Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Роман с городом


Роман с городом

Сообщений 41 страница 60 из 60

41

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]- Мама, а можно мы отдохнем на лавочке немного и тогда пойдем в тот дом? – попросил у своей мамы Санька, когда они проходили недалеко от парка, что находился возле речки, не один век гнавшей свои воды через город королей, неподалеку от старого Вавельского замка. Той самой достопримечательности, в которую Магде хотелось как-то затащить свое шумное семейство еще этим утром. Однако нынче белокурой полячке не хотелось оставаться на месте, ей было неспокойно и как-то тревожно душе, а потому она лишь отрицательно покачала головой на просьбу своего сына.
- И я хочу отдохнуть на лавочке – тут так красиво, мама, - на этот раз уже отозвалась Мартуся, поддержав едва ли не впервые в жизни затею своего младшего братца, который обычно лишь вредничал. – У меня уже совсем нет сил, - добавила она, тихо при этом вздохнув. И, что ведь было делать или говорить Магдалене сейчас? У нее и без того руки отваливались от маленького озорника, что весь день просидел у нее на руках, не изволив топать ножками, тогда как коляску для Мишки они с Андреем собирались уже раздобыть тут на месте, чтобы не перевозить с собой из города в город.
Так они и остались на одной из тех аллей, из которых открывался прекрасный вид на замок и реку, чьи тихие воды отражали синее небо, разместившееся над головами всех жителей и гостей города. Какое-то время Сашко даже успокоился и наблюдал за окружающей его красотой, пока его старшая сестренка была занята расспросами о том, что же это за такой замок красивый и почему в нем не живет больше король?
И что же было поведать дочери на этот вопрос?
- В этом замке когда-то давным-давно жил король со своей королевой – это была их резиденция, пока один король не решил перевести резиденцию в Варшаву и построил там очень большой и красивый дворец, - произнесла женщина в ответ дочери.
Михась сидел на руках у своей мамы, когда Магда удовлетворяла любопытство дочери, и курлыкал что-то на своем языке, словно бы прекрасно понимал, о чем идет речь и поддерживал разговор матери с дочкой. Марта улыбнулась младшему брату, к которому и подошла, спросив о том, не хотел ли он пожить в замке. Что-то, видимо, не понравилось маленькому ребенку, когда он отвернулся от сестренки, уткнувшись в шею матери … и ведь именно в этот момент, Магдалена заметила, что сын слишком близко подошел к баламутной воде. Окликнув Сашу, женщина испугалась и не знала, как ей быть. Оставить Мишу на Мартусю и самой бежать к старшему сыну, или же вместе с ребенком на руках бежать к Сане? Что же, выбор был не так уж и широк, однако сидеть на месте Магда не могла и поспешила к Саше, чтобы увести его подальше от опасного места, где уж точно детям не стоило играть. Но все решилось в последний момент, когда Магда увидела, как споткнулся сын, едва не упав в реку. Перед глазами у женщины, словно пробежала вся жизнь, а сердце пропустило около трех ударов, когда она испугалась за сына, но … к счастью, не иначе, маленького озорника схватила какая-то женщина за барки.
Как оказалось в итоге, имя этой женщине было Беата. Она прожила всю свою сознательную жизнь в Кракове и избежала чудесным образом всех отрицательных сторон оккупационного режима. Разговорившись с женщиной Магда и сама не заметила, как предложила практически незнакомой женщине работу, а вскоре они вместе уже направились в тому самому дому, в котором и поселили майора с семьей.
- Будет, наверное, лучше, если бы вы никому не говорили о том, что будете нам помогать в хозяйстве, - обратилась к Беате женщина, смутно припоминая себе, как мать проводила собеседование для своих работниц. Это воспоминание, пожалуй, в некотором роде и вдохновило Магду, прежде чем они расположились на кухне, и женщина обеими руками поддержала затею Беаты приготовить знаменитые равиоли по-особенному рецепту. Сами равиоли ведь были теми же пельменями, только сделанными вручную и помельче, чем обычные пельмяшки, которые готовил Андрей. И чем не особенный получится ужин в итоге? Что же, этому женщина не могла не радоваться. Вот только ровно до тех пор, пока на кухню не заглянул рассердившийся, судя по всему, Шевченко.
- Да, конечно, Андрей, - не понимая, что происходит, полячка пожала плечами, прежде чем вытереть руки от муки и направиться к мужчине, следом за ним. И ведь только в коридоре она узнала о том, какие все-таки вопросы желал узнать муж.
- Какое озеро, Андрей? – переспросила она. – Наш сынок едва не свалился в Вислу и, к счастью, Беата согласилась мне помочь с детьми за символическую плату. Я наняла ее, - как ни в чем не бывало, ответила женщина, глядя супругу прямиком в глаза. – А что плохого в этом?! Почему хмуришься?! Мне ведь не просто, помощи не хватает мне совсем, особенно с Санькой. Потеряла бдительность всего на каких-то пару минут… А  Санька уже оказался у воды, и едва не шлепнулся в нее, если бы не Беата. А у нее ведь горе – после войны она осталась совсем одна и о ней некому позаботиться, - заявила она мужу, не понимая его сердитости.

+1

42

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Вообще... Андрею крайне редко приходилось спорить со своей женой по какому-либо поводу или ссорится - все время что они были вместе, жили душа в душу. Сейчас по идее тоже можно было избежать чего-то подобного и просто попытаться объяснить супруге, почему советский офицер не может себе позволить нанимать домработницу. Стоит об этом кому-нибудь узнать в части и майора Шевченко ждет капитальная нахлобучка и наверняка выговор с занесением в личное дело. Чего-то подобного не хотелось, ведь Андрей собирался и дальше делать военную карьеру - сказано слишком пафосно, но зато правдиво на все сто процентов.
Майор уже собирался было в очередной раз выложить супруге все эти аргументы, но... услышав о том что Беата спасла Сашку лишь тихо вздохнул. Вообще-то Магда была права и при всем желании ей было трудно разорваться на троих детей, из которых один постоянно требовал внимания, а другой вообще слушался через раз. В новой части Андрею предлагали отдать старшеньких в местный детский садик, однако он пока что не стал соглашаться - дети не знают польский и к тому же привыкли к тому что их мама постоянно рядом. Санька вообще мог бы запросто умотать из садика и потом ищи его свищи по всему Кракову...
-Магда, милая... пойми - если кто-то узнает про эту твою Беату, меня будут ждать крупные неприятности, -тихо сказал Шевченко. -К тому же, мы ее совсем не знаем... Я конечно благодарен ей за спасение Саньки, но все-таки...
Дома в Львове все было куда проще, с какой стороны не посмотреть? Там были Гдычинские, которые в любой момент были готовы помочь Магдалене присмотреть за ребятами, здесь же придется как-то справляться самим. Любая помощь была бы хороша, так что Андрей решил-таки рискнуть и доверится судьбе, что не раз уже спасала. В конце-концов, разве станет дурной человек сломя голову бросаться на помощь чужому ребенку?
-Простите... я очень не хотела помешать, пан офицер, -заметив что хозяев дома долго нет, полька робко выглянула из кухни. Разговаривая с Андреем, она от волнения вставляла то русские, то польские слова, но ему удалось понять что женщина хотела сказать. -Я всех потеряла... когда пришли немцы и теперь осталась совсем одна. Обещаю вам, что никому не скажу что у вас работаю - можно ведь говорить людям, если спросят, что я была знакома с пани Магдаленой до войны. Разве не я могу прийти и помочь доброй подруге с ее детками?
-Хорошо... я надеюсь, у вас есть где жить? -поинтересовался Шевченко, в очередной раз тихо вздохнув. -Поймите, это служебная жилплощадь и мы не имеем права никого приглашать сюда - возможно приедут еще командировочные.
-Я живу на соседней улице, пан офицер, -с готовностью кивнула Беата. -Буду приходить и помогать вашей жене каждый день.
-Ладно, полагаю у меня нет особого выбора? -майор приобнял жену за плечи и поцеловал ее в щеку. -И давайте обойдемся без панов и офицеров, Беата? Мое имя Андрей, можно без отчества и прочих церемоний. Пойду принесу свои покупки.
После того как глава семейства принес на кухню свою добычу с базара, Беата не сдержала удивленного возгласа - у него хватило денег чтобы купить курицу?? Это же ужасно дорого, потому как крестьяне, которым удалось наладить хозяйство после войны и начать разводить домашнюю птицу, заламывали за нее неимоверную цену. Некоторые краковчане даже стали заводить огороды в бывших палисадниках, чтобы иметь возможность хоть как-то подкормится летом и сделать запасы на зиму.
-Магдуся, я договорился с одной бабкой, что привозит куриц на продажу, чтобы она оставляла нам парочку каждый день, -сообщил жене Андрей и затем пояснил Беате. -Я знаю что это дорого, но ребята должны хорошо питаться каждый день. Надо будет еще договорится чтобы можно было забрать домой обед из офицерской столовки... надеюсь она у них тут хорошая. В моей части в Львове мне без проблем выдавали два котелка супа или каши - в зависимости от того что было в меню.
-Я люблю курицу, -заявил Сашка, после того как все покупки были вынуты из корзинки и разложены на столе. -А еще хочу рассольник!
-А я не хочу, -тут же ответила вредному братцу Марта. -Мама сказала что сегодня будут равиольки - они почти такие же как пельмешки и тоже очень вкусные. Смотри как красиво их налепила Беата?
-Равиольки я тоже буду есть, -согласно кивнул маленький озорник и хихикнул. -И курицу...
-Так ладно - раз моя помощь пока не нужна, пойду добью уборку, -улыбнулся Андрей, пригладив взъерошенные волосы сынишки. -А то кроме детской и спальни везде горы пыли лежат - куда это годится? Магдусь, если понадоблюсь, зови.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-29 03:38:13)

+1

43

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Почему-то Магда на мгновение подумала о том, что раз уж они с Андреем теперь находятся на территории Польши, то значит, ей будет позволено обратиться к тем порядкам, при которых она воспитывалась. У каждой добропорядочной и обеспеченной женщины всегда должна была найтись лишняя пара рук. И нет, они не росли у нее из спины, как у осьминога или паука. Речь, конечно же, шла о гувернантке или просто служанке, которая справлялась со всеми домашними заботами, которые на ее плечи за разумную плату складывала хозяйка. Магдалена прекрасно помнила их служанку по имени Катерина, которой однажды пришлось столкнуться в кинотеатре с шайкой хулиганов, которые испортили ее затертое пальто. Тогда белокурая полячка со своего плеча отдала девчонке свое почти новое, всего пару раз одетое пальто, которое уже вышло из моды, которая стремительно менялась изо дня в день и из сезона в сезон. Так что, две зимы к ряду было не поносить одно и то же. И ведь все было вполне хорошо у них в доме, если бы не вечные придирки пани Свидзинской к своей служанке, которая часто делала что-то не так, как та ей велела. Естественно, юная Магда тогда еще занималась игрой на фортепьяно и готовилась поступать на студии к знаменитой пианистке, которая все-таки ее зачислила в ряды своих студенток. Помнится, девушка, услышав ругань матери со служанкой, что со временем стала огрызаться госпоже (ровно до того, как женщина начала грозиться, что вычтет все из зарплаты Катерины), садилась за свой инструмент и громко-громко играла, заглушая мелодиями классиков ругань.
Эх… вот же было время? Теперь не услышишь панство, которое либо выслали на родину, конфисковав имущество, либо отправили в путь неизвестную. Но, в Польше, казалось, все было совершенно не так? Все было, почти как прежде. Только авто стали более современными, как и одежда существенно изменилась, став более простой, что ли.
Тихо вздохнув, Магда нахмурилась, глядя на мужа. И как ей только было объяснить ему еще, почему она так сделала? Почему доверилась незнакомой полячке? Почему позвала в свой дом и обещала даже платить за помощь? Трудно это было, пожалуй, именно по той причине, что Андрей рос в несколько иной среде. Он не видел, как было заведено во довоенное время у них в семье, а ведь всю свою жизнь Магдалена будет стремиться именно к тому, что еще с детства считала настоящим семейным идеалом. И дело было вовсе не в количестве детей (да, их у них было также трое, при этом в точно таком же соотношении, как и у Свидзинских), а скорее в той атмосфере, когда глава семейства в воскресенье отдыхал в своем кресле со свежей газетой и попивал потихоньку свежий заваренный кофе. Или за общим завтраком, когда можно было позволить себе в размеренном темпе и с долей скептицизма смаковать какие-то легумины*, не переживая особенно ни за что. Ведь сейчас им всем доводилось вертеться, подобно ужам на сковородке – сравнение, быть может, не самое приятное, но зато вполне правдивое. Все-таки даже на белок в колесе мало кто походил из простых обывателей.
Однако женщине так и не довелось ответить своему супругу. Это сделала за нее Беата. Она услышала небольшую часть разговора супругов, которую те, в прочем, и не особенно тщательно старались утаить. Если бы жаждали все сохранить между собой, то наверняка нашли бы в себе сил, понизить тон голосов своих до шепота хотя бы. Или же ушли в более отдаленную комнату.
- Если кто-то будет спрашивать – скажем, что это знакомая моя или родственница, а документы, подтверждавшие это – потерялись, - быстро нашлась со своим вариантом Магдалена, которой нисколько не хотелось лишаться возможности получить хорошую помощницу, которая поможет ей сделать все так, как положено в лучших домах старой доброй Польши. На Беату также можно было ведь оставить и детей? Кто знает, подселится кто-то к ним или нет. Если женщина задержится на ночь, особенной беды не будет – мыслила себе Магдалена, пока муж решил все-таки сдаться. Белокурая панна тут же просияла, приложив максимум своих усилий для того, чтобы не броситься мужу сейчас же на шею и смачно поцеловать его в щеку, а может даже и в губы, если бы только дети не путались им под ногами. Подобное зрелище было явно не для их невинных и чистых глазок.
С видом победительницы женщина вернулась на кухню, где и осмотрела те продукты, которые принес ее муж, главный их кормилец. Естественно, курица была хорошим вариантом, однако с продуктами всегда следовало быть осторожным – нельзя в один день переедаться, а завтра пухнуть от голода, поэтому Магда решила, что стоит разделить тушку курицы на несколько частей. Одна прекрасно сойдет на бульон завтра, а вторую можно было запечь или еще что-нибудь придумать. Надо полагать, Беата должна была знать какие-то рецепты давние? Но, прежде всего следовало разобраться с меню, которое каждый из детей видел по-своему. Сашка, как истинный парень, готов был съесть и то, и то и это, тогда как Мартуся ждала с нетерпением равиолей, обещанных ей матерью и Беатой. В прочем, они уже ведь даже начали их лепить.
- Так, Саша, все на раз кушать нельзя – это уже расточительством называется, - объяснила женщина, обращаясь к сыну. – Не волнуйтесь, будет курица, при этом Беата приготовит ее очень вкусной, верно? – добавила она, обращаясь уже к женщине, которую она наняла, желая заполучить от нее дополнительный рычаг влияния на детей. Но, когда Санька себе что-то вобьет в голову, его очень сложно разубедить в противоположном. В точности, как и его отца. Но, это уже лирика, как говорится.
Тем временем Андрей смотался в одну из комнат, дабы заняться порядком. Хозяйственность мужа определенно не позволяла ему сидеть в кресле и наблюдать за работой других, что немудрено – каждый кусок хлеба майор Шевченко в своей жизни заработал усердным трудом. И, как только Санька, нахмурившись, отправился в свою комнату, где на него ждали игрушки, а Мартуся увлеклась лепкой равилей, Магда получила весьма интересный кивок от Беаты, которая, нет, не прогоняла госпожу, но предлагала ей смыться к мужу.
- Я сама закончу, не волнуйтесь, - улыбнулась она, тихо произнеся эти слова, и Магдалена быстро поспешила к супругу, которого и обняла со спины.
- Ты не обижен на меня, Андрей? – спросила она у мужа. – Я хочу сегодня все сделать так, как было когда-то … когда я еще была чуть старше Марты нашей, - улыбнулась она, дотянувшись до кончика уха Андрея, на которое и шептала свои соблазнительные слова. – Для этого мне нужно усадить тебя в кресло, чтобы ты отдыхал и ничего не делал – хотя бы один день, ты можешь сделать такое усилие для меня, любимый? – спросила она, прежде чем Шевченко повернулся к ней лицом. – Переодеваться в чистую рубашку к ужину или обеду не обязательно, но желательно, между прочим, - добавила она, начав расстегивать пуговицы на одежде Андрея, которую следовало сменить.


