Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ученые говорят, что мир состоит из протонов, нейтронов и электронов...


ученые говорят, что мир состоит из протонов, нейтронов и электронов...

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

...но почему-то они забыли упомянуть долбоебов.

andy and andy

ЭНДИ ШЕСТНАДЦАТЬ, И ОНА ЛЮБИТ ЭНДИ, КОТОРЫЙ СТАРШЕ НЕЕ НА ДВА ГОДА И НЕ РАЗДЕЛЯЕТ ВЗГЛЯДОВ ФОСТЕР НА ОТНОШЕНИЯ; У НЕЕ СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ, У НЕГО ТОЛЬКО СВОЙ АВТОМОБИЛЬ И НЕСКОЛЬКО ДОЛЛАРОВ В КАРМАНЕ. ОНА ДОБРАЯ И ПРЕДАННАЯ, НО ВРЯД ЛИ ОН ЭТО ОЦЕНИТ... ИСТОРИЯ О НЕ_СЧАСТЛИВОЙ ПЕРВОЙ ЛЮБВИ.

[AVA]http://funkyimg.com/i/29Hu7.png[/AVA]
[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]все впереди.[/STA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/d1b44f3c2fb5d55077186b2ba86621da/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco2_250.gif http://31.media.tumblr.com/fc496f8260c0566931cbf713cbafcc74/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco3_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+1

