Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » pat-pat


pat-pat

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

- да не планируй ты никогда, как и с кем проведешь вечер -
- слышал меня? -
- не планируй -


- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
.Thomas Reed — Dustin Resnick.
MARCH - 2016 - 10

Отредактировано Dustin Resnick (2016-03-15 19:28:50)

+1

2

Интересно, как скоро отец начнем интересоваться, почему я так резко перестал после работы приезжать домой, а почти все время проводу в Сакраменто. Вряд ли он верит в россказни, что я нужен брату. Эмметт и без меня отлично себя чувствует, мутит серьезные дела и нарывается по-полной. В общем-то, есть свои плюсы в жизни обреченных на смерть. Именно потому что он скоро умрет, именно потому что умерла Роза, именно потому что родители не вечны, а Лукас тот еще бабник. Кто-то должен был создать свою семью, завести детей и продолжить если не дело всей жизни, то хотя бы род семьи. Странно видеть матерью своих будущих детей девушку, которая явно не хочет всего этого. Странно думать, что у меня получится ее убедить, но моя надежда на большую семью вряд ли когда-то умрет.
Именно с этими мыслями я и направлялся к Ло. Работа окончена, теперь пара недель отдыха мне гарантирована, возможно, пора решать вопрос с совместной жизнью. Почему-то эти мысли делали меня счастливым. Счастливые люди совершают глупости - они помогают другим людям даже тогда, когда шанс не пострадать самому чертовски мал. Впрочем, я никогда не был человеком, который бы прошел мимо избиения. Дракой можно считать только когда дерущихся равное количество, и не когда у одного из них бита. - Эй-эй, что за дела? - Окликаю парня, который уже занес биту для удара. К счастью, олух обернулся на мой голос, как и двое других. Жаль, здесь нет Кита, по малолетке мы с ним часто ввязывались в драки чисто по фану. А сейчас, кажется, я стал еще и моралистом.
Так вот, в обернувшееся лицо и попал мой кулак, я же не дурак кричать просто так, потому что бить втроем одного плохо. Нет, тут я как бы подготовился. Впрочем, режим берсерка еще не включился. Эх, давно я не дрался просто так! Пора вспоминать.
К сожалению, зубы бритого остались на месте, а вот биту он потерял. Зато злобно рыча кинулся на меня в ответ. Именно потому я несколько потерял остальных, но ведь это ничего? Кого бы там не били - прорвемся. Или хотя бы, повеселимся!

Отредактировано Thomas Reed (2016-03-15 20:22:09)

