Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » that awkward moment


that awkward moment

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Paul Hudson & Charlotte Allen
20 февраля 2016 | пятизвездочный отель
- - - - - - - - - - - - -
«Всегда хотел быть свидетелем на свадьбе: ты вроде в центре движухи, а жениться не надо.»

Отредактировано Paul Hudson (2016-05-09 16:35:46)

+2

2

handsome guy
"Я уверена. На все сто процентов", - сказала она, когда в нем самом уверенность в собственном будущем и надежда на оное висели на волоске, слабым отблеском маяча сквозь темные ветви сомнений и страхов, что липкими зловещими лапами надвигались все ближе, словно угрожая накрыть собой и навсегда лишить возможности видеть солнечный свет, отражающийся бликами в ее голубых глазах. Глупые ссоры и недопонимания стали привычными спутниками, хоть они и обещали друг другу, что каждый раз точно последний. Впереди их явно ожидает еще долгая череда споров и выяснений, сопровождающих любые отношения, какими бы хорошими они ни были. Но сегодняшний день должен был обойтись без них, ведь внимание, читай: гнев и раздражение, Шарлотты будет направлено вовсе не на Пола.
Войдя в богато и пафосно украшенный зал шикарного отеля, мужчина почувствовал, как холодные пальцы француженки крепче сжали его ладонь, едва ли не стирая суставы в пыль; Хадсон стиснул зубы, не подавая виду, и улыбался снующим мимо гостям. А людей на такое событие собралось не мало. Посмотреть воочию, как знаменитая актриса выходит замуж на очередного избранника, все равно что сходить на премьеру нового кинохита со знаменитостями первого уровня. Среди богемы Пол чувствовал себя не совсем в своей тарелке, но он здесь исключительно ради Шарлотты. Да и ничто не способно переплюнуть по неловкости сцену, когда Шанталь Лакруа, рассказала дочери о предстоящей свадьбе и, не стесняясь ее присутствия, подмигнула Хадсону со словами "только если ты не дашь мне повод сбежать из-под венца". Он уже не понимал, когда эта женщина шутит, а когда говорит серьезно, так что просто старался минимизировать общение с ней и не воспринимать все ее слова близко к сердцу.
- Я уже говорил, что ты прелестно выглядишь? - вполголоса проговоривает блондин, склоняясь к Аллен, и перехватывает ее под руку, уютно укладывая ее ладошку на своей и переплетая пальцы. - Но, если бы на твоем недовольном лице появилась улыбка, вид был бы просто идеальным. - Он глядит на девушку искоса, стараясь не растягиваться в насмешливой улыбке слишком широко, но уголки гул предательски дрожат. Шарлотта весь день была подозрительно тихой, наталкивая на мысль, что у нее есть план, возможно, она даже собирается сорвать эту свадьбу. А может ее недовольство вовсе и не связано с бракосочетанием собственной матери, но о причинах говорить она не хочет. Пока.
Они проходят вглубь зала, лавируя между свободно общающимися людьми. Такое впечатление, что все здесь давно знакомы, и это больше вечеринка друзей, чем семейное торжество. И скорее всего так оно и было. Просто для Хадсона тяжело это понять, он человек иного склада. Он морщится, когда ему в глаза щелкают фотовспышкой, хоть и старается привести лицо в нормальное состояние, чтобы хоть на одной фотографии не выглядеть, как тот самый парень, что всегда портит снимок. Вот только он не привык, когда фотограф выныривает из-под руки и щелкает в момент, когда ты как раз открыл рот, чтобы сказать "ого, фонтан с шампанским!". Почему нельзя предупредить, чтобы люди успели принять формальные позы и нацепить хотя бы такие же формальные улыбки?
- Интересно, долго еще ждать? Я пришел ради крабовых тарталеток, - хмуря брови, Пол вел девушку в противоположную от ближайшего папарацци сторону. Восхищаться размахом праздника не хотелось, никто и так не сомневался, что Шанталь устроит все по высшему разряду, даже если не сомневается, что брак не продержится и шести месяцев. Этого Хадсон, к слову, тоже совершенно не понимал. Для него свадьба это нечто особенное, обдуманное и взвешенное решение, не ради холодного расчета, а для уверенности в том, что это на всю жизнь. В душе он презирал разводы и возможность аннулировать брак, словно его и не было, стирая из истории сам факт существования пары и чувств между ними, которые пусть и оказались короткими, но наверное какое-то время все же были настоящими. Однажды блондин чуть было не допустил подобную ошибку с Холли, но вовремя опомнился, уберег себя и свое будущее от разочарований. И во второй раз он будет более осмотрительным, и полностью уверенным в своем выборе.
- Еще не поздно сбежать, если хочешь, - невзначай предлагает мужчина, и еще не ясно, чье желание оказаться сейчас в другом месте сильнее - Шарлотты или его собственное. - Фотографы все равно уже успели снять тебя, так что газеты не напишут, что дочь невесты пропустила свадьбу матери. - Он пожимает плечами, и понимает, что пора осадить себя или он примется действительно уговаривать француженку сбежать под шумок, пока они еще не успели полностью окунуться в мир этого пафоса, где лично ему точно нет места. Шарлотту же мало что удивляет здесь; она с детства крутилась в таких кругах и привыкла к фальши, заполонившей все вокруг, и роскоши, сопровождавшей все это. Хадсон хоть и посещает дорогие места и может многое себе позволить, но все же у него скорее больше общего с официантом, чем с любым из собравшихся гостей. - Скажи честно, я выгляжу, как придурок, в этой бабочке?

