Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Роман с городом


Роман с городом

Сообщений 21 страница 40 из 60

21

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Кто знает, часто ли Магде придется сравнивать тех двух мужчин, что были в ее жизни? И ведь, пусть один уже ушел, без шансов на возвращение, молодая женщина не могла не вспомнить, как просила несколько более взрослого пана-мужа дарить ей больше поцелуев, поскольку даже находясь в законном браке, Янек очень нечасто позволял себе столь бурные проявления чувств. Возможно, тут играла роль разница в воспитании или возрасте? А может, дело было в его болезни, что отнимала с каждым разом все больше сил? Ну к ого спросить, а кто знает, уже не скажет. Однако у Андрея белокурой панне просить о поцелуях, что никогда не бывают лишними, не было нужно. Офицер быстро обнял свою супругу, не забыв подарить ей очередной уже поцелуй, во время которого Магде не оставалось ничего иного, кроме как закрыть глаза и … наслаждаться, той страстью и той несдержанности ее теперь уже законного супруга, которая поначалу ее настораживала, если не отталкивала. А ведь теперь привлекала?
Андрей не стал терять зря времени и быстро высказался по поводу его желаний, в ответ на которые ей следовало устыдиться, но никак не улыбаться, игриво покачивая головой – не так ее воспитали, не так ее растили! Но, мир стремительно менялся. Менялась и Магда, но вовсе не из-за мира вокруг, на который она удивленно смотрела широко открытыми глазами, но только благодаря Андрею, что ценил любой миг, подаренный жизнью. Может быть, ей именно этого и не хватало? Ей так не хватало нежности и любви, крепкого плеча и уверенности в завтрашнем дне – да, но дать все это капитана она не обязывала. Хватит и того, что он рядом, готовый защитить ее, поддержать и дарить так много любви и ласки, сколько она давно уже не доставала…
Она лишь хмыкнула в ответ своему новоиспеченному супругу, как делала это когда-то, казалось бы, давным-давно, в те годы, которых больше было не вернуть более, но которые многие будут с теплотой в сердце вспоминать. Ей не хотелось, чтобы Валентина Ивановна думала о ней плохо, но … похоже это никогда не будет подвластно Магдалене и их соседские отношения она более не сможет наладить и подвести к более … нормальным?
- У меня такое впечатление, что ты думаешь только об одном, - это не был упрек, разве только замечание, которое сделала она, основываясь на собственных выводах. «Надеюсь, у тебя не в каждом городе есть по жене хоть?» - хотела было озвучить свое весьма неоднозначное замечание-вопрос, но вовремя сдержалась. Неподалеку от них шумно проехал автомобиль, заставивший переждать Магду, а после и отказаться от своего любопытства.
- Да, конечно, пойдем, - кивнула в ответ Магдалена мужу, под руку с ним отправившись в сторону театр, где пианистку ждала очередная репетиция. Так уж сложилось, что в оркестре играла сразу пара добрых знакомых молодой супруги советского офицера, поэтому дорогой женщина была занята размышлениями – а как ей все-таки стоит отпрашиваться и тем более представлять мужа?! За все время своей учебы и работы, она никогда не отказывалась от любимого занятия – игры на пианино. Но, сегодня явно день был усыпан чем-то необычным?!
- Dzień dobry, panowie!* – поприветствовала своих коллег по оркестру Магда, войдя в зал, где уже почти все собрались. Она не сразу заметила удивленные и даже шокированные взгляды, которыми смерили Андрея, когда ее небольшие каблуки выстукивали свой ритм, приближая ее к высокообразованной музыкальной интеллигенции.
Она уже была готова представить Андрея, как задумалась, когда ситуация, едва не вышла из-под контроля, когда скрипач по имени Матеуш, поспешил проявить храбрость и поинтересоваться непосредственно у Андрея, за чем он пришел…
- Wszystko jest w porządku, nie martw się**, - поспешила успокоить она коллегу, не понимая, чем еще это может обернуться. Но, как говорится, чья-то нетерпеливость и собственнические чувства сыграли свою роль… В итоге, Андрей вышел, как он сказал на перекур, а Магдалене пришлось объяснить все своим коллегам, говоря о любви, в которой пока еще не была уверена, ведь они так мало были еще знакомы с Андреем, хоть соединяли свои жизни не на короткое время – каждый из них осознавал, что эта их связь будет длинною в жизнь.
Возможно, ей стоило бы злиться на Андрея из-за его несдержанности, граничащей с невоспитанностью, но мужчина был слишком хорош собой, чтобы это сделать … а потому, она лишь вкратце пересказала ему слова, сказанные ей уже скорее вслед, но в следующее мгновение удивленно смотрела в глаза мужчины, когда он выдал информацию о каком-то сослуживце, у которого было что-то …
- Шнапс? А разве это презентабельно проставляться шнапсом? Я думала, положено брать вино… - произнесла Магда уже по дороге в часть, где она имела возможность, быть может, в первый и в последний раз посмотреть на среду военных, в которой и обитал ее избранник.
- Но, почему мы не будем пить? Так нельзя ведь?! – удивилась Магда словам мужчины, решив уже на обратной дороге домой, объяснить ему, что следует не просто накрыть поляну, но и приготовить хорошие угощения в целом, которые и разделяешь со своими товарищами, дабы никто не был недоволен, а то прозовут скрягой или неумехой. Собственно, этим она и занималась, когда с тем же, приобретенном пузырьком, они проходили мимо костела, где и встретили пани Гдычинскую. И тут, у Магдалены замерло сердце… что же скажет мудрая женщина?
- Благодарю, Вас пани, - скромно улыбнулась Магда, которой явно не понравилось упоминание Янека. Ян ведь остался в прошлом… и того прошлого уже давным-давно нет, пусть еще недавно она за него охотно цеплялась. – Может быть зайдете к нам хоть на филижанку кофе? Знаю, вы торопитесь домой, но … хоть на пять минут? – предложила молодая женщина соседке, на что она и решила согласиться, поддавшись уговорам, скорее даже из праздного любопытства – из какого теста этот офицер и какие у него намерения она могла узнать только за чашкой кофе и при неспешной беседе.


* Добрый день, панове! (польск.)
** Все в порядке, не беспокойся (польск.)

0

22

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Андрею очень не понравилось, каким взглядом его одарила пожилая полька... этаким оценивающим что ли? Почти так же на Шевченко в далеком детстве смотрела его учительница математики, когда обнаруживала, что он вместо того чтобы корпеть над примерами или задачкой, играет с братом Оськой в морской бой или крестики-нолики. А еще во взгляде пани Гдычинской совершенно явно читалось самое искреннее разочарование - мол, кое-кто совершенно не подходил Магдалене в качестве законного мужа. Капитан недовольно нахмурился, когда Магдуся пригласила вредную старушенцию зайти в гости, но спорить с женой не стал... и мельком подумал, что придется сдерживаться, чтобы не ляпнуть чего при гостье. Особенно если она начнет читать ему нотации или сравнивать с бедным покойным Янеком.
В общем... спустя несколько минут дома был накрыт скромный стол - и пани София тихонько вздохнула, потому как последний раз видела добротные продукты и в том числе мясо, только благодаря милой Магдалене. Молодая женщина всегда была очень добра и старалась помочь Гдычинским и по всей видимости в прошлый свой визит принесла тот самый ужин, что достал для нее этот русский.
А может быть он не так уж и плох? - подумала про себя пани Гдычинская. -Конечно не так хорошо воспитан и образован как бедный Янек, но разве это главное в жизни? Умная женщина всегда знает как "воспитать" для себя мужчину... и раз Магда его выбрала, значит в нем что-то есть?
-Я очень рада, что наша дорогая Магдалена теперь не будет одна и ее есть кому защитить, -произнесла полька, более благосклонно посмотрев на Андрея. -Я надеюсь, вы не увезете ее на родину от нас?
-На какую родину? -удивленно поинтересовался Шевченко. -Мой батька родом с Украины... был. И уезжать мне некуда, я итак на родине...
-Простите, если я вас обидела.., -тихо добавила пани Зося. -Очень трудно привыкнуть к тому насколько все изменилось сейчас... и вокруг столько боли и обездоленных людей, что порой мне становится страшно. Вот и мы с Таддеушем тоже были бы совсем одни, если бы не милая Магда...
-Не извиняйтесь, -коротко бросил Андрей. Еще не хватало, чтобы эта старушенция начала его жалеть?! Нечего ровнять его с теми, кто давным-давно опустил руки, оплакивая потери того что было раньше, к тому же он больше не один - у него есть жена и они сумеют пережить это трудное время. -Я тоже не хотел бы вас обидеть, пани... но вы ведь считаете, что я не подхожу Магде, правда? Так что чего уж там...
-Не совсем так... просто вы очень разные люди... только и всего, -попыталась оправдаться Гдычинская. -Я уверена, что вы это и без меня знаете...
Шевченко оставил без комментария слова польки и решил попробовать шнапс, который выменял у старшины, раз уж старуха испортила ему настроение. Пойло и вправду было не ахти - со старым добрым первачом не сравнить - но для накрытия поляны подойдет идеально. Искать вино для людей, которые косо на него смотрели, Андрей точно не собирался...
-Итак, -пани Зося сделала попытку продолжить беседу, улыбнувшись Магде. -Когда же вы пойдете в костел, моя дорогая? Я бы очень хотела увидеть как ты и твой муж получите благословение святой церкви...
-Чего-чего она сказала? -переспросил Шевченко у своей супруги, потому как гостья перешла на польский, в котором капитан понимал не все слова. -Зачем нам в костел?
-Затем что без этого нельзя стать мужем и женой по-настоящему, -произнесла Гдычинская, посмотрев на Андрея. -Вот только вам придется перейти в католическую веру и это может занять какое-то время...
-Почему перейти? Меня и в православную не крестил никто... батьку с мамкой бы за это с работы поперли точно, -пожал плечами капитан. -И мы уже с Магдой женаты, хватит нам и этого.
-Но как же так?? Магда, милая, объясни своему мужу, что так нельзя! -начала причитать пани Зося, почти испуганно переводя взгляд с Магдалены на ее новоиспеченного супруга. -А если у вас будут детки?? Вы их тоже не станете крестить??
-Что значит "если у нас будут детки"? -обиделся Андрей. -Не "если", а точно будут... мы с начала нашего знакомства над этим работаем... Какое мне крестится? От этого будут неприятности - вы забываете, в какое время мы живем.
-Какое бы ни было время, нельзя забывать о боге.., -с какой-то горечью сказала Гдычинская, прежде чем попрощаться и уйти. -Только Он один всегда поддержит и подскажет верный путь... и утешит в печали, и сил даст жить, даже если будет очень трудно. Надеюсь, что вы это поймете...
После того как старуха ушла, Андрей заметил как сразу погрустнела Магда. Неужели, из-за его слов насчет крещения и прочего? Он придвинулся ближе к своей жене и обнял ее - она не отстранилась, но тяжкий вздох не заметил бы лишь только полный дурак...
-Ты хочешь чтобы я стал католиком? Но, Магдуся... я же в бога не верю.., -тихо сказал Шевченко. -А крестится, как я понимаю, надо если вера есть...
Магда на все аргументы своего муженька ответила, что им обязательно надо повенчаться в церкви, чтобы более не грешить... а что до веры - то она обязательно появится, если Андрей всерьез об этом задумается. Однако, конкретно в этот самый момент Шевченко был не в состоянии думать о возвышенном, потому как очень желал наконец обнять Магдусю и позабыть обо всем в ее объятиях. Что же до остального - об этом можно и завтра подумать?
Пару дней спустя, Шевченко повез Карпухина по очередному делу и проезжая мимо костела, мельком кинул на него взгляд... сегодня Магда собиралась после театра зайти туда и узнать у ксендза насчет крещения и последующего бракосочетания. После всех разговоров с женой, Андрей не выдержал и уступил... вот только полковнику и его супруге про это знать пожалуй не следует. Совершенно точно не поймут, зачем все это понадобилось капитану...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-06 23:58:27)

