Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Смесь культур


Смесь культур

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Мэл Датсковскитас и супруги Монтанелли
Место: дом Монтанелли; ресторан "Маленькая Москва"
Время: 30 марта
О флештайме:
Тот, кто казался неприятелем вчера - в одночасье может стать другом завтра.

Отредактировано Guido Montanelli (2016-03-20 18:23:31)

+1

2

Как только был снят домашний арест, Гвидо сразу занялся делами, что не ускользало от внимательного взгляда Шейенны, что муж стал более сосредоточеннее, постоянно думал о чем-то, звонил. Он стал пропадать из дома, да и когда появлялся, проблемы его не отпускали быстро. И лишь вечером, когда они оставались одни в комнате, он сбрасывал маску, расслаблялся. И крутившиеся мысли, что она должна помочь ему чем-то, а не быть обузой, стали постоянно вертеться у нее в голове. Комбинат, а точнее технологический отдел, изобрел рецепт котлет на основе конины, которые после удачного пиар-хода, стали иметь спрос не меньше чем на основе говяжьего мяса. Конина не так аллергена, и в современный век, когда люди страдают все большей разновидностью аллергии, компания Гвидо нашла это удачным вливанием в ассортимент рынка мясной продукции. И. однажды, сидя на комбинате, когда Торри уже стала ходить в садик, и Шейенна могла сосредоточиться на работе, прочитав слово «лошадь», задумалась.
Сорвавшись в резервацию, отнекавшись от Гвидо, Шей летела к деду, за советом. Она хотела попробовать участвовать в скачках, но сама. И Ольянта-старший лишь одобрил ее мысли, сказав, что для нее препятствий нет. И сам поможет подготовить и внучку и лошадь к скачкам. Получив уверенность, Шейенна вернулась на радостях домой, позвонив Гвидо, что она уже приехала и ждет его дома, забрав детей из школы и садика.
- Милый, мы уже все дома. Ждем тебя, не торопись.
Боппо мешался под ногами, так и, норовя пройти меж ее ног. Поднимаясь по лестнице, Шейенна поправила висевшую картину.
- Дольфо, - женщина заглянула в комнату пасынка, но не нашла его. – Дольфоооо!
Мальчик вышел из комнаты сестры с игрушкой, а за ним появилась и малышка.
- Я тут.
- И я туть, - повторила Торри за братом.
- Я воспользуюсь твоим компьютером, от отцовского в библиотеке я не знаю пароля. Иди ко мне, - присела, подхватила подошедшую девочку на руки. – И ты рядом, - чмокнула ту в щечку. – Ну, так я пошла.
- Ага, я доделаю ее куклу и приду, если что-то не поймешь.
- А что с ей? – индеанка всмотрелась, - понятно. Торри ты дала ее Боппо.
- Дя, - радостно захлопала та в ладоши.
- По-моему, тут нудна новая кукла. Он оторвал ее с корнем?
- Не, голову только сняли. Говорил папе, надо корзину отдельно ддля Боппо, чтобы наши игрушки не трогал.
- Я поняла,  сделаем. Но чуть позже, а пока мне надо в Интернет сходить.
- Зайти, - Дольфо цокнул.
- Ну, подумаешь, не так сказала. Что ты придираешься, - они разошлись каждый по своим делам. Сев за компьютер, Шейенна преградила поползновения малышки по столу, на котором у Дольфо лежали его детали от корабля, что тот собирал.
Торри выдержала минут десять, и, поняв, что ей тут ничего не дадут нажимать, слезла с ног индеанки, полезла на кровать к брату. Набрав слова поиска, быстро закрыла дверь, преграждая малышке путь к лестнице. Шейенна немого смыслила в лошадях, отчего поиски сразу сократились до арабских рынков и российских. Тонконогие арабские скакуны хорошо подходили для выездки, а вот мощь и сила была в смешанных породах, когда жеребенок брал рост и силу от родителей.