+2

3

get in your places
throw on your dress and put on your doll faces

EVERYONE THINKS THAT
W E ' R E   P E R F E C T

please don't let them look through the curtains
------------------------------------
outfit & Emily's dress

В голове по-прежнему чётко, словно услышанное только что, звучит радостное заявление матери, произнесённое неделями ранее, и последовавшее за ним громкое "что?!", слетевшее с губ прежде, чем Шарлотта успела осознать всё происходящее. Те слухи, которыми пестрила новостная лента в день их последней с Полом громкой ссоры, оказались ложными лишь наполовину: да, Шанталь и впрямь собралась под венец (как она уверяла, в последний раз, иначе это уже становится смешным), вот только избранником её стал вовсе не партнёр по съёмочной площадке, чей возраст лишь на пять лет превышал значащееся в социальных сетях число в соответствующей графе на странице Аллен; её мама тщательно скрывала от прессы, да и от дочери тоже, свой роман с владельцем крупной фирмы, занимающейся то ли программным обеспечением, то ли чем-то подобным — это юную француженку не волновало совсем. Пестрящие яркими заголовками с пометкой "сенсация" статьи, выложенные в интернет и разосланные по самым популярным изданиям, были лишь отводом глаз, спланированным агентом актрисы, и несчастная Карен после целых десять минут выслушивала гневные ругательства в свою сторону, произносимые на двух языках поочерёдно. Затем необъективной и жёсткой критике из уст Шарлотты подвергалось абсолютно всё, начиная цветом скатертей и заканчивая выбором торта, отчего Хадсон с нескрываемым волнением вперемешку с заботой в голосе поинтересовался, всё ли в порядке, за что удостоился красноречивого "заткнись и поддакивай" взгляда. И чем ближе становился отмеченный красным кружком день в календаре, тем спокойнее становилась француженка; увы, исключительно внешне.
Сегодня же она и вовсе была тиха, и если бы не недовольная кислая мина на её лице, можно было бы решить, что она смирилась с неизбежностью бракосочетания своей maman и её трепетно обожаемого будущего мужа. Все попытки Пола приободрить девушку терпели фиаско, и даже запрещённый приём в лице Эмили не изменил настроя брюнетки: она лишь закатила глаза, недовольно протянув, что подол выбранного для малышки платья больше её самой раза в два, а после молча отдала её на руки Рейре, которая пребывала в диком восторге от одной только мысли, что Эм и Джейми украсят своим присутствием церемонию. От всех этих ахов-вздохов и разговоров Шарлотта то и дело прикладывала два пальца к виску, имитируя попытку застрелиться, и сложно было понять, что же действует на неё таким образом: факт, что это торжество её матери, или сама мысль о свадьбе в целом.
Когда Аллен, перебирая вещи в шкафах, наткнулась на висящий в глубине плотный чехол, то что-то внутри затянулось тугим узлом, а руки сами потянулись к молнии. Вошедший в комнату Хадсон, застав её перед зеркалом с приложенным к груди белым пышным платьем, лишь тихо кашлянул в кулак, а она тут же улыбнулась одной из своих "сделай вид, что ничего не произошло" улыбок, говоря о том, что нужно бы теперь его продать. Избавиться, как и от всего остального, что напоминало ей о своём несбывшемся "always & forever", выгравированном на внутренней стороне обручального кольца, что вернулось к Тедди в день подписания бракоразводных бумаг. Всё, что связывало их, отправилось по коробкам, скрылось настройками приватности, осталось призрачным образом, с которым не приходилось сталкиваться ежедневно, но который порой всё же давал о себе знать, будто не позволяя забыть, что сказок в реальности не существует, не в той, в которой живёт Шарлотта. И как бы ей ни хотелось верить в то, что хотя бы у её мамы сбудется, наконец, обещанное волшебными историями "долго и счастливо", что-то останавливало и не давало полностью в этом увериться.
Её серьёзный взгляд останавливается на лице Пола, переплетающего их пальцы, и губы растягиваются в самой очаровательной улыбке из арсенала Ширли, но стоит Хадсону довольно улыбнуться в ответ, как представление обрывается за считанные доли секунды, возвращая брюнетку в состояние, слишком уж похожее на ставшего популярным в интернете кота.
Идеала не существует, — отрезает она, однако игриво толкает мужчину бедром, чтобы он не вздумал принимать её недовольство всерьёз. Завтра, когда она будет сонно сползать (в самом прямом смысле этого слова) с постели и умирать от того, что пятый кусок торта был определённо лишним, её отношение к сегодняшнему дню изменится если уж и не с точностью до наоборот, то явно в положительную сторону. Она скажет, что было весело, а видео с пьяным в стельку Джонни Деппом, зачитывающим тост с листа, набрало бы миллиард просмотров за первые же часы после своего появления в интернете, но сегодня, пока обмен клятвами, кольцами и слюной во время традиционного поцелуя не состоялся, француженка решает побыть свадебным Гринчем, потому что почему бы и да.
Вокруг сплошь знакомые лица: те, с кем Аллен не знакома лично, приветственно улыбаются ей ежедневно с глянцевых обложек или телеэкранов, а частые вспышки фотографов, появляющиеся то тут, то там, не дают ни на минуту забыть, чьё это торжество. Всё распланировано и устроено по высшему разряду, и это определённо та свадьба, о которой мечтают многие и о которой будут говорить до тех пор, пока другая пара знаменитостей не решить связать себя узами брака, переплюнув этот праздник по размаху и затратам. Шарлотта только и успевает натянуто улыбаться всем подряд, чередуя приветствия с английского на французский и наоборот, пока язык не начинает заплетаться. Она крепче сжимает ладонь Пола, не зная, кого пытается приободрить — его или же себя.
Скажем так: пунктуальность я унаследовала не от неё, — усмехается француженка, очерчивая перед собой полукруг острым каблуком и помахав своему крёстному, оккупировавшему тот самый фонтан с шампанским, который ранее заприметил Хадсон. — Я вообще здесь исключительно ради торта, — добавила она беспечным тоном, а после нахмурилась, задумчиво приложив палец к губам. — И ещё чтобы посмотреть, на каком шагу Эмили споткнётся и уткнётся носом в пол, — Жизель уверяла, что на десятом, сама же Ширли в негодовании отстаивала честь своей дочери, твердя, что на одиннадцатом. В общем, если в чём они и были согласны, так это в том, что Джейми запнётся на шестом. О платье всё той же Эм. — Так что нет, побег отменяется, будем терпеть, — и она расстроенно, совершенно искренне вздыхает, не понимая, почему нельзя было просто расписаться в ратуше и для чего было устраивать эту пытку помпезностью. Ах да, точно, в Голливуде подобное — редкость.
Она переводит на Хадсона придирчивый взгляд, пробегаясь по его костюму, поджимает губы в задумчивой оценивающей гримасе и неопределённо передёргивает плечами.
Без бабочки ты нравишься мне больше. И без пиджака, — Шарлотта делает шажок в сторону Пола, закидывая руки мужчине на плечи, и понижает голос на пол тона ниже. — Да и от всего остального тоже можно было бы избавиться, — она подаётся вперёд, нехотя отводя взгляд от его лица, на котором сейчас чётко читалось удивление от ею произнесённого, и добавляет, — единственное, что на тебе смотрится превосходно — я, — с самодовольной ухмылкой француженка отстраняется, картинно пожимая плечами. — А так бабочка вполне неплохая. Конфетку хочешь?

