Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — люблю блондинок;


— люблю блондинок;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Veronica Barker ххх Max Brown
13/08/2015, 14:05
сакраменто, квартира милы браун

Немилая Мила совсем забыла о своем младшем брате, поэтому я решил освежить память родной сестры и нежданно наведаться к ней домой, даже купил в ларьке мягкую игрушку для Табиты, вот только когда я звоню в дверь, открывает ее не неуклюжая темноволосая Мила, а незнакомая светловолосая девушка, любезно интересуясь, кто я такой.
Привет, меня зовут Макс, будем знакомы?

Отредактировано Max Brown (2016-04-11 20:03:17)

+1

2

внешний вид
Мне всегда нравились дети, и порой, сидя дома перед телевизором с чашкой горячего шоколада, я мечтала о своих детях. И каждый раз, когда моя фантазия доходила до образа меня как мамы – я осекалась. Вот поверите или нет, я никак не могла представить себя в положении, ждущей мелкого спиногрыза, который потом появится на свет, полноценно вдыхая воздух грудью, кричащий и требующий еды. Мелкий, который подрастая будет радовать меня своими успехами. Самое интересное, ребенка я представляла, но себя рядом с ним – нет. И даже подрабатывая няней, не способная найти что-то более подходящее моей специальности детского психолога – все равно не могла свести концы с концами. Может, потому что сидела с уже взрослыми детьми, которые с лихвой использовали все свои достоинства и недостатки.
Сегодня был обычный день, когда с самого утра я пришла в дом Милы Браун чтобы присмотреть за её дочерью. Сама девочка мне нравилась. На первый взгляд она казалась эдаким ангелочком. Пока я не познакомилась с ней поближе. И вот тут покатилась – различные издевки, пакости и все исподтишка. Ссылаясь на свою инвалидность, девочка вертела всеми взрослыми как хотела, вовсю пытаясь очернить меня и мое лицо. Но каждый раз мне удавалось обставить её проказы и таки заставить играть по моим правилам. Я знала, что она меня ненавидит, но это моя работа, за которую я получаю деньги.
Поэтому, придя с самого утра, я проводила старшую Браун, приготовила младшей завтрак, после разбудила девочку, - не без криков и очередного потока пакостей, - но всё-таки заставила её умыться и прийти завтракать. После, включив ей фильм, который она хотела, ушла в её комнату, собираясь услать её постель, но то ли от недосыпа, то ли от усталости, присев на кресло незаметно для себя уснула. 
Его рука покоится на моей коленке, я улыбаюсь, держа в руке бокал с дорогим напитком. В мою сторону сыпятся комплименты, завистливые взгляды проходящих чопорных дамочек. Мой кавалер на этот вечер постоянно кидает на меня жадные взгляды и не сложно догадаться, чего он от меня ожидает. Одно время я бы дала ему по наглой морде за одни только мысли о том, как он может лихо порезвиться со мной в постели, но сейчас мне это было на руку. Чем больше он фантазирует, тем быстрее потащит в другую комнату. А там я сама с ним разберусь.
Проходит полчаса, и вот он поднимается с дивана, галантно подает мне руку, помогая мне встать. Он откланивается хозяевам вечеринки, и не вполне ровной походкой идет по направлению к выходу. На улице уже подогнали его машину, он садится за руль, перед этим помогая мне сесть рядом с водительским. Быстро мчит нас к его дому. Не доезжая, я понимаю, что сплю, но остановить картинку не могу, вижу, со стороны, конечно, как машина на полном ходу врезается в столб, вижу свое тело, вылетающее через лобовое стекло, переворачивающееся в воздухе и падающее неподалеку от самого автомобиля. Кричу, но не слышу своего голоса, хочу заплакать, но не могу. Я метаюсь, пытаясь освободиться, но чувствую, словно меня что-то душит. Нет, я не сдамся…
- мелькает в мозгу, и огромным усилием воли я просыпаюсь. Непонимающим взглядом смотрю вокруг себя, замечаю Табиту в дверях, впервые злобно смотрю на девочку, которая на удивление молча исчезает.
Корю себя и начинаю медленно заправлять кровать. Когда заканчиваю, уже обхожу стороной это злосчастное кресло, принесшее мне плохое настроение, направляюсь в прихожую, где меня застает звонок в двери.
-Кого это принесло так рано? – произношу в слух, подхожу к дверям и, приоткрывая их, встречаюсь нос к носу с незнакомым мне мужчиной. – Здравствуйте, а вам кого? – упирая руки в бока, слегка растерянно озираюсь, замечая, что на звук звонка в дверях гостиной появляется Табита, и также злобно смотрит на мужчину, как и на меня. Радует, что не одну меня она так ненавидит, - вновь проносится в голове. Почему-то эта мысль вызывает на моем лице улыбку, с которой я продолжаю смотреть на мужчину, что стоит на пороге.

