vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » All we pray...


All we pray...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s011.radikal.ru/i317/1604/b9/0437c1eda2d7.jpg

Участники: Arabella Dragomir & Jason Westwood
Место: St.Maria Cathedral
Время: 23 October 2015
Время суток: night
Погодные условия: rainy
О флештайме: Никто не знал, кем может обругаться случайная встреча в церкви...

All we pray,
Alone we can't decide.
Catholic in the morning,
Satanist at night!
(C)

Отредактировано Arabella Dragomir (2016-04-12 14:39:36)

+1

2

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ag7n.png[/AVA][SGN]God is a popstar, master of it all!
http://funkyimg.com/i/2ag7B.gif
[/SGN]

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2n8c8B5mmeq0Bbyk&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2n8c8B5mmeq0Bbyk&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object> </center>

———[float=left]http://funkyimg.com/i/2adDt.gif[/float]

Человеческий мозг не был изучен даже на третью его часть. Эмоции, поступки, слова - не являются катализаторами бед человечества. Вся проблема здесь, в черепной коробке. В маленькой частичке мозга - мозжечке. Все наши страхи, демоны, радости и привычки. Всё хранится в отдельной карте памяти, именуемой воспоминаниями, которые нам подкидывает именно он.
Ровно сутки моё состояние граничило между летаргическим сном, псевдо-реальностью и слабыми импульсами нервных окончаний в мозгу. Только с утра, едва открылась входная дверь и пресвятая дева Мария - Сьюзен увидела меня бьющегося в конвульсиях на полу, как оборвалась та старая жизнь. Наступила точка не возврата в реальной жизни. Эпилепсия - не подходящее слово, но первое, что приходило на ум. Сильнодействующие психотропы, спасающие меня от галлюцинаций и Шона, подавляющие агрессию по отношению к людям и самому себе.
Отец наш вещал о любви ко всему живому, но он не учел того, насколько безумной бывает ЕГО любовь.
Шона больше не было. Его убили конвульсии, спазмы и помутнение рассудка. Я не слышал, как кричала Сьюзен, пытаясь удержать меня в одном положении и достать язык, дабы я его не проглотил. Чувство агонии единственное, что поглощало нас и растворяло клетку в коей так или иначе мы оба проводили время. Подавляя меня, безбожник пользовался теми адскими благами за которые потом расплачивался я сам. Были ли это молодые девушки, коим приходилось по утру платить за их молчание, зная о его сексуальных пристрастиях. Или те двое несчастных мальцов, коих прикончил Шон, ради мести. Воровство, агония жизни. Бег по лезвию ножа и любая попытка вернуть ту нормальную жизнь кончалась взрывом Хиросимы внутри нашего бренного тела в многочисленных шрамах от плети и татуировках, коими антихрист скрывал мое раскаяние перед Богом. Весь пирсинг, черный лак или перстни-когти. Всё это я запечатывал в коробку с остальными его вещами, едва пришел в себя. Сьюзен договаривалась о моем частном лечении, но я не хотел говорить даже с ней. Я не прикасался к ее телу долгий период, ощутив и вкусив всё наслаждение от юной плоти блондинки, что покинула нас, узнав правду. Я искренне молюсь за ее счастливую жизнь без Шона или меня, без нас.
Я не хотел говорить ни с кем, кроме, ... Бога.
Меня водило по стенкам целый день и выползая из такси возле одной церкви, я даже не смотрел на время. Во-первых, на это не было сил. Во-вторых, торможение от противосудорожных препаратов только начало сходить на нет. Я видел весь мир в полутонах, слышал наполовину и пытаясь занести кулак, чтобы постучать в дверь, а в реальности делал это весьма вяло. Я фактически гладил дверь, опираясь всем корпусом тела о стену. Едва мне открыли и смиренный взгляд служителя церкви встревоженно осмотрел меня, я пролепетал:
- Святой отец, - это всё на что меня хватило.
- Ничего, сын мой, тебе нужен ночлег?
Очевидно, со стороны я больше походил на фрика с ближайшей подворотни или даже помойки, за исключением того, что от меня не разило ни улицей, ни алкоголем или потом. Я просто выглядел, как уличный фрик. Более того, фрик с кризисом среднего возраста.
[float=right]Ich vergieße mein Blut
für dich
mein Herz
für dich
*
[/float] Подпирая стену и едва заставив поднять голову, я пролепетал в ответ:
- Я хочу исповедаться, - довольно короткая фраза давалась мне крайне тяжело, словно я вел целую лекцию на кафедре.
- Сейчас очень поздно, сын мой.
Пытаясь мотнуть головой и цепляясь за дверную раму, я выдохнул:
- Я больше не могу. Исповедуйте меня, ибо грешен я. И грех мой велик настолько, что сжирает изнутри, словно червь яблоко.

