Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » optimus mundus ‡- имаджинариум -


optimus mundus ‡- имаджинариум -

Сообщений 21 страница 33 из 33

1

http://funkyimg.com/i/26Lnm.png
Участники: Jason Westwood & тёплая звезда
Место: Имаджинариум
Время: не определенно
Время суток: не определено
Погодные условия: не определено
О флештайме: в лучшем из миров с нами может произойти только лучшее из лучшего
http://funkyimg.com/i/26Lnu.png

Может, правда, что нет путей, кроме торного,
И нет рук для чудес, кроме тех, что чисты.
Все равно нас грели только волки да вороны
На всем пути до тёплой звезды.
(с)

[AVA]http://funkyimg.com/i/29Tp2.jpg[/AVA] [STA]золотце[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-06-04 22:08:02)

+1

21

[AVA]http://savepic.ru/8378590m.png[/AVA]... Не было сомнений больше. Еще один потрошитель чужих судеб и чувств. Я закрывал дверцы. Нет! О, нет! Это делал безбожник. Слившись в единое целое, мы обрели некий дар. Стали сильнее. Я обрел его силу, а он мой разум. И это самое лучшее, что могло произойти с нами.
Ни один из нас не сдаст назад более. Сдохнем, но вместе. Было еще кое-что…
- Думаешь? - я рассмеялся ей в ответ его смехом, наше удивительное слияние, - сомневаюсь. У меня есть одно преимущество.
Совсем близко, настолько, что при желании я мог свернуть ей шею. Не Шон, а я. Вот оно! Как оргазм, только круче. Я испытывал его чувства, и мне нравилось. А он стал умнее и, к слову, теперь нам было интересно беседовать на досуге о пытках. Именно это преимущество мы скрывали ото всех, особенно врачей. В том, что она была одной из них не было и сомнений. Только я не подопытный кролик.
Мои чресла наливались силой по мере схода на нет действия препаратов, а значит у меня немного времени в запасе. Скоро придут они. Люди в белых халатах.
Приставив девушку к стене, я нависал над ней. Я не сутулился более и не был столько скован. Это дар безбожника.
Проводя пальцами по мраморной и нежной коже лица, я скалился его ухмылкой и говорил:
- Пути Господа неисповедимы, дитя моё, - сжав горло девушки, и уткнувшись носом в ее волосы, я шептал: - Господь дал нам больше, чем ты можешь даже представить.
Ее сладкий аромат будоражил наше больное воображение. Шон был во мне. А я в нем. Мы оба испытывали одну жажду. Ослабляя хватку на шее и гладя ее, я сжал девушку в объятиях:
- Шон передает тебе привет, дитя мое. Ему все нравится и у меня для него есть дар...

+1

22

- И какое же это преимущество, позволь спросить? – я хорошо знаю, чем заканчиваются такие разговоры.
Анжи, Мишель, Калисто.. Александра. Сейчас я на их месте. Я чувствую сквозь тонкую ткань туники молнию на его куртке. Фурнитура впивается в грудь, а я не двигаюсь. Это не оцепенение, это осознанное замирание.  Чистое любопытство узнать, как далеко он может зайти. И это потрясающее пьянящее чувство адреналина, который заполняет по самую кромку расширенные зрачки, его пары выдыхаются с воздухом через приоткрытый рот.
Когда его руки сжимаются на горле, я инстинктивно поднимаю подбородок выше, стукаясь затылком о стенку. Адреналина становится слишком много, Мир становится размытым, голова кружится от удовольствия и пальцы сами по себе начинают шарить по стенке, словно мне передалась частица его безумия воздушно-капельным путем.
Не его безумие заставляло меня беспокоиться, а потеря контроля ситуации. Я возбуждалась от его действий, от хватки на шее, от недавнего страстного прикосновения к запястьям, А возбуждение никак не способствовало возвращению контроля. Нет-нет. Мы так не договаривались! В какой-то момент под пальцы попадается панель, Она продавливается и мне в руку ложится кнопка, напоминающую сигнализацию автомобиля. Не знаю, что это такое, но я продавливаю кнопку и эффект вызывается потрясающий.
Брюнет вдруг вздрагивает и хватается за собственную шею, отстраняется от меня и начинает рычать, но все равно падает на коленях. Отпускаю кнопку и его «отпускает» тут же. Делаю два шага по стенке и смотрю на кнопку в руке как на что-то невероятное. А вот теперь становится интересно!!  [AVA]http://funkyimg.com/i/29Tp2.jpg[/AVA] [STA]золотце[/STA]