ахалтекинская

http://fb.ru/misc/i/gallery/24982/590587.jpg

буденновская

http://zoomir.mybb.ru/uploads/000e/81/4f/3703-2-f.jpg

Спустя полчаса, когда Торри уже замучилась топтаться рядом, накладывая на ноги Шейенны машинки брата, индеанка выбрала два варианта тех, кого хотела бы приобрести. Вот только и цена у них была для нее лично неподъемной. К России она склонялась больше, чем к Туркменистану. Только из-за возможности купить проверенного скакуна. А вот та порода что была на рынках Туркменистана славилась порывистостью, и сможет ли она его обуздать за такое короткое время. Тут еще многое зависело от Гвидо. Едва лошадь поднимет передние копыта на нее, Монтанелли сразу свернет все, запретит все. Хотя…. Она не разучилась убеждать, да и Гвидо не всегда будет рядом. Ну не может она быть обузой!

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-03-20 18:12:14)

+2

3

Вопрос о покупке лошади для Гвидо вставал уже не в первый раз, ещё летом, когда Роз предлагал покупку лошади по сниженным ценам, Монтанелли задумался о такой сделке, хотел было даже начать что-то решать в этом направлении, но отвлёкся на что-то иное, затем история с Нью-Йорком, потом уже и его арест, а потом выяснилось, что Роз - стукач; и мысль попросту потерялась, стало не до этого - сейчас он здорово пожалел об этом, конечно, но что делать... лошадь, как бы дорого не стоила, не такой товар, который бы залежался долго, это не картина или скульптура, даже не автомобиль - хотя даже машины стареют со временем, знаете ли; а лошади нужно бегать - чем дольше она стоит в стойле, тем бесполезнее становится. Лошадь - это животное... и если быть объективным - в мясе Монтанелли действительно понимал больше, чем в животном мире; народ Шейенны в коневодстве понимал гораздо лучше - это факт, да и рассказы её про табун, когда-то находившийся в её резервации, Гвидо помнил. Так что, услышав, куда забралась Шей в поисках скаковой лошади, предложил было даже попробовать отправиться на поиски куда-нибудь поближе, в соседние резервации, а может, даже обратиться и к не очень близко территориально племенам - даже проехать через всю страну было бы ближе, чем везти кобылу из России; да и дешевле - чего уж там... и просто найти наверняка было бы проще, в России Монтанелли точно нет связей. Но оказалось, что, пока он ехал домой - у Шей уже появился основательно проработанный план. Что он мог сделать? Он согласился...
Согласился в том числе и именно потому, что был здорово занят в последние дни после окончания своего ареста, за один день иногда способный объездить вместе с Рокки или ещё кем-нибудь чуть ли не полгорода; и внимание своё, в связи истории с Розом, обратил как раз в сторону азартных игр - и хорошая скаковая лошадь могла стать не только источником хорошего дохода, но и источником связей в этой сфере, скачки, ипподром, для того и выращивают таких лошадей, чтобы те радовали карманы букмекеров. Обладатель такой кобылы, практически, получает пропуск в мир азартных игр - в одну из самых глобальных её сфер. Впрочем, и самую дорогую тоже - опять же, лошадь стоит дорого, а везти её - далеко. Гвидо такую сумму, вот так запросто, уже потянуть не способен. И поразмыслив - он решил обратиться к единственным русским, которых знал. Организация Мела и Кирилла занималась перевозками, контрабандой... стоило взять их в долю, пожалуй; и даже не просто потому, чтобы скосить часть расходов, а потому, что крепкого союзника под боком иметь всегда полезно. Встретиться с русскими после того, как закончился его арест, следовало бы в любом случае.
- Значит, завтра вечером в "Москве", договорились? - Гвидо расслаблено развалился на кровати, в одних трусах, поднеся телефон к уху - наслаждаясь тем, что плечи больше не сковывает ткань костюма, галстук не давит на горло, и туфли стопы тоже не отяжеляют и не стискивают, сегодня был очередной долгий день... и завтра будет ещё один. Но сейчас, когда поздний вечер переходит в ночь, он - дома, и дети спят, они с Шейенной представлены самим себе и друг другу... индеанка лежит рядом и может слышать их разговор. Это её идея, так что - на этот раз было бы неправильно держать жену в неведении. О брони столика, естественно, не договаривались - это разговор для слуг; когда же люди их положения договариваются о встрече - такие вещи сами собой разумеются. - Ciao, Мелор. Доброй ночи. - улыбнулся Монтанелли в трубку, заканчивая вызов, откладывая телефон на тумбочку и разворачиваясь лицом к Шейенне, заключая ту в объятия. - Заеду за тобой завтра в шесть часов... будь готова. - Шейенна - не любительница выходить в свет, но вот, если уж нашла способ пролезть в дела мужа - в стороне оставаться уже тоже не получится, нужно будет проявить Мелу уважение, появившись в его заведении вместе с Гвидо, Мэлору стоит представить супругу, это будет и честно. И ещё раз напомнит о том, что всё, что они там не поделили ранее - всё это в прошлом. Посидят в дружеской компании... поговорят - обо всём. Много чего стоило бы обсудить, помимо даже лошадей - когда приходят перемены, они приходят для всех.