+1

23

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Страшное время наступило именно в тот момент, когда уже и не ожидалось. Скорее наоборот – каждый рассчитывал на облегчение, возвращение к привычному размеренному ритму жизни, который вели во Львове и других городах Польши, что теперь сама на себя не была похожа. В прочем, Львов теперь и не был польским городом, как оказалось. Кто-то словно бы по живому разрезал, проведя границу посреди некогда родного и единого края, объединенного, пусть и горькой, но совместной историей. Поговаривали, что перепись населения ведется неспроста, а всех поляков, оставшихся на территории освобожденного Львова и прилагающих к нему местностей, попросят покинуть страну уже совсем скоро. Но, по правде говоря, об этом Магдалена сейчас не так сильно переживала, как о более высоких вещах – венчание в костеле, как и предполагала это традиция святой католической церкви. А еще крещение неверующего Андрея, которого убедить в обратном пришлось во истину хитростью, но не разумными аргументами и доводами, которые только могла придумать Магда. Да, именно этим и были заняты мысли молодой пани, что добрую половину ночи предавалась собственным размышлениям по поводу того, что же скажет ксендзю, когда придет к нему со своею просьбой. Не прогонит ли ее? Поверит глупой и наивной женщине, что умудрилась полюбить неверующего, да еще и не поляка? О! Магда прекрасно могла представить причитания своей матушки, с которыми обрушилась бы строгая пани Свидзинская. Их она видела, практически во сне, прежде чем солнце не взошло над Львовом, побуждая каждого городского жителя просыпаться, двигаться дальше и идти вперед – и чей-то путь был направлен на работу, а чей-то … бесцельно петлял узкими улицами города, некогда заполненных кофейным ароматом.
Следом за Андреем из квартиры вышла и Магда. На улице слегка моросил дождик, а мыслями она витала слишком далеко от работы … Так что, придя на репетицию, молодая пани Шевченко решила немного схитрить и отпросилась, сославшись на неведомую болезнь. Кто-то из оркестра даже поспешил обменяться своими мыслями на этот счет – наверняка болезнь та и не является оной? Что же, сейчас Магда даже и не думала злиться на длинные языки своих коллег, ведь надеялась добраться до костела святого Антонио с Падуи еще во время утренней мессы. Может, за одно и исповедаться?
По правде говоря, белокурая пани определенно чувствовала страх за все те грехи, что успела натворить за последний месяц. Она уже могла себе представить себе, как ксендзь отчитывает ее, подобно матушке во сне, поэтому не решилась сразу же переступить порог костела, который предпочла кафедральному собору, в который ходила с детства и который был намного ближе. Намеренно избрала отдаленный храм, где никто бы не мог припомнить благочестие ее семьи, которое она истоптала не так давно.
И все-таки она решилась войти, переступить порог тихой и прекрасной святыни, где верующих было не так уж и много. Всего … пара десятков более пожилых паненок, вместо доброй сотни, которые обычно посещали мессы едва ли не ежедневно.
О времена, о нравы?
Месса только началась, когда Магда тихо прошла мимо лавочек и направилась сразу же к исповедальне, к которой стояла небольшая и тонкая веревочка из верных. Увы, но присоединиться к ним она не смогла. Не решилась, ибо совесть пока еще не позволяла. Нужно было дождаться, пока сможет навести в своей жизни порядок, а тогда браться чистить и душу.
Месса закончилась, кажется, даже слишком быстро. Ведь Магда так и не успела решиться присоединиться к очереди или поднять из колен, на которых стояла и молилась Пресвятой Деве, как только прибыла. Молилась или думала, кто знает? Но, когда к ней подошел относительно старый священник, панна поднялась из колен, чтоб ответить на его вопрос.
- Преподобный отец, - на польском обратилась Магда к священнику, окончательно растеряв всю свою решительность, - я пришла к вам, наверное, не с самой уместной просьбой, но …
- Какие же неуместные просьбы могут быть? – удивился ксендзь, глядя на молодую панну.
- Ну, такое сложное время – костелы закрывают, поляков высылают… а я пришла просить обвенчать меня, - тихо произнесла молодая женщина, потупив взгляд.
- Это вовсе не неуместная просьба, дочь моя, ведь свадьбы всегда в радость править! Но, что же ты пришла одна? Действительно странная просьба, но никак не неуместная. Где же твой жених?
- Я пришла одна, поскольку мужчина, с которым хочу обвенчаться не смог прийти сейчас – он … военный и на службе, - еще тише добавила она, осторожно посмотрев на преподобного отца.
- Не хочешь ли ты сказать, что он русский?
- Ну… почти, - замялась Магда.
- Наверное, и не крещенный?
- Не крещенный…
- О, Матко Боска, русский и не крещенный, - тяжело вздохнув, выдохнул ксендзь.
- Вы не обвенчаете нас? Чтоб мы жили в грехе? – с отчаянием обратилась к священнослужителю молодая полячка, не веря, что тот может ей отказать в просьбе.
- Такие как он закрывают церкви, а не венчаются в них, доченька. Ты хорошо подумала, что ты просишь? – с едва ощутимым страхом в тоне своего голоса, произнес в ответ священник.
- Я говорила, что моя просьба будет неуместной, но я не могу ничего изменить, преподобный отец. Андрей согласился принять католическую веру тайно, чтоб об этом не узнали на его службе, иначе всем нам не поздоровится – но это вера моих родителей, предков. Не могу ее предать в угоду времени – благо есть кому напомнить о том, как нужно правильно поступать… - весьма эмоционально ответила Магдалена священнику, чего от себя сама даже не ожидала. И эта произвольная речь явно убедила ксендзя?
- Ладно… Приводи на беседу своего жениха в воскресенье днем или вечером – проверим, действительно ли он верует и во что он верует, - строго произнес священник, прежде чем отпустить Магду с богом домой, дожидаться мужа, дабы обрадовать его предстоящим экзаменом у преподобного отца.
- Андрей, у меня для тебя две относительно хорошие новости, - начала Магда, улыбнувшись мужчине, когда вечером он вернулся к ней домой. – Я ходила в костел сегодня утром, когда отпросилась с репетиции, - подойдя к Шевченко, шепотом произнесла женщина, попутно помогая ему снять с себя слегка промокшую от вечернего дождя форму. – Он сказал, что окрестит тебя и обвенчает нам, но сперва должен с тобой поговорить, знаешь ли ты катехизис и действительно ли ты веруешь… Так что, сегодня же нужно начать твое обучение, иначе ничего не выйдет и он еще накажет меня за вранье, - на последних словах, панна жалобно поджала губы, демонстрируя всем своим видом, что не примет отказа от своего гражданского супруга.

0

24

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Почти весь свой день на службе Андрей провел в качестве личного шофера полковника, чему втайне был очень рад... пока Карпухин говорил с нужными людьми и собирал очередные важные документы и архивные справки, Шевченко мог спокойно обдумать события последних дней. Его встреча с Магдой - словно луч света в непроглядной тьме, потом их внезапно вспыхнувший роман, далее женитьба и вот теперь, предстоящее венчание. Капитану казалось, что обычной регистрации брака вполне достаточно, однако появление той занудной старушенции, сподвигло Магдусю уговорить его не только пойти в костел жениться, но еще и принять крещение в католическую веру. Тут было о чем задуматься, не правда ли?
Так уж вышло, что в семье Андрея религиозной была только старая бабка - матушка его папаши - и она соблюдала все церковные праздники и упрямо продолжала ходить в храм, наплевав на все последствия. Старший Шевченко работал в железнодорожном депо и был человеком партийным, так что в церкви был наверное разве что в своем раннем детстве. Андрей мало что знал о религии, однако понимал едва ли не самую важную вещь - нельзя принять крещение, если нет веры в бога. Но разве она может появится у человека, что привык всегда и во всем рассчитывать лишь на себя одного, а не на помощь каких-то там высших сил?
Однако, было поздно размышлять или что-то менять - капитан ведь уже успел сдаться уговорам любимой жены и пообещал ей, что покрестится. Как говорится, слово не дым и его следует держать...
Тем же вечером, вернув "виллис" в часть, Андрей шел домой под противным мелким дождем, решив понадеяться во всех своих делах на привычный русский "авось". Пусть Магда приведет его в костел, он скажет, что хочет покрестится, а дальше трава не расти, как в народе говорится? Во всяком случае, у капитана еще не было случая быть недовольным своей фортуной.
-А почему относительно хорошие новости? -поинтересовался Шевченко, после того как дома, Магдуся принялась снимать с него промокшую гимнастерку. Конечно же, он тут же коварно обнял жену и притянул ее поближе к себе, начав целовать. -Что еще за катехизис? Знаешь, любимая... мой батька всегда говорил, что попы бездельники и живут за счет прихожан - может ему принести взятку? Потому как я понятия не имею, как можно доказать что я верую, когда это совсем не так. И вообще... я по тебе успел уже соскучится, давай ты меня поучишь немного позже?
Недолго думая, Андрей подхватил любимую женушку на руки и понес к постели. Как там вчера ляпнула та вредная бабка? "Если у вас будут детки?"
Ничего, мы ей еще покажем "если".., -усмехнулся Шевченко уложив Магду и не слушая ее возражений. -Сейчас я все равно не могу сосредоточится, потому что весь день думал о том как буду обнимать тебя... давай-ка забудь на время про катехизис и поцелуй меня?
Стянув нижнюю рубаху, капитан устроился рядом с женой, быстро избавив ее от ненужной одежды и жаркими поцелуями заставив позабыть обо всем на свете. И на какое-то время, перестали существовать все насущные проблемы и дела... а так же ужин, который уже по привычке принес Андрей, а так же соседи, задержавшиеся нынче на кухне дольше чем обычно. После приятного и бурного финала, Шевченко как обычно устроил голову на груди жены, стараясь вернуть дыхание в норму... и засмеялся, когда несколько минут спустя Магдуся вновь напомнила ему о завтрашней встрече с ксендзем.
-Ладно... теперь я готов внимать, -Шевченко улегся на бок, повернувшись к жене лицом и хитро улыбаясь. Она ведь понимает, что надолго его тяги к учебе не хватит? -Рассказывай, что там святой отец собрался спрашивать. Попробую хоть что-то запомнить...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-07 21:33:06)

0

25

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Все в мире относительно, разве нет? И Магдалена уже собиралась было начать философствовать на эту тему, прежде чем плавно подвести к одной простой истине, которую, в прочем, и не нужно было объяснять, ведь … с одной стороны преподобный отец не отказал в венчании и крещении, дав молодой пани надежду, тогда как с другой выстроил небольшую цепь препятствий, которые так или иначе, а придется преодолеть молодому капитану. Однако мужчина принялся разглагольствовать о том, что знал, а точнее слышал еще от своего отца, но никак не знал на своем горьком или нет, но опыте, пока ее проворные пальчики быстро расстегнули пару верхних петель гимнастерки, покачивая лишь головой – нет, не так ... Хотя, тут определенно следовало лишь рассмеяться?
- У нас нет попов, - опровергать теорию, высказанную Андреем панна не желала, как и не видела особого смысла в этом. Как ни крути, а там, откуда ветер перемен принес Шевченко, могло твориться всякое, тогда же как в родном и тихом Львове жизнь всегда шла своим чередом. – Мы пойдем к ксендзю Анджею, он правит мессу в костеле святого Антонио, говорят едва ли со времен Австрии, в общем – давно уже, так что,... - довольно-таки в быстром темпе добавила белокурая женщина, прежде чем увлечься рассказом еще больше. – Катехизис – это не доказательство твоей веры, это проверка, сумеешь ли ты в жизни доказать… - весьма воодушевленно и даже бодро начала она, да вот только закончить свою высокую мысль молодой женщине было не суждено. Уже в следующее мгновение Андрей взял ее на руки, на что Магда отреагировала вовсе не возмущением, а лишь порцией хихиканья, которые пыталась скрыть за строгим предостережением: - Андрей, но у нас ведь так мало времени на подготовку! А если ты провалишься… - конечно же, женщина имела в виду вовсе не подземелья, а лишь экзамен по катехизису, которые обычно детьми еще молодые католики и католички сдают, достигнув определенного возраста. Но, вот в случае Шевченко был определенно особенный случай? Как бы то ни было, но это было той последней, как рассчитывала Магдуся, ступенькой, отделяющей их с Андреем молодую семью от того призрачного идеала былых дней и ценностей, которые воспитали в ней родители однажды – верно ведь говорят, что воспитание с пеленок дает, порой, плоды не сразу, а лишь погодя. Вот, как в случае Магды.
- Я тоже соскучилась по тебе, - тихо призналась молодая женщина, успев лишь мимолетно ухмыльнуться тому, как ловко супруг уложил ее на постели, прежде чем исполнить желание супруга и подарить ему долгожданный поцелуй. Ее губы нашли губы мужа в далеко не терпеливом поцелуе, что заслуживал не менее требовательный ответ, а после и продолжение. И, нужно сказать, что на определенное время более не существовало ничего, помимо их двоих – ни тебе мужчины или женщины, но одно единое и целое; никаких мыслей о свадьбе и венчании, тайном крещении и прочих предполагаемых препятствиях, которые следовало преодолеть им в их далеко не легком пути.
Вдоволь насытившись друг другом, оба супруга пытались привести дыхание в норму, а также попросту набраться сил, если не для учений высоких моралей и уставов церкви, то хотя бы второго, не менее пылкого раунда. Хотя, Магде определенно следовало, как никому другому научиться править парадом? Что же… быть может, унаследуй Магдалена хотя бы четвертую часть того характера, которым обладала ее матушка, пани Свидзвинская, то уже многое поведала мужчине, что поднялся на локте и глядя своими внимательными карими глазами на нее, огласил начало урока. Но, какой может быть урок катехизиса в постели?
- Андрей-Андрей, - покачала панна головой, - порой ты такой … невыносимо ужасный вредина, что кажется, надо тебя хорошенько проучить, но … почему-то я тебя так люблю таким… - вообще, Магда не понимала, откуда у нее появилась эта нежность и привязанность к мужчине, о котором знала не так уж и много. Дать четкую характеристику она никак не пыталась, а потому … лишь ждала, пока она сама не обнаружилась где-то почти на самой поверхности.
Слегка подтолкнув мужчину, дабы он также улегся на мягкой подушке, Магда ловко приподнялась, да так, чтобы оказаться сверху, но пока не затем, чтобы продолжить их любовную игру, но лишь получить определенные преимущества и поведать хоть какие-то главные принципы того самого катехизиса, дабы не было стыдно потом перед ксендзем.

0

26

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Несколько лет спустя...
Лето 1950 года.

-Честное слово, удивляюсь я тебе, Андрей Игоревич, -командир части передал майору Шевченко подписанное заявление на выдачу денежного довольствия. -Ты мог бы давным-давно уехать в Москву и тихо-мирно работать там вместе с Карпухиным - говорят, он теперь высоко взлетел... зачем было оставаться служить в Львове? Тебе же хорошо с ним работалось?
-Все так... но нам с женой очень нравится жить в Львове, -улыбнулся Шевченко. -Да и в родной части мне неплохо служится - гоняю салаг-мальчишек и пытаюсь вбить хоть какие-то знания о стрелковой подготовке в их чугунные головы. Да и если бы не война и не Магдуся - в жизни бы не попал в университет... а так, фронтовиков брали без экзаменов на любой факультет и жена меня уговорила пойти доучится. Так что благодарю за беспокойство, товарищ полковник, но у меня все отлично.
-Родню ты так и не нашел? Прости, что спрашиваю, но не из праздного любопытства, сам знаешь, -произнес командир. -Я должен знать, как и чем живет личный состав - тем более, те кто на руководящих должностях.
-Нет не нашел.., -покачал головой Андрей и вздохнул. -Все мои письма словно в небытие канули - либо возвращались с пометкой "адресат не значится". Но я ведь не один и нам с Магдусей грустить о былом некогда, когда под боком сразу трое детишек и каждый тянет в свою сторону. Разрешите быть свободным? Я обещал жене быстренько забежать на рынок, если рано освобожусь.
-Конечно, идите, -кивнул полковник, тогда как Шевченко не стал договаривать о том, что после рынка должен лететь домой, чтобы помочь Магдусе управится с двумя непослушными хлопцами - и неважно, что меньшому только-только исполнился год, по вредности он мог дать фору среднему. Из всех троих детей Андрея, послушной была только старшенькая дочка, копия своей матери, начиная с характера и заканчивая внешностью: те же синие-синие словно весеннее небо глаза и золотые волосы. Двое мальчишек, что родились следом за Мартой были теми еще чертенятами и кое-как слушались своего отца, когда он был дома. Когда же майор был на службе, его бедной жене приходилось разрываться на троих и хорошо если ее приходила навещать пани Гдычинская. Кстати говоря, пожилая полька прониклась-таки к Андрею симпатией, после того как заболел ее муж и Шевченко удалось его пристроить на лечение в военном госпитале, где старик, к счастью, быстро поправился.
Быстро пробежав по рынку и купив все необходимое - нынче Шевченко собирался собственноручно приготовить пельмени, которые его дети просто обожали - майор помчался домой, где и застал в гостях пани Зосю. И судя по тому что Магда, гостья и Мартуська сидели на кухне, им удалось-таки уложить двоих чертенят поспать днем.
-Здравствуйте, пани София, раз видеть вас в добром здравии, -улыбнулся Андрей, поздоровавшись с Гдычинской на польском. -Мы с вами давно не виделись, как здоровье пана Таддеуша?
-Слава богу, все хорошо, -улыбнулась пожилая полька, на руках которой сидела Марта, обнимавшая свою любимую фарфоровую куклу. Игрушку эту как-то нашла Магдалена и с тех самых пор маленькая панна Шевченко с ней не расставалась, несмотря на то что отец охотно покупал ей новых кукол. Когда озорник Сашка, балуясь, оторвал старинной "даме" весь ее причесон и только чудом не разбил вдребезги, Мартуська так расстроилась, что Андрей даже испугался - но объединенными усилиями с Магдой, старушку удалось спасти. Сейчас она выглядела как новая в чистом платье и даже с махонькими бусами на шее, которые соорудила пани Зося. -Ради всего святого, Андрей - только не шуми, хорошо? Мальчики недавно уснули...
Шевченко рассмеялся, обняв и поцеловав Магдусю, а затем и подхватив на руки дочурку. Она тихонечко поинтересовалась, будет ли папка лепить вкусные пельмешки, чем очень насмешила Андрея и он чмокнул ее в носик, прежде чем усадить обратно за стол.
-Конечно буду, я же обещал. Пани Зося, не желаете ли зайти сегодня на ужин вместе с супругом? Мы нынче гуляем, пришло денежное довольствие, так что ради такого случая меня отпустили раньше.
Женщина улыбнулась, прежде чем ответить и подумала о том, что милой Магдалене все-таки удалось воспитать своего русского? И он действительно оказался не таким плохим, как Гдычинская думала о нем поначалу... и детки у него и Магды "получились" чудесными, хоть и временами бывали непослушными и заставляли свою бедную мать сбиваться с ног, когда она старалась за ними успеть.
-Даже не знаю, будет ли это удобно... Магда, дорогая, быть может мы тогда придем с Таддушем пораньше и поможем посидеть с ребятами? Вы с Андреем могли бы пойти прогуляться, хотя бы ненадолго, -предложила пани Зося, посмотрев на Магдалену. -Мы итак постоянно гостим у вас...
-Неудобно, дорогая пани София, одевать брюки через голову, -рассмеялся Андрей, зная что гостья обязательно фыркнет на это его привычное уже выражение. -И я обычно делаю пельмени как на Маланьину свадьбу - нам их все равно не съесть, так что вам не отвертеться от ужина. Правда, любимая?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-09 18:08:01)

