопрос: — Ты думаешь они еще живы? Думаешь у них получилось? — невольно думаешь о Генри и о том, что у старого наркоши не было шансов. Как не было шансов и у твоей матери, и, может быть, даже здорово, что она уже умерла, не застала этот пиздец. Какие родители у Тома, если они могут пережить подобное?
— Не могу больше сидеть. Надо идти, да? — поднимаешься с трудом, после вчерашнего очень болят ноги, в особенности икры. И ты переступаешь с ноги на ногу, в надежде разогреть мышцы и забыть о боли.

+2

25

Лола немного успокоилась, заползла обратно в спальник и быстро уснула, ты же спать больше не хотел. Стоял еще очень долго и смотрел на горящий город. Как будто там полыхало последнее сражение между светлыми магами и пожирателями смерти. Только в этот раз Гарри Поттер не победил, его замок спалили со всеми, с кем он пытался его защитить. Взрывы газовых систем рушили дома, машины взлетали в воздух, хранилища топлива и заправки. Казалось, город вот-вот провалится под землю, погрузивши все во мрак. Но нет, взрывы и огонь даже не думали утихать. А тебе оставалось смотреть на это безумие и радоваться, что вовремя увел Лолу из Сакраменто. Ведь еще немного и... вы были бы мертвы. Почему-то стало интересно, выбралась ли та семья, с которой Ло разговаривала по пути сюда. Смотришь вниз, где вы проходили. Даже в свете горящего города было не рассмотреть: рассосалась ли пробка. Но за вами точно никто не шел. Только спустя пару часов ты решил отдохнуть еще немного. Завтра ожидается долгий день. И если ты привычный к далеким переходам, то Лоле будет тяжело и очень может быть, что часть вещей придется тащить на себе вместо нее.

Рассвет был не по-обыкновению алым, а каким-то багряным, словно по горизонту разлили кровь. Солнце понималось нехотя, будто бы не хотело греть людей, которые способны на такие кардинальные меры по решению проблемы. А проблема не решилась, вы пока не знали этого наверняка, но чувствовали. Это было где-то на уровне инстинктов, которые кричали, что еще не все. Дальше будет только хуже. Дальше... ты же подозревал, что дальше может не быть вообще ничего.
Проснулся даже не от солнечного света, а от лая собаки. Услышал, вскочил на ноги, осмотрелся, но ничего не увидел. Померещилось? И тут же посмотрел на Ло, она спала. Ты решил, что уже достаточно светло, чтобы выдвигаться дальше. В воздухе чувствовалась гарь. Пожар прекратился, и ветер доносил теперь уже смрад мертвого города. А еще - пепел. Все было покрыто им, как будто началась ядерная зима. Хорошо, что ты был уверен: этот пепел не радиоактивен, иначе вы были бы уже мертвы.
Через десять минут пришлось разбудить Лолу, вам стоило позавтракать и идти дальше. Путь до пункта назначения будет долгим. Если не найти машину, а идти пешком, то это может растянуться на несколько недель, если не на месяц. Найти машину ты не планировал, но надеялся, что вам все же повезет. Жаль, все-таки, что пришлось оставить пикап. С ним дело пошло бы куда быстрее.
Вначале Ло молчала, да и ты не горел желанием болтать, но потом она будто бы начала пробуждаться ото сна и понимать, что мы не можем оставаться на одном месте. - Мы? В домик недалеко от ЛА, там нас будет ждать моя семья. - Ты не мог даже на миг усомниться, что там вас не ждут. Нет, они должны ждать. Потому что вы были так воспитаны и всегда чтили свои же правила: есть кто-то поднимал тревогу, то прислушивались все. А вы никогда не были паникерами и звонили в колокол, только если была реальная опасность. - Да, я уверен, что они живы. Ты, к сожалению, пока не знакома с моим отцом. Он кремень. Да и мама... в общем, я уверен, что они выбрались. К тому же, у них было чуть-чуть больше времени, чем у нас. - Ты был уверен в этом, потому что успел предупредить их. Потому что вы были всегда готовы к чему-то подобному. И у вас был план. На какой-то миг, ты подумал, что может Ло спрашивает не о твоих родных, а о тех, кто мог оказаться там, в городе. Старые знакомые или друзья. У тех, кто был в городе - никаких шансов. А вот у вас... у вас были шансы на будущее. Впрочем, вы еще не знали, что инфицированы все. Что смерть тебе приобретает ужасный оттенок опасности. Ты был рад, что Лола не говорила о тех, кто погиб при бомбежке. Ты сдерживал свои эмоции и скорбь в отношении, пересилывал себя в желании просто лечь и не двигаться, она же смогла сдержаться из-за своих потерь. Вы должны были быть сильными. - Да, уже пора. Нам долго идти и надо бы раздобыть машину. Пешком слишком далеко, у нас не хватит ни запасов, ни сил. Да и время - нужно спешить. - Хорошо, что Ло хотела идти. Именно это вам сейчас и нужно было: движение вперед, как можно дальше. Возможно, это сможет отвлечь...

Первое, что вы встретили, оказалась заправка. Она просто выросла прям на дороге. Вначале ты подумал, что не стоит туда идти, но вам бы сейчас не помещало выпить чего-то горячего и поесть горячего. - Пойдем, посмотрим что там? - Прозвучало, как вопрос, но ты не спрашивал, потому что выбора все равно не было. Или идти к заправке, или еще черт знает сколько по пыльной дороге, в надежде поймать попутку с хорошими людьми. Впрочем, ты понимал, что шанс нарваться на не_хороших куда выше.
Подойдя ближе, показалось, словно внутри никого нет. Музыка, которая обычно бывала в таких местах, не играла. Людей или машин тоже не было видно. Но внутрь ты все-таки решил войти. Возможно, они не хотели привлекать лишнего внимания?
- Я первый, ты прикрываешь. - Ты достаешь пистолет и заходишь в кафе, которое находилось на заправке. Тебя встречает взгляд мужчины. Тот поднял руки: - ээээ... - Ты тут же опустил ствол, улыбнулся: - извините, думал, что здесь зараженные. Вы работаете? - Мужчина кивнул: - только сегодня никто не вышел на смену, а я тут живу, владелец я. Вы видели, вчера горел город. На него сбросили бомбу. Это дело русских? - Ты покачал головой. - Нет, думаю, это наши. Вы слышали, эпидемия началась.

Отредактировано Thomas Reed (2016-09-26 23:23:18)

+1

26

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » fear begins here.