- Ты роскошна, я говорил тебе? - Гвидо подал ей руку, помогая покинуть автомобиль. "Маленькая Москва" кажется гигантской по сравнению с "Маленькой Сицилией", с непривычки Монтанелли она даже ослепляет немного - впрочем, для Шейенны это испытание, наверное, ещё более тяжёлое, но, как он и сказал ещё дома, увидев её - она настоящая леди. Может сколько угодно прикидываться простушкой, даже в своём мире - она член семейства вождя племени, это уже значит что-то. Взяв жену под руку, Гвидо ввёл её в зал ресторана, направляясь к столику хозяев - Мэлор уже ждал их. Приобняв поднявшегося навстречу русского, Монтанелли снова положил ладонь поверх ладони Шей, подводя её ближе на шаг:
- Познакомься, Шей, это мой друг, мистер Мэлор Датсковскитас. - хотя Шей могла бы ни раз услышать его имя дома, пока Гвидо пытался заучить его; выговаривать фамилию Мела было для него натуральным мучением. - Мел, позволь представить тебе мою супругу, Шейенну Монтанелли...

Гвидо
Шейенна

+2

4

Щелк, щелк, щелк – размеренно, словно метроном, костяшки четок ударялись друг о друга, отмеряя течение времени, песчинки секунд, ускользающие сквозь пальцы навсегда. Ему не нужно было смотреть на четки – достаточно было чувствовать, как костяшки теплеют от кожи пальцев, нагреваются, словно оживая. Это нехитрое действие всегда помогало ему думать, сохранять терпение. Не переставая перебирать четки, поднял левой рукой чашку и сделал несколько глотков латте: после инфаркта и ранения ему пришлось ограничить себя в таком привычном черном кофе и пить в основном эти молочные кофезаменители. Он молча чуть кивал головой, слушая собеседника.
– Датчанин, ты уверен, что правильно было давать этим хохлам время? Думаешь, они выполнят условия?
Обычно Мэлор не объяснял свои действия, но Сергей так же, как и Кирилл, попадали в список исключений, поэтому, помолчав, он заговорил.
– Да нет. Наоборот, я абсолютно уверен в обратном: они даже и не подумают отвечать на предъяву.
– А зачем тогда – это ведь только даст время и возможность для подготовки.
Латыш сделал еще один глоток кофе, чуть склонив голову набок, внимательно рассматривал начальника своей охраны.
– Потому что мы – не они, братан. Потому что бабки – это замечательно, безопасность – это похвально. – Датских взмахнул рукой, не давая Доберману возразить. – Я знаю все, что ты мне можешь и хочешь сказать. Я знаю, что мы все рискуем при таком раскладе. Но если не я буду блюсти закон, то кто? Тебе не кажется, что многие теперь любят облегчать себе жизнь? Идти по беспределу – оно всегда легче, забыть про честь, про воровской закон, переврать понятия, подмяв их под себя. Я так не могу и не хочу.
Мэлор хлопнул четками по столу, губы его побледнели, превратившись в тонкую струну, а глаза словно заледенели.
– Мы – не они. Пусть готовятся, трепыхаются, пусть покажут свою крысиную мордочку всем. И тогда никто в обществе не скажет, что мы пошли по беспределу.
– А что потом, Датчанин?
– А потом мы всех их завалим. – Вор нехорошо так усмехнулся. – Ладно, хорош базарить, скоро Гвидо должен подъехать, распорядись там, чтобы кабинет подготовили.
– Хорошо.
Доберман поднялся из-за стола – он прекрасно знал, где проходит грань в спорах, которую с боссом лучше не переходить, если хочешь остаться целым.
До приезда Гвидо Монтанелли Мэлор успел выпить еще чашку кофе, лениво размышляя о цели этого самого визита. Итальянец ничего по телефону не рассказал, и Мэл решил просто подождать, пока сам расскажет. Гвидо прибыл не один, а с очаровательной спутницей, хотя Датчанин, конечно, слышал о свадьбе дона.
– Рад тебя видеть в добром здравии и на свободе, Гвидо. Надеюсь, эти свиньи хотя бы извинились перед тобой. Везде все одно и тоже: сначала тебя хватают, сажают, а потом давят, пытаясь что-то доказать.
Мэлор слегка склонил голову, приветствуя жену Гвидо.
– Рад познакомиться с вами, миссис Монтанелли. Рад видеть вас в нашем с братом скромном заведении. Гвидо, надеюсь, ты не проездом на пять минут? – Датчанин сделал приглашающий жест рукой, как рачительный, гостеприимный хозяин. – Предлагаю пройти в кабинет, там нам будет и спокойней, и удобней.