*легумины – вкусности, диалект.

0

44

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Естественно, майор не мог допустить, чтобы его дети играли в пыльных комнатах, где капитальной уборки не было черт знает уже сколько, так что быстро принялся за дело. В квартире Магды в Львове всегда царили идеальный порядок и чистота, благодаря чему маленькие озорники очень редко болели - разве что простужались пару раз, но благодаря тому что у Андрея в местном военном госпитале было все "схвачено", то вовремя получали самую качественную медицинскую помощь. В Кракове все было иначе, ведь хозяйственный глава семьи еще не успел как следует здесь осмотреться... но как говорится, все достижимо, если очень захотеть?
Зайдя в большую гостиную, что в первую очередь требовала хорошей уборки, Андрей было собрался приняться за дело, но тут обожаемая супруга заключила его в свои объятия. Он улыбнулся, обернувшись к ней и притянув к себе - отдых конечно дело хорошее, но не тогда когда большая часть квартиры не приведена в порядок... Хотя, предложение Магдалены было более чем заманчивым, с какой стороны не взглянуть?
-Мне не на что обижаться, ты же знаешь, -Шевченко нежно поцеловал любимую жену. -И я с радостью посижу и передохну, после того как все сделаю. Но так ты рискуешь меня совершенно избаловать... а что касается рубашки, то я бы ее переодел после уборки, но если ты хочешь чтобы я привел себя в порядок сейчас - почему бы и нет? Но когда ты начинаешь меня раздевать, то появляются мысли вовсе не об отдыхе и прочем...
Он рассмеялся, крепче обняв Магду и не позволяя ей отстранится от очередного жаркого поцелуя, пожалуй даже чересчур увлекшись. Но что можно было поделать, если взаимная страсть обоих нисколько не охладела за все время их счастливого брака? Правда слишком забыться своим родителям не позволили их любимые детки - за то время что Магдалены не было на кухне, Марта снова поссорилась с Сашкой, а еще проснулся Михась и начал громко требовать любимую маму. В общем, начался привычный уже "фирменно-львовский" переполох, в результате которого все нежные объятия и поцелуи пришлось отложить на более позднее время.
Собственно говоря, именно так и началась жизнь Андрея и Магды на новом месте. Благодаря помощи Беаты, им стало куда легче присматривать за своими детишками и планировать свой быт - эта женщина оказалась настоящим подарком судьбы и сумела заставить слушаться даже маленького чертенка Сашку, что было сродни настоящему чуду. Главе семейства удалось без труда сработаться с комсоставом своей новой части, а так же с подчиненными, однако после начала работы, ему приходилось много времени проводить вне дома. Разговаривая со своими сослуживцами и узнавая все новости Кракова, Андрей не раз думал о том, что ему надо бы куда-то сходить с женой - она ведь молода и красива и ей наверняка хочется не только сидеть целый день с ребятами? Но куда можно было сходить в городе, что продолжал оправляться от последствий войны... рестораны были дорогим удовольствием, билеты в театр просто неслыханной роскошью - а в филармонии Шевченко наверняка бы уснул под всю эту классическую музыку. Но пока Андрей думал и гадал, совершенно неожиданно подвернулся случай, который не следовало упускать - заведующий учебной частью пригласил его на свой день рождения вместе с супругой, вместе с еще несколькими офицерами. Естественно, майор и не подумал отказываться, тем более что теперь можно было спокойно оставить ребят на Беату и отправится в гости... а почему бы и нет?
-Магда, собирайся - сегодня вечером мы приглашены к моему начальнику, -сообщил Андрей своей жене, когда вернулся домой пораньше из части. -Мы с тобой давненько нигде не были, так что давно уже пора исправить это упущение. Спроси Беату, сможет ли она остаться с ребятами пока мы не вернемся? У полковника планирует крупномасштабное застолье, так что наверняка задержимся допоздна...
Конечно же, Беата с радостью согласилась посидеть с детьми, которых уже успела очень полюбить - благодаря Магде и Андрею, а так же их маленьким озорникам, она больше не чувствовала себя одинокой и никому не нужной. Каждый день теперь вновь имел смысл для польки: она спешила покинуть свою квартиру, чтобы как можно скорее увидеть Марту, Сашку и Мишутку и провести с ними время. Благодаря своей верной няньке, что умела отлично придумывать великое множество самых веселых игр, дети охотно отпустили папу и маму в гости. Вот только о подарке для юбиляра Андрей заранее не подумал, так что решил прихватить с собой бутылку трофейного еще французского коньяка, которую на дорожку ему буквально всучил запасливый начальник АХЧ.
-Дарить спиртное наверное не самый хороший вариант.., -поделился с женой Шевченко, когда они уже стояли у нужной двери, дожидаясь пока хозяева откроют ее. -Но... по нынешним деньгам этот коньячок тянет на хорошие деньги - не хуже первача, который, кстати говоря тоже надо бы загнать подороже на базаре.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-31 04:59:43)

0

45

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Человеческая натура, подобно инструменту выстроенная за прожитые годы при тех или иных событиях и обстоятельствах, определенно очень даже нелегко поддается каким-либо намеренным корректировкам и изменениям. После таких вмешательств этот самый инструмент порой перестает так мелодично «играть», завораживать и умиляться. В прочем, среди намерений Магды не было в корне изменить мужа или же заставить его забыть о тех домашних хлопотах, которые он с радостью и без каких-либо пререканий взял на себя. Все-таки, кто-то из них двоих должен был делать чуть больше по дому и этим кем-то был именно Андрей. Но, все же женщине хотелось создать для своего любимого супруга хотя бы частичку того мира, который все еще оставался в ее душе. Она хотела показать ему то, что так любила в своем прошлом и к чему она неосознанно, но неустанно стремилась даже сейчас. И как иначе ей было действовать сейчас, когда муж не желал даже присмотреться к тому стилю жизни, который вела его жена ранее? В прочем, у Андрея могли быть и свои причины на это. Ревность тому могла служить лучшим ответом, однако Магдалена даже не думала о ней. Ее сердце не знало никого иного кроме Андрея, что стал ее спасением. В точности, как и единственной надеждой на счастливое будущее, которым они жили каждый божий день.
И ведь на что только не пошел Андрей, ради своей жены?
Он принял католичество и венчался в костеле, как того хотела белокурая полячка. Мужчина тяжко трудился, чтобы дать своей любимой все то к чему она привыкла или желала получить. По всем меркам современного мира она могла считаться весьма обеспеченной женщиной. В точности, как и многие женщины посчитали ее бы также неблагодарной. Но, это, само собой, было не правдой. Она была благодарна, но из-за своей жадности и требовательности, передавшейся от ее матери, Магда хотела еще большего – хотела давать, как была обучена. А обучала пани Свидзинская свою единственную дочь, разве только как та должна играть на своем фортепьяно и управлять прислугой.
- А может быть я и хочу тебя избаловать, пока есть такая возможность? – хитро ухмыльнулась Магда супругу, когда он ненадолго отстранился от нее, подарив многозначительный поцелуй. – И когда ты уже сделаешь, как я хочу, а? – несколько несправедливое замечание выдала женщина в виду того, что Андрей все-таки позволил ей нанять служанку. Однако это нисколько не смутило полячку, которая попросту хотела добиться своего, как и любая другая женщина. И раз уж слова не помогают, стало быть, следует сменить тактику?
- И с каких это пор время, проведенное со мной, не может считаться отдыхом? – упрекнула она Андрея, потянувшись навстречу супругу, желавшему коснуться вновь ее губ. В прочем, недолго дразнила она своего мужчину, поддавшись нахлынувшей на них обоих, подобно высокой волне, страсти. Уже в скором времени она оказалась прижатой спиной к прохладной стене, которая немо наблюдала за жизнью не одного поколения своих владельцев и теперь уже временных квартирантов.
Кто знает, как далеко зашли бы супруги на этот раз, вот только с этим им пришлось повременить – Михась начал хныкать в своей кроватке, тогда как детям также понадобился папа и мама, при этом обоим сразу. Так что, женщине пришлось оставить в этот день свои попытки заставить мужа последовать ее просьбам, и уделить время годовалому сыну, что уже успел проголодаться.
Так потекли дни в некогда королевской столице Речи Посполитой, что нынче была обескровлена, но вовсе не сломлена. Определенно, слыша вокруг родную речь, Магдалене становилось и легче, и проще на душе переживать разлуку с родным Львовом, в который она намеревалась все еще вернуться. Вот только, как распорядится на этот счет судьба, еще было неизвестно – с ней вообще сложно было загадывать наперед. В ровной степени, как и планировать что-либо. Ведь в один прекрасный вечер Андрей пришел пораньше и огорошил супругу известием о том, что они собираются в гости.
- И мы идем сегодня? – переспросила несколько ошарашенная женщина. – Но, я совсем еще не готова! Во что мне одеться?! И вообще… я никого там не знаю, - озадачилась она тем, на что обычно и обращают свое внимание панны, а именно о своем внешнем виде. Все-таки она желала подкрутить волосы, сделать макияж и надеть платье. – И сколько у нас времени на сборы? Ну, у меня ... – спросила она, хотя и знала наверняка о том, что времени у нее на все про все раз, два и обчелся. И, тем не менее, она тут же помчалась на кухню, чтобы попросить Беату остаться с детьми, а после полученного согласия верной помощницы, белокурая полячка подалась в комнату выбирать себе платье и наводить красоту. Однако и тут было чему женщине удивляться. Ее нарядное платье, которое она попросила сшить одну знакомую соседку после рождения Мишки, стало слишком сильно обтягивать женщину в груди, тогда как в талии едва сошлось.
- О, сохрани Господь! Неужели я поправилась?! – удивилась Магда, но мужу так и не сказала об этом. Все-таки, когда Андрей узнает, наверняка не даст жене садиться на диету. Это все он и его пельмени виноваты в широкой талии и лишних килограмах! И, конечно же, про себя Магдалена решила, что ничего в гостях не будет есть. Она будет только делать вид, что кушает, как делала когда-то, будучи еще подростком. А ведь даже матушка не замечала, как ее дочь, лишь пачкает тарелку, когда в желудке у нее по-прежнему оставалось пусто.
- Я уже готова, можем идти, - после того, как она оставила кое-какие распоряжения Беате и простилась с детьми, обратилась к супругу, с которым под руку торжественно вышла из дома.

0

46

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Андрею давно уже не приходилось бывать на настоящем застолье - скромные посиделки с Гдычинскими пожалуй не в счет, потому как старики были для семейства Шевченко как родные и давно уже обходились без каких-либо церемоний. Званый же ужин на который Андрей с Магдаленой заявились немного раньше остальных гостей, пожалуй можно было назватть даже более чем роскошным - пан полковник не стал скупится на угощение и видимо не одну тысчонку злотых угрохал чтобы достойно встретить своих гостей. Принесенный майором Шевченко коньяк был с радостью принят и тут же оказался на общем столе, за который и были усажены гости.
-Сейчас мы дождемся остальных гостей и начнем наш праздник, -улыбнулась супруга полковника, открыв бутылочку вишневой наливки. -Андрей, Магдалена, я могу вам пока что предложить выпить?
Полковница (как про себя ее мысленно назвал Андрей) прямо-таки сгорала от любопытства, едва только увидела жену русского майора - женщину необыкновенной красоты и с безупречными манерами, сразу выдававшими ее благородное происхождение. Было бы очень интересно узнать, как же столь элегантная и воспитанная особа сошлась с простым военным, ведь на его месте куда проще было бы представить какого-нибудь профессора или дипломата, ей под стать. Пользуясь тем что еще не все гости пришли, пани Кристина решила начать издалека:
-Знаете, я ведь была уверена, что вы тоже русская как и ваш супруг. Не сочтите меня слишком назойливой, но откуда вы родом? Муж говорил что вы приехали из Львова... если я не ошибаюсь конечно...
-Не ошибаетесь, -ответил Шевченко, опередив жену и успев приговорить целых две рюмки наливки. Но как говорится, в гостях от выпивки не отказываются, дабы не обидеть хозяев? Было уже время ужина и Андрею чертовски хотелось есть, а не болтать, рассказывая свои анкетные данные... тем более что на столе было так много всего вкусного! По счастью, наконец-то начали собираться гости полковника, так что хозяйке дома пришлось заняться ими и прекратить свой допрос. Виновник торжества поторопил свою жену, чтобы поскорее рассаживала гостей и открыв шампанское, собственноручно разлил его по бокалам для первого тоста. Вообще, по большей части разговор за столом велся по-польски, так что Шевченко не все понимал, но зато отдал должное вкусному ужину из одних лишь деликатесов. Когда еще доведется попробовать жаркое по какому-то там французскому рецепту и самый настоящий шотландский виски? Правда виски был уже перебором, после которого Андрея откровенно "повело", что означало лишь одно - пора было заканчивать с выпивкой.
После основных блюд, пани Кшыся вновь подсела к Магде с каким-то умным разговором, расспрашивая о родне и о детках, весьма удивившись как много их уже у молодой пары. Андрей под эти беседы вознамерился было еще хряпнуть вискаря, но жена вовремя перехватила у него стакан и удержала его руку, когда он было снова потянулся за ним.
-Магдуся, разве же это выпивка? Это же не водка.., -ответил Шевченко, когда супруга ласково, но настойчиво попросила его остановится и больше не пить. -Это же день рождения... как-то не комильфо просто так сидеть и даже не выпить... Солнышко мое, можно я последний и все?
Увы, но последний, так сказать, "на посошок", Магдалена своему мужу выпить не позволила и потянула его из-за стола собираться домой. Андрей был уже порядочно под шафе, но спорить с любимой не стал и послушно вылез из-за стола и направился следом за женой к выходу. Вечерний свежий воздух на улице не отрезвил майора, а выпитый шотландский виски потянул на веселые приключения - едва успев отойти от дома в котором проживал полковник, Андрей притянул жену к себе.
-Милая, ты не обиделась на меня? Я перебрал немножко... совсем чуть-чуть.., -обняв Магду, Шевченко принялся ее целовать, не позволяя отстранится. -Ты же знаешь как я тебя люблю... ну не сердись и поцелуй меня...
Поначалу Магдалена еще пыталась уговорить Андрея успокоится и потерпеть до дома с его нежностями... но после нескольких особенно жарких и долгих поцелуев, ей все-таки пришлось сдаться и обнять слегка нетрезвого мужа за шею. Именно в этот самый момент в начале улицы и появилась очень приличная супружеская пара, возвращавшаяся с прогулки в городском парке. Они степенно вели какой-то свой разговор, пока не стали свидетелями того как майор прижал свою ненаглядную к стене дома мимо которого они как раз должны были пройти и жадно целовал, совершенно позабыв про какие-либо тормоза.
-Молодые люди... вы бы шли домой, все-таки улица это не место для подобного.., -не выдержала пани Свидзинская... но в тот же самый момент когда мужчина в военной форме отстранился от своей спутницы, у нее едва не подкосились ноги. -Матка Боска... Магдалена?! Доченька моя!
Андрей решительно не понимал что происходит и почему какая-то тетка буквально выхватила Магду у него из рук и теперь целует и обнимает, то ли плача, то ли радуясь. Спьяну он стал еще хуже понимать те немногие слова что знал на польском, так что теперь не знал что ему делать...
-Когда ты приехала в Краков?? Мы с отцом уже и не надеялись тебя увидеть.., -улыбнулась тем временем пани Свидзинская, после чего она и ее муж недоуменно уставились на майора и по всей видимости вспомнили недавнюю нежную сцену, которую им довелось увидеть. -Кто это с тобой, дорогая?
-Магда, что им надо от тебя? -в свою очередь поинтересовался Андрей, решительно притянув жену к себе. -Пойдем уже домой... меня что-то в сон начало клонить...
Свидзинские немного ошарашенно проследили за тем как явно нетрезвый мужчина в военной форме чмокнул их дочь в шею, нисколько не постеснявшись их присутствия.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-01 20:01:22)