Отредактировано Charlotte Allen (2016-04-11 20:15:43)

+2

4

It’s not safe to talk here
The walls are listening, the line is so clear
Almost feel your skin touching my skin

So push the light switch
Spark up another cigarette
http://funkyimg.com/i/2aSbR.gif http://funkyimg.com/i/2aSbS.gif
Breathe in slow slow slow
EXPLODE EXPLODE EXPLODE
---------

На свадьбах люди делятся на два типа: те, кто запасаются бумажными платочками, чтобы утирать ими умилительные слезы во время произнесения брачных клятв, и те, кто считает, что хорошее дело "браком" не назовут, поэтому воодушевления на их лицах вы не увидите. Пол относился скорее к первому лагерю, считая свадьбу, как минимум, важным ритуалом в становлении каждого мужчины. К этому прилагается тонна нюансов, но общий смысл остается прежним - он приверженец тех, кто готов заявить о своих чувствах всему миру. К какому типу относится Шарлотта определить сложно. Она вообще персона неоднозначная, часто меняющая и скрывающая свои истинные взгляды. С одной стороны - на ее лице читается недовольство и, скорее всего, оно направлено даже не на то, что у алтаря будет стоять ее собственная мать, а вызвано ее общим негодованием на тему свадеб и клятв, которые, она знает не по наслышке, далеко не всегда оказываются выполнимыми. С другой же стороны за темным флером скептицизма и категоричности скрывается настолько тонкая и ранимая душа, способная на любовь и романтику, в чем уже сам Пол имел удовольствие убеждаться и не раз, что вполне возможно в голове француженки в этот самый момент витают мечты, окутанные запахом лилий и белой органзой. Впрочем, что происходит в голове Шарлотты, - вопрос довольно спорный, и даже ее мужчина не рискнул бы выдвигать громких предположений, по крайней мере не вслух.
Пол искоса продолжает наблюдать за эмоциями на лице Шарлотты, словно он здесь чтобы присматривать за ней, а не исполнять роль кавалера. Отчасти так оно и было; и не только сегодня. Блондин чувствовал свою ответственность за Аллен, потребность быть всегда рядом, чтобы иметь возможность защитить от любой беды, что бы это ни было. И это не навязчивая гипер-опека, а скорее вполне себе наверное эгоистичное желание уберечь то, что дорого. Он ухмыляется, глядя, как показательно девушка выказывает свое негативное отношение к происходящему, хотя Хадсону это кажется чересчур наигранным, маскирующим что-то совсем другое, не столь поверхностное, как детская ревность. Но он молчит, предпочитая, как обычно, подыгрывать до той поры, пока Шарлотта сама не захочет открыть истинную причину.
- А ты вообще унаследовала такую черту? - с утрированным удивлением переспрашивает мужчина, предчувствуя последующий за этим еще один толчок в бок. - Видимо это как-то прошло мимо меня, - его взгляд рассредоточен по залу, якобы блондину действительно интересно, что Джулия Робертс и Кэтрин Зета Джонс пришли на это торжество в одинаковых нарядах и теперь едва сдерживаются, чтобы не повыкалывать друг другу глаза десертными вилками. Хотя нужно признать, Пол не против был узнать, чем закончится эта кошачья схватка, но француженка уже тянула его в другую сторону, перетягивая внимание на себя.
До начала церемонии оставалось совсем немного времени и распорядители суетились, как заведенные метелки, проверяя каждую мелочь. Честно говоря, Хадсон наблюдал за этим с ужасом. Каким бы лояльным ни было его отношение к свадьбам, но вся эта беготня и попытка добиться совершенства вплоть до абсурда, казалась ему сумасшествием. В его памяти еще не стерлись воспоминания о подготовке к собственной свадьбе, когда Холли дни напролет выносила ему мозг бесконечными обсуждениями узоров на фарфоре, цветочных композиций и рассадки гостей, а распорядитель отрывал от совещаний со срочными вопросами типа "салфетки цвета слоновой кости или сахарной пудры?". Отменив свадьбу, Пол даже чувствовал некое облегчение оттого, что не придется больше участвовать в этом по сути ненужном балагане, о котором почему-то так мечтала, и считала жизненно важным, его невеста. Возможно, отчасти именно из-за этого мужчины столь неохотно решаются заключать брак.
Реплика о торте остается без внимания Хадсона, хоть ему и хотелось подметить, что Шарлотте следовало бы есть поменьше сладкого. Но стоило бы ему хотя бы заикнуться о чем-то подобном, то девушка бы точно огрела его сумочкой по голове, если не хуже. Так что тактично умолчав о вредности повышения уровня сахара в крови и пропустив лекцию о проблемах лишнего веса, блондин перевел внимание на стоящую неподалеку Эмили, которую обступили со всех сторон, то и дело поправляя платьице, в котором она сама выглядела как пирожное со взбитыми сливками. Но девочка, в отличии от матери, выглядела вполне довольной таким вниманием к своей персоне и общей шумихе. У Пола даже дрогнуло что-то внутри от мимолетной мысли "что же из нее вырастет?".
- Не будь такой врединой! Эмили уже большая девочка, - и он совсем не имел в виду ее размеры в этом наряде, - и давно уверенно стоит на ножках. Я убежден, что ей ничего не стоит дойти до алтаря без падений. - В его голосе сквозила отеческая гордость, хоть он и пытался скрывать подобные чувства от окружающих по многим причинам. Но здесь его некому уличить, так что мужчина не стал прятать улыбку, глядя, как Эм заливается звонким смехом, разбрасывая вокруг себя лепестки из корзинки, заготовленные для "церковного" прохода. - Чего не скажешь о Джейми... - добавляет он погодя, заметив выражение лица мальчика. Честно сказать, Хадсону иногда казалось, что племянник Шарлотты отстает в развитии, хотя Пол не педиатр, может ему только кажется.
Детей увели куда-то "за кулисы", видимо все вот-вот начнется. Скоротать время становилось все сложнее. Блондин нетерпеливо ерзает бабочку, что кажется ему в этот момент ужасно тесной и мешающей свободно дышать. В его голове мелькает мысль снять ее и остаться эдак неформально-элегантным, но Шарлотта застает мужчину врасплох, обвив его шею руками и прильнув поближе. Его бровь подскакивает вверх, не потому что он удивлен слышать от девушки такие слова, а скорее удивлен, что она говорит подобное здесь и сейчас. Он медленно сглатывает, стараясь подавить мгновенно подскочивший уровень возбуждения, и осторожно оглядывается по сторонам, убеждаясь, что рядом не притаился какой-нибудь репортер, а то из фразы Шарлотты мог бы получиться отличный заголовок для журнальной статьи с пестрыми снимками и цитатами очевидцев. Пол приводит свое лицо к нормальному состоянию, ничем не выдавая своих настоящих эмоций, в то время, как распорядитель объявляет о начале.
- Нет, спасибо, теперь мне хочется кое-чего другого, - многозначительно, хотя чего уж там - очень даже однозначно, отвечает Хадсон, подкрепляя это долгим откровенным взглядом в глаза француженке. - Как думаешь, - продолжает он, сменив тон на обычный, располагающий к светской беседе, и приобнимает Шарлотту за талию, - свадебный секс сегодня полагается только шаферу и подружке невесты или это распространяется на всех приглашенных? - блондин бросает взгляд на девушку, игриво подмигнув ей, и пробегается пальцами вдоль ее обнаженной спины. - Идем, нам пора занять наши места.