+1

3

Хоть трижды будь ветераном, хоть шею сверни в непрекращающихся акциях на благополучие самой демократичной и толерантной, если ты не белый парень, работающий от звонка до звонка на нормальной работе, если не конкретный мужик с района, то делать тебе здесь нечего – и мой старик не зря втолковывал эту информацию в голову младших, раз за разом втолковывал, прямо в темечко вдалбливал узловатым пальцем, какие бывают только у не прекращающих тяжелого труда нигеров вот уже сколько тысячелетий. И все вот это равенство, все это хваленое братство, тринадцатая поправка к конституции, Пауэлл и Райс в ее любимом брючном костюме… расизм в моей – моей, мать ее так – стране существовал с самого начала. Общество, основанное белыми. Общество, существующее для белых. Общество, в котором все на стороне белых. Все это дерьмово, но как-то не думаешь о взаимопонимании между белыми и чернокожими, когда над твоей головой поднимается крепкая бейсбольная бита. И даже ни разу еще не получая ей по голове, я вполне могу представить последствия. Хоть десять медалей за спасение гражданского – белого гражданского американского населения – не получи, а все равно не убережешь себя от встречи с бритыми ублюдками по краю собственного района. Озлобленные псины, не лучше падальщиков под стенами тюрьмы. Вытирая кровь с разбитой губы, я щурю один глаз – его тоще залило из рассеченной брови. Не было времени подготовиться к нападению. Не было времени сбежать или дать достойный отпор. Единственное, что грело меня (кроме жара в груди в том месте, куда мне уже успело прийти высоким сапогом – жгло так, словно не ушиб, а перченая рана), так это то, что протез я оставил дома. Да, даже в момент, когда моя голова рискует лишиться внутреннего содержимого, я думаю о том, как сохранить имущество. Вот так вот.
Когда кто-то окликивает одного из бритоголовых фанатиков белого цвета кожи, я успеваю перевести дыхание (рано, конечно, радоваться – вдруг просто друган их? может быть их не трое должно быть, а четверо? этого просто забыли позвать?) и даже отстраниться немного в сторону по забору, в который меня вдолбили со всей дури каких-то пару секунд назад. Грохотнуло еще так, что я ожидал десяток соглядатаев, но ни одна местная скотина и носу не показала. А потом четвертый с маху бьет бритого в лицо. Я только крякаю от благодарного восхищения и подставляю подножку второму нападающему, пытавшемуся было броситься на выручку своему «белому брату» - от неожиданности от растягивается по асфальту и я не вижу ничего зазорного в том, чтобы не ударить ногой ему под брюхо. Я не жестокий человек. Просто злой.
Третий успел. Подобрался к тощему, да боевитому прохожему со спины. Что сделаешь? Крикнуть «хоу, берегись!»? Можно, конечно, но вместо этого я наскочил на потерявшего биту полудурка, захватив его горло между локтем. Отвлекшись (а на такое трудно не отвлечься), он ухватился обеими руками за мою руку, пытаясь спасти себя от удушения, и начал лягаться, как бешеный осел. Да, в общем-то, он им и был.

+1

4

Конечно же, я мог быть не прав: паренек мог отхватывать за дело, а тут я влез. Но что-то мне подсказывало, что эти модненькие пареньки скины, и им не важно кого бить, главное, чтоб втроем на одного. Еще лучше будет, если прикрываться бравадой. Мне повезло, я вырос в тихом районе, где главной опасностью были мы - я и мой друг. Смешно, меня вообще считали отморозком, в общем-то, раньше так и было. Сейчас все изменилось, но ни тогда, ни сейчас не мог понять в чем кайф избивать того, кто слабей вас? Таких я мог назвать только выродками, а выродки - не люди, из них не точно можно, а даже нужно выбивать дурь!
Радует, когда приходишь на помощь, и получаешь отклик. Да, беднягу уже изрядно поколотили, но он не убежал, только понял, что на него перестали обращать внимание, а решил отомстить.
Драка один на один - бодрит. Вы осыпаете друг друга ударами, злитесь, стервенеете и желаете если не убить оппонента, то хотя бы его покалечить. А потом от особенно сильного удара он отлетает и наталкивается на парня, которого пару минут чуть не избил насмерть. Я чувству некоторое разочарование, ведь это была моя груша для битья, а потом понимаю, что я расслабился и оборачиваюсь. Кстати, весьма вовремя: во время драки нельзя терять никого из виду. А ведь я почти получил сапогом по башке! Отлично! Почему-то эта перспектива придала мне еще больше ярости, а потому с каким-то дичайшим криком я бросился на нового врага. Повалил его на землю и сел сверху. У него не было шансов, оставалось только закрываться, но от меня пощады ждать не стоило: я без разбору молотил его по голове, попадая чаще в руки, которыми парень пытался закрыться. Если бы не третий, который наконец-то поднялся и кинулся на меня, быть лицу его друга похожим на кашу...
И тут наконец-то приложили хорошенько меня. Лицо познакомилось с асфальтом, лицу не понравилось. Схватившись за ногу, которая уже летела мне в голову, смягчил удар и потянул на себя. Паренек не ожидал, потому упал, но почти сразу отпихнулся от меня ногой. Помимо ссадины на скуле, я чувствовал, как распухает мой нос. На утро я буду красавчиком, однозначно.