+1

47

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]Магда волновалась лишь от части, когда они с Андреем направились в гости. И ведь волновалась панна вовсе не потому, что к важным людям они с супругом идут нынче в гости. Все-таки в свое время в доме у Свидзинских гостил даже сам барон из далекой Германии! Не говоря уже о других представителях аристократии, что во время войны разъехалась (а кого-то и разогнали, вывезли или сослали) на все стороны мира, будто бы те муравли из своего гнезда, которое строили веками. Однако беспокойство белокурой полячки вызывало ее платье, что по ее мнению слишком сильно обтягивало ее по линии бедер и сжимало талию в тесную петлю, из-за которой она, наверняка, не сможет есть весь вечер. Пусть бы даже ей и захотелось полакомиться чем-нибудь, из предложенного радушными хозяевами. В прочем, Магдалена нисколько не ошиблась в своих предположениях, как только скромно переступила порог дома полковника и его супруги, которая сразу же пригласила своих гостей вглубь квартиры.
- Извините, мне казалось, что мы наоборот придем с опозданием. Вот, что значит, не знать город досконально, - женщина на своем родном польском языке поспешила оправдать их с Андреем скорое возвращение, когда супруга полковника тут же взяла их в оборот. Видимо, решив, по всей видимости, что приехавшие из Львова, как и большинство жителей республики, над которой развевался красный флаг, любят выпивать крепких напитков. И разве могла ее винить в этом Магда? Пожалуй, все-таки нет. Уж больно симпатичными ей казались супруги, что так радушно вытащили из бездны серых будней чету Шевченко.
- Благодарю, но я не пью ничего крепкого, - осторожно произнесла Магдалена, боясь, что быстро опьянеет и опозорит своего мужа. Все-таки наука родителей не прошла даром для нее! Однако Андрей даже и не думал отказываться от выпивки и весьма бодро опрокинул ту наливку, которую гостеприимная хозяйка налила ему, а также его супруге, что с интересом посматривала по сторонам, дабы определить, насколько отличалась жизнь на ставшей так внезапно далекой родине, и Львове, где по-прежнему для нее был дом. Пожалуй, женщине следовало сразу же попенять мужа, заметив то, с каким азартом он потянулся за следующим стаканчиком наливки. Вот только не наученная горьким опытом женщина как-то не додумалась до подобного и лишь посмотрела на хозяйку дома, что принялась расспрашивать Шевченко об их происхождении. Но в особенности, о происхождении Магды.
- Я родилась и выросла в Львове, как и мои родители, - после того, как Андрей вставил своих несколько веских слов в разговор, произнесла Магда. К этому можно было добавить еще и привычное уже в некоторых кругах: Львов польский город. Но, по понятным причинам не стала. Политика для замужней женщины, матери трех детей сейчас была не так важна, как благополучие ее семьи. И не важно, где они бы жили: на территории Польши, как до войны, или нет. – Мой отец был стоматологом, а мама заботилась о нас с братьями. Увы, мы потерялись после нападения немцев, и я о них ничего не слышала, - говорить о чем-то еще женщина не стала, хотя ей, несомненно, было что рассказать. Например, о первом замужестве или том, как из-за давней ссоры с родителями она больше их не видела. Спаслись ли они? Кто знает. В прочем, рассказывать что-то личное полячке не нравилось. Но, женщина понимала необходимость в этом. Уж лучше было удовлетворить любопытство окружающих ее людей, чтобы вскоре они отстали от нее и дали покой.
И тем временем, пока состоялся весь этот разговор, начали прибывать гости. Все пробовали самые разные вкусности, которых нельзя было не попробовать. Вот только Магда все-таки сумела устоять. Она лишь сделала вид, что кушает салат или крученики из мяса, что так были популярны сейчас среди хозяюшек-полячек в Кракове. И все это время Андрей продолжал в хорошей, как он наверняка скажет, компании выпивать. И в тот момент, когда Магдалена осознала, что муж перебрал, потребовала его немедленно возвращаться к детям. К счастью, пожалуй, было то, что Шевченко не проявил именно сейчас свое ослиное упрямство и не потребовал продолжения банкета. Они спокойно вышли на улицу, где осенняя прохлада уже царствовала вокруг.
- Андрей, не сейчас… - осторожно постаралась оттолкнуть супруга Магда, когда он начал не просто обнимать ее, но демонстрировать свои далеко не самые приличные желания. А ведь это было так неприлично! – Давай ты меня обнимешь так дома? И поцелуешь тоже дома... Мы ведь на улице! Я ничего не буду иметь против, если ты потерпишь до дома, но только не на улице… что если нас увидят? – пытаясь осторожно оттолкнуть свое пьяное счастье, говорила женщина, постепенно мирясь с господством мужа. Да и разве кто-то гулял в этот час этой тихой улицей? В светлой головушке Магды пронеслась мысль о том, что получи Андрей желаемое, тогда наверняка сумеет спокойней добраться до дома: именно поэтому она уступила ему, начав отвечать на его страстные поцелуи, прежде чем отступила до тех пор, пока не ощутила позади себя прохладный бетон какого-то дома.
Все должно было пройти по плану, вот только … кто-то все-таки еще гулял в столь поздний час. И странно знакомый голос пожурил их с Андреем, что решил, наверняка, сразу же прогнать тех людей, что мешали ему в достижении желанной цели. Однако именно тут и случилась, пожалуй, встреча века.
- Мама? Папа? Это вы? Неужели?!– не верила своим глазам Магдалена, когда родители заключили ее в свои объятия, а она даже и не знала, что могла ответить им. Вот ведь судьба, досадная все-таки дама?! Они могли пройти мимо ее родителей, не обратив на их лица внимания, если бы только Андрей не пожелал ее, как всегда в не самый подходящий для этого час.
- Андрей, это мои родители, - едва не плача произнесла белокурая полячка, даже не подумав освободиться от мужа, что сейчас все равно не должен был обнимать ее и тем более целовать! – Мам, пап, … это мой муж, Анджей. Мы с ним приехали сюда… у него тут дела, - не зная, как еще объяснить, выдала она, шокировано глядя на столь родных и близких ей людей, над которыми, казалось, даже время не было властно.
- О, Магда! … мы ведь думали, ты погибла, - выдохнула пани Свидзинская. – Почему ты тогда не пришла на поезд? Мы увезли бы тебя с собой, и тебе не пришлось бы… - панна хотела сказать, что ее дочери не пришлось бы искать себе защитника среди русских солдат, который с ней, видимо, не слишком хорошо вел себя. Ведь, где это видано, чтобы приставать к жене так откровенно, да еще и на людях! Но, пан Свидзинский вовремя остановил супругу на полуслове.
- Рад знакомству! Вот ведь счастливый вечер! – огласил пан стоматолог, улыбнувшись на все тридцать два. – Приходите завтра к нам в гости! Или давайте даже сейчас?! Столько ведь нужно рассказать…
- Ну, пап, может лучше завтра? Мы и деток приведем. Да и час поздний, Андрею нужно отдохнуть, - мягко улыбнувшись, ответила Магда отцу, которого прямо поразила новость о внуках.
- Деток? Какие хорошие новости в один вечер! – выдал пан Свидзинский, даже не зная, что еще мог сказать сейчас. Но, все-таки им пришлось проститься на время, чтобы завтра узнать куда больше новостей от внезапно обнаружившейся дочери.
Вот только дома перед сном чете Свидзинских было о чем потолковать.
- Не могу поверить, чтобы Магда вышла замуж за русского! Быть такого не может, - сокрушалась пани Свидзвинская. – Она наверное была в отчаянии, напуганная и одинокая совсем… - добавила она, прежде чем накапала себе успокоительных капель. - Это мы виноваты! Мы ее бросили в Львове одну, беспомощную! Господь нам не простит этот грех! - едва не рыдая продолжила матушка Магды, выпив сердечных капель.
- Но, у них есть детки…может все не так, как ты думаешь, любимая? – выдохнул пан стоматолог, хотя тоже не отказал себе в порции чудодейственных капель.

+1

48

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
По правде говоря... вечер после гулянки у пана полковника, сохранился в памяти Андрея весьма смутно, едва только он проснулся поутру и попытался хоть что-то вспомнить. Кажется, вчера он и Магда встретили на улице ее родителей - вот только, это было действительно наяву или Шевченко пан и пани Свидзинские попросту приснились? Все-таки виски с непривычки, может быть весьма коварной штукой...
По счастью, после весело проведенного вечера, майору не нужно было идти в часть и он мог не только выспаться как следует, но и избавится от зверского похмелья. Еще надо было поинтересоваться у любимой жены, не обиделась ли она за вчерашнее... но судя по тому что Магдалена позволила своему непутевому супругу проваляться в постели почти до полудня, то она не слишком на него сердилась? Посмотрев на часы, Андрей вылез наконец из-под одеяла и направился в ванную, чтобы привести себя в порядок - в его голове буквально гудел набат, так что по-быстрому принять прохладный душ было тем что доктор прописал.
-Папка! Ты где?? -услышал майор голос своего сынишки и спустя минуту Сашка пулей влетел в ванную. -Мама сказала чтобы ты поропопился... мы сейчас пойдем гулять и потом в гости.
-По-то-ро-пил-ся наверное? -рассмеялся Шевченко, подхватив мальчишку на руки и поцеловав его в нос. -А куда мы собрались, мама не сказала?
-К деду и бабе! -хихикнул Саша, прикрыв руками уши, когда Андрей сделал вид что хочет укусить его за одно из них. -Ну папа, хватит меня щекотить!
-Не щекотить, а щекотать, -поставив на пол сына, после чего тот мигом сбежал, глава семейства получил ответ по крайней мере на один свой вопрос. Значит родители Магды ему точно не приснились, как и приглашение в гости - вчера, прежде чем попрощаться с отцом и матерью, любимая жена кажется расспрашивала их где они теперь живут в Кракове. Андрею в тот момент уже хотелось только одного: поскорее прийти домой и упасть бревном на кровать, провалившись в сон.
Итак, чисто побрившись и освежившись под душем, Шевченко одел халат и направившись в гостиную, увидел что дети уже готовы в прогулке и походу в гости. Марта одетая в новенькое и красивое платьице, чинно сидела на диване, стараясь сберечь шикарный и огромный бант на своей голове от посягательств вредного братца. Мишутка стоял в своем манеже, как и всегда внимательно наблюдая за тем что творит Сашка - малыш был тоже уже готов и осталось только посадить его в коляску. Ну а мать семейства в данный момент была занята тем, что искала в шкафу подходящее платье для обеда у родителей... и судя по тому что она была еще не готова, ни один наряд ей не понравился.
-Солнышко мое... ты не сердишься на меня? -тихонько сказал Андрей, обняв жену со спины и поцеловав ее в шею. -Прости... что-то меня понесло вчера...
Магдалена лишь отмахнулась, продолжив перебирать свои платья и выразив надежду что в гостях у ее родителей, кое-кто станет держать себя в рамках. По счастью, для майора вопрос парадно-выходной одежды решался просто - у него была форма, которую заботливая жена уже успела как следует отпарить и повесить на вешалку.
-Почему бы тебе не одеть вот это, темно-синее платье? Оно же тебе нравилось... и мы его только перед отъездом заказали, -прежде чем начать одеваться, Андрей решил помочь супруге с проблемой выбора, но к своему удивлению увидел как она нахмурилась. Да ей хотелось одеть именно это платье, но оно оказалось мало... а все потому что кто-то постоянно потчевал ее своими знаменитыми пельмешками. -Ах значит я виноват? Ну, радость моя... ты вовсе не поправилась - посмотри на себя в зеркало? Ты у меня самая красивая...
Воспользовавшись моментом, Шевченко обнял Магду и нежно поцеловал ее, но ему тут же было велено собираться и приглядеть за ребятами. Однако, майор не торопился отстранится, пока не получил от жены еще один долгий поцелуй (чтобы отвязался наконец и дал нормально собраться), после чего быстро оделся и подхватил на руки младшенького сынка.
-Миш, а Миш, когда ты уже скажешь нам что-нибудь понятное? -Андрей ласково поцеловал пухлую щечку малыша и тот курлыкнул что-то довольное в ответ. -Ну давай, скажи - па-па? Это же так просто...
-Он вчера сказал мама - сразу как вы ушли, -"доложила" своему отцу Марта, придвинувшись поближе и протянув Мишке свою ручку. -Но всего один раз и повторять не стал, хотя тетя Беата и просила его.
-Папка, а куда мы пойдем? Наши деда с бабой ведь дома остались..., -поинтересовался Сашка, забравшись на диван с ногами и устроившись за спиной Андрея. -Они что приехали к нам?
-Нет, мой хороший, -постарался объяснить Андрей, прекрасно поняв, что сынишка говорит о стариках Гдычинских. -Мы вчера с мамой гуляли после праздника и встретили ее родителей. Они думали что наша мама потерялась и очень обрадовались, когда встретили ее - а еще захотели познакомится с вами.
-А как же мама могла потерятся? Она ведь не маленькая.., -улыбнулась Марта, прижавшись к Андрею и едва не пропустив момент когда Сашок решил снова покусится на ее бант. -Не трогай!! Пап, скажи ему, чтобы не портил красоту...
-Сань, хватит - не приставай к сестре, -как можно строже сказал Шевченко, хотя слова дочки его порядком насмешили. -Я два раза повторять не буду и возьмусь за ремешок!
В этот самый момент, появилась Магдалена, так что дети мигом перестали спорить и побежали к входной двери - им не терпелось сходить прогуляться и заодно познакомится с дедушкой и бабушкой, которые как-то умудрились потерять их маму. Прежде чем выйти из квартиры, Андрей подхватил под мышку озорника Сашку и вынес на улицу обоих своих драгоценных сыновей. Мартуська, как и полагалось хорошо воспитанной польской панне, вышла держа за руку любимую маму, но не забыла показать вредному братцу язык, пользуясь тем что он был на руках у папы.
Немного прогулявшись, дружное семейство направилось к той самой тихой улочке, где майор вчера "показал" себя перед родителями Магды. Как оказалось, Свидзинские жили в том же доме что и начальник Андрея, но только парой этажей ниже и квартира у них была намного больше.
-Наконец-то вы пришли! -радушно улыбнулся пан Свидзинский, открыв дверь. -Господи, доченька... это все твои детки? И они уже такие большие...
Шевченко хотел было сказать что по дороге одолжил соседских, чтобы порадовать тестя, но заметив взгляд супруги, промолчал и охотно пожал руку пану стоматологу. В общем-то папаша Магдалены понравился майору... а вот ее матушка показалась ему похожей на пани Гдычинскую - этакая дама из высшего света, которой новый зятек явно не имел шансов понравится. Во всяком случае, взгляд пани Свидзинской, который она мельком бросила на Андрея не обещал ему ничего хорошего.
-Матка Боска... о моя бедная девочка.., -прошептала хозяйка дома по-польски, едва только ее супруг представил ей аж троих внуков. Женщина лишь тяжко вздохнула и едва смогла удержать слезу... она виновата в том что не заставила Магдалену уехать из Львова - фактически бросила ее одну в оккупированном городе. И ее бедной дочери пришлось сойтись с этим русским, да еще и родить ему троих (!) детей... Пани Свидзинская не знала наверняка что могло произойти с первым мужем дочери, но раз Магда сейчас была не с ним, то явно ничего хорошего. Упрямая дочка ни за что на свете не оставила своего Янека... -Это я во всем виновата... путь бог меня накажет!
-Дорогая, не надо так.., -тут же постарался одернуть супругу пан Свидзинский. -Мы кажется собирались обедать? Не пора ли подавать на стол?
-Милая, ты мне не поможешь? -пани Свидзинская протянула руку своей дочери. -Пойдем на кухню и заодно поговорим?
Андрей тем временем, усадил дочку и сына за стол, после чего уселся рядом с тестем и так как делать было все равно нечего кивнул ему на бутылку красного.
-Может быть выпьем за знакомство, пока ждем? Давайте я открою?
Пан Свидзинский охотно кивнул, взяв на руки младшего внука и нежно его обняв. Все трое детей Магдалены были очаровательными и мужчина решительно не понимал отчего его жена так сокрушалась - самое главное что с дочкой все хорошо и у нее замечательная семья. А что до того что ее муж оказался русским, да ее и военным... тут уже надо было просто смирится с выбором Магды.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-03 18:09:04)