... Я впервые пресекал границы священного места и не чувствовал рядом ничего, кроме усталости от хронической борьбы с самим собой. И я был несказанно рад тому облегчению, которое испытал в доме Господнем, как когда-то, когда брат Сэмюэль привез меня к стене плача в Иерусалим. Тогда мне было двенадцать лет, но тот детский трепет и восторг я помнил долго, пока Шон не вытеснил все светлое грязью, ненавистью и злобой.
Я не слышал более скрипящего смеха за спиной. Не видел, как он измывается на святыней. Антихрист всегда переворачивал крест верх-тормашками в нашем доме, чем доказывал крошке Райден, что Бога никогда не существовало. Он любил сдавливать шеи своих любовниц нашим нательным крестиком на пике сладострастия и сжигать священные писания. Я утратил не одну Библию, которую грешник сжигал, едва ее находил. Мое альтер-эго пало и вместе с тем, я утратил физическую мощь. Падая на колени посреди зала перед распятием Христа, я испытывал величайший стыд смешанный со страхом перед великим судом после смерти. Я смотрел на искаженное болью лицо нашего спасителя, и едва ладонь священника легла на плечо, меня прорвало:
- Я не исповедовался долгий период, святой отец...
- Пройдем в кабинку, сын мой.
- Нет, - мотая головой и стоя на коленях, я продолжил: - Я не смогу. Я заслуживаю лишь самого величайшего наказания и готов искупить грехи. Я убил не одного человека, ради мести. Месть сжирает меня заживо, и я не могу ей противостоять более.
- Ты должен, ибо отец наш любит детей своих и всегда протянет руку помощи...
- ... я изнасиловал не одну женщину и испытывал при этом запретные чувства страсти. Я не смог спасти душу своей племянницы, загубив ее невинность и создав монстра во плоти. Святой отец, это невозможно искупить, ибо грехи мои слишком велики.
Моя исповедь была единственной возможностью вырвать с корнем Шона. Избавиться от него, замаливая грехи перед Богом за его проступки, за все грехи семейства Вествуд. Когда иссякли слова, я тихо молился, склонив голову. Все слова на латыни заученные мною наизусть обретали смысл вновь. Я искренне верил, что они придадут мне силу и спасут от окончательного грехопадения. Тогда меня и покинул священник, оставив наедине с Богом, запахом ладана, зажженными свечами и собственными мыслями.
Скрестив пальцы и склонив голову, я читал "Pater noster", моля о спасении души Райден, Сьюзен, Мики и многих других. Молил о прощении и просил дать мне силу бороться, ... с самим собой. Ведь Шон и есть я сам.
Тогда я и услышал эхо шагов за своей спиной.
———
* Я проливаю свою кровь
Для тебя.
Мое сердце
Для тебя.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-04-13 20:30:03)

+1

3

В ушах гремел Русский рок, разливаясь каждой нотой по моем венам. Конечно, как антрополог, я не могу утверждать, что звуковые волны способны, словно струи вод, растекаться по моим капиллярам, венам и артерия, но если дело касалось музыки, а особенно тяжёлой, я была готова отступить от своих принципов говорить чистую правду и немного пофантазировать. Почему именно русский рок? Не знаю. Я откопала группу Louna совсем недавно и их социальные тексты пришлись мне по вкусу, благо у них есть неплохой англоязычный альбом.