+2

5

you're the first face that I see and the last thing I think about
you're the reason that I'm alive, you're what I can't live without

-------------------------------------
I DON'T DESERVE YOUR LOVE
BUT YOU GIVE IT TO ME ANYWAY

how am I the one that you've chosen to love?

Вокруг них начинается суматоха: организаторы отдают последние команды, поправляя распустившиеся розы в многочисленных букетах, и переговариваются по гарнитурам, словно шпионы, на плечи которых возложена самая ответственная миссия из всех возможных; над Эмили хлопочут так, словно она должна встретиться с Её Величеством, а не всего лишь пройти по ковровой дорожке, рассыпая вокруг розовые лепестки, один из которых как раз тянула в рот, пробуя на вкус, раз уж запах пришёлся по душе (мамина дочка, ничего не скажешь); многочисленные гости прерывают свои великосветские беседы лишь на мгновение, чтобы оглядеться по сторонам, и продолжают их вновь уже в движении, пробираясь к своим местам: как сторона невесты, так и жениха — обе набиты битком, и в кого ни плюнь — непременно попадёшь то в очередную знаменитость голливудского масштаба, то во владельца нефтяной вышки. Роскошь и помпезность — вот те два слова, что передают полную картину происходящего, и завтра в заголовках глянцевых журналов именно этими определениями наградят сегодняшнее торжество, не забыв в углу накидать примерную сумму, которую пришлось выложить за такое великолепие. Любой был бы счастлив оказаться здесь, взглянуть на это празднество хотя бы одним глазком через замочную скважину. Любой, но только не Шарлотта, которая действительно имела в виду то, что сказала, и сейчас с куда большим удовольствием проводила бы время на широкой постели снятого номера, а не ожидала обмена клятв в исполнении матери и её избранника. Она, склонив голову набок, растягивает губы в улыбке, наблюдая за тем, как Пол меняется в лице, как в его глазах вспыхивают огоньки желания, и хочет наплевать на эту свадьбу — что она там, в конце концов, не видела? — и привести желаемое в действительное. Но от этой идеи, увы, приходится отказаться, если только она не желает попасть в немилость и заслужить материнскую обиду; их отношения и без того были нестабильны и хрупки, так что наносить по ним удар в планы француженки не входило.
А зря. Шоколад, как и оргазм, считается источником эндорфинов, — произносить столь провокационные фразы и смотреть ту гамму эмоций, что отражаются в зрачках Хадсона — одно из ею излюбленных занятий. Шарлотта с видом святой невинности хлопает глазами и разворачивается на каблуках, выглядывая свободные места в первых рядах и изображая увлечённую сосредоточенность. — Почему же только им? Молодожёнам тоже, если невесту из платья вынуть удастся, — усмехается француженка, чувствуя пробежавшую вдоль позвоночника дрожь, вызванную лёгким касанием Пола обнажённой кожи. Игра по непрописанным правилам, которую они вели, была начата с равным счётом.
Они движутся в сторону своих мест, огибая неторопливо рассаживающихся гостей, и Шарлотта, представляющая лишь примерно, где им полагается сидеть, вдруг резко тормозит, потянув Пола за рукав и таращась вперёд: их два свободных стула находятся прямо в центре ряда и сейчас, когда они были единственными свободными, стало ясно, с кем рядом им придётся сидеть. По правую руку — Томми, и это повод расслабленно выдохнуть, но вот по левую — сама Корделия, и это все равно что сидеть рядом с огнедышащим драконом в костюме хот-дога: того и гляди не упустит шанса поджарить или заставить поволноваться. Да что там, она даже ещё не взглянула в их с Полом сторону, а Шарлотта уже впала в панику и готова бежать без оглядки. Деваться некуда, так что приходится вымученно вздохнуть и кивнуть Хадсону, чтобы он прошёл вперёд и занял место рядом с младшим Ланкастером — из двух зол Аллен выбирает меньшее, предпочтя самой вынести пытку обществом бабушки, лишь бы не устраивать той знакомство с мужчиной.
И когда уже я научусь тебя слушать? — тихо проговаривает она, думая, что нужно было сразу согласиться на его предложение и улизнуть, оставшись запечатлёнными на фотографиях, что служили бы прекрасной отговоркой и подтверждением их присутствия. Опустившись на сидение, Шарлотта косится на бабушку, которая сидит с каменным выражением лица, и надеется, что та и дальше будет изображать из себя Снежную Королеву, но закон подлости срабатывает неизменно и с точностью наоборот от её наивных надежд.
Корделия медленно поворачивает голову, одаривает ничего не подозревающего Пола оценивающим взглядом и, довольно хмыкнув себе под нос, наклоняется к уху внучки. Аллен напрягается от одного только её движения и крепче сжимает ладонь Хадсона, параллельно прикидывая, где тут ближайшая больница, потому что мужчина такими темпами без перелома не останется. Когда глава французского семейства вновь выпрямляется и возвращается в режим терпеливого ожидания начала церемонии, Ширли переводит свой удивлённый взгляд на Пола и в недоумении хмурит брови.
Это может прозвучать странно, — медленно она, придвинувшись к нему ближе и понизив голос до шёпота, — но ты, кажется, только что получил то самое королевское одобрение, — остаток фразы — "о котором говорил Тедди" — она благоразумно умалчивает. Аллен и правда не понимает, что это вообще сейчас было и с чего вдруг в её бабушке проснулось такое великодушие, но подумать об этом француженка так и не успевает.
Музыка начинает играть сначала совсем тихо, медленно набирая громкость; широкие двери распахиваются, на пороге появляются Эмили и Джейми — все присутствующие разом выдают умилённое "awwwwww", словно где-то впереди висит табличка, диктующая всем, что и в какой момент необходимо делать. Дети осторожно топают вперёд к алтарю, сопровождаемые улыбками гостей, а Ширли ловит себя на мысли, что Эм не так уж и плохо выглядит в этом платье. На жениха, уже занявшего свою позицию, она не обращает особого внимания, всего лишь мазнув по его фигуре взглядом, и оборачивается вслед за всеми, когда в зал входит её мать.
Губы Шарлотты растягиваются в улыбке сами по себе, когда молодожёны обмениваются свадебными клятвами. Кто-то позади шумно сморкается в платок, не в силах сдержать эмоции, а затем все звуки теряются в оглушительных аплодисментах, под которые счастливая пара скрепляет брак поцелуем. Всё это слишком мило. Настолько, что даже Аллен, всё это время не скрывавшая своего отношения к происходящему, не может не признать: это было волшебно.
Ладно, не смотри на меня так, мне понравилось, — она поднимает руки в сдающемся жесте, провожая взглядом влюблённых голубков, которые сейчас пойдут отпускать в небо голубей настоящих. — В порядке исключения. И только потому, что Эмили покорила всех и каждого.

+2

6

Tell me something, I need to know
Then take my breath, and never let it go
If you just let me invade your space