21

У меня очень широкая и большая кровать, сверху над ней раньше висело то, что называется палантином, но мне больше напоминало старомодную тюль, которую я заткнула за крепления под самым потолком, чтобы не мешала мне. А то просыпаешься в этом обилии подушек, перин и штор, и еще пять минут соображаешь, где ты. Свои кроссовки я скинула сразу же у окна, потому позволила себе забраться на постель с ногами, придвигаясь к Энди достаточно близко, ближе, чем может позволить себе любая девушка моего возраста в отношении почти незнакомого парня, но я уже говорила о том, что я люблю трогать людей, зарываться руками в чужие волосы и ощущать запах, меня это не смущает, наоборот, какой-то новый уровень доверия что ли. Мы оба развалились с самого края, потому что большая часть покрывала завалена мягкими игрушками, подаренными мне матерью (у каждой уважающей себя школьницы должна быть армия плюшевых медведей, и всем совершенно плевать на то, что я не люблю мягкие игрушки и привыкла как-то обходиться без них), тут же куча одежды, которую я не успела запихнуть обратно в шкаф перед тем, как мы совершили наш спонтанный побег в приют. Отодвигаю вещи к стене, упираясь в них ладонями, чтобы расчистить территорию для наших тел. Если бы Клэр увидела, что я валяюсь на кровати вот так: в полном бардаке, в одежде, которая была сначала домашней, потом стала уличной, то точно бы потеряла сознание, немедленно выгоняя Рида и читая очередную нотацию о том, что леди так себя не ведут.
А я и не леди, я простая девчонка, которая даже не знает о том, кем были ее настоящие родители, мне это не важно, мне вообще не важно очень многое, зато я знаю, что здесь и сейчас мне хорошо. Возбуждение, вызванное скоростной ездой по проспектам, проходит, и нападает легкая дремота, глаза закрываются, но я борюсь со сном, причесывая пальцами волосы Энди и думая над тем, какой он человек. Я задаю вопросы, я спешу узнать как можно больше, ведь с утра он уйдет и снова станет простым парнем, которого я иногда вижу в стенах школы. Я буду помнить запах его кожи и то, как он прикуривает, зажимая пальцами сигарету, как смотрит на меня и одновременно на дорогу, как пачка сигарет ловким движением рук отправляется с витрины в карман его джинсов. И его лицо с широкой улыбкой, на которое я смотрю сверху, отмечая, что в темноте цвет его глаз из голубого превращается в темно-синий, хотя в комнате без света все темное.
От Энди Рида пахнет табаком и каким-то алкогольным напитком, его запах почти выветрился, но я все еще его слышу, а еще от него пахнет пыльной одеждой и впечатлениями, прикоснешься и будто бы увидишь своими глазами все, что он делал за этот день. Усталость, разочарование, вспышки агрессии, интерес — я чувствую все, может, не так как надо, но чувствую.
— Не говори глупостей, — возможно, я слишком наивная, но я совсем его не боюсь, и у меня нет мыслей, что он будет распускать руки и приставать ко мне под одеялом. Или я слишком плохо знаю Энди, или просто не попадала в такие ситуации. Я не хожу по ночам одна, а все парни из моего окружения — хорошие друзья. Они могут накинуть на меня плед, если я ночью замерзну или спросить, не слишком ли вульгарный макияж у их подружек. Приставать ко мне и домогаться ни у кого и в мыслях не было. Тянусь рукой к подоконнику и беру с него одну сигарету. Они валяются в самых неожиданных местах моей комнаты: на полке за книгами, в косметичке, под клавиатурой нового ПК, который я включаю раз в неделю и то, чтобы скачать в интернете реферат, который задавали написать. Вот одна валяется как раз на подоконнике, а зажигалка как всегда где-то потерялась.
— Ты же не будешь портить нашу потенциальную дружбу? — Смеюсь, беззаботно и легко, вертя в руках пока еще не прикуренную сигарету и думая над тем, хотелось ли бы мне, чтобы Рид все-таки испортил этот вечер каким-нибудь поцелуем? Нет, наверное, нет, я не изменилась за пару часов и не хочу меняться. Более того, дружбу я ценю больше, чем отношения, полагая, что парень может смениться, друзья же остаются на всю жизнь, на века. Как я и Никлаус. Как я и Ким. Как я и еще куча имен.
Со стороны может показаться, что я флиртую, но нет. Когда я жду чего-то «такого», то сразу смущаюсь, теряюсь и веду себя как полная дура, а Энди почти перестал меня напрягать. Оказывается, он такой же парень, как и многие другие, хоть и более… симпатичный, чем мои приятели. У него очень красивые губы, они немного влажные и… Отворачиваюсь, потому что я не должна думать о его губах, тем более тогда, когда Энди отвечает на мои вопросы.
Свободная рука по-прежнему в его волосах, и я снова восстанавливаю зрительный контакт, потому что мне нужно видеть своего собеседника.
Не ходит в школу, потому что оставили на второй год… Где-то в глубине души во мне протестует хорошая девочка, которой всегда вбивали в ее светлую голову то, что надо стараться и учиться, и что аттестат — это чуть ли не главное достижение в жизни каждого выпускника. Глядя на Энди, я начинаю догадываться, что взрослые очень часто наебывают младшее поколение. У него вот нет аттестата, и это не дает его глупым или ущербным.
— То есть, ты не будешь поступать в университет? — Это тоже казалось странным. Мою жизнь всегда упорядочивали: школа, затем институт, потом будет работа… Я пока не знала, кем хочу стать, надеялась, что озарение придет само собой вот уже скоро. Точнее, я хочу стать футболисткой, например, но по документам мое здоровье не позволяет пройти на факультет физической культуры, и никому не доказать, что по факту я давно чувствую себя просто прекрасно! — А кем ты хочешь работать, — да, я любопытная мелкая, отвечай на мои вопросы, Энди Рид!
— Ты встречался с учителем? Прикольно, — сейчас мне это реально кажется забавным, ну, что есть вот такие парни, которым дают училки. — И вы с ней спали? — Если вопросы о сексе касаются не меня, то разговор на эту тему я поддерживаю легко и непринужденно.
Я на секунду замолкаю, и мы встречаемся в прямом взгляде. Его голубые в упор смотрят на мои зеленые. Сжатая в пальцах сигарета выпадает и катится по покрывалу, пока я не сминаю ее случайно своей рукой, даже не обращая на это никакого внимания.
Никогда не думала о том, что в свои шестнадцать буду лежать на кровати с парнем, которого знаю всего пару часов, и вести непринужденную беседу…
— Охуе…охе.. охренеть, — наконец, подбираю слово, достойное недоледи, но выражающее степень моего удивления на счет профессии матери.
— И у вас дома куча порнушки? — Говорить о порно, наверное, проще, чем им заниматься. Кстати, никогда его не смотрела… Даже интересно стало, потому что для кого-то это настоящая прям работа.
Его лицо оказывается так близко от моего, что я снова вхожу в ступор и поджимаю губы, сглатывая, но ничего такого, всего лишь его глаза теперь были еще ближе к моим. На несколько мгновений, пока я пребываю в состоянии растерянности, отнимаю руку от его волос и убираю спину свои. Где-то тут на подоконнике была моя резинка. Хочу к ней потянуться, но в то же время мне нравится разговаривать с Ридом вот так, на близком расстоянии. В какой-то момент мне даже показалось, что если бы я засмеялась, то наши носы соприкоснулись.
И когда я почти набираюсь смелости стянуть с подоконника свою резинку, тем самым разорвав очарование момента, Энди касается моего лица. Я замолкаю и смотрю на него, в этот раз уже не отшатнулась, скорее задумалась. Хочу спросить, зачем он это делает, зачем его рука сейчас на моей щеке. Мне приятно… Да, приятно, но непонятно, с какой целью. Вспоминаю про Ким. Если бы мальчик прикоснулся к ее лицу, что бы она подумала об этом. Фу, глупости. Глупо думать о Ким в такой момент, но ничего не могу с собой поделать.
Своей теплой ладонью веду вниз по его руке от тыльной стороны кисти до сгиба локтя, осязая тонкие волосинки, а когда я прикасалась к другим друзьям, никогда этого не замечала.
— У всех людей сложный характер, надо принимать друг друга такими, какие мы есть, — верю ли я в свои слова? Пожалуй, да. Я много повидала разных характеров, и в приюте выбора кроме как принимать друг друга со всеми минусами и плюсами у нас не было. Или ты любишь стаю, или стая сжирает тебя. Я выбирала первый вариант, с малых лет усвоив урок — никто не идеален. Ни ты, ни он, ни она. Никто.
Не идеальность Энди просто была очевидной и неприкрытой ворохом мишуры из хороших манер, лицемерия и правильного воспитания.
— Однажды ты встретишь человека, который примет и полюбит тебя таким, какой ты есть, — за его улыбкой я вижу ежика, такого же, как я, просто у нас разная защитная реакция на внешний мир. Он бунтарь, а я же скорее покорная девочка, которая живет за маской вечной милашки и хохотушки. И тем не менее, мы оба ежики.
— Нет, конечно, с ума сошел? И сними свои ботинки, — сажусь на кровати и величественным жестом тыкаю на кусок пола за дверью, — вот туда. Или ты и спать в них собрался? — Затем потягиваюсь и слезаю с кровати, прикладывая указательный палец к своим губам. — Тише, не забудь, что в доме спят люди. — Точнее, всего лишь одна Клэр, но я берегу ее сон так же, как она бы берегла мой.