Even before the columns of Rome
Bleeding into even now
Religion the bane of man
The Bible and the Quran
Your soul they both want to own
and don’t care how.

Песня про религию? Неплохо. Рандомный запуск песен всегда радует меня. Музыка помогает успокоиться, немного структурирует мысли. В каком-то смысле она служит неплохим фоном для того, чтобы наконец-то переварить всю информацию за день, который был полон очередных непоняток. Дело о парне-наркомане, убитом чем-то тяжелым по голове, встало, как стадо овец на дороге в какой-нибудь ирландской деревне. Учёные из отдела биологии и баллистики некая не могут определить орудие убийства, хотя я дала четкие размеры по отчетливой вмятин на теменной кости. Плюс ещё у жертвы были переломы, полученные при жизни. И переломы эти свидетельствовали о том, что жертва сопротивлялась. Полиция тоже с этим терпит, ведь у них таких "обычных" случаев сотни, но почему-то там все более понятно и эти трупики не доехали до моей лаборатории. Конечно, в моем деле нет ни одного подозреваемого... От чего оно и встало. Нужно было срочно искать ещё больше улик, и надо было придумать за этот вечер как это сделать.

Вырвавшись из лаборатории на пару часов, я не думала, что ноги унесут меня в такое странное место. Над городом сгущалась стая свинцовых туч, которая успела пробрести буровато-коричневый оттенок из-за сгущающихся сумерек. Какое-нибудь племя из Гватемалы сейчас бы с удовольствием проводили бы обряд отчищения от духов, а я бы с удовольствием записала бы в точности каждую деталь, но... США далеко не Гватемала. А жаль. Надо будет разузнать про новые экспедиции на "тот свет" в местом университете.

Не прошло и пары секунд, как хлынул дождь, чеканя каплями по асфальту в такт барабанной партии, звенящей в моих ушах. А я как на зло зонтик не взяла... Все таки природа обделила меня уникальной вещью, как женская интуиция. Хорошо что хоть мозги оставила. Так, что у нас тут в округе есть? Старбакс? Нет, спасибо. Не хочу в толпу фриков. В торговый центр, который через два квартала от Лаборатории тоже не особо хотелось идти, поэтому... Поэтому мои ноги взяли и принесли меня к собору Святой Девы Марии. Что ж, неплохо.

Толкнув плечом тяжёлую дверь, я очутилась в небольшой, но очень светлой церкви. Стояла гробовая тишина, что мне сразу же понравилось. Окна украшали красивые витражи со сценами жизни святых из Библии, на полу красовался сложный рисунок. Высокие своды и острые элементы явно говорили о готическом стиле, а "корабль" удивил меня своей красотой. Никогда не думала, что цветы могут буть настолько хорошим украшением.

Тихой поступью я двинулась в сторону сидений. Надо будет найти книгу об обустройстве церкви и заучить терминологию, а то как-то негоже называть место для молитвы простыми сидениями. Присев на деревянный краешек, я застыла. Музыка сама откупилась, а я начала слушать звенящую тишину и вдыхать аромат свеч, которые бывалые прихожане брали около входа и зажигали у статуй святых.

И вдруг мой острый взгляд наткнулся на немного черное, но явно живое. Его голова была склонена вниз, а пальцы крепко сжаты. Странное дело, но силуэт человека показался мне знакомым. Я точно встречалась раньше с этим человеком, и если сейчас подойду поближе, разгляжу его лицо, то точно вспомню.

Я никогда себя не умела останавливать. Как правило я делаю все то, о чем думаю. В этот раз я поступила что называется "comme d'habitude"*. Вскочив со скамьи, я тихо направилась к человеку, особо не о чем не думаю. Мой мозг уже сканировал его со спины, привычно подмечая легкую сутулость, свойственную любому человеку старше 35 лет, широкие плечи, в принципе достаточно мощное и крепкое тело. Кажется, в голове я уже давала подобные характеристики какому-то человеку? Чем ближе я становилась к мужчине, тем лучше я могла вспомнить, кто же стоял передо мной пусть и спиной. Это был один из преподавателей в университете, где я провела год в исследовательской группе. Кажется, его звали Джайсон Вествуд. Мистер Вествуд, что же вы забыли в церкви?

