Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тысяча и одна ночь


Тысяча и одна ночь

Сообщений 41 страница 54 из 54

41

[NIC]Amin[/NIC]
[STA]Наследник престола[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9VF.jpg[/AVA]
Накопившаяся из-за переживаний усталость сыграла свою роль и Амин задремал, по-прежнему крепко обнимая сладко уснувшего Мурада... и пропустил весьма редкое природное явление, которое напугало всех жителей благородной Бухары и благодаря удачному стечению обстоятельств спасло его от смертного приговора. Но в тот самый момент принц понятия не имел, что его судьба в очередной раз сделала весьма крутой виток - однако даже уснув он не нашел покоя. В своем сновидении, наследник престола пытался спрятать любимого сына и они долго-долго убегали от черных теней, что окружили их... Что было в финале этого сна, Амин так и не узнал, потому как услышал лязг замков на решетке своей камеры и открыл глаза, ожидая увидеть самое худшее - немых палачей, посланных падишахом. Казнить своего старшего сына прилюдно, хорезм-шах совершенно точно не решился бы, ведь это вызвало бы самый настоящий бунт среди его верных подданных.
Пожалуй... это был самый страшный момент в жизни молодого принца, когда он неожиданно вспомнил слова своего старого учителя. Перед Аллахом все равны - будь то сам царь царей или последний бедняк с окраин Бухары... можно возвысится до небес, однако неумолимый ангел смерти сделает всех равными, рано или поздно. Так неужели пробил час для Амина и его старшего сына?
Факел давно успел погаснуть, так что принц не сразу разглядел кто стоял за решеткой вместе со смотрителем дворцовой стражи. Несколько секунд он слышал лишь собственное отчаянно бьющееся сердце, что сжималось сейчас от страха за Мурада...
...но наконец Сафиб-ага зашел в камеру и с ним не было ожидаемых фигур в темных одеждах с закрытыми лицами. Амин облегченно вздохнул - по крайней мере пока что он мог себе это позволить.
-Мой господин, я пришел к вам с хорошими вестями. Хвала Всевышнему, наш повелитель был милостив и только что высказал свою волю, -произнес смотритель стражи, почтительно поклонившись. -Вы назначены наместником в бывшую столицу государства и должны сегодня же покинуть Бухару, вместе с семьей.
-Всевышний... благодарю тебя за великую милость, -тихо шепнул Амин, прижавшись на пару минут щекой к мягким волосам сынишки. -До конца своей жизни я буду благодарить тебя за нее... клянусь.
-Вам придется уехать в Кят, мой эмир... и это не самое лучшее место во всем государстве, -тем временем продолжил Сафиб-ага. -Но... я не могу не выразить свою радость, по поводу того что Аллах не позволил совершится несправедливости. Он на вашей стороне... сегодня было солнечное затмение и в городе начался настоящий бунт, едва только люди узнали что вас посадили в темницу.
-А моя жена?? Вам что-нибудь известно о ней? -Амин осторожно поднялся на ноги, стараясь не потревожить спящего сынишку. -Она в тяжести... надеюсь, ваши люди не посмели позволить себе лишнего в нашем доме?
-Не знаю как, но вашей супруге удалось сбежать из своего дворца. Она сейчас в покоях валиде-султан и наверное еще не знает о решении повелителя. Позвольте своему недостойному рабу проводить вас туда? -поспешил успокоить принца смотритель. -Надеюсь что вы не станете держать на меня зла... я не мог ослушаться приказа падишаха.
-Вы ни в чем не виноваты передо мной, -коротко ответил Амин и решительно покачал головой, когда Сафиб-ага предложил помочь донести Мурада. -Я не отдам моего сына никому в этом дворце и хочу как можно скорее уехать отсюда. Распорядитесь чтобы кто-нибудь поехал в Сады Тиляллы и собрал самое необходимое для поездки в Кят. Я хочу покинуть Бухару сегодня же ночью...
-Все будет сейчас же сделано, господин, -кивнул Сафиб-ага, приказав стражникам открыть последние решетчатые двери, что отделяли принца от свободы. -Наша милостивая валиде приказала срочно сопроводить вас в ее покои.
Амин дошел до хорошо знакомых комнат своей бабушки, словно будучи в каком-то тумане... нынче ему удалось отойти от края бездны, но кто может поручится за то что нечто подобное не случится вновь?
Тем временем, валиде-султан успела обнадежить любимую невестку, рассказав о своем коварном плане с бунтом в Бухаре. Ее венценосный сын не мог проигнорировать подобного, так что ему пришлось позабыть о возможном приговоре своему наследнику - и уж лучше высылка в отдаленный город-крепость чем плаха?
-Знаешь, дорогая моя... в юности я молилась чтобы мой сын - тогда он тоже был наследником престола - был похож на моего супруга, которого и сейчас не забывают в своих молитвах наши подданные. Это был истинно добрый и справедливый правитель, одержавший немало славных побед и никогда не забывавший о нуждах простого народа, -произнесла Хафса-султан. -Увы... нынешний падишах не похож на него. Однако, я словно вновь увидела знакомые черты характера своего покойного мужа в Амине - так что можешь поверить мне, Фериде, я готова была начать настоящую войну за его жизнь. Но Всевышний не допустил чтобы государство лишилось своего будущего...
Едва только валиде закончила свою фразу, как слуги открыли двери ее покоев и на пороге появился Амин с Мурадом на руках. Маленький озорник продолжал спокойно спать, даже и не подозревая что самое страшное уже позади...
-Хвала Всевышнему, я снова вижу тебя, любимая, -позволив сестре аккуратно забрать спящего сынишку, принц не тратя зря времени, обнял свою нежную розу. Позже он обязательно скажет слова благодарности своей смелой и коварной бабушке... но пока что ему не хотелось отпускать Фериде из своих объятий и наконец поверить что их неожиданная разлука завершилась самым счастливым образом.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-27 01:30:59)

+1

42

[NIC]Feride[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9vi.gif[/AVA]Порой время может быть твоим союзником, однако есть такие моменты, когда начинаешь сомневаться в том, что время действительно играет тебе на руку и нынче Фериде-султан была практически в этом уверенна. Все-таки она не выдержала, поддавшись накатившейся на нее усталости, и проспала достаточно долгое время, чтобы пропустить важные новости, которые она желала услышать первой. Естественно, она надеялась услышать лишь хорошие известия, вот только сердце предательски замирало каждый раз, когда женщина даже на мгновение позволяла себе допустить мысль о том, что она могла вот-вот по одному единственному велению падишаха лишиться сына и любимого мужа, потерю которых она ряд ли смогла бы пережить. Но, к счастью, плохие новости миновали нынче уши султанши, что подошла к валиде и ее внучке, которые и решили облегчить переживания своей невестки, рассказав ей то, что сами не так давно узнали.
- Значит, Амин теперь свободен, валиде-султан? – спросила молодая женщина, в темных глазах которой загорелась искорка надежды на то, что все будет так, как было прежде. Правда, пока еще Фериде не задумывалась о том, что забыть пережитое этим и предыдущем днем будет не просто. Страх потерять самое дорогое и ценное в этой жизни по праву может являться самым страшным и, разведав однажды путь в сердце, окончательно прогнать его будет уже невозможно. – Вы такая мудрая, валиде, - добавила спустя мгновение Фериде, позволив себе мягко улыбнуться. Так, словно бы тяжкая ноша свалилась с ее молодых плеч, что было близко к истине. – И что бы мы делали без вас, даже представить страшно, - эти слова она произнесла прежде, чем Хафса-султан обратилась к своей невестке, которая внимательно вслушивалась в каждое сказанное ней слово.
Валиде припоминала в Амине своего любимого супруга, на которого нисколько не был похож нынешний правитель хорезмского царства. Что же, теперь молодая женщина стала понимать намного лучше, от чего же эта женщина настолько сильно покровительствовала своему старшему внуку. Ранее она предполагала, что дело было лишь в том, что Хафса-султан воспитала и, практически, вырастила своего внука после того, как его мать отравил кто-то из гарема падишаха из зависти и злости. Но, теперь она понимала, насколько сильно упрочилась невидимая связь и привязанность между валиде и ее внуком. Самарканская принцесса успела только кивнуть в знак своего согласия и понимания валиде, однако уже в следующее мгновение дверь в покои открылись, и в них появился Амин, причина их горя и переживаний, без которого жизнь потеряла бы свой вкус и свои краски. Естественно, на лице Фериде тут же расцвела счастливая улыбка, с которой она и поспешила навстречу супругу и сыну, который спал на руках своего отца.
- Любимый, наконец-то ты снова рядом... - выдохнула она, оказавшись возле Амина и Мехмеда, что сладко спал. Ее губы прикоснулись к маленькой ручке сына. И, нужно сказать, что это была единственная вольность, которую себе позволила женщина при валиде-султан, пусть даже ей безумно хотелось уже наконец-то поцеловать любимого мужчину, которого не видела, будто целую вечность.
Оказавшись в объятиях возлюбленного, Фериде не сразу осознала, что позволила нескольким счастливым слезинкам сбежать по ее щекам, пока она прижималась к Амину. И долго ли они так стояли? Что же, никто не торопился напомнить молодым людям о том, что они не одни. Так что, можно предположить, что они не успели переступить черту позволенного. Или же валиде решила им сделать скидку на обстоятельства. Тем не менее, им придется уехать куда-то на край света – туда, где самаркандская султанша еще не бывала. Однако это не пугало Фериде-султан, что была готова пойти хоть на край света, только бы не разлучаться с мужем, которого ей выбрал сам Аллах.
Женщина охотно поддержала решение супруга отправиться в путь по назначенному судьбой пути. Так они отправились Кят среди ночи. И пусть кто-то лишь осмелится сказать, что спасшийся наследник престола просто сбежал от своего падишаха-отца, пока тот не передумал. В действительности, раненный хищник не сбегает с поля боя раньше времени – он лишь отступает на время, дабы зализать свои раны. И когда он снова будет готов к бою – бойтесь враги его!
Кят-калы встретил своего нового наместника жарким солнечным днем. Население городища вышло, как и полагалось, встретить эмира, вот только особенного рвения к этому никто не демонстрировал. Люди скорее с интересом смотрели на своего нового правителя, тогда как Фериде, в точности, как и маленький Мехмед, державшийся за руку своей матери, осторожно смотрели в толпу, разыскивая дружелюбные лица. Что же, никто не говорил о том, что в провинции будет легко. Кят был сложной задачей, справившись с которой Амину будет куда проще управиться со всем царством, которое перейдет к нему от отца. И что-то подсказывало женщине, что в этом скромном дворце города, окруженного степью, они проведут не один год. И, кто знает, может быть, именно сюда придется прибыть посланникам падишаха, которым придется оповестить наследника престола о том, что его предшественник скончался?  Фериде лишь подошла тем днем к супругу, чтобы обнять его за плечи, когда они ненадолго остались наедине, после чего ей пришлось уступить неотложным делам, которые свалились на плечи ее любимого и единственного.