На кухне находится томатный сок, апельсиновый пирог, который на самом деле называется как-то очень сложно и готовится тоже очень сложно, но на вкус как апельсиновый пирог, затем достаю из холодильника сыр, помидоры и прочие продукты, чтобы соорудить четыре сэнвича. Два для Энди и два для себя, еще у меня в комнате заныкано три банки энергетика. Составив все на железный поднос, через пятнадцать минут отсутствия я появляюсь в комнате, радуясь тому, что Рид никуда не сбежал.
— А в чем ты будешь спать? Не в этом же? — Задумчиво окидываю ворох шмоток на кровати. Даже самая моя большая вещь ему будет мала. — Сейчас достану второе одеяло, — оно было где-то в нижнем ящике шкафа-купе, я им почти не пользовалась, так как ночевать сюда друзей не водила, а если и доводилось, то они спали где-то на диване… И даже в ванной.
— Кстати, наш… Второй ужин, — не очень-то аккуратно ставлю поднос на стол, а затем наклоняюсь и достаю из-за полок с учебниками две баночки энергетиков. Не спрашиваю, хочет ли он спать, выглядит бодрым, видимо, впечатления после прогулки еще не выветрились.
— И раз ты нигде не живешь и уже четыре дня официально бомж, где все-таки планируешь ночевать? — Вдруг и я когда-то окажусь в такой ситуации, хотя бы опыта с его слов наберусь. Открываю баночку и делаю несколько жадных глотков, закусывая вредный напиток сэндвичем с курицей и овощами.

[AVA]http://funkyimg.com/i/29Hu7.png[/AVA]
[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]все впереди.[/STA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/d1b44f3c2fb5d55077186b2ba86621da/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco2_250.gif http://31.media.tumblr.com/fc496f8260c0566931cbf713cbafcc74/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco3_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+2

22

Слова о том, что я могу испортить нашу с ней дружбу, заставляют меня задуматься. Я не очень большой эксперт в дружбе, у меня есть приятели, знакомые, с которыми можно пообщаться, выпить, куда-то съездить. Развлечься, в конце концов, но у меня их действительно-действительно много, и при такой большой концентрации людей, сложно сосредоточиться на ком-то конкретном. А я и не пытался, прекрасно осознавая, что сложно поддерживать дружбу, когда вдруг пропадаешь на месяц с лишним, и не выходишь на контакт. Кроме того, я быстро перегорал. Мне нравился человек, я хотел с ним общаться, я общался. Но потом находит человека, который нравится больше, или кажется лучше, может быть, интереснее, и прошлый человек переставал быть интересен. Вина лежала на мне, люди не виноваты в том, что я так быстро меняю собственное мнение на их счет, а у меня никогда не получалось объяснить, почему мне становится не интересно. Я мог бы, но это вышло бы слишком грубо, может быть, даже оскорбительно, поэтому я просто съебывался, даже не пытаясь размениваться на объяснения.
Такое поведение было закономерным с моей стороны, и иногда я сомневался в том, что вообще могу дружить. Пожалуй, лучшим моим другом являлся Дейв, потому что нас связывало не просто время, проведенное вместе. Узы крови, а еще особенные, братские узы, какие бывают только у близнецов. И это при том, что брат всё чаще называл меня дебилом и придурком, первое слово он подцепил у отца, кстати, и виделись мы намного реже, чем следовало бы. Раньше, когда я жил дома, почти не ночевал там, но все-таки иногда показывался. А теперь всё окончательно сойдет на нет...
Хочу ли я дружить с Энди? Наверное, не совсем верный вопрос. Могу ли я дружить с Энди? И ответ, скорее всего, отрицательный. Не могу. Ни с Энди, ни с кем-то другим. С девушками я тем более не умею дружить, рано или поздно всё сводится к сексу, а секс и дружба - это уже почти отношения. Такое я мог простить только Лисе, но мы точно знали, что у нас нет никаких отношений, дружба, взаимовыгодный союз. Только из-за этого наши отношения могли находиться в том формате, в каком находились...
Хочу ли я чего-то большего? Пожалуй. Я всегда хочу чего-то большего, когда рядом красивая девушка, но Энди кажется не просто симпатичной, она, ко всему прочему, очень интересная, и я сам себе не могу объяснить, в чем же эта интересность выражается. Я бы мог её соблазнить, мог бы попытаться сделать это прямо сейчас, но я знаю себя. Я сбегу уже на утро, вряд ли захочу снова появиться в поле её зрения, а значит не познать мне её интересности сполна. Может быть, впервые в жизни я решаю отложить секс на потом. Привет, я Энди, и я окончательно ебанулся со всеми этими переживаниями по поводу семьи. Или дело совсем не в этом?

- Не буду, - подтверждаю спокойно и беззаботно. Тот факт, что меня выгнали из школы, меня совсем не заботил. Я, наверное, даже гордился им немного, потому что это выделяло из толпы, создавало какой-то такой образ бунтаря, который, опять же, привлекал внимание. Моё будущее меня совсем не заботит, и простому человеку сложно представить, как часто и как настойчиво меня всегда пилили по этому поводу. Мой отец - человек, у которого всё под контролем. Всё по полочкам, всё по расписанию. Как будто он родился, дожил до возраста, когда мог писать, а затем составил подробный план собственной жизни, по которому безукоризненно следовал по сей день. Однако, он никак не мог ожидать, что родное чадо не захочет вписываться в этот план. Ему было не понять меня, а мне было не понять его.
- Я вообще не хочу работать. Ну или кем подвернется... - вообще-то, работа у меня есть. Продаю траву и всякие легкие наркотики, мне повезло, что нашлись знакомые, готовые работать со мной и моей Безответственностью. Работником месяца в их бизнесе мне было не стать, но я что-то делал, приносил им денег, а заодно зарабатывал и себе. Кроме того, мне поручали перевезти груз куда-то, в пределах страны, но на машине, потому что другим транспортом слишком рискованно. Мне нравилась такая работа, она меня устраивала, хорошо вписывалась в образ жизни. Я видел уже много штатов и много городов. Мысль о том, что впереди ждет еще больше дорог, на которых я никогда не бывал, меня вдохновляла.
План моего отца на мою жизнь, был до боли похож на все планы родителей, которые они составляют своим детям. Школа, университет, работа, семья, беззаботная старость. Конечно, он никогда не думал, что я стану каким-нибудь офисным планктоном, мне было уготовано место в его Деле, в том, чем занимается он. Но когда я подрос и осознал, что меня ждет... Меня это напугало. Школа, университет, работа, семья, пенсия. Всё, как у всех, ты движешься на скоростном поезде, вокруг тебя множество людей, вам всем известен маршрут и конечная точка. Вы едете быстро и не можете соскочить. Не можете. Но это только иллюзия... Я соскочил, и поступил, якобы, очень безответственно. Но я выбрал что-то свое, может быть глупое, тупое, бестолковое, но своё, отличное от чужого. Жизнь, та, которая ждала меня впереди, меня больше не пугала, потому что она в любом случае моя, я достоин её, я её заслужил. Хуже или лучше, чем у других, но моя, черт возьми. И это было классно.
Поворачиваю голову и смотрю на Энди с усмешкой. - Да, мы встречались и да, мы спали. Она была классная и молодая. До того, как превратилась в ревнивую мегеру, - и это довольно смешная история, потому что инициатором расставания был именно я. Затрахала своей ревностью и своими истериками по поводу и без. Чаще, конечно, по поводу, но не настолько она была классной, чтобы такое теперть.

