Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Chent'anni!


Chent'anni!

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Когда заговорил Крестини, высказываясь в поддержку Донато,  старик Бариси не выдержал, резко поднялся со своего места и грохотнул ладонью по столу, - При всем уважении, а что насчет тебя, Массимо? За все, что у тебя было ты должен говорить спасибо как раз Тони! Кто тебя выправил? Донато? Ты говоришь, что Витторе  был боссом, говоришь об уважении… А Фьерделиси кем был? Этот молокосос,  сучок последний, твоего босса грохнул, блять! А что ты сделал? Нихрена ты не сделал, прогнулся, как последняя шлюха! Потому что он был старым и дряхлым, ты предал своего дона? О каком уважении, какой верности ты тогда говоришь? –Разбрызгивая слюну кричал Рэймонд, настолько оскорбленный словами Массимо, что даже готов был схватиться за пистолет, а то и вовсе начать махать кулаками, - Я бы скорее позволил себя в жопу выебать, чем этому сопляку Донато и уж тем более его бабенке собой помыкать!  Фьерделиси же, мне как отец был, блять! За что, скажи мне, я должен уважать Витторе?    -   О том же, что попал в тюрьму и не застал правления супругов, Бариси не жалел никогда. Считал, что на нарах и то приятнее было сидеть, тем более что и в тюрьме он пользовался уважением, с самого первого дня правильно себя поставив, так, что ни одна черножопая поскуда даже смотреть в его сторону не решалась.  Да и не пережил бы бывалый мобстер этого времени, скорее всего с ним расправились, как и со всеми приближенными к дону Антонио, как и со всеми верными ему людьми. Людьми, которых сам Бариси частенько поминает и добрым словом и молитвами. Вслед за ним выступили еще несколько парней, коснулся разговор и уже не_дона Монтанелли, к которому старик так же не испытывал симпатии. По правде говоря, ни к кому из присутствующих особенно ее и не испытывал. Он никогда не считал дона Антонио святым, тем более, что тот так же нарушал правила, но именно ему, все же, был обязан всем, что имел до тюрьмы.  К Донато же, у немолодого бандита, была личная неприязнь. Жалел о смерти Фьерделиси Рэй еще и потому, что потерял свое положение. Он  рассчитывал вернуться как минимум в капитаны, теперь же был вынужден подчинять тем, кто в его время был на побегушках.
С приходом нового руководства, впрочем, я считал и старику Бариси придется куда удобнее.  Он моего авторитета в душе, может, не признавал, тем не менее, подчинялся, а Альтиери в качестве босса и подавно станет. Хотя бы и из уважения к его дяде, которого хорошо знал и любил.  А вот на Массимо, все-таки решившего «попроситься» на пенсию обиду затаил и наблюдал за ним с некоторым раздражением, как и я. Я не ожидал, признаться, что после решения Альтиери найдутся желающие отправиться следом за Рябым Питом на тот свет. «На полке» парни задержаться не долго, к моему сожалению, впрочем, не все из тех, кому там следовало оказаться. Тот же Рокки, дерзивший своему капитану, или усатый Фрэнк. Они остались сидеть на своих местах. И то, что до них очередь только дойдет меня, естественно, не устраивало.  Наполнив бокал вином, я, все же,  утвердительно кивнул своему родственнику. Но в глубине души все же считал, что разбираться нужно было со всеми неугодными разом; Гвидо вот, например, заручившись поддержкой верных ему людей и имея далеко не заурядный разум, мог учинить какую-нибудь подлость. В тень, я считал, Монтанелли решил уйти не только из-за федералов. А вот каков был истинный его мотив, пока что понять был не способен.
- Запомнят, не сомневайся – оформим в лучшем виде, - с усмешкой поглядел я на Ринальди, так же поддержавшего решение друга, - Но я думаю, затягивать с этим даже до завтра не стоит. Сбежит – ищи его потом. Я рассчитывал исполнить приговор лично, - не из природных садистских наклонностей даже, оскорбление, пусть и не такое явное, Пит нанес и мне,- и поэтому не желал создавать себе лишних трудностей  поисками беглого предателя.  А то, что Рябой Пит вполне был способен смыться , я даже не  сомневался – он, может, и не отличался умом (раз решил нанести оскорбление новоиспеченному дону в присутствии его друзей и всей Семьи), но наверняка понимал, что жить ему осталось не долго. Тем более после того, как Фортуно обещался замолвить за него словечко. Как раз об этом и напомнил родственнику, - Хрен его знает, какую игру затеяла наша нью-йоркская принцесса, - Игру, впрочем, опасную исключительно для него самого. Тут усмехнулся и все-таки поглядел в сторону Фортуно. По правде, за всеми обсуждениями, я уже успел позабыть, что сынок Дяди Джимми так же был в гостях у Гвидо. Но положение гостя Поли видимо не устраивало - уже во второй раз тот выказывал неуважение высокопоставленному члену дружественной организации, публично оспаривая его решения, предлагая Питу и другим перебежчикам  свою помощь. Интересно было бы узнать, что на такие просьбы ответил бы его отец, Тони Кулак или дряхлый Салтимбокка. У последних двух, насколько я полагал, Поли не вызывал никакого одобрения, пожалуй, один только Настройщик все еще видел в своем сыне наследника. Благо, видеть этого сосунка в боссах мне никогда не доведется, а если он и дальше продолжит позволять себе такие жесты, то, глядишь, и в живых больше не увижу, - Если хотите знать мое мнение, - Уже поднявшись со своего места, чтобы подозвать Гвидо, понизил голос и наклонился ближе к Ринальди и Альтиери, - Поли надо кончать. Есть у меня знакомые латиносы из  Нешнел-сити, сделают все чисто, так, что не прокопаешься. А то уж больно дохуя он на себя берет, - Оставил Фрэнка с Майком размышлять о моем предложении, а чуть позднее, вернувшись на свое место в сопровождении бывшего дона, принялся уплетать наскоро сооруженный сэндвич, тем не менее, краем уха вслушивался в разговор.

