Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, ноябрь.
Средняя температура: днём +23;
ночью +6. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 06 Пепел розы ‡- шипы и запястья -


06 Пепел розы ‡- шипы и запястья -

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Желания, грёзы, блаженные надежды
всегда стремятся перелиться из сердца в сердце... *
———

Код:
<!--HTML--><center><b><font size="2" color="#000000" face=Palatino Linotype">Megaherz - Schwarzer Engel</font></b><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/c13f7f53-fe94-4645-917b-b9ae3ccd1e0f/megaherz_-_schwarzer_engel.mp3"></object> <br> <br></center>

Ich geb dir alles was du willst
Meine Seele und mein Herz
Raub mir auch noch den Verstand
Bloß beende diesen Schmerz
**
Страшна любовь Дьявола, ибо в сущности своей она манит, предает огню и высасывает все силы. Любовь падшего чертовски ненасытна. Ему всегда будет мало. И сколько бы воды не влилось в потресканные уста, он будет чувствовать жажду. Среди людей это является отклонением. Женщин называют нимфоманками, а мужчины становятся сталкерами и насильниками. Разумеется, падре, я нахватался умных словечек от тебя! Теперь я мог довольно дерзко трахать женщину и называть процесс совокуплением или священным актом продолжения рода, к примеру. Ты был тем несносным, постоянно-бормочущим профессором, на чьи лекции очень полезно ходить, но можно и заменить чем-нибудь более радостным и приятным.
Благодаря тебе мой голод был столь сильным. Не только голод секса, хотя в первую очередь он. Единение с женским началом было той отличительной чертой, что доказывала мне не раз иллюзию твоего существования. В мире полном порнографии, сексуальных отклонений, банков спермы, трансвеститов и однополых отношений быть девственником немодно. Более того, статистика показала, что в наше время на невинных смотрят куда с большей осторожностью. Поэтому неудивительно, что мы так и не поладили.
Крошка даже не могла представить с кем связалась. Я знал, что когда она вернулась к тебе с дурацкой папкой, линии ее судьбы навсегда изменились. Это невозможно пережить. Такие связи либо разрывают самыми отвратительными способами, доводя вплоть до убийства, либо проносят сквозь жизнь. Здесь нет надежды на счастливую старость, ибо мы не доживем до того момента. Имея в душе адский огонь, пожирающий всех, кто соприкасался с нами, ты уже не сможешь выстроить что-либо хорошее. Горбатого даже вечность не исправит.
Далеко не сожаления и угрызения совести я испытывал в плену стройного, бронзового тела. Мне было глубоко плевать и разорви я сейчас нежное лоно, мы оба вряд ли заметили. Она сочилась и текла, но не смотря на столь сильное возбуждение крошки, я сходил с ума от каждого толчка и несколько болезненного трения, в соприкосновении с узкими стенками влагалища. Мне казалось, я трахал девственницу, которая с первыми лучами солнца вновь обретет невинность. Одна мысль о собственном Ангеле могла довести в один момент до выброса семени. Я позволил ей управлять, так как знал, что алчность моя слишком близка с эякуляцией. Медлительность моей собственности граничила с пыткой вечности. Я сжимал ее ягодицы, входя в заданный ритм умеренности и продлевая процесс. Прикрыв глаза,  шумно выдыхал, едва головка члена касалась стенок матки. Чувственная плоть раздражалась при трении, и с каждым толчком я прибавлял тебе шансов заработать тахикардию и одышку, дар во имя грешной и плотской любви!
Пальцы ласкали стройное тело, изредка надавливая на кожу и остановившись на лопатках, замерли. Я полностью поддался ее упоительным чарам и своему неудовлетворенному либидо. Я фокусировал каждый вздох крошки, ее блуждающий и откровенно-похотливый взгляд. Плавное покачивание бедер, при погружении члена в разгоряченное и влажное влагалище. Наклонив слегка голову, припал губами к внутренней части руки блондинки. Теперь она была моим палачом и удерживала в своих тисках в трех местах одновременно. Ее пальцы смыкались на моем затылке, зарываясь в короткие волосы, ее лоно кольцом обхватывало эрегированный орган, а бедра плотно сжимали мои.
