Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Brotherhood.


Brotherhood.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[AVA]http://funkyimg.com/i/2a6uS.png[/AVA][NIC]Katerina Atzori[/NIC]

http://funkyimg.com/i/2a6uR.png

Narcissa Auditore as Katerina Atzori
&
Draco J. Marder as Ezio Auditore da Firenze.

Музыкальное сопровождение.
Место действия.   
Рим в XVI веке был центром Папской области, до этого был столицей Римской Республики, Римской Империи и Западной Римской Империи. Один из величайших городов в истории человечества. Разделен на четыре района: Ватикан, Центр, Антико и Окраины.
***
После событий в Монтериджони, где погиб Марио Аудиторе и было украдено яблоко Предтеч, Эцио, еле живой, решает направиться по горячим следам Чезаре в Рим. Конечно, до города итальянец так и не доезжает, а теряет сознание в дороге, и там-то на окраине его находят люди Никколо Макиавелли. Придя в себя через какое-то время в неизвестном месте и доме, Аудиторе сообщают, что с ним хочет встретиться один человек - это и был Макиавелли. Тот докладывает Эцио о трудном положении ассасинов в Риме и тирании, которую устроили Борджиа, а так же о разобщенных союзниках. Оценив ситуацию, ассасин принимает решение возродить братство и покончить с властью тамплиеров. На помощь ему в этом приходят старые друзья: Леонардо, Ла Вольпе, Бартоломео д’Альвиано и, к счастью или наоборот, влюбленная в Эцио - Катерина.

+1

2

[AVA]http://funkyimg.com/i/2a6uS.png[/AVA][NIC]Katerina Atzori[/NIC]

Инвентарь и умения: два скрытых клинка; пистолет [встроенный в правый клинок]; отравленный клинок; меч; метательные ножи; дымовые шашки. Обладает навыками кулачного боя, воровства, хитрости, верховой езде и акробатическим передвижениям. Не обладает «Орлиным Зрением».