0

27

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Старые настенные часы, которые чудом сохранились во владении Магды в ходе смутных лет и не самых радушных времен войны, тикали в небольшой прихожей, пока пани Гдычинская вместе с молодой хозяйкой, устроились за круглым столом на небольшой кухне, куда Магде казалось, доносилось ровное и ничем не заглушенное тиканье  так, словно бы они висели на кухне. Ее музыкальный слух отчетливо улавливал их ровный ритм, просто наслаждаясь той недолговечной тишиной, добиться которой возможно было лишь в исключительных моментах.
Первый, когда маленькие, но не по-детски шустрые мальчишки затевали какую-то проказу или шалость. Подобные происшествия, быть может, более касались старшенького сыночка, нежели самого младшего, поскольку тот только начинал им учиться и впитывал все, словно губка, наследуя своему старшему брату, но отнюдь не сестре.
Ну, и второе, пожалуй, более всего подходящее к нынешней ситуации – сон. Тихий, мирный и безмятежный дневной сон, за время которого Магдалена могла хоть немного перевести дух, чтобы выпить чашечку ароматного кофе с пани Гдычинской, как сегодня, или же продолжить заниматься той прорвой дел, что следовало сделать молодой хозяйке и молодой матери сразу троих детей. Но, на самом-то деле, не приученная к работе пани, не спешила к стирке, шитью и плите. Тем более, что имела менее избалованного супруга, чем сама, что не отказывался помогать своей супруге с чисто женскими обязанностями. Он и готовить помогал, а точнее просто готовил, он и помогал держать квартиру, что немного увеличилась в размерах после отъезда Капрухиных в Москву, но все равно не была тем же домом, которым владели некогда Свидзинские. Но, что поделаешь?
Кукушка отмерила два часа дня, после чего на какое-то время обе женщины, сидящие за столом, стали прислушиваться – а не проснулись ли маленькие озорники от  ее безмерно громкого пения? К счастью, тишина говорила в пользу того, что обе они могли еще попить кофейку из маленьких филижанок и насладиться покоем, пока Мартуся тихо играла старой куклой своей матери. Вообще, повесить настенные часы в прихожей пришлось именно из-за того, что кукушка, отмечавшая смену времени каждый час, мешала ночами троим маленьким озорникам спать. Естественно, из-за того, что дети плохо спали, плохо спали и их родители. Не говоря уже о том, что те мешали своим родителям хоть немного времени провести только вдвоем. Ведь с появлением самого маленького озорника, побыть, как бывало раньше только вдвоем, становилось просто не возможно – там, где была мама, обязательно вертелись где-то поблизости и трое озорников.
Однако, наслаждаться тишиной не пришлось долго, поскольку вскоре раздался шум от входной двери. Дверь тихо скрипнула, а после, точно также тихо, закрылась. Так тихо, пожалуй, приходил только один человек в этом доме, в чем женщины и убедились совсем скоро – на кухню вошел Андрей в своей форме и с небольшими покупками, сделанными для своего многочисленного семейства. Как водится, он поприветствовал их старую соседку на польском, который сумел более-менее выучить стараниями своей жены, а после и пригласил ее к ним на ужин. Само собой, подобному гостеприимству женщина нисколько не удивилась – за время, проведенное, как в гражданском браке, так и освященном католической церковью, как того хотела старая пани, Гдычинские стали такими же близкими, как и его супруге, не смотря на то, что их не объединяли тесные родственные узы. Магда мягко улыбалась мужу, глядя на него, чтобы вскоре подняться из своего стула и заварить ему тоже кофе, который он не имел шанса не употреблять – и пани Зося, и сама Магда были заядлыми кофеманками. Но, прежде чем женщина успела насыпать в турку кофе, супруг мягко успел обнять ее, а также ласково и очень целомудренно прикоснулся к ее щеке губами.
- Если вы поможете нам присмотреть за детьми, я бы с удовольствием прогулялась, - решив, что Андрей прав и не удобно лишь какие-то странные вещи проделывать со своими брюками, Магда не постеснялась воспользоваться предложением старой пани, которая любила маленьких Шевченко, подобно родным внукам. Да и раз уж так повелось, почему бы, действительно, не развеяться самой?! Сходила бы в театр, если бы ставили одну из старых ее любимых постановок, да и билеты можно было достать… Но, даже просто прогуляться и подышать свежим воздухом без всяких «мам, дай!», «мам, хочу!» ей и хотелось, и было жизненно необходимо.
- Ну, иди мой руки, скоро уже будет готово твое кофе, - вскоре обратилась к супругу Магда, поставив турку на плиту, чтобы заварить кофейку. Вообще, в обычных семьях жена спешила подать мужу горячий обед – супчик на первое, какие-то вкусные кулинарные изыски или старые добрые проверенные блюда из традиционной кухни на второе. Однако пани Шевченко не проводила так много времени у кухни, пусть и делала кое-какие успехи в приготовлении обедов и ужинов, т.к. это было неизбежно со временем и полученным жизненным опытом.

0

28

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
-Спасибо большое, любимая, -поблагодарил супругу Андрей, послушно направившись к раковине мыть руки. -Кстати, кроме всего необходимого для пельмешек, я как обычно прихватил обед из офицерской столовки. Сегодня готовили отличнейший рассольник - Сашок его просто обожает, а у меня все руки не доходят купить на рынке соленых огурцов и сварить ему...
-Я не хочу рассольник! -тут же недовольно сморщила свой носик Марта. -Хочу твоих пельмешек и картофельное пюре! А этот суп я не буду...
-Если не будешь, то никто и не заставляет, -улыбнулся Андрей, вспомнив как несколько лет назад ее мать так же морщилась, когда он принес горячего кулиша для их первого совместного ужина. -Кстати, кроме рассольника, я прихватил еще и второе - там как раз картофельное пюре, только с котлетами. Если хочешь, я разогрею?
-Хочу, -согласилась Марта и отложив куклу, слезла с рук пани Софии и чинно уселась на своем стульчике. -Папка, погрей второе и для бабушки Зоси - пусть она со мной пообедает?
-Спасибо, дорогая моя, но я вынуждена отказаться, потому что мне пора уходить, -улыбнулась пожилая полька. -Не хочу надолго оставлять Таддеуша одного, но мы обязательно придем вечером попробовать кулинарные шедевры твоего папы. Приятного аппетита, маленькая.
После того как Гдычинская ушла, майор быстренько погрел для дочки обед, попутно усадив и жену за стол - она частенько забывала покушать, занимаясь любимыми озорниками. Обед из военной части был этаким быстрым способом накормить родных и любимых, не тратя лишнего времени на готовку. И хотя ситуация с продуктами в Львове давным-давно уже нормализовалась, Шевченко приносил домой еду из столовой уже чисто на автомате, ведь в самые тяжелые годы сразу после войны, это было немалым подспорьем и гарантией того что в доме всегда есть что покушать. К тому же Санька, в отличии от своей старшей сестренки, просто обожал простые и вкусные столовские супы и всегда кушал их с удовольствием.
После обеда, Андрей принялся было помогать Магде мыть посуду, как вдруг на кухню заявился совершенно заспанный Сашка и увидев два знакомых уже походных котелка, мигом забрался на стул с ногами. Майор успел перехватить любимое чадо, как раз в тот момент когда мальчик едва не опрокинул котелок, схватившись маленькой ручкой за тонкую дужку.
-А кто это у нас тут проснулся? -засмеялся Шевченко, подхватив на руки сынка. -И сколько раз я говорил не тянуть ничего со стола? А если горячее будет... ох, Саня-Саня... когда ты слушаться будешь? По-моему, мне уже пора готовить ремешок...
Услышав про ремешок - этакая дежурная шутка в семье, не иначе - Сашка хихикнул, обняв Андрея за шею и уткнувшись носом в воротник его нижней рубахи. Майор обнял сынишку, пригладив его лохматые после сна волосы и затем ласково коснулся губами виска маленького непоседы. Как и всегда, Санька просидел на руках у отца минуты две, не больше, после чего завертелся словно уж, заметив что кушает его сестричка.
-Я тоже хочу.., -тихонько попросил мальчик, для большей ясности указав отцу в сторону тарелки Марты. -Только побольше!
-Сейчас-сейчас, -Андрей усадил сыночка за стол и поставил перед ним тарелку с горячим рассольником. -Давай-ка покушай своего любимого супа, только не торопись, хорошо? И чур не мешать Мартусе.
Сашка согласно кивнул, мигом схватив большую ложку и начав кушать, тем самым подарив своим родителям небольшую передышку на совместное мытье посуды и немного взаимной нежности, которую старший Шевченко не стал проявлять при Гдычинской. Но вот сейчас, пользуясь тем что дети ненадолго занялись, можно было обнять и поцеловать любимую жену уже по-настоящему, прежде чем отпустить ее проверить самого младшего сынка.
-Знаешь... а эта идея насчет прогуляться вечером просто отличная, -тихо сказал Андрей, притянув к себе Магдусю. -Хочешь сходим в театр? Мы там уже добрую тысячу лет не были с тобой... Вечером покормишь Мишку и сбежим, раз уж наши старики согласились присмотреть за ребятами.
Словно почувствовав, что родители о нем говорят, самый младший Шевченко проснулся и начал тихонько хныкать, увидев что остался один в комнате. Кстати говоря, малыш уже неоднократно пытался самостоятельно вылезти из своей кроватки, так что Магде пришлось в прямом смысле мчаться к сыну, наскоро поцеловав своего неугомонного мужа.
-Ну что покушали? -поинтересовался майор у старших детей, увидев что их тарелки уже опустели. -Добавки хотите? Доченька, может поешь супа, хоть немножко? А то начала со второго...
-Я не хочу добавки, хочу бутерброд с горячей колбасой, -хихикнула Марта, тогда как ее братишка весьма охотно придвинул отцу свою тарелку. -А еще чаю!
-Сейчас сделаю, -кивнул Андрей, поставив на плиту чайник и чугунную скороводку. -А ты, Сашок, будешь колбасу есть?
-Угу, -выдал Сашка, принявшись за выданную ему добавку. -И чаю тоже буду...
Быстро нажарив колбасы и положив ее на белый хлеб, Шевченко поставил тарелку на стол и налил чаю в две кружки, немного разбавив его прохладной водой, чтобы дети не обожглись ненароком. После этого можно было уже готовить кухонный стол к грандиозной лепке пельменей для ужина - но прежде Андрей решил заглянуть в спальню, попросив Мартусю приглядеть пару минут за братишкой.
-Милая, ты возьмешь Сашку на себя, пока я начну лепить пельмени? -поинтересовался Шевченко у любимой супруги, присев рядом с ней на постель и взяв сытого и довольного Мишку на руки. Увидев отца, маленький озорник тут же потянулся к нему, улыбнувшись и постаравшись (заодно) схватить за нос - Андрей очень аккуратно перехватил ручонку сына и сделал вид, что хочет ее укусить, чем насмешил последнего. -Ну что, Михась, помучил мамку? Может теперь попробуешь пойти самостоятельно?
После того как майор поставил мальчика на мягкий ковер, он сделал было один робкий шажок, после чего боязливо сел на пятую точку, словно косолапый медвежонок и оглянулся на Магду, курлыкнув что-то на своем языке.
-Это можно понимать как - "а иди-ка ты, батька, со своими затеями"?, -засмеялся Андрей, вновь усадив ребенка на руки к любимой супруге. -Ладно, я тогда возвращаюсь к своим обязанностям шеф-повара и постараюсь не возится долго. Сейчас пришлю тебе Саню, любимая - Мартуся вызвалась мне помогать.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-11 20:06:57)