Не будь я безбожником, чтобы не вспомнить твою заветную троицу: во имя отца, сына и святого духа! Amen! Еще одной сладкой пыткой, которую я воспринял, как дар, стали ее круговые движения. Отрываясь от руки, я с наслаждением наблюдал за  действиями крошки. Ее грудь медленно и плавно, как и наш союз, начинала вздыматься. Как терлись твердые соски, и падали на скулы белые локоны, пряча от моего взора очаровательное личико. Убрав их, я вновь смыкал пальцы на затылке и торопился жадно целовать губы. Впитывал каждый стон, что погружался примерно так же, как и я сам в нее. Взаимный обмен чувствами и удивительная простота существования любви. Воздух раскалялся от той энергии, что окутывала нас. Я знал, рано или поздно одному из нас наскучит медленная имитация секса. Она не выдержала первой. Ее более быстрый рывок символизировал, что все печати спали, и мне было позволено, если не все, так многое. Оторвавшись на мгновение от губ и лишь для того, чтобы насладиться завораживающими движениями блондинки, я вновь опустил ладони на ее ягодицы и с силой прижал к себе. Вжимал, норовя проткнуть насквозь матку. Но спустя мгновение учащенными движениями проникал вновь, ощущая идентичность сердцебиения и ритма самого акта.
Stoß das Tor zum Himmel auf
Schwarzer Engel, zeig mir das Paradies***
- Ты потрясающий, - едва касаясь моих губ, шептала она, - я ни с кем еще такого не испытывала.
И никогда не узнаешь, ибо потом тебе может стать страшно, если я не остановлюсь во время. Но я и не собирался.
Удерживая в цепких пальцах ее волосы, и слегка оттягивая чудную голову, я смотрел в ее глаза. Целый мир чувственности раскрывался в одном лишь блеске, или закатывании, быстром моргании глаз. Сколько можно прочесть по округленным губками и славному язычку, что как змея замирает в уголке рта. Еще больше расскажет стон, исходящий в момент полного, резкого проникновения разбухшего и каменного члена во влажное, возбужденное влагалище. Я чувствовал, как натягивалась кожа и едва слышно пульсировали вены. Все остальное в этот миг не имеет ни малейшего значения. С учащенной амплитудой ее слова воспринимались в буквальном смысле: фас!
Подстрекая меня, крошка сама запустила процесс. Буквально спустя несколько секунд, я удерживал одной рукой ее шею, а другой регулировал проникновение, насаживая на себя быстрее, глубже и сильнее. Трение усиливалось, и с моих губ сорвалось тихое рычание, символизирующее безудержную похоть и жажду насытиться, наполнить ее и упится сполна быстротечным пиком удовольствия, когда ее стенки начнут сокращаться, а тело рваться в жарком бреду, умоляя не останавливаться ни в коем случае. Сопутствующее звуковое оформление могло возбудить даже мертвеца. Хлюпанье при каждом толчке члена, сопение, более шумные стоны и тихий скрип твоего гребанного дивана, который я однажды сломаю ко всем бесам. Поведя ногой, я задел журнальный столик. Что-то свалилось, но мне не привыкать портить казенное имущество старого преподавателя-онаниста.
Увлеченный процессом, я лишь не мог свести обезумевшего взгляда с ее личика, в момент очередного сильного толчка и последовавшего за ним полного выхода из лона. Проведя указательным пальцем по раскрытым губам своей собственности, другие на шее сжимались в тугой обруч, предчувствуя скорое семяизвержение. Тысячу раз я богохульствовал во время соития с женщиной, называя ее резкими и гадкими словами, но сегодня мне нравилось рычать, впиваться зубами в бархатную кожу и затем облизывать укушенное место. Мне нравилась та музыка, что окружала нас. Ударные и ритм были нашими фаворитами сегодня. С каждым быстрым ударом сердца, раздраженная и пульсирующая головка члена проникала стремительно внутрь и билась о стенку матки. Она облизывала мой палец, как самая похотливая сучка из порнушки, которую ты иногда отбирал вместе гаджетом у какого-нибудь студента. Я умилялся тому, как мой белоснежный Ангел темнел на глазах, закатывая глаза и сладко посасывая фалангу. Спуская руку с шеи и вцепившись ногтями в мягкую плоть ягодицы, яростно насаживал на себя и припав устами к яремной впадине, ощутил первый толчок и выброс семени.
Зарычав, я входил размашисто, грубо и практически целиком. Замерев на мгновение, спускал семя в стенки матки. Я целовал кожу у шеи, шептал о своей безумной любви на немецком и царапал попку. В момент эякуляции моя рука удерживала ее за подбородок, а пальцы ласкали лицо и губы. Я чувствовал как пульсировала плоть внутри нее, и такой же идентичной пульсацией ответило ее лоно, сокращаясь. Она извивалась, кусала мои пальцы и вжалась в меня, царапала своими ноготками мои плечи и не прекращала двигаться дальше. Моя ненасытная и черная Лолита во всей своей красе. Я улыбался ее телу и зализывал следы от укусов, но давал возможность крошке натрахаться вволю и осознать, что в этом раунде не было проигравшего и победителя, за исключением святоши. Кажется, я разбил пепельницу или что-то в этом роде.
———
* Э.Т.А.Гофман - Повелитель блох
** Я отдам тебе все, что хочешь,
свою душу и свое сердце,
можешь лишить меня рассудка
только избавь от этой боли.
*** Распахни врата в небеса,
черный ангел, покажи мне рай.
(нем.)