http://funkyimg.com/i/2aNYM.gif

Рим был прекрасен, особенно в вечернее время суток, когда солнце уже спускалось к горизонту и окрашивало небо в алые тона. Романтичность этого города захватывала разум и сердца всех поэтов, актеров и художников, жаждущих запечатлеть увиденное в своих строках и красках. Но, никто не замечал за красивой ширмой настоящее, где вдохновение и романтизм затмевали гниение сердцевины замечательного города. Рим был безопасен и несказанно богат, но это лишь обман и игра шального воображения, которое привлекало купцов со всех уголков земли. Стоило же тем лишь ступить на землю Папы, как карманы становились пусты, а вместо уютного дома и мягкой кровати - сон под открытым небом. Посмотрите на окраины города, на живущих там в нищете людей, и вы сможете убедиться в том, что Рим - это всего лишь конфета в красивой обертке, заманивающая в свои коррупционные сети, плетя интриги и погружаясь с каждым днем все глубже и глубже в глубины ада с семейством Борджиа во главе. К сожалению, никто практически не обращал на данный факт внимания. Не потому, что были слепы или глупы, а потому что дорожили своей жизнью. Люди молчали. Жили в страхе, ибо стоило лишь кому-либо заикнуться об ухудшении положения в городе, как на рассвете вас ожидает свидание с виселицей или бокал с отравленным вином. Только малая часть смельчаков, героев или глупцов же, вызвались бросить вызов тирании, и те были далеко не воинами, а простыми куртизанками, ворами или наемниками. Да, армия небольшая и не особо сильная, казалось бы, но даже такой "армии" были рады ассасины, а точнее та горстка, что осталась от них. Так получилось, что с момента вступления на папский престол, Родриго первым делом начал искоренять старейших и заклятых врагов ордена тамплиеров. Уничтожать одного за одним, медленно и чаще публично, чтобы заставить будущих последователей задуматься над своей судьбой и приберечь жизнь для вкалывания на полях или снизошедших на милость дворян. И, глядя на все это, на беззаконие, которое процветало в нынешнее время, Катерина еще больше убеждалась в идейности и целях братства. Она видела в нем лучи надежды, которые смогут вытащить Рим (да и мир в целом) из пасти огненной геенной. И вот, сидя сейчас на крыше одного из домов, наблюдая за прохожими внизу, итальянка крепко сжимает в кулаке скомканный кусок пергамента и ловко спрыгивает на соседнюю пристройку. Ла Вольпе просил о встречи возле акведуков в Аква Вирго, при этом четко дал понять в письме, что известие об этом не должно было дойти до Макиавелли, который сейчас всеми силами старался управлять оставшимися ассасинами в городе. Странно. Но Атцори не была так уж сильно удивленна подобному поведению, зная, что в нынешнее нелегкое время старые союзы были разобщены, и каждый теперь тянул одеяло на свою сторону. Глупо и безнадежно, потому что куда проще бороться с врагом общими силами. Спрыгнув наконец-то на землю, девушка принялась плавно двигаться среди толпы к мосту, ловко лавируя в потоке серой и угнетенной массы. Перейдя на другую сторону Тибра, она тут же свернула в сторону окраин, но старалась теперь держаться подальше от больших дорог, чтобы не выдать своего присутствия.
Добравшись спустя час до одной из колон акведука, Катерина прислонилась спиной к разрушенному камню и скрестив руки на груди, опустила голову, стараясь хоть на время отстранить мысли от стоящей в городе жары. Солнечный диск весел высоко в небе, отбрасывая тень ассасинки в сторону, а горячий ветер вызывал желание окунуться в реку и желательно не вылезать оттуда до самого вечера. - Давай Лис, поторопись, а то я превращусь сейчас в лужу из крови и пота - Ухмыляясь своим мыслям, Атцори чуть приподнимает голову и устремляет взгляд на горизонт. Минут пятнадцать уже прошло с момента ее появления тут, а Ла Вольпе так до сих пор и не явился. Ловушка? А может он и его воры вновь попались в лапы стражи? Честно говоря, блондинка уже ничему не удивляется в этом городе, потому что и сама уже несколько раз спасалась бегством от стражи. Но, возможно вор просто был сейчас занят, выведывая какие-нибудь любопытные сведения о Чезаре или самом Родриго, потому нимфа просто опускает голову и вновь заставляет себя не думать о жаре. В этот раз ей почему-то вспомнился Аудиторе, а именно его помощь в отмщении за ее отца и брата. Ой, если бы не он (если говорить откровенно), то наверное Катерина уже как несколько лет назад присоединилась бы к умершим родным. Глупая. Неопытная. Ослепленная ненавистью. Просто обиженная на весь мир девочка, которая хотела справедливости. Вздыхая, она отталкивается от опоры акведука и размяв плечи и шею, поднимает взгляд на солнце. Щурясь и чуть морща носиком, Атцори опять и опять прокручивает в голове тот момент, когда клинок Эцио входит в плоть убийцы - это было... Было красиво и до жути страшно, ибо тогда итальянец предстал перед ней совсем другим и чужим человеком . Ей было пять, а ему было одиннадцать, когда родители представили их друг другу; если было десять, а ему было шестнадцать, когда они виделись в последний раз; ей было пятнадцать, а ему был двадцать один, когда итальянец убил того человека. С тех пор они не раз еще сталкивались, Атцори даже умоляла его обучить ее владеть оружием или хотя бы драться, но вместо этого слышала лишь долгие нотации в стиле - ты же девушка. Затем дороги разошлись, а с момента как блондинке стала известна настоящая причина убийства ее отца и брата, хм, жизнь вообще круто перевернулась и та уехала в Верону к мастеру на обучение, а теперь она ассасин и находится в Риме, где ждет Ла Волпе уже как полчаса минимум. - Катерина - Раздается голос по ту сторону стены. Нахмурившись, итальянка заходит за колону и внимательно смотрит на незваного гостя - Лис передал, что ждет тебя в нашем убежище - Паренек лет четырнадцати неуверенно переминался с ноги на ногу и оглядывался по сторонам, словно боялся обнаружить себя. - Почему? Что-то произошло? - Немного прибывая в замешательстве и пристально следя за неуверенностью воришки, Атцори насторожилась. - Нет. Нет, все нормально, просто. Просто ты должна сама увидеть. - Марко, так звали юнца, тут же свернул за водопад льющийся с разрушенного акведука и скрылся. Что-то сегодня сплошь да рядом происходят странности: сначала тайная встреча, чтобы не знал о ней Макиавелли, а теперь вот это. Надо было все-таки утром идти с Марко и Софи на слежку за "Банкиром".