- Нет, у нас дома не куча порнушки, - смеюсь, может быть, слишком громко, а затем зажимаю рот рукой, когда Энди смотрит на меня недовольно. Да, точно, люди же спят. Я не привык думать о ком-то, кроме себя...
- Отец, кажется, не очень одобряет её профессию, но почему-то терпит, - мне всегда было интересно, почему. Я знал, что в прошлом она сама снималась в подобных фильмах, даже видел парочку, и это было странно. А еще всегда было интересно, как отреагировал отец? И почему не доволен её работой, но мирится? Мама классная, у неё каким-то невероятным образом получалось стоять на своём, но при этом находиться с папой в хороших отношениях. Мягко говоря, хороших... Как бы они не заделали нам еще брата или сестру, от своей хорошести.
Корчу рожу, когда она говорит про то, что я обязательно найду человека, который чего-то там... Уверена, она хочет мне помочь, показаться милой, и всё такое, но звучит забавно. Может быть, мне просто не нравилось, что мне забирались так глубоко в душу, сразу же огораживаюсь, отвечаю негативом и агрессией. В данной случае, держу себя в руках, но её слова я не оценил. Найду, как же. Как же я могу что-то найти, если не ищу? Потому что я не ищу. Мне нормально.
Она отвечает на моё прикосновение, маленькая теплая ладошка скользит по моей руке, и я внимательно слежу за этим жестом. Я бы тоже хотел спросить у неё, зачем она это сделала, однако молчу. Зачем я сам к ней прикоснулся? За тем же и она ко мне, наверное.

Энди уходит вниз и я резко сажусь на кровати, тру глаза. То очарование момента, кажется, так она называла это в своих мыслях, и правда прошло. И я был, наверное, этому рад, потому что как-то слишком разнюнился рядом с ней, того и гляди, из ушей потечет сладкий сироп. Наверное, это такая особенная супер-способности маленьких девочек, превращаться всё вокруг в сладкое, розовое и пушистое.
Я не справедлив к Энди в своих мыслях, и даже сам это прекрасно понимаю, но она как-то очень близко ко мне подобралась, и теперь, когда её не было рядом, во мне проснулось вполне естественное для меня желание - оттолкнуть её. Но я не могу уйти, потому что мне нужно где-то спать. Завтра уйду, и, наверное, пропаду на какое-то время. Спать два дня подряд в одном и том же месте - слишком скучно.
Чтобы чем-то себя занять, хожу по комнате, разглядываю фотографии на стенах, зачем-то провожу пальцем по полке и, к своему удивлению, не нахожу пыли. Какая-то ебаная магия, не иначе... Нахожу заныканую сигарету и закуриваю прямо в комнате, это помогает унять раздражение. Я много курю, и никотиновая ломка подступает всегда очень быстро, вызывая нервозность. Вот и сейчас, после пары затяжек, я снова расслабляюсь и уже не так категоричен в своей позиции к Энди. А вот и она...

Набрасываюсь на еду так, словно не ел год или около того. Когда возможность поесть все-таки выпадает, я могу слона съесть, буквально, и все всегда удивляются, как в меня вмещается столько еды. Закидываю в себя сендвичи, а затем запиваю всё это дело энергетиком. Не боюсь, что он помешает мне заснуть. Организм у меня крепкий, но иногда кажется, что находится на какой-то там грани истощения, потому что засыпаю я сразу же, как только закрываю глаза. Сидя, лежа, стоя, в неудобной позе, главное, чтобы можно было на что-то облокатить голову. И кофе, и энергетик - не помеха. Могу выдуть литр, а затем лечь и крепко заснуть.
- Спасибо, вкусно, - отзываюсь из вежливости, потому что хвалить еду - привычка, оставшаяся из моей семейной жизни. Мама очень вкусно готовит и любит, когда её хвалят. - Конечно в этом, а в чем еще? - а, ну и да, в одежде я тоже могу спать любой, мне абсолютно всё равно. - Могу снять футболку, если это придаст мне более пижамный вид.