+1

23

[AVA]http://savepic.ru/8378590m.png[/AVA]

... Ты прав! Это удивительное ощущение внутри. Столько лет сдерживаемый обетами, я и представить не мог насколько восхитительными могут быть прикосновения к женскому телу. Ни одна из любовниц той, прошлой жизни не будоражила так наше воображение, как незнакомка. Ее аромат, упругое тело. Мы чувствовали тепло женского тела, заключенного в мои стальные объятия и с каждым мгновением ощущения пробуждались в нас. Остаточное явление медикаментов давало лишь легкую дымку, да состояние эйфории. Я проводил рукой по бедру, скрытому оковами одежды. Ты чувствовал тоже самое. Но, я больше не испытывал страх. Возбуждение, страсть, агония и жажда. Это мне отдал ты.
Едва касаясь пальцами бедра и плавно продвигаясь ими верх, я выдохнул тихо:
- Нет никаких личностей! - касаясь губами ее щеки, я ухмылялся.
Нет никакой шизофрении. Именно это и есть мое оружие, чтобы выйти на свободу. Я не болен. Я такой, как и все. Разве, что чуточку извращен и ненасытен в своих сексуальных игрищах.
Мой язык касался ее кожи, но уже спустя мгновение щелкнули челюсти и отлетая назад, я вцепился в собственную шею. Электрический ток. Фобия преследующая меня все время. Шокотерапия. Ублюдки в белых халатах добрались и до меня. Конвульсии охватывали тело и падая на колени, я испытывал агонию, но только она пугала меня. Расширялись зрачки и с рычанием все, что спало в нашем теле взрывалось волной эмоций. Хватит, сука! Остановись!
А потом все это прекратилось и, упираясь локтями о твердую поверхность, я жадно глотал воздух. Страх вернулся, он имел форму, был реален, и я должен был с ним справится. Поднимая на нее глаза, я унимал дрожь в теле. Что-то было. Что это было? Чип? Они вшили в мое тело его? Напичкали детекторами? Что было провокацией?
- Что это? - я хрипел, словно раненный зверь, - что это, мать твою?
Сжатый кулак блондинки. Я не должен ей позволить взять верх. Я сильнее. Шон сильнее. Собирая все наши силы, мы рванули вперед и, вцепившись в девушку, я царапнул ее руку, в попытке отобрать некий предмет, который так меня напугал.
- Отдай, - я клацнул зубами возле ее лица.
Повалив ее и навалившись сверху, опять царапал кожу… меня интересовал только этот предмет… он мог отобрать нашу свободу.
Он посягал на нашу свободу.

Отредактировано Jason Westwood (2016-04-03 20:42:39)

+1

24

Я окидываю комнату взглядом, и до меня доходит, что изначально эта комната была ловушкой не только для него. Мне некуда бежать, я смотрю на брюнета, корчащегося у ног. Песчинки блестят золотыми вкраплениями на белой стерильной поверхности и я теряю контроль над происходящим. Зрелище гипнотизирует и пугает одновременно. Мне нравится видеть его жалким и беспомощным, зависимым от меня.. Я борюсь с соблазном нажать на кнопку еще раз.
Обрываю себя. Это неправильно. Даже если я хочу, я не буду такой же как он.
Выровнять дыхание. Дыши глубже, идиотка. Приди в себя и думай, что тебе сделать сейчас такого волшебного, чтобы эта комната выплюнула тебя обратно на берег Красного моря, кишащего ядовитыми медузами, морскими ежами и акулами. Все эти твари мне нравились больше, чем один очень харизматичный шизофреник.
Не успеваю сообразить что-то стоящее, как он уже несется на меня и единственным желанием становится не разжать руку. Роняет на пол, несмотря на выставленные вперед руки, сбивает с ног. В голову ударяет искры и тьма, легкие бьются о грудную клетку, и спирает дыхание, в том числе и от того, что он наваливается сверху. Я готова терпеть его впившиеся в кожу ногти, но он просто отжимает пальцы на кнопке, и даже моя вторая рука, которой я упираюсь ему в грудь нисколечко этому не мешает, он просто не обращает на это внимание!
На последней секунде борьбы я пытаюсь взбрыкнуть, выдернуть руку. Он выхватывает кнопку и наступает мой через извиваться под ним.
- Ахх!! – вскрикиваю, не понимая, откуда исходят подобные импульсы, почему они так резко появляются в теле, атакуя самое незащищенное место на теле.
В глазах темнеют зрачки и сужаются, новая волна адреналинового тока проходит по венам, и я пытаюсь скинуть с себя Вествуда. У меня почти получается, но он снова жмет на кнопку, и чувственный разряд взрывает изнутри.
Ощущение такое, как будто кто-то оставил во мне игрушку и забыл об этом сказать. Я сжимаю бедра и начинаю постанывать.
- Нет!! – продолжаю брыкаться, но не могу сдерживаться, закусываю нижнюю губу, - прекрати..
Не хочу стонать вслух, стонать громко и страстно. Пусть это был бы электрошокер!  [AVA]http://funkyimg.com/i/29Tp2.jpg[/AVA] [STA]золотце[/STA]

