В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » We are all in the gutter, but some of us are looking at the stars


We are all in the gutter, but some of us are looking at the stars

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

{ Хэйден и Кай
Лос-Анджелес, апрель 2016 }


Двое шестнадцатилетних подростков. Без манер и воспитания. Они живут в Луизианской пустоши. На их посёлок обрушился ураган, почти стерев его с лица земли. Они чудом уцелели, и им не оставалось ничего, кроме как ехать в город и начинать жизнь заново. С нуля, потеряв всё. Их встреча происходит несколько лет спустя, после того, как дорожки разошлись.

***

25 апреля 2010 - это было обыкновенное жаркое утро. Пахло сухой пылью дорог и жжёной пластмассой, но на горизонте собирались тёмные-тёмные, грозовые тучи, а это значит, что скоро будет дождь, и солнце перестанет сжигать этот маленький посёлок до тла. Я зашёл в небольшую придорожную закусочную, стоянка рядом с которой была расчерчена пустыми ячейками для машин, лишь неподалёку от слегка поцарапанного оранжевого, пожарного гидранта стоял одинокий, ржавый пикап без колёс и из-за него выглядывал автомобиль с Новоорлеанскими номерами. Я в этот момент думал о холодном зелёном чае с мятой и искал взглядом барменшу - Хэйден.
До меня донеслись кусочки разговора Хэйден нагнувшейся над небольшой барной стойкой, скривившей губы в надменной ухмылке, и кроткие возражения педантичного, невозмутимого поcетителя, заехавшего перекусить:
- Какой соус? Кетчуп и горчица – всё, на что ты можешь рассчитывать, - говорила импульсивная Хэйден в свойственной себе эксцентричной манере, -  Это тебе не Gray’s Papaya, - с раздражением она пихнула сосиску в булке в микроволновку. Мы все знали, она часто нервничала и капризничала, когда кто-то выводил её из себя, но быстро отходила.
- Конченная ебланка, но талантливая ебланка. Она делает лучшие хот-доги тут, - пускаю комментарий с небольшой рекламой закусочной для достойно державшегося покупателя, который даже бровью не повёл из-за манеры общения Хэйден. В его одежде, в его вальяжной позе, с которой он облокотился о стойку, я увидел городской лоск.
- И единственные, что самое важное! - встряла девушка.
Поэтому не выпендривайся, иначе будешь питаться стряпнёй своей мамаши, мамочкин сыночек.