Футболку я все-таки снимаю, а еще мне разрешают лечь на кровати, что не может не радовать. Вытягиваюсь во весь рост, потягиваюсь, от чего кости начинают хрустеть в самых разных местах: спина, колени, пах, даже шея. Кровать у неё охуенно мягкая, только лег и уже вырубает. - Не знаю. Где придется? Куда пустят? Может быть в машине... - мне лень думать о том, где я буду ночевать завтра, потому что сегодня у меня есть кровать, и этого достаточно. Всегда было интересно, какого это, спать рядом с девушкой... Но, наверное, ничего особенного? Я достаточно отстранен, неосознанно стремлюсь обособиться, а потому, хоть мысль о том, чтобы прижать её к себе, и кажется заманчивой, я все-таки поворачиваюсь на бок, спиной к ней, и решаю оставаться на своей половине кровати. Может быть, ей хочется еще немного поговорить, но это уже совсем не важно. Я закрываю глаза и тут же проваливаюсь в сон.

[AVA]http://s3.uploads.ru/o0Y2C.png[/AVA]
[NIC]Andy Reed[/NIC]
[STA]fuck this, fuck that.[/STA]
[SGN]

M Y  F I S T  I S  A  W E A P O N
M Y  F E A R  I S  A  L I E

https://49.media.tumblr.com/a30f0991ec2fe8ea4f0392f5c9176aa1/tumblr_nq1voyHgil1u82fhgo2_250.gif
A B O U T.

[/SGN]

+1

23

Энди так спокойно делится со мной фактом о том, что он не будет поступать в институт, как будто бы он уже совсем взрослый и знает, как прожить без образования. Лежа рядом с ним на кровати, я и сама в первый раз задумалась над тем, что, может быть, не так уж и важны эти клише, которые навязывают взрослые, расписывая каждую минуту, подвергая каждый шаг подрастающего чада суровому расписанию. Мне приходит в голову мысль, что порядок нужен для того, чтобы мы, дети, не растерялись, если вдруг родители внезапно нас покинут. Их не будет рядом, зато будет подробный и четкий инструктаж о том, как жить, куда идти и что делать. А Рид прекрасно знает, как жить без пунктов в расписании, он понятия не имеет, чем его встретит завтрашний день, и это интригует.
И тот факт, что он не хочет работать на скучной и заурядной работе, приходить в офис по часам в накрахмаленном костюме с галстуком, петлей завязанным на горле, меня тоже не оттолкнул. Я и сама до сих пор не знала, кем хочу вырасти. Все девочки в нашем классе уже давно определились, в какой университет будут поступать, за некоторых, особо успешных в учебе, институт уже писал ходатайства, ведь за их обучение будет платить государство. Мистер Хопс несколько раз спрашивал меня с настойчивым нажимом в голосе о том, подумала ли я… Я думала, но, увы, так ничего и не решила. Я хотела пойти на факультет физической культуры и спорта, но туда из-за астмы, которая уже почти десять лет в стадии ремиссии, нельзя, а что еще… Клэр тоже спрашивала, но я пожимала плечами и растерянно улыбалась. Может, врачом? Или копом… Хочется, если и делать, то что-то полезное, то что бы усмирило мой комплекс супергероя, но такого ничего не приходило на ум.
Для того, чтобы заработать денег, вообще не обязательно иметь образование, вот многие наши воспитательницы учились по пять лет, чтобы теперь утирать носы озлобленным детям, рассказывать им сказки о счастливой жизни, получать гроши и так и не обзавестись собственной семьей, потому что мы были их детьми, мы отнимали все свободное время взрослых. Многие учительницы были старыми девами, без мужей, без отпрысков, полностью увязшие в наших детских проблемах.
— Я тоже еще не придумала, на кого пойти учиться, — тихим свистящим голосом произношу едва слышно, и мой указательный палец соскальзывает, касаясь кожи на лбу парня. Он теплый, правильнее сказать, горячий, и ладони у него тоже горячие.
Из-за того, что я выросла в кругу сверстников, я практически разучилась стесняться и смущаться, когда все девочки тряслись от волнения и страха, вытирая потные ладони о кофты, я думала лишь о том, как не оттоптать Гарри Уайту ноги, и то эта мысль улетучилась из моей головы очень быстро, уступая место сонливости и легкому душевному умиротворению. Рид же меня смущал, рядом с ним я как бы наверстывала упущенное, возвращалась в прошлое и переживала те эмоции, которые все мои подруги перешагнули еще в четырнадцать. Красные от испуга щеки, покалывание в кончиках пальцев, робкий, совсем не свойственный мне взгляд, и нежность, которую я бы никогда и ни за что на свете, даже под страхом самых изощренных пыток, не показала в приюте.
— Это круто, — сейчас мне и правда кажется, что переспать с учителем — это охренеть какое достижение, но мне никогда не хотелось совратить преподавателя или врача, или даже сторожа, от которого вечно пахло алкоголем и керосиновым маслом, мне вообще никого никогда не хотелось соблазнять. Вспоминаю нашу первую ночь с Месси, под ночью я имею в виду танец и вылазку в город, а не то, о чем вы подумали. Рядом с ним было спокойно и безопасно, я, мелкая и самоуверенная, шагала с ним бок о бок по темной улице без всяких взрослых, и думала, что мы можем покорить целый мир, что это и есть свобода.
Сегодня я узнала, что свобода — это когда ветер на скорости двести километров в час треплет твои волосы и щекочет шею, когда можно прийти в магазин, взять что-то без спросу и уйти безнаказанным, что свободна — это когда не надо спрашивать разрешения и думать над тем, хорошо или плохо ты поступил.
С Гарри я сделала первый осторожный шаг, с Ридом сегодня окунулась в омут с головой, внезапно, нежданно и совершенно бездумно. А еще лежа рядом с ним на кровати я испытывала кое-что в первый раз. Не знаю, как это описать или назвать, но внизу живота от волнения словно все органы связались в тугой узел. Возбуждение? Не могу точно сказать… Если анализировать, то да. Мне хотелось его поцеловать и узнать, какие на вкус губы Энди, но, к своему великому стыду, в свои шестнадцать я не умела целоваться по-настоящему.
В приюте мы часто играли в бутылочку, когда сначала целуешь руку, затем в щеку, затем просто чмок в губы, а вот затем уже по-взрослому, мальчики с мальчиками не целовались, а девочки с девочками редко и только просто в губы. Так вот, я играла, конечно, чтобы не казаться ханжой, но как только дело подбиралось к последнему этапу, придумывала отговорку, по которой мне надо отойти. Еще Джеффри бегала по корпусу с сеткой помидоров и предлагала всем научиться целоваться на них. Не представляю, как можно научиться целоваться на помидоре, это то же самое, что сделать минет банану. Смеюсь своим мыслям. Мне хочется взять и все отпустить: свое прошлое, своих друзей, просто сидеть к комнате с Энди и смотреть на него, и будь что будет. Наверное, именно так зарождается любовь? А еще вчера я считала, что не создана для такой ерунды, что буду всегда носить шорты и гонять мячик по полю. Я не хотела семью, выходить замуж и все такое. Мне стыдно было сказать в приюте об этом, потому что меня бы сразу назвали фригидной или лесбиянкой, а это не правда, последнее уж точно, да и первое, как оказалось.
Когда Энди корчит мне вредную морду на приступ мимимишности, я наигранно сердито хмурю брови и показываю ему кончик языка. Парни все такие ежики, не важно, четырнадцать им лет или двадцать, хотят казаться сильными и неуязвимыми, не стоит их не любить за это, я и сама такой хотела бы быть — стойкой, непоколебимой и… бессердечной? Нет, последнего я не хочу, хватит мне репутации девочки-клоуна, которая в любой даже самой пиздецовой ситуации всех рассмешит и заткнет рты конфетками.
Когда моя рука скользит по его, я едва удерживаю себя от очередной глупости в стиле Джоэп — поцеловать, и то, только потому, что я не умею, хотя мне очень хочется. Ким уже целовалась с Ником и осталась в полном восторге, я же пока относилась к этому жесту с долей недоверия, но лучше бы я попробовала с кем-то городским, чем с мальчиком из приюта, и он бы обсмеял меня, а с Ридом мы бы могли завтра разойтись и больше никогда не встречаться, зато бы я точно знала, фригидная я или все-таки нет.