+4

22

Итальянцы любят поговорить и поорать - в конечном итоге, даже забывая о чём именно, слишком увлекаясь самим процессом; в них течёт горячая кровь, которую не остудит ни одна волна эмиграции, даже если вдруг с исторической родины люди начнут переселяться куда-нибудь в Гренландию или хоть в Антарктиду; это Гвидо не считал самым главным пороком своей нации, впрочем - но и не признавать это было бы глупо. Он сам любил поболтать, прокричаться, когда был моложе, но с и прибавляющимся годами, включая и то время, что провёл в буквально мёртвой тишине, потребность в этом начала стремиться к нулю. И более ценными со временем стали те слова, что произносились шёпотом, а не в полный голос... Кто-то снова выкрикнул что-то в защиту Донато, кто-то попытался припомнить славные времена в "502, начав перечислять имена и даты чуть ли не с подробностями минута в минуту, кто-то заявил о том, что глупо одного Гвидо винить в том, что в организации появились стукачи; и снова дошло чуть не до драки.
- Не говори о тех временах, которых не видел, горячая голова. - отозвался Массимо на слова Рэймонда. - Хотя бы за то, что тебе позволять этого не пришлось там, в тюрьме. - куда прежние боссы не смогли, или скорее - не захотели добраться. Когда же начались упоминания про Маргариту - не выдержал вдруг дядя Сэл, стукнув обрюзгшим, но всё ещё массивным кулаком по столу:
- Что вы за свора?! Наша организация собирается вернуть себе прежнее величие, а вы грызётесь между собой, как животные, считая прошлое оправданием. Вы что, шайка ирландцев? Это у этих оборванцев в почёте поливать грязью чужих матерей, чужие семьи, друг друга. Мне девятый десяток лет, каких только времён я не видел, каких только боссов - но никогда не видел такого disgrazia, какой вижу в этом подвале. Вы все неправы! И пока не научитесь вести себя, как подобает хотя бы подобию уважаемых людей, вы не можете называться и Семьёй, кто бы ни был во главе.
- что хорошего сделал Гвидо? Не дал организации развалиться, когда она была близка к развалу, не дал её бойцам и соучастникам - разбежаться, а другим Семьям в стране или другим группировкам, которых в Сакраменто великое множество, отобрать у организации то, что было. В конечном итоге, новое руководство получило такую же сильную организацию, какой она была раньше, хоть и несколько перетасованную; в целом, Монтанелли это и считал своей выполненной задачей. Уши среди своих, впрочем, всё ещё были и у него.
- Слушай-ка, Джои... - встав к новому капитану вплотную, обозлённый Гвидо взглянул в его глаза, перейдя на шёпот. Мэнни Бруно, в своей до блеска начищенной косухе поверх рубашки с галстуком, шагнул было, но был остановлен сразу двумя взглядами. - Мне тут сказали, ты помянул лихом мою покойную супругу и куда-то там послал меня. Так вот, несмотря на то, что я и Маргарита тебе принесли извинения в прошлом, и на то, какие мы с тобой хорошие друзья, и на твою язву; даже на то, что ты капитан теперь - если это повторится, мы с тобой поссоримся. - Терзи смалодушничал; он знал, что Гвидо буквально заставил жену просить у него прощения, и денег, что ему отвалила супруга, ему хватило бы ему с его семьёй на новый дом - ну или на то, чтобы вложить их обратно в организацию в белых конвертах, почти что "выкупив" себе звание шкипера таким образом. Так или не так - Монтанелли не знал, в конверт ему не залезал, зато постные блюда для Джоуи подавались в Маленькой Сицилии неоднократно.