I’ll take the pleasure, take it with the pain

Действие представления переносится и зрители послушно сменяют локацию, неспешно переходя в большой зал, исчерченный рядами стульев, на некоторых из которых Пол замечает именные таблички, резервирующие места для особых гостей, словно среди этой толпы сплошь знаменитостей тоже есть распределение на ранги и уровень значимости. Впрочем ему не знакомы законы этого мира, а приравнивать их действия к обычной логике было бы глупо. Он следует на Шарлоттой, полагаясь на ее знания и инстинкты, а она ведет себя довольно уверенно, продвигаясь к первым рядам, заведомо зная, что на меньшее она не согласна.
- То есть ты смогла бы заменить одно другим? - провокационно спрашивает мужчина совершенно обыденным тоном, будто продолжая ранее начатую светскую беседу. В его голове всплывает момент из сериала "Друзья", когда Джоуи спросили, от чего бы он смог отказаться - от секса или от еды, и Хадсон невольно улыбается как-то по-идиотски, как бывает, когда вспоминаешь шутку, а все вокруг понятия не имеют, о чем ты думаешь и почему лыбишься. - В любом случае я бы сейчас предпочел второе, - бормочет он, намеренно вуалируя слово "оргазм", чтобы не навлекать на себя заинтересованные взгляды проходящих рядом гостей. Отчего-то мужчину преследовало чувство, что их постоянно подслушивают и записывают.
Они подходят к свободным местам и блондин не замечает упорства, с которым Шарлотта пропихивает его на свободный стул, чтобы занять второй. Пол приземляется около Томаса, кузена француженки, и они приятельски пожимают друг другу руки, перебрасываясь парочкой фраз на отрешенные темы. Хадсону нравится этот парнишка; он один из немногих адекватных членов семейства девушки и точно тот, с кем мужчине приходится общаться чаще всего и не чувствовать себя не комфортно. Через несколько стульев от них сидит брат Тома - Луи, и тут уж Пол благодарен небесам, что их разделяет приличное расстояние, иначе он самолично бы удавился своей бабочкой лишь бы избежать общения с этим капитаном-истерикой. Но слава богу тот занят высматриванием Джейми в толпе, так что блондин избежал его занудства. Мужчина слышит шепот Шарлотты и одаривает ее взглядом, говорящим "ммм, никогда?", будучи уверенным, что при любых обстоятельствах девушка не утратит способность руководствоваться в первую очередь собственным мнением, и тут уж ничего не поделаешь. Пол с улыбкой выслушивает причитания Томми, которого, как самого младшего, мать и тетя уже замучили мелкими поручениями, и он мечтал, чтобы эта свадьба и этот день поскорее закончились. Француженка придвигается ближе к блондину, прижимаясь к нему тесней, и тот переводит внимание на нее, склоняя голову, чтобы лучше слышать ее низкий шепот, а затем удивленно приподнять бровь, переваривая услышанное. [float=right]http://funkyimg.com/i/2bAQK.gif[/float]Он смотрит через плечо брюнетки, неожиданно встречаясь взглядом с мадам Лакруа, сидящей аккурат около внучки, чего Пол сразу не заметил. Он еще не встречался с главой семейства лично, но знал, как она выглядит, хоть и не был близок к миру моды. Шарлотта так часто описывала ее кем-то вроде родового демона в человеческом обличье, что он просто обязан был знать врага в лицо. Этот демон обжег его острым взглядом внимательных глаз, а затем ее губы едва заметно приподнялись в улыбке, прежде, чем Корделия перевела внимание на алтарь. В этот момент Хадсон понял, что она ему вовсе не враг, как и то, что демонического в ней тоже меньше, чем он успел предположить.
- Одной проблемой меньше, - довольно произнес он, улыбаясь Шарлотте и легко касаясь губами ее щеки. Одобрение ее семьи - уже полдела, и является немаловажной частью в их развивающихся отношениях.
Где-то позади начинает играть живая музыка и гости в зале затихают, следя за началом церемонии. Малышка Эм производит фурор, в чем никто собственно и не сомневался, и даже ни разу не запинается, уверенно шагая вперед, разбрасывая вокруг лепестки, как ее все утро учила тетя Рейра. Так что спор ее любимой мамочки и тети Жизель с треском провалился для обеих сторон. А вот Джейми, хоть и прошел путь до конца, в итоге разрыдался, приводя одну из распорядителей в предынфарктное состояние. Дальше все идет, как по нотам, без сучка и задоринки: невеста выглядит идеально, никто не потерял кольца, не забыл слова клятвы, не назвал чужого имени. Свадьба удалась. А Пол пару раз даже слышал, как Шарлотта подавляла всхлип, изо всех сил стараясь сдерживаться. Молодожены скрепляют союз поцелуем и зал взрывается овациями, прямо как в кино. Хадсон выжидательно смотрит на девушку и та сдается.
- Ну конечно, только из-за Эмили, - смеется он, приобнимая француженку за плечи, пока молодые идут по проходу рука об руку. - Хотела бы сама пройти через это еще раз? - совершенно спонтанный и необдуманный вопрос, без задней мысли, из чистого любопытства под впечатлением от происходящего. Едва задав его, блондину хочется забрать слова назад, зная, как легко Шарлотту спугнуть случайно оброненной фразой, но это невозможно, а потому Пол делает как можно более непринужденное лицо, будто спросил, какой десерт она хочет попробовать первым, и рассредотачивает взгляд на зашевелившейся толпе.