[AVA]http://funkyimg.com/i/29UDw.gif[/AVA]

Отредактировано Jason Westwood (2016-09-20 23:02:58)

+1

22

Никогда еще мне не требовалось столько усилий, чтобы сдерживать крики. Мне всегда было плевать на тонкие стены, чужой острый слух или зависть, выражающуюся в нервном постукиваниям по дверям мест, ставшим временно любовным гнездышком. Меня нельзя было назвать шлюхой, у меня не было причин изменять или брать плату за добровольное обнажение перед другим человеком.
Для Шона мне хотелось не просто оголить душу, а вывернуться на изнанку и обхватить его всем телом с жадностью, с какой мои внутренние стенки обнимали его член. Не знаю, какое из слов подействовало на него таким образом. Возможно, все дело было в плохо скрываемом нетерпении. Я чувствовала его в себе, его правильный жесткий ритм, я видела яростный, всепоглощающий огонь глаз. Достаточно, чтобы понять, что мы горим вместе. Он поджег меня изнутри, и чувствовать ожоги любви в местах нашего трения было наивысшей наградой проигравшей стороны.
Он победил. Выиграл раунд по всем правилам, и должен был вкусить ее плоды. Я отдавалась ему целиком, красуясь напряженной позой и шальным вызывающим взглядом. Приняв бразды правления, он начал с увеличения мощности толчков и скорости. Он все время увеличивал амплитуду движений в меня и обратно. Я перестала контролировать себя и стонала, стонала умоляюще, требующее, жалобно, страстно, призывно и много как иначе, заново привлекая внимание к себе.
- Да-да-да, - я повторяла одно и тоже слово десятки раз, но он вел меня по известному одному маршруту.
Мы поднимались на безумно высокий пик удовольствия. Он опять держал меня за шею, и я опять готова была расслабиться и позволить ему чтобы он не захотел.
- Да, пожалуйста, - я почти плачу, умоляю его кончить, отдать его потомство мне, но со стороны это можно было бы трактовать как угодно.
В какой-то момент жесткого ритма, я закидываю голову назад – в очередной раз стало невыносимо хорошо, и я попыталась сосредоточиться на приближении экстаза, но Шон был не умолим. Он целовал, рычал, словно лев, и тяжело дышал, но заставлял смотреть на него, замыкая круг любовного сумасшествия. Ловя всепожирающий взгляд на себе, меня вело, я кричала еще громче, сжимаясь вокруг его челна сильнее, мешая проникать и то переживая огромную эйфорию. Мы кончили одновременно, в лучших традициях мира тьмы. Кусали друг друга, а затем вылизывали пораненные места, прижимаясь друг к другу крепче, помечая и заявляя единоличные права друг на друга. В течение нескольких минут, когда оргазм бушевал во мне, я вылизывала его палец и ладонь, приноровившись смотреть ему в глаза, безмолвно благодаря за умопомрачительный секс. Мне не хотелось говорить или играть. Я чувствовала себя спокойной, счастливой и очень-очень сытой. Кажется, в меню появилась еще одно ежедневная вещь.
Он выходил из меня, приподнимая за бедра, а мне казалось, что я теряю то, что невозможно отыскать в принципе. Я целовала его, послушно глядя в глаза, пока он вытягивал ноги и усаживал меня на колени, позволяя, наконец, тереться об него раздраженными мокрыми половыми губами от собственных выделений и его спермы.
- О да, я хотела именно этого. И совершенно не жалею, что мы так долго оттягивали удовольствие.