+1

43

[NIC]Amin[/NIC]
[STA]Наместник земель Кята[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bbRg.jpg[/AVA]
Кят-калы, тринадцать лет спустя...

Амин проснулся еще до того как рассвет позолотил небосвод и больше уже не смог уснуть, обдумывая приснившийся ему сон. Он вновь увидел роскошный и величественный дворец своего отца в Бухаре, откуда ему вместе с семейством пришлось уехать много лет назад... или, если называть вещи своими именами, то сбежать? Пожалуй так будет куда вернее... наследнику престола пришлось бросить свою привычную и благоустроенную жизнь и переехать в бывшую столицу хорезмского царства, что располагалась на одном из берегов полноводной реки Джейхун. Никто не обещал Амину легкой жизни и в Кят-кале он и его семья были лишены привычной роскоши, что окружала их прежде - но разве в этом счастье? Правитель Кята поселился в старой крепости на холме, вокруг которой и было когда-то заложено городище, что теперь превратилось в густонаселенный город. Его прежние наместники думали лишь о собственной выгоде, стараясь подчинить себе кочевые племена, Амин же пошел по-иному пути, в первый же год своей жизни в Кяте постаравшись заключить с ними мирный договор. Далее было принято решение о строительстве канала, который должен был напоить живительной влагой из Джейхуна земли на которых трудились местные араты - на данный момент он был уже почти завершен, к радости всех верных подданных опального принца. По идее, Амин был всем доволен... но сон что привиделся ему ночью, напомнил о былом и заставил задуматься о будущем.
Его младшему брату, принцу Аслану на днях должно исполнится двадцать три года - более чем подходящий возраст для того чтобы быть объявленным новым наследником престола. Что будет после этого? Амин не исключал вероятности, что отец мог бы захотеть от него избавится, ведь теперь уже на свете не было могущественной валиде-султан, что всегда защищала своего любимца от всех невзгод и готова была перевернуть небо и землю, лишь бы ему было хорошо.
Амин очень аккуратно поднялся с постели, постаравшись не разбудить любимую жену и вышел на балкон, с которого открывался отличный вид на еще сонный город. Наблюдая за тем как лучи солнца скользят по каменной кладке старинных домов, мужчина в очередной раз подумал о том, что не хотел бы менять собственной жизни. Ему не нужен трон повелителя Хорезма, весь этот блеск и пафос, который был столь любим его венценосным отцом... опальный принц был готов провести всю свою жизнь в Кят-кале, вместе со своей семьей - в эту землю было вложено слишком много его стараний и стремлений, а еще здесь родилось трое его детей. После побега из Бухары, Всевышний решил щедро одарить Амина и Фериде, послав им двоих прекрасных дочек и замечательного сынишку. Свою самую младшую принцессу опальный наследник престола назвал в честь покойной матушки и малышка по праву стала любимицей всех в своей большой и дружной семье.
-Мне приснился странный сон... и подумалось, что это может быть предостережением чего-то нехорошего, -улыбнулся Амин, после того как вернулся в постель и любимая жена поинтересовалась почему ему не спится. -Надеюсь что ничего такого не случится... и сегодня очень важный день, ведь строительство канала наконец-то завершено. Будет совершен торжественный намаз и затем по нему пустят воду - я хочу чтобы ты и дети обязательно посетили этот небольшой праздник. Дай Аллах, мы оживим бесплодные земли возле города и тем кто трудится на них будет намного легче...
Как и водится, перед завтраком дворцовая челядь позаботилась о том чтобы вовремя разбудить детей, чтобы они успели получить обычное утреннее благословение от принца и его супруги и поцеловать им руки. Узнав о празднике, особенно порадовались Зули, Айше, Ахмед и маленькая Руми - Мурад уже старался вести себя по-взрослому, так что снисходительно улыбался, поглядывая на младших сестер и братца. Мальчик особенно волновался, ведь ему вместе с Ахмедом сегодня нужно будет сопровождать отца, когда задуманный им канал наконец-то обретет жизнь и послужит на благо города.
-Я тоже хочу пойти с тобой.., -тихонько шепнула Амину Руми, как и обычно забравшись к нему на руки во время завтрака. -Почему только Мураду и Ахмеду можно идти с тобой, а мне, Айше, Зули и маме нет?
-Потому что так принято, моя милая, -улыбнулся принц, нежно поцеловав дочурку. -Но это только на время молитвы - потом мы обязательно встретимся на празднике. Но прежде чем он начнется, надо будет выслушать тех кто хочет передать свои прошения и рассказать о каких-либо проблемах. Это тоже давняя традиция.
Старшие дети прекрасно знали обо всем этом и не раз сопровождали свою мать на городскую площадь, где она терпеливо выслушивала всех кто в чем-либо нуждался. Далее стражники собирали прошения, которые потом рассматривались самым тщательным образом для оказания помощи - благодаря тому что на землях Кят-калы уже давно царил мир, торговля процветала, а казна нового султана постоянно пополнялась. Так что все кто обращался за защитой и поддержкой к правящей чете, могли надеяться что их не оставят без внимания.
-А мы потом пойдем на базар? -хихикнула Зули, хитро посмотрев на отца и мать. -Моя служанка Айбиге рассказала что в лавке ее дяди, что торгует там, появились какие-то совершенно необыкновенные шелковые ткани. Я уже говорила о них маме и она согласилась что мне и сестрам можно будет пошить несколько новых платьев...
Амин лишь улыбнулся, слушая старшую дочь и согласно кивнул - женщины есть женщины и они всегда хотят быть красивыми и ловить на себе восхищенные взгляды. Какой там может быть канал и прочие государственные дела, когда достопочтенный Мехмет-ака мог уже успеть продать все новинки в своей лавке?
-Я уверен, что мы с вами все успеем, если поторопимся с завтраком, -рассмеялся султан. -Нас уже очень ждут, так что не будем заставлять людей томится в ожидании?
Быстро собравшись дружное и большое семейство направилось на главную площадь Кят-калы, где и располагалась большая старинная мечеть. Здесь пришлось ненадолго разделится - Амин вместе с сыновьями отправился к достроенному каналу, Фериде и девочки - в молельню, где их уже ждали другие знатные женщины города. После молитвы и торжественного пуска воды, наследник престола и его супруга планировали вновь встретится на площади, чтобы начать выслушивать просителей.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-27 22:35:50)

+1

44

[NIC]Feride[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9vi.gif[/AVA]
«Покой нам только снился с тех пор, когда однажды в дом вошли люди, дабы отнять мужа у женщины и ребенка у матери…» - такие строчки написала на пожелтевшем пергаменте Фериде-султан, желая написать о своем прибытии в Кят-калы одним солнечным днем, коих в тех краях было великое множество. Но, так и не решившись поручать столь серьезные думы бумаге, самаркандская принцесса лишь скомкала желтый лист дорогостоящего пергамента, поднеся того к свече, что быстро заразила своим пламенем пергамент. В скором времени он сгорел, не оставив по себе ничего, помимо черного пепла. Но, пока пламя поглощало каждое слово, аккуратно выведенное женщиной на желтом тле, ее карие глаза не отводили своего взора от бумаги. Ведь с этих самых пор она не просто не будет знать себе покоя. С этих пор она не сможет поделиться даже с собственной сестрой тем, что было у нее на сердце. А ведь там было так много страха за Амина и за их детей, на которых не было ни капли вины. Вместо этого письма, Фериде написала Гюнеш-султан достаточно короткое письмо, в котором очертила лишь самую суть тех жизненных изменений, случившихся с ними. И пусть даже все это наверняка уже было известно младшей сестренке самаркандской принцессы, однако не написать хоть пару строчек, обращенных к ней, молодая женщина не могла. И лишь одна весть пришла к Гюнеш первой: тем же вечером Фериде-султан привела на свет еще одну чудесную дочь, которую Амин нарек чудесным именем Айше.
Что же, время хороший лекарь, и он быстро избавит от горечи и боли – так советую старшие и, как считается, умнейшие среди людей. Вот только та боль и та горечь, засевшая у самаркандской принцессы на сердце в один день, когда она боялась, что потеряла все то, чем наградил ее Аллах, казалось, всегда будет напоминать ей о себе. Будь то день, когда прибудет в Кят-калы посланник царя царей или же случится что в гареме повелителя, когда родится еще один потенциальный наследник или дочь. Правда, сыновья наложниц падишаха определенно не обладали добрым здоровьем, ведь Аллаху было угодно призывать их к себе. В точности, как однажды он решил призвать к себе, и валиде-султан, великую женщину, которой Амин был благодарен жизнью. Эта новость опечалила обоих супругов, которые намеревались еще повидаться с уважаемой валиде, вот только не судьба было. И ведь с тех пор во дворце падишаха более не оставалось у них преданных друзей. Так, по крайней мере, на первый и далекий взгляд из старого дворца в Кял-каты казалось. И с тех пор, сердцу Фериде-султан всегда был присущ страх. Страх или опасение… в прочем, это было не так уж и важно. Ведь воспоминания о былом часто настигали хранительницу семейного очага старшего наследника престола, пусть даже она позволяла себе так часто не думать о будущем, которое рано или поздно настигнет Амина и тому придется посостязаться за то, что принадлежало ему по праву рождения.
Утром нового дня, что подкралось к супругам так незаметно тихо, Фериде проснулась, когда ощутила, что Амин поднялся из постели. Женщина обладала в последнее время чутким сном – так сказались ее внутренние переживания и волнения, о которых она забывала лишь в объятиях любимого мужа. Наблюдая за тем, как молодой правитель провинции вышел на балкон, она сонно улыбнулась – рада была тому, что они могли жить в своем собственном мире и царстве, где не было дворцовых интриг, которые многим стояли жизни. И дай Аллах еще не один такой прекрасный день провести? Она снова прикрыла глаза, но так и не уснула. Утро уже было в своем праве, а у них сегодня был назначен великий день, к которому они давно уже готовились. Именно поэтому женщине предстояло еще немало забот, как для этого мирного утра.
- Тебе не спится? – мягко поинтересовалась женщина у Амина. – Мне казалось, ты вчера устал, - ее улыбка не стала внезапно хищной, однако нотки хитрости проявились в тоне ее все еще сонного голоса.
Как оказалось наместника Кята встревожил, приснившийся ему сон и, поскольку Фериде от части доверяла таким посланиям Всевышнего, отбросила от себя сонную негу, и приподнялась на локте так, чтобы получше устроиться в постели и выслушать все то, что мог ей рассказать супруг.
- Иншаллах, - только и произнесла султанша в ответ на молитву Амина, мысленно все еще размышляя, к чему был такой сон. Неужели им придется ждать новостей из дворца? О, только бы не это!
Завтрак прошел в супружеских покоях, куда рабыни внесли несколько серебряных подносов с различными блюдами, коими и насытились наместник со своей семьей. Принимать пищу утром и вечером было с некоторых пор их доброй традицией, отказываться от которой им еще за все тринадцать лет не доводилось. Ну, разве что только в те дни, когда Фериде после родов не могла подняться с постели.
Фериде улыбалась, не смотря ни на что, наблюдая за тем, как сыновья пытаются подражать своему отцу, а маленькая Румейса забралась на колени к своему отцу – знала озорница, что отец ни за что ей не откажет, и пользовалась этим, как могла. И, видимо, не только она так полагала, поскольку Зульфия решительно обратилась к отцу со своей просьбой.
- Может быть, лучше пригласить его во дворец, дорогой? – поинтересовалась женщина скорее у мужа, чем у дочки, которой нетерпелось уже получить новые платья в свое расположение. И этим их с Амином старшая дочь в полной мере напоминала Гюнеш-султан. – Проводить много времени под солнцем нельзя. К тому же, там может быть многолюдно, - добавила женщина, не настаивая на своем. Она оставила Амина с сыновьями, после чего отправилась в отдельную комнату, чтобы прихорошиться и после присоединиться к мужу и детям в их процессии, шествующей размеренной ходой к наконец-то завершенному каналу. Правда, их путь вскоре разделился. Как того и требовал обычай женщины должны были молиться за доброе дело, которое должен был благословить Аллах. После Фериде присоединилась к мужу, чтобы составить ему компанию пока на то будет его воля, тогда как их дети отправились обратно во дворец, куда после обеда должен был прийти с лучшими своими тканями торговец.