+1

5

С того момента, как в моей жизни произошли некоторые необратимые изменения, я ввязывался в драки даже чаще, чем в молодости: чего только стоит та свара в баре, когда от потери пальцев меня уберегла только нереально быстрая реакция приятеля и такое же нереальное мастерство дежурного хирурга. В свою защиту могу сказать только то, что никогда не начинал драк первым и не искал лишних неприятностей, даже надравшись в зеленые сопли. Как-то само получалось. Правда, несмотря на нелепость такой отговорки.
Поняв, что вырваться из моей хватки ему не удается даже при всех усилиях, а воздуха начинает катастрофически не хватать, бритоголовый (забавно думать так – у меня у самого от волос осталось всего ничего, узкая полоска ирокеза под минимальную машинку) знатно двинул мне по ребрам и все-таки дотянулся ногой – отпуская его горло, я отшатнулся в сторону, но, сумев поймать равновесие, отступил уже стоя на ногах уверенно. Сжал руку в кулак. Хрен тебе. «Сделать» меня один на один я не дам никакому из этих белых бродячих щенков и, пока внезапный помощник укатился в партере с другим парнем, пытавшимся напасть со спины, я переключился на того, что лишился биты. Без оружия, с расквашенной рожей, тот был и в половину не таким борзым, как до этого. Конечно. Одно дело бить в спину, а совсем другое – нарваться на ответ. Он смотрел на мою руку. Ждал удара или броска, когда я коротко качнул корпусом влево, и за секунду до того, как мой правый кулак воткнулся ему поддых, на лице его осветилось озарение: «сейчас будет хук слева, увернусь!». Стоило ему согнуться, как я добавил сверху коленом. В рожу. Профессионально и четко, мог бы похвалу снискать, окружай нас комплекс военной подготовки. О… кажется, послышался хруст. От самодовольной ухмылки я не удержался тоже, даже несмотря на то, что двигать мышцами лица было ощутимо неприятно, да и голова гудела, как от проходящей контузии.
Захрипев, скин отвалился на асфальт, закрывая лицо скрюченными руками: если тогда мой «спаситель» (хотя, почему в кавычках? если подумать, то черт его знает, что со мной сталось бы; может быть у них у каждого по ножу и факелу под длинными футболками) не сломал ему нос, то я точно закончил начатое – но его стенания мигом перекрыл рев возбужденного бизона, с которым парень прохожий рванулся в сторону второго расиста. Я мысленно поставил галочку: минус один. Шумно дыша, обернулся в сторону потасовки: по результатам того рева, все трое, оставшиеся в сознании, яростно катались по асфальту, стараясь приложить друг друга покрепче.
- Н-нахуй! – отгребающий от защитника парень наткнулся на мою ногу и никакого комплекса вины я не испытал, когда заваливал его обратно под кулаки взбесившегося белого, вдруг вставшего на мою защиту. Да знал я, что многие парни – хорошие. Такое вот мягкое слово. Знал, но очень часто обманывался. Так что пускай этот хороший парень вымесит в тесто и этого придурка: та мерзкая усмешка, которой он одарил меня минуту-другую назад, явно заслуживала того, чтобы быть прореженной.