+1

25

[AVA]http://savepic.ru/8378590m.png[/AVA]... Силы. Я чувствовал прилив. За месяцы проведенные в стенах клиники такое было впервые, и если она была врачом, то ее методика стоила всех медиков психиатрии вместе взятых.
Облокачиваясь о стену и подпирая ее, я медленно и шумно вздыхал. В моей руке была власть, коей девушка так своевольно воспользовалась чуть ранее. Я видел и слышал.
Мы видели. Новое возбуждение для нас. Мы жили - оба.
Прикрыв на мгновение глаза мы упивались этим ощущением свободы, но уже спустя мгновение жадно следили за реакцией блондинки на импульсы.
Шон во мне стонал и вместе с ним, выдохнул шумно я.
Ее очаровательное личико. Анжи. Я вспомнил о ней, но незнакомка была иной.
Чувства этой блондинки передавались нам. Мы с наслаждением любовались тем, как действовал ток на нее. Моя собственная власть и она возбуждала, пробуждала каменную плоть, что спала долгий период. Но сейчас к ней не касались наши руки. Это было не искусственная эрекция, вызванная онанизмом. О! Это было гораздо слаще.
- Скажи мне это еще раз, - облизнув пересохшие губы, я демонстративно нажал на кнопку вновь и с вожделением смотрел на прекрасную нимфу.
Я хотел большего. Он тоже. Наши мысли и желания были идентичны. Нам нравилось смотреть на ее очаровательное личико искаженное болью и толикой наслаждения. Самый лучший возбудитель для нас. Стон и отталкиваясь от стены, я сломленный вожделением и ведомый твердеющей плотью в штанах подался вперед к ней. Я стал ближе и хотел прикоснутся, ощутить ее дрожь, бархатную кожу тела и вкусить плоды шокера. Страх сменился жаждой и она была сильнее. Моя развращенная фантазия оголяла тело девушки, раздевала ее и я уже готов был наброситься на нее с одной лишь ведомой нам целью…
Отпуская резко кнопку, я опирался локтем о пол. Стоял на коленях перед ней, нависал и восхищенно со страстью смотрел на ее полуоткрытые губы.
Коснувшись ноги девушки, я провел пальцами по внутренней части. Поднимался выше к бедру, освобождая прекрасное тело от назойливой ткани.
Наш голод словно возрос с окончанием действия препарата. Я чувствовал агрессию, но она была иной формы. У нее были прекрасные волосы, сексуальное тело и аппетитные губки, к коим я прильнул жадно, словно поцелуй был моим первым. Сжав бедро в руке, я закатив глаза, шумно вздыхал, отдаваясь желаниям…
Только это были уже обоюдные страсти. Он научил меня чувствовать. И я ощущал ее возбуждение, через ослабевающий трепет тела и вздымающуюся грудь.
Я хотел ее...