Устраиваюсь у него на коленях, используя кошачьи уловки: свожу ноги вместе, опираясь на плечи брюнета руками. Прижимаюсь к нему боком, обнимая за талию.
- Это была чистая победа, без каких-либо вариантов, - целую в губы, нежно и неторопливо, запечатлев признание делом, - из тебя получится отличный соперник. Не сразу, конечно, потому что следующий раунд ты проиграешь. Но задатки в тебе имеются.
- Если бы мы и начали новый раунд, я сомневаюсь, что у тебя хватило бы сил.
Шон с вызывающей удовлетворенностью смотрел на меня, в то время как его язык облизывал нижнюю губу, задевая кусочком металлического украшения. Я прячу ответную самоуверенность за блаженством, которое не отпускало меня до сих пор.
- Я готова, - демонстрирую расслабленные запястья.
В его глазах, неторопливых ленивых действиях я читаю почти новостную ленту с единственным посланием «это ты зря», но держусь, уверенно держусь сохранить тайные знания. Пусть он будет считать, что уже победил. Так его поражение будет еще слаще. Секс у нас только что был фантастический, умопомрачительный и далее можно было продолжать до бесконечности, но сейчас был только частью игры.
Его пальцы сжимаются в стальные кольца, хватка неумолима и безапелляционна, но бессмысленна. Я просящее застонала от этого прекрасного собственнического жеста, глядя на него сквозь мутную пелену нескончаемого желания. Я видела, как темные зрачки любовника снова расширились практически до размеров радужки. Игра доставляла непередаваемый кайф нам обоим. Я запоминала его взгляд, впитывала его желание обладать мной, как самый главный аргумент в будущих дискуссиях о состоятельности текущей забавы.
Для выигрыша не нужно быть сильной, напористой или целеустремленной. Все, что мне нужно было для победы, сидело внутри. Я выпустила на волю внутреннюю змею, чтобы она отравила Шона ядом своей мгновенной победы. Найдя опору в подлокотнике дивана и самой его хватке, я стала неторопливо отодвигаться. Расслабив сами запястья, я напрягла ноги и предплечья, соскальзывая с колен брюнета на холодную поверхность дивана и одновременно из его хватки. Наши руки были настолько влажными от пота и других видов смазки, что у него изначально не было шанса не то, что удержать руки. Перехвати он меня, моя победа всего лишь оттянулась, став еще слаще.
- Я же говорила, - проявляю скопившееся ликование и хлопаю в ладоши, - два против одного! Я выиграла.
Притягиваю его лицо ладонями к себе и целую, игриво прикусывая, предупреждая мальчиковую обиду. Я знала не только о том, как победить, но о последующей обиде, свойственной всем мальчишкам. Будь мужчины хоть десять раз профессорами, они были мальчишками, которые чрезвычайно болезненно воспринимает проигрыш.
- Это было великолепно, - смотрю на него восхищенно,  - такого как ты, я еще не встречала.
Заканчиваю минутку восхваления наглым заводным жестом, прохожусь языком между его губами.
- И прежде чем мы решим, когда устроить матч-реванш, сходим в душ? Только это не то мое желание, которое я выиграла.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ag6Z.gif[/AVA][STA]litle angel[/STA]

+1

23

Немного погодя, он так сильно влюбился в дочь ведьмы,
что ни о чем кроме нее и думать не мог,
на все смотрел ее глазами и охотно исполнял все ее желания. *
———