+1

6

Как все хорошо начиналось! Мысли о совместной жизни с Ло, потом драка, да еще какая - трое на двоих, хоть перевес был и не в нашу пользу, но мы их явно сделали. И, внезапно, кайф закончился: где-то в отдалении послышалась полицейская сирена. Скорее всего это обычный патруль, но если он наткнется на нас, то не поверит, что это не мы виноваты в драке. Да и какая разница, кто ее начал, главное то, кто больше избит. А мы то явно были целее троицы. Последний раз смачно приложив ногой самого целенького, который еще и на ногах то мог стоять, подрываюсь и киваю парню, мол, побежали отсюда. Кстати, очень вовремя, только завернули за угол, как переулок осветили фары: - быстрей, мне нельзя попадаться. - Только после того, как я это сказал понял, что именно сказал. Черт! Это же совсем не то, что я имел ввиду. С моей профессией нельзя попадать из-за того, что по малолетке я увлекся тату и первое же мое задержание запишет в личное дело все приметы, а их у меня чертовски много. Сам дурак, но что поделать. Вся моя жизнь рассказана в наколках. Пока нет только встречи с Лолой, но ведь и рановато, вдруг ничего не выйдет. Хотя, о чем это я? Выйдет, она всегда будет моей хочет того или нет.
Мы то бежали, то шли очень быстро, то замедляли шаг. По дворам и улочкам вглубь района. Я плохо знал эту часто города, да и сейчас оказался здесь случайно, но это отличный шанс узнать город, в котором планируешь жить.
Остановившись минут через пять, довольно далеко места, где произошла драка, протягиваю руку парню: - я Том. Ты как, один живешь? Может провести тебя. Или в больницу? Хотя, я и сам смогу рану зашить. - Когда ты кого-то решил спасти, то нужно сделать это до конца: отвести его в место, где на него точно не обрушится еще большие неприятности. А то какое же это спасение тогда? В общем, мои рыцарские порывы не закончились на том, чтобы просто выбить дурь из шпаны, и с чего же я сегодня такой добрый?

Отредактировано Thomas Reed (2016-03-15 23:59:37)

+1

7

Связываться с полицией не хочет никто – и даже я при своем положительном послужном списке стараюсь не попадаться на глаза тем, у кого во-первых отношение к моей семье было не самым радужным, а во-вторых – которые уже принимали меня в ночную с очень уж характерными повреждениями. Вместе с какими-нибудь такими же не слишком резвыми, но достаточно драчливыми неудачниками. Судя по всему, не хотелось и пришедшему мне на выручку парню и, не сговариваясь, мы решили стать теми, кто в неприятностях оказывается резв и сообразителен. На счет последнего я, борясь с желанием блевануть под тот же забор, сомневался. Но все равно надо шевелиться.
Мне тоже не стоит… – как-то отрешенно мелькнуло по мути сознания и я постарался побыстрее укатиться за угол вслед за припустившим в безопасном направлении парнем. Явно моложе меня, сам похож на участника какой-нибудь группировки, насколько удается в полутьме рассмотреть.
- Один, - переводя дыхание, я сгорбился - махнул рукой наотвали. Забег дался с заметным трудом и принес с собой отчетливое желание лечь, - ух... один. Нет, не далеко, - и в самом ведь деле кровило так, что дай боже каждому фанату блад-арта, остановившись, пришлось еще раз вытирать рукавом толстовки кровь с лица, с глаза, с брови под рассечением, судя по ошушениям представляющим из себя конкретную такую глубокую рану. Это я об забор так ободрался, о торчащий железный выступ, когда отлетел к нему после особенно ощутимого пинка, - серьезно? - с кривым недоумением я поднял взгляд исподлобья на парня. В больницу-то не хотелось. С другой стороны, шрама в половину лица хотелось еще меньше, поэтому недоумение сменилось недвусмысленным сомнением, - проводи. Мутит, - отказываться от помощи стал бы только законченный дурак, но только не я: если дураком и был, то не мудаком точно, и героическую затею ползти по району в крови, следах побоев и с явной дурнотой в голове и под горлом, здравой не считал. Опершись о протянутую руку правой, я медленно выпрямился, постарался сделать глубокий вдох. Сердце успокоить и намятые ребра размять, - Дин, - уже молодец. Вместе имена зазвучали прямо как из популярного сериала. Тем временем глаз снова начало заливать и, убрав руку, я прижал ко лбу все тот же рукав толстовки, - уроды... давай, я пивом проставлю.
И кивнул в сторону так, словно парень мог предположить, в какую сторону идти. Немного погодя я и сам дошел до мысли о невозможности его знания и сделал несколько неуверенных шагов – ноги будто ватные, как после зала, когда встать не можешь, а только хлопать глазами на инструктора, но постепенно и это проходит. По ним меня били меньше всего. «Нигерская рожа» интересовала нападавших сильнее, вот и досталось ей значительнее. Хотя, вроде бы, обошлось без сотрясения.