0

29

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]Бытует мнение, что настоящая хозяйка должна успевать везде: стирать и гладить, штопать и шить, готовить и печь, ходить на рынок и в гости. В общем, если все суммировать, то настоящая хозяйка не просто женщина со всего лишь с парой рук и ног, всего лишь одной головой, которой хватает вовсе не на десять дел одновременно. На самом деле, Магда прекрасно понимала, что никогда не являлась, да и вряд ли когда-нибудь станет этой самой хорошей и настоящей хозяйкой. Все-таки подобному учили едва ли не с пеленок – приучали к труду и работе, дабы прокормить себя, не имея практически ничего подходящего.
А что же Магдалена?
А Магда получила хорошее воспитание, о котором забыла, соблазнившись объятиями русского солдата, готовилась с пяти лет к поступлению в консерваторию и сценической жизни-славе. Нет, она не была готова ко всем тем жизненным перипетиям, что имели место быть далеко не только в ее жизни. В прочем, именно они и привели в ее объятия Андрея, что очень незаметно обосновался в сердце молодой польки. Не говоря уже о том, как просто заполучил должность главного кормильца семьи. При этом буквально. Однако, если с трудностями военного и послевоенного периода Магда мирилась и даже научилась вертеться, то с трудностями, напрямую связанных со своими же родными и любимыми детьми – далеко не всегда. Маленькие озорные мальчишки хорошенько успевали вымотать свою мать, которая порой закрывала на некоторые их шалости глаза, надеясь так, хоть немного времени провести за делом или же отдохнуть. Увы и ах, но со своей парой рук и ног она успевала далеко не так много, как большинство местных хозяек. Она не могла одновременно стирать и готовить, как и не могла одновременно следить за тем, чтобы дети не нашли себе слишком опасных приключений, пока все ее внимание принадлежало шитью, которому ей пришлось научиться со временем. Уж слишком много старомодных нарядов хранили шкафы на чердаке, помимо того огромного шкафа, который находился в ее комнате – с тех старых своих платьев, а также материнских и отцовских костюмов, мало-помалу Магда стала шить что-то более современное для себя и Андрея, для Мартуси и мальчишек.
Она сама проводила пани Зосю к двери, не забыв прикоснуться к ее старческой щеке губами так, словно бы они были подругами и одновременно с тем, их связывали куда более крепкие узы – матери и дочери. На лице молодой женщины заиграла доброжелательная улыбка, прежде чем пожилая женщина ответила ей тем же, обещав прийти вовремя. Ну, а вернувшись на кухню, Магда застала не какие-нибудь приготовления к лепке ранее не известного панне блюда, как пельмени, что напоминали по большей степени ей равиоли, но были более калорийными и сытными соответственно.
- А можно мне еще оставить место для пельменей? – иронично заметила мать семейства, хитро посмотрев на супруга, что чувствовал себя на кухне куда более уверенно, нежели она. В прочем, разве Магда была против подобного? Скорее наоборот. Более того – она с восхищением и исподтишка наблюдала за тем, как готовит ее мужчина что-нибудь вкусненькое. Уж к этому у него был особенный дар, который пропадал бы, если бы он не связался с молодой польской пани, что никогда не готовила ничего сложного или изысканного. – Ты знаешь, что я ем немного, - несколько тише добавила женщина, не отводя взгляд от Андрея. Естественно, он хорошо заботился не только о детях, которых за пять лет у них было уже трое, заставляя свою благоверную регулярно питаться. И ведь, если бы не Андрей, Магда так и не изволила приняться за обед.
Когда на кухню прибежало одно из заспанных чад, Магда была занята мытьем посуды. Она лишь успела повернуться в сторону Александра и Андрея, когда мужчина взял среднего сына на руки, чтобы побранить его за чрезмерное любопытство. Наспех протерев руки, женщина подошла к мужу и сыну, чтобы чмокнуть последнего в нос, прежде чем мужчина усадил ребенка также за стол, на котором вскоре появилась для него миска с вкусным солдатским обедом и ложкой, за которую Сашко тут же взялся.
Ну, а пока у детей были заняты и руки, и глаза, и рты, взрослые могли уделить немного времени друг другу – Андрей обнял супругу, притянув ближе к себе, на что Магдалена лишь усмехнулась, прежде чем ответить на небольшую провокацию с его стороны и подарить дразнящий поцелуй, что совсем скоро вылился в нечто большее.
- Не знаю… - тихо ответила она на предложение мужа. – У нас ведь нет билетов, да и счас показывают одну пропаганду, - такой тонкий ценитель искусства, как Магдалена Шевченко относилась к современному искусству очень предвзято, если не строго. Но, разве можно сравнивать современное искусство с той же классикой или модными творениями былых дней? Естественно, нет!
- Мы можем устроить вечером свой концерт – я надену платье, может быть сыграю что-то из классики на пианино, пока дети его окончательно не расстроили, а может потанцуем старое танго и пройдемся по вечернему городу? – выдала свое контрпредложение, что сформировалось в представлении женщины очень внезапно, но было беспощадно прервано тихими всхлипами из спальни.
Ну, вот и началось? – подумала было женщина, прежде чем дотянулась до старой тряпки, о которую и вытерла мокрые от мытья посуды руки. А ведь действительно начинался целый водоворот игр и развлечений для любимых, но таких не усидчивых детишек.
Михал уже стоял в своей кроватке, вытирая горошины слез, что начали спадать по еще по-детски пухленьким щекам. Но, когда прибыла панацея и спасение от любого горя, самый младший из детишек, продолжая лишь только всхлипывать, поднял руки вверх, чтобы скорее воссоединиться с матерью.
- Ну, не надо плакать, - по-польски обратилась к сыну женщина, прежде чем его маленькая рука, направилась к скромному декольте полячки. – Нельзя так делать, Миша, - поспешила пожурить младшего сына, надеясь таким образом отучить его от подобного. Ведь, не дай бог на людях ему повторить! Сгорит же от стыда! Но, намек был понят, а потому Магда устроилась на кровати, где и принялась кормить маленького обжору, которой и улыбнулась: - Весь в своего отца – и вредный, и любишь поесть, и руки распускаешь…
Ее короткое замечание прервал Анрей, которому женщина, скрипя душей, ответила согласием.
- Ты знаешь, что Саша слушается тебя лучше, чем меня, но … я попробую его занять, - улыбнулась она, когда муж устроился рядом с ней. К счастью, отец привлек к себе внимание сына, который поспешил оторваться от Матери, дабы оказаться сначала на руках у него, а после и на ножках. При чем, ходить ему совершенно не хотелось!
- Иди-иди уже, а то гости придут, а ужин будет не готов, - иронично произнесла она уже в след супругу, что должен был уже отдать распоряжение на кухне среднему, торопиться к матери.

0

30

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
-Так, Санька, ты покушал? -первым делом поинтересовался у любимого сынка Андрей, после того как вернулся на кухню. -Если не хочешь добавки, то беги к маме, пока я буду лепить пельмени.
-Хорошо! -кивнул Сашка и слез со стула, попутно сделав попытку утащить куклу у сестры - правда Мартуся была начеку и вовремя успела схватить ее на руки, чем насмешила вредного братишку. -Я только хотел посмотреть...
-Не дам, ты опять ей оторвешь волосы! -возмутилась Марта, убрав свое сокровище подальше от шаловливых маленьких ручек Саньки. -Папка, скажи ему, пусть не берет мою Ганусю!
-Александр, не побоюсь этого слова, Андреевич - я тебе что сказал в прошлый раз? -закончив мыть тарелки, Шевченко притворно нахмурился, обернувшись к сынишке. -Зачем тебе эта кукла? Хватит уже вредничать и обижать сестру - она твои танки и солдатиков не ломает.
-У Мартуськи кукла лысая! -хихикнул Сашка, посмотрев на отца. -Я просто поглядеть хотел, какие мама ей сделала волосы, вместо тех что оторвалися...
-Так, беги-ка лучше поиграй с Мишкой и мамой, -приказал Андрей сыну, после чего убрал куклу на шкафчик. -И чтобы больше не ломал игрушки Мартуси, а то я и вправду возьмусь за ремешок.
Марта тихонько вздохнула, после того как маленький чертенок послушно убежал в другую комнату и поудобнее устроилась на высоком стуле, встав на колени и наблюдая как отец готовит стол для лепки пельмешек. Дело как всегда спорилось в умелых руках - и майор быстро приготовил начинку, после чего взялся за тесто, процесс раскатывания которого всегда очень нравился его дочурке. Мартуся утянула и себе кусочек, из которого слепила один большой пельмень, стараясь подражать Андрею.
-Это не пельмень, солнышко, а просто мечта, -похвалил Шевченко дочку, рассмеявшись при виде ее кулинарного шедевра. -Мы им Саньку угостим, ему точно понравится.
-А давай угостим самыми большими пельмешками бабушку Зосю и дедушку Таддеуша? -улыбнулась Марта, слепив еще один пельмень, за то время которое понадобилось ее отцу, чтобы завернуть начинку в штук так десять маленьких, а то и больше. -Мама говорит, что все самое хорошее, что есть на столе, надо предлагать гостям... я же хорошие пельмешки сделала?
-Просто замечательные! -охотно подтвердил Андрей. -Тогда сделай еще один? Пусть их будет три - для дедки с бабушкой и для Сашки. Ты же знаешь как он любит лопать твои пельмешки.
-Хорошо, -согласилась девочка, быстро позабыв недавние обиды на вредину братца. Готовка продолжилась и вскоре Андрей благополучно загрузил все "добро" варится в кастрюльку и вместе с дочкой, заглянул в комнату, где было на удивление тихо и спокойно - мальчишки, по счастью еще не успели поссорится. Сашка развлекался тем, что убегал от младшего братца, тогда как Мишка ползком пытался его догнать, побаиваясь встать на ножки. Мартуська смеха ради присоединилась к "погоне" за Санькой и он мигом забрался на руки к Магде. Удостоверившись, что ребята (пока что) мирно и весело играют, майор вернулся в кухню приглядывать за главным блюдом сегодняшнего ужина, потому как дорогие гости уже совсем скоро должны были прийти. После того как все было готово, Андрей помог жене накрыть стол в комнате и присоединился к веселым играм с маленькими озорниками, пока  Гдычинские не пожаловали. Заметив что пан Таддеуш принес детям игрушек, Шевченко лишь покачал головой, прекрасно зная, что старики вынуждены жить на пенсию, которая была, увы, невелика... но не потратится на малышей любимой Магдуси они попросту не могли?
-Они у нас итак разбалованные до невозможности.., -улыбнулся Андрей пожав руку пану Гдычинскому. -Очень рад, что вы пришли, дорогой пан Таддеуш - надеюсь, здоровье не беспокоит? Я вас не видел уже пару дней, из-за завала учебной работы в части...
-Все хорошо, -благодарно кивнул поляк, подхватив на руки Саньку, который уже успел вцепится мертвой хваткой в новую машинку. -Мы с Зосей очень рады, что можем помочь и повидаться заодно с ребятами, которых очень любим.
-А у нас с Мартусей есть для вас особое фирменное блюдо, -рассмеялся Шевченко, взяв плащ у пани Софии. -Проходите в комнату, чувствуйте себя как дома - сейчас все подам.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-13 21:02:07)

0

31

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Насколько удивительная вещь память: она, кажется, сохраняет самые дорогие и близкие сердце мгновения, дабы спустя годы припоминать их, греть ими душу или даже наоборот, терзать сомнениями и совершенно уже не нужными переживаниями. Магда помнила тот день и тот час, когда в одночасье рухнула ее устоявшаяся жизнь – она решила сделать по-своему, ослушалась родителей и попросту ушла из дома, за который сейчас цеплялась так отчаянно. Не единожды Андрею уже предлагали продолжить строить свою военную карьеру в Москве – вот, где теперь творились судьбы всех великих мужей новой империи, пускай и построенной на отрицании всех тех норм и убеждений, что были близки, если не всем, так служили основой для жизни большинству.
Магде проще было сделать вид, что она не замечает этих перемен в обществе. Она жила в своем маленьком мире, огражденном стенами старого дома, в котором она родилась и выросла, а теперь растут ее дети…
Каковой будет их судьба? Повлияют ли убеждения посторонних на них и сделают их такими же, как и остальные? Запуганные войной и режимом, далекими от бога и тех культурных ценностей, что преподносились вверх в том обществе, в котором росла она.
А в прочем, разве это было важно?
Ведь мир всегда меняется, а люди в большинстве своем остаются все теми же – стремятся к счастью, ищут любви и либо находят ее, либо разочаровываются в окружающем. Для Магды настоящей сокровищницей был тот старый фотоальбом, который ей удалось сохранить, когда Капрухины только въезжали, а еще ее теплые воспоминания, те самые лучшие и добрые, что были ранее… Однако, далеко не всегда память желает хранить отдельные мгновения, которые вытесняет каждый раз новое, более яркое, тогда как тусклое остается за пеленой неизвестного. А там … кто знает, что случается с забытыми воспоминаниями?
Наверное, ничего. А в прочем, разве есть уже какая-то разница? Ушедшее на то и ушедшее, дабы впредь не беспокоить и не теребить давно зажитую рану. Теперь белокурая полячка вряд ли бы могла сказать, что помнит, как выглядел ее первый муж, если бы не одна, сохранившаяся фотография. Зато она отчетливо помнит запах духов своей матери – таких больше нигде не найти. А еще помнит ту полную безумия встречу с Андреем, что буквально едва не сбила ее с ног. Теперь оставалось лишь с улыбкой на устах предаваться воспоминаниям, когда мальчишки, правда, позволяли это сделать своей матери. И поскольку им требовалось так много внимания своей бедной матери, подобных минут для даже мимолетных воспоминаний или сравнений дня нынешнего с уже давно ушедшим не оставалось.
Когда в комнату прибежал довольный собой Александр, мальчишка сразу же плюхнулся на диван возле своей матери, после чего подобно осминогу стал цепляться за нее своими руками и ногами из-за чего Магдалена едва не рухнула с маленьким Мишкой, что с интересом наблюдал за теми цирковыми, не иначе, трюками, которые выделывал его старший брат.
- Саня, давай ты пожалеешь свою маму – смотри, я чуть не упала, - пожаловалась она сыну, на что он только вздохнул. Хорошо ведь было ему быть таким маленьким, как Миша? Тогда он позволял себе буквально все – и выкручивался, от чего все боялись, что ребенок упадет и покалечится, и прыгал, не говоря уже о том, где только не побывал его любопытный нос.
- Извини, мам, я не хотел, - ответил мальчишка, прежде чем он начал играться с маленьким братцем, пока Магда ненадолго оставила того рядом с ним, чтобы хоть немного убраться в комнате, по которой бегали мальчишки. Точнее один бегал, а второй только ползал, а то боялся ступить больше двух шагов без поддержки мамы или папы.
Конечно же, женщина также стала готовить посуду для ужина – это был не тот серебряный сервиз, что вывезли еще немцы за время оккупации, но также не плохой и достаточно дорогой по меркам и того, и нынешнего времени. Вскоре ей помог супруг, что, казалось, успевал буквально везде – и возле детей, и на кухне, и теперь еще и тут. Вот уж, кто был в доме настоящим хозяином на зависть всем!
Когда в дверь позвонили, буквально все ринулись встречать пана и пани Гдычинских. Это было уже настоящей традицией, которой следовали из раза в раз, радуя стариков вниманием и молодых родителей похвалой, пускай и косвенной обычно. Следом за детьми и Андреем к пани Зосе и пану Таддеушу подошла Магда, дабы поприветствовать их поцелуем в щеку, как родных, и уже после этого провела их в комнату, где был уже накрыт стол, стараниями молодой четы и их маленьких помощников.
- Если бы над твоими пельменями не нужно было стоять целый день, качая тесто, я бы попросила тебя, Андрюша, дать мне рецепт, - своеобразно похвалила майора пожилая женщина. – Но, с моим давлением мне только пельменей не хватало…
- Скажи, Андрей, а что говорят в твоей части? Или они не знают, что ты мог бы открыть свою пельменную, - усмехнулся пан Таддеуш, также доедая один пельмень за другим. – В наше время на таком можно было сделать целое состояние … - это был всего лишь вздох по старинке, но не более того, поскольку все так и не решились развивать его.