+1

45

[NIC]Amin[/NIC]
[STA]Наместник земель Кята[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bbRg.jpg[/AVA]
Вместе с сыновьями, верной охраной, а так же многими уважаемыми и знатными людьми Кята, наместник не торопясь вышел к новому каналу - пройдет еще несколько минут и в его русло хлынет вода из полноводной реки Джейхун. Столько времени и надежд и конечно же средств и ресурсов было вложено в это детище Амина... но теперь оно с лихвой окупит себя, ведь вода в степи, как и в пустыне всегда ценилась и будет ценится куда дороже чем золотые динары. А еще, благодаря этому начинанию, наместника не раз вспомнят добрым словом, даже когда пройдет много лет - а разве не к подобному должен стремится любой справедливый правитель?
-Позвольте мне первым поприветствовать вас этим прекрасным утром, эмир, -поздоровался с Амином почтенный седобородый кадий и затем улыбнулся молодым принцам. -Ваши молодые львы скоро станут совсем взрослыми - пусть Всевышний подарит им счастливый и легкий путь по этой жизни. Я буду молится об этом...
-Аминь, -благодарно кивнул наследник престола, оглянувшись на своих мальчишек. Ведь и правда, он даже не заметил как пролетело время и Мурад действительно совсем скоро будет уже взрослым. Правда сейчас, он совершенно забыл о своей привычной серьезности и смеясь что-то объяснял младшему братишке. -Мурад, Ахмед! Подойдите ко мне - пора уже начинать церемонию. Не забывайте, что нас еще ждут на площади.
-Да, отец, -как и всегда, Мурад взял младшего брата за руку и подошел без лишних напоминаний. Далее был совершен благодарственный намаз, после чего рабочие сломали тонкую земляную перегородку, что удерживала воду и не пускала ее в канал - и он обрел свою жизнь, на долгие-долгие десятилетия, если не сказать больше.
-Вот это да.., -восхищенно выдохнул Ахмед, наблюдая за тем как быстро наполняется русло канала. -Посмотри, папа... это же совсем как настоящая река, правда? Здесь даже можно будет пройти на лодке... наверное.
-Ты совершенно прав, мой хороший, -улыбнулся Амин, обняв младшего сына за плечи и притянув его к себе. -Когда канал наполнится, то люди из Кята и окрестных поселений смогут рыбачить и им не придется ехать к берегам Джейхуна... а еще торговцы теперь получать возможность швартоваться прямо возле нашего славного города.
-Как здорово! -хихикнул мальчишка, оглянувшись на старшего братца. -Теперь в Кяте будет свой собственный порт!
-Мечты великого человека способны на многое, -многозначительно произнес кадий, посмотрев на обоих принцев. -Запомните хорошенько этот день, который по праву должен быть вписан в историю Кят-калы. За десять лет, наш город из захудалой крепости на окраине великого царства стал богатым и значимым, не меньше чем великолепный Самарканд или тот же Гургандж - и все благодаря вашему отцу.
-Не говорите так, достопочтенный, -Амин вновь улыбнулся, посмотрев на своих сыновей. -Я никогда и ничего не сумел бы сделать один, так что сегодняшний день заслуга всех кто помогал на строительстве. Ну а теперь, вернемся на площадь? Просители ждут нашего появления там с самого утра...
Пока отец и братья были на открытии канала, Зули с разрешения матери, успела послать свою любимую служанку Айбиге в лавку ее дядюшки, чтобы тот незамедлительно пожаловал в старую крепость после праздника. Старшая принцесса уже с нетерпением предвкушала свой новый красивый наряд и конечно же украшения, чем насмешила в очередной раз Айше и Руми.
-Если бы нашей Зули это позволили, то она с радостью бы поселилась в модной лавке Мехмета-аки, -хихикнула Айше, чинно усевшись рядом с маленькой Румеисой на специально поставленной для султанской семьи скамье на главной площади. Девочкам уже не один раз доводилось сопровождать Фериде, когда она выслушивала жительниц города и собирала у них прошения. Однако сегодня на базаре, без преувеличения собрался весь Кят - не больше и не меньше? -Мама, а когда уже вернутся папа и братья? Посмотрите, сундук с пожертвованиями уже доставили!
-Не говори глупостей, -насмешливо фыркнула Зульфия и затем терпеливо начала объяснять Руми зачем будет нужен этот самый сундук. -В дни больших праздников, принято одаривать просителей, так что для этого заранее собирается большой благотворительный вакф. Все эти деньги будут розданы сегодня нуждающимся.
Руми хотела еще что-то спросить у старшей сестры, но тут на площади объявили о приходе наместника, так что толпа послушно расступилась, пропустив вначале солдат дворцовой охраны, а затем Амина и его сопровождающих. Подойдя у любимой супруге, он уселся рядом с ней, для мальчиков тут же принесли еще одну скамью, покрытую дорогим покрывалом. Решив более не заставлять людей ждать, султан приказал подводить просителей по одному, начиная с сирот и семей, потерявших кормильцев по какой-либо причине. Некоторые люди на площади подходили просто для того чтобы поцеловать подол одежды Амина и его жены и поздравить их с праздником, что не могло не порадовать наследника престола. Самый искусный мастер-ювелир Кята после церемонных поздравлений и добрых пожеланий семейству султана, преподнес Фериде великолепное украшение-диадему из прекрасных индийских сапфиров, оправленных в золото.
-Мне подумалось, что эти камни очень похожи на капли воды из полноводного Джейхуна, госпожа, -поклонился мастер. -Пусть это украшение всегда напоминает вам о сегодняшнем великом дне.
-Достопочтенный Фархад-ака, я благодарен вам за столь щедрый дар, -как и полагалось по правилам приличия, Амин ответил прежде своей супруги. -Но я не могу не одарить вас в ответ - ведь эта диадема истинное произведение искусства.
С полуслова поняв намек, высказанный султаном, дворцовый казначей тут же передал ювелиру мешочек с золотыми динарами. Спустя еще несколько минут после этого, были выслушаны оставшиеся просители, так что можно было возвращаться в крепость - но прежде, стражники взялись за сбор прошений, вооружившись длинными палками с мешками на конце.
-Мама, какая красота! -не могла не восхитится дивному подарку Зули по дороге домой. -Вы позволите мне примерить эту корону? Я никогда не видела ничего подобного...
-Зули, это подарили маме, а не тебе, -хихикнула Айше, заметив как у сестрицы загорелись глазки. -А у тебя и так полно самых разных украшений!
-А я уже очень хочу есть.., -пожаловалась Румеиса, когда Амин подхватил ее на руки. -И еще я устала на этой жаре... пойдемте пожалуйста быстрее?
-Конечно, моя радость и мы уже почти дома, -согласился наместник, нежно поцеловав свою маленькую звездочку в щечку. -Сейчас попьешь чего-нибудь прохладного и освежающего и как следует отдохнешь.
Вернувшись домой, Амин первым делом передал распоряжение подать обед как только дети немного отдохнут. Ну а пока угощение для всего семейства только-только готовилось, у султана и его супруги появилось немного времени чтобы побыть наедине.
-Я обязательно покажу тебе наш новый канал, моя роза - как сказал наш Ахмед, он действительно похож на настоящую бурную реку, -Амин улыбнулся, обняв любимую жену. -И кажется сегодняшний праздник вполне удался? Во всяком случае, люди уходили с площади будучи очень даже довольными...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-28 09:38:34)