Отредактировано Dustin Resnick (2016-03-16 00:01:12)

+1

8

Дворы были мало освещенные, казалось, из каждого провала подворотни на нас смотрят чужие глаза таких же отморозков, с какими познакомились наши кулаки сегодня. Но пока все было тихо и спокойно, мы шли, тени шли за нами, но никто не выходил и не останавливал. Паранойя, давно уже пора лечится, Томас, сколько раз тебе повторить?
- Неспокойный райончик. Часто у вас драки? - Казалось, что-то в новом знакомом было не так. То есть, он был нормальный, или хотя бы таким выглядел, но что-то мне не давало покоя. Что-то в его образе и движениях не складывалось в единую картинку. Подхватив его под талию, позволил опереться на себя. Даже сквозь толстовку чувствовалось, что тело в тонусе, а значит - за собой следит. И выглядел он не бомжом: хорошая одежда, обувь. Но что же меня сбивает с толку?
Я всегда старался быть внимательным к деталям, потому сейчас наверстывал то, что не успел раньше. Прощупывал взглядом, и подметил то, что мелькает только одна рука, а вторая? Может, он ее ушиб? - Лучше кофе, не то чтобы я спортсмен, но выпивка совсем не мое. - Сложно было любить алкоголь, когда твоя гадкая сущность лезла наружу под его воздействием. Агрессия, непримиримость, злоба. Если позволить себе выпустить хотя бы раз, то последствия могут быть необратимы.
Вспомнив про кофе, достаю свободной рукой пачку сигарет и подкуриваю: - Будешь? Не? Ну, и правильно. А я вот уже давно. Человеку нужно травиться хоть чем-то.
Сложно сказать долго шли или нет, но дошли. И все это время я думал только об одном: что у него с рукой? Может, действительно нужно в больницу? И уже поднимаясь по лестнице, решаюсь спросить: - что с рукой? Не сломали? А то ты ею не двигаешь вообще. Перелом, увы, я точно не вылечу.

Отредактировано Thomas Reed (2016-03-16 21:39:14)

+1

9

При всех своих пороках и таких вот вечерних неприятностях, этот район был в самом-то деле спокойным (и в этом убеждении я был совершенно уверен до сегодняшнего вечера, ведь сколько лет живу здесь, столько лет безо всяких препятствий добирался до дома, а вот сегодня, поди ж ты, не сложилось удачной дорогой пройти) – особенно если сравнивать его с тем, в котором жило все наше семейство. Нет, даже не так: выживало под крышей «синего воротничка», не находящего сил и времени справиться с пагубным влиянием жестоких подворотен на своих же детей. Кажется, меня и мелкого Мэтта это задело меньше всего, даже  меньше, чем младших сестер, каждая из которых при желании могла вцепиться в горло обидчику так, что заказывай заупокойную.
- С моим участием  первый раз, – постепенно действительно слегка попустило и я начал идти более ровно. Все равно висел на парне, но хотя бы ногами почти перестал загребать. Тощий он был. Длинный. Но сильный. Все-таки я предполагал, что даже в половину веса поддерживать мою тушу не так-то уж легко, особенно когда сам пару минут назад поцеловался то с асфальтом, то с чужими кулаками, - ты чертовски вовремя. Реально.
- Н-нкей, – получилось как-то неопределенно, но в целом я не имел ничего против такого выбора и даже не стал бы жмотить африканский кофе, привезенный приятелем из увеселительной поездки в дальние страны («на историческую родину» - дебильно шутили подобные сегодняшним выродки). Все-таки за такую услугу стоит платить тем, что человек сам захочет. Сам-то я не отказывался от бутылки-другой, хотя после пары попаданий в «вытрезвитель» заметно поубавил свой пыл по отношению к выпивке, - не, – мотнул головой. Зато вот не курил никогда.
До многоквартирного дома было и в самом деле не далеко. Пара перекрестков, небольшая посадка - вообще это должны были быть какие-то красивые деревья с кустами, но не повезло им в жизни, с кем не бывает – кривых растений, и вот он, дом. Вполне себе презентабельное, кстати, строение. Грех жаловаться, власти постарались выдать что-то не дорогое, но и не слишком постыдное, может быть чтоб журналистов так умасливать. Не знаю. Да это и не важно.
На вопрос я отвечаю после паузы. И в голове шумит, и особой любовью к своей неполноценности не удалось обзавестись, но Том ведь не со зла. Заботится или как оно.
- Не, не сломали, – вытащив ключи из кармана изгвазданных джинс, я завозился у двери – ключ почему-то не сразу подошел. Наконец, толкнув дверь внутрь, я пропустил Тома в довольно скромно обставленную однокомнатную квартиру, - проходи. Только это, – стаскивая с себя толстовку, я кивнул в сторону его обуви, - тапки снимай, – грязная, толстовка упала на пол. Чуть подпекшуюся, но все еще не остановившуюся кровь с брови с вытирал уже рукой. Футболка с коротким рукавом не годилась для двух вещей: ни для того, чтобы вытереть лицо, ни для того, чтобы скрыть отсутствие большей части левой руки, - мыть то еще удовольствие.