+1

32

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Андрей лишь посмеивался над самим собой, вспоминая как несколько лет назад готов был бесится от злости, когда пани Гдычинская то и дело упоминала в разговоре, что он не пара милой Магдалене. Она то и дело припоминала бедного Янека, говоря каким он был образованным и умным... и так далее. Со временем, Шевченко понял, что пани Зося делала так вовсе не из вредности - а просто потому что силы привычки порой бывает сильнее человека, с какой стороны не взгляни. Вредная старушенция (как называл ее про себя майор) привыкла к определенному образу жизни и определенному кругу общения, в который абсолютно не вписывался один русский, что сумел за короткое время завоевать Магдусю. Продолжалось так ровно до того момента, пока не заболел пан Таддеуш - и Андрей сумел устроить его к самым лучшим врачам, которые только были в городе. Шевченко до сих пор не мог без содрогания вспомнить о том, как тупо провалялся в военном госпитале и по сути пропустил конец войны, тогда как его полк дошел до самого Берлина... но как ни крути, доктора из этого самого госпиталя были профессионалами своего дела. Они сумели поставить пожилого поляка на ноги и теперь, благодаря упрямству Андрея, Гдычинский проходил обследования и больше не запускал свой артрит. Кстати говоря, старик сразу понравился майору куда больше чем вредная пани Зося - он был добрейшим человеком, никогда не позволял себе судить вслух о других людях, а еще напоминал Шевченко его отца. Как-то раз, когда Андрей навещал старика в госпитале, то услышал обрывок его разговора с женой - пани София как раз жаловалась супругу на совершенно невоспитанного мужа Магдалены, которого в детстве не научили общаться как подобает культурным людям...
-Зося, милая ты моя.., -тихо сказал тогда пан Таддеуш. -Ты не слышала поговорку о бревне в своем глазу?
-Я не понимаю, что ты имеешь в виду.., -недовольно нахмурилась Гдычинская. -И почему ты защищаешь этого человека?? Да, благодаря ему, тебе гораздо лучше... но помогать ближним - долг любого христианина.... Знаешь, я решительно не понимаю как наша милая Магда могла сойтись с таким человеком! Правда у нее такая чудесная малютка, настоящий ангелочек, копия своей мамочки... Кстати, майор снова "отличился" и вскоре у Мартуси будет брат или сестра - я никогда бы не подумала, что Магдалена захочет иметь нескольких детишек... ведь с первым мужем они не торопились с этим...
-Боже, Зося... ты только послушай себя! -старик рассмеялся. -Ты не понимаешь, ты не подумала... не слишком ли много упоминаний себя любимой? По-твоему, Магда должна была вечно плакать по Янеку и страдать? Она молода и сделала правильный выбор, став женой человека, который сможет ее от всего защитить... Если ты хочешь наладить отношения с майором, то ради бога перестань при нем вспоминать о бедном Янеке. Кому понравится, когда его постоянно сравнивают с другим мужчиной? И хватит уже сплетничать, моя дорогая.
После этого разговора, отношение пани Зоси к Андрею заметно улучшилось, особенно когда ее муж полностью поправился. Шевченко был всегда рад видеть стариков в гостях и как и его супруга, не забывал помогать им, принося продукты и деньги... Гдычинские прекрасно понимали, что без майора и Магды попросту не выжили бы в трудные годы послевоенной разрухи и старались просто быть рядом, когда это было необходимо молодой семье. Благодаря Зосе и Таддеушу у Мартуси, Сашки и Миши были самые настоящие любящие бабушка и дедушка, о которых может только мечтать любой ребенок, чему Шевченко могли, конечно же, только порадоваться.
-Какая там пельменная, дорогой пан Таддеуш - мне бы успеть разорваться на всех гавриков, что проходят службу в нашей учебке, -ответил старику Андрей, посмеиваясь. -Зато у меня отличная помощница есть - эти большие пельмешки сделала специально для вас Мартуся. Когда она вырастет, будет баловать своего мужа кулинарными талантами... хотя, я совершенно точно буду ненавидеть всех ее поклонников. У нее их будет чертова уйма, правда, любимая?
Марта на слова своего отца скромно хихикнула, как и полагалось хорошо воспитанной панне за столом - а вот Санька стесняться не стал и едва не пролил на себя весь стакан компота, так ему стало смешно.
-Наша милая девочка - совершенный ангел, -на полном серьезе произнесла пани Зося, усадив Сашку к себе на руки и аккуратно промокнув салфеткой его рубашку. -Я буду мечтать о том, чтобы когда-нибудь увидеть ее свадьбу...
-Ну ее свадьба не скоро еще, так что пока мне не придется готовить ружье, чтобы распугивать парней, что будут бегать за ней, -в тон Гдычинской ответил Андрей, не удержавшись чтобы не пошутить в очередной раз. -И пока это славное время настанет, может мы увеличим наше семейство - сподобимся на четвертого сорванца.
Последняя фраза была сказана исключительно для того чтобы подразнить Магду - хотя она в ответ на такие заявления мужа обычно не терялась и говорила, что четвертого ребенка он будет брать с собой в часть. Обычно слыша такие разговоры, пан Таддеуш смеялся, тогда как его вредная жена лишь качала головой, в очередной раз говоря Андрею о том, что Магдалене одной сложно справится с теми сорванцами что уже родились. И мол, дамы из хороших семей вообще раньше сами своих деток не воспитывали - этим занимались приглашенные учителя и гувернантки...
-Если я приглашу к детям гувернантку, меня с работы попрут, дорогая пани Зося, -едва не давясь от смеха, ответил пожилой польке Андрей. -Времена, когда заводили прислугу давно уже прошли - а мы сами в состоянии позаботится о наших ребятах. Сами же видите, они у нас веселые, здоровенькие и откормленные.
После этого замечания майора, засмеялась даже обычно невозмутимая Гдычинская - и что тут можно было сказать? Шевченко был совершенно прав, времена как и люди изменились, а мир будто перевернулся вверх тормашками... и те кто не смог приспособится к новой жизни, давно уже ее покинули, как не прискорбно это было признать.
-Иногда убежденность пани Зоси меня просто пугает.., -сказал Андрей, после того как повел наконец жену прогуляться во вечернему Львову - гости были накормлены и довольны, дети уложены спать. Почему бы не урвать немного времени для себя? -До того как родилась наша Мартуська, я реально побаивался, что она тебе все уши прожужжит на предмет того что мы не пара... хорошо хоть старый уговорил ее не лезть слишком рьяно в чужой "огород". Ну да ладно... куда пойдем? Может дойдем до нашей беседки в парке? Помнишь - той самой, где я обнаглел и поцеловал тебя в первый раз...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-18 18:43:23)

0

33

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Уголки губ Магдалены заметно приподнялись вверх, старательно изображая улыбку, когда на самом деле женщине было … совестно за то, что не может в полной мере управиться со всеми домашними заботами, будучи не самой трудолюбивой женщиной на свете. Да вот, что могла сейчас она поделать? Ее учили счету, грамоте, языкам и музыке, в то время, как все домашние дела вела ее мать, а также служанка, у которой, между прочем, были просто стальные нервы, без которых она не продержалась так долго на службе. Однако она не работала пока и ее заботам были оставлены дети на протяжении дня, когда Андрей был занят на службе …
«Я должна ему приготовить сюрприз!» - решила внезапно Магда, даже не задумавшись по поводу того, как и когда сумеет устроить все таким образом, чтобы их любимые озорники не помешали ей или же не донесли до ушей майора раньше времени о планах их матери. В любом случае, женщина полагала, что может рассчитывать на старшую дочь, что была не только послушной, но и верной помощницей своего отца на кухне, когда ее братцы мешались в основном под ногами и только приводили весь дом в полный хаос и беспорядок. Но, кажется, задумавшись на миг, Магдуся едва не пропустила что-то очень важное? Но, ладно, она промолчала о маниакальном желании Андрея оградить любимую дочь от потенциальных кавалеров, да вот только … к чему за столом говорить о четвертом ребенке, решиться на которого Магде будет так не просто?! Кажется, женщина поперхнулась пельменем, который она как-раз пережевывала, а потому ей понадобилось сделать несколько глотков воды. Однако, этого не было достаточно и пани Зося поспешила похлопать ее по плечам, не забыв приговаривать о том, что той следует аккуратней кушать. Только вот, как будешь аккуратен, когда муж готов повергать тебя в шок своими Наполеоновскими планами? Она едва справляется с тремя озорниками, что же будет, когда их у них будет целых четыре?! В прочем, это она уже говорила Андрею не единожды, не тонко намекая ему, что в таком случае, сыновей он будет таскать с собой в часть – пусть его солдаты помогают ему возиться с его потомством. На этот раз, правда, женщина решила воздержаться от подобного комментария, решив, что лучше будет все отстрочить на более поздний срок.
- До этого разговора еще, как от Львова до Киева, - тихо проговорила Магда, давая понять супругу, что подобными разговорами лучше заниматься не сейчас и даже не через неделю-две. Увы и ах, но двух мальчишек ей хватало за целую роту. Еще ладно бы, если бы Сашка с Мишкой слушались ее! Так нет же, мальчишки попросту не могут усидеть на месте, ища себе приключений, а заодно изводя свою бедную молодую мать.
Магда только вздохнула, когда пани Гдычинская намекнула Андрею о том, что следовало бы нанять гувернантку детям. Но, времена уже были не те… Кажется, даже генеральские дети не удосуживались подобной чести, которую называли тихонько и между собой барской. Но, уже в следующее мгновение майор Шевченко заставил смеяться за столом буквально всех – эта его особенная черта характера безусловно помогала завоевывать симпатии буквально всех, и пан с пани Гдычинской были не исключением.
Время за совместным ужином прошло довольно-таки быстро и звон ратуши на рыночной площади заставил всех за столом вспомнить о времени, зашевелиться, а также начать собирать посуду со стола, дабы вымыть ее и уложить маленьких озорников спать.
- Магда, давай, мы сами уберем посуду, а ты пока укладывай детей спать, - предложила пани Зося, взявшись складывать тарелку на тарелку. – Вы ведь с Андреем хотели пойти прогуляться по вечернему городу – если я буду сидеть, сложа руки, то ваша прогулка получится не такой продолжительной, - улыбнулась по-доброму женщина, не прерываясь во время разговора от своего занятия, которое выполняла не слишком быстро, словно бы взвешивая каждое свое движение. Оно-то и не удивительно, ведь Гдычинские были одним из тех семейств, что имели в своем расположении прислугу, и вряд ли рассчитывали на старости лет лишиться своих сыновей, а также жить самостоятельными силами…
Однажды Магда спросила у пани Зоси, почему та не уехала к родственникам в Польшу, когда была такая возможность после войны и женщина попросту удивила Магдалену своим ответом. А сказала она, что попросту не может оставить ее одну, не может попрощаться с домом и городом, в котором прожила всю свою жизнь.
Вспомнив об этом разговоре, Магда протянула руки и забрала у пожилой панны посуду.
- Ничего не знаю, пани Зося, - покачала она головой. – Вы гостья, к тому же любимая гостья, и не престало вам работать, пока молодые будут маяться без дела. Вы и так много делаете для нас, не хватало еще, чтобы посуду убирали – нет, так не пойдет. Сейчас Андрей скомандует ребятам идти спать, а я быстро тут все уберу, и мы пойдем гулять, пока вы почитаете и одним глазом присмотрите за нашими озорниками, - улыбнувшись в такт своим словам, добавила женщина прежде чем унести первую порцию посуды на кухню, где и принялась ее мыть, пока Андрей не позвал женушку к детям, дабы поцеловать их на прощание и пожелать добрых снов. Пани Зося устроилась рядом с ними, рассказывая им самые разные истории, что помнила из тех, которые рассказывала своим сыновьям и племянникам, сама же Магда за это время лишь поправила свою прическу, после чего взявшись за руку мужа, последовала за ним.
На самом деле, гулять вечерним Львовом Магдалене не так уж и часто везло. В детстве она ложилась рано и также рано вставала, а в юношестве ей было велено возвращаться до того, как солнце зайдет. И только лишь в компании братьев она могла задержаться чуть более установленного срока. В частности, когда ее звали в театр или кино, а после в ресторан на ужин братья или их друзья, что случалось на самом деле не так уж и часто. Именно в то время она и познакомилась с немецким другом своих братьев, имевшим аристократическое происхождение – именно он и помог Магде выжить во время фашистской оккупации, ведь не забыл еще тех чувств, что испытывал к сестре своих друзей, на брак с которой не дали добро его родители. И может быть, он так и настоял на своем, если бы родители Магды не запретили ему ухаживать и появляться на пороге их дома. И, как ни странно, именно в то время Магда и познакомилась со своим первым мужем, ради которого ушла из дома, лишившись их покрова и заступничества, благословения и помощи. Хотя… помощь они регулярно передавали при помощи служанки Каси, что добрую часть оставляла себе. Но, как говорится, бог ей судья.
Однако Магда никогда не забудет тот запах города, который он обретал вечером – аромат кофе и тысячи изысканных блюд, которые подавались в местных кафетериях, большинство из которых давно уже были закрыты. Но, теперь, спустя какое-то время после войны кафешки не стали расти, словно грибы после дождя на том же месте… Лишь парочка кафетериев оставались, но … естественно это было уже не то. Аромата кофе в воздухе не чувствовалось более.
- Знаешь, Андрей, пани Зося просто очень похожа на мою маму – она привыкла к определенному кодексу чести и правил поведений, которые для нее весят очень много, - ответила женщина своему мужу, так и не отпусти его руки. – И неужели ты думаешь, что девушка, что решилась уйти однажды из дома, чтобы выйти замуж без согласия родителей, будет слушать чьего-то совета? – почти рассмеялась Магда, посмотрев в лицо Андрея.
- Давай, я тебе проведу экскурсию по местам славы моих братьев? – предложила Магда, хитро улыбнувшись супругу. – Есть кое-что, что ты не знаешь обо мне, - добавила она чуть тише, прежде чем увлечь майора за собой в один из тех переулков, в котором когда-то было одно престижное заведение – один из самых дорогих ресторанов. Теперь там располагался книжный магазин, что давно уже был закрытым.
– Когда мне исполнилось шестнадцать моим братьям показалось забавным получать возможность … бесплатно ужинать в дорогих ресторанах или разминать себе кулаки, поэтому однажды мы пошли к дочери портнихи, что жила неподалеку. Братья купили очень дорогую ткань, кажется из самого Парижа и … портниха сшила по картинке из французского журнала мне платье, в котором я обычно сидела у окна вот здесь, - она указала на окно. – У меня было вино, которое я не пила, потому что папа не позволял, но … я делала вид, что скучаю, а потом кто-то подходил ко мне, угощал и тогда появлялись мои братья, чтобы постоять за мою честь. Господи, если бы отец узнал, он бы нас втроем всех выпорол, - рассмеялась Магда, рассказывая это все Андрею, которому оставалось лишь слушать и недоумевать, пожалуй?