- Вам бы лучше не наклонять голову. Это плохо влияет на позвоночники, мистер Вествуд. - слова сами слетели у меня с губ. Ари, ты ничего другого не могла придумать?

Так или иначе, но уже ничего нельзя было изменить. Оставалось ждать, когда Вествуд повернётся лицом и хоть как-то отреагирует на мои слова.  Если вообще это сделает.

_____
* - как обычно (фр.)

Отредактировано Arabella Dragomir (2016-04-13 23:02:17)

+1

4

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ag7n.png[/AVA][SGN]God is a popstar, master of it all!
http://funkyimg.com/i/2ag7B.gif
[/SGN]

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3a52tB5mmeq0Bywt&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3a52tB5mmeq0Bywt&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object><</center>

———
[float=left]http://funkyimg.com/i/2at1F.gif[/float]

It's been so long ago
Nobody will ever know.*

Тихо-тихо...
Едва слышно приходит истина, мой унылый и никчемный друг-онанист. От меня невозможно избавиться. Я - твое прозрение.
Господь, спаси наши души и бла-бла. Ты сидел один. Тебя кинул даже твой Бог. Знаешь, эпилепсия не самый лучший способ избавиться от меня, профессор Вествуд. Обнимая белоснежную и мертвую статую девы Марии, я лобызал мрамор, пока ты читал ересь на латыни и искренне верил, что меня больше нет.
Я в твоей голове, ублюдок праведный!
Я знаю, что ты сделал прошлым летом... Я был там.
Мы открывали глаза в унисон, вместе. Но я стал умнее, интроверт гребанный. Я научился думать, как и ты. Дышать, даже сутулился, как ты. Вот только мои вещички на досуге больше не лапай. Я не трогаю твоих студенток, а ты не прикасайся к моим трофеям.
Я сводил тебя с ума искренностью от которой ты сбегал практически сорок лет. Я уничтожал розовые очки, стягивая их с тебя. Не существует справедливости, ничтожество! В этом мире каждый сам за себя. И ты не прожил бы и дня без моей агонии, ярости и хитрости. Только со мной ты полноценен и жив.
Ты смотрел вперед и, ... что ты видишь? Прекрасная и мертвая дева Мария, на которой я восседал и орал во всю глотку, напоминая тебе о всех твоих грешках.
Насилие Райден. О, вспомни, как ты пытался изнасиловать собственную племянницу! Вот этими гнилыми руками, сомкнутыми в замок, мы воровали драгоценности с  наших любовниц. Благо, до гомосексуализма не докатились.
Я боялся, что ты опустишься и до этого. Прекрати ныть, тряпка! Ты нахер никому не сдался.
- ... прости грехи мои и в час тяжелый...
... заткнись, достал! Каждый раз одно и тоже нытье. Даже трахая женщину, ты молишься.
Я стоял за твоей спиной. Ты был не прав, святоша. Я обожаю церковь. Здесь столько ценных трофеев. Ты тоже думал об этом, признайся.
- ... помоги и не дай мне пасть...
... ты уже пал ниже некуда, угомонись! На твоем месте я бы уже затянул петлю на шее, но нет. Я не позволю тебе убить нас. Давай сядем на досуге и поговорим. Но ты избегаешь откровений с самим собой. О какой исповеди, блядь, может идти речь, если ты лжешь самому себе?
[float=left]http://funkyimg.com/i/2aqAb.gif[/float]