+2

5

Что она заварила, Шейенна поняла лишь, когда Гвидо оказался дома. Искупавшись, она лежала под бочком мужа, пытаясь читать книгу, но вслушивалась в его разговор с человеком непонятной для нее фамилией. Про себя пыталась произнести, но поняла, что названия итальянских блюд это просто детский лепет. Все же пришлось отложить интересный сюжет героев, прикрыв страницы подушкой, женщина посмотрела на мужа. Она и не представляла, чем закончится ее затея, пока тот не положил трубку. Придвинувшись, легла ему на грудь, аккуратно положив голову на сложенные руки, пальчиком водя по его бороде.
- В «Москве»? – для не это было странное название. Шей хорошо знала историю своего народа и нации, но дальше ее познания не распространялись. – Ты завтра будешь поздно?
И сразу в ее голове полетели дела на день, куда и что надо бы сделать. Но тут же едва не поперхнулась мыслями, когда услышала от мужа то, к чему вообще никогда не была и, наверное, не будет готова.
- Готова к чему? – она начала приподниматься, будто ее пытаются вовлечь во что-то для Шейенны противоречивое. – Заедешь в шесть? Готова?! Я ни к чему не готова. Погоди. Мы едем в ресторан на встречу с этим Мэлом, - подняв глаза к потолку, будто на нем написана фамилия мужчины, о котором они сейчас разговаривали, попыталась произнести фамилию, но, потерпев неудачу, вновь посмотрела на мужа. – Давай ты один поедешь, а я с детьми останусь. – Видя неумолимый взор супруга, попыталась зайти с другой стороны. – Ты же знаешь о чем говорить. Я тебе все подробно за ужином рассказала. Хочешь распечатаю? Нет, я прошу тебя. Что деревенщине, тем более индеанке, делать в ресторане, на деловой встрече. Скажи, что ты пошутил!
Знаете как гору подвинуть? Никак. Вот так и Монтанелли. Если он решил, то Шейенна могла просить, угрожать, умолять, требовать – все напрасно. Понимая, что благосклонности, понимания ее, женщине не добиться, та зарылась лицом в подушку, что-то мыча. Это для нее испытание похлеще чем сдать зачет в коррекционные офицеры или подать прошение о переводе во взрослую мужскую тюрьму. Это… ей не с чем сравнить. Прорваться к Гвидо сквозь охрану было проще.
Утро было обычным. Они метались по дому в поисках вещей, Дольфо забыл что-то положить в рюкзак, что пришлось оставить Торри с отцом на кухне, доедать кашу, а самой бежать на помощь мальчику. Но все оказалось не так трагично, и его доклад лежал под горой комиксов. Потом все разъехались, оставив Шейенну дома одну. А точнее с роем мыслей. Что делать? Куда бежать? Сначала к гардеробу.
Распахнув шкаф, точнее ту часть, что была отведена ей, Шей уселась на пол в попытке понять – а есть ли там что-то подходящее. Полчаса попыток разгадать тайну привели к тому, что она заводила машину, отправляясь в магазин.
Шейенна досиделась почти до шести вечера на кровати, смотря на лежащее рядом платье. Малышка не отходила от нее, все, предлагая поиграть. Но Паола, видя, что индеанка сама не своя, увела девочку, пожелав удачи. Едва на дорожке послышался шум заехавшей машины, как Шей очнулась, начав натягивать на себя платье, обувая туфли. Пару взмахов расческой, отпуская волосы свободно лежать на плечах, женщина спустилась навстречу к мужу. И сходу предприняла последнюю, отчаянную попытку отвертеться от присутствия на встрече. На что получила лишь протянутую руку Гвидо, за которую она ухватилась, переступая последнюю ступеньку лестницы.