+1

26

Трусики от купальника становятся мокрыми не так, как это происходит обычно. Они намокают с внутренней стороны. Сжимая бедра, я ощущаю это с каждой секундой все быстрее. Обычное мое удовольствие – умение заводиться за считанные секунды и подолгу находиться в этом состоянии – сейчас играет против меня.
- Не смей! – тяну руки к пульту в его руках, бесстрашно и упрямо.
- Скажи мне это еще раз.
Та пристальность, с которой брюнет смотрит на меня, с кем-то другим играла партнеру на пользу, но понимание, кто со мной, заставляло бороться еще сильнее. У нас разные весовые категории, а у меня в планах не стояло на сегодня задачи менять расстановку на чашах весов.
- Не смей! – почти кричу, - хватит!
Последние слова превращаются в целую плеяду стонов, которые бьются в стены комнаты, создавая микроэхо. Я не улавливаю его слухом, но ощущаю вибрацию собственного возбуждения на коже. Царапаю его руки, но ему хоть бы хны, не прекращая дергаться ногами и двигать бедрами из стороны в сторону, чтобы скинуть мужчину с себя или пододвинуть его ногу и просто выкатиться из-под него. Между бедер все зудит, невыносимо, я хочу, чтобы это прекратилось и хочу большего одновременно. Понимая это, набрасываюсь на него с еще большим рвением, но он отпускает кнопку и для меня это подобно оглушающей, подавляющей тишине.
Меня, наконец, оставили в покое и я хныкаю, стараясь не двигаться, но приходится продираться сквозь необходимость дышать, перенапряжение в теле и нестерпимое требование оргазма. Сейчас он отпустит меня, затем я выберусь отсюда, запрусь в номере и сделаю все необходимое, чтобы кончить трижды. На эту мысль мне требуется секунда и через эту секунду передышка заканчивается. Я поворачиваю голову и с опаской смотрю на брюнета. Он приближается и рефлекторно упираюсь ему руками в грудь. Продавливает попытку отстранить себя и выполняет задуманное Не хочу. Чтобы ты целовал меня, не хочу, чтобы ты задирал мне юбку, даже не думай нажимать эту идиотскую кнопку!
Сжимаю зубы, не пускаю его язык к себе в рот, одновременно пытаюсь подлезть под него и накрыть рукой промежность, первой подлезаю под юбку и белые купальные плавки, чтобы накрыть раздразненную непонятным воздействием плоть. Пальцы скользят, проваливаются между складочек и я выгибаюсь, поднимая всю тяжесть мужчины на себе и уже не хочу останавливаться. Ласкаю себя, раздвинув ноги настолько, насколько позволяла юбка и тяжесть сверху. Да-аа,.. я двигаю пальцами сосредоточено и точно, мои стоны уже звучит иначе. Я как будто забываю про брюнета. Голосом я призываю наслаждение, чтобы оно вошло в меня как можно скорее.
[AVA]http://funkyimg.com/i/29Tp2.jpg[/AVA] [STA]золотце[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-04-03 21:47:50)

+1

27

[AVA]http://savepic.ru/8378590m.png[/AVA]
... Мои дары тебе, святой Джейсон.
Принимай их и наслаждайся, а я помогу забыть о запретах и рамках.
Вместе с тобой мы представляли из себя сплетенный комок из эмоций, что выходили из-под контроля, но в том и был кайф. Нас не сломали! И никогда не смогут.
Ни одному врачу в мире не удастся переломить наш стержень.
Близко, совсем близко. Целуя ее ухо, мои руки скользили по телу, освобождая его от приличных для общества оков одежд.
Да, мистер Шон! Благодаря тебе я возненавидел одежду на женщине, предпочитая святою наготу Евы, самым дорогостоящим тряпкам.
Облизывая мочку уха, мои пальцы касались ее полной жизнью груди, в то время как блондинка пыталась сопротивляться. Ее попытки были смехотворными и наивными, ибо тело откликалось на ласку изголодавшегося больного на голову мужчины.
Прикрыв глаза, я сипло выдохнул:
- Повтори, - меня возбуждал ее голосок.
Наша разница с тобой, безбожник. Ты любил видеть, а я приходил в исступление от стонов и хрипов.
Стоит только представить, что мы испытывали сейчас вместе. Ты видел. Видел собственными глазами, как ее славные пальчики коснулись собственной промежности, в попытке предотвратить наше приставание. Ты издал во мне звериный, вожделенный рык. Она ласкала себя на твоих глазах, а я наслаждался славным голоском. Я влюблялся в каждую нотку возбужденного женского тембра.
-  Еще, продолжай, - мы хрипели в унисон с тобой.
Наше единство, мы чувствовали, как каменная плоть рвалась из штанов. Я не чувствовал более болезненных спазмов, ибо отпустил боль и страх на все четыре стороны. Я научился, благодаря тебе, ловить каждую нотку наслаждения и это не сводило нас с ума. Мы уже рехнулись.
Отпуская ее вздымающуюся грудь, опустил руку и положил поверх славных женских пальчиков. Я ловил ее темп. Или это был ты? Я исступленно целовал шею девушки, облизывал ключицу и пробирался к груди, в то время как наши пальцы, сплетенные с ее, мяли и натирали набухающий клитор. Ее смазка, ведь ты боготворишь запах женщины, безбожник?
Именно ты, позволил мне запустить несколько пальцев в ее влагалище. В этот момент момент ты же и нажал опять кнопку, пробуждая новую волну тока. И я чувствовал тоже, что и она. Слегка болезненное трение ткани к эрегированному члену. Этому научил тебя уже я. Сдерживать в себе до конца. Я позволил бы нам войти в нее лишь за несколько мгновений до оргазма, лишь потому, что мы оба … сексуальные извращенцы и мазохисты. Нам нравится отдалять удовольствие до самого последнего, когда величайшее наслаждение смешивается с болью, только тогда мы живем.
Двигая пальцами в текущем влагалище, мы зажали зубами ее сосок, не отпуская кнопки. Ток передался и нам. Мы чувствовали, как он пульсировал в нас. Но страха больше не было…
… мы не боялись больше ничего в этой жизни.