+1

46

[NIC]Feride[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9vi.gif[/AVA]
Существует ли где-нибудь в этом мире государство, царство или же ханство, где не будет страждущих и обиженных судьбой людей? Есть ли на этом свете такой мудрый правитель, который смог бы воплотить в жизнь идеалы своих подданных о государстве, в котором не будет бедности и страданий? Что же, к своему сожалению, Фериде-султан, как и большинство жителей Хорезмского-царства не слышали о подобном уголке мира, который в полной мере можно было бы сравнивать разве что с раем на земле, что был утерян из-за человеческой жадности и гордыни. Однако есть такие правители, которые стремятся добиться лучшего для своих верных подданных, которые не заслуживали жить в нищете. Да и какой правитель отгородится от страждущих? Всегда можно ведь прикинуться глухим и слепым, закрыться за высокими стенами своего дворца и жить в собственное удовольствие, не заботясь о тех людях, которым не справиться в трудный час со своими проблемами. Но, почему-то такие правители забывают о том, что змеи-предатели пробираются даже в самую тонкую щель и их не могут остановить ни высокие и толстые стены, ни верные охранники.
На площади возле дворца уже была установлена палатка, перед которой находилось немного свободного пространства – именно столько, сколько его могло понадобиться для того, чтобы пройти супруге наместника вместе с дочерьми, которым сегодня выпала честь сопровождать во всем свою матушку. Собственно, Фериде уже не единожды выслушивала просителей на площади, куда к ней приходили женщины, среди которых были и вдовы, и многодетные матери, лишившиеся кормильца семьи. Но, сегодня был особенный день, и выслушивать просьбы с раздачей вакфа должны были произвести наместник с женой. Именно по этой причине, пожалуй, на площади перед дворцом наместника в Кят-калы собрались едва ли не все жители поселения, начавшего уже подниматься с колен к своему былому величию. И, действительно, среди всех пришедших можно было без особенного труда отличить более богатых жителей Кята от самых бедных, готовых хоть сейчас броситься в ноги султанши, прося о милости. Самаркандская принцесса покачала головой, так и не ответив вслух дочери, что жаждала узнать, когда же прибудет к ним их отец – увы, но рассчитать все в точности до минуты, нельзя. Хотя Амин в скором времени и пожаловал к супруге с дочерями вместе с сыновьями, что сопровождали его.
Женщина улыбнулась супругу еще задолго до того, как он подошел ближе к ней. Как того и требует обычай, Фериде поднялась и поклонилась своему повелителю и только после этого присела вновь на мягкую лавку, где и просидела все то время, которое и отняла столь необходимая процедура. Необходимая не только для просящих, но и для дающих вакф – все же необходимо помнить о том, какими проблемами живет народ. Но, все-таки на площади были не только просители, но и просто доброжелатели, жаждущие просто отблагодарить наместника с женой. И это, нужно сказать, было самой приятной частью любого мероприятия. В точности, как и внезапные подарки.
Султанша не осмелилась вслух отблагодарить, принесшего роскошную диадему ювелира. Зато женщина улыбнулась, и это можно было заметить через прозрачную вуаль, которую самаркандская принцесса набросила на себя. Она благодарно приклонила голову, в знак согласия со словами мужа и их правителя. Лишь потом она украдкой взглянет на прекрасное украшение, достойное самых богатых дворцов Хорезма, что и приметила старшая дочь.
- Возможно, когда-нибудь… - неопределенно ответила Фериде, не желая выделять Зульфию, давая ей фактически разрешение на пользование ее вещами. Все-таки женщина, во-первых, не желала баловать дочерей, у которых и без того было практически все, а во-вторых, супурга наместника не привыкла давать обещаний о далеко-временной перспективе. – Такое сокровище должно дожидаться своего часа, - объяснила она, улыбнувшись старшей дочери милой и приятной улыбкой.
Как только они вернулись во дворец, Фериде сразу же распорядилась относительно обеда для их семьи. Она попросила накрыть на террасе в тени, где ветры вольно гуляли, освежая все вокруг. Так что, ни Фериде, ни Амину и их детям там не будет жарко. Но, пока все еще готовилось, у супругов появилась уникальная возможность побыть наедине хоть немного.
- Любимый, все, за что ты только не возьмешься, обречено на успех, ведь ты делаешь это с великой любовью к народу и Аллаху, при содействии которого ты взойдешь на трон своего отца когда-нибудь, - произнесла в ответ султанша, обняв мужа и прижавшись к его груди головой. – Я более чем уверена в том, что канал хорошо послужит городу. Но, думаю, завтра он будет выглядеть прекраснее? Я бы с удовольствием сходила бы с тобой к каналу, но этот день явно не сегодня, - добавила молодая женщина, прежде чем их возможность пообщаться без свидетелей была разорвана, вбежавшей, словно свежий бриз из моря, Айше, за которой следом подтянулись и остальные дети, начиная занимать свои места за большим круглым столом..

+1

47

[NIC]Amin[/NIC]
[STA]Наместник земель Кята[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bbRg.jpg[/AVA]
-Ты ведь знаешь, что я никогда не хотел этого трона, любимая, -с долей понятной грусти улыбнулся Амин, обнимая любимую жену. -Мне хватает того что у нас есть сейчас - спокойствия и благоденствия нашей семьи. Все люди что служат нам, далеки от придворных интриг, так в нашей крепости мы с тобой и нашими детьми в полной безопасности. Это самое главное...
Принц нежно коснулся губами волос Фериде, но большего, увы, позволить себе так и не успел, потому как на террасу в их покоях сначала прибежала Айше, а за ней и остальные дети. Дождавшись пока все семейство сядет по своим местам вокруг низенького мраморного столика, слуги очень быстро и ловко стали вносить блюда с угощением, не забыв поставить на второй стол, поднос со свежими фруктами, которыми обожали лакомится все драгоценные чада наследника престола.
-Ну что, мои дорогие, вы выбрали себе ткани? -поинтересовался Амин, обратившись к своим ненаглядным дочкам. -Если да - то надо будет нынче же вечером послать к Мехмету-аке кого-нибудь чтобы заплатить за его хлопоты.
-Мы выбрали ткани для платьев, а еще несколько красивых шалей, -довольно улыбнулась Зули, наверняка уже представляя себя в новом платье. -Я взяла нежно-голубой шелк, Айше - темно-зеленый, а Руми очень понравился персиковый.
-А я знаю почему наша Зули выбрала голубой цвет! -тут же коварно хихикнула Айше и не дожидаясь пока родители начнут расспрашивать, выдала страшную тайну старшей сестренки. -Она надеется, что мама позволит ей надеть ту красивую корону с новым платьем!
-Какая же ты болтушка, Айше.., -тут же нахмурилась Зульфия. -Больше не буду тебе ничего рассказывать!
-Хватит уже спорить, -примирительно произнес Амин, не любивший ссор за столом. -Лучше расскажите-ка мне, когда сегодня придут ваши учителя? Я уже какое-то время с ними не говорил о ваших успехах из-за хлопот с открытием канала и подготовкой праздника для города.
-Они придут позже чем обычно, отец - как только станет не так жарко, -как и полагается самому старшему, рассудительному и умному, ответил Мурад. -Вы еще не знаете, но почтенный факих Хаджи Рахим, что учит меня и Ахмеда каллиграфии, хотел попросить у вас позволения учить еще и нашу Айше. Она попробовал писать священные изречения тушью на пергаменте и он сказал что у нее настоящий талант.
-Прекрасно, -кивнул наследник престола, улыбнувшись любимой дочери. Обычно в знатных семьях углубленное образование получают только сыновья, но Амин решал не лишать подобного и своих трех дочерей. Если у Айше лежит душа к тому чтобы учиться каллиграфии как ее братья, то почему бы и нет? Недаром же султанских детей учит самый лучший в Кяте переписчик книг и знаменитый ученый богослов. -Ты очень порадовала меня, милая Айше. Нам с мамой не терпится посмотреть как ты будешь писать.
-Я обязательно напишу что-нибудь для вас и мамы, -улыбнулась девочка. -Но только сначала потренируюсь хорошенько, чтобы получилось красиво.
Итак, привычный обед в семейном кругу прошел как всегда весело и позитивно, благодаря великолепной и очень шумной пятерке дорогих чад правящей четы. Мальчишки наперебой рассказывали о своих уроках ратного дела и верховой езды, девочки о прекрасных стихах и интересных книгах, что принес им из своей личной библиотеки учитель. И пока шел этот разговор, Руми прихватила несколько персиков с большого блюда, чтобы съесть их после уроков. Обычно ей не разрешали увлекаться сладостями, которые малышка просто обожала, так что она решила воспользоваться удобным случаем. Вот только вечером, когда надо было уже ложится спать, у всеобщей любимицы прихватило живот, но она очень боялась старую лекаршу, что жила при дворе ее отца и потому решила помалкивать.
Ну а занятые своими разговорами Зульфия и Айше не сразу заметили как маленькая озорница погрустнела...
-Что ты там все время пишешь? -поинтересовалась Зули, когда Айше устроилась на мягком диванчике вместе с толстой и красиво переплетенной книгой и макнув в чернильницу калям, задумалась. -Мне очень интересно зачем ты выпросила у господина Хаджи эту книжку...
-Я пишу обо всем что случается у нас... это не тайна, -улыбнулась Айше. -Просто мне это очень нравится - сейчас я хотела описать как мы ходили на праздник, пока еще ничего не забыла. Хочешь потом прочитаю тебе вслух?
-Мне очень интересно, -охотно кивнула Зули и тут заметила грустную Руми. -Что случилось, солнышко? Ты что-то молчишь...
-А ты не расскажешь никому? У меня болит живот, -вздохнула Румеиса, чуть не плача от страха. -Я не хочу чтобы звали ту старуху... я ее боюсь!
Зульфия уселась рядом с сестрой и обняв ее хотела взять за руку... но заметила что девочка сжимает в кулачке несколько персиковых косточек. Оставалось только вздохнуть - и что будешь делать с этой неисправимой сладкоежкой?
-Айбиге, сходи за Кулан-хатун, будь так добра, -приказала Зули своей служанке и девушка поклонившись, вышла. Руми, услышав имя страшной "колдуньи" (как она называла про себя лекаршу), не выдержала такого и начала жалобно всхлипывать. -А ты, Айше, пожалуйста сходи к маме и расскажи ей что нашей маленькой вредине нехорошо.
-Я мигом! -девочка послушно закрыла свою книжку и побежала к покоям родителей, чтобы сообщить им о случившемся. Пожилая лекарша не заставила себя долго ждать и пришла в комнаты девочек одновременно с Фериде и низко поклонилась султанше.
-Айбиге рассказала мне, что Румеиса-султан снова объелась сладким, моя госпожа. Не волнуйтесь ни о чем - я сейчас приготовлю лекарство, после которого боли вашей дочери уйдут и она будет спокойно спать до утра. Но только вам наверное придется взять ее к себе на эту ночь.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-28 22:06:50)