- Прости, старина. Увлёкся. - ссориться с Гвидо по-прежнему осмелились бы не все - его тоже боялись. По-своему. Его сердце, может, и было добрым, но и к супруге своей до определённого момента Монтанелли был добр.
- Оскорбление покойных тебе не вернёт здоровье. Только рассорит с другими. Ди Верди - мёртва, а ты жив, и может прожить ещё долгую жизнь. - особенно если не будет налегать на спиртное и жирное... Многим приходится гораздо хуже. Фактически, перед своим уходом, Гвидо сейчас открыто признал факт смерти жены, впервые заявив о ней открыто, как о покойной... похоже было на то, что с души убрали часть груза. Обнявшись, два старых солдата помирились, возвращаясь к столу.
- Пока не уверен. Останусь где-то неподалёку, полагаю. - неопределённо старик. У него было ещё достаточно сил, чтобы чувствовать себя живым, а не больным, мог бы заниматься чем угодно - пожалуй, многие хотели бы иметь возможность окончить свою криминальную карьеру именно таким образом. Едва ли у многих получится, впрочем.
- Фрэнк, ты далеко заходишь. - отрицательно покачал головой Гвидо, встретившись с Мэнни. Вечеринка, и впрямь, была в его честь (о чём напоминать, впрочем, не хотелось), Поли - он был на ней гостем, а когда гости из Нью-Йорка раз за разом оказываются выпроваживаемы с их вечеринок, уж тем более биты - для бизнеса и отношений это определённо плохо. - Поверхностно смотришь, ты просто реагируя на обстоятельства. Поли оборзел, но попробуй задуматься о том, почему, и кто его покрывает. - шепнул на ухо Альтиери, пока Поли гадко улыбнулся в ответ Майклу... С сатаной он уже мог бы быть в сговоре - вот что Гвидо имел в виду; Монтанелли предупреждал, его дядя всегда имеет какое-то второе дно. И амбиции - это вообще их семейная черта, так что запустив руку в Лос-Анджелес, теперь не остановится ни он, ни тот, кого он натаскал так здорово за эти годы - и речь не о Поли. Впрочем, и младший ещё себя проявит - недаром Джеймс его назвал в честь своего покойного протеже, ещё при его жизни; в чём Настройщик был определённо хорош - так в этом.
- Ладно, парни... вы знаете новый распорядок вещей.
- встав рядом с Фрэнком, Гвидо взял одну из бутылок, налив себе вина. - Я же ухожу не в отставку, скорее это справедливо будет чем-то вроде неоплачиваемого отпуска. Но для каждого из вас - я по-прежнему буду рядом. А теперь поприветствуйте Администрацию, как подобает. - положил руку на плечо Фрэнка, подняв бокал в воздух. И множество других бокалов и стопок поднялись, поблескивая в свете ламп искусственного освещения. - Chent'anni!
- Chent'anni! - хор голосов слился со звоном стекла.