- Ха, ха, ха, - вообще, мы с Хэйден терпеть не могли городских, они часто задирали носы и ставили себя выше нас. Мнили себя учёными, самыми умными. Возможно, наш посёлок на отшибе Луизианы действительно не может дать хорошего образования, зато я умею чинить машины, отлично вожу, точно стреляю, благодаря отцу, берущему меня на охоту. Да, у нас тут не продают красивой одежды, и мы не можем похвастаться модными страничками на инстаграм. Но живём как живётся и не жалуемся. 
Хэйден  наливает мне холодный зелёный чай, и я опрокидываю чашку, выливая содержимое в себя.
- Господи. Ну у вас и акцент, - произносит парень, забирая тёплый хот-дог и повернувшись к столикам, бросает уходя, разговаривает с нами спиной, – Кошмар. Как вы двое друг друга выносите?
Мы переглянулись с Хэйден, перестав смеяться. Хотелось что-то возразить этому павлину, но мы услышали шум моторов и колёс тяжеловесных машин по гравию. Машина остановилась рядом с закусочной. И в громкоговоритель кто-то произнёс. «Внимание, сохраняйте спокойствие, штормовое предупреждение. Всех жителей просьба не покидать дома, а лучше укрыться в убежищах под землёй». Мы втроём приникаем к старым от времени, покрывшимся мелкими царапинами окнам. И видим, как с небес спускается пыльная, тонкая воронка, едва не касаясь хвостом земли, над которой поднимаются клубистые облака пыли и грязи.
- И часто здесь такое? – удивившись, спрашивает приезжий.
- Эта закусочная выстояла ураган в 2005, пришедший к нам из Мексиканского залива. Я не вижу поводов для беспокойства, - сказала Хэйден, хотя её обеспокоенный взгляд врал.
- Я думаю, при таком раскладе мы имеем полное право открыть на халяву бутылку лучшего вина, - паясничаю я, подползая к бару и, схватив за горлышко, разглядываю вино, в котором, по правде говоря, совсем не разбирался. Предпочитая дешёвое, холодное пиво.
- С чего бы это вдруг?
- Может, это последние минуты и всё такое, - хихикаю я.
- Если откроешь бутылку, я выставлю тебя. И это будут твои последние минуты, без "может".
Смеясь и пряча за спиной бутылку, я забегаю за барную стойку в тот момент, когда посёлок погружается в сумрак, а большая сосиска в тесте на шпиле, прикреплённая к крыше скрипит и предостерегающе покачивается. У меня пара непринятых вызовов, но сотовые телефоны не ловят сеть, на экране «мама» и «тётя Элизабетт» - мама Хэйден.
Началось.