0

34

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
-Ты никого не должна слушать кроме своего любимого мужа, -улыбнулся Шевченко, приобняв жену за талию и притянув ее ближе к себе. И плевать, если их кто-нибудь увидит - у них давненько уже не было возможности просто пройтись вдвоем и поболтать. Андрей был счастлив видеть Магдусю веселой и охотно согласился на ее предложение еще немного пройтись. Их дети наверняка уже видели десятый сон под присмотром Гдычинских, так что можно было сегодня позволить себе не торопится домой. -Мне очень интересно, чего это я могу такого о тебе не знать? Давай-ка рассказывай все...
Он послушно пошел следом за Магдой, слушая ее рассказ... и в который уже раз подумав, что для нее когда-то существовал совершенно другой Львов. У ее родителей было положение в обществе, как и у стариков Гдычинских - и жизнь была совершенно иной? Магдусю растили словно певчую птичку в золотой клетке и наверное, со временем она должна была выйти замуж за человека своего круга. Именно эти слова не раз упоминала пани Зося, когда ей хотелось напомнить Андрею кем он является в ее глазах.
Другая жизнь... другие люди... и ведь если бы не война, то Шевченко никогда бы не встретился с Магдой? Быть может она бы и сейчас была замужем за тем несчастным профессором, которого Андрей продолжал ненавидеть всеми силами своей души. И ведь сколько раз он порывался выкинуть к чертям его фотокарточку, что хранилась в альбоме жены?
Майор лишь вздохнул, после того как Магдуся рассказала на какие проделки ее подбивали братья - увы, но в его жизни чего-то в таком духе не было. Да и мамка Андрея наверняка даже не знала, что на белом свете бывает такое диво как ткань из самого Парижа и пошитое по последней моде платье. Сколько он ее помнил, она всегда одевалась просто и шила свои наряды собственноручно на стареньком, дореволюционном "Зингере".
-И многие подходили к тебе познакомится? -ревниво поинтересовался Андрей, обняв жену, благо что в переулке было достаточно темно. -Я бы их всех поубивал, ей-богу... даже представлять не хочу такого...
Последние свои слова майор Шевченко шепнул уже в губы Магде, прежде чем с жадностью прильнуть к ним. Она вернула ему этот долгий и нетерпеливый поцелуй с таким жаром, что Андрей понял, что пора бы уже двигать к дому - отпустить стариков и потом сгореть в очередной раз в объятиях друг друга.
Собственно говоря, сказано - сделано? Они вернулись в старинную квартиру на Октябрьской улице и проверив как спят дети, в очередной раз позабыли обо всем на свете. До того как должен был проснутся Мишка, было еще достаточно времени, которого не следовало терять зря - и Андрей после всех рассказов любимой супруги, был особенно несдержан этой ночью. Впрочем и Магда не осталась в долгу, доведя его едва ли не до исступления дразнящими прикосновениями и жаркими поцелуями.
В результате, на следующее утро, Шевченко эпично проспал и вынужден был собираться в часть в великой спешке, пока жена кормила младшенького сынишку и с нежной улыбкой наблюдала за ним. По счастью проспал этим утром и озорник Сашка - обычно он просыпался раньше всех и будил сначала Марту, а потом и родителей, если они не забывали закрыть дверь своей спальни на крюк.
-Построение через десять минут... пожелай мне удачи? Не успею, точно буду куковать на губе, -выдал Андрей, наскоро одернув гимнастерку и потуже затянув свой ремень. Перед тем как уйти (или вернее убежать?), он еще раз поцеловал Магду, а потом и Мишку, которому сейчас было вовсе не до непутевого папаши. -Люблю тебя и в обед забегу как всегда. Не скучай без меня?
Вообще-то скучать пани Шевченко было совершенно некогда... особенно когда муж уходил в часть, а она оставалась одна с тремя детьми. И если маленького Мишутку можно было уложить спать, а Марта была очень послушной, то чертенок Сашка давал "прикурить" за всех троих, успевая напроказить по полной программе.
-Шевченко! -тем временем окликнул Андрея политрук, после того как тому удалось-таки успеть на утреннее общее построение части. -Зайдите в красный уголок, мне надо срочно поговорить с вами.
-Есть! -ответил Андрей, после чего не стал заставлять полковника ждать... и спустя несколько минут узнал, что ему предстоит командировка в Краков по учебной части. Ориентировочно месяца на два - на три. -Так надолго, товарищ политрук? Помнится, примерно год назад мне предлагали поехать на две недели...
-Ситуация изменилась и надо помочь польским товарищам, -ответил полковник. -Я помню что у вас маленькие дети, но вы самый лучший кандидат.
-Я не отказываюсь и понимаю всю важность порученной задачи... но прошу разрешить мне поехать вместе с семьей, -тихо сказал Андрей. -Три месяца это слишком долгий срок, поймите... и кроме жены и ребят у меня больше никого нет. Вдруг с ними случится что, пока я буду далеко?
-Хорошо. Я сегодня же пошлю телеграмму в Краков, чтобы вам и супруге подобрали подходящее жилье, -кивнул политрук. -Уезжать надо уже завтра вечером - в девять вечера пойдет наш поезд с техникой на Краков. Надеюсь, вам все понятно?
-Так точно. Тогда после занятий пойду собираться? -получив утвердительный ответ, Шевченко развернулся и направился на выход. Интересно как Магде понравятся такие новости? Он не рассказывал ей, что его уже пытались отправить в командировку, но тогда он наотрез отказался - она должна была вот-вот родить младшего сынка. К слову сказать, можно было бы поискать в Кракове ее родню, если конечно им посчастливилось уцелеть во время войны...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-20 05:20:01)

+1

35

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]Для тех многих людей, которым пришлось пережить ужасы войны, свалившейся им на головы в первый осенний день тридцать девятого, мир делился на две неровные половины. У каждого была жизнь до и после. И эта жизнь «до» сейчас выглядела, как будто была бы сказкой, прекрасной и неповторимой. Кто-то величал те дни золотым веком, своим расцветом и эпохой, в которую ценилось не столь корочка об образовании, сколь само воспитание, последовательность семейным традициям  и культура. Да, с тех пор, как ушла война, прошло достаточно времени, однако его было не просто не достаточно, чтобы отстроить прежнюю жизнь. И, пожалуй, сколько бы времени не прошло – его было бы все равно недостаточно, ведь в людях уже что-то переменилось, и где-то они начали уступать тем идеалам, которым воспевали жители древнего города Льва. Ведь время стремительно убегало, пока люди брели куда-то с закрытыми глазами, не видя окружающего. А можете, еще и не слыша?
Воспоминания о прошлых днях порой накатывались высокой волной на Магдалену, что даже не пыталась убегать от них, ведь то были обычно недолгие и счастливые мгновения, которыми она радостно делались с Андреем, особенно в такие вечера, как этот. Сейчас ведь она могла закрыть глаза и представить себя в старомодном уже платье, которое ей сшила Ганьшка, о которой она пока еще не успела рассказать своему мужу. А ведь было что рассказать! Незадолго до войны Ганьшка понесла ребенка от старшего братца Магды. Тот и не думал жениться на бедной девушке, которой он, судя по подслушанному разговору отца и брата, ничего не обещал. Тогда ситуацию вовремя спас уже покойный дядя Кароль, что настоял на свадьбе и оплатил затраты молодой девушке, которые она и ее бедная мать не могли себе позволить. Помнится, матушка тогда целую неделю была бледна, как стена, боясь выйти даже на балкон – она не имела сил сказать своим подругам о том браке-мезальянсе, который ожидал ее любимого сыночка. Но, сейчас они говорили о совершенно ином периоде времени.
- Ну, очередь не стояла, но мне удавалось заманить в свои сети не одну жертву, - заметив ревнивые нотки в тоне голоса Андрея, произнесла Магдалена, глядя ему в глаза. – Можешь не переживать, ведь никто не коснулся меня – со всеми разбирались братья или же мы больше не встречались с ними, - добавила женщина, но решила все-таки умолчать об одном знакомстве, что едва не вылилось в грандиозную свадьба с наследником какого-то титула из Германии. Этого парня братья звали Бароном или просто Фрицом, откровенно насмехаясь над ним, тогда как сам молодой человек почитал их компанию, как в свое время открылось, лишь из-за Магды, которую видел в статусе своей жены. Правда, отец тогда ему запретил жениться и Барон едва не кончил жизнь самоубийством, однако неспроста жизнь так была сложна и непредсказуема. Ведь, кто бы знал, что именно это знакомство поможет девушке пережить самые страшные времена оккупации? Кто знает, когда решится Магда поведать эту историю своему любимому супругу, но этот день пока еще явно не настал. Андрей подарил жадный и не терпеливый поцелуй, что сопроводили несколько многозначительных прикосновений его рук, прежде чем они добрались обратно к дому, где все их многочисленное семейство уже спало.
Так что, стоило только проститься с почтенным панством Гдычинскими, как Шевченко поспешил утащить жену в постель, где полностью разделял и властвовал на протяжении доброй половины ночи. И если бы кто-то мог заставить другого оторваться раньше и дать возможность спокойно уснуть! Но, так нет! Уснуть представилось возможным только где-то ближе к  рассвету, в первые часы которого Андрею и предстояло проснуться и осознать, как нагло он опаздывает в часть.
На самом деле наблюдать за Андреем, что быстро собирается в часть, в некотором роде забавляла женщину. Быть может, потому что знала о том, что ее любимый выкрутится из любой ситуации, а быть может и потому, что он выглядел так особенно привлекательно для нее. За всем этим вместе со своей матерью наблюдал также и самый младший малыш, их Мишка.
- Беги уже, а то еще опоздаешь, - отвечая на поцелуй мужа, произнесла Магдалена, пожалуй, даже не подозревая того, что этим только задерживает любимого. Так бы он уже умчался, а сейчас еще копается со своей обувью.
Тот день, как и любой другой прошел для белокурой полячки по обычному сценарию. Женщина пыталась уследить за своими детьми дома, всех накормила, попробовала постирать, но сломав ноготок, бросила это неблагодарное дело и повела детей на прогулку в парк Гекта, куда ее когда-то давно также водила матушка. Здесь под сенью древних деревьев Сашка несколько раз бежал под горку, а после и вниз, пока его мать медленно толкала перед собой коляску с Мишей, который по привычке всегда спал на прогулке.
- Сынуль, неужели ты не устал? – спросила Магда у старшего сына, что лишь покачал в ответ головой. – Ладно, пойдем домой – будем готовить ужин. Может быть, хоть раз нам получится обойти в этом деле нашего папу, - смеясь предположила вслух женщина, пока Саша расхваливал вчерашние пельмени.