Код:
<!--HTML--><center><b><font size="2" color="#000000" face=Palatino Linotype">Eisbrecher - Kuss</font></b><br><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="10">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/Der_Wind/folders/Default/media/c13f7f53-fe94-4645-917b-b9ae3ccd1e0f/megaherz_-_schwarzer_engel.mp3"></object> <br> <br></center>

В следующий раз, когда тебе вздумается сыграть с крошкой в какую-нибудь игру, я заранее засуну плеть в благочестивый зад и прокручу ею несколько раз. Ты, как истинный фанатик появился, прочитал свою гребанную проповедь и в момент, когда люди начали требовать деяний, сбежал из церкви. Да, ты освободил мне территорию, только все книжонки твои, как и удары по самолюбию, полетели в мою сторону. Примерно подобный эффект я испытывал сейчас, когда блондинка вырвалась из моих рук, выставив шах и мат. Не появись ты на пороге днем, у нее не было бы сил ни на один поединок. Знаешь ли, падре, несколько странно трахнуть женщину и потом проиграть ей в глупой игрушке! Правда мне уже давно следовало привыкнуть к твоей трусости и лицемерию. То ли ты мстил, то ли и правда молился в своем унылом и праведном углу.
- Поздравляю с достойной победой, мой Ангел! - я смотрел на нее сквозь прозрачное стекло душевой кабины и абсолютно не торопился.
Еще не целиком сошел азарт и чувство проигрыша сильнее пробрало, спадающее возбуждение. По правде говоря, гадкое ощущение заполнило собой всю мрачную нишу, пока моя собственность лепетала сладко в кабине и звала по имени. Ее чудный ранее голосок даже немного раздразнил нервные окончания, напоминая о твоей никчемности и двойном проигрыше. Сегодня она сделала тебя на диване, в сексе, а завтра расскажет как жить, что делать и какому Богу служить.
- У меня был достойный противник, - она сняла душ и направила струю в лицо, беззаботно улыбалась.
Только было неясно, чего же конкретно достоин этот противник. Если насмешек и чего хуже ободряющих слов, то следовало пресечь любые попытки унизить. Мика казалось смеялась над нами обоими. Ты этому потакал, позволил нашей голове прогнуться изначально. Да, я отмотал ровно до того момента, когда ты не знал с какой стороны к ней подойти, заикался и глотал слюну, да дрочил. Поздравляю, падре, сегодня ты обрел персонального маленького фюрера!
Я наблюдал за ней со стороны. Рассматривал юное и нагое тело, пока стекло не запотело и первые капли не стали стекать по гладкой поверхности. Именно тогда сквозь слабые очертания стройной фигуры я видел свое лицо. Истинную природу с расширенными зрачками, кривой ухмылкой и пульсирующей жилкой на шее.
Знаешь ли, мой авторитет несколько мог снизиться в ее глазах, благодаря твоей беспомощности. Когда я говорю, что это моя собственность, твои жалкие ручонки должны оставаться при себе, ну или теребить четки. Не больше и не меньше. Вместо всех чувств, свойственных пламенной натуре, я был настолько медлителен, насколько ее улыбка счастливой. Пока крошка с закрытыми глазами смывала доказательства моей любви и твоей низости, я пробирался тихо за ее спину.
В этот очаровательный и душещипательный момент она не имела ни малейшего понятия, где могут оказаться мои руки в следующий момент.
Наклонившись вплотную к уху девушки, я тихо проговорил:
- И как часто в твоей жизни бывают достойные противники? - особенно те, кто побеждал в схватке.