Отредактировано Vincent Jervis (2016-08-29 13:16:50)

+1

2

Ненавижу чертовы самолеты. Если бы Сиэтл не находился так далеко от Лос-Анджелеса, то я бы обязательно воспользовалась наземным транспортом и плевать что вероятность угодить в  автобусную аварию куда выше чем перспектива авиакатастрофы, но и шансы выжить там не менее высоки. Я устало качу за собой огромный чемодан, который не только чрезмерно тяжелый (хотя я взяла с собой лишь самое нужное и ни вещичкой больше!), но еще и издает громкий шум из-за небольшого дефекта с колесиком, возникшего вследствие моего неудачного управления этой «коробкой с ножками» и ее угождения прямиком в решетку ливневой канализации перед отелем в чужом городе. Какая жалость. Хотя нет, мне совсем не жаль даже несмотря на обилие фирменной ткани Louis Vuitton, которая не просто бесит своей излишней гламурностью, но еще и выдает с потрохами стоимость столь ненадежной покупки. В далеком прошлом, когда я еще была обычной школьницей родом из болотистой Луизианы, нарочно выкрашивала волосы в темный цвет, избегая стереотипа о глупости блондинок и, тем не менее, постоянно сосала приторно сладкие чупа-чупсы или надувала неприлично большие разноцветные шарики жевательной резинки, я смотрела на всех расфуфыренных девиц с обложек журналов или рекламы шампуня для волос и пренебрежительно морщила носик совершенно не понимая, что людям нравится в этих глянцевых ненастоящих куклах? Сейчас каждая вещь на мне имеет свое собственное имя, а буквально вчера я проводила вечер в самом лучшем спа-салоне Сиэтла и без малейшего зазрения совести передала золотую кpeдитную карточку, вальяжно зажатую между указательным и среднем пальцем, худенькой девочке-администратору, неприлично долго задержав взгляд на ее неидеальном маникюре и непроизвольно цокнув языком. Забавно, раньше я с презрением смотрела на всякого рода пафосность и напыщенность городских жителей, ставя под сомнения философию их жизни, а сейчас такая же ненавистная гламурная цыпочка каждое утро смотрит на меня из зеркала. Кажется, в итоге я оказалась той еще лицемеркой.
Непроизвольно потираю шею левой рукой, на изгибе которой болтается мой пиджак, и притормаживаю недалеко от выхода из аэропорта, чтобы пошарить рукой в недрах своей сумочки в поисках айфона, на экране которого горит смс оповещение о том, что Ральф будет ждать меня на парковке. Чудесно. По крайней мере, не придется засовывать два пальца в рот и громко свистеть, чтобы выделиться из толпы таких же желающих покинуть это место и привлечь внимание какого-то таксиста. По правде говоря, я всегда ненавидела старые машины, в которых противно пахнет дешевыми освежителями воздуха, болтающимися на лобовом стекле, и себя, за то что три раза провалила экзамен по вождению, так и не получив в итоге права.
Меня обгоняет какой-то парень и что-то в его вальяжной походке привлекает внимание и заставляет сосредоточиться на фигуре незнакомца, в то время как он поворачивает голову в сторону и бросает короткий взгляд на электронные часы, а мое сердце больно ударяется о грудную клетку. Этого просто не может быть. Я переборщила с успокоительными и теперь мне чудится всякая ерунда, которая просто не может происходить в реальности. Тем временем парень  притормаживает в каких-то пяти метрах от меня, уже практически у самой двери, и сосредотачивается на мобильном телефоне, а я резко срываюсь с места и с необычайной силой и энтузиазмом тяну за собой чемодан, наполняя без того шумное пространство лишним звуком. Мне просто нужно убедиться, нужно знать наверняка, чтобы не терзать себя в сомнениях и догадках, как только знакомая фигура скроется в безликой толпе людей. Останавливаюсь сразу за его спиной, делаю один глубокий вдох и наконец-то громко обращаюсь к застывшей передо мной фигуре.
– Эй, мудила, ты преграждаешь проход и не даешь мне выйти, – момент истины. Если я ошиблась, то какому-то парню просто не повезло встретить на своем пути раскрепощенную блондинку с острым язычком, но если же мои глаза и инстинкты все же не подводят меня, то никто иной, как сама тетушка судьба решила поиграть с чужими жизнями и вновь пересекла наши дороги. Он поворачивается на грубое обращение в свой адрес, а у меня перехватывает дыхание. – Господи, Кай, это действительно ты? – зачем-то на всякий случай переспрашиваю и застываю в удивлении с приоткрытым ртом и едва заметной улыбкой. Мне кажется, что если я пошевелюсь или скажу еще хоть слово — он исчезнет, а я проснусь от электронного голоса первого пилота, предупреждающего о предстоящей посадке. Пожалуйста, просто будь настоящим.