+1

28

Я рано списала его со счетов, но понять было уже некогда. Кажется, я упустила момент перехода от сопротивления к безразличию последствий. Я не хотела его, мне теперь по большому счету было все равно, кто вызвал во мне то любимое сладкое состояние, от которого я сейчас запрокидывала голову назад и жадно дышала, увеличивая количество кислорода в крови, убыстряя бег по венам, расширяя их растущим давлением. В итоге всё это приведет меня к тому, что я кончу. Шон стал для меня частью этой закономерности, но я не хотела, чтобы он был кем-то большим, чем давлением на кнопку. Пусть задирает юбки и избавляется от узлов на завязках плавок, пусть туника ползет вверх, он только помогает, ставя дополнительные препятствия для максимально скорой разрядки.
Жаль только, наши с ним планы далее расходились в абсолютно противоположные стороны.
- Не трогай! – вскрикиваю, когда он ползет пальцами поверх моих же пальцев, двигающихся активно между ног, - я сама!
Покусывает шею, создавая новую цепную реакцию возбуждения в моем теле, и я почему-то прекращаю биться с ним, а когда хочу возобновить борьбу, он входит в меня. Я готова вытаскивать из него свою руку, хватая за запястье, у меня был этот маневр, пока вибрации не атакуют меня изнутри, как троянский конь.
От связных слов остается только эхо, я скулю и кричу под ним, дрыгаю ногами, теряя концентрацию на его пальцах, а в следующее мгновение он двигается во мне, вытворяет резкий, но неторопливый ритм, он входит в меня на всю длину пальцев, заставляя ощутить напор, наполненность, но не боль. И снова выгибаюсь всем телом, желанием большего навстречу, сгибаю ноги, опираюсь на них, словно в этом проявляется остатки воли и изначальной задумки. Оставляю попытки избавиться от него, сосредотачиваюсь только на цели. Двигаюсь пальцами по клитору и вокруг него, создаю болезненное трение, снова и снова, под аккомпанемент собственного голоса и следов от его зубов на теле, бьюсь в жадном страстном кайфе, и даже если бы он сейчас нажал на кнопку, это ничего не изменило.
Я выиграла. Выиграла у того, кто не проигрывает. [AVA]http://funkyimg.com/i/29Tp2.jpg[/AVA] [STA]золотце[/STA]

+1

29

[AVA]http://savepic.ru/8378590m.png[/AVA]
... Единственное стоящее лечение нашей больной души. Я не говорил более о разных личностях, не думал вообще. Все наше сознание было сосредоточено в ней, ее ощущениях и вздрагивании тела, испытывающее удовольствие.
Кто из нас был более похотлив, это вопрос на который нам даже не хотелось искать ответа, но в Шон во мне все же не выдержал в какой-то момент и отшвырнув кнопку подальше, тихо простонал. Он вдыхал аромат ее тела и терся губами у твердый сосок, Чувствовал ее первые позывы оргазма и обжигающий спазм внутри.
Именно тогда безбожник и сдался, как я. Освобождая отвердевший от желания член, мы коснулись его одной рукой, прибегнув к  прелюдии перед сбросом и эякуляцией. Наши пальцы в лоне девушки продолжали имитировать фрикции того органа, который же другая рука и дрочила. Оттягивая кожицу с чувствительной головки, мы вступали на новый уровень игры. Обхватив тремя пальцами член, наша рука скользила вверх вниз по каменному стволу с выступившими жилками, в том же ритме. Я был на ее волне. Одинаковый онанизм для обоих. Тот же настрой, словно игра в две руки на одном инструменте.
Я стонал тихо вместе с ней, чувствовал как сближались наши биополя. Ее ответная реакция тела на ласки и собственные желания кончить, и она кончала, я чувствовал спазмы влагалища, зажав в руке собственный член, слегка надавливая пальцем на уздечку.
Мне было и этого мало.
Блондинка извивалась, я дрочил в ответ. Или Шон дрочил. Не имело никакой разницы, когда обе личности жаждут одного и того же. Он любовался ее раскрасневшимся от вожделения лицом. Я же ловил кайф от стонов и криков.
Жадно прильнув губами к ее искусанным, мой язык все же проник внутрь ее алого ротика.
Мой орган пульсировал и пылал, так же как и ее плоть, с медленными остатками оргазма. Именно тогда я и вошел в девушку одним рывком.
Заполнял ее целиком и полностью. Сиплый рык вырвавшийся с нашей грудной клетки, символизировал скорый конец и сжав руками ее запястья, мы словно распяли блондинку, удерживая своим весом, страстью и толчками каменного члена внутри привинчивали к полу.
Толчок за толчком. Я не сбрасывал оборотов и не менял позиций. Царапал ее запястья, чтобы она даже не попыталась вырваться. Кусал соски и зализывал их. Я рычал и хрипел, уткнувшись в ее шею, пронзая насквозь. Долбил так, словно это было впервые. И кончал я слишком быстро, ибо желание было столь велико, что от силы полуминуты сексуальной войны хватило на один рывок, когда головка члена коснулась стенок матки и я… разрядился.
Кончал и спускал. Чувствовал выброс семени, как слегка покалывали яйца, наконец разряжаясь. И в этот момент я не сдавливал ее шею, но держал руки, как на кресте.