+1

10

Только в квартире я понял, что не так с рукой у этого парня: ее попросту не было. Не всей, но части так точно. Я не был нежной барышней, потому решил не заострять особого внимания на увиденном. В общем-то - это не мое дело. Да и отсутствие части руки не делает Дина внезапно кем-то другим. Он явно был их тех людей, которые не требовали к себе жалости, да и не нуждались в ней. - Окей, тащи аптечку и иголку. - В своей квартире я тоже предпочитал разуваться хотя бы потому, что я не мог позволить нанять уборщицу, иначе пришлось бы быть очень осторожным. Убираться я ненавидел, Лола пока тоже не считала, что в ее обязанности входит убирать мою квартиру, а потому раз в месяц приходилось тратить целый день, чтобы вычистить ее полностью. Хорошо еще, что бывал я дома всего недели две в месяц, иначе убирать приходилось бы чаще.
Разувшись, прошел за хозяином квартиры на кухню. Передо мной легла стандартная аптечка, но внутри я подметил много интересных препаратов, которые не бывают у простых смертных, и иголка с ниткой. Обычно что-то зашивать приходилось мне на себе или на друге - спасибо веселой юности, сейчас я куда более спокоен. Хотя, разве?
Помыв с мылом руки и сполоснув лицо под холодной водой, вернулся к Дину. Обеззаразив его рану перекисью, а после и продезинфицировав с помощью огня зажигалки иглу, быстро и ловко зашил рану, которая, к частью, была не такой уж большой, как казалось раньше. - Повезет, даже шрама большого не останется. - Отец мне всегда говорил: будешь хвастаться своими шрамами перед девочками... не знаю, откуда он взял, что девочкам нравятся шрамы, но почему-то, смотря на заштопанную рану, вспомнил это наставление и улыбнулся. - А все же - веселая драка получилось. Давно я не дрался. Где я могу покурить? - Самому не мешало бы протереть свои ссадины, но больше всего мне сейчас хотелось покурить и, наверное, кофе.
Возможно, пора обживаться в Сакраменто, заводить знакомых и друзей, хотя, я никогда не был особо компанейским. Но, раз уж так получилось, может кроме случайно драки у нас найдется с парнем что-то общее. Хотя, какой же он парень? Ему не меньше тридцати, может, ему и не нужны такие знакомые, как я: молодые и без башни. А как еще назвать человека, который от нечего делать ввязался в драку?