+1

49

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Потеряв однажды все – дорогих и незаменимых родителей, отчий дом, состояние и даже намек на былую, безоблачную жизнь, – очень непросто бывает научиться жить в новых условиях. Встать с колен, вытерев слезы и вскинув горделиво вверх свой подбородок, после тяжелого падения бывает не просто, к сожалению. Но, спасение всегда приходит оттуда, откуда ты его порой даже не ждешь. Пожалуй, если бы только кто-нибудь сказал Магде о том, что она бросит горевать по исчезнувшим родителям, а также скончавшемуся от болезни мужа – не поверила бы. Но, так уж судьбе было угодно, чтобы именно то светлое чувство, что зародилось на опустошенной почве сердца полячки, к молодому человеку, солдату, что так не подходил под принятые рамки мира Магдалены, спасло ее от самой себя.
Андрею доводилось встретиться лицом к лицу с ужасами войны. В прочем, как и его изящной избраннице, которой он не просто позволил опереться на свое плечо, но подхватил на руки и понес её, защищая от испытаний судьбы-злодейки. И, кто знал, что она еще успела приготовить им с Андреем за испытания?! Естественно, молодая женщина не думала об испытаниях, ведь она была так взволнована внезапной и такой непредвиденной встречей с родителями, которых она так давно не видела! Весь свой путь к тому дому, где им с Андреем предстояло пробыть все время его командировки, Магда думала о том, что случилось только что, какой великий подарок она получила благодаря снисходительности капризной судьбы и самого любимого мужчины на земле. Правда, внезапная встреча с родителями жены не отрезвила Шевченко. Мужчина по-прежнему обнимал ее за плечи на протяжении всего их обратного пути домой, не особенно расспрашивая супругу о том, как же вышло ей расстаться с родней. Когда же они вернулись в свой временный дом в Кракове, белокурая полячка лишь снисходительно улыбнулась супругу, когда он упал на постель, позабыв о прежних желаниям, лицезреть которые были удостоены ее родители.
- Неужели теперь ты собрался спать? – усмехнулась женщина, решив, что все равно подразнит мужа. Она поспешила расстегнуть молнию на своей спине и уселась на кровати рядом с Андреем, к уху которого она и наклонилась: - А как же я? А я спать не хочу еще…
Андрей пробормотал что-то неразборчивое, на что Магде было попросту, нечего сказать. Ей оставалось лишь избавить супруга от одежды и укрыть одеялом, после чего, набросив поверх обнаженных плеч свой халат, направилась к своим детям. Она вошла совершенно тихо, не желая тревожить мирного сна своих озорников, которым уже с самого утра расскажет ту прекрасную новость что порадовала нынче ее так внезапно. Конечно, не только радостные думы гуляли в белокурой головушке молодой женщины, но и грустные воспоминания. Им ведь толком и не удалось поговорить тогда… мать с отцом были против брака своей любимой дочери на каком-то нищем, да еще и не здоровом преподавателе в университете, которого в их дом привели их беспутные сыновья. Они решили пойти на примирение, пожалуй, слишком поздно. Чувствуя обиду на своих родителей, она не пыталась идти на контакт, хотя погодя об этом и успела пожалеть. Столько лет она считала их мертвыми, что при встрече даже и не вспомнила…
Так зачем сейчас ей было перетирать былую боль?
Наверное, именно из-за своих же детишек, что так безмятежно спали в своих кроватках, видя сладкие сны. Здесь и сейчас, уронив одинокую слезу, она обещала себе, что не допустит того, что произошло с ней. Она не будет осуждать выбор детей, как и не будет заставлять их отвернутся от себя. Хотя это и будет не просто, судя по тому, как легко и быстро находит себе неприятностей Сашенька. Ещё немного посидев рядом с детьми, Магдалена ощутила, как накопившаяся за день усталость начала клонить ее ко сну, так что женщина вернулась в супружескую спальню и постель, обняв своего пьяного мужа.
Утром нового дня Магда проснулась на удивление рано. Обычно она любила поваляться в кровати, нежась под теплым одеялом. Тем более, когда ее согревал в своих объятиях Андрей. Вот только сейчас она лишь осознала небольшую тошноту, что отступила после нескольких глотков прохладной водицы. Само собой, женщина планировала еще поспать немного или хотя бы подремать, вернувшись в постель к мужу, вот только выспавшиеся детишки совершенно не были настроены дать своей бедной матери покой. В прочем, оно же было и к лучшему. Все-таки время имеет обыкновение очень быстро убегать, особенно, когда ждешь чего-то. А Магдуся ждала того часа, когда они пойдёт уже на обет к отцу и матери. Из-за волнения, не иначе, женщина даже принялась за глажку нарядов для детей и формы для мужа, пожалев лишь о том, что у Шевченко нет более респектабельного костюма что ли. Все-таки он бы ему пошел! Ведь Андрей был весьма симпатичным, не даром она в него влюбилась! Да и мать ценила бы такой вид одежды. Но, им было нечего скрывать, а благодаря службе Андрея они и оказались в королевской столице Польши, куда судьба и занесла пана и пани Свидзинских.
Конечно же, все то время, которое Магда посвятила глажке одежды и сборам детей, которых они с Беатой накормили завтраком, резвились и носились по квартире, от чего Магда решила, что они вот-вот разбудят своего отца. Но, нет! Андрей по-прежнему спал и даже храпел, когда она убрала грязную одежду в стирку, которой должна была заняться Беата во время их отсутствия. Естественно, то платье, которое надевала вчера Магда, надеть еще раз не могла. Негласное правило матери о том, что панна не наряжается каждый день в одно и тоже, заставило её начать самую настоящую ревизию чемодана и шкафа с одеждой. Именно за этим делом и застал Андрей свою благоверную. И, судя по всему, дети уже рассказали ему о том, что скоро они должны идти в гости. Да и, вот де ужас какой! Ей нечего совсем надеть!
- Андрей, ну что за вопросы такие? Вел бы ты себя только в рамках у моих родителей, - Магда даже как-то удивилась тому, как прозвучали ее слова. Они прожили в браке много лет, а она все равно волнуется перед встречей и с родителями, которым должна была представить подобающим образом мужа и детей. И, наверное, больше нервозности в данной ситуации добавляло полячке именно полное спокойствие супруга, нежели отсутствие подходящего наряда.
В прочем, Андрей решил, видимо, поддержать жену, решив помочь ей в выборе одежды. Но, тут его тонкому вкусу пришлось сломаться из-за округлых форм белокурой полячки, что незамедлительно высказала ему свои жалобы.
- Да, ты виноват, Андрей, потому что нельзя так много кушать мне. Стану совсем скоро на себя не похожей, - надув губки, она пожаловалась прежде чем отправила мужа от греха подальше, собираться и смотреть за детьми, что любили испачкаться на самом выходе. Особенно, если она собирала их для похода на мессу. – Ты нарочно говоришь мне комплименты. Знаю-знаю, ты хочешь еще меня раскормить, но тебе это не удастся, так и знай. А пока иди к детям, пока их снова не нужно переодевать, - велела она мужу, прежде чем он похитил ее поцелуй, за которым она вернула ему еще не один, дабы спокойно собраться. И надо же, среди всей одежды она отыскала слегка вышедшую из моды блузу, а также черную юбку за колени – ни во что другое она не рискнула влезать, да ещё и выходить из дома, иначе это грозило позорным расхождением швов в самый не подходящий момент.
И вот, судьбоносный момент настал? Они добрались до дома, в котором ещё вчера были в гостях. Вот только направились они на совершенно другой этаж. На ней, конечно, не красовалась табличка с именем отца-стоматолога, но уже по тому, какая дверь представилась взору панны, она знала – здесь все уже говорило о том, какие люди тут живут.
Когда дверь отворилась, Магда не решилась заговорить первой. Но это сделал за нее отец, что крепко обнял свою дочь, прижав к себе очень крепко. Ну, а тогда только мог успевать удивляться…
- Да, это наше дети: Мартуся, Саша и Миша, Михал по-нашему, - представила Магдалена отцу своих детей, постаравшись не обращать особенного внимания на ахи и вздохи своей матери. Уж больно знакомыми они были для неё.
- Конечно, помогу, мама, - покорно ответила Магда своей матери после приветственной церемонии, последовав за ней на кухню. Естественно, женщина понимала, что откровенный разговор с матерью обязательно состоится сегодня, но даже не могла себе представить, что так скоро.
- Магдуся, дорогая, как же так вышло, что ты попала в такую историю? – спросила пани Свидзинская у дочери. – Я всю ночь не могла из-за этого уснуть, - добавила она, пока Магда удивленно продолжала смотреть на матушку, будто бы знакомясь с чертами ее лица по-новому. Вот только матушка ничуть не изменилась. – Русский солдат, кто знает откуда, да и ещё пьёт… он обижает тебя, дочка? – спросила матушка и тут, надо сказать Магдалена совершенно растерялась.
- С чего ты взяла, мам?
- А разве не видно? По лицу видно. Плохо тебе, видимо… и детей жалко… - продолжила пани Свидзинская, на что уже панна не выдержала.
- Мы не виделись так много лет, а вы все думаете об одном и том же? Что тогда, что сейчас, вам не угодишь, мама! А вы хоть бы поинтересовались, как мне жилось. Как я еще не умерла, мм?! Или лучше сделать вид, что всего этого не было? – вспылила Магда, прежде чем послышался звук битого стекла. – Сашка! – только успела выдохнуть Магда, поспешив покинуть кухню, ведь наверняка сынок не что-то обычное разбил. К тому же, продолжать разговор с матерью в этом ключе, Магде совершенно не хотелось.

Отредактировано Tony Danziger (2016-06-02 13:28:25)