+1

3

табита :: мила :: внешний вид

Как-то мне с утра было скучно, я шел по залитому солнцем проспекту, засунув руки в карманы и насвистывал незатейливую песенку себе под нос. Никаких особых планов на очередное немилое сердцу увольнение у меня не было, с тех пор, как я подписал контракт на четыре года и ушел на службу, Сакраменто перестал быть для меня родным городом, и я больше не чувствовал себя здесь как дома. Разумеется, ответственности и дисциплина все еще не мой конек, и тем не менее, оказалось, что там, на военно-морской базе может быть весело, к тому же в мою непутевую голову раз за разом вбивали положения о том, что я приношу пользу обществу, окей, я не против. На старой работе — инструктором в фитнес центре — я тоже приносил пользу женской половине населения, составлял индивидуальные программы тренировок, чтобы каждая страшная коровушка могла бы в мечтах почувствовать себя принцессой, не говорить же некоторым дамам, что им бы сначала пластического хирурга посетить, а уже потом покупать абонемент в спортивный зал и строить глазки тренеру.
Я не сноб, не подумайте, просто люблю поржать, а кто не любит? Человека, не умеющего смеяться над собой и другими можно смело похоронить. Так вот, иду я, засунув руки в карманы и насвистываю песню о любви к себе прекрасному, как мой взгляд упирается в цветочный ларек. Флористы тоже хотят кушать и хотят свою денежку на хлеб с красной икрой заработать, потому встают ни свет, ни заря, расставляют букеты по напольным вазам и приветливо улыбаются. И тут я думаю, а почему, бы, собственно, не притащить Миле незатейливый букет вот тех милых пушистых пионов, или гербер, или одуванчиков-мутантов, я, знаете, так себе цветочный специалист.
Вежливо интересуюсь, что за сорт такой диковинный и прошу собрать мне симпатичный веник для женщины за тридцать. Нет, не жене. Нет, не маме. Сестре, да. Мила хоть и любит поворчать, цветы уважает, и чем они дороже, тем лучше.
Со старшей я не виделся уже… Черт знает сколько месяцев, потому что как наши пути разошлись десять лет назад, как корабли, так и штормило нас по морю вдалеке друг от друга, а потом она явилась в Калифорнию без мужа, с ребенком-инвалидом и своими тухлыми ресторанами, обедают в которых только тараканы, и вот — любите и жалуйте. Я любил Милу, честно, но, как и многие, любить родственников предпочитал на расстоянии. В прошлый раз, прознав о моем визите домой, Браун позвонила и высказала все, что думает обо мне и о том, что я не навещаю ее, бедную, несчастную, с покалеченным ребенком, так что сегодня у меня день реабилитации и становления на путь истинный, от одной только мысли о котором [о дне, не о пути, хотя…] к горлу подкатывает тошнотворный комок.
Беру подмышку мохнатый веник и ловлю такси, потому что мой собственный автомобиль уже почти год пылиться в гараже и ждет, когда же нерадивый хозяин вспомнит о нем и соизволит выгулять.

Сам не замечаю, как черное такси представительского класса тормозит около названного подъезда, и водитель поворачивает ко мне голову, принимая пластиковую карту, чтобы произвести расчёт. Почти покинув салон, вспоминаю, что в руках чего-то не хватает, и подбираю разноцветный веник, предназначенный для сестры. Не мешало бы сначала позвонить ей и уточнить, какие у родной планы на день, но ее сотовый четко и ясно дал понять: абонент сегодня не абонент, ну и ладненько, будет сюрприз. Ткну букетом в ее толстенькие щечки и напрошусь на оладушки с пивом. Готовит моя сестра божественно, если бы мы жили вместе, то я, несмотря на ежедневные нагрузки, тренировки и увлеченность спортом рисковал бы превратиться в аппетитного кабанчика, не пролезающего в дверь. Ладно, звоним.
Топчусь на пороге, нажимая кнопку два раза, пока не слышу по ту сторону какой-то шорох. Милая Мила, двигай булочками поживее, я уже скучаю, и созерцание железной двери мне не очень по душе.
— Здрасьте, — самодовольно ухмыляюсь, когда на пороге появляется стройная высокая блондинка в синей кофте и с растрепанными волосами, вся такая загорелая и довольная, будто бы только что ее телепортировали с Бали, и бедняга не успела отразить, что находится не на курорте, а в Сакраменто. Хей, детка, ты чего такая счастливая? — Я пришел к Миле, а где она? — Не дожидаясь особого приглашения, стягиваю с себя ботинки, приветливо махая рукой племяннице.
Мать работает, в отличие от некоторых, чего приперся, — девчонка подъезжает ко мне на коляске и задирает голову вверх. Даже в таком положении, сидя, едва ли доставая мне до груди, эта скверная родственница меня пугает. Меня! Здорового, сильного и крепкого мужчину. — Упс, ну тогда я подарю цветы твой красивой подружке, — улыбаюсь Нике в ответ и протягиваю букет, не пропадать же цветочкам, их вот кто-то выращивал, перевозил из другого города, чтобы они просто зачахли, так и не найдя адресата?
— Меня Макс зовут, а ты кем будешь? — Прохожу на кухню, ожидая, что обе последуют за мной.

Отредактировано Max Brown (2016-05-06 12:48:39)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — люблю блондинок;