Отредактировано Thomas Reed (2016-03-16 22:25:47)

+1

11

Если припомнить, как выглядит большая часть моего тела под одеждой - и сколько потребовалось усилий положить на то, чтобы перестать передергиваться от отвращения при взгляде в зеркало - то перспектива образования на лице еще одного шрама перестает волновать. Совершенно. Хуже-то все равно уже не станет, даже если Том в первый раз за иголку с ниткой возьмется; впрочем к делу он подошел как-то особенно ухватисто, с заметным опытом. Жизнь образцового студента к таким познаниям не приводит, но вдаваться в расспросы о способе приобретения навыка зашивания людей я не стал. Неопределенно пожав плечом - футболка поднялась, еще больше открывая покрытую ожогами культю, опустилась обратно - и мысленно посетовав на то, что ребра все-таки успели намять знатно и синяками одарить надолго, я устроился на табурете напротив Тома и придвинул лампу на батарейках, периодически меняющую свое место обитания в пределах квартиры. Чтобы поярче было.
Если пошарить по упаковкам, то в аптечке без труда можно было найти обезболивающее, но, с другой стороны, рассечение на лбу к тому моменту, как парень закончил прокаливать иглы, онемело уже само настолько, что никаких других средств не нужно было. Так что я промолчал и только глаз рефлекторно зажмурил, когда новый знакомый сделал по коже первый стежок.
- Здесь кури, все равно никого нет, - да невозможно удержаться: я все-таки потрогал свежий шов пальцами, подивился тому, как ровно получилось. По крайней мере на ощупь, может быть и правда ничего не останется. Но на работу с таким все равно не покажешься. Только стереотипы кормить, - но опыт есть, - продолжая фразу Тома про драку, я кивком указал на его руки. Костяшки-то сбиты, кисть слегка деформирована, только слепой не заметит, - немалый. Это полезно, - покивал, показывая, что не осуждаю нисколько.
Сам-то ведь хорош. Чтобы не принимать участия в неловкой паузе, я поднялся, сгреб обратно в аптечку то, что выпало, но убирать не стал, просто сдвинул вместе с лампой поближе к краю небольшого стола. Потом щелкнул кнопкой на электрическом чайнике, достал кофе из шкафчика. Обещано. Начал замешивать в чашке молотый с зеленым.
- Кулаками хорошо машешь. Кто по жизни? - интересно, конечно, было, хотя я и предполагал, что парень сейчас либо увильнет от ответа, либо отделается общими фразами - выпытывать не собирался. Сколько лет я общаюсь с людьми, которые не хотят рассказывать о себе? О своем настоящем, о своем прошлом? А сколько лет я сам пребываю в роли такого же человека? Страшно подумать, - с сахаром?