+1

3

[AVA]http://savepic.ru/9580737m.png[/AVA]
[NIC]Ezio Auditore[/NIC]
[SGN]...[/SGN]
[STA]divide et impera[/STA]

Эцио давно понял, что за ним постоянно плетется шлейф из запаха смерти, предательства и гнили. Мужчина уже давно привык быть в постоянной опасности, ловко расправляясь с врагами и быстро убегая от стражников, но с каждым разом эта борьба становится труднее, и ставки увеличиваются. Каждую ночь перед тем, как уснуть, ассасин видит ту страшную картину тысяча четыреста семьдесят шестого года, от которой мурашки пробегают по телу. А ведь Эцио тогда даже не думал, что беззаботная, счастливая, мальчишеская жизнь так резко переменится, и взрослеть придется буквально на глазах. Он сам чудом остался в живых, не попав в петлю на главной площади, но от этого ему было не легче. Увидеть собственными глазами казнь отца и двух братьев, буквально в десяти метрах, когда так хочется взять кинжал и перерезать всех и вся на своем пути, но смог бы он? Ведь тогда Эцио даже клинок в руке не мог правильно держать, что уж говорить о массовой бойне, где враги обучались много лет, закаленные потом и кровью в собственных сражениях. Да, и времени на то, чтобы оплакивать потерю, просто не было, надо было действовать, ведь у него остались мать и сестра. Слабый пол, бедные, растерянные, опустошенные женщины, которых за секунду могли также убить или найти еще худшую долю. Эцио собрал все свои силы в кулак, проявив мудрость и стойкость, оказавшись там, где им дали  заботу, поддержку и уют. Из кишащей заговорщиками Флоренции они перебрались в Монтериджиони, где Марио оказал им теплый, родственный прием.  Эцио, возвращаясь к этому времени, часто думает, а кем бы он стал, если бы не Марио, ведь дядя полностью заменил ему отца, одарив его теми знаниями и умениями, о которых сам Эцио даже не мог мечтать. Ассасин никогда не задумывался о смерти Марио, ведь тот, казалось бы, излучал истинное умение и ловкость, профессионализм и мастерство. Ну, разве такой воин может пасть от меча врага своего? Эцио восхищался Аудиторе, в его глазах он был бессмертен, и как жаль, что это оказалось не так. Человечность в Эцио не сходила на "нет", и в ответственный момент он пощадил Родриго, но вскоре его сын, Чезаре, устроил осаду Монтериджиони, что и явилось роковым моментом для Марио.

***
Монтериджони пылает яркими красками огня, окутывая дымом и пламенем местных беззащитных людей. Эцио пробирается сквозь разрушенные здания, ведя  жителей к потайному выходу. Ассасин чувствует, что каждый очередной шаг дается ему всё сложнее и сложнее, но не отступает.
В глазах летали искры, зрачки наливались кровью, а тело не слушалось, становясь тяжелым и едва ли управляемым. Было сложно бежать, но жажда мести была сильнее. Яблоко Предтеч украдено, но Эцио так хотел нагнать Чезаре и уничтожить его совсем не из-за яблока. Марио Аудиторе погиб. Погиб один из самых близких, честных и осведомленных людей. Настоящий ассасин и тот, к кому Эцио так сильно привязался, полюбив всей душой. Выведя жителей за стены, Эцио садится на лошадь и держит путь в Рим. Он охвачен благородным чувством, но не всесилен. Силы всё же окончательно покидают его, и организм, не справляясь с такой огромной нагрузкой, выключается. Он падает без чувства на землю, а его лошадь летит дальше, уже без наездника.
Эцио понятия не имеет, сколько дней и ночей, а может быть, просто часов, он пробыл без сознания.
Когда глаза его открылись, он увидел незнакомую комнату, которая больше походила на убежище, чем на обычный, жилой дом. Он лежал в кровати, под теплым мягким одеялом, а на маленьком угловом столике стояла чашка бульона. Эцио попытался встать, но резкое движение тут же отдало в спину и голову - его тело всё еще ломило, он и по сей день был слишком слаб.
— Эй, есть здесь кто-нибудь? - ассасин попытался закричать, но вместо этого его голос издал тихий низкий хрип. Похоже, ему понадобится еще пару деньков для реабилитации, но у него нет ни единой секунды для отдыха, в голове уже зреет новый план. Эцио дотягивается до маленького окошка, смотрит  в него и лишний раз убеждается в том, что Рим - уже не тот. Сейчас он выглядит так, будто весь он, даже сама его сердцевина - это неухоженная, Богом забытая, окраина. Люди голодают, бедствуют, едва сводят концы с концами, а власть гонится за призрачной славой и сокровищами.

+1

4

[AVA]http://funkyimg.com/i/2a6uS.png[/AVA][NIC]Katerina Atzori[/NIC]

«Когда остальные слепо следуют за истиной, помни… - Ничто не истина… - Когда остальные ограничены моралью или законом, помни… - Все дозволенно… - Мы действуем во тьме, что бы служить свету. Мы – ассасины, ничто не истина – все дозволено!»