+1

7

Шарлотта внимательно следит за шествующей по проходу парой и, когда её мать оборачивается, выискивая в толпе аплодирующих приглашённых француженку, подмигивает ей, словно давая понять, что её капризы и детская ревность остались позади хотя бы на сегодняшний день, уступив место радости и счастью; Шанталь едва заметно кивает, довольно улыбаясь, и покидает зал вместе со своим теперь уже мужем. Решив нарушить добрую половину традиций как американских, так и французских, молодожёны отказываются от поездки на лимузине с табличкой "just maried", так что дальнейшее празднование сего знаменательного как для породнившихся семей, так и Голливуда в целом дня, продолжится в банкетном зале, куда и начинают стекаться многочисленные гости этого ничуть не скромного торжества.
Томми закатывает глаза и недовольно тянет, что сейчас все, кто восседал на задних рядах и жаловался, что из-за пышных причёсок и шляпок некоторых леди им не видно происходящего у алтаря, будут первыми, кто займёт свои столики и покусится на самые аппетитные лакомства; покосившись на брата, Шарлотта усмехается и покачивает головой, делая вид, будто её забавляет его ребяческое волнение и страх, что ему не достанется сладостей — на деле же ей хочется наплевать на правила приличия и разметку рядов, раскидывая стулья во все стороны и активно пробивая дорогу к десертам и напиткам. Её мысли уже крутятся вокруг образа высокого торта из пяти ярусов, украшенных клубникой и щедро политых белым шоколадом — мечта любого сладкоежки и ночной кошмар диабетика, — но предложить Полу миновать очередь на правах особых гостей она так и не успевает, застыв в напряжении от заданного им вопроса.
Она по-прежнему смотрит куда-то впереди себя невидящим взглядом и чувствует, как натягиваются в напряжении струны, готовые лопнуть в любой момент. Его вопрос — вовсе не предложение, и можно пожать плечами, небрежно взмахнуть рукой, сказать что-то легко и непринуждённо, будто он только что поинтересовался, какая погода; разум тут же заполняется десятками, сотнями, тысячами вопросов, от которых избавиться она не может точно так же, как и найти ответа. Было это сказано просто так, на волне всеобщего восторга происходящим? Или же он прощупывает почву, параллельно прикидывая, во сколько ему обойдётся приглянувшееся в ювелирном отделе кольцо с учётом скидок по клиентской карте? Хочет он услышать ответ в действительности или уже жалеет, что позволил этим словам сорваться с губ, а вопросу повиснуть в воздухе? Хотела бы она?..
О том, что когда-нибудь их отношения дойдут до той стадии, когда наступает пора выходить на следующий уровень и закреплять их данными друг другу клятвами, Шарлотта не думала. Вернее, подобная мысль проскочила в её голове лишь однажды, задержавшись всего лишь на несколько секунд в уставшем сознании, когда обезболивающее растекалось по венам, а выставленный ей диагноз звучал как приговор; в тот момент она, виновато глядя на Пола и зная, что принадлежит он не ей, связанный чувством долга и обязательствами перед Холли их будущим (и несуществующим) ребёнком, подумала, что может быть когда-нибудь она могла бы сказать ему заветное "да", и они были бы бесконечно счастливы — в другой вселенной. Затем, когда все необходимые точки были расставлены, а преграды снесены с пути, разбитые в щепки и пыль, ван Аллен решила, что если такой момент и наступит, то нескоро, и она ещё успеет подготовить себя к столь разительным переменам: после всего, что было сказано и сделано, меньше всего ей хотелось торопиться, а данных на будущее обещание было достаточно, чтобы засчитать их за своеобразный гарант того, что они будут вместе. Теперь же ей снова приходиться вернуться к этой мысли, представить подобную возможность и за считанные секунды решить, смогла бы она, захотела бы, согласилась бы? Без предупреждения, без подготовки, без тонких намёков Хадсон попросту в считанные секунды выставил её за пределы зоны комфорта, породив инстинктивное желание поступить так, как она делала обычно — сбежать. И плевать, что на свадьбах подобным обычно занимаются невесты, отказываясь давать ответ на один из главнейших вопросов, а не их дочери.
Ещё раз? Через это? — Шарлотта задумчиво тянет гласные, в панике подбирая слова и жалея, что нет у неё в сознании встроенного справочника со сглаживающими углы фразами на все случаи жизни. — Пройти к алтарю и разбрасывать лепестки роз? Боюсь, что в моём исполнении это будет выглядеть не мило, а странно, — не знаешь, что ответить — прикинься дурочкой. Пожалуй, это был оптимальный (впрочем, единственный существующий) вариант действий: съехать с темы, сделав вид, будто она поняла его не правильно или не поняла и вовсе, лишь бы не принимать поспешных решений. Ширли осторожно, словно боясь увидеть в его взгляде что-то, с чем не готова столкнуться, поднимает глаза, смотря на Пола и осознаёт, что не может это продолжать. Она слишком часто делала так, желая обойтись малой кровью, выбрать наименьшее из двух зол и лишить себя груза ответственности, медленно и плавно опускающегося на плечи. — Я не знаю, — честно отвечает Шарлотта, чувствуя, как внизу живота стягивается узел. — Нет? Может быть? Это сложно, — прямо-таки испытание не для слабонервных. Она боится, что если начнёт говорить, вдаваться в подробности, пытаться объяснить ему точнее, чтобы он поставил себя на её место и понял, что именно она пытается вложить в свои слова, то запутается, ляпнет лишнего, оттолкнёт на шаг назад. Порой она сама задаётся вопросом, какого чёрта вообще пошла в журналистику, где нужно работать со словом, когда сама в реальности не может подобрать их и выдавить из себя хоть что-то вразумительное. — Посмотри на них. Мама выглядит счастливой. Как и в прошлый раз. И до него. И в самый первый, — наконец, Томми разворачивается и двигается в сторону прохода, а значит и им можно покинуть свои места. Шарлотта берёт Пола за руку, переплетая их пальцы, и кивает в сторону дверей. — Это чувствуется здорово, когда ты говоришь "да", сначала на предложение, а затем у алтаря, но потом... всё заканчивается, и ты не можешь просто уйти и перестать звонить, — она пожимает плечами, стараясь не вспоминать о том, как ей названивал семейный адвокат, как нехотя она собиралась на все установленные встречи и как сложно было оставить свою подпись в углу бракоразводных бумаг. — А ты? Ты хотел бы всего этого? — хотел бы подвергнуть себя риску ощутить всю эту боль, если что-то пойдёт не так?