+1

50

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
-Итак, Анджей... расскажите как вы познакомились с Магдаленой? -поинтересовался пан стоматолог, едва только его супруга скрылась на кухне. Говорить Свидзинскому пришлось по-русски, но он то и дело забывался вставляя какое-либо польское слово. -Не сочтите за праздное любопытство, но вы теперь член нашей семьи, чему я очень рад - и мне интересно узнать о вас побольше.
-Мы познакомились в сорок пятом, -охотно ответил Шевченко, не забыв налить красного себе и папаше. -Я встретил ее возле театра... и мы разговорились, а потом договорились встретится снова.
Естественно, Андрей не стал рассказывать отцу Магды всех подробностей этой давней истории - особенно о том, как фактически силой усадил будущую супругу в свой "виллис" и затем подвез домой. Ну а дальше началась их совместная история... и ведь за все время, что майор и его любимая были вместе они даже не нашли повода серьезно поссорится, что уже говорило о многом.
-Не обижайтесь... но я не могу не спросить кое о чем.., -осторожно произнес пан Свидзинский, легонько поцеловав Мишкину макушку. -Вы ведь знаете что у Магды был муж..? Из-за него она ушла из дома с большим скандалом в свое время... Что с ним произошло?
Андрей едва сдержался чтобы не выматерится... ну ей-богу, папаша нашел самую верную тему! Опять этот Янек, чтоб земля была ему пухом... даже после своей смерти он норовил подгадить майору - по-другому и не скажешь?
-Насколько я знаю, он умер, -коротко ответил Шевченко. -Но как это случилось, я не могу вам рассказать... Я не расспрашивал о нем Магду, потому как ей незачем вспоминать прошлое и расстраиваться. Мы вместе и у нас есть наше будущее... а мертвых лучше не ворошить зазря..
-Вы совершенно правы... простите мне всю эту старческую болтовню, -улыбнулся Свидзинский, -Я боюсь даже представить как моя дочь смогла бы жить дальше если бы не вы... мы не готовили ее и наших сыновей к каким-либо трудностям, понимаете? Наша жизнь всегда была размеренной и обеспеченной...
Пока пан стоматолог пустился в долгие размышления после бокала красного вина, Сашке стало скучно сидеть на одном месте и он потихонечку слез на пол с высокого стула. Марта заметив исчезновение неугомонного братца тут же пошла за ним, прекрасно зная как он умеет находить себе приключений на свою голову. Выйдя из столовой, девочка следом за Сашей заглянула в красивую комнату, которая служила в квартире библиотекой и кабинетом главы семейства.
-Какие красивые машинки! -восхитился Сашка, указав сестренке на несколько рядом моделек, что стояли за стеклом в большом книжном шкафу. -Я хочу посмотреть их поближе..
-Не надо... дедушка и бабушка не разрешали нам сюда приходить! -попыталась воззвать к благоразумию братца Марта и решительно схватила его за руку. -Нас опять будут из-за тебя ругать...
-Не будут... я только посмотрю и поставлю на место.., -задумав что-либо, Сашка был не намерен отступать и не тратя даром времени схватился за тяжелый стул с высокой спинкой чтобы пододвинуть его поближе к шкафу. Однако ножки стула зацепились за половик, что сморщился гармошкой после чего он опрокинулся, попав спинкой прямехонько в стекло на дверце шкафа, отчего раздался ужасающий грохот.
-Санька.., -едва только услышав звук бьющегося стекла, Андрей пулей выскочил из-за стола и помчался на поиски непослушного сыночка. В библиотеке он оказался одновременно с перепуганной Магдой и с облегчением вздохнул, увидев что Сашка не пострадал, а только лишь напугался.
-Я больше не буду.., -сказал мальчик, едва только в дверях показались его бабка с дедом и уткнулся в шею к матери, ожидая что сейчас его будут ругать, а отец все-таки возьмется за ремень как и обещал уже не раз и не два. -Мамочка, я только хотел посмотреть эти красивые машинки...
-Ничего страшного! -тут же выдал свой вердикт пан Свидзинский, передав Андрею маленького Михася. -Ребенок есть ребенок - увидел что-то интересное и конечно же захотел посмотреть. Марточка, солнышко, не наступи на стекло ради бога... сейчас я все соберу, а потом достану эти машинки.
Пани Свидзинская лишь покачала головой, посмотрев на свою дочь, словно бы желая сказать, что ничего другого не ожидала, а затем удалилась на кухню. Андрей вместе с Магдой и ребятами вернулся в столовую, где снова усадил старших детей за стол и передал Мишутку на руки супруге.
-Сань... я же тебя просил... ты сейчас не дома как-никак.., - тихо сказал Шевченко, посмотрев на сына. -На кой черт тебе понадобились эти машинки? Как будто у тебя дома нет никаких игрушек...
-Я ему говорила, чтобы не лез в шкаф, -тут же вставила свое слово Марта. -Но он меня не стал слушать, папочка!
-Вот что, Александр - давай без жертв и разрушений? Сейчас пообедаем, поговорим и потихоньку начнем собираться к дому, -скомандовал Андрей. -Завтра в части попрошу стекло, возьму кого-нибудь из ремонтников и починю этот долбаный шкаф.
Родители Магды вскоре вернулись в столовую и уселись за стол, после того как все блюда с угощением были расставлена на столе. Пан Свидзинский в очередной раз заверил дочь и зятя, что им не стоит беспокоится из-за какого-то дурацкого шкафа - главное что Сашка не пострадал, а остальное неважно.
-Я очень надеюсь, что теперь вы будете у нас часто бывать, -улыбнулся пан стоматолог. -Мы с Анной хотим часто видеть наших внучат, правда дорогая?
Пани Свидзинская конечно же охотно кивнула на эти слова, но выражение лица у нее при этом было такое, словно она переела лимонов... и Андрей прекрасно знал почему, словно бы мог сейчас прочесть мысли своей тещи. Как и пани Гдычинская, новоиспеченная теща майора считала что какой-то там русский не пара ее дочери - и тут впору было сказать, что кое-кому следовало бы озадачиться заботами о Магдалене раньше. Когда она осталась одна с больным мужем, например? Но нет, ведь бедняга Янек тоже не подходил Магде... так что ее маман предпочла вовремя смыться из Львова, оставив дочь фактически на произвол судьбы.
После возвращения домой (слава богу уже без приключений) Андрей попросил Беату присмотреть за Сашкой и Мартой, а сам направился в спальню, где Магда собралась укладывать спать Мишку. Правда перед сном, маленький бутузик как следует решил помучить в очередной раз свою любимую маму, потребовав самое любимое лакомство. Именно за этим "обедом", Шевченко и застал свою жену, когда решился поговорить о ее родителях...
-Милая... я конечно могу ошибаться... но мне показалось, что мамаша сказала тебе что-то обидное, -усевшись рядом с Магдой, Андрей не удержался от соблазна стянуть платье с ее плеча и нежно коснутся его губами. -Послушай... если тебе не хочется ходить к родителям, мы не станем этого делать. К тому же, скоро моя командировка закончится и мы вернемся домой. Не расстраивайся из-за них...
Магдалена уложила сытого и сонного сынишку в его кроватку и уже хотела ответить своему непутевому мужу... но именно в этот момент ее и одолел очередной приступ тошноты. На глазах у Андрея, она пулей вылетела из комнаты и побежала в ванную, тогда как ему оставалось последовать за ней - и честно говоря, он порядком перепугался.
-Любимая, что с тобой? Тебе нехорошо? -окликнул жену майор через дверь ванной. Кстати говоря - совершенно буржуйской и такой же огромной по размеру как и кухня. -Пожалуйста, не пугай меня и открой дверь...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-18 00:34:02)

+1

51

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]панночка[/STA]
[AVA]http://s005.radikal.ru/i212/1511/5e/e48b5612e173.jpg[/AVA]
Магда знала, что Сашку нельзя оставлять без присмотра надолго. За неусидчивым сыночком всегда нужен был зоркий глаз, будь они в гостях или на прогулке. И чего только стоили те приключения, которых он нашел себе на берегу реки? Едва не свалившись в баламутные воды Вислы, ребенок здорово перепугал свою бедную мать. И, естественно, им очень повезло тогда, что встретили Беату. Если бы не эта добрая женщина, кто знает, какое горе могло постигнуть молодое и столь неспокойное семейство? Но, сейчас Магдалена надеялась на то, что глава их многочисленного семейства присмотрит за ребенком. Тем более, Саша слушался исключительно своего отца. Пусть даже с каждым разом все меньше, но все-таки… надежды были лишь на Андрея. Вот только, судя по всему, Андрюша был занят несколько иным?
Оставив матушку наедине со своими скромными приготовлениями к семейному обеду, Магда поспешила на шум и довольно-таки быстро обнаружила сына возле битого стекла. Видимо, ребенок разбил ненароком витрину  в старом шкафу, и едва не поранился сам. На это белокурая полячка не смогла смолчать и ойкнула, побоявшись того, что кроме всего этого, матушка возьмет да еще и начнет приговаривать о воспитании детей, которыми надо было бы больше заниматься, а не стараться увеличить их количество. Да-да, тут же пани Свидзинская в воображении своей единственной дочери, к которой моментами была все-таки слишком строга, вычитала бы ее точно так же, как и их служанку Катьку, не постеснявшись, как всегда, похвалить собственные заслуги. Но, прежде чем кто-либо успел сказать хоть слово, женщина поспешила к своему беспокойному чаду, которого была готова защищать от возможных нападок.
- Саня, ну зачем ты лез к тому шкафу только… - тихонько пожурила пани Шевченко своего сына, что испугавшись заслуженного наказания, вцепился в нее своими маленькими ручками, обнимая крепко-крепко.
К счастью, не иначе, ситуацию удалось спасти благодаря менее конфликтному отцу, что сразу же нашел подходящие слова для того, чтобы разрядить обстановку и успокоить внука. Магдалена же не смогла не улыбнуться любимому папочке в ответ, на которого подняла взгляд своих глаз, когда он заговорил, присев рядом с Александром и обнимавшей его Магдаленой.
- Спасибо, папа, - только и произнесла молодая женщина, глядя отцу в глаза, после чего они все-таки перешли в гостиную, куда хозяйка дома начала самостоятельно сносить приготовленные вкусности. Она, видимо, поняла, что дочь осталась такой же упрямой ослицей, как была, и не собиралась принимать жалостей от своих родителей.
Конечно, сидя за столом перед множеством вкусных блюд, любимых Магдаленой еще с детства, полячка не могла не прикоснуться к своим давним, казалось бы, уже даже позабытых детских воспоминаниях. И пусть они не говорили на какие-то сверх важные  темы, ощущение радости и тоски наполняло женщину. Радости – ведь родители не пострадали и жили не так уж и плохо, пусть не так роскошно, как прежде; а грусти потому, что много времени было утеряно у них, к сожалению.
- В следующий раз, мы будем рады пригласить вас к нам. Вы ведь придете? – прежде чем семейство Шевченко собралось уйти, Магда ответила отцу. – Заходите к нам завтра? – добавила она, обняв пана Свидзинского, что также крепко, как и когда-то в детстве обнимал свою маленькую дочь.
- Мама, штрудель был таким же вкусным, как и в детстве, - путь даже разговор с матерью тет-а-тет не прошел достаточно хорошо, Магда не хотела наступать на те же грабли и лишаться возможности общения с ней. Они имели разные мнения и взгляды на некоторые вопросы и ситуации, но это не отменяло того, что они были родней, очень близкой родней.
Дома, само собой, Магдалена с удовольствием расстегнула молнию на спине своего нынешнего наряда, из-за которого она едва дышала и почти ничего не могла съесть. Правда, то что маменька не могла кушать, не значило, что от еды собирался отказываться самый младший в их семействе. Мишка довольно-таки быстро потребовал у Магды свое любимое лакомство, отказавшись от яблочного пюре, которое приготовила Беата для него и, не имея сил, противиться желаниям сына, женщина все-таки уступила ему, прежде чем в комнату вошел Андрей. Он ласково спустил бретельку ее платья, и прикоснулся своими губами ее обнаженного плеча, прежде чем она собралась с ответом, тихо выдохнув…
Вот только ответить ей, по всей видимости, было не суждено. Еще до того, как только Магда уложила сына в постель, она ощутила, как подступает к горлу какой-то гадкий ком. Но, женщина подумала было, что это из-за слишком тесного платья или недостатка воздуха: весь день в комнате было закрыто окно. Однако все стало только хуже, стоило только ей уложить сына в колыбель, и умчалась, как только могла, прикрыв рот ладонью в ванную комнату. Там наедине с собой Магда провела не многим дольше пяти минут. Она не обращала внимания на Андрея, что обращался к ней через дверь, когда ее тошнило. Но, умывшись проточной водой, задумалась о том, что же все-таки с ней происходит: отравилась? Трудно, в прочем, отравиться, почти ничего не кушая. А еще эта усталость и слишком тесная одежда.
- Ах! Неужели беременна? – посмотрев на себя в зеркало, белокурая полячка разрыдалась. Ведь, что она будет делать с четырьмя детьми? Она едва справляется с тремя. Да и КАК ей будет уделять внимание сразу двум младшеньким? Мишке всего только год с хвостиком!
Не в силах успокоиться самостоятельно, женщина все-таки вышла из ванной комнаты и укуталась в объятия мужа, что и был повинен в таком ее положении. Если бы только кто-то был более осторожным теми несколькими ночами!!
- Андрей, как ты мог? Зачем? Что мы будем делать только? – спрашивала она у мужа, но так уж и быть, отошла от него, поскольку он не мог дать ни одного верного ответа на заданные ему вопросы. – Кажется, я беременна снова. Что ж мы будем делать?  Что?!

+1

52

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Сказать что Андрей был напуган внезапным недомоганием жены - значило ничего бы не сказать вовсе. Магда была всем миром для него, как и их дети... и он всегда переживал и бегал вокруг всех своих обожаемых домочадцев, едва только стоило кому-то заболеть. Сейчас майор постарался припомнить о том, что было на обеде у тестя и тещи... вдруг что-то было не совсем свежее и из-за этого Магдалене могло быть плохо? Старики навряд ли тщательно проверяют все купленные продукты, как это обычно делал Шевченко, прежде чем приобретать что-либо на том же рынке. Он уже хотел было высказать свою догадку через закрытую дверь, но тут услышал как жена начала плакать и испугался еще больше.
-Магда, открой дверь, черт возьми! Что происходит?? -рвануть дверь и выбить ко всем чертям хиленький крючок (как уже было на старой квартире Магды...) ничего не стоило для Шевченко - и он был уже готов сделать это, как дверь открылась и заплаканная женушка кинулась к нему в объятия. -Милая моя, любимая... что с тобой??? Хватит уже меня пугать...
-Андрей, как ты мог? Зачем? Что мы будем делать только? -вытирая слезы, Магда отстранилась от своего мужа, еще больше сбив его этим с толку. Он уже было открыл рот, чтобы поинтересоваться что мог такого сделать, но тут последовало продолжение. -Кажется, я беременна снова. Что ж мы будем делать?  Что?!
-Ох.., -только и мог выдать в ответ Андрей и затем счастливо улыбнувшись, обнял жену. -Магда, милая ты моя... и что же ты плачешь, глупенькая?? Это же здорово!
Приобняв Магду за плечи, Шевченко притянул ее ближе к себе, заглядывая в глаза. Она действительно была очень расстроена... так что радостная улыбка быстро сменилась не самым веселым вздохом у главы семейства.
-Любимая, это же наш ребенок... Я люблю тебя, а ты любишь меня, так зачем же спрашивать что мы будет делать? Мы его дождемся как тех троих что у нас уже есть и будем растить. Надеюсь что на этот раз у нас будет дочка... для равного счета, так сказать.
Последнюю свою фразу майор произнес в шутку, вот только Магду эта самая шутка вовсе не порадовала... она по-прежнему была расстроена, так что Андрей повел ее для разговора в спальню. Сейчас Марта с Сашкой были заняты какой-то веселой игрой с Беатой, но в любой момент могли выбежать из гостиной и увидеть что их мама плачет...
-Не надо так, солнышко, прошу тебя, -тихо произнес Шевченко обнимая любимую жену. -Ты же знаешь что я всегда и во всем стараюсь тебе помогать по дому, чтобы ты могла больше отдыхать... и с детьми готов сидеть. Ты меня сейчас сделала самым счастливым на свете человеком - прошу тебя, хватит вздыхать и улыбнись. Быть может нам предложить Беате переехать с нами в Львов когда моя командировка закончится? У меня есть знакомые особисты, они смогут помочь решить все с документами для переезда... и она будет и дальше помогать с ребятами. К тому же Марта с Саней скоро в садик пойдут и больше половины дня на тебе только Михась и маленький будут... Ну давай... скажи что ты тоже хочешь этого ребенка как и я?
Магда промолчала, в очередной раз тихо вздохнув и ткнувшись в грудь Андрею, так что он не придумал ничего более умного, кроме как начать целовать ее в шею, убрав в сторону мягкую волну ее шелковистых светлых волос. Она послушно поддалась всем ласкам майора, обняв его за шею и притянув к себе для очередного поцелуя - одним словом, ему было грех жаловаться на поведение жены, но он пока что так и не дождался ответа на свой последний вопрос. Да и любимые дети не позволили им надолго остаться вдвоем и выяснить отношения, едва не "застукав" своих родителей. Естественно, Андрей и Магда принялись возится с сыном и дочкой, пока Михаська сладко спал в своей кроватке, а Беата занялась делами по дому. Дальнейший день до самого вечера пролетел как одно мгновение и Шевченко уже не решился расспрашивать Магдалену относительно их ребенка - когда они узнали о Мишке, она ведь тоже поначалу порядком расстроилась, но затем все встало на свои места. Да и разве стоило тратить время на выяснение отношений, когда можно было побыть наконец вдвоем не опасаясь что ребята могут помешать? Тем более что теперь можно было позабыть об осторожности.
На следующий день, Андрею нужно было забежать на пару часов в часть, после чего он планировал зайти на рынок и прикупить хороших деревенских продуктов - молока, масла и свежей зелени. Загрузив свою авоську по полной программе, майор посмотрел на свои наручные часы и решил пройтись до парка, куда Магда уже должна была повести детей. Он шел довольно-таки быстрым шагом и не зевал по сторонам, как вдруг его кто-то окликнул - обернувшись, Шевченко увидел папашу Магды в компании какого человека.
-Ну вот, как говорится - на ловца и зверь бежит! -улыбнулся пан стоматолог, когда Андрей подошел ближе и затем обратился к своему собеседнику. -Знакомьтесь, это и есть муж нашей Магды. Анджей, это хороший и давний друг нашей семьи... он теперь работает в дипломатическом ведомстве и приехав по делам, не мог не навестить нас с супругой. Я сразу же рассказал ему какая у нас радость, что Магдалена нашлась!
Пока папаша Магды говорил, майор смерил взглядом "друга семьи". Он был явно не похож на одного из жителей Кракова что до сих пор ходили в довоенной одежде, порой даже перешитой из того что удалось спасти от немцев - за один его твидовый пиджак наверняка можно было купить половину рынка, если не больше.
-Я рад знакомству, -коротко ответил Шевченко, но руки "буржую" не подал, благо что руки были заняты сумками с драгоценной провизией. -Простите, пан Свидзинский, но мне надо идти - Магда и дети ждут, так что я пойду. Ей одной с ними не справится...
Развернувшись майор направился своей дорогой и даже предположить не мог что успела напеть другу семьи о несчастной судьбе младшей дочери его новоиспеченная теща. Будто бы бедной Магде от полной безысходности приходится терпеть русского, который мало того что пьет, так еще и развязно себя ведет после этого, а еще заставил ее нарожать детей. И вот теперь, увидев Андрея, как говорится, во всей красе, немец был готов поверить во все услышанное, потому как новый муж Магдалены совершенно был не похож на ее прежнего избранника - человека явно куда более образованного и культурного.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-22 19:37:05)