+1

36

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Занятия в учебке в тот день прошли как обычно, после чего Андрей получил свое командировочное предписание и направился домой чтобы собраться в дорогу. Ехать предстояло нынче же поздним вечером - и, увы, вовсе не пассажирском поезде, в купе со всеми удобствами. Будь Шевченко один, это бы его мало взволновало, ведь как человек военный, он уже давно привык ко всему... но он собирался ехать вместе с семьей и следовательно должен был подумать заранее как обеспечить максимум комфорта жене и детям в этом путешествии. Для этого, майор не поленился съездить на вокзал вместе со старым другом что заведовал АХЧ в его части и осмотреть военно-транспортный поезд, что и должен был вечером отправится в Краков.
-Михалыч, надо что-то придумать.., -задумчиво произнес Андрей, забравшись в теплушку, в которой и должно было пройти небольшое путешествие до древнего города королей. -Это конечно не вагон международного класса, но по крайней мере здесь не холодно, что уже хорошо... однако этого недостаточно. У меня маленькие дети и жена, так то надо бы покумекать как устроить спальные места.
-А зачем ты с собой малых берешь и жену? -не сдержав своего любопытства, поинтересовался старшина. -Или боишься, что твою красавицу уведут, пока тебя не будет дома?
Шевченко лишь головой покачал, слушая как Михалыч добродушно посмеивается над ним. И что он мог сказать в ответ? Да боится и не только потому что постоянно ревнует бедняжку Магду, но еще и потому что кроме жены и детей у майора никого не было в этой жизни - и чем каждую минуту переживать за них в этой командировке, лучше уж поехать всем вместе. К тому же богатого скарба Андрей с Магдаленой так и не скопили за пять лет совместной жизни, главное их богатство, трое маленьких озорников - так что двинутся в путь-дорогу будет несложно.
-Не могу я оставить их одних, понимаешь? -обернулся Андрей к старшине. -Магда и ребята все что есть у меня в этой жизни... один раз уже всех потерял кого любил, больше не хочу. К тому же, в Кракове можно будет поискать родню моей ненаглядной - быть может хоть кому-нибудь удалось уцелеть.
-Ладно-ладно, я больше бухтеть не буду, -Михалыч дружески хлопнул майора по плечу. -Давай-ка ты двигай домой и собирайся, а я сейчас пригоню солдатиков и мы что-нибудь придумаем с этой теплушкой. Надеюсь что твоя жена найдет своих...
Положившись на старшину и зная что тот был кудесником на все руки, Андрей направился к хорошо знакомому старому дому на Октябрьской улице и уже издалека увидел своих: Магда с Мишуткой в коляске, рядом Марта и Санька - последнего чинно ведет за руку старшая сестренка, что равносильно чуду. Обычно постреленок мчится со всех ног, но видимо сегодня Мартуське удалось чем-то заболтать непослушного братца?
-Папа!!! -Сашкиного послушания хватило ровно до того как он увидел отца и мигом помчался ему навстречу. Марта конечно побежала следом, так что присев, Андрей крепко обнял обоих и прижав к себе расцеловал. -Ты уже пришел с части? Мы будем играть??
-Пришел-пришел, -рассмеялся Шевченко, подхватив сына на руки и протянув руку дочери. -Мы с вами сегодня будем не играть, а собираться в путешествие. Это тоже будет очень интересно и весело.
-А зачем нам путешествие? -поинтересовалась Марта, посмотрев на Андрея. -Мы куда-то поедем, папочка?
Последние слова дочурки были конечно же услышаны Магдой и видя ее удивленный взгляд, глава семейства поспешил объяснится.
-Милая, меня посылают в Краков на три месяца - сегодня объявили.., -тихо сказал Шевченко, после того как поцеловал жену. -Я договорился, что ты и ребята со мной поедете... политрук обещал что нам квартиру найдут временную. В общем, ехать придется сегодня вечером...
Пока Андрей помогал жене занести домой Мишкину коляску, то успел рассказать как его уже порывались отправить в Польшу около года назад. Но если тогда ему удалось отбрехаться от этой поездки, то сейчас его буквально приперли к стенке, да и приказ есть приказ, с ним не поспоришь.
-Надо будет сообщить старикам, что мы уедем... просто не представляю как они будут тут без нас, -добавил Шевченко уже к вышесказанному, уже в квартире Магды, когда старшие дети убежали собирать свои игрушки. -Запишу их адрес... если что всегда можно будет им телеграфом денег переслать...
Собственно говоря, как Андрей и предполагал, сборы в дорогу надолго не затянулись. Все вещи семейства уместились в два стареньких и видавших виды чемодана, которые майор поставил возле дверей квартиры. После обеда, Марта с Санькой затеяли какую-то веселую игру в спальне родителей, пока родители прибирались на кухне - Михась пока что крепко спал, так что можно было урвать пару минуток наедине.
-Я вот что подумал... мы могли бы поискать твоих в Кракове, -закончив с мытьем посуды, Шевченко притянул к себе жену и обнял ее. -Уверен что в комендатуре пойдут мне навстречу и помогут - как тебе такая мысль? А то когда бы мы еще смогли поехать в Польшу?
Время до вечера пролетело практически незаметно и Андрей успел сбегать за Гдычинскими до того как из части пришла машина на которой предстояло ехать на вокзал. Добрые старики очень расстроились, хотя и старались не подавать виду перед детьми которых просто обожали... и пане Зосе не удалось сдержать слез, когда она несколько раз расцеловала и обняла сначала Магду, потом Мартуську с Сашкой и затем Мишку. Малыш был единственным человеком в семействе, кто понятия не имел что и зачем происходит вокруг него - ведь мамка с батькой были рядом, а остальное уже не имело никакого значения.
-Береги себя, моя дорогая... даже не знаю как мы здесь будем без вас, -вздохнула пани Гдычинская, вновь обняв Магду. -Вы ведь будете нам писать и постараетесь поскорее вернутся? Я знаю что с тобой и ребятами все будет хорошо, ведь твой муж человек практичный и хозяйственный, нигде не пропадет...
-Что это я слышу, дорогая пани Зося? -рассмеялся Андрей, услышав эти слова. -Неужели я наконец дождался того великого момента когда вы меня похвалили?
-Лучше дай мне слово, что все хорошо будет? -совершенно неожиданно для себя, пожилая полька обняла майора и взяв в ладони его лицо заглянула ему в глаза. -Я знаю что говорила тебе много лишнего... прости глупую старуху за это? Главное возвращайтесь к нам побыстрее...
Шевченко лишь вздохнул, без лишних слов обняв пани Зосю, а потом и ее мужа. Да и что можно было сказать, когда в горле словно комок стоял? Сами того не зная, Гдычинские давно уже стали Андрею словно родители..
После прощания и обещаний писать, семейство Шевченко погрузилось в присланный из части "виллис" и направилось к вокзалу. Военно-транспортный поезд уже готов двинутся в путь до Кракова, так что пришлось поторопится при посадке в теплушку, что стараниями Михалыча совершенно преобразилась. Во-первых, он умудрился привезти из части две походные солдатские койки для детей, а для Андрея с Магдой устроил мягкую и удобную лежанку из нескольких охапок сена под плащ-палатками. Ну а во-вторых, хозяйственный старшина не позабыл и о пайке в дорогу для четверых человек, так что можно было спокойно ехать и ни о чем не беспокоится. После того как поезд наконец тронулся, Марта с Сашкой быстро уснули, совершенно уставшие после долгого и хлопотного дня и новых впечатлений. Андрей же, стянул гимнастерку и уселся на импровизированной кровати рядом с женой, наблюдая за тем как Мишутка получал свой любимый ужин.
-Знаешь... я сейчас вспомнил как встретил тебя тогда возле театра.., -улыбнулся майор, приобняв жену. -Ты тогда посчитала меня ужасным нахалом - а я сразу понял что ты моя судьба. Как же я боялся, что ты не придешь тогда к катедре... словами не передать. А ты все-таки пришла...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-20 19:44:09)

+1

37

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]В той семье, в которой росла и воспитывалась Магда, было принято, чтобы женщина была хорошо знакома со всеми тонкостями и нюансами ведения хозяйства, вот только самим хозяйством, по сути, занималась именно прислуга. Так у пани Свидзинской была верная, как они предполагали, служанка Галя. Эта молодая женщина была достаточно неплохой работницей, пусть и получала часто и много от хозяйки дома. Правда, как часто любила поговаривать мать Магдалены, Галя нанялась к ним ничегошеньки не умея, и все то, что она в итоге делала – ее обучили в доме Свидзинских. Конечно, как это частенько бывало, хозяйка довольно-таки часто цеплялась к служанке, что выливалось не в один спор, во время которого пани Свидзинская грозилась прогнать Галю. Но на самом деле, женщина и не собралась этого делать: попробуй еще найди обученную всему служанку! Именно по этой причине Магде никогда не доводилось заниматься своим хозяйством. Ее руки были предназначены для игры на фортепьяно, ведь мать спала и видела Магдалену Свидзинскую, свою любимую дочь, знаменитой пианисткой. Но, когда Магде пришлось покинуть родной дом и выйти замуж за своего первого мужа, уж тогда девушке из благородной семьи пришлось осознать, как не престо живется в этом мире и чего стоит кусок хлеба. Ей самой доводилось заниматься своим хозяйством, не имея помощи ни от кого, вот только научиться всему за этот год она так и не сумела. Сначала умер муж, а следом и за ним ворвалась в город и чистое небо война. И тогда было уже точно не до хозяйства. Тогда пришлось заботиться о спасении своей жизни, тогда как многое отошло на задний план. Сейчас же Магда далеко не та наивная и беспомощная девушка, однако и она заметно уступает умениям супруга, которому в жизни приходилось больше трудиться руками, чем ей. Естественно, панна желала угодить мужу, что успевал не только служить, но и по домашнему хозяйству успевал на зависть всем. Так что, желание женщины сейчас было самым, что не есть, естественным. Вот только суждено ли ей было порадовать Андрея вкусным ужином именно сегодня?
Магда поручила Мартусе вести своего неусидчивого братца за руку, строго приказав не отпускать непоседу, когда толкала перед собой коляску в направлении их дома. Ее мысли были заняты намечавшимся ужином, который женщине хотелось устроить в лучших традициях довоенного времени, дабы показать Андрею не то, как было хорошо, но скорее лишь затем, чтобы внести лепту необычности. Ведь как-никак,а за ушедшим временем она давно уже не скучала, лишь временами вспоминала. И вот именно тогда, когда дети сорвались с места, а Сашка заметил отца, о чем и громко оповестил всю улицу, женщина подняла взгляд на Шевченко, что возвращался нынче раньше обычного. Мужчина обнял своих детей, пока Магда дожидалась его аккурат у подъезда, в котором был достаточно высокий подъем, через который ей было не просто перенести коляску с маленьким сыном.
Услышав о каком-то путешествии, полячка нахмурилась, заправив выбившуюся прядь белокурых волос за ухо. Она прекрасно помнила о том, что никаких поездок еще вчера не планировалось у ее любимого супруга, и потому даже испугалась. Неужели Андрея хотят перевести в другой город?! Неужели им придется проститься с родным Львовом, где каждая улочка хранит в себе воспоминания из той и этой жизни?! Нет, нет и ещё раз нет! Она не была готова к этому. Да и просто не хотела.
Однако Андрей достаточно быстро развеял самые большие волнения своей супруги, рассказав ей ту правду, о которой она даже и не знала.
- Тебя уже хотели отправить в Польшу, а ты мне и не сказал? Но, почему, Андрей? Почему ты мне не рассказал тогда? – спросила она у мужчины. В прочем, раздумывать над этим им и не нужно было, ведь это никоим образом не касалось настоящего. Им нужно было ехать и все тут. И какой там ужин в старых традициях?
– Уже сегодня поедем? Так быстро? – удивлялась она, поднимаясь вместе с мужем и детьми на нужный им этаж дома, который не более еще десяти лет тому назад принадлежал полностью ее семье, но не лишь несколько комнат в нем, как было сейчас.
На самом деле Магдалена никак не могла поверить в то, что им с Андреем предстоит поездка в Краков, именно тот город, в который и бежали в начале войны ее родители. И кто знает, может быть они все еще жили там? Может быть, они спаслись и от немцев, и от тех, кто пришел им на смену? В прочем, луч надежды ускорил сборы молодой многодетной матери, которая уже в своих мечтах виделась с матерью и отцом, а также с озорниками-братьями, которых еще не так давно вспоминала и рассказывала о своих проделках Андрею. К вечеру, даже раньше, Магда упаковала все их вещи в два чемодана и приоделась в хорошее платье, в котором не было бы стыдно предстать перед глаза родителей. Правда, свой самый лучший наряд она все-таки оставила для Кракова, города королей и замков, в котором была последний раз еще, наверное, ребенком. И ведь, как не терпелось ей сесть уже на поезд и отправиться в поездку, кто бы знал! Но, прежде им предстояло проститься с панством Гдычинскими, которые сильно растрогались в этот момент, от чего Магдалена едва не уронила пару слезинок.
- Я отыщу в Кракове те пирожные с кремом, которые когда-то продавались и у нас, пани Зося, - пообещала белокурая полячка своей соседке, обнимая ее, после чего уступила место Андрею, после чего им уже пришлось мчаться на вокзал, где совсем скоро поезд должен был отправиться на Краков.
- Мне не верится, что мы сейчас сидим в поезде, который нас доставит в Польшу, - честно призналась Магда мужу, когда их дети уже уснули, а у них самих появилась возможность побыть немного вдвоем и просто поговорить.
На лице женщины блеснула улыбка, стоило Шевченко вспомнить их первую встречу, которая, получается, была устроена на небесах, не иначе.
- Я тогда, между прочим, хотела всего лишь прочитать тебе лекцию о хороших манерах, - честно призналась белокурая панна, улыбнувшись, вспоминая тот день, когда явилась затем, чтобы отчитать парня, который в своей настойчивости не знал равных. – Но, все вышло именно так, как ты хотел, признайся, Андрей, - проворковала Магда, заглянув в глаза Андрея. – Но, знаешь, если серьезно, то я должна тебе сказать кое-что. Ты меня спас, Андрей. Не дал мне жить воспоминаниями о прошлом и подарил будущее, - выдохнула она, наклонившись к супругу так, чтобы прикоснуться своими губами его в легком и полном нежности поцелуе. – По меркам моей семьи, я поступила тогда очень недостойно и вульгарно… Наверное, будет лучше, если мы придумаем какую-то историю знакомства для моих родителей, если мы их встретим в Кракове. Они не поймут меня, мне кажется. В прочем, они часто не понимали меня и моих братьев, но это сейчас не важно… Главное, увидеть и узнать, что они в порядке, - добавила женщина тихо, пока где-то в ночи колеса поезда стучали по колеи.

Отредактировано Tony Danziger (2016-04-20 17:06:31)

+1

38

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
-Конечно я хотел чтобы все вышло по-моему, -Андрей рассмеялся, посмотрев в глаза любимой жены. -Мне хотелось больше всего на свете, чтобы ты была только моей... и ты знаешь насколько я могу быть упрямым. Ты говоришь что я спас тебя, но на самом деле, это ты спасла меня и каждый день делаешь самым счастливым на свете человеком. Что же до твоих родителей... что вульгарного в том что у тебя появилась семья? Или ты должна была до конца жизни горевать...?
Шевченко не стал добавлять "горевать по своему покойному мужу" - это итак было понятно, без каких-либо лишних слов. Вернув Магде нежный поцелуй, он аккуратно забрал у нее довольного, сытого и сонного уже сынишку и обнял его, прижав к себе. Уже начав дремать, Мишка улыбнулся любимому папе, ухватившись своей маленькой ручкой за завязки на вороте его нижней рубахи и затем очень быстро и сладко уснул. В отличии от своего неугомонного братца, что не давал ночами родителям покоя, младший сынок был совершенно чудесным и спокойным ребенком, о котором можно было только мечтать.
-Совсем скоро он у нас начнет хорошо ходить и будет носится как и Санька, -Андрей легонько поцеловал лобик спящего сынишки и уложил его на импровизированную лежанку между собой и Магдой, укрыв получше одним из одеял, что привез из части Михалыч. -Очень надеюсь что в моей части к тому времени организуют хороший детский садик - тогда у тебя будет больше времени чтобы передохнуть от наших сорванцов. Если конечно мы все-таки не решимся со временем еще на одного маленького спиногрыза.
Последнюю свою фразу Шевченко сказал чисто для того чтобы немножко подразнить любимую жену - хотя если уж говорить начистоту, то всех своих деток они совершенно не планировали. Все вышло само собой, потому как Магда и Андрей имели обыкновение полностью забывать обо всем на свете оставаясь наедине... но они нисколько не жалели что стали родителями троих чудесных детей.
Итак, поезд двинулся в путь до Кракова и семейству пришлось набраться терпения прежде чем он наконец-то достиг конечной точки своего путешествия. Время было уже позднее, но по счастью про приезд майора не забыли и прислали машину на вокзал чтобы встретить его. Двое поляков из части в которой предстояло служить Андрею, быстро погрузили вещи и затем повезли дорогих гостей в центр Кракова, где уже была приготовлена квартира. И по правде говоря, Шевченко совершенно не ожидал что его поселят в такой большой и шикарной квартире - до войны в ней явно жили какие-то буржуи, потому как мебель и окружающая обстановка была явно не для простых трудяг.
-Пан майор, мне приказали передать что завтра вы должны явится в часть, -сообщил один из поляков прежде чем попрощаться. Правда русский он знал достаточно плохо и постоянно запинался, пока не узнал что пани прекрасно говорит на польском. -О... как хорошо - я уже думал, что не смогу все-все рассказать как надо. Пани, переведите пожалуйста вашему мужу что завтра днем ему надо прийти в часть, чтобы оформить все бумаги на довольствие. Желаю вам хорошего вечера.
Отдав честь, оба военных ушли, оставив семейство обустраиваться в новой квартире. Марта с Сашкой первым делом оббежали все комнаты и нашли в одной из них великое множество самых разных игрушек, пока Андрей взялся за разбор вещей, а Магда занималась Мишуткой.
-Марта, посмотри - тут такая же кукла как у тебя! -позвал сестенку Саша, заметив в одном из шкафов старинную фарфоровую "даму" вроде той что пытался сломать. -Давай ее достанем?
-Но это же не наш дом.., -тихо сказала Марта, подойдя к братцу. -Наверное нам нельзя ничего брать...?
-А мы поиграем и потом положим обратно! -тут же нашелся Сашка и оглядевшись, побежал к одному из высоких венских стульев, чтобы с его помощью добраться до куклы. -Я сейчас тебе достану ее.
-Не надо, Саш.., -попросила девочка, хотя и прекрасно знала что упрямого братца уже не остановить. -Ты свалишься с этого стула и больно стукнешься!
Андрей в это самое время собрался немного прибрать в спальне, но вовремя заметил что его дети как-то подозрительно притихли. Пройдясь по комнатам, он очень вовремя заглянул в бывшую детскую, где и успел перехватит Сашку когда тот забрался на стул.
-Я хочу достать Марте куклу.., -тут же пояснил мальчик, оказавшись на руках у своего отца. -Она ведь сейчас никому не нужна. Нам ведь можно брать все эти игрушки?
-Можно, только сначала я их как следует протру от пыли, хорошо? Да и приберусь как следует в этой комнате, -ответил майор, достав из шкафа куклу и передав ее дочурке. -Вам двоим тут нравится?
-Не очень, папочка, -первой ответила Мартуся. -А мы тут насовсем останемся? Я хочу домой... там бабушка и дедушка без нас скучают...
-Мои хорошие, я должен поработать какое-то время в местной военной части, -постарался объяснить Андрей, обняв дочку и сына. -Пока что поживем здесь, а потом обязательно вернемся домой - как же мы старых оставим одних? Да и мне надо будет ехать сдавать сессию, иначе вылечу из университета и мне от нашей мамы влетит. Давайте-ка распакуем наши чемоданы и выложим все ваши вещи и игрушки?
Наконец-то лечь спать всему большому и дружному семейству удалось лишь после того как глава семейства капитально убрался в двух больших комнатах что располагались рядом - спальне и детской. Пока что Саньку и Марту пришлось уложить на двух походных койках, тогда как в распоряжении Андрея и Магды была просто огромная "барская" постель, где поместилось бы человек пять точно. Мишутку пока что пришлось взять к себе: старший Шевченко намеревался купить ему кроватку сразу после получения денежного довольствия. Ну а на следующим день, путешественникам предстояло готовить завтрак на совершенно шикарной и огромной кухне, благо продуктов у них хватало.
-Надо будет сегодня спросить у ребят из части где тут хороший рынок, -сказал Андрей Магде, пока дети были заняты вкусной яичницей которую он приготовил им на скорую руку. -Нам нужны будут свежие овощи и парное молоко... любимая, ты сегодня собираешься пойти гулять с нашими чертятами? Прошу тебя, будь осторожна, ладно? Это все-таки не Львов где нам все знакомо... Я постараюсь поскорее вернутся, как только оформлю все документы. Нам должны денег перевести - командировочные и еще довольствие на детей, так что надо все успеть сделать и получить сегодня. Не скучай без меня, хорошо?
После того как майор умчался в свою новую часть, Марта с Сашкой убежали в детскую, где у них теперь была просто гора самых разных игрушек, а еще самый настоящий трехколесный велосипед, на котором можно было кататься по всем комнатам. Мишка с любопытством посмотрел вслед брату и сестре, а потом прижался к Магде, обняв ее за шею и тихонько курлыкнув что-то на своем языке.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-21 01:14:03)