+1

30

Прикусываю нижнюю губу, и снова, почти бессознательно отталкиваю его от себя, двумя руками, не заботясь о том, что оставляю на его одежде следы эйфории, которой я не собиралась с ним делиться. Собственный запах ударяет ноздри, я томно закрываю глаза. Мне кажется, что брюнет действительно отодвигается, чтобы, наконец, слезть с меня, дав возможность свернуться калачиком и насладиться разрядкой.
Раздвигает мои ноги шире, наваливается снова, но уже оказывается не только на мне, но и во мне.. Кричу отчаянно и болезненно, я еще переполнена сладостью, и очередной шторм из движения в меня, новых трений о разбухшую промежность накрывает меня, выбивая здравый смысл и понимания, какую ошибку я совершаю.
Шон получает полный контроль над ситуацией и спешит ею воспользоваться с остервенение голодного зверя. Целует в засос, двигает языком по моему небу, словно трахает с двух сторон. Трахает жестко и неумолимо. Вскоре я распластана им и его оргазмом, но как только позволяет вздохнуть ртом, я отворачиваю лицо, не в силах смотреть на него. Отдаваясь на волю, мать его, победителя.  [AVA]http://funkyimg.com/i/29Tp2.jpg[/AVA] [STA]золотце[/STA]

+1

31

[AVA]http://savepic.ru/8378590m.png[/AVA]

... Мы начали вспоминать, святоша!
Ничто не способно сломить волю, если сам человек не поддается слабости.
Отпуская ее руки, мы наслаждались остатками ирреальной любви. Я мечтал бы иметь возможность чувствовать оргазм долго, но увы. Нам это не дано.
Да. Профессор Вествуд! Мистер Шон! Мы сексоголики. Нас лечили детскими сказками
и пилюлями. Отстраняясь от девушки, мы смотрели на нее одним и тем же взглядом. Облизнув пересохшие губы, в унисон говорили одним голосом:
- Нет, никаких личностей. Вам нравится видеть меня таким, и я даю вам это, - ибо вы сами просите от нас именно это.
Засовывая поникающий член в брюки, я вспоминал все, что было в нашей жизни. Я сам ее создал и мне нравилось такое существование. Шон?
Да, профессор Вествуд? Вам нравится данный вид лечения?
Более чем, мистер Шон! Пожалуй, мы могли сейчас уйти в закат, как Иешуа Га-Ноцри и Понтий Пилат из знаменитого произведения Булгакова. Но нет.
Нас тянуло назад. Нас всегда тянет вернутся к жертве. Это синдром ненасытности. Его невозможно утолить одним половым актом, взаимным онанизмом или насилием. Оно сидит в груди. Это и есть мистер Шон, или профессор Вествуд.
Нас лечили зря, ибо нам это было не нужно.
Опираясь ладонью о пол, я приблизил к ней свое лицо и улыбнулся:
- Я просто не боюсь быть не таким, как все, - я хотел ее поцеловать, ведь несомненно это был еще один сон, благодаря моим узурпаторам в белых халатах.
Я нагибался к ней ближе и шептал:
- Ты слишком восхитительна, как и она. Просто моя любовь такова. Ее либо стоит принять, либо умереть...