Мы оба набрасываемся на еду так, будто бы не ели трое суток. Соус размазывается по щеке, и я вытираю его рукавом, в данным момент меня не смущает, что я выгляжу не очень-то грациозно, и ем не вилкой, как мне втирала Клэр уже долгие два года, а руками, ну всякие там лимонные пироги уж точно, тем более в темноте, тем более в компании такого же свинтуса, как я. В приюте у нас никому бы не пришло в голову есть коржик приборами, и узнала я об этом только в частной школе, на обеде. Представьте мое изумление и вылезшие на лоб глаза, когда Старла подняла со стола вилку и как ни в чем не бывало разрезала коржик на несколько ровных кусочков. Я бы его уже съела, пока она резала, но что поделать, пришлось поменьше фейспалмить и делать, как все.
Энди благодарит, и я киваю в ответ, ехидно интересуясь:
— Вилочка не нужна? — А вдруг он, как и его сестра супер воспитан, и сейчас мысленно сокрушается о фиговом обслуживании?  Тоже заливаю в себя энергетик, не потому что мне надо пробыть бодрой еще энное количество часов, а потому что мне просто нравится его вкус, такой… кисловатый.
На его предложение снять футболку несколько зависаю, но в итоге согласно киваю. Снимает он футболку, и что в этом такого? Что я, парней с голым торсом не видела? У нас в приюте в жару многие ходили только в шортах, а спать в одежде очень неудобно. — И штаны тоже сними, — бросаю вдогонку, когда Рид уже забирается под одеяло.
Не отвечаю на его последнюю фразу, тихо качая головой и обходя кровать с другой стороны. Скидываю разбросанные вещи на пол, решив, что разберу их с утра, а пока поваляются на ковре, ничего с этими версачами не случится.

Энди засыпает, а я поворачиваюсь на спину, и, закинув руки за голову и согнув ноги в коленях, лежу и смотрю в потолок. На самом деле во всем, что касается отношений между девушкой и парнем, я жуткая трусиха. Прячусь за мнимой незаинтересованностью, на самом же деле настолько сильно боюсь что-то сделать не так, что предпочитаю выпускать колючки и ничего не делать вообще. Даже Ким не была такой трусихой и в плане отношений дала мне фору, а ведь она была гораздо менее уверенной в себе и тоже ничего не умела. Просто Ким смогла преодолеть свой страх, а я не могу, и это ужасно злит, до дрожи в запястьях. Я могу залезть на крышу небоскреба, прыгнуть с тарзанки, могу нарушать всевозможные правила, но я не могу, черт возьми, не могу допустить и мысли о том, что мне кто-то нравится.
Видимо, первый опыт, который сложно назвать удачным, подкосил мою уверенность в том, что я могу нравится парням в этом смысле. У меня не было никаких комплексов на счет своей фигуры, я симпатичная, худая и спортивная, но ведь все равно Ник выбрал не меня? Точнее, Ник и не выбирал, если возвращаться к истокам. Приподнимаюсь, чтобы переодеться в пижаму – майку и кроткие шорты, а затем тоже залезаю под свое одеяло, гипнотизируя спину Рида своими зелеными глазами.
Область между лопаток, которую обнажает сползшее одеяло, кажется мне привлекательной… И вообще у Энди очень красивая спина. Светлая кожа и несколько родинок в рассыпную. Повернувшись на бок, я залезаю рукой под край его одеяла и продвигаюсь ближе, настолько ближе, что рука замирает в нескольких сантиметрах от него. Прислуживаюсь, прошло уже минут двадцать с тех пор, как мы легли. Рид спокойно сопит в свою сторону, и я, все же решив, что не конченная трусиха, обнимаю его рукой за торс, придвигаясь и утыкаясь носом в спину. Он не просыпается, не отталкивает меня, дрыхнет без задних ног. Еще немного полежав, я все же умудряюсь заснуть.