+1

8

Конечно он знал, что этот вопрос не должен всплыть раньше, чем он не будет полностью уверен в том, стоит ли его задавать, и будет на сто процентов готов уговаривать Шарлотту ответить положительно; или по крайней мере, пока девушка сама не начнет умолять его взять ее в жены, что звучит, как анекдот, при всем положении вещей, но все же на удивление существует, как вариант, в голове Хадсона. Он спросил это вслух под влиянием момента и атмосферы. Ведь принято считать, что каждая девочка мечтает примерить белое платье, фату и пройтись под церковным сводом под пристальные взгляды близких друзей и родственников. И вполне нормально задать девочке вопрос, на который она закономерно ответит согласием. Вот только девочка уже знает, что даже те мечты, которым свойственно сбываться, могут разбиться в прах. Девочка уже прокляла и свое белое платье и все, что длинным подолом тянулось следом, вываливая в грязи то, что некогда было чистым и искренним. Девочка больше не верит в клятвы, потому что ее "навсегда" закончилось намного быстрее, и единственное, что действительно останется с ней навечно - это боль и разочарование в той самой мечте. И Пол знал это, хотя Шарлотта никогда открыто не говорила об этом; ему не нужно было слышать это вслух, он видел в ее глазах каждый раз, когда она видит Теда, когда смотрит на Эмили, когда достала из глубин шкафа плотный чехол и проводила пальцами по слоям белого фатина, чтобы громогласно заявить, что этой прелести давно пора на помойку. Он не хотел ни сделать ей больно, ни поставить в неловкое положение своим вопросом, но теперь ему придется принять последствия необдуманно произнесенных слов. То, что было бы нормально с другой девушкой, совсем иначе с этой.
Не смотря на Шарлотту, блондин боковым зрением и всем своим телом ощущает, как она напряглась, как на ее лице медленно проступает шок, удивление и попытки подобрать правильный ответ, то ли правдивый, то ли тот, что хотя бы не обидит мужчину, хоть он и готов был получить что угодно, обещая себе не воспринимать слишком близко. Сам ведь напросился. Кто знает, что происходит в голове француженки в этот момент. Быть может она раздула из невинного вопроса намек на предложение руки и сердца, и все еще хуже, чем кажется. Растерянность на ее лице сменяется привычным озорством и девушка отшучивается в свойственной ей манере. Губы Пола растягиваются в улыбке, у него от сердца отлегло, если признаться честно. Он согласен был принять этот ответ и не возвращаться больше к этой теме, сегодня по крайней мере. Ему и самому не удалось бы лучше съехать с неловкой темы, но Шарлотта в этом признанный мастер. Хотя почему-то именно сейчас она решила пренебречь своими привычками и откорректировать ответ, приправляя его горстью серьезности и парочкой вытекающих, не менее неловких, вопросов.
- Может, она и правда была счастлива каждый раз, - неуверенно пожимает плечами мужчина, выдвигая непонятное для него предположение. Пол, сам того не хотя, смотрит на брюнетку с сочувствием и жалостью. Она слишком молода, чтобы говорить о свадьбе, любви в конце концов, с такой горечью и отголосками личного опыта, как у матерой пожилой дамы. Ему хотелось бы иметь силу стереть все, что было с ней до этого, все, что принесло ей разочарование и болезненные воспоминания, но таких возможностей нет ни у кого, и таблетку от этого еще никто не придумал, хоть и было высказано миллиарды просьб о подобном. Мужчина горько улыбается в ответ такой непростой для Шарлотты откровенности, что с каждый разом, кажется, дается ей все проще, но не теряет неприятного осадка и мерзкого привкуса на губах. Он смотрит на нее взглядом, говорящим "я всё понял. просто остановись, прекрати себя мучить", потому что ему самому больно видеть, как наружу выползает то, о чем девушка не хочет вспоминать по вполне понятным причинам.