Отредактировано Jason Westwood (2016-04-03 23:17:12)

+1

32

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7zqfkB5mmeq0Bjdd&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7zqfkB5mmeq0Bjdd&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

[AVA]http://funkyimg.com/i/29Tp2.jpg[/AVA] [STA]золотце[/STA]
Шон отпускает мои запястья. Там, где его разгоряченные пальцы касались кожи, беззлобно кусает прохладный воздух, и я вздрагиваю. Этот озноб проходит по всему телу, достигает кончиков пальцев на ногах, но я силой заставляю себя не двигаться. Я не буду выглядеть жалкой перед ним.
Секс – не повод для самобичевания. Пусть это будет моим принципом хотя бы до конца этого путешествия.
К тому же его заявление такая нелепость!
Я могла простить многое. Принять почти все, но сейчас он меня разозлил. Взгляд, которым я смотрела на него, прицельный и презрительный, гипнотизировал брюнета и притягивал. Но стальные оттенки в моих зрачках не вмещали полную палитру чувств, и часть я выпустила в ласковом жесте, обвивая его шею руками, а часть в тихой неторопливой речи.
- Вы всерьез считаете, что происходящее здесь реально? Какая жалость! "Уникальность», которой вы так кичитесь, подвела в момент, когда решается ваша судьба. На меня не действуют все эти пафосные клише. Я вас з н а ю. Я знаю, как Шон сжег Люка, и как вместе вы сводили с ума Райден. День, когда один из вас лишился невинности, второй считает днем своего рождения. Я слышала чудесные серенады, что Джейсон напевает на диктофон,  и знаю, насколько интересными могут быть теологические дискуссии между сводными братьями, - бью в него фактами, словно разряжаю пистолет в упор, но последний удар я наношу подло, добиваю в спину острейшим ножом агонии: - И да. Я знаю о Пламенном посланнике.
Одновременно с моими словами пространство, ограниченное белыми стенами, начинает темнеть и деформироваться, трещать по швам в буквальном смысле. Свет в лампах нервно мигает и гаснет совсем. Искусственное освещение заменяется «естественным», прорывающимся сквозь трещины уже черных стен, напоминающее больше каменные плиты, а наше уютное ограниченное пространство - склеп.
Координаты меняются, и Шон оказывается распластанным подо мной. Я лежу на нем сверху, так же нежно прижимаясь к его груди. Все, что происходит вокруг, кажется естественным. Я продолжаю откровения, пока он ошарашено крутит головой и пытается пережить мою осведомленность.
- Вы падаете. Не обманывайтесь чистотой вокруг, когда мы расстанемся, все будет выглядеть более привычно. Вы летите на самое дно Ада, в бездну расплавленной магмы.
Свет мутный и сумрачный, дотягивающийся до нас из расщелин в стенах, ширится, растет и полностью заполняет пространство, заменяя собой твердость стен. Пол под брюнетом в прямом смысле растворяется, и он падает в пустоте, летит в неизвестность. Я продолжаю говорить, но отодвигаюсь, подбираю под себя ноги и постепенно сосредотачиваю все четыре конечности на его  туловище.
- Огонь справедливости расплавит, разъест кожу, волосы, мышцы. Сожжет нервные окончания и похоронит обглоданные кости на дне Адского пекла. Но даже это вас не сломает. Невозможно сломать то, что сломано изначально.
Одежда, которая до сих пор висела на мне несуразными лохмотьями, исчезает, растворяется в свете, словно старый папирус в реках времени, а брюнет все яснее ощущает притяжение далекой земле и ярость космической скорости. Я держу его лицо обеими руками, отвлекая от неотвратимой мучительной кончины. Он должен услышать и воспринять все до конца. До последней секунды.
- Вы здесь из-за нее. Оба. И раде нее вы вернетесь к нормальной жизни. Потому что скоро ее настигнет тоже падение. Она будет падать на тоже дно. Без вас ей не спастись. Только ты, Шон, знаешь, как заставить ее жить. Только ты, Джей, знаешь, как вылечить ее раны.
Я встаю на корточки, затем распрямляюсь во весь рост, мое тело уже охватило звездное сияние, скоро я исчезну. Упираясь стопами в в его грудь, готовясь к прыжку.
Меня ждала другая реальность.
- Вытащить ее сможете вы, - последние слова я почти кричу ему,  прежде чем раствориться в белом слепящем свете: - Только вы.