Она обернулась ко мне вполоборота, отдавая часть веса своего тела, как будто абсолютно уверена, что я ее словлю. Голос ее был спокойным и довольным, а на лице задумчивое выражение:
- Бывали, не буду врать. Но у тебя побед наверняка было больше.
Она не лгала, а впрочем, и я всегда был искренен. Подставляя голову под струю теплой воды и прикрыв ненадолго глаза, выдохнул в ответ крошке, крепко обняв за талию:
- У меня были другие игры, - гораздо интереснее и опаснее, к слову, тоже.
Выпятив нижнюю губу, я чувствовал как влага очищала от твоей губительно робости и рабства. Я гладил ее плоский живот, проводил пальцами по маленькой и упругой груди. Сжав резко в ладони и зацепив между пальцами сосок, наклонил голову вперед:
- Запомни слово “были”, ибо со мной эта игра канет в небытие, - или тот кто осмелится коснутся к твоему телу.
Всё что мое, им и останется. Но никто и никогда не посягнет. В мои планы входило еще избавиться и от тебя, падре. Подарить миру отвратительное создание, которое несомненно бы вышло из моего семени, но с очаровательными чертами лица, как у крошки. Истинный антихрист с видом невинного Ангела. Прикусив мочку уха, я продолжил, так как острая жажда охранять сосуд, которому суждено вынести часть всего рода Вествудов, разжигала во мне пламя собственничества:
- Если я учую запах другого, я лишу тебя сначала сосков, - с этими словами, я сдавил до боли ее раздразненные соски, и наклонил голову к другому уху, продолжил: - а потом и вовсе груди.
Она то ли вздыхает от удовольствия, то ли постанывает, подкладывает свои пальчики между моими и чувствительными горошинами:
- И что ты будешь делать со мной, если и этой груди не станет? - она явно не восприняла угрозу всерьез.
- Выставлю тебя на аукцион и продам в одном заведении, - криво ухмыльнувшись, я сжимал крошку в своих объятиях и говорил холодным тоном, словно уже договорился обо всем и нашел извращенца, который заводиться от обезображенного женского тела, - я поставлю тебе даже клеймо внизу живота. Мужчины, видя это, не будут касаться падшей девушки, а вот…
Облизнувшись, понизил голос так, что он заскрипел и, возможно, блондинка даже не слышала часть слов:
- А вот тот смельчак, рискнувший трахнуть тебя, на твоих же глазах и захлебнется собственной кровью. Ты будешь смотреть на это, - прикусив ее мочку уха, слегка безумно продолжил: - и думать, что он умер из-за тебя.
Сиюминутный порыв исчез так же быстро, как и появился. Он смылся вместе с потом и остатками побед крошки, моих поражений и нашей любви. Я очень хотел донести до нее как можно прочнее всю серьезность и последствия возможных ошибок, но по правде говоря, быстро отошел и лизнув укушенное ухо, гладил ласково ее тело. Агрессия сменилась на глубокую привязанность и покровительство. Угрозы исчезли вместе с ужасными примерами. И все же она не забудет. Где-то глубоко в душе, мой Ангел будет помнить всю соль нашей договоренности, что раскрылась сегодня несколько в иной плоскости. Поглаживая бедра и прижимаясь торсом, я коснулся полушария такой возбуждающей, упругой ягодицы и звонко шлепнув по ней ладонью, довольно пролепетал:
- Не думаю, что тебе захочется сыграть еще с кем-нибудь, - потянувшись за полотенцем и развернув его так в руках, чтобы удобнее было обтирать тело собственности, я добавил: - но я так же и умею проигрывать. Я помню, что должен тебе.
———
* Братья Гримм - Осёл-оборотень

