Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Lost Company


Lost Company

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Maure O'Brien & Eams Fitzgerald
тихоокеанское побережье
сентябрь 2013 года

http://funkyimg.com/i/29Xac.gif

+2

2

Самый лучший способ избавиться от всех проблем – уехать. Желательно в совершенно другое место, которое отпечатается в памяти настолько, что когда ты будешь видеть что-то, что было в том месте, то о нем же и будешь вспоминать. Естественно, со светлой грустью, потому что это время прошло, но тебе было чертовски отлично.
Самый лучший способ избавиться от всех проблем для меня – уехать к воде. Море, океан или даже озеро это все неважно. Вода имеет способность забирать все невзгоды, она омывает и смывает. Именно поэтому я собрал вещи и махнул на теплое побережье. Благо, теперь была такая возможность, в отличие от того времени, когда я жил в Великобритании. Чтобы отдохнуть в Брайтоне, нужно быть ужасно везучим и попасть в подходящую погоду, в Америке же таких проблем не возникало. На машине ли, на самолете или на поезде, можно круглый год добраться до океана или до солнца. Но моя поездка была в начале сентября, так что задумываться о месте особо не стоило. Лишь бы куда-нибудь, где мои рыжие волосы станут еще более рыжими.
Год выдался тяжелым. Десять лет назад я гораздо проще выносил такую нагрузку в виде огромного количества работы, малого количества сна и среднего количества нервов. Стоило мне привести себя в порядок после тяжелого расставания со Стивеном, все закрутилось вокруг новой галереи. И получилось, что я променял шило на мыло – одни нервы и бессонные на другие. Но наконец вся кутерьма с открытием, с продвижением и рекламой закончилась. Новая вывеска «Muller&Fitzgerald» ярко светилась в городе Сакраменто, а стильные деревянные полы стаптывались посетителями, работа стала идти сама собой, так что я, как хозяин всего этого, мог себе позволить, как минимум неделю отдыха, чтобы восстановить свои потраченные силы.
Каждодневные солнечные ванны, ныряния в океан до приятной усталости, а по вечерам прогулки по набережной, а так же медленное распитие вина. Все это выглядело ужасно привлекательным. Я выбрал место относительно недалеко от Сакраменто и поехал своим ходом на машине. Выехав с утра, уже ближе к вечеру я наслаждался запахом океана, глядя на него с балкона своего номера. Еще за рулем я настроил себя на то, что все дела, все плохие мысли и тревоги остаются в чертах города, а я отправляюсь с легкой душой, чтобы это все закрепить.
«Вот это шикарно», подумал я, когда мне поднесли ужин в ресторане. Это было шикарно потому что я наконец не был вынужден сам себе что-то готовить. Высокий уровень лени. Пусть меня обслуживают со всех сторон, я заслужил. За время ужина я заметил даму, которая так же была в полном одиночестве, как и я. Интересно, она приехала одна? Или ее спутник не смог спуститься к ужину? Или они предпочитают ужинать в разных местах? Она меня заинтересовала, потому что на мой взгляд была красива, а я мог оценить красоту женщины достаточно объективно, ведь во мне отсутствовал фактор сексуального влечения. Женщины могли меня заворожить как объект искусства. И этим они меня восхищали.
Позже, уже прогуливаясь, как я и планировал, я вновь ее заметил и вновь в одиночестве. Но не мог же я подойти и сказать «здравствуйте, я гей, вы мне очень нравитесь внешне, давайте поговорим?» это слишком даже для меня, я не хочу испугать ее.
Но когда на следующий день, за ранним завтраком я снова ее увидел, мне показалось, что это знак завязать знакомство. Поэтому я дождался, когда она закончит, и заскочил вместе с ней в один лифт.
― Я вас вижу третий раз и в третий раз вы одна, ― аккуратно начал. ― Я даже не знаю, в какой последовательности поставить слова, чтобы не смутить вас. Предлагаю сделать вам это самостоятельно: вы, красивы, завораживаете, меня, хотел, бы, познакомиться, я, гей. А еще я работаю с картинами, поэтому вы действительно на мой взгляд прекрасны. Без всякого подтекста! Вышло все равно неловко. И в большей мере для меня…
Я задумчиво нахмурился, запуская пальцы в волосы.