Просыпаемся мы от стука в дверь, которая оказывается запертой на щеколду. Я подскакиваю на кровати, потирая сонные глаза и тормоша Энди за плечо, а затем наклоняясь к его лицу.
— Проснись! — На часа едва ли больше семи утра, сейчас мы с матерью позавтракаем и она отвезет меня в школу.
Энди, зачем ты закрылась? Не вздумай курить в комнате, слышишь? — Упс, и когда я успела запалиться перед ней?
Издаю недовольный стон, падая мордой на грудь Риду и тиха бурча под нос. — Встава-а-а-ай! — Вот бы поспать еще хотя бы пять минуточек!

[AVA]http://funkyimg.com/i/29Hu7.png[/AVA]
[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]все впереди.[/STA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/d1b44f3c2fb5d55077186b2ba86621da/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco2_250.gif http://31.media.tumblr.com/fc496f8260c0566931cbf713cbafcc74/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco3_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+1

24

Резко открываю глаза и не сажусь на кровати только потому, что на груди у меня примостилась белобрысая макушка. Три секунды - именно столько времени мне необходимо, чтобы понять где я, кто я и зачем я. Процесс пробуждения у меня - это отдельная, очень забавная тема для рассказа. Во-первых, просыпаюсь я всегда резко и сразу, не имею привычки валяться на кровати и нежиться под одеялом. Потому что спать на кровати и под одеялом - редкость, чаще всего это автомобиль, либо земля, и после таких ночей тело затекает, болит и ноет, поэтому лежать уже как-то не хочется. Во-вторых, когда спишь мало, действительно мало и в течении долгого времени так, организм как будто привыкает. Ты просто открываешь глаза и встаешь. При этом тебе, конечно, хуево и больше, чем спать, хочется только сдохнуть, но ты в любом случае проснулся. Вот и сейчас так. Голова у меня тяжелая и соображаю хуево, но глаза открыты, я не даю этому "закрою глаза еще буквально на две минуточки" ни единого шанса.
- Открой ей, пусть зайдет, - произношу тихо, и после сна голос звучит так, будто мне не восемнадцать лет, а все сорок. Я много курю, у меня от природы низкий голос, но по утрам он зашкаливающе низкий, хотя девушкам это нравится, и это главное. Переворачиваюсь на бок, вытягивая руки и сползаю на пол. - Скажи, что замерзла, - имею ввиду два одеяла, и пока одна рука сгребает футболку с джинсами, ногами я уже частично под кроватью. Еще пять секунд, и вот я уже чуть натягиваю одеяло, чтобы конец упал на пол, и меня точно было не видно. Движения отточенные и механические, словно я таким каждый день занимаюсь. Ну, вообще-то, не каждый день, но...

Я мог бы выскочить в окно, но вспомнил, что там блядские кусты, и я скорее всего весь исцарапаюсь нахуй, пока буду лезть. Одеваться не было времени.
Энди открывает дверь, и Клэр заходит. Проходит по комнате, говорит про вещи, которые валяются на полу и про то, что в комнате накурено. Удивляется подносу и тарелкам, мол, не замечала она за Энди привычки есть по ночам, но это даже хорошо, а то какая-то она щупленькая. Едва сдерживаюсь, чтобы не заржать, а когда Энди с Клэр выходят, провожу под кроватью еще несколько минут, и всё-таки вылезаю.
Хочется спать. Раньше, когда я был чуть младше, по утрам я всегда обещал себе, что как только приду домой, лягу спать. Сейчас я уже потерял наивную веру в то, что я способен на такие подвиги. Да и дома у меня больше не было.

Потихоньку натягиваю на себя одежду, потягиваюсь, тру глаза. Пытаюсь придумать, чем себя занять, но голова работает плохо. Скорее всего, сейчас поползу досыпать в машине еще хотя бы пару часов. Возможно, Энди еще поднимется в комнату, чтобы одеться или что-то такое, но мне неохота её ждать. Я раскрываю окно и вылезаю наружу, спускаюсь и не перестаю чертыхаться. Когда-нибудь я обкромсаю эти кусты нахуй, и Клэр будет долго негодовать, кому не угодило их ползущее растение. Мне.

Сигарета вместо завтрака. Я усаживаюсь прямо на капот собственного автомобиля, курю одну сигарету, почти сразу же вторую, потому что надо себя чем-то занять. Еще очень рано, солнце только-только выглядывает из-за горизонта, поют птицы и трава мокрая. Я бы оценил, но что-то как-то нет...
Наконец, дверь открывается и выходит Энди, затем Клэр. Кажется, они обе удивлены меня видеть, и это именно та реакция, на которую я рассчитывал. Не знаю, что делаю и зачем делаю, это просто импульс. Хочу и всё тут.
- Миссис Харлоу, - салютирую ей рукой, между пальцами которой зажата сигарета, когда они проходят мимо. Задерживаю взгляд на Энди и ухмыляюсь: - Мисс.

Когда они уезжают, я не смотрю им вслед. Сажусь в машину и тут же уезжаю, чтобы оставить автомобиль на соседней улице, в тени дерева. Перебираюсь на заднее сиденье автомобиля и тут же вырубаюсь. Мне ничего не снится.