- Раз двадцать, на каждом светофоре и пока шли до машины, но мне приятно очень. Это придает уверенности, - она нервно теребила край шелкового платка, который повязала поверх обнаженной шеи, вкладывая ладонь с руку мужа, выходя из машины. Она едва не присвистнула, увидев масштаб, с которым русские развернулись. И тут же едва не сделала шаг назад, увлекаемая Гвидо вперед, сжимая от волнения и страха его пальцы. – Ой, да ну это все. – Шептала Монтанелли супругу.
Их встретили, быстро проводя к столику, из-за которого поднялся мужчина. Оставшись, как и подобает жене в тени мужа, когда тот приветствует знакомого ему человека, Шейенна украдкой смогла пару раз окинуть зал взглядом. Если за ними и наблюдали, то не так явно как «Маленькой Сицилии». Почувствовав крепкую ладонь супруга, что сжала ее пальцы, словно придавая уверенности, она делает шаг вперед.
- Я тоже очень рада познакомиться с вами, - но фамилию его не рискнула произнести, дабы не обидеть неправильным произношением, а то и того хуже – запинками. С человеком, которого ее муж уважал, было приятно не только быть знакомым, но и поговорить. Когда не испытываешь от него ни злобы, ни тайных саркастических издевок, что отражались на лице собеседника. Их проводили в кабинет, и ей помогли снять куртку, предлагая выбрать место, где удобнее Шейенна бы себя чувствовала во время беседы.

+1

6

Люди могут двигать горы. Люди могут обращать реки вспять. Могут выживать при температуре от минус пятидесяти до плюс пятидесяти градусов, и даже в космос научились летать, где условия для жизни непригодны в принципе - люди могут что угодно, удивительно, но труднее всего людям даются попытки переступить через самих себя. Собственную гордость, или привычки, собственные табу; не будем говорить о воспитании, конечно, это вопрос совсем другой. Гвидо вот что понял однажды: через себя самого переступить - это труднее всего, самый трудный шаг в жизни любого... но если его сделать - дальше многое станет нипочём.
- Нет, не пошутил. Ты через столько прошла, ты меня ждала из тюрьмы почти три месяца - и не можешь вытерпеть один трёхчасовой вечер? - и уж конечно, не всем людям нравится то, что они делают. Не нравится стоять в пробках, не нравится ходить на работу, не нравится подметать и мыть полы, стирать одежду, ремонтировать у себя дома кран, когда он начинает протекать, в конце концов. Многие даже от того, что приходится вставать по утрам, не испытывают удовольствия - человек вообще, если вдуматься, большую часть своей жизни занимается как раз тем, что ему не нравится делать, либо не приносит ни удовольствия, ни пользы. Одна из причин, по которым Гвидо вообще начал заниматься тем, чем занимался - он предполагал, что в этом случае будет как-то не так; но это по-молодости. Автомобильной пробке всё равно, мафиози ты или нет, и кран тоже не перестанет от этого капать...
- Может, читать я тоже буду по бумажке? - достаточно того, что фамилию Мелора он едва может выговорить и прочитать (вот уж что действительно стоило бы написать где-нибудь на стене "Маленькой Москвы" крупным шрифтом - имя владельца). - А ещё, ты - не деревенщина. Ты - моя жена. - добавил Гвидо с соответственной интонацией; и слов таких слышать в своём доме не хочет - хорошо ещё, что Дольфо не услышал, как Шейенна себя величает - он не может быть женат на "деревенщине". - Забудь о деловой встрече. Ты моя жена, и я веду тебя в ресторан. Познакомить с другом.