+2

3

Они говорят: «тебе просто нужно отвлечься, Мор», и ты слушаешься советов, потому что больше ничего не остается. Заводишь собаку, хотя всегда больше любила кошек, занимаешься переводами, пишешь в стол, изучаешь языки, наводишь дома уют и даже делаешь клумбу на лужайке, заставляя себя ухаживать за чахнущими в калифорнийской жаре привередливыми цветами. В твоем распорядке дня едва ли можно отыскать свободную минуту, он спокойный, но при этом выверенный до минут. Цветы, книги, кулинария, книги, кулинария, цветы. Занимаешься собакой, занимаешься собой, не позволяя расслабляться, и беспомощно глотаешь таблетки из оранжевых баночек, когда в очередной раз не можешь уснуть. Запиваешь вином, душишь слезы, заставляешь себя работать.

Совсем скоро будет три года, как ты живешь без него, и кажется, ты очень хочешь надеяться, что понемногу это начинает получаться. Но Господи, как же медленно!

Они говорят: «ты не должна зацикливаться, Мор», и ты изо всех сил стараешься отпустить мысли и не позволять себе раз за разом возвращаться в ранящим тебя воспоминаниям. Снимаешь кольцо с пальца, но вешаешь на цепочку на шее, убираешь почти все фотографии в коробки на чердак, покупаешь новую одежду и очень сильно, но безуспешно пытаешься выбросить из головы звучание его голоса и запах его кожи.

Они говорят: «тебе нужно отдохнуть, Мор, на тебе лица нет», ты в ответ вяло сопротивляешься, потому что как же, ведь тебе нужно было чем-то загрузить себя, на что-то отвлечься, чтобы не думать, но бессонница оседает синеватыми кругами под глазами, ты теряешь аппетит, плачешь слишком часто, чтобы это оставалось незамеченным. И в итоге сдаешься, товарищи, сочувствующие и старые друзья уговаривают на время оставить магазин, раскаленные улицы столицы штата и уехать к океану. Ты ведь так любишь океан, он должен тебе помочь, ведь соленая вода жжется, но залечивает раны. Дезинфицирует каждый крохотный порез, океан поможет тебе, Мор, поезжай. Мы соберем тебе деньги, мы забронируем тебе отель и присмотрим за твоей собакой, поезжай.
Поезжай, поезжай, поезжай.

Советчиков в твоей жизни всегда хватало с лихвой, каждый считал своим долгом объяснить, как на самом деле лучше жить твою жизнь, и ты всегда умела отстоять свое собственное мнение. Ты поступала правильно, когда выбирала специальность, выходила замуж, вступала в ИРА и покидала Дублин. Но силы к сопротивлению оставляют тебя раз за разом, и ты думаешь, что, может, это не такая плохая идея. Ты думаешь – побережье может дать тебе отдохнуть, потому что побережье – это почти как дома.

И все-таки сдаешься, пакуешь вещи в маленький чемоданчик, оставляешь Лу у одного из знакомых, магазин – на попечение Ребекки, твоей темнокожей помощницы, и ближайшим автобусом бежишь из душного Сакраменто навстречу морскому ветру, песку, чайкам, и благословенной возможности сделать перерыв. Даже если работала не так много и упорно, как могла бы, но это лучше, чем обращаться к психоаналитикам, что угодно лучше этого. Ты не позволишь лезть к тебе в душу, нет-нет-нет, ты сможешь, ты справишься самостоятельно. Всегда справлялась же, что могло измениться?