+1

48

[NIC]Feride[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9vi.gif[/AVA]
- Я знаю, любимый, - тихо согласилась со словами супруга Фериде-сультан, заглядывая ему в глаза. – Я знаю это, как и то, что у тебя нет иного пути. Так распорядился Аллах, - добавила она вскоре, точно также тихо прошептав эти слова. Естественно, женщина не желала огорчать своего горячо любимого мужчину тем, что лежало тяжким камнем уже не один день и год на сердце. Она не говорила сейчас о том, как переживает за него каждый раз, когда дела заставляют наместника покинуть пределы Кят-калы или в тот день, когда назначена была охота. Что-то внутри самаркандской принцессы подсказывало ей, что фаворитка падишаха, родившая тому сына, наверняка захочет устранить старшего, дабы именно ее кровинка унаследовала богатое царство своих царственных предков.
– Как жаль, что нам никто не даст покоя даже здесь, Амин, - вздохнула женщина, не отводя взгляда своих шоколадно-карих глаз от бездонно темных глаз супруга. – Даже если бы ты уступил брату право воссесть на престоле своего отца, он и его мать наверняка захотят лишить тебя и наших сыновей жизни. Дай Аллах, чтобы я ошибалась, но что-то мне подсказывает, что именно козни любимой наложницы султана или ее сторонников повинны в том, что случилось много лет тому назад, когда я боялась, что потеряла тебя, - говорить об этом женщина не собиралась. Но так уж получается, что слово не соловей – вылетит, и не поймаешь. Начав говорить об одном, всегда нужно продолжить дальше, иначе все твои предыдущие слова окажутся беспочвенным сотрясанием воздуха. – За все эти годы, что миновали с тех пор, Амин, я все больше утверждаюсь в мысли, что это все дело рук той женщины. Именно она старалась поссорить тебя с отцом-повелителем. И ей это почти удалось. Страшно даже подумать, что бы мы делали, если бы не валиде-султан, царствие ей небесное, - все в том же духе продолжила женщина, но вовремя остановилась. Пока муж прикасался к ее шелковистым волосам, в покои вошла милая Айше, за которой уже потянулись ее братья и сестры. Правда, самую младшую девочку внесла на руках рабыня, приставленная к Румейсе нянькой. Ее и взяла на руки Фериде, после чего уселась за низкий столик, опершись на пару больших и мягких подушек с шелковой обивкой.
Принцесса улыбалась. Она была в весьма хорошем расположении духа, не смотря даже на тот краткий разговор с Амином, в котором они касались весьма болезненной темы главного дворца падишаха, как и самого повелителя с его престолом. Все-таки сейчас, в этот прекрасный и светлый день в их жизни они были все вместе, счастливы тем, чем обладали и довольны тем, что делают – жители Кьят-калы были тому живым подтверждением. За последнее время количество бедняком здесь значительно снизилось, хотя вновь-таки проблема не была решена полностью.
Когда Айше заговорила о ткани и тем цветам, которые избрали для себя ее дочери, султанша задумалась относительно того, какое же сильное впечатление произвела диадема ювелира на юных султанш. Конечно, с одной стороны, женщине хотелось придержать это стремление Зульфии к прекрасным изделиям из злата, тогда как с другой стороны, ей, как матери, хотелось порадовать дочь и отдать все, что имела. Но, далеко не всегда наши желания могут пойти во благо детям, для которых не должно быть главной ценностью то, что блестит, но лишь то, что скрывается внутри, как истинный клад. И, естественно, у женщины уже появилась идея, которой она собиралась поделиться с Амином, когда они останутся наедине, дабы чьи-то любопытные носики не испортили женщине задуманное.
- Верно, - Фериде поддержала Амина, когда тот решил сменить тему их разговора, - хватит об украшениях и одежде, как будто не о чем больше говорить, - добавила она, пока ее пальцы ухватились за кусочек перепелки, которую приготовили по необычайно вкусному рецепту сегодня. И вот тут было самое время приятно удивиться тем приятным и неожиданным новостям, которые приготовили для них дети. – Какая ты у нас умница, Айше, - похвалила Фериде-султан свою среднюю дочь. – Упорство и старательность – это ли не самое важное в любом деле. Рада, что это тебе присуще, ведь без этого всего не добиться хороших успехов, - в то же время предупредила она дочь, про себя задумавшись лишь о том, какими же непохожими друг на друга могли быть дети от одного отца и от одной матери. Зульфия была вся из себя принцесса в лучших платьях и украшениях, тогда как Айше была попроще и предпочитала ходить без множества украшений. Мурад был самым настоящим озорником и непоседой в детстве, тогда как Ахмед был значительно спокойней своего брата и даже сестер, от чего женщина удивлялась, как такое возможно. И, Румейса… что же, самая младшая дочь была пока еще очень маленькой для каких-либо выводов, однако султанша уже сейчас предрекала своей младшей дочери великое будущее. Но, сбыться тому или нет, может решить лишь Аллах.
Конечно, как только супруги остались ненадолго наедине, Фериде-султан, как и собиралась, обратилась к супругу со своей внезапной идеей.
- Никогда бы не подумала, чтобы самая обычная диадема от настоящего мастера могла бы так сильно понравиться юным девочкам, если бы не знала о том, какой была Гюнеш в детстве. Помнится, она точно также любила примерять на себя все материнские диадемы и колье, которые той дарил отец, - улыбнулась женщина мужу. – Но, сегодня я за ужином подумала… Может быть, стоит заказать еще парочку диадем у Фархад-аки в точно таком же стиле, как та, которую он подарил мне сегодня. Она очень понравилась Зули, но я бы не хотела отдавать диадему только ей. Что если бы такая диадема была нашим отличием, особенностью? – предложила она мужу, вкратце очертив самую суть своего предложения. Вот только получить ответ на него женщина не смогла. В это время прибежала Айше и рассказала о том, что не слишком хорошо себя чувствует Румейса. Так что, заботливая мать сразу же помчалась к дочери, не забыв отправить кого-то из слуг к лекарю. Но, как оказалось, Зульфия уже распорядилась о том, чтобы лекарша пришла к маленькой принцессе.
Фериде присела рядом с дочерью, что быстро обняла свою маму за руку и, прижавшись, тяжко вздохнула – не нужно было и гадать о том, что девочка боялась лекарши, дававшей ей обычно только горькие лекарства. Пригладив мягкие волосы своей маленькой дочурки, женщина не стала уходить от нее, даже когда к ним пришла Кулан-хатун, чтобы осмотреть малютку.
- Кулан-хатун, - обратилась Фериде к женщине, - а ты не можешь сказать, почему у нашей Румейсы боли в животе? – спросила она у лекарки, не прекращая ласкать маленькую дочь. – И можешь сделать для нее более сладкое лекарство? – попросила она, сделав вид, что она пропустила предложение взять дочь к себе на ночь. Надо ли говорить, что самаркандской принцессе не нравился такой тон беседы – она сама решит, как ей быть в какой ситуации, пусть даже она и была в полной мере согласна с тем, что предложила эта женщина.
Фериде велела отблагодарить лекарше, как следует за ее заботу, после чего взяв на руки дочь, отправилась с ней в покои, где на нее уже дожидался Амин. Естественно, этой ночью супруги желали побыть вдвоем, но дети – это их маленькая частичка, которой нужно уделять внимание, иначе ребенок вырастит слишком незаметно и слишком чужим. В прочем, как всегда и было в семье султанов и падишахов, поскольку Фериде с Гюнеш всегда чувствовали себя чужими по отношению к своему отцу, который вознаграждал их своим вниманием очень и очень не часто, постоянно скрываясь за государственными делами и, как оказалось, за переворотами.
- У нашей Румейсы болит живот, но лекарка выписала ей лекарств, которые должны будут снять боль, - рассказала она мужу, уложив в постель девочку, что быстро заняла место посреди кровати. – Сейчас ей легче, но для пущего спокойствия нам нужно присмотреть за ней лично, мне кажется. В прочем, это же мне и предложила Кулан-хатун, - добавила она, мягко улыбнувшись к супругу, к которому она и подошла, пока их маленькая дочь уже начала дремать, выпив немного той микстуры, которую ей приготовила Кулан-хатун. – Ты мне так и не ответил на мое предложение, - напомнила она ему, обняв за плечи. – Что ты думаешь об этом? Нужны нам такие расходы?

+1

49

[NIC]Amin[/NIC]
[STA]Наместник земель Кята[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bbRg.jpg[/AVA]
Лекарша была истинной мастерицей своего дела - недаром, много лет провела возле великого мастера Ибн Сины, обучаясь искусству врачевания. Она быстро приготовила снадобье для маленькой непослушной принцессы и как и полагалось по дворцовым правилам, прежде сама попробовала его и только потом уже передала девочке.
-Маленькой госпоже не следует бояться, -мягко заметила Кулан-хатун, видя что Румеиса с опаской посматривает на мать и сестер, надеясь что ей не придется пить противную горькую микстуру. -Это снадобье быстро успокоит ваши боли и позволит вам сладко поспать до утра. И я рекомендовала бы не налегать слишком на сладкие персики.
Руми вздохнула и послушно выпила пару ложечек густого снадобья, похожего на сливки по своей консистенции - и надо же, старуха не обманула, ей почти сразу же стало легче. Да и горькой микстура не была, так что девочка обрадовалась когда лекарша ушла и охотно пошла на руки к Фериде, узнав что мать возьмет ее на ночь к себе. Подобное, к слову сказать, детям разрешалось крайне редко - Амин и его супруга старались не слишком баловать своих драгоценных чад. По воле всемилостивого аллаха, детям итак доставалось все самое лучшее, однако родители старались воспитывать их так, чтобы они не забывали о том, что все в этой жизни дается человеку не просто так.
Тем временем, пока лечили непоседу Руми, наследник престола, с нетерпением дожидался любимую супругу в их спальне. Конечно же он очень беспокоился за свою любимицу, но в покои девочек не пошел, прекрасно зная что Фериде сумеет решить любую проблему - к тому же, кто может лучше помочь дочерям как не их любящая и заботливая мать. Наконец, слуги открыли двери спальни и на пороге появилась султанша вместе с виновницей вечернего переполоха на руках. Это означало, что сегодняшнюю ночь провести в объятиях друг друга счастливым супругам не получится... но что уж тут поделаешь? Главное чтобы у дочурки все прошло, а остальное уже не так важно?
-Как ты чувствуешь себя, мое сокровище? -поинтересовался у дочери Амин, присев на постель, когда жена уложила ее. -Ты заставила нас очень переживать за тебя. Быть может, нам стоит приказать нашему повару готовить что-то более легкое для Руми?
Последняя фраза султана предназначалась уже его любимой супруге - и в ответ Фериде рассказала своему мужу о причине болей у их обожаемой озорницы. Услышав про персики, главе семейства оставалось только вздохнуть...
-Я просто не смогла удержаться, -виновато произнесла Руми, прижавшись своей теплой щечкой к большой отцовской ладони. -Они были такими вкусными, папа...
-Придется тебе воздержаться от сладкого в ближайшие дни, -наклонившись к девочке, Амин нежно поцеловал ее в лобик. -А теперь, закрывай поскорее глазки и засыпай.
Искусно приготовленное снадобье продолжило свое благотворное действие и малышка быстро уснула, пригревшись под пуховым одеялом. Принц же, пользуясь удобным моментом, обнял Фериде, едва она только подошла к нему и согласно кивнул, вспомнив их недавний разговор.
-Мне очень понравилась твоя идея, любимая - завтра же поговорю с Фархадом-акой. Думаю что следует заказать ему диадемы с разными камнями но выдержанные в одном стиле для наших дочерей. Это будет хорошим подарком для них к тем обновкам, что мы уже для них заказали, -в очередной раз улыбнулся Амин, не удержавшись от искушения прикоснутся к желанным губам своей нежной розы. -Сегодня наша кроха не оставила нас одних... так что придется наверстать завтра?
Они улеглись в постель рядом со сладко уснувшей Румеисой и позволили усталости накопившейся за долгий и хлопотный день сморить их... ведь завтра наместника ожидали новые дела и заботы.