+4

23

- Гвидо хотел, чтобы я уговорил тебя пощадить тех гондонов... - Майк Ринальди на мгновение оторвался от разговоров с Дэнни и Фрэнком и посмотрел на продолжающих гомонить гангстеров. Все же следовало сказать несколько слов, пока  все не разошлись. Он застучал пальцами по своему бокалу, но этот деликатный звон, естественно, не привлек ничьего внимания. Тогда Майкл повысил голос. - Парни! Парни! Множество голов повернулись к нему. Ринальди начал говорить, глотнув сначала немного вина. - Вот что я вам скажу - наша Семья сейчас сильна как никогда. Все из вас могут надеяться на хорошее и богатое будущее для себя и своих детей. Если же вы попадете за решетку - о вас и ваших родных мы позаботимся. Деньги, адвокаты, связи - все что угодно! То, что обязательства по отношению к севшим при Гвидо соблюдались неукоснительно, Майкл считал хорошей частью его политики.  В прошлом очень многие мобстеры становились крысами под влиянием обиды на организацию. Оказавшись в тюрьме, не получали всех положенных выплат, их начинали вытеснять из бизнеса или вообще "помещали на полку". Торелли же при всех своих кровожадных нравах заботились об оказавшихся в гостях у правительства, что было хорошим лекарством от стукачества, пусть и не панацеей. - Но вы знаете - что сейчас на нас насели эти чертовы федералы, потому требуется особая осторожность. Даже "левыми" мобильниками для разговоры о делах как можно реже - а своими никогда, абсолютно. Либо телефоны-автоматы, всегда разные - либо обсуждаете все лично, на воздухе или в стопроцентно надежном месте. Как сказал босс, никаких, блять, убийств без разрешения Администрации. Строгое соблюдение наших правил - иначе завалят уже нарушителя. Подумав, Майк решил добавить кое-что уже относительно себя. Став андербоссом, он возьмет на себя еще больше обязанностей. Станет фактически держать для Фрэнка улицу, руководить текущей деятельностью капо, собирать для дона конверты - и, значит, будет вынужден выйти на передний план и может рассчитывать на повышенное внимание правоохранителей, если проколется. Потому стоит принять меры - по крайней мере такие, какие приняли никогда "Подбородок "Джиганте и Джоуи Массино. - Вот еще что добавлю. Я запрещаю, блять, трепать мое имя на улицах. Вы представляете, сколько сейчас в городе окажется разных гондонов под прикрытием или просто ебанных крысаков?  Хотите поговорить обо мне - говорите "тот парень" и сделайте какой жест, например мочки уха коснетесь. Если узнаю, что кто-то болтает зря  - у него будут проблемы. Завершив свою речь красноречивым кивком головы,  Майкл вернулся к  Росси с Альтиери, к которым теперь присоединился Гвидо. Выслушал его небольшую речь о  Поли Фортуно. Ему было и так понятно, что молокосос борзеет из-за своего отца и новоприобретенного статуса - но это не означало, что нет способов подрезать ему крылышки. Даже с помощью того же самого Джеймса, который точно не позволил бы сынку нерациональную наглость - он был слишком умным человеком. Или Тони-Кулака, спящего и видящего заменить Поли своим человеком. Однако Ринальди ничего не сказал на этот счет, лишь поднял бокал присоединяясь к тосту Гвидо. - Chent'anni! - воскликнул он вместе со всеми остальными мобстерами. Затем отхлебнул терпкого красного вина и, сильно понизив голос, сообщил Монтанелли причину,  по которой его позвали. - Гвидо, Рябой Пит сегодня оказал неуважение всей Семье, оскорбив ее босса. Он должен умереть - и умереть так, чтобы это стало посланием всем тем, кто думает, что мы тут в куличики играем.  Язык в задницу, сapisce? Мы отдаем этот контракт тебе и твоим людям. Нужна чья-то помощь - привлеки.  В конце концов Питер стал (очень ненадолго) членом северной команды - а именно Гвидо, капо - не капо, был в глазах Майкла ее негласным боссом.  Барбьери в конце концов просто букмекер - куда ему до бывшего лидера группировки. Пусть Паталагоанатом приберет мусор, высыпавшийся из его собственного мешка - а заодно покажет, что способен выполнять приказы руководства так же беспрекословно, как это делал при Донато. Чокаясь с подходящими к нему мафиози, Майкл улыбался. На наполненном красной жидкостью сосуде блистали рубиновые блики - словно брызгами свежей крови отмечая очередной перелом в жизни клана Торелли.

+4


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Chent'anni!