+1

39

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
- Ты не понимаешь, Андрей, - покачала головой Магда, тихо вздохнув на слова мужа, прежде чем он вернул ей нежный поцелуй. – Я не совсем это имела в виду, - добавила она, отчаянно сражаясь с проскользнувшим на ее бледное лицо румянцем. – Я о нашем знакомстве и том, как быстро кое-кто переступил черту, - наверное, пройдет еще немало времени, прежде чем Магдалена научится сдерживать свое смущение или попросту не позволять оному украшать ее личико во время столь теплых и, одновременно с этим, столь интимных воспоминаний. – Ты ведь помнишь, как впервые … меня поцеловал в ротонде, а я убежала? – белокурая женщина попыталась освежить память своему супругу, воздержавшись от продолжения той истории, понадеявшись, что Андрей не забыл о том, как застигнул ее врасплох, ворвавшись в ее комнату, едва не выбив дверь. Тогда же он и впервые прикоснулся к ней, после чего они уже не расставались.
Передав самого младшего сына Андрею, женщина на время откинулась на лежанку, которой им приходилось довольствоваться сейчас. Полячка все еще помнила, как впервые путешествовала вместе с отцом и матерью в детстве. По самому настоящему сбегу обстоятельств это была также поездка в Краков. Вот только путешествовала она с куда большим комфортом. Ей припомнилось, как стучала чайная ложечка в полупустой чашке из какао, за что матушка пожурила дочь, напоминая, как не красиво оставлять ложечку в чашке – все-таки ее нужно было оставлять в блюдце. Увы, но с тех пор прошло не больше семнадцати лет, а от прежней роскоши, казалось и не осталось следа. Словно бы всегда вокруг царила разруха и нужда.
Женщина улыбнулась на слова мужа, когда тот заговорил о том будущем, которое дожидалось их по возвращению обратно в школу. Магда могла, конечно же, сказать Андрею о том, как неплохо было бы иметь хоть еще одну пару рук в доме (завести няню для детей или хоть какую-то прислугу) и тогда потребность в детском садике точно пропала бы. Да и к тому же, что это такое детский садик?! Уж это было мало знакомо и понятно женщине, никогда не пребывавшей в заведении для столь маленьких озорников, как маленький Сашка. Однако Магда на этот раз умолчала об этом, поскольку Андрей решил снова упомянуть о возможности завести еще одного ребенка. И как бы женщина не любила своих детей – на четвертого ребенка она пока не была готова согласиться. Поэтому она лишь округлила глаза, закатив их, прежде чем покачать головой, словно бы пеняя мужа: «что же ты о таком говоришь?! Нет-нет, не сейчас!».
Они прибыли в Краков еще затемно. Ночь была в своем законном праве, однако им следовало как можно скорее покинуть свой вагон, дабы их сопроводили в ту квартиру, в которой майору вместе с семьей будет предоставленная жилая площадь. Ради этого пришлось разбудить и Мартуську с Санькой, и только самый младший сынишка мирно спал на руках у своей матери, уложив на ее плечо свою головушку. Девочка старалась не потирать глазки на людях, как ей велела мама не единожды, а вот Саша ухватился за юбку материнского платья, когда они дожидались, пока закончатся недолгие переговоры главы их семейства с какими-то польскими офицерами.
В прочем, их не задержали надолго на вокзале и уже вскоре их доставили к одному из достаточно старых домов, наверняка построенных, как и большинство других домов в городе, еще за времен Австрии. Присмотревшись к дому извне, женщина оглянулась по сторонам и только после этого направилась следом за мужем вовнутрь дома, на втором этаже которого и располагалась достаточно просторная квартира, в котором им и предстояло проживать с этого дня. Оказавшись в просторном и светлом помещении, дети немного оживились. Мартуся с Сашей прошлись по комнатам, пока Андрей заканчивал беседу с польскими товарищами. Она же и заметила, как неуверенно пытается донести до Андрея один из польских офицеров, от чего решила тому немного помочь и обратилась к нему на родном польском, после чего пересказала мужу все практически дословно.
Пока Андрей отправился к двери, чтобы провести офицеров и закрыть за ними оную, женщина оглянулась по сторонам. В этом жилье сохранился дух предыдущих ее владельцев, как бы стремительно не менялась власть – сначала польская, затем немецкая оккупация, потом советские освободители и вот теперь социалистическая Польша, в которой тоже остался лишь внешний облик от прежнего величия. Про себя Магда отличила, что в этом жилье проживала наверняка молодая семья с детьми, поскольку здесь находилась детская комната, а в гостиной находился большой рояль – наверняка на нем играла, развлекая гостей, старшая дочь прежних хозяев этой квартиры или же сама хозяйка. Однако отсутствие какого-то образа или же картины все больше убеждало Магдалену в том, что здесь проживали скорей всего евреи, которых наверняка репрессировали еще немцы, тогда как сейчас это жилье использовалось в определенных целях.
Войдя в спальню хозяев, женщина только убедилась в собственных догадках, как только увидела кровать с балдахином. О такой как-то раз разговаривала пани Свидзинская со своей подругой-еврейкой, муж которой владел несколькими магазинчиками сладостей, что пользовались всегда спросом у львовских панянок. Мать Магды в том разговоре высказывалась категорически против надменной роскоши, которая так нравилась не так давно разбогатевшей еврейке.
Естественно, тем вечером, а если удаваться в детали, то этой ночью, им пришлось еще не скоро уложиться, ведь следовало подготовить постель для каждого. И, наверное, лишь благодаря накопившейся усталости Магда уснула практически сразу, стоило только ее белокурой головушке коснуться подушки. Ну, а проснувшись ранним утром вместе с Андреем, женщина направилась на просторную кухню, что удивительно соответствовала довоенного духу. И пока Андрей заботливо готовил завтрак для них, Магда лишь заварила кофе, держа на руках Мишу.
- Да, я бы сходила на прогулку с детьми, ведь тогда есть хоть гарантия того, что золотая верба не вырастет рядом с Сашей, - согласно кивнула Магдалена, отвечая Андрею. – Можно было бы пойти к Висле или посмотреть на Вавельский замок. Правда, в замок лучше было бы пойти нам вместе – ты ведь еще не видел его? – спросила она у мужа. – Продукты наверняка можно купить на рыночной площади – я могу заглянуть туда, если не будет очень людно, - пожала плечами женщина, прежде чем Андрей высказал свои опасения. И ведь, действительно, тут она могла лишь только фыркнуть. – Ну и что может со мной случиться? Язык я знаю, да и раньше тут бывала… Правда, давно, но не заблужусь уж точно, так что тебе незачем переживать, милый,- с долей задора произнесла она, прежде чем мужчине пришлось убегать на свою службу, тогда как им пришлось лишь остаться в жилье, что так сильно кричало о своих прежних владельцах. И ведь жилье, словно бы напоминало им в каждой своей мельчайшей подробности о том, что они здесь временные гости.
Естественно, дожидаться полудня Магдалена не стала и, одев детей, направилась с ними на прогулку. Выйдя на рыночную площадь, где велся всегда оживленный торг молочными продуктами и цветами, женщина подошла к какой-то торговке и спросила о том, где можно еще приобрести не дорого продовольствие. Не так уж и долго продолжались покупки Магды, ведь денег у нее было при себе немного. А к тому же, дети заметно устали от ходьбы по городу, так что им пришлось вскоре возвращаться домой. Вот только вернулись они в итоге уже не одни…

+1

40

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Андрей очень быстро добрался до теперь уже своей военной части, тормознув машину сразу как вышел из дома - увидев его военную форму, шофер-поляк довез его достаточно быстро, не задавая вопросов и даже не взяв в итоге денег за помощь. Естественно, Шевченко был рад такому повороту событий (но вовсе не потому что был этаким жмотом) и успел не только представится новому командиру и узнать распорядок занятий со своими подчиненными, но и оформить все бумаги. Как оказалось, политрук родной части успел подсуетится, так что Андрею без помех выдали не только паек, но и все полагавшиеся ему деньги, так что перед тем как идти домой, можно было провести разведку на местном рынке.
-Думаю что вы можете начать занятия с завтрашнего дня, -произнес заведующий учебной частью, когда новый инструктор решил заглянуть к нему. -У нас тут уже работает двое ваших, львовских, так что бойцы уже успели привыкнуть к русскому языку и проблем возникнуть не должно. Сегодня обустраивайтесь, а завтра приезжайте с самого утра.
-Есть, товарищ полковник, -как и полагается ответил Андрей и забрав учебный план, поехал на рынок, который нашел без труда благодаря сердобольным прохожим. Еще в Львове майору повезло и ему достались превосходные хромовые офицерские сапоги, которые наверняка можно было обменять либо дорого продать - а еще, благодаря Михалычу, Шевченко разжился двумя бутылками превосходного первача, что ценился не меньше табака, махры или хлеба. Осталось лишь примерится к ценам и дело будет сделано?
Собственно говоря, в итоге своей деловой вылазки на рынок, Андрей не только купил свежих продуктов для Магды и детей, но и сумел договорится с одной бабкой, что торговала курами и яйцами, что будет покупать их у нее каждый день, но с хорошей скидкой. Поначалу эта самая бабка приняла было майора за обычного спекулянта каких на рынке было великое множество, но услышав про троих деток, которым нужно было хорошо питаться, сразу согласилась на все условия Андрея.
-Только пани Каминская, вы уж не забудьте про свое обещание, -сказал Андрей напоследок. -Обязательно каждый день оставляйте для меня куренка и две дюжины яиц - поеду после службы и сразу заберу и рассчитаюсь с вами.
Бабулька тут же торжественно поклялась, что сделает так как попросил пан офицер, так что майор отправился домой, будучи весьма довольным собой и даже не предполагал какой его там ожидает сюрприз. Без особого труда добравшись до своего нового дома, Андрей поднялся по лестнице на четвертый этаж и едва успев открыть дверь был тут же атакован Сашкой, за обе щеки уплетавшим вкусный пирожок.
-Ты так рано пришел, пап! Что-нибудь хорошее купил? -деловито поинтересовался мальчик, когда отец подхватил его на руки. Вообще, это была привычная уже фраза Саньки, которой он постоянно смешил Андрея - но что поделать, ведь все его домочадцы знали что батька-кормилец никогда не приходит домой с пустыми руками?
-Я много чего вкусного купил для тебя, Мартуськи и мамы, -улыбнулся Шевченко, поцеловав сынишку в нос. -Как вы тут без меня? Гулять ходили?
-Угу, -кивнул Сашка, не отрываясь от своего пирожка. -Мы в парке были и я там чуть в озеро не упал... очень-очень испугался, но Беата меня вытащила.
-Что еще за озеро и что за Беата? Сань, перестань жевать и расскажи толком? -нахмурился глава семейства, на что его драгоценный сыночек лишь плечами пожал. Что, мол тут рассказывать? Он хотел посмотреть на уток, что плавали в большом пруду в парке и побежал к ним, несмотря на то что мама запретила... ну и споткнулся и едва не упал в озеро. Не упасть удалось благодаря женщине, что стояла на берегу и успела подхватить маленького озорника... -Что-то я не понял одну вещь... а зачем эта самая Беата вместе с вами пришла?!
-Она с мамой и Мартой на кухне - они делают пельмешки, -сообщил Сашка своему непонятливому папе. -Мама позвала ее с нами пойти...
Это был весьма интересный поворот, так что позабыв про свою корзину, Шевченко с сыном на руках заглянул в кухню, чтобы посмотреть на эту самую Беату или как там ее? Это была опрятная женщина лет так за пятьдесят, как показалось Андрею, и она действительно помогала Магдалене и Марте готовить обед...
-Магдуся, можно тебя на минутку? -окликнул жену майор, после того как полька вежливо поздоровалась с ним. -Что это за история с озером и почему эта дама теперь у нас в доме? Я что-то не понял, что происходит...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-28 00:40:26)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Роман с городом