+1

53

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]невольно многодетная мать[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2d8w3.png[/AVA]
Дети – это, конечно, хорошо…
Дети – это цвет жизни нашей, радость и продолжение рода. Они наши маленькие копии, впитывающие в себя все то, что мы хотим, дабы они у нас унаследовали, но по большей мере все получается с ними именно наоборот. Они впитывают и наследуют у своих родителей именно то, чего тем меньше всего на свете хотелось видеть у своих малых и активных чад. И ведь, разве что-то с этим поделаешь? Наверное, если бы Магдалене не пришлось сталкиваться с проблемами в воспитании старшего из их с Андреем сыновей, который слушался и признавал за старшего только главу их семейства, тогда … Эх! Что же, тогда она, быть может, и порадовалась бы еще одному ребенку. Четвертому их ребенку, к которому она была совершенно не готова ни физически, ни тем более морально. Хотя… все-таки, зависит, как посмотреть на этот вопрос, ибо физически она оказалась более чем готова. Иначе бы не понесла дитя так скоро.
Но, подобное положение вещей, видимо, не сильно расстраивало Андрея, что порой любил подшучивать относительно еще одного малыша, когда они оставались еще в своем доме в Львове.  И вот теперь, как оказывается, дошутился. Все стало самой настоящей явью, которая безумно пугала молодую женщину, которая не понимала порой, как ей справиться со своей великолепной троицей. Так что же говорить об еще одному малыше к их бравой компании? Хорошо, что Михась пока еще совсем маленький и не может составить своему старшему братку в его проказах компанию. В прочем, маленький ребенок требовал огромного внимания от своей мамы, которой теперь придется разве что … разорваться? Да и как она будет кормить теперь Мишку? Уж подобное она себе плохо представляла так, как радужно рисовал себе и ей заодно мужчина.
Андрей обнял ее и заметно расстроился тому, что жена не стала также радоваться, как и он, ребенку, который только мог появиться в их семействе. Белокурая полячка только почувствовала тихий укор совести за это, но ничего так и не смогла с собой поделать. В ее представлении картина была ужасной, да и сами посудите: четыре озорника, из которых только самая старшая дочка покладистая и послушная. Каким теперь станет их дом?! Каким станет быт, пугающий своими обязанностями, которых у женщины будет еще больше? Она, конечно, промолчала на попытку Андрея успокоить ее, но мужчина на этом и не подумал останавливаться. Он увел расстроенную, как довоенное пианино, жену в спальню, где в который раз попытался обрисовать ситуацию в более радужных тонах. И, нужно сказать, что это ему удалось. Особенно после того, как Андрей начал щекотать ее нежную шею своими поцелуями, а после и ласками, отказываться от которых женщина попросту не умела. К тому же, разве и без того не было заметно? Трое прекрасных детей и четвертый в недалеких планах были тому ярким примером.
Магдалена ответно обняла супруга, отвечая на его поцелуи, едва не позабыв обо всем на свете. Все-таки она не могла не согласиться с ним в том, что … это все-таки был их ребенок, плод их любви, который нельзя не любить. Да и трудности, какие не будут, им будет под силу пройти, если они будут держаться вместе. Однако озвучить все свои мысли белокурой полячке не пришлось. Увлекшись, она довольно-таки быстро сдалась мужу. Им не пришлось даже избавиться полностью от одежды, пользуясь теми мгновениями, что им удалось выкроить друг для друга, прежде чем их дети вспомнили о притихших в спальне родителях. Увы, но много времени уделить друг другу, как и разговору, Магде с Андреем не удалось. В прочем, как и вечером, когда после долгого и насыщенного дня, все Шевченко просто свалились с ног и уснули.
На следующий день, одеваясь, пани Шевченко подумала о том, как теперь изменится их с Андреем жизнь. К тому же, ей не нравилось то, как стремительно быстро набирает она вес и объемы, поэтому усердно думала, как же ей теперь быть, как мириться с тем, что происходило с ними вне их плана? И надо сказать, размышления, озвученные Андреем накануне вечером нравились ей все больше – Мартусю нужно было уже давно записать в детский садик, тогда как Сашеньку нужно было записать сразу после их приезда в Львов. Увы, но с сыном ей было не просто и тут уже нечего было скрывать. Хотя, может быть, все-таки Андрюше удалось бы с сыном лишний раз переговорить и убедить его быть более послушным и покладистым ребенком? Уж на это Магда понадеялась, когда озорной сыночек ухватился за руку мамы во время прогулки, тогда как Мартуся самоотверженно толкала вперед коляску с самым младшим братишкой. Именно в этот момент Санька и заметил своего отца, к которому бросился бежать, что было духу.
- Папка! Папа! А что ты мне купил? – сразу же спросил озорник, как только обнял отца, что освободился сегодня снова пораньше.
- Я почти забыла, Андрей, что вчера пригласила маму с папой к нам в гости, - как только мужчина подошел ближе к своим дамам, его супруга обратилась к нему. – Беата пока согласилась помочь мне с некоторыми приготовлениями, - добавила она без особой радости. – Но, не знаю, стоит ли нам рассказывать мои о нашей новости, - как только дети отвлеклись на что-то свое, Магда сразу же высказала все свои опасения. – Мне кажется, они нас не поймут. Они и так нас не понимают… 

+1

54

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Андрей совершенно позабыл о немце, когда направился к парку где рассчитывал встретится с женой и детьми. Да, слащавая и холеная харя этого буржуя ему не понравилась - но мало ли какие знакомые были у его тестя с тещей? В любом случае, с кем общаться было делом их выбора, тогда как у Шевченко были куда более важные дела, требующие немедленного решения. Идя по широкой и чистой улице к парку, он размышлял в том что случилось накануне вечером... и о том что нужно было сделать чтобы облегчить Магдалене уход за четырьмя маленькими озорниками. Майор никогда не принадлежал к тем мужчинам что считают будто бы их жены преувеличивают когда говорят что заботы о доме и детях порой бывают еще тяжелее какой-либо работы - он прекрасно знал что это так и есть. Дети требуют внимания едва ли не двадцать четыре часа в сутки... и соответственно, чем их больше, тем труднее родителям разорваться на всех своих чад. Особенно, если они достаточно непослушные - в семействе Шевченко один Сашка стоил пятерых своих сверстников...
Тщательно обдумав все это, Андрей принял решение записать детей в садик - пусть даже на то время что еще оставалось от его командировки. Им надо уже привыкать быть в коллективе и дать своей матери хотя бы половину дня передохнуть. Правда была проблема с языком, ведь Марта и Санька не знали польского - но Шевченко пообещали подыскать для них группу где был бы русскоговорящий воспитатель. Во всяком случае, Андрею очень хотелось надеяться что эта затея выгорит и тогда Магда сможет больше отдыхать и днем уделять время только Мишутке, что заметно облегчит ее быт. Беата может отводить детей в садик и потом забирать их домой, а так же помогать Магдалене с готовкой - и тогда проблема будет решена?
-Папка! Папа! А что ты мне купил? -едва только увидев Андрея на уютной и теннистой аллее парка, Сашка тут же пулей помчался к нему и крепко обнял, довольно хихикая. Майору оставалось лишь рассмеяться, прежде чем что-либо ответить, настолько уморительно-хитрой была рожица сынишки.
-Я купил много-много всего вкусного для тебя и Мартуськи с Мишкой, -объявил Шевченко, прежде чем поставить озорника на дорожку и обнять Марту, а затем и любимую жену. -Давайте посидим в теньке?
-Пап, купи мороженого? -попросила Марта, указав отцу на продавца самого вкусного лакомства на свете. -Пожалуйста... мы сегодня хорошо себя ведем. Правда, мамочка?
Естественно, Андрей не стал отказывать детям и купил два мороженых. Марта с Сашкой уселись на лавочке довольные, Мишутка уснул в своей коляске - так что у майора и его жены появилась возможность поговорить на свои темы без лишних любопытных ушек.
-Я тоже могу помочь с обедом и уборкой, ты же знаешь, -от Шевченко не укрылось, что жена была все еще расстроена. -Если не хочешь - можем не рассказывать твоим ничего... меня сейчас волнует совершенно другое. Ты со вчерашнего дня ведешь себя так будто бы не рада нашей новости. Мы никогда ничего не скрывали друг от друга - скажи мне честно, дело только в том что ты боишься будто не справишься со всей нашей ордой? Сегодня я поговорил насчет садика... и если все выгорит, то Марта с Саньком пойдут в группу уже на следующей неделе. На тебе останется только Мишка, причем с помощью Беаты. Я хочу предложить ей потом уехать с нами в Львов, раз уж у нее больше никого не осталось здесь. Мы могли бы сделать ремонт в квартире и она пожила бы с нами какое-то время.
Честно говоря, Андрею было даже немного обидно из-за реакции Магды. Да они не планировали заводить четвертого ребенка и майор "накаркал" его появление своими шуточками на эту тему - но разве это был конец света и повод для вселенской тоски? И Марта и Сашка и Мишка только крепче связали своих родителей, когда родились, заставляя окружающих завидовать любви и согласию что царила в их семье. Конечно же и у Шевченко случались ссоры и споры, однако они быстро сходили на нет, потому как Андрей привык уступать своей жене буквально во всем. Все что Магда хотела, Шевченко старался выполнять в максимально короткий срок - иначе что он за муж, если не балует свою любимую женщину?
-Скажи мне все как есть... я хочу чтобы ты забыла о проблемах и делах и тоже порадовалась нашему ребенку, -тихо произнес Андрей, однако любопытные чертенята его все-таки услышали.
-Какому ребенку, папочка? -поинтересовалась Мартуська и отпихнув братца, забралась к отцу на руки. -Ты про Мишу?
-Нет, моя радость, -Шевченко улыбнулся, обняв дочь. Санька в этот самый момент залез на руки к Магде, строя из себя обиженного и успев показать сестре язык. -Нам просто с мамой мало вас троих - так что у нас будет еще один малыш. Кого вам больше хочется братишку или сестренку?
-Только не девчонку.., -на полном серьезе выдал Сашка, оглянувшись на Андрея. -Девчонки все вредины! Как Марта!
-Сам ты вредина! -не осталась в долгу девочка, недовольно нахмурившись. -Я хочу сестричку... мы будем вместе играть в куклы и она не станет их ломать! А когда она появится?
-Еще не скоро, она пока что еще совсем-совсем маленькая, -Андрей нежно коснулся губами мягких дочкиных волос и затем, протянув руку, приложил ладонь к щеке жены. -Ты слышала, любимая? Нас уже двое и мы хотим девочку... я так прям очень-очень сильно. Так что улыбнись и скажи что постараешься?
Обняв Магду за плечи, Шевченко легонько коснулся ее губ своими, вызвав этим коварное хихиканье у своих любимых чад. Сашка при этом забрался с ногами на скамейку и обнял папу с мамой, притянув их еще ближе друг к другу.
-Ну что пойдем домой готовить обед? -скомандовал Андрей поставив Марту на дорожку и подхватив в охапку вредного сынка. -Придут ваши дедка с бабкой, так что постарайтесь вести себя хорошо и не громить квартиру.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-07-13 23:18:26)