***

Размеренная жизнь курорта действительно расслабляет, но и вгоняет в пронзительную, наполненную неясным одиночеством тоску. Здесь совсем не так, как дома, совсем-совсем не так. Глупо было бы ждать схожести, это даже другой океан, в разгар сентября все еще неприлично (непривычно?) теплый, и люди другие, и даже солнце, кажется, светит как-то иначе. Спрятаться от него можно под широкими полями шляп, большими очками и удобными тентами, ты и прячешься, но все равно гуляешь вдоль берега, стараешься не пропускать приемы пищи и выбираешься куда-нибудь как можно дальше от людей, чтобы уединиться с книгой и тихим шуршанием морской пены у самых пальцев ног. Стараешься не привлекать внимание, но то, что работало в Ирландии, никак не желает вписываться в антураж калифорнийского побережья.

После третьей попытки романтического знакомства ты чувствуешь дискомфорт, после пятой – раздражение, после восьмой – тоску.  Было бы лучше не снимать траур, прошло ведь только три года. И заодно никуда не ездить, у тебя же столько дел дома. Было бы лучше… Досадливо морщишь нос, удивляясь самой себе: и давно ли в тебе обнаружилась ворчливость пожилой тетушки? Тебе же только тридцать три года, ты можешь и должна жить дальше. Позволить себе лишний бокал вина, купить какую-нибудь бесполезную, но приятную мелочь, или, может, все-таки искупаться обнаженной – снова, как будто десять лет назад.
Да хоть просто искупаться, ты же любишь воду, вода любит тебя, ну же, девочка!

Мысль кажется тебе приятной, и, закончив с завтраком, намереваешься воплотить ее в жизнь. Но стоит только дверям лифта плавно закрыться, как обнаруживаешь, что твое уединение, бывшее всего секунду, Господи, секунду назад абсолютным, теперь нарушает мужчина. Успеваешь понять, что он высокий, значительно выше тебя, потому что осматриваешь его мельком, но снизу вверх, как вдруг нежданный попутчик начинает говорить, и ты рефлекторно чуть отстраняешься, касаясь спиной зеркальной стены лифта. Что ему нужно?

Мужчина говорит, ты молча слушаешь, редко и медленно моргая, и пытаясь отыскать в его словах какой-то понятный тебе смысл. Хотя бы знакомую логику, но предложение самостоятельно расставить слова в удобном для тебя порядке рушит все на корню, и ты невольно, сдавленно хихикаешь, опуская взгляд и пряча улыбку. Это похоже на короткий, придушенный смешок, так с тобой еще не знакомились: в Ирландии, которую ты знаешь, вообще не очень принято открыто заявлять о своей ориентации, особенно вот так, в лоб и случайному знакомому. Даже не знакомому. Твой единственный опыт таких признаний ограничивается Томми и его метущейся подростковой душой, упокой ее Всевышний, но здесь и сейчас перед тобой стоит вполне взрослый, и хотя бы визуально адекватный мужчина: оценивающе осматриваешь еще раз и заодно пытаешься отыскать что-то, что подтвердит или опровергнет ориентацию. Но, в самом-то деле, что ты ищешь? Понятия не имеешь, как оно вообще может выражаться, поэтому просто смотришь, а заодно думаешь, что это, пожалуй, самый оригинальный подкат, который ты слышала в Калифорнии. И какой-то бесперспективный, ведь если ему нужна ты, какой смысл…

- Гхм, - отзываешься чуть смущенно, плавным движением убирая вьющуюся прядь волос за ухо, и смотришь прямо в глаза, смягчая взгляд легкой, дежурной улыбкой, - Это все очень... неожиданно, я, честное слово, меньше всего ожидала чего-то подобного. Но допустим… допустим, - допустим ты ему веришь вот в эту секунду, улыбка становится чуть шире, а кудри от легкого движения головы прыгают вверх-вниз; он тут наговорил тебе комплиментов, но они остаются где-то за пределами основного смысла фразы, - И что вы хотели, мистер…?

+1

4

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Lost Company