     Я никогда не забуду этот день... сама не знаю почему - быть может потому что вся моя семья так долго ждала когда он наконец наступит? Знаю, что все в городе поначалу скептически отнеслись к строительству канала, что затеял мой отец, несмотря на очевидную пользу, которую он должен принести Кят-кале... и теперь даже нашим учителям не верится, что это великое дело наконец завершено.
     Нынче, мама взяла меня и сестер в мечеть, где был совершен благодарственный намаз в честь праздника, что был устроен в честь открытия канала. Руми очень просилась пойти вместе с папой и братьями и мы с Зули смеялись над ней - она еще очень мала и не может понять, что женщинам не полагается сопровождать мужчин. Однако, мне тоже очень бы хотелось увидеть как полноводный Джейхун наполнил канал! Мурад рассказал, что это было просто незабываемое зрелище... надеюсь, что папа как-нибудь возьмет и нас на новую пристань, где и проходила праздничная церемония открытия. Ну а после, вся наша семья как и обычно выслушивала просителей на площади и раздавала пожертвования - нашей маме преподнесли чудесный подарок, который очень понравился и Зули. Иногда она очень меня смешит, своей любовью к украшениям и нарядам - мама говорит, что ее младшая сестра тоже была такой с самого детства. Я бы очень хотела познакомится с тетей Гюнеш и ее детками, однако она еще ни разу не приезжала к нам из Самарканда... оттуда же родом и моя мама. Она часто рассказывает нам, какой это красивый и величественный город и я надеюсь, что когда-нибудь смогу побывать там и все увидеть своими глазами.
     ...было уже пора ложится спать, когда наша Руми всех напугала, сказав что ей нехорошо. По счастью, Кулан-хатун быстро вылечила ее боли в животе - во всем оказалась виновата любовь нашей малышки к персикам. Она такая смешная и милая и мы очень переживали за нее, но по счастью все обошлось... И да, чуть не забыла написать о самом главном! Завтра я начну серьезно учиться каллиграфии вместе с Мурадом!! Я так счастлива и буду очень стараться, чтобы родители гордились мною.
На сегодня это все мои новости. Да благословит Всевышний мою семью и всех жителей нашего славного города. Спокойной ночи...

Из дневника Айше-султан.

Следующий день в семействе Амина начался как обычно - у мальчиков с самого утра были намечены уроки ратного дела и верховой езды, девочки после завтрака вместе с Фериде занимались рукоделием и ждали прихода своих учителей. Румеиса уже и думать забыла о своих болях, но теперь Зули на всякий случай проверила чтобы сестренка не утащила сладостей после завтрака. Что же до главы семьи - его ожидал очередной совет с приближенными сановниками. Канал был закончен, однако впереди было еще много славных дел на благо города... Но тут, совершенно неожиданно случилось нечто непредвиденное - в самый разгар обсуждения постройки новой лечебницы в Кяте, охрана доложила что из степи прибыл измученный долгой скачкой гонец на взмыленном коне. Наместник был весьма удивлен, услышав это и приказал срочно привести его в зал, где и был собран совет.
-Повелитель, долгих вам лет жизни! -выпалил гонец, упав на колени, едва только оказался перед Амином. Это был молодой парень из поселения, что располагалось в дне пути от Кята - из того самого кочевого племени, с которым новому наместнику более десяти лет назад удалось заключить весьма выгодный мир. -День назад, мы с братом были на охоте в степи... и увидели огромный военный лагерь! Похоже все это войско идет к Кяту, так что я сразу помчался сюда чтобы вас предупредить... неужели нас ожидает новая война??!
Такого поворота Амин конечно же не ожидал, как и его советники... и тут же отдал распоряжение о полной боевой готовности. Правда возможный противник наверняка не знал еще о новом канале, что был достаточно глубок и должен был послужить дополнительной защитой городу в случае осады...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-29 05:13:12)

+1

50

[NIC]Feride[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9vi.gif[/AVA]
Настаивать на своем предложении Фериде-султан не желала, однако ей было интересно мнение супруга относительно него, поскольку им не удалось закончить разговор, в котором и было озвучено данное предложение. Все-таки порой порадовать (или лучше будет сказать побаловать?) своих дочерей – святая обязанность их родителей. Девочки-мусульманки из не просто знатной семьи, но правящей Хорезмом династии должны знать цену украшениям, но не обладать ими в избытке. Все-таки вокруг было еще так много людей, которые не могли себе позволить обладать такими же богатствами, как и их правители. В прочем, какой-то очень древний иноверец-философ сказал о том, что золотой век остался в далеком небытии, превратившимся в потерянный рай для смертных рабов. Но, как не странно, большинство подчинялось вовсе не воле Аллаха, но своим человеческим слабостям.
Фериде улыбнулась мужу, как только услышала его ответ.
- Я рада, что тебе понравилось мое предложение и, во истину, ты прав – каждой дочери достанется нечто уникальное и неповторимое, а вместе с тем, делающее их единым целым, - произнесла женщина, потянувшись навстречу поцелую супруга, которого им обоим оказалось  мало. Вот только в полной мере насладиться друг другом у них не было. – Наша кроха заставила нас поволноваться. Страшно и подумать, что она могла бы подхватить какую-то болезнь, - добавила она, слегка покачав головой. – Но, хвала Аллаху, ей уже лучше, хотя из-за своего волнения я наверняка сегодня скоро не усну, - прежде чем подойти к ширме, а после и к постели. Сегодня Фериде не пренебрегла заслонкой-ширмой, как обычно делала она, и всей виной тому была маленькая озорница, крепко уснувшая в постели своих родителей. Султанша поцеловала маленькую красавицу, прежде чем устроиться на подушке по одну сторону дочери, в то время как Амин устроился по другую ее сторону.  И лишь их ладони, сплелись у изголовья кровати, прежде чем женщина начала засыпать и усталость, решительно потребовала ее прикрыть свои отяжелевшие веки.
Новый день ворвался во дворец озорным хихиканьем окончательно поправившейся Ремейсы, которая никак не могла усидеть на месте едва не разбудила маму, тогда как отец проснулся значительно раньше супруги. Однако, спустя какое-то время, малютка принялась громко хихикать, чем и разбудила Фериде, у которой также было множество забот. Во-первых, у женщины всегда находились какие-то неотложные дела по дому, в котором носились дети наследника и принцессы. Ну, а во-вторых, на султаншу ожидали письма просительниц, собранные накануне днем во время раздачи священного вакфа. Амин всегда занимался более серьезными письмами в то время, как Фериде помогала ему и разбирала прошения обездоленных женщин Кьят-калы, которым женщина желала помогать и дарить надежду на лучшее, пуская иногда ее усилия не всегда были своевременными или единственно верными. И, тем не менее, она всегда старалась выполнить не только то, о чем ее просили – но дать значительно больше. Другое дело, что не все были способны оценить старания султанши. Хотя таких было очень и очень мало.
Именно за чтением прошений, нанесенных порой весьма дурным почерком, очередная новость застала женщину, в некотором роде, врасплох.
- Фериде-султан, разрешите донести вам последние новости? – спросил главный ага дворца, на что женщине оставалось лишь коротко ответить ему кивком головы, пока внутри зажглась новая свеча нетерпеливости. – Сегодня к наместнику прибыл гонец, Фериде-султан, - добавил ага, но женщина отреагировала не так уж и беспечно на столь простой рассказ верного слуги.
Она задумалась.
- Что за гонец? – коротко спросила султанша, видимо, желая узнать подробности, в которых порой бывает значительно больше правды, чем в куда более значимых произведениях искусства, окружавших нас не один год.
- Не могу знать наверняка, Фериде-султан. – тем временем добавил слуга. – Но, знаю точно, что он не из стражи или солдат. Хотя, кажется он из кочевников. Весь задышался, коня утомил – говорят, что он  мчался день, а то и больше, - продолжил он, пока Фериде уже направилась в сторону кабинета мужа, в котором тот и должен был находиться вместе со своими советниками. Преодолеть расстояние между покоями и кабинетом не было таким уж и существенным, но она это сделала в довольно-таки скором времени, постучав костяшками пальцев по массивных деревянных дверях, дабы слуги отворили их перед ней.
Оказавшись внутри кабинета, султанша поклонилась советникам своего мужа, которые покинули наместника в не простое время. Но, после этого султанша дождалась, пока те, бурно обсуждая что-то в ходе последующих событий, и только после этого заговорила снова.
- Что происходит любимый? – с ходу спросила Фериде у Амина. – До меня дошли какие-то странные слухи… объясни их? Развей их, прошу? – попросила она у мужа, заглянув ему в глаза.

Отредактировано Tony Danziger (2016-04-29 00:16:41)

+1

51

[NIC]Amin[/NIC]
[STA]Наместник земель Кята[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bbRg.jpg[/AVA]
-Что происходит, повелитель? Неужели нас и правда ожидает война? -поинтересовался один из советников, после того как Амин отдал все необходимые распоряжения на случай внезапного нападения. -Но с кем нам воевать? Султан Самарканда ваш родственник, да и с ближайшими соседями нам незачем враждовать...
Наследник престола лишь усмехнулся, прекрасно поняв то что осталось невысказанным, но буквально вертелось на языке у сановника... иными словами - Кят-кала не такой уж лакомый кусочек для возможных захватчиков? Быть может, именно так и обстояли дела тринадцать лет назад, но сейчас все иначе. Теперь купцы не боятся приезжать в Кят, который стал торговым центром не хуже Гургандж и путешествуя, рассказывали всем, что в этом городе можно найти защиту и спокойную жизнь. Несколько знаменитых ученых приехали в Кят-калу и даже основали здесь новое медресе, а так же бесплатную школу для детей бедняков. О нет... Кят уже давно не захудалый городишко, когда-то гордо носивший имя столицы хорезмского царства - с помощью Всевышнего, его былая слава постепенно возрождалась из пепла.
-Достопочтенные, давайте не будем умирать раньше времени, -ответил Амин всем своим советникам. -Следует узнать что это войско и чего они хотят - и уже потом планировать наши действия. Это мой город и я не позволю никому вторгнутся в его пределы.
Поклонившись, советники направились на выход, тогда как наместник приказал позвать верного Шакира - того самого человека, что служил ему едва ли не с самого детства и не покинувшего его в опале. Правда теперь глава телохранителей занимался безопасностью всей семьи Амина и особенно его сыновей, когда те выезжали на прогулку или занимались уроками на открытом воздухе. Но прежде чем пришел Шакир, слуги учтиво приоткрыли украшенные затейливой резьбой двери перед Фериде - и как оказалось, госпоже уже успели рассказать о неожиданном гонце и привезенных им плохих новостях?
-Я пока что не знаю что происходит, -Амин протянул руку любимой супруге и усадил ее рядом с собой на удобном диванчике. -Гонец рассказал что в двух днях пути от Кята находится большой военный лагерь... и что возможно все это войско вот-вот придет к нашим стенам. Я собираюсь провести разведку и узнать что происходит - сидеть в городе и покорно дожидаться плохих известий самая большая глупость которую только можно себе представить. Так что не сердись на меня, моя роза... но я сегодня же поеду в то поселение из которого приехал гонец и все узнаю.
Сказано-сделано? И хотя любимая жена попыталась отговорить принца от его затеи, он твердо настоял на своем и приказал Шакиру небольшой отряд самых лучших бойцов из его подчиненных - вести за собой много воинов и тем самым обескровить гарнизон Кята было бы неразумно. Узнав о готовящейся разведке, Мурад стал слезно просить отца взять его с собой, когда дети пришли попрощаться с отцом перед его отъездом... и Амину оставалось лишь улыбнутся, когда сын начал доказывать, что ни за что на свете не подведет его. Но разве мог бы он позволить себе рисковать своим первенцем?
-Пока меня не будет в городе, ты должен быть защитником для мамы и брата с сестрами, -серьезно произнес принц, видя как расстроился сын. -И я не собираюсь сражаться, Мурад - просто хочу знать что происходит и очень быстро вернусь.
Слушая своего отца и видя как опечалилась Фериде, погрустнели и девочки. Даже малышка Румеиса стала просить любимого папу не уезжать на ночь глядя, когда он взял ее на руки и расцеловал.
-Мы с мамой придумали для вас замечательные подарки, -улыбнулся Амин, стараясь подбодрить своих прекрасных дочек. -Не нужно грустить, мои хорошие, завтра вечером я уже вернусь и вы даже не заметите что меня не было.
-Нам не нужны никакие подарки, -вдруг совершенно серьезно ответила отцу заядлая модница Зули, прежде чем обнять его. -Пообещайте что все будет хорошо и вы скоро вернетесь? Это будет самый-самый лучший подарок...