+1

55

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]невольно многодетная мать[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2d8w3.png[/AVA]За Андреем и Сашкой всегда было приятно наблюдать. И, наверное, вовсе не только потому, что сын был так похож на своего отца и слушался по большей степени, как это обычно и бывает с мальчишками, только его, забывая о необходимости прислушиваться также и к своей матери, которую может огорчить непослушание. Дело было в том, как Андрей любил своих детей и относился к ним. На его лице цвела улыбка, а глаза светились особым светом, устоять перед которым было невозможно. Так и сейчас Магда, наблюдая за столь радостной встречей-приветствием отца с сыном, позволила себе небольшую улыбку, приподняв уголки своих губ вверх, пока в коляске покачивала одной рукой младшего сына. Ему пока еще не нужен отец, как и не нужны никакие вкусные покупки – только мама, у которой хранилось его самое любимое лакомство.
Глядя на сына в коляске, Магдалена ощутила невольный укор совести. А ведь в скором времени нужно будет его избавить от такого лакомства и оторвать от своей груди, пусть он еще был очень мал. При таких размышлениях на лице белокурой полячки и потухла улыбка, прежде чем они присели на лавочку в тени ветвистого дерева, где они и могли более детально поговорить обо всем том, что не решались, возможно, сказать в стенах дома. Или же просто боялись говорить об этом вслух…
Слушая слов мужа, Магда подняла на него взгляд своих светлых глаз и тихо вздохнула. До сих пор она не позволяла себе думать о том, чтобы порадоваться их маленькой, но такой существенной новости. И ведь считала, что на это у нее были веские причины. Все-таки она должна была думать о детях в первую очередь. Дети сейчас маленькие, они нуждаются в уходе и во внимании своих родителей. Вот только так не будет продолжаться вечно. Со временем дети станут больше, он вырастут и проблем с ними прибавиться – каждый ребенок заслуживает не только на любовь, но и на какое-никакое приданое. Это у них с Андреем так получилось, что за душей у его юной избранницы-пианистки не было ничего, кроме привязанности к своему месту жительства и страстного чувства между ними. Не каждому ведь ребенку так повезет. Однако с другой стороны на весах была не столь ответственность за уже родившихся детей, сколь материнский долг, о котором часто говорил ксенздь во время казания. Он же любил повторять о том, что на все воля божья – и как знать, какую помощь он нам ниспошлет, когда она нам будет так нужна.
Тяжко вздохнув (уже в который раз за эти несколько минут), Магдалена уже была готова ответить мужу, чтобы постараться ответить ему на все поставленные им вопросы, но нет. К ним в самый ответственный момент подоспели дети и, как того и следовало ожидать, ухватились за то, что услышали. Объяснять Марте и Саше то, что они услышали, женщина позволила Андрею. В прочем, в этом ведь была и его часть заслуги/вины? Как-никак, будь кое-кто сдержанней, они бы еще немного обождали со следующим ребенком, если бы он в итоге у них был. Покачав головой, Магда отвела взгляд в сторону, пока Андрей отвечал детям на их вопросы. Естественно, когда у них должен был появиться на свет Сашка, Магда не задавала так много вопросов, поскольку была еще мала. Точно так же, как и в тот момент, когда Михась появился в планах у них семейства.
В прочем, было очень забавно слушать слова детей. Так что, в итоге ей пришлось сдаться, когда супруг решительно потребовал ее улыбнуться, а когда она этот наказ исполнила – прикоснулся к ее губам в поцелуе, чем насмешил детей, которым не раз доводилось замечать, как сильно папа любит маму и наоборот.
И если бы только они могли предполагать, что пара внимательных глаз следила сейчас за их тихой семейной идиллией издалека…
Нет, ничего бы не изменилось.
- Да, пойдем, - согласилась женщина, которой в этом разговоре так и не было позволено сказать и слова. В прочем, разве оно было так необходимо? Все-таки Магда была пусть и не ревностной католичкой, но все равно получила должное образование и воспитание в лоне святой церкви, которая предусматривала любые случаи жизни.
Вернувшись в квартиру, чета Шевченко застала Беату в поте чела за работой. Многое уже было сделано, но куда больше оставалось еще сделать, поэтому следовало как можно скорее позаботиться о занятии для детишек (особенно для Александра). Марте, как самой старшей и ответственной, было поручено присмотреть за ее самым младшим братцем, к которому следовало сразу же позвать маму, в случае, если он проснется, и будет плакать в кроватке. Ну, а тем временем Магда с Андреем могли накрывать на стол, заодно поговорив на ту тему, что тревожила обоих, ведь многое в ней оставалось недосказанным.
- Знаешь, Андрей, - занимаясь сервировкой стола, Магда обратилась к мужу, которому было поручено натирать вилки, тарелки и прочую посуду. – Я не то, что не хочу этого ребенка… я просто боюсь, как бы нам не лишить Марту, Сашу и Мишку нашей заботы. И не только сейчас, но и потом, когда они подрастут. Моя мама всегда любила повторять, что вместе с детьми растут и те проблемы, которые они доставляют. Я боюсь, что мы не сможем дать лучшее им, - тихо продолжила женщина, не отрываясь от своего ответственного занятия. Ведь, как бы там ни было, а сервировка на столе, за который должна была сесть ее матушка, было именно таким делом – все-таки та была крайне придирчивой особой. – Я бы хотела быть такой оптимисткой, как ты, но … я все равно переживаю по этому поводу. Михасю едва только год исполнился. Но, я надеюсь, что так и будет, как ты и говоришь. Я очень люблю всех наших детей, ты же знаешь. И этого люблю, хоть он и такой неожиданный у нас, - добавила она, прежде чем кто-то позвонил в дверь. И тут уже, надо было ужаснуться, посмотрев на часы, ведь пожаловали гости. – О, Езу! Как я выгляжу? Ужасно? Это, наверное, мама пришла, а еще ничего не готово, как обычно, - едва не в панике, произнесла Магда. Хотя, надо сказать, что больше было похоже на девушку, которую приехали инспектировать на профпригодность.

+1

56

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
-Дорогая, ты уже готова? Если не поторопишься, мы можем опоздать! -окликнул пан стоматолог любимую супругу, взглянув на напольные часы и отложив в сторону свежую газету. -Магда и Анджей наверное уже ждут нас...
-Я уже готова, -ответила пани Анна, выйдя из комнаты и мельком взглянув на себя в большое зеркало возле двери. -По правде говоря, дорогой мой, я категорически не понимаю твоего хорошего настроения... наша дочь, как оказалось, испортила себе жизнь, связавшись с этим русским! А ты ведешь себя так словно ничего и не произошло... знаешь, в отличии от тебя Фридрих был более внимателен к моим словам.
-Любимая, ты слишком сгущаешь краски... и это не я оптимистично настроен, а ты - слишком пессимистично, -пожал плечами пан Свидзинский. -В первую очередь я безмерно счастлив, что наша дочь жива и здорова и у нее чудесные дети. Извини, но я не не могу понять объективных причин твоего недовольства нашим зятем - он заботится о Магде и о детях... и ты не должна была обсуждать личную жизнь Магдалены с Фридрихом.
-Не должна была? -пани Анна усмехнулась, позволив мужу подать свою летнюю накидку и сумку. -А что мне оставалось делать, если ты меня совершенно не понимаешь?? Радуешься словно ребенок, тогда как бедной Магде приходится жить с этим человеком... и все это только наша вина. Мы должны были увезти ее из Львова тогда...
-Ты лучше меня знаешь, что она не оставила бы своего мужа, -коротко ответил пан Свидзинский. -И теперь она снова замужем, а мы должны принять и уважать ее выбор.
-Мне кажется что я разговариваю с каменной стеною.., -картинно вздохнула пани Свидзинская, когда муж открыл перед ней двери квартиры. -Ладно... давай поторопимся, потому что я не хочу опаздывать.
Ну а пока гости еще не пришли, Андрей и Магда занялись сервировкой обеденного стола. По счастью, мастерица Беата успела приготовить угощение, так что теперь оставалось лишь дождаться тестя с тещей - и когда майор передал любимой супруге свежевымытые тарелки для обеда, то наконец услышал ее мнение относительно грядущего прибавления в семействе. По правде говоря, после слов Магды Шевченко позволил себе облегченно вздохнуть - он чертовски боялся услышать от нее, что ей не хочется больше заводить детей.
-Магдуся... подумай сама, как мы можем лишить или недодать нашим детям заботы? С тех пор как они появились, они делают нас счастливыми каждый день... я уже даже и представить не могу себе то время, когда у нас с тобой их еще не было, -улыбнулся Андрей. -И ты ведь знаешь, что я все сделаю, чтобы обеспечить им хорошую жизнь. Главное что мы вместе - значит справимся со всеми трудностями.
В этот самый момент раздался звонок в дверь и Шевченко рассмеялся, увидев реакцию любимой жены - она так забеспокоилась, словно бы ее родители не в гости пришли, а с инспекцией. Проверить хорошо ли ей живется замужем и не обижает ли ее любящий бухнуть русский: можно было даже и не гадать, что именно думала об Андрее его дражайшая пани теща.
-Ты замечательно выглядишь, как и всегда, -постарался успокоить Магду Андрей и затем направился встречать дорогих гостей. Старшие дети, игравшие у себя в комнате под присмотром Беаты тоже подбежали к двери и почти сразу же оказались в объятиях любящего дедушки. -Здравствуйте, мы вас уже давно ждем. Прошу, проходите и чувствуйте себя как дома. Пани Анна, давайте я возьму ваши вещи?
Забрав у тещи ее накидку и шляпку, майор повесил их на вешалку и затем направился следом за гостями в комнату. Когда Свидзинские устроились за столом, Марта с Санькой забрались к ним на руки (Мартуся к бабушке, Сашка к деду) и пока родители продолжили накрывать на стол, начали рассказывать им все последние новости. Пани Анна улыбалась маленькой внучке, что так напоминала ее дочь в детстве и была настроена вполне оптимистично... ровно до того момента, пока не услышала следующее:
-...папа купил нам мороженого сегодня, а еще сказал, что скоро у нас будет маленькая сестричка, -сообщила своей бабушке Марта, невинно поглядывая на нее своими большими и чистыми словно весеннее небо голубыми глазами. -Я буду играть с ней в куклы... и она не станет их ломать как Сашка!
-Ничего я не ломал! -тут же откликнулся мальчик. -Я не виноват что у нее волосы еле держались... как сказал папа - на соплях...
-Подождите, мои дорогие... минуточку.., -почти испуганно произнесла пани Анна. -Как это... у вас будет сестричка? Я ведь все правильно поняла?
Увы, но популярно объяснить непонятливой бабушке откуда именно берутся дети Сашка с Мартой не могли - им было достаточно того что сказал папа и не было никаких оснований не верить ему. Пан Свидзинский хотел было вставить свое слово и как обычно попросить супругу не делать из мухи слона, но не успел - она усадила внучку на соседний стул и направилась на кухню, едва сдерживая слезы.
-Моя бедная девочка... как же так?? -обняв Магду, тихо произнесла пани Анна. По счастью для Андрея - по-польски, иначе он попросту бы не знал как можно адекватно отреагировать на ее слова. -Это правда что ты беременна??? Но четвертый ребенок... он что тебя заставил?
Андрей в этот самый момент аккуратно перекладывал приготовленный Беатой винегрет из кастрюльки в салатницу, чтобы все было прилично и едва не грохнул ее на пол, когда теща вдруг прилетела на кухню и начала плакать. По счастью, майор успел вовремя схватить кастрюлю и спасти вкуснейший винегрет с селедкой, которая стоила на базаре дороже первача и только после этого решился осторожно поинтересоваться у жены.
-Милая, что случилось? Может предложить твоей матери водички?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-07-14 21:03:49)

+1

57

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]невольно многодетная мать[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2d8w3.png[/AVA]Кто-то скажет – детей много не бывает. Однако это вовсе не то, что привыкла исповедовать старая добрая интеллигенция, к которой и относила себя всегда семья Магды. Все-таки детям не только нужно воспитание, но и на детей нужны средства – не малые средства, если ты, конечно, хочешь дать им должное образование. В свое время Магдалена получила его. Сначала к ней на дом приходила заниматься гувернантка, а после девушка посещала школу, которую закончила с отличием. Правда, параллельно ее любящая мать лелеяла надежду на то, что ее девочка достигнет высот и станет настоящей звездой и будет выступать с концертами по всему старому миру и не только. Буэнос-Айрес, Рио-де-Жанейро, Нью-Йорк – не многим приходилось выступать перед заморской публикой, но и там находилось множество почитателей классики, которой и училась, не покладая рук белокурая полячка. И, чего греха таить, Магда мечтала о сцене. Да, она была не так тщеславна, как ее подруги, с которыми она вместе музицировала под пристальными взглядами лучших учителей Львова, но не скрывала, что хотела бы добиться чего-то в этой жизни тоже. И ведь все ее стремления, все надежды ее заботливых родителей обошлись отцу в кругленькую сумму. Не говоря уже о том, что помимо дочери в их семье воспитывалось еще двое старших парней, что когда-то даже пошутили над сестренкой, сказав, что она была незапланированным сюрпризом для их родителей, из-за которого матушка месяц расстраивалась. До сих пор Магда помнит, как это прозвучало обидно, но почему-то не задумалась о том, что поступает точно так же, как и ее любимая матушка.
Ей должно было стать совестно. Но, не было. Она думала о том, что даст или не додаст тем детям, которые уже увидели мир, и лишь устало вздохнула, слушая уверенность Андрея, которому придется взять на свои плечи еще больший груз, чем нес до этого, тогда как она боялась этого груза. Ведь, что будет, если … они не выдержат? Что будет, если они сломятся на этом не простом пути? Ох, как же она боялась.
Но, куда больше она боялась того, что скажет матушка. Пани Анна была немало известна среди всех их знакомых, как весьма внимательная к мелочам женщина. Она не была расточительна. Именно поэтому она терпела служанку Катерину, которую ненавидела всеми фибрами своей души за те ошибки, которые та по своей необразованности свершала. Тем более, она справедливо полагала, что именно она научила Катерину всему, а вот пользоваться полученными знаниями служанка не торопилась пользоваться, как годится. Казалось порой, что та нарочно провоцировала хозяйку на скандал, с которого начинался, как минимум один день в неделю.
Магдалена прекрасно понимала, что мать приняла их с Андреем приглашение не просто так. Она, конечно, любит свою дочь, но в гости к Магде она не торопилась после ее необдуманного, как определила сама пани Свидзинская, замужества. Помнится, тогда долго длилась холодная война между матерью и дочерью, в которой не последнюю роль сыгралась прислуга, что нажилась, буквально, на нежелании двух панн идти на уступки друг другу. Так что, она не зря волновалась и не хотела посвящать матушку больше, чем это понадобится. Все-таки было бы лучше, если бы она постепенно привыкала к мысли о том, что ее дочь влюбилась в русского солдата, что не был так начитан и образован, но заслужил море любви от своей своеобразной львовской панны.
- Ох, надеюсь, я хоть не бледная, как стена, не то мама сразу поймет, что к чему... - произнесла она, бросив взгляд на зеркало в серванте, прежде чем последовать за мужем, что уже открыл дверь дорогим гостям, которых не пожелал держать на пороге дома.
- Мама, папа … как я рада, что вы к нам пришли! - расплылась в радостной улыбке женщина, переживая только об одном – хоть бы все прошло, как годится.
И понеслось…
У них еще не было все готово, поэтому отца и мать пришлось усадить за полупустой стол, который они с Андреем начали постепенно наполнять блюдами, приготовленными Беатой, без которой Магдуся точно не справилась. Мысленно женщина готова была уже расцеловать этой панне руки, но прежде спешно доводила все до путного конца, ибо мать не любит долго ждать. Когда же Анна Свидзинская прибежала к дочке на кухню, едва не рыдая, белокурая полячка просто не знала, что ей делать и говорить. Она замерла, не скрывая своего удивления, а мысленно кричала о том, откуда же ее мать все узнала?!
- Мама знает правду. Нет, подай лучше мне водички, милый, - обратилась Магда к мужу, когда тот обратил внимание на потрясенное состояние своей тещи. Но, матушка переживет в этом мире все, даже атомную войну, тогда как Магдалена даже не представляла, как ей ответить матери на все ее вопросы.
- Не знаю, откуда вы узнали об этом, мама, но все не так, как вы могли подумать, - ответила матери на польском Магда. Она прекрасно понимала, что из этого разговора муж не так уж и много поймет. Да и зачем ему было понимать?
- Это случайность, но … я ведь тоже не была запланированным ребенком? – решилась заговорить по-другому женщина.
- О! Не ровняй это, девочка моя! Это ведь совершенно другое дело… и кто тебе об этом рассказал?! – у матери была плохая привычка повышать тон голоса, когда она пыталась что-то доказать или просто злилась. В прочем, любой из вариантов был близким к истине. Так что, не удивительно было то, что она начала не просто говорить, но кричать.
- А по-моему это одно и то же! Вы что же, не понимаете ничего?! – от обиды топнув ногой, Магда опустилась на свободный табурет, побледнев. Казалось, ее сейчас стошнит из-за дорогих французских духов матери…
- Андрей, открой окно, - попросила женщина, но совершенно забывшись или потерявшись, произнесла эту просьбы на польском.