[AVA]http://s3.uploads.ru/o0Y2C.png[/AVA]
[NIC]Andy Reed[/NIC]
[STA]fuck this, fuck that.[/STA]
[SGN]

M Y  F I S T  I S  A  W E A P O N
M Y  F E A R  I S  A  L I E

https://49.media.tumblr.com/a30f0991ec2fe8ea4f0392f5c9176aa1/tumblr_nq1voyHgil1u82fhgo2_250.gif
A B O U T.

[/SGN]

+1

25

Еще пять секунд мне понадобилось для того, чтобы посопеть Риду в грудь и окончательно продрать глаза. Не стоить думать, что я неженка, которая привыкла валяться в постели до того, как солнце войдет в зенит, наоборот, в приюте меня приучили подниматься рано, делать зарядку, после чего я могла пребывать на подъеме до самого вечера. Не берусь утверждать, что я жаворонок, вот есть такая птица, которая рано встает и поздно ложится? Как она называется? Долбоклюйка? Вот это я, мне категорически жаль тратить драгоценные часы своей жизни на сон. Вчера мы легли поздно, в четвертом часу, а с учетом того, что я еще ворочалась с боку на бок и присматривалась к лопаткам Рида минут так тридцать, то выспаться организм за два часа не успел, и ощущение было такое, что меня каток размазал по асфальту, затем я встала и снова попала под каток. После школы сразу же лягу спать!
Несмотря на то, что по документам я числюсь в частной и прихожу туда на зачеты и контрольные работы, основным местом учебы остается школьное заведение при «Городе детей», я стараюсь не обращать внимания на завистников и недругов, больше концентрируясь на тех, кто по-прежнему относился ко мне, как к своей лучшей подруге: Ким, Эмили, Никлаусу, Эдди и Норе, хотя с последней у нас как-то состоялся откровенный разговор о непонимании, но она была честна в своих мыслях, а по тому до сих пор считалась мне названной сестрой, впрочем, как и Энглерт.

Скатываюсь с кровати на пол, вставая сначала на четвереньки, а затем в полный рост, и, бросая недоверчивый взгляд на проснувшегося парня, подхожу к двери, дергая щеколду и впуская мать. Когда я оглядываюсь, то вижу только непозволительный для девочки хаос в виде разбросанных шмоток и банок от энергетиков, присутствие Энди ничего не выдает.
Клэр удивляется тому, какой прожорливой я стала на ночь глядя, но я лишь пожимаю плечами, мол, сама не знаю, что на меня нашло, и плетусь сначала в ванную комнату, затем на кухню.
Сидя за столом, заметно нервничаю и тороплюсь, наспех заталкивая в себя самодельные эклеры и заливая их капучино с фундуком. Фундук в данном случае не очищенные и кинутые в напиток орехи, а какой-то сироп из них, сделанный Харлоу самостоятельно по их фамильному рецепту. Обычно мне нравится, но сейчас я только обжигаю горло и морщусь от того, что во рту все сводит от сладости.
Сказав, что сбегаю в туалет перед выходом, я захожу к себе в спальню, заглядываю под кровать и в шкаф, но Энди нет… Ушел. Вспоминаю, что он хотел всего лишь переночевать и все, зачем я ему дальше нужна? А он мне нужен? В памяти всплывает воспоминание о том, как вчера я гладила его пальцами по волосам, и мы о чем-то болтали, о семье и о порно, что ли… И о том, что не обязательно поступать в университет, чтобы чего-то добиться в жизни.
Залезаю в свои любимые джинсы, футболку, сверху натягиваю толстовку, борясь с желанием спрятаться в капюшон, как в кокон, стягиваю волосы резинкой в небрежный пучок и ищу рюкзак. Ах да, я же его оставила в комнате девочек вчера ночью, а где мои тетради и учебники хуй знает, надеюсь, я не потеряла их, и они дожидаются меня в моем шкафчике.

Клэр одета с иголочки, словно мы не в школу едем, а на прием с президентом, каждый волосок в прическе на своем месте, как по линеечке, и тут я рядом сонная и в потертых штанах. Ума не приложу, когда она вообще спит, ведь на то, чтобы всегда выглядеть как королева, надо убивать дофига времени. Женщина пропускает меня вперед и закрывает замки, затем мы по дорожке топаем до калитки, где я вижу за забором, мать вашу, Энди Рида!
Я думала, что у него хватит мозгов убраться отсюда и не светить своим еблом и тачкой перед Клэр, но не злюсь, меня веселит его принципиальность и въедливость, что ли.
Мать смотрит на него изумленно, не уверена, что она вообще знает о существовании этого молодого человека, но отвечает ему улыбкой и легким кивком головы.
Когда мы отходим, она, все так же с прямой спиной и невозмутимым видом, спрашивает:
Это твой друг? — На что я резко мотаю головой.
— Нет, конечно, первый раз его вижу.
Клэр слегка удивляется, но не придает значения внезапному появлению юноши неформального вида около нашего дома.
Думаю, надо поставить на окна решетки, — добавляет женщина, читая мои мысли, а я же, как только мы отходим метра на четыре, завожу правую руку за спину и показываю Энди средний палец, а затем оборачиваюсь и улыбаюсь. Уезжай уже, дурак, с тобой было весело!

[AVA]http://funkyimg.com/i/29Hu7.png[/AVA]
[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]все впереди.[/STA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/d1b44f3c2fb5d55077186b2ba86621da/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco2_250.gif http://31.media.tumblr.com/fc496f8260c0566931cbf713cbafcc74/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco3_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ученые говорят, что мир состоит из протонов, нейтронов и электронов...