Испокон веков добро боролось со злом, ассасины с тамплиерами, и казалось, что эта карусель противостояния никогда не закончится. Она только каждый раз набирала оборот и становилась все безумней и непредсказуемой. Порой, Катерина вообще сомневалась в том, что в один прекрасный момент темный шлейф исходящий от тамплиеров прекратит свое сосуществование, скорее всего наоборот - белых капюшонов станет меньше в разы. Борджиа уже добились истребления ассасинов на своей территории, что же говорить тогда о других братьях и сестрах, которые находятся в других городах и странах. Пресвятая Мария, неужели так и закончится эта война, и зло одолеет борцов за добро? Конечно, наперед знать исход этой битвы невозможно, но с момента как бывшие союзники отвернулись от убийц... Уже начинаешь сомневаться в своих силах и верить в лучший конец. Благо Ла Вольпе не порвал контакт с Атцори, хотя Макиавелли знать об их связях не стоит. Да, определенно не стоит.
Двигаясь подальше от главной дороги, итальянка направилась в сторону убежища воров, которые находились в паре километрах от ее места положения. Мыслями она находилась сейчас в размышлении от вести, что Никколо направлялся на какую-то тайную встречу. Встречу, о которой ничего не было доложено ассасинам, и это, знаете ли, слегка так напрягало. Сейчас всюду находились предатели, глаза и уши Борджиа, и даже бывший друг и соратник в один прекрасный момент может перейти на сторону врага. Ох, дьявол, лишь бы ее опасения оказались напрасными и Макиавелли направлялся сейчас к своему связному, чтобы разузнать необходимую информацию для разбитого в щепки братства. Ха, да какое это Братство? Пять человек на весь город, и лишь только один из них имел доступ к высшему свету... - Как бы было замечательно, чтобы нашелся человек, способный восстановить наши силы - Думается блондинке и она даже представила такого - это ее мастер из Вероны. Вот, только была одна загвоздка, что тому нужно было держать свой город под контролем, а не направляться в Рим и сражаться с семейством тиранов. Эх, Италия, когда же тут наконец будет спокойно, мирно и свободно? Когда наконец силы убийц возьмет вверх над этими прогнившими Борджиа. Чего они вообще добивались? Хотя, конечно, совершенно глупый вопрос, когда ответ напрашивался сам собой.
Зайдя наконец в город, точнее в то, что от него осталось, Катерина тут же забралась на крышу невысокого домика. Присев на корточки, она внимательно осмотрелась по сторонам в поисках патрулей, которых теперь стало в разы больше. Вздохнув и проведя тыльной стороной ладони по лбу, ощущая, как в горле пересохло от аномальной жары... Черт, действительно аномальной, потому что такой температуры не было уже несколько лет. Вроде. - Как я жалею, что в такие моменты у меня нет того зрения, которое было у... - Не нарочно вспомнив старого знакомого, который по стечению обстоятельств тоже стал одним из тех, кто носил белый капюшон. Атцори невольно прикрыла глаза и замерла. Она словно прислушивалась к воспоминаниям своего прошлого, к тем временам, когда задиристый и самовлюбленный мальчишка издевался над ней. Давно же это было, если честно, и из-за этого на душе становилось тоскливо. Где сейчас находился Эцио? Все ли с ним нормально и добился ли он своей цели? Но больше всего ее интересовал лишь один вопрос - почему он отпустил Родриго? Почему пощадил этого ублюдка? Будь она тогда рядом и видя все происходящее собственными глазами, то не позволила бы тамплиеру уйти живым. Не-по-з-во-ли-ла. Открыв свои глаза, девушка замечает, как под ней проходит двое стражников и заворачивают за соседний полуразрушенный дом. Выждав несколько минут, итальянка выпрямляется во весь свой невысокий рост и перепрыгивает на крышу соседнего строения. Снова и снова, перепрыгивая и забираясь выше по уступам до тех пор, пока перед носом не оказалась пропасть. Быстро осмотревшись по сторонам, девушка спрыгивает вниз на землю и бегом бежит через широкую улицу, заворачивая за очередной дом и теряясь там в узких переулочках, пока в конце концов на горизонте не появился ветхий и непригодный для жизни дом. Здесь стражи уже было значительно меньше и патрулировали они улицу раз-три в день с интервалом в три часа. Убедившись, что никого поблизости нет, за исключением нищих и дешевых куртизанок, Атцори подбегает к зданию и ритмично стучит в дверь. Та открывается и пропускает ассасинку вперед, после чего резко захлопывается на щеколду и только теперь девушка могла снять свой капюшон.