Отредактировано Maya Carroll (2016-04-03 00:41:29)

+1

3

"Мудила? Я? Знаешь, я с тобой согласен. Я веду себя как форменный мудак, потому что это прикоольно. Люди тащатся и никогда не забудут того, кто относится к ним по-свински. Я тебе не перезвонил? Бросил спустя неделю наших бурных отношений? Хрен-знает-как-там-тебя зовут, но голос красивый". Оборачиваюсь и приподнимаю в удивлении брови - слегка ассиметричные, первая имеет идеальную форму, делая половину лица немного хитрой и нагловатой, а вторая изогнута ломанной дужкой, что на фотографии сбоку я выглядел бы добродушным и наивным парнем, от которого не нужно ждать подвоха. Не так много смельчаков, чьи оскорбления настигают меня сладкими звуками звонкого женского голоса с насмешливыми, самоуверенными нотками, и выбираются за пределы молчаливых, отфотошопленных фотографий металлических ворот моего дома, исписанных шрифтом Subway, а не красками граффити. Уличное искусство в мою честь появлялось обычно на неохраняемых фассадах зданий в тех районах, которые я проезжал раз в год на своих быстрых машинах.
Цепляю очки за ворот рубашки - прощай, тёплый, кофейный оттенок улиц - и заглядываю в такие знакомые улыбающиеся глаза с золотистой радужной оболочкой, голубовато-серого цвета. Хэйден красивая, без угловатости девочки-подростка, без неловких движений, с яркими красными губами, ямочками на щеках и с проницательным взглядом. Не неробеющим, смелым, каким она смотрела раньше на мир, а флиртующим и женственным. Цепляюсь глазами за красивые черты лица. Никогда бы не полюбил ту Хэйден с волосами-соломкой, с бледным лицом, худую с кривой улыбкой, а эта девушка запала мне в сердце.
- Иуу, - выдавливаю из себя немногословное приветствие и ответ, рассматривая Хэйден. Я не нахожу слов, в то время как я известный телеведущий, парень из скандального ток-шоу, наделавший много шума, мои яркие цитаты заполонили весь интернет. Я "славный чувак" - по первым впечатлениям звёзд от знакомства со мной в баре, с которыми мы опрокидывали шоты в один из уикэндов, и которые роняют эти слова, когда их агенты просят их с мольбой не ходить на моё ток-шоу. А потом они плачутся агентом, что я полное дерьмо!
Я чуть щурю глаза и кривлю губы, но это даже рядом не та улыбка, которая обычно бывает у людей, которые рады друг друга видеть. Слишком много пережитого вместе осталось позади. Я слишком отчаснно хоронил своё прошлое, чтобы теперь столкнуться с призраком. Мы с Хэйден обещали, что никогда друг друга не бросим, будем держаться вместе. Я обещал, что позабочусь о ней, когда мы узнали о смерти её матери, и я впервые увидел как сильная, вечно весёлая Хэйден плачет. От этих воспоминаний моё сердце почти расстаяло. Но потом наша жизнь круто перевернулась, мы работали на дурацких работах, лишь бы оплатить аренду самого дешёвого лофта на окраине. Ругались из-за бытовухи. Из-за дурацкой немытой посуды, разбросанных дешёвых шмоток, спрашивали, куда пропадают все деньги, которые мы заработали. Мы были посуду, толкали друг друга, периодически почти дрались, держали бойкот, потом бурно мирились. Пока, в конце концов, всё не рухнуло. Мы почти не разговаривали, много работали, наши графики почти не пересекались. Она работала ночью, а я днём в мастерской. Пока не сел в машину к одной богатой тёлке.
- Ну привет, землячка, только тссс, - неохотно признаю своё происхождение. Когда все вокруг считают меня крутым, талантливым от Бога, сложно признаться, что их Рай - это всего лишь дурацкая луизианская деревня, с Райскими кущами, угрюмо склонившимися над кромкой Мексиканского залива насыщенного болотного цвета. Одной рукой прижимаю Хэйден к себе, чувствуя её телом, в другой руке зажата банка тёплого тасманийского пива, нахожу глазами парня с еле читаемым именем Кай на перевёрнутой табличке, - Чёрт, - выдавливаю с лёгким презрением я, когда какой-то человек вдавливает меня в Хэйден, а пиво разливается по нашим дорогим шмоткам. Телефон и небольшая, расстёгнутая сумка вылетают из её рук. Я опускаюсь на корточки, чтобы собрать её вещи, пока не нахожу пузырёк с медицинскими препаратами. Кручу им в руке и вопросительно смотрю на Хэйден.

Отредактировано Vincent Jervis (2016-04-26 13:01:21)