+1

58

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Сейчас Андрею очень хотелось узнать что происходит на кухне... потому как это напоминало какую-то трагическую пьесу, не иначе? Матушка Магды примчалась со слезами на глазах и начала что-то выговаривать своей дочери - а он, словно последний дурак, мало что понимал из того что было сказано. Когда же наконец жена попросила подать ей воды, он конечно же сразу бросился выполнять ее просьбу и не на шутку испугавшись. А что если ей станет нехорошо из-за начавшейся перебранки с тещей?
-Милая, что происходит? Я ни черта не понимаю.., -честно признался майор, в то время как пани Анна продолжила причитать, чем в результате и рассердила Магду. И опять он не особо понял, что супруга сказала ему, если бы не пан стоматолог, вовремя появившийся на кухне.
-Магдалена попросила вас открыть окно, -перевел Свидзинский, после чего подошел к любимой дочке. -Дорогая, как ты себя чувствуешь? Быть может тебе лучше прилечь?
Пока Андрей открывал окно, его тесть сделал попытку утихомирить "праведный" гнев своей жены - и надо сказать, это было весьма нелегко, ведь пани Анна была женщиной весьма упрямой. Особенно если считала свое мнение единственно верным, вот как сейчас.
-Анна, будь так добра, иди в комнату и присмотри за ребятами? -миролюбиво обратился к супруге отец Магды. -И хватит уже этих ненужных сцен... я прошу тебя.
-Ах значит сцен??? -пани Анна недовольно нахмурилась. -Дорогой мой Славчик... ты сейчас должен меня поддержать, но похоже тебе совершенно не жалко моих нервов! Магда портит себе жизнь, а ты улыбаешься и молчишь, как будто бы так и нужно... Матка Боска, я только сейчас осознала, что бедный покойный пан Бацевич был еще не самым плохим мужем для нашей дочери. По крайней мере он не заставлял ее рожать четверых детей и губить блестящую музыкальную карьеру! Боже, мне сейчас станет дурно...
Из всего вышесказанного Андрей явственно расслышал одно знакомое слово, а точнее фамилию бывшего мужа Магды... и понял что начинает злится. Неужели его опять сравнивают с этим несчастным Янеком, которому в могиле явно нет покоя в данный момент времени?
-Магда, о чем они говорят? При чем тут твой муж...? -выдал майор, пока пан Богуслав увел-таки свою супругу в столовую, что называется, от греха подальше. -Я тебе уже говорил как-то, что не хочу ничего слышать о нем... Вот за каким хреном твоя мамаша сейчас поднимает эту тему?
-Анджей, не сердитесь на мою жену, умоляю вас, -усадив пани Анну за стол рядом с внучатами, пан стоматолог вернулся на кухню, понимая что нужно спасать положение. Иначе семейный обед рискует превратится в самое настоящее выяснение отношений... хотя, по правде говоря уже превратился, но быть может еще можно было спасти сегодняшний поход в гости? -Она просто все слишком близко принимает к сердцу... и еще не оправилась от той радости что мы испытали, когда Магдалена вернулась к нам. Доченька, ты тоже не злись на маму ради бога - и давай я помогу твоему мужу принести все угощение, а ты пока отдохнешь?
Шевченко оставалось лишь тяжко вздохнуть... ему снова вежливо заткнули рот? И если бы он развил тему Магдиного первого мужа, то наверняка бы совершенно испортил сегодняшний обед. Честно признаться, Андрей молча принялся носить в столовую тарелки с угощением только ради жены и детей - ссорится с родителями Магды ему не было резона, а ребята к тому же наверняка уже проголодались. Когда же наконец хозяева и гости уселись за один стол, пани Анна успела уже успокоится и утирала кружевным платочком глаза, словно бы ничего и не случилось.
-Итак... быть может вы расскажете нам о ваших дальнейших планах? -поинтересовалась пани Свидзинская, перейдя на русский. -Как вы планируете воспитывать сразу четверых детей?
-Как все воспитывают, -не сдержавшись, огрызнулся Шевченко, позволив Сашке забраться к себе на руки. -Или вы сомневаетесь, что у меня это получится? Но если вы не заметили... то тех троих что у нас уже есть, мы с Магдой прекрасно воспитываем, без чьей-либо указки. Они сытые, веселые и здоровые...
-Вы думаете что этого достаточно? А как же образование... дети ведь не всегда будут маленькими, -не сдавалась пани Анна. -У меня есть стойкое ощущение, что вы думаете только о себе...
-Анна, хватит... достаточно на сегодня! -не выдержал пан Свидзинский, понимая что жена перегибает палку. -Анджей и Магда взрослые люди и сами разберутся как им воспитывать своих детей.
-Да ладно вам, папаша, пусть говорит. Жалко что ли? -увы, но майор исчерпал не только свой запас терпения, но и вежливости. -Но знаете... где же вы раньше были со своими моралями, а? Когда Магда могла от голода умереть после войны... перебиваясь на одном хлебе, да еще и Гдычинских поддерживая. Так что прежде чем предъявлять претензии мне, в своем глазу бревно найдите. Пойду перекурю, а то уже матерится хочется, ей-богу.
Усадив Сашку на свое место, Шевченко направился к входной двери. Сейчас он перекурит и у него отпадет желание послать тещу на три русских буквы - по крайней мере, Андрей на это надеялся. Однако, покурить ему все же не удалось, потому как озорник Санька примчался следом за ним, словно почувствовав что творилось на душе у его отца.
-Ты чего, сынок? -майору пришлось-таки отказаться от папиросы и подхватить мальчишку на руки. -Я здесь, с тобой... все хорошо.
-Я просто испугался, когда ты вдруг ушел, -тихонько сказал Сашка, ткнувшись в отцовскую шею. -Очень-очень сильно...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-08-10 20:51:49)

+1

59

[NIC]Magda Shevchenko[/NIC]
[STA]невольно многодетная мать[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2d8w3.png[/AVA]Наверное, в этой жизни, полной своих непредвиденных жизненных поворотов и сюрпризов, не просто угодить одной только Анне Свидзинской? Женщине со своим уставом, что нисколько не стесняется диктовать самой судьбе, какую она и где ошибку допустила, нарушив требования и желания уважаемой пани…
Сказать сейчас, что Магдалена была спокойна, значит, ничего не сказать. Она была сердита, да! Сердита на себя за то, что поддалась внезапной эмоции. Сердита на Андрея, что задавал ей так много вопросов и требовал объяснить, что происходит, когда ей просто не хватило воздуха, а перед глазами мир начинал меркнуть. И, конечно же, она была сердита на мать, что не унималась! Нет, она желала высказать все и не могла успокоиться и принять самую простую правду жизни: как-нибудь ее любимая Магдуся разберется со всем сама; как-нибудь, да жизнь пошла по другому вектору после войны и не было для нее никакого будущего, о котором мечтала для своей любимой дочери мама. Просто мир изменился, а она все еще наивно цеплялась за остатки прошлого…
- Сейчас все пройдет, - ответила женщина, наверное, одному человеку, который всегда понимал ее. Даже в детстве, когда она попадалась матери под горячую руку, Богуслав всегда был готов открыть свои объятия для дочери, после чего прощался со спокойствием в доме на целый вечер, поскольку сварливая натура матери добивала его ровно до того момента, пока они не гасили свет. А уж, как дальше договаривались супруги, история или память Магды умалчивает.
Тяжко вздохнув, женщина посмотрела на отца, надеясь, что он может спасти сейчас эту глупую ситуацию. И, по правде сказать, она впервые в жизни обрадовалась тому, что ее любимый Андрюша сейчас не может разобрать всего того потока слов, который хлынул из уст его сварливой тещи. Хотя, наверняка мужчина все-таки что-то для себя понял. Шевченко зацепился за знакомую до боли фамилию ее первого мужа, на что Магде просто захотелось закрыть глаза и спрятать лицо в ладони, убеждая себя в том, что все это происходит вовсе не с ней, а с кем-нибудь другим. Нет, она не хотела сейчас объяснять мужу то, что творилось в светлой головушке его тещи, что перекрутила все так, как было угодно ей. Не хотела и не могла – знала, как рассердит это его, не говоря уже о том, что все-таки хотела попытаться наладить отношения с родней. Все-таки после войны они были одни на этом свете – только они остались здесь, и нельзя было забывать о том, что стояло намного выше обычных желаний или стремлений. Нужно было прибавить хоть капельку понимания и любви…
- Андрей, не слушай, что она говорит… - слабо произнесла женщина, пытаясь выпросить у мужа терпения. Но, Андрей был не из самых терпеливых. – Не сердись, пожалуйста, - добавила она, прежде чем на кухню вернулся отец, попросив прощения за Анну. Ну, а после … постарался сгладить конфликт, как это было принято обычно: просто сделать вид, что ничего такого не случилось.
Честно говоря, порой подобное ужасно нервировало белокурую полячку. Порой ей очень хотелось выговориться, чтобы сбросить с себя негатив, однако так не было принято в том обществе, в котором ее растили.
- Хорошо, я ненадолго прилягу. Но, мне уже лучше, - уверила женщина, прежде чем направиться в одну из свободных комнат, где она могла пробыть хоть несколько минут в тишине и молчании.
Магда обрадовалась тому, что хотя бы Беата не была свидетелем той сцены на кухне. В прочем, добрая женщина могла ее услышать, но сделала весьма тактично, оставаясь при самом младшем из троих детей четы Шевченко, за что молодая хозяйка была ей благодарна. Когда же пришло время садиться за стол, Магдалена поняла, что в горло ей не полезет ни винегрет, ни любой другой деликатес, украшавший стол. Аппетита не было вовсе, однако она все же присела за стол, напротив матери, чьи уста вытянулись в одну, едва заметную линию, что всегда была признаком не только ее суровости, но и сердитости. Она была не так расстроена, как сердита на Магду – в прочем, не впервые в жизни.
Когда мать снова затеяла разговор, Магдалена собиралась было ответить что-то… но не успела. Андрей, что так обрадовался еще одному ребенку, решился взять слово на себя. И, быть может, мать все-таки рассчитывала именно на его ответ? Подумав об этом, белокурая панна поджала губы от обиды, прежде чем посмотрела на отца. А потом … все случилось как-то слишком быстро для того, чтобы она могла вставить хотя бы слово. Муж ушел курить, а Сашка умчался пулей за ним. Магда же, тяжко вздохнув, спрятала лицо в ладони, как уже делала не единожды.
- Мартуся, пойди, посмотри, как там наш Михась, - обратилась к дочери женщина и та послушно вышла из комнаты.
Ну, и тут уже наступил час для разговора с матушкой?
- Мама, я очень рада, что вы беспокоитесь за меня и своих внуков, но, правда, это все несколько несвоевременно с вашей стороны, - мягко, насколько могла, произнесла женщина, убрав от лица руки. – Зря вы так относитесь к Анджею. Если бы не он, мне было бы не выжить во Львове. Да и вряд ли бы я рискнула бы посмотреть в будущее снова… - покачала она головой. – Скоро мы уедем из Кракова, вернемся домой. Если захотите приехать в гости – мы будем вам рады. Но, прежде, оставьте свои предрассудки где-то по пути, - добавила Магда, поднявшись из-за стола, чтобы направиться к Андрею.
- Ты сердишься? Не сердись, proszę cię, - обратилась она к мужу, когда застала его на балконе в компании их вредного сыночка.

+1

60

[NIC]Андрей Шевченко[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/29MBH.jpg[/AVA]
Андрею было чертовски погано на душе... и одновременно совестно, что он все-таки сорвался на матушку Магды. Но кто мог бы сдержаться, слыша совершенно необоснованные обвинения в свой адрес?? Пани Свидзинской следовало бы быть благодарной своему зятю, за то что любил и оберегал ее дочь, но не тут-то было... и судя по всему, банальные классовые предрассудки были для нее куда важнее благополучия Магдалены. По сути дела, подобное уже не должно было обижать Шевченко - в конце-концов, он не собирался лебезить перед родителями жены и выпрашивать для себя их расположение. К тому же, скоро его командировка должна была закончится, так что новая родня будет далеко и не сможет портить ему настроение...
-Папа, почему бабуся рассердилась? -поинтересовался вдруг Сашка, внимательно посмотрев на Андрея своими большими карими глазами. -И почему ты сказал что мама могла умереть?
Ребенок - есть ребенок. От него мало что можно скрыть... особенно если совершенно ненужная ругань происходила на его глазах, буквально каких-то несколько минут назад. У Саньки так вообще был талант слышать все то что ему было не нужно слышать - дома он не раз удивлял пани Гдычинскую своими знаниями русских нецензурных слов. Правда Магдалене удалось убедить сынишку, что подобные выражения не следует произносить вслух...
-Я хочу домой... к нашим деду и бабе, -сообщил мальчишка, прежде чем Андрей успел хоть что-то ответить. -Они нас любят... и тебя и маму и Марту и Мишку. А бабуся Анна не любит нас...
-Сынок... давай я тебе все-все объясню, когда ты немножко подрастешь? -тихо сказал Андрей, ласково обняв любимого озорника. -А твоя бабушка просто такой человек - ей по всей видимости, по жизни не угодишь. Бывают такие люди, им вечно все не так... ей просто нужно дать время чтобы она привыкла к тому что у ее дочери - нашей мамы - своя жизнь. Но тебе не нужно ни о чем волноваться, потому что мы скоро вернемся в Львов.
-Это хорошо, потому что я уже давно хочу домой, -хихикнул Сашка. Он конечно же не все понял из сказанного отцом, но уловил главную мысль - скоро папа с мамой повезут его, Мартуську и Мишку домой, в Львов. Там все было привычно и рядом будут любящие дед с бабой, никогда в жизни не ругавшиеся с его родителями.
-Ты сердишься? Не сердись, proszę cię, -услышав голос жены, майор обернулся к ней - если даже он и был поначалу зол, то совершенно точно не на нее. Магда была смыслом его жизни с того самого момента как они случайно встретились возле театра...
-Нет... просто я устал уже от этих претензий, -ответил Андрей, опустив Саньку на пол и сказав ему бежать в комнату. -У меня есть стойкое ощущение, что я должен доказать твоей матери, что достоин тебя... но при этом, она уже заранее решила, что подобное невозможно. Честно говоря, это уже начинает понемногу напрягать. Ты знаешь, что я люблю тебя и детей... но твоей матери я этого доказывать не собираюсь.
Тем временем, в комнате, пан Богуслав старался достучаться до своей упрямой и вредной жены - всю свою жизнь, он преданно и верно любил эту женщину, но порой не мог понять ее принципиальности. Сейчас надо было радоваться, что Магда вернулась к ним живой и здоровой... а то что ее муж оказался русским, не было вселенской катастрофой. Главное что дочь нашла свое счастье - а в том, что Магдалена счастлива со своим супругом, пан Свидзинский не сомневался. Ему слабо верилось, что его упрямая и гордая дочь, могла бы подарить четверых (!) детей мужчине, к которому ничего не испытывала...
-Ты ужасно огорчаешь меня, любимая... не надо так вести себя..., -как всегда дипломатично, обратился мужчина к вредной женушке. -Наша дочь уже взрослая и не нуждается в наших советах - чем раньше ты это поймешь, тем будет лучше. Хватит уже этих вечных укоров, прошу тебя. Анджей - не плохой человек и ты совершенно зря взъелась на него... он спас нашу Магду в ужасное и голодное время. Я знаю все что ты скажешь сейчас - он не нашего круга и все в таком духе - но подумай о том, где сейчас люди нашего круга? Либо погибли, либо живут в нищете, оплакивая былые хорошие времена...
Пани Анна лишь вздохнула на все услышанное. Она не стала спорить с мужем, хотя и не была согласна с его доводами, оставшись при своем мнении - но и понимала, что несколько перегнула палку, будучи в гостях. Конечно, ее зять не был этаким подарком судьбы, но ничего уже было не поделать...
-Я извинюсь перед Магдой и Анджеем... но ты Божичек, прекрасно знаешь что я права. Мне очень страшно за дочь, ведь если что-то случится, она останется одна с маленькими детьми, -ответила женщина, прежде чем подняться из-за стола. -Такого я никому бы не пожелала...
Она направилась к балкону, намереваясь поговорить с дочкой и зятем, но вынуждена была резко остановится и затем вернутся в столовую. Потому как в этот самый момент, Андрей обнимал любимую жену, даря ей очередной жаркий поцелуй и в очередной раз позабыв обо всем на свете...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Роман с городом