+1

12

Ответом чиркнула зажигалка, заструился белый дурманящий дым. И только после второй затяжки, вспоминает, что нужно еще раз вымыть руки. Все же кровь полностью не остановилась, потому после того, как зашил на пальцах остались ржавые подтеки. Прикусив сигарету зубами, Томас тщательно моет руки, только сейчас замечая, как сильно болят костяшки пальцев и саднят мелкие ранки на них. Долгое время в жизни все спокойно и относительно хорошо, потому эта боль неимоверно приятна. Она как бы намекает, что ничто не вечно и если расслабиться слишком сильно, можно пропустить конец всего. Нужно помнить, что как бы ни было хорошо, в какой-то момент может стать очень плохо, очень больно. А потому нужно держаться за этот миг, за то чувство внутренней искренности и полноты чувств, как сейчас, после драки. Или как вчера, после встречи с Лолой. Нужно не забывать, а только приумножать.
- Один раз научишься и больше не забудешь. - Соглашается Томас, выдыхая клубы дыма. Хорошо, когда люди не жалеют себя. Когда могут не думать о последствиях, а делать то, чего жаждет в этот миг душа. - Разнорабочий-кочевник. То тут, то там. - Машет рукой на это все дело, и ведь так убедительно все это делает, что хочется верить. А что обманывает, так это только ему и известно. Прикрытие - продавец, грузчик, уборщик. Очень много серых профессий, за которыми можно спрятать истинное лицо. Но так будет не всегда, уже сейчас Томас знал, что однажды переймет бизнес отца, а пока стоило быть настоящим и лгать только когда иначе невозможно. - А сам? Давно в Сакраменто? Я вот здесь задержался, уже на целых пол года, но так никого толком и не знаю. Странный город. - А ведь почти правда. Кроме брата, его окружения и окружения Ло, никаких связей так и не заработал.
- Нет, предпочитаю не портить эту отраву. - Хмыкает и краем глаза смотрит на часы. Уже давно пора домой, завтра с самого утра заниматься подготовкой к отъезду, хорошо бы еще заскочить по мелким делам. Да и к брату. О, к брату сейчас поехать самое оно.
Кофе обжигает, а вместе с сигаретой, так и вообще - самое оно: - я смотрю ты спортом увлекаешься? Куда ходишь? Я сейчас подыскиваю себе качалку какую-нибудь. Раз уж тут задержался, нужно поддерживать себя в форме. - Да, хочется завести знакомство. Всякое может случится, когда-нибудь и Тому может понадобится какая-то помощь, так лучше заводить знакомых, которые не откажут, чем потом теряться по крысьим норам. - Запиши мой номер, встретимся на следующей неделе, покажешь, куда ходишь, а сейчас мне уже пора. Время позднее, а завтра еще на работу. - Почти даже улыбается, и выглядит явно добродушно. - Спасибо, за кофе. Давно не пил ничего лучше. - А пока прощался, все думал - дойти до дома брата пешком или все же словить машину. К счастью, здесь было не далеко. А еще, мысленно отмечал тот факт, что возможно сегодня встретил человека, который в будущем вполне может стать хорошим приятелем. Не походил Дин на человека с гнилью в душе, а значит он мог оказаться неплохим парнем. Наверное, Томас скучал по своему другу, который остался в Лос-Анджелесе. Всем нужен человек, с которым можно просто поговорить.

Отредактировано Thomas Reed (2016-04-04 09:57:46)

+1

13

Знакомо, — я с пониманием усмехнулся: один раз научившись чему-то – вложившись в себя – можешь пользоваться потом сколько угодно до последнего дня, как с пресловутой ездой на велосипеде это дело работает или как с умением читать, которое даже после большого перерыва не забывается, — сам так же, — пожал плечами; рука, которую я забыл вывести в пассивный режим, услужливо отозвалась гулом приводов, отреагировав на движение, — живу на пенсию, перебиваюсь чем-нибудь социально-полезным. Родился здесь, — залитая кипятком кофейная смесь запенилась в кружке, когда я подвинул ее к парню, — на той стороне, понимаешь, — кивнув в сторону юга, я встретил вполне осмысленный взгляд Тома – ясен пень, не трудно догадаться из какого места меня в жизнь выкинули, — потом армия. Потом, — искусственная рука затихла, когда я щелкнул переключателем ближе к локтю – и сделал демонстративный жест, — пришлось вернуться. В одиннадцатом году, — присел напротив на табурет. Я всегда любил поговорить с кем-нибудь. Завести новых знакомых. В последнее дело с этим, правда, было как-то особенно голо и тухло, а тут представился такой шанс, — на семнадцатой улице, знаешь? Не дорогой зал, но с качественным железом, — забить номер в мобильник действительно хорошая идея.
Не за что, — парень засобирался и я поднялся, чтобы проводить его до двери. Отсалютовал от пустой головы, как бы указывая на свежий шов, уже успевший за время недолгого разговора затянуться кровяной коркой, — до контакта, — махнули руками. Я закрыл дверь, повернув язык замка дважды, и вернулся на кухню, которую привык видеть пустой. Всякому нужен собеседник. Просто обменяться звуками.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » pat-pat