Ночь покрыла своим темным крылом степь, когда небольшой отряд переправился через канал и направился в то самое поселение, возле которого и был недавно замечен предполагаемый противник. Парень что приехал гонцом, был весьма удивлен, что сам повелитель решил поехать на разведку и просто раздувался от гордости, когда Амин принял приглашение остановится в юрте его большой семьи. Правда чтобы добраться туда следовало поторопится, так что всадники пришпорили своих коней, что понеслись по ночной степи, с ветром наперегонки...
-Я уже не раз видел солдат из этого лагеря, достопочтенный бек.., -рассказал наследнику престола один из пастухов, пока что понятия не имея с кем говорит. -Они расспрашивали меня, где ближайший колодец и хвала Всевышнему - не тронули никого из нашего селения. Один из них говорил, что скоро к ним должно подойти подкрепление, поэтому почтенный Музафар-ага и отправил своего младшего сына в Кят. Все наши люди очень напуганы и бояться новой войны...
-Но нынешнему наместнику нет нужды с кем-либо воевать, -ответил Амин, решив до поры до времени не называть себя, а сыну Музафара-аги приказав помалкивать. -И прежде чем бояться, надо узнать с какой целью было собрано это войско...
-Всадники едут!!! -неожиданно к пастуху подбежал мальчишка, указав в сторону военного лагеря. -Их много и они кажется опять скачут к нашему колодцу!
Ждать разгадки таинственных "захватчиков" пришлось недолго - ровно до того момента пока Амин не увидел во главе этих самых всадников, женщину в богатых одеждах на великолепном гнедом аргамаке. Двое телохранителей, что ехали рядом с ней, наперебой уговаривали ее вернутся... и только услышав хорошо знакомое имя, а так же голос, наследник облегченно вздохнул.
-Гюнеш-султан, ваш супруг будет недоволен вашим отсутствием - ради аллаха, давайте вернемся поскорее? Здесь может быть опасно для вас, госпожа...
-Не говорите глупостей! -резко ответила Гюнеш, осадив коня и поправив полупрозрачную ткань, что скрывала ее лицо немного ниже линии глаз. -Я устала сидеть в шатре и ждать... хочу поскорее увидеть сестру...
-Быть может, я тебе помогу в этом, милая Гюнеш? -окликнул султаншу Амин, сняв капюшон своего плаща. -Никогда бы не подумал, что ты решишь пойти на нас войной.
-Амин... о Всевышний, благодарю тебя! -воскликнула Гюнеш и спешившись, подошла чтобы обнять мужа любимой сестры, но после неожиданно одернула себя и почтительно поклонилась. -Повелитель, прошу простить меня... но мы с Темыром приехали чтобы передать вам ужасные вести и защитить вас от опасности.
Султан непонимающе посмотрел на родственницу... но после ее слов произошло еще кое-что, заставившее его удивится - все спутники Гюнеш, поклонились ему, опустившись на одно колено. Он вспомнил свой недавний сон и сердце его сжалось от дурных предчувствий...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-29 23:46:37)

+1

52

[NIC]Feride[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9vi.gif[/AVA]
Как часто к наместнику прибывали гонцы или посланники в такой дикой спешке, чтобы их лошади еле дышали и переставляли копытами? Пожалуй, если бы только подобное было нормой, султанша не стала бы бить в тревогу и тут же мчаться к Амину в зал, где он проводил собрание со своими советниками. В прочем, в это очень охотно верила женщина, что уже в некотором роде даже и привыкла к тому, что ничего необычайного в Кят-калы не происходит. Однако, когда ты все время держишь в близи себя страх о том, что когда-нибудь нечто плохое и страшное случится, начинаешь так или иначе, переживая все это внутри себя, видеть в том или ином событии нечто отрицательное и плохое. Начинает тут же казаться, будто бы твой страх не то, чтобы материализовался, но начал воплощаться в жизнь. Что же, некоторые говорят, что так и приходит беда: из ниоткуда, из глубин сердца. И Фериде-султан сейчас очень надеялась на то, что ее тайный страх и переживания о муже и детях, с которыми она прожила не менее тринадцати лет, не начали набирать материальной или даже физической силы.
Фериде желала услышать от мужа информацию, которая должна была угомонить ее сердце, успокоить его и дать надежду нам то, что с их счастьем не будет нынче покончено раз и навсегда. Ведь разве не нужна самая малость сухой древесины, чтобы развести самый настоящий пожар в доме? Для настоящего и судьбоносного переворота не нужно так уж и много пламени, лишь только искра в нужное время и в нужный час. Это было также хорошо известно супруге наместника. Но, Амин не мог забрать с плеч своей супруги то напряжение и волнение, которое только увеличилось после его правдивого ответа.
- О, Аллах, - выдохнула султанша тихо, не отводя взгляда от своего супруга. – Зачем кому-то понадобился Кят-калы? – спросила женщина, однако не ожидала получить на него ответ. Да и каким он мог быть? Однако куда больше теперь женщину волновало и беспокоило то, что ее супругу приходилось отправиться навстречу этой страшной неожиданности, которая затаилась где-то в степи, когда он мог спокойно отправить во главе отряда какого-то верного воеводу. Наместнику ведь незачем попусту подставляться под удар и рисковать жизнью. Но, Фериде слишком хорошо уже успела изучить своего мужчину, чтобы надеяться на то, что он решит отсиживаться во дворце, когда друг или недруг рыскал поблизости. – Дорогой, ты уверен в том, что это так необходимо? – робко спросила женщина у мужа, не желая ему указывать, как и настоятельно просить супруга одуматься и подумать о своей безопасности. Естественно, не ей судить, однако султанше определенно не хотелось прощаться с супругом этим вечером.
- Хорошо, - кивнула в такт своим словам женщина. – Я знаю, что уговаривать тебя бесполезно, - на лице кареглазой красавицы показалась мягкая улыбка, адресованная лишь только одному Амину. Вот только недолго она пробыла на красивом личике султанши. Вскоре женщина обвила шею любимого супруга, пользуясь уникальной возможностью, пока они были наедине. Для них сейчас наступила пора недолгого прощания, пока они были одни. В момент, когда Амин будет прощаться со своими детьми и ней, подобно тому древнему обычаю, она не сможет себе позволить столь откровенных объятий, как и не сможет подарить любимому такой сладкий поцелуй, как сейчас. – Пока ты будешь готовиться к походу, я соберу детей для прощания, - предложила женщина, так и не сказав главных слов любви мужу, решив приберечь их для его возвращения домой. Хотя надо полагать, что Амин и без того прекрасно знал тот взгляд, которым посмотрела на него Фериде сейчас. Ее глаза не шептали о любви. Они кричали о ней, пока в шоколадных озерах отражалась грусть и опасения, давно посеянные на дне ее сердца.
Собрать детей было задачей не из простых, поскольку каждый был занят своим – кто-то занимался, кто-то гулял в саду, а кто-то вообще играл или уже дремал в свое кроватке. В прочем, ничего невозможного для Фериде не было, и она в кратчайшие сроки собрала своих детей, чтобы очертить им их положение дел и намерения отца. Конечно же, кто-то из них все еще теребил сердце матери вопросами, на которые у нее не было ответов, но она, несомненно, надеялась на лучшее, а когда пришел Амин, снова подарила нежную улыбку. Именно ее он должен будет запомнить на все то время, которое проведет вдали от своей супруге, которой не остается ничего иного, кроме ждать. А ведь, как она не любила ждать! Деятельная натура женщины всегда толкала к действиям, что зачастую были сделаны под давлениями эмоций и были совершенно не обдуманными. Но, сохрани Аллах Фериде-султан от нее самой!
- Возвращайся целым и  невредимым, - тихо произнесла Фериде во время прощания с мужем, когда он подошел к ней. И с тех самых пор для женщины началась самая настоящая пытка…
Этим вечером компанию своей матери составила снова маленькая Румейса. Правда, девочка напомнила своей матери о том, что животик у нее не боли сегодня. Но стоило только Фериде начать гасить светильники, как в дверь постучалась Айше, пожаловавшись на бессонницу, а следом за ней пришла и Зульфия, которая сказала матери о том, как разволновалась, не увидев Айше в своих покоев. Только мальчики провели ночь отдельно, показав свой характер – они знали, что папа скоро вернется, раз уж обещал им, тогда как уделом женщин было терзать себя и свою душу переживаниями.