+1

4

Я не ошиблась, хотя парень напротив лишь отдаленно напоминает моего друга Кайла. Дело не в том, насколько старше он стал выглядеть и правда ли в уголках глаз появились первые тоненькие морщинки, да и не в том, что его идеальное мускулистое тело обтягивает дорогая одежда из именитых бутиков в центре города, даже не в болтающемся на запястье дорогущем браслете от David Yurman, узнаваемом своим фирменным стилем и являющимся ничем иным как признаком роскоши и неподдельной успешности человека… Дело в его взгляде. Он стал раскованным и нахальным, с губ парня слетают незамысловатые звуки и фразы, он больше не улыбается моей любимой добродушной улыбкой и в сочувствии не закатывает глаза, когда я намеренно, с отсылкой к общему прошлому, начинаю хамить и демонстрировать былое невежество. Кай, которого я вижу сейчас, больше походит на одного из тех парней, что с наглой ухмылкой снимают девчонок в баре или заигрывают с барменшами, оставляя приличные чаевые просто потому, что в их карманах слишком много столь ненужных мятых зеленых бумажек, когда все в этой жизни можно купить при помощи пластиковой MasterCard.
Когда-то мы вместе перебирались Лос-Анджелес после рокового урагана, разрушившего наши жизни, строили грандиозные планы по покорению Голливуда, мечтали, как будем потягивать охлажденный мохито где-то на лазурных пляжах Бора-Бора и старались оставаться оптимистами, пока жестокая реальность не перечеркнула все разноцветные желания на двоих одной толстой линией серой обыденности. Бесконечная работа, чтобы оплатить аренду и купить что-то поесть, тотальная нехватка времени на отодвинувшееся на второй план общение, непредвиденные бытовые проблемы и временами переполняющая ревность, когда от его футболки пахло чужим женским парфюмом после очередного рабочего дня.
Мы перестали быть наивными мечтателями и вместо воздушных замков строили серьезные планы на жизнь. К слову, его начала налаживаться гораздо раньше моей. Кай восторженно рассказывал о внезапно появившихся перспективах, забывая делать очередной глоток дешевого холодного пива из жестяной банки, которое я забрала после ночной смены в баре, мне оставалось с тревогой ожидать грядущие перемены, но при этом все равно изображать неподдельную радость его неожиданному успеху. В какой-то момент я даже начала думать, что скоро все изменится для нас обоих, но в богемном мире нет места сразу двум бедным сироткам из Луизианы.  Однажды, вернувшись домой уставшей практически под утро после работы, я не обнаружила вещей своего друга на деревянных полках. Испарился, уже на полпути к своей мечте, пока я неуверенно сжимаю в руках письмо о зачислении в Калифорнийский университет. Тогда я убедила себя в том, что он просто в очередной раз защитил меня и самостоятельно принял верное для нас обоих решение. Вот только образовавшуюся пустоту в сердце еще не скоро удалось заполнить.
И вот сейчас, спустя столько лет, мы вновь стоим друг перед другом, Кай наклоняется, чтобы приобнять меня, совсем как в былые времена, а я вдыхаю незнакомый аромат его новой туалетной воды, не позволяющий предаться воспоминаниям и мимолетным порывам. И все же мы оба изменились. Кто-то толкает Кая в спину и на какое-то мгновение мы оказываемся совсем близко, от чего на мгновение хочется прикрыть глаза и расстроиться в этом моменте, пока по телу не начинают стекать капли пива, составляя коричневатые пятна на светлой блузке.
- Какого… - не сразу понимаю, что произошло и от неожиданности роняю свою сумочку Birkin, заставляя ее содержимое моментально рассыпаться по полу. Кай реагирует быстрее меня и наклоняется чтобы помочь, пока я оцениваю нанесенный  моему идеальному внешнему виду ущерб, а после встречаюсь взглядом с парнем, вертящем в руках баночку с таблетками. – Я все еще жутко боюсь высоты, а это просто успокоительное, на которое у меня между прочим есть рецепт, мам, - в своей обычной манере игнорирую любые проблески заботы, уже привыкнув к тому, что  в этом мире каждый сам за себя, и забираю белую пластиковую баночку, моментально зашвыривая ее обратно в недра сумочки, к остальным мелким вещам. – Ты же вроде все еще живешь в Лос-Анджелесе? – вновь встречаюсь с его хитрым и незнакомым вопросительным прищуром. - Читала о тебе какую-то статью в одном из глянцевых журналов.
Мне хочется больше узнать о его жизни, как он смог достичь такой популярности, что планирует делать дальше, но самое главное – счастлив ли он? Вспоминал ли обо мне? Но вместо этого я выдавливаю из себя достаточно робкий вопрос:
- И как ты справляешься со всей этой публичностью? – хотя еще в школе он любил покрасоваться перед девчонками и выглядеть круче на фоне остальных парней. Стало быть, ему всегда на подсознательном уровне хотелось быть популярным?

+1

5

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » We are all in the gutter, but some of us are looking at the stars