Шейенна вела себя так, словно готова была убежать при первой возможности прямо в таком виде, никак не могла расслабиться, поэтому приходилось держать её крепко; и Гвидо, честно говоря, не верил тому, что видит и слышит - неужели в индейских племенах "деловые встречи" тоже проходят сугубо у костра или в вигвамах, или у священных тотемов, где бы там они не собирались?.. Не верил, что её народу чужды костюмы и платья. В конце концов, те же самые индейские казино... едва ли их владельцы и управляющие носят национальную одежду - денег у них немало... любить свою культуру - не означает оставаться дикарём, как раз даже и наоборот, должно быть какое-то движение. Иначе и Монтанелли остановился бы где-то на уровне Святой Инквизиции.
Недостаточно уверенности, видимо, его слова всё же придавали...
- Мы уже на пороге. Поздно нукать. - Шей, наверное, думает, что приехала на бал 17-18-ого веков, где даже мизинцем не пошевелишь вразрез с этикетом, хотя то, что происходит тут, представляет из себя немного более, нежели дресс-код, к утончённости, манерам, высшему обществу это имеет отношение довольно немногое... Обычная атмосфера для успешных людей, все свои, и всё это дорого, но честно. Шей убедится сейчас, что фальши тут немного... не более, чем присутствует везде.
- Спасибо, Мел. Грош цена этим извинениям... Извинились. Ты же знаешь - они и это умеют делать "по книге". - настолько паскудно, что эта "официальная процедура приношения извинений" начинает напоминать тот же самый арест, даже не королевское снисхождение. Гвидо, впрочем, в любом случае не поверил бы - он и так знал, что им на самом деле не жаль; жалеют федералы сейчас о другом - что даже поймав его, удержать так и не смогли, и по-настоящему желаемых плодов так и не получили, а теперь это сделать будет не так уж просто. Тем образом или иным, но скоро Бюро поймёт, что Монтанелли перестал быть их главной целью, и переключится на настоящего босса - Фрэнка, а под Гвидо прекратят так активно копать - он станет интересен агентам разве что из мести за испорченный триумф... Ну а месть - это уже не по их протоколу. - Счастлив знать, что тебе не довелось узнать это ещё лучше. - на собственной шкуре. Тут уж никто не застрахован, делом все они занимаются опасным.
- Я бы не стал так оскорблять вас с Кириллом. - усмехнулся в ответ. "Маленькая Москва" - не такое место, куда можно просто заскочить на бегу, переговорить и выйти обратно - "Маленькая Сицилия" больше заведение такого уровня, там часто бывает довольно людно и там... в общем - там проще, там другая атмосфера. - Как он, кстати? - с Лазаревым они виделись тоже не так уж чаще, пожалуй даже и реже, чем с его братом... хотя, едва ли они были на самом деле братьями; скорее уж названными братьями, но это было как раз ещё одной из причин, почему Гвидо с ними было пересекаться довольно комфортно, не стесняясь называть друг друга братьями, пара русских воров понимали, как такие "связи" работают - в этом было нечто весьма схожее с тем, что существовало между ним и Агатой. Монтанелли улыбнулся Шей, принимая приглашение владельца. Занял место с ней рядом - чтобы она могла чувствовать его поддержку...
- Так вот... Мы задумались о покупке скаковой лошади. Шейенна...
- перевёл взгляд на жену, снова улыбнувшись ей, и коснулся её руки своей ладонью. - ...кое-что понимает в содержании лошадей, а у меня есть несколько хороших знакомых, понимающих в азартных играх. Можно сделать хорошие деньги на скачках.

+1

7

- игры нет больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Смесь культур