[AVA]http://funkyimg.com/i/29UDw.gif[/AVA]

+1

24

[float=left]http://funkyimg.com/i/2hGF6.gif[/float]Я с удовольствием вдыхала аромат пены мужского геля и распределяла пену по телу, дразня Шоня медленными движениями, чувственными задержками на естественных впадинках и выпуклостях собственного тела. В обычное настроение я бы сказала, что доминирующий ароматный настрой о, который я втирала в тело,  слишком сильный и резкий, но сейчас был в самый раз. По привычке, умело навязанной рекламой, подобные вкусы для обоняния ассоциировались с мужским началом, моим текущим статусом победителя в нашем обществе из двух обнаженных индивидуумов. Я была довольна оправдавшимися ожиданиями и предсказуемой самоуверенностью каждого мужчины. На моей, заведомо слабой стороне было только одно преимущество – опыт, во всем остальном я была кристально честна перед брюнетом, и даже не скрывала свое преимущество. Поэтому считала победу честной и справедливой
До ванны мы чуть ли не бежали на перегонки, на лестнице хватаясь друг за друга, играясь и еще одним способом сохраняя равновесие.
- Я первая! – смеюсь, опираясь на стеклянную перегородку между душевой кабиной и самой ванной комнатой.
Зайдя внутрь, я нарочно делала вид, что не хочу его пускать. Пусть он любуется, пусть не жалеет о том, что проиграл именно мне.
- Поздравляю с достойной победой, мой Ангел! – его слова – вот настоящая награда.
Все хорошо и правильно. Не все умеют проигрывать, и чаще именно от таких людей стоит ожидать подвоха или предательства, но это не мешает мне ответить такой же галантностью.
- У меня был достойный противник, - говорю чуть громче обычного.
Вода, льющаяся на голову и лицо, съедает как звуки моего голоса, так и его. Будь я в менее расслабленном состоянии, я бы испугалась, и к тому же пропустила момент его появления позади. Сейчас я была расслаблена настолько, что казалось, я вышла за пределы тела и все, что обретало подвижность в ванной, двигалось внутри меня. С закрытыми глазами я как будто наяву видела каждый его неторопливый затаенный шаг при сокращении между нами дистанции до нуля. Его руки на моих бедрах, пальцы, очерчивающие выступающие косточки внизу живота. Она как будто сам стал частью меня и это было нашей общей победой. Удивительная гармония момента.
- И как часто в твоей жизни бывают достойные противники?
Не вижу в правдивом ответе никакой угрозе его шаткому самолюбию, умело балансирую на грани честности и дипломатичности:
- Бывали, не буду врать. Но у тебя побед наверняка было больше.
Отвечает, давая новую пищу для размышлений.
- У меня были другие игры.
Не плескайся нега у меня на уровне зрачков, я бы ухватилась за эту возможность узнать его получше. Пусть весь мир подождет, и любопытство тоже.
- Запомни слово “были”, ибо со мной эта игра канет в небытие, - Шон продолжает говорить, выводя тему разговора на скользкую дорожку.
Прижимаясь к нему, без слов говоря, что ему не о чем беспокоиться. Пока нам интересно друг с другом и хорошо, на мой взгляд глупо было смотреть по сторонам. Он отвечает взаимностью, наклоняется и устраивает подбородок в изгибе моего плеча, в то время как пальцы находят грудь и берут в крепкий плен ореол сосков. В какой-то момент становится слишком болезненно и чувственно одновременно, что сил нет терпеть и я освобождаю их от его владения.
- И что ты будешь делать со мной, если и этой груди не станет?
- Выставлю тебя на аукцион и продам в одном заведении… - голос возбуждает неподдельной жестокостью.
От брюнета и горячей воды становится слишком жарко и влажно, ищу повод вскоре отодвинуться от него. Беру мочалку и создаю вокруг нее внушительных размеров шапку пены, начинаю водить ею по его рукам, намыливая. Мы укутаны невесомой пеленой из пузырьков, затем ютимся под одним напором воды. Мне нравится это «мы», которое внутри отзывается чем-то большим, чем значением обычного множественного личного местоимения. Собираю волосы в пальцы, позволяя каплям неторопливо стекать по лицу и шее, одновременно подхожу к Шону и он обнимает меня, кутая в огромное полотенце.
Отпускаю волосы и обнимаю его за шею, встаю на цыпочки и целую в губы:
- Спасибо, - смотрю на него восторженно и нежно.
Мне нравится наш день. Это ведь по сути первая наша встреча, которая происходит как нормальное, правильное свидание. Мы выполнили почти все пункты: цветы, романтический обед, общий интерес и азарт. Что же касается секса, которого было больше,  чем могут себе представить обычные парочки, [float=right]http://funkyimg.com/i/2hGF5.gif[/float] спишем его на то, как сильно я соскучилась по Шону, а он ответил мне взаимностью.
Я думала об этом, выбирая фильм для просмотра, пока Шон спустился вниз. Фильм обязательно должен быть романтическим, но с изюминкой и даже пугающей интригой. А что касается его слов в ванной. Вряд ли стоит их воспринимать всерьез. Конечно, не стоит. Это была шутка, вполне в его духе. Несомненно. Улыбнувшись внутреннему решению, я продолжила листать список в iTunes. Интересно, он видел Мрачные тени? [AVA]http://funkyimg.com/i/2ag6Z.gif[/AVA][STA]litle angel[/STA]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 06 Пепел розы ‡- шипы и запястья -