+1

53

[NIC]Amin[/NIC]
[STA]Наместник земель Кята[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bbRg.jpg[/AVA]
Оказавшись в шатре у самаркандского султана, Амин в очередной раз вздохнул с облегчением - по счастью, тревога была ложной и войско собранное его дядей шло к стенам Кята вовсе не ради войны. Однако, наследник престола не мог не встревожится после слов Гюнеш и желал как можно скорее услышать объяснения от ее супруга. Темыр-Мелик не стал долго томить гостя и после церемонных приветствий, решил перейти сразу к делу.
-Повелитель, до меня дошли плохие вести... я не рассказывал вам, но мне удалось подослать верного человека в окружение вашего брата, мирзы Аслана. Все ваши сторонники были очень обеспокоены тем что падишах мог объявить его наследником - так что я вынужден был так поступить. И вот, несколько дней назад, этот самый верный человек прислал шифрованное письмо в котором говорилось что ваш отец собирается в военный поход против кипчакского хана. Тот позволил себе грабить наши караваны... и собственно говоря, приструнить его для вашего отца не составило бы никакого труда, но...
-Продолжай, -тихо произнес Амин, вспомнив свой недавний сон и плохие предчувствия. Неужели с отцом что-то могло случится? Но как... ведь его должны были как следует охранять в походе... -Говори все как есть, дядя.
-Мне сообщили, что вас отец неожиданно предстал перед Всевышним во время этого похода... и будто бы и мирза Аслан тоже скончался, -ответил Темыр-Мелик. -У моего человека есть предположение будто бы их отравили - причем злоумышленник желал убить лишь вашего отца, а молодой принц стал случайной жертвой. После всех этих новостей, я тут же послал гонца к наместнику Гурганджа и решил вести своих воинов в Кят. Тот кто покусился на жизнь падишаха и вашего брата, мог бы и вам желать зла. Боюсь что теперь вам придется забыть о спокойной жизни, повелитель и срочно отбыть в Бухару.
Наследник престола казалось потерял дар речи после всего услышанного... несмотря на свою обиду по отношению к отцу, он никогда не желал ему смерти. Внезапно Амину вспомнились недавние слова его любимой жены - о том что Эсманур была повинна в том что его обвинили в несуществующем заговоре. Эта женщина всегда больше всего на свете желала власти для себя и своих сыновей, так что вполне могла переступить черту дозволенного... но тогда было непонятно как мог погибнуть и ее любимый сын? Фатальная ошибка или же при дворе был кто-то еще, кто ненавидел падишаха? И тут, как-то совершенно некстати принцу подумалось о его, так называемых "сторонниках" при дворе отца, упомянутых дядей - а что если им просто надоело ждать и чтобы выслужится, они решились на преступление?
-Знаешь, дядя... втайне я желал чтобы отец объявил моего брата наследником, потому что я не хотел его трона и той придворной жизни что убила мою мать.., -произнес Амин после недолгого раздумья. -Но теперь у меня нет выбора и я должен найти и покарать убийц падишаха и своего брата. Никому не дозволено безнаказанно пролить кровь повелителя!
-Я согласен с вами, повелитель и готов помочь во всем, но мы должны как можно скорее отправится в столицу. Войско падишаха осталось без своего предводителя, так что следует поспешить чтобы навести порядок и успокоить ваших верных подданных, -согласно кивнул Темыр. -Вы согласны со мной?
-Согласен, но все же я не могу просто взять и бросить Кят на произвол судьбы даже ради трона моего отца, -возразил Амин, посмотрев на своего дядю - тот явно желал услышать совершенно иной ответ? -Я слишком много вложил в этот город, что стал настоящим домом для моей семьи, чтобы уехать, не позаботившись о его делах. Сначала я назначу достойного преемника на свое место и расскажу обо всем жене и детям - они обеспокоены и переживают за меня, так что я немедленно возвращаюсь домой.
-Как вам будет угодно, повелитель, -почтительно поклонился самаркандский султан. -Гюнеш очень не терпелось увидеть сестру и племянников - наша старшая дочка почти ровесница вашей Айше, а сынок на два года младше Ахмеда. Мы мечтали о том как познакомим их с вашими детьми...
-У нас еще будет возможность познакомить наших детей - а теперь прикажи трубить сбор и идем к Кяту. Я постараюсь быстро завершить все дела...
Итак, домой Амин вернулся с почетным эскортом из самаркандского войска под командованием своего дяди - быть может не стоило сворачивать лагерь, однако наместник прежде всего думал простых людях в степи. Великое множество воинов мало того что перепугало их, так еще и вполне могло осушить местные колодцы, что было бы губительно для маленьких селений и их жителей. Вечером этого же дня, дозорные на сторожевых башнях Кята заметили приближение "неприятеля" и забили тревогу, так что принц незамедлительно отправил Шакира к воротам, чтобы предупредить что никакой опасности нет. И пока Амин вместе с Темыром и Гюнеш переправлялись через канал, глава телохранителей уже помчался по узким мощеным улочкам к старой крепости, чтобы сообщить султанше, что ее супруг благополучно вернулся домой...

+1

54

[NIC]Feride[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9vi.gif[/AVA]Порой мы не знаем, что уготовано нам судьбой и самим Аллахом, который пишет нашу судьбу, никого не посвящая в свои священные строки. Кто-то говорит, что именно в этом и есть прелесть нашей жизни – никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь что-то очень важное и любимое. Однако Фериде сейчас сожалела о том, что не имеет возможности заглянуть в планы Всевышнего на их семью, счастливо и беззаботно проживавшую в Кят-кале уже не один год. Больше десятилетия Амин был наместником своего отца в старой столице, и никто не мог ведь даже кривого слова в его адрес сказать. В прочем, если бы и пожелал, то наверняка бы сделал это вблизи от дворца повелителя – так, чтобы тот вновь побоялся собственной плоти и крови, бурлившей в самом преданном его сыне.
Да, действительно, эта ночь была бессонной для Фериде и ее дочерей, которые устроились рядом с матерью в покоях, дабы поддержать друг друга, ибо каждая из них боялась за Амина, от которого пока еще не было, да и не могло быть вестей из-за отдаленности той самой армии, которая могла подступить к Кяту. Эта ночь прошла в тревожном молчании, во время царствования которого женщина обдумала не одну возможную теорию заговора. Она понимала, что от части лишь накручивает себя, но все-таки боялась упустить какую-то важную хитрость судьбы, которая переплелась с волей Аллаха где-то за спиной у них с Амином. Но присутствие дочерей рядом не позволяло Фериде пускать слезы. Женщина стойко держалась, не поддаваясь слезам, которые рвались наружу без какой-либо причины – ведь она могла потерять любимого, без которого ее жизнь будет закончена. И все-таки она была достаточно сильной, чтобы заставить хотя бы дочерей верить и надеяться на лучшее.
- Мама, а как ты думаешь, когда отец вернется? – спросила Айше, устроившаяся рядом с матерью, когда Румейса уснула в постели.
- На все воля Аллаха, Айше, - ответила вместо своей матери Зульфия. – И так тошно, зачем ты еще расспрашиваешь? – сердито пробурчала старшая дочь Амина и Фериде, что и не понравилось ее матери.
- Ну, хватит. Не нужно ссориться или спорить, - решила прекратить этот разговор мать девочек. – Ваш отец всегда сдерживает данные им обещания, поэтому давайте спать уже, - решительно произнесла женщина, согласившись в душе с собственными словами. И не зря ведь. Уже на следующий день она получит долгожданные новости – Амин возвращается с армией самаркандского султана, а также еще кое-какими силами союзниками, которые должны были к ним на пути в Кят присоединиться. Но, если только дочери и сыновья радовались тому, что их отец уже возвращался целым и невредимым, то их мать все равно беспокоилась. И причин у нее для этого было более чем достаточно.
Все-таки, зачем войскам Темыр-Мелика было идти в степные земли? Зачем ему понадобилось вступать в Кят, как и вообще выходить из Самарканда? О, вопросов у женщины было куда больше, чем ответов на них! Но, все-таки она знала, в какой стороне искать их. В столице. Во дворце самого падишаха скрывался ответ! И ведь она не ошиблась в своих подозрениях, когда во дворец-крепость вернулся супруг вместе с их родственниками из Самарканда. Но, как оказалось, случилось нечто такое, чего даже в самом большом своем страхе Фериде не могла предположить. Кто-то лишил жизни повелителя и одного из его сыновей – как и при каких обстоятельствах пока еще было неизвестно, но это уже являлось закономерным фактом. И это значило лишь одно: теперь им был путь в столицу, навстречу той судьбе, которую им уготовил Аллах.
На то, чтобы закончить дела в Кяте, у нового повелителя было не так уж и много времени. Столица и дворец, словно кипящий котел, полны опасных сплетен и интриг, которые следует постоянно пресекать и контролировать, иначе они вполне возможно могут стоить и жизни. Помня историю матери Амина, женщина это прекрасно понимала, а потому в столицу отправлялась вместе со своей сестрой, почти как на войну. Все-таки ей предстояла необходимость навести порядок в гареме, подобно тому, как это делала уважаемая валиде Хафса-султан. Мудростью и деятельностью этой женщины Фериде можно было не столь позавидовать, сколь просить Аллаха наградить оной. Все-таки Хафса-султан прожила всю свою жизнь в гареме. Сначала в гареме своего супруга, а после и сына. Увы, но до правления внука она не дождалась, тогда как с ее помощью устроить порядок было бы значительно проще.
Однако у Фериде была еще одна женщина, помощь которой была полезной. Хадиже султан встретила свою невестку уже во дворце, и подобно тому, как когда-то в день их знакомства, она рассказала о некоторых хитростях дворцовой жизни, в точности, как и о том, от кого стоит ожидать подлости. В один день гарем опустел, поскольку Фериде не стала дожидаться от кого-либо удара. Многих наложниц предыдущего султана она выдала замуж, а кого-то сослала в старый дворец, откуда тем было не навредить ее семье. И среди тех, кто отправился в старый дворец и была Эсманур, последняя любимица падишаха.
- Ну, вот и все? – выдохнула с облегчением Фериде, когда они с Хадиже и Гюнеш пили щербет со сладостями в покоях валиде, принадлежащих теперь именно ей.
- Я бы не хотела тебя огорчать, Фериде, но я все-таки скажу то, что ты должна услышать, - ответила Хадиже, чем очень удивила свою невестку. Та осторожно поставила чашу на серебряный поднос, внимательно слушая родственницу. – Ты обезопасила мужа и теперь никто не подступится к нему, но теперь стоит позаботится и о сыне, - произнесла Хадиже-султан.
- Что ты имеешь в виду? – нахмурилась султанша.
- Набери гарем для старшего сына из тех красавиц, что будут верны тебе и будут слушаться и уважать тебя, - произнесла женщина, без труда заметив, как удивилась Фериде.
- Но мои сыновья еще так молоды… да и зачем им гарем? – удивилась она.
- Твой старший сын уже в том возрасте, когда кровь начинает кипеть – ее нужно направлять в нужное русло, но пока еще для назначения его наместником еще рано. К тому же, ты не думаешь, что кто-то обманным путем захочет пробраться к нему? Все нужно контролировать в этом дворце и это именно тот случай, когда подобное можно считать положительным и отрицательным одновременно…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тысяча и одна ночь