Отредактировано Ange Arando (2016-04-18 11:17:36)

+1

33

[AVA]http://savepic.ru/8378590m.png[/AVA]

Umbra et Imago - Horst Du Mein Rufen
(Suicide Commando vs. Diskonnekted Mix)

Код:
<!--HTML--><center> <object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="350" height="15">     <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf">     <param name="bgcolor" value="#000000">     <param name="FlashVars" value="mp3=http://content.screencast.com/users/sacramentolife/folders/Default/media/34cdf0c8-3f6c-413a-8e2a-46c9835c45a5/Umbra%20Et%20Imago%20-%20Horst%20Du%20Mein%20Rufen%20(Suicide%20Commando%20vs.%20Diskonnekted%20Mix).mp3"> </object> </center>

———[float=left]http://funkyimg.com/i/29WmE.gif[/float]
... Так кто же ты? Ангел или Дьявол?
Власть - зыбкое слово. Она способна ослепить, поднять к вершинам и кинуть на самое дно, в кратер бесконечного ничтожества.
Мой друг, нас сломали! Но нет. Ты никогда не примешь этого. Ты лучше пустишь себе пулю в висок, чем признаешь ничтожный акт падения.
Конвульсивный всплеск. Чистой воды реакция организма на спуск сильнодействующих препаратов. Это называется привыкание. Нас научил этому Прегабалин, к коему мы прибегали, когда была она...
О ней же сейчас и говорила незнакомка. Я барахтался в огромном океане, пытаясь подняться к свету, но окружал меня сплошной мрак и легкие наполнялись водой. Именно такое ощущение было с возвращением в реальность.
Я был связан. Смирительная рубашка - самая величайшая пытка для человека, пытка одиночеством и бездействием. Я лежал на мягком белоснежном полу, те же стены, обитые мягким покрытием, чтобы пациенты не могли наносить себе увечья. Та же дверь с маленьким окошком и тусклый свет. Напичканный спичечный коробок камерами видео-наблюдения.
Мотая лихорадочно головой в разные стороны, я прикусил язык. Не сон, не ирреальный мир. Действительность в которой жертва моих сексуальных игрищ восседала на мне. Ее голос пронзал насквозь всё наше естество. Шон во мне рычал, скрипел зубами и рвал когтями. Он ненавидел, когда задевали наши страсти. Оберегал их, как драгоценность.
Всё, что она говорила. Пытаясь выпутаться из оков рубашки, я делал никчемные попытки скинуть девушку с себя и взвыл во весь голос:
- Прекрати! - моя невыносимая пытка реальностью.
Я опирался ее голосу, словам и вспоминал. Всё до мельчайших подробностей своей жизни.

Мгновение. Церковь, исповедь и рождение Шона с лишением невинности в исповедальной кабинке.
Мгновение. Запах гари и дом семьи Вествуд, объятый адским пламенем уносил с собой остатки человечности.
Мгновение. Крошка Райден. В нее вводили снотворное, а я кричал по ту сторону стекла, пытаясь его пробить и спасти ребенка.
Мгновение. Тонкий шнур и мое равнодушное лицо в момент мести, убийства человека, который был причастен к семейной трагедии.
Мгновение. О, да! Анжи Микеле Арандо. Ее наполненный страхом взгляд. Пламенный посланник. Прикованная наручниками она умоляла меня отпустить ее, рассказывала историю, и я отпустил.
[float=right]Hörst Du mein Rufen, Geliebte
Des Nachts wenn mein Gehirn mich zerfrißt
Gefangen im Kerker der Zwischenwelt
*
[/float]
Распахивая широко глаза, я бился в конвульсиях. Девушка двоилась в моих глазах. Она проявлялась и исчезала. На моих губах выступала пена. Приступ и невыносимые колики разрывали сущность. Закатывая глаза, меня охватили судороги...
Эпилептический удар, погубивший когда-то дядю - преподобного Сэмюэля.
Семейное проклятье, болезнь передающаяся из поколения в поколение. Чистое сознание. Ничего кроме боли, агонии и жажды скорой кончины.
Скрипела дверь. За мной пришли санитары. Они вламывались в палату, раскрывали силой мой рот и вытягивали язык, дабы я его не проглотил. Меня удерживали чужие, сильные руки. Текли слезы, как рефлекс организма. Я не чувствовал ничего, кроме колик и агонии.
Девушка исчезла так же неожиданно, как и объявилась. А потом... легкий укол.
Пытка прекратилась с ее полным исчезновением. Только теперь я вспомнил всё, пускай и забылся под воздействием противосудорожных препаратов.... to be continued...
———
* Слышишь ли ты мой зов, любимая,
Когда ночами мой мозг вгрызается в меня,
Заключённого в тюрьму между мирами.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-04-04 17:31:00)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » optimus mundus ‡- имаджинариум -