Несмотря на заброшенный вид дома, внутри было более или менее сносно, жить можно. В одном углу находились бочки с алкоголем и чем-то еще; недалеко расположились скамейки и пара круглых столов; а практически рядом со входом отведено место для купца. - Он у себя - Со стороны раздается хриплый голос мужчины, который вскоре кивает в сторону неширокого дверного проема, ведущего в импровизированный кабинет Лиса. Кивнув вору, Катерина направляется в соседнюю комнату, где находился Ла Вольпе. Он сидел за столом и внимательно рассматривал карту Рима, что-то бубня под нос и отчетливо хмыкая. - Что случилось? - Итальянка решила первая прервать тишину и заодно дать о себе знать, после чего подошла ближе к столу. - Мои шпионы тут сообщили любопытную новость - Он поднимает свою голову и смотрит прямо в глаза ассасинки, предлагая жестом руки присаживаться. - Сначала, хм, я не мог поверить этим слухам, но потом только убедился, когда выследил Макиавелли с его шестеркой - Атцори пыталась уловить ход мыслей своего товарища, пожалуй даже единственного друга в этом городе, и тут внезапно подумала о своих мыслях ранее, когда заподозрила ненароком Никколо в предательстве. - Я чувствовала эта - С какой-то досадой в голосе проговорила девушка и сделала глубокий вдох, после чего заметила удивленное выражение лица Лиса. - Ты чувствовала, что Эцио Аудиторе прибыл в Рим и вместо того, чтобы отправиться на его поиски - ты пришла ко мне? Похвально - Мужчина расплылся в своей типичной ухмылке, выводя Катерину из равновесия. Услышанные слова шокировали ее. Даже больше того, она находилась в полном ступоре и уязвимости, потому что никак не думала услышать о появлении человека, связь с которым потерялась так давно. - Стоп! Ты сказал, что Эцио в городе? - Немного заторможено переспросила она, хотя вопрос не требовался в ответе и Ла Вольпе понял это лишь подтверждая сказанное кивком. - Значит вот куда отправился Макиавелли. Он узнал о прибытии Эцио... - Выдавая свои догадки в слух, итальянка встала с места и скрестив руки на груди, начала ходить взад-вперед. - Неужели ваш, так называемый, лидер, не извещает о важных новостях? Я думал, что Никколо доверяет оставшемуся братству... Видать нет, или просто решил припрятать козырь в своем рукаве, ха. - Резко остановившись, Атцори посмотрела на Лиса в упор и вскинула бровью. Ей не нужно было задавать своего вопроса в слух, потому что вор и так понял о чем хотела узнать ассасинка. - Я, конечно, бесплатно не раздаю информацию направо и налево, но в счет нашей дружбы скажу - Следом встав со своего места, мужчина склонился над картой и ткнул пальцем в один из округов Рима. - Мои шпионы доложили, что видели его пару дней назад тут в сопровождении какого-то незнакомца. Наверно это был человек Макиавелли - Атцори тоже склонилась над картой и посмотрела на обозначенное место. Брови вновь нахмурились и поджимая губы, она накидывает на свою голову капюшон. - Хочу предупредить, что он был бессознания. А еще в этом округе полно стражи, Катерина. Может ты дождешься более удачного момента? - Ла Вольпе выпрямился и внимательно посмотрел на итальянку, которая вот-вот готова была выйти из комнатушки. - Я должна собственными глазами убедиться, что это был Эцио Аудиторе. Не волнуйся, я не выдам тебя, да и себя тоже. - Улыбнувшись краем губ, блондинка перешагнула порог - Да я и не сомневаюсь - Со вздохом отозвался в пустоту Лис и снова склонился над картами, после чего резко отстранился от стала и вышел следом. - Катерина, к югу от места нахождения Эцио находится мой человек, скажи, что ты от меня и он поможет тебе. - Девушка кивнула в знак благодарности лидеру Лиги воров и вышла из дома. Снова быстро юркнув в тень домов на соседней улице, итальянка принялась направляться в пункт назначения. Она до сих пор с трудом верила, что дорога в Рим привела Аудиторе, того самого, который несколько лет назад убил убийцу ее родных.

Отредактировано Narcissa Auditore (2016-09-05 01:43:44)

+1

5

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Brotherhood.