- Да, - просто протягивает он, не зная, что может ответить на это и стоит ли углубляться в тему, которую и так затронул не нарочно. На мгновение опустив глаза, Пол все же решает добавить: - Но со временем становится легче. Все проходит. - Он не пытается навязать свое мнение или сказать, что ее боль перестанет иметь значение. Ему хотелось просто хоть немного подбодрить ее, облегчить этот момент, если это возможно. Гости единым потоком плавно перетекают в банкетный зал и очередь доходит до их ряда, позволяя им поставить точку в этом скользком вопросе и продолжить вечер, как ни в чем ни бывало, развлекаясь и веселясь вместе со всеми, не заморачиваясь над сложностями собственных жизней и решений. Шарлотта переплетает их пальцы, соединяя свою теплую ладонь с его, и кивком головы указывает на дверь, где скрываются все приглашенные. Мужчина медленно продвигается вслед за Томасом, бормочащим себе под нос что-то вроде "шевелите поршнями там", и считает, что тема закрыта, пока не слышит совершенно спокойно заданный девушкой встречный вопрос, который опять же был бы вполне нормальным и закономерным, если бы этот разговор происходит между какими-то другими двумя молодыми людьми. Пол переводит на француженку слегка сконфуженный взгляд, удивленный, что вслед за честным ответом она предпочла еще и развить эту тему вместо того, чтобы поскорее перевести беседу в другое более спокойное русло. В его голове вполне логично появляются вопросы, которые скорее всего пару минут назад задавала себе и Шарлотта. Сказано ли это из праздного любопытства, в привычной манере людей вслед за ответом спрашивать "а ты?", желая услышать мнение собеседника, или же это что-то глубже и следует думать, что говоришь, чтобы пройти проверку на вшивость.
- Всего этого - точно нет, - усмехается он, указывая рукой на обстановку вокруг. Страх перед распорядителями, миллионом решений, которые надо принимать, и общей суматохой все еще вызывает в мужчине отторжение. И он мог бы рассказать ей, что представляет себе небольшую церемонию только для близких или вообще для двоих, описать, как бы это происходило в его фантазии. Но для этого разговора не время и точно не место, только не среди толпы незнакомцев и под прицелами камер. Это слишком интимно, чтобы быть выставлено напоказ. - Но вообще... да, - он не стал бы врать ей или подстраивать свои ожидания под ее действительность. Все так, как есть. Пол крепче сжимает ладонь девушки, глядя ей прямо в глаза. - Однажды, - добавляет он, тем самым говоря, что не ждет от нее сиюминутных перемен и судьбоносных решений. У нее есть время, чтобы найти правильный ответ среди "Да, нет или может быть" на вопрос, хочет ли она провести с ним остаток своей жизни. - Пойдем, я голоден, - сворачивает тему мужчина, теперь точно зная, что они оба услышали, что хотели. - И нужно будет забрать Эмили пока эти неугомонные тетки не затискали ее совсем. - Мужчина уверенно ведет Шарлотту в толпу рассаживающихся гостей. Томас машет им из-за одного из центральных столиков, помеченных специальными табличками с рассадкой гостей. Пол учтиво отодвигает стул для своей дамы, помогая ей сесть, и тут же недовольно закатывает глаза, замечая имена на табличках на соседних местах - Луи и Агата. Краем глаза он уже подметил эту парочку, когда все аплодировали молодоженам, они очень страстно и откровенно целовались по-французски. Теперь они продвигались к их общему столику: Агата картинно промакивала глаза бумажной салфеткой, а Луи громко нахваливал сына, отчего даже Джонни Деппа, нечаянно попавшего в зону поражения лугаты, начинало подташнивать. - Так, мне срочно нужно выпить, - понизив голос, заявляет Хадсон, заняв свое место около француженки.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » that awkward moment