I know what you did
Last summer.**

Мы сливались воедино и никто никогда об этом не узнает. Знаешь, почему? Потому, что я не позволю тебе упрятать нас в психушку! Я не дам такой карт-бланш тебе. Я был в твоей голове и повторял каждое слово, имитируя собственное молчание, как признак гибели. Но в какой-то момент мы оба заткнулись.
Оу! Профессор, если ты и дальше будешь сидеть в таком положении, то упустишь живую "деву Марию". А впрочем, из нас двоих женщинами интересовался я. Ты предпочел онанизм женской плоти и красоте. Мне, конечно, плевать на твой досуг, но мозоли на нашем теле нахер не нужны. Мы вели вместе головой в сторону. Скажи, двоиться в глазах, да? Это я, университетский планктон.
Четкость картинки в нашей голове пришла лишь тогда, когда обе личности слились окончательно. Я чувствовал твой стыд. Это меня всегда бесило больше всего. Еще пару минут потерпи, и я поглощу тебя. Сожру все твои молитвы и трахну мраморную статую Христа, только для того, чтобы избавить тебя от божественной паранойи. А впрочем, осматривая боковым зрением девушку, которая нарушила наш покой, ты чуть не улыбнулся. Стоп, это был я!
Красотка, я почти влюблен. Только имени не помню. Святоша, как ее зовут?
Я забыл о существовании всех и вся. Такова моя гнилая натура. Гадкий, гадкий я.
- Прошу прощения? - ты говорил, и я повторял за тобой.
Что ты несешь, кризис среднего возраста с хроническим недотрахом? Прикрывая ладонью лицо, я неслышно вздыхал в тебе. Почему именно ты? Почему нас столкнула судьба? Из всех неудачников мне попалось самое унылое альтер-эго с которым ни в казино не сыграть, никого не трахнуть нормально, даже убивать нельзя. И тогда...
- Напомни мне, - прищурившись, твои глаза обретали желтоватый оттенок, и это тоже был я.
Голос. Что такое, профессор? Он начал немного скрипеть, как заржавевшие петли на двери? Это я. Плечи расправлялись? О! Не думаю, что стоит повторять чьих рук это дело.
- ... я помню отчетливо твой голос, - естественно, ублюдок.
Мы всегда запоминаем голоса, но на лица у тебя память хреновая.
- Мы знакомы? А впрочем, не самое лучшее начало разговора в этих священных стенах, - прохрипев на святыне, я играл штангой во рту, - ты студентка?
Обожаю эту привычку. Долго же ты к ней привыкал, как и к самой штанге. Спасибо, хоть не вытащил пока я спал.
———
* Это было так давно,
Никто никогда не узнает...
———
** Я знаю, что ты сделал
Прошлым летом.
(англ.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-04-22 12:07:08)

+1

5

Запах ладана туманит разум, я чувствую, как каждая молекула пробивается в мой нос и добирается до серого вещества. Все в церквях для меня было терпимо, кроме этого запаха. Я возненавидела ладан ещё в тот момент, когда меня крестили в 14 лет. О, свои крестины я помнила от начала и до конца. И это было ужасно, поскольку сам процесс не доставил мне не малейшего удовольствия. В тот день, когда меня сделали дочерью Божьей, как принято говорить у католиков, был вторым в моей жизни, когда мне пришлось столкнуться в лоб с католическими традициями.

И тут я вспоминаю день смерти отца, а именно его похороны. Светлая церковь в самом сердце Дублина печально встречает всех пришедших отправить так внезапно умершего моего отца в последний путь. А меня рвёт изнутри. Непреодолимая горечь сжимает горло, словно цепь или оковы, хочется просто взять и зарыться в себе, закопать себя под землю и рыдать. Но я не могу проронить и слезы. Мне кажется, я вообще в тот момент разучилась плакать. А может быть я никогда и не умела этого делать? Как защитный рефлекс, слезы всегда проявлялись на моих больших глазах, но если дело доходило до эмоций, я превращалась в робота. Во мне не было слезы. Никогда. Вот уже почти 26 лет.

И почему - то сейчас все мне напомнило день похорон отца, отпевание его души и погребение. Шутка судьба ли, что я стала антропологом? Хотя судьбы не существует. Она такая же мифическая, психотропная сущность, о которой все говорят, но доказательств её существования так и не найдено. Как и Бог. Так почему же я, типичный учёный-атеист, хожу в церковь? Это единственное место, где меня не гложет совесть. И где я могу быть настоящей.

- Прошу прощения? - из потока воспоминаний меня выводит знакомый голос преподавателя. Что? Он просит прощения? Не помнит? Ну да... Я же настолько незаметная. Белое пятно этой серой жизни. Даже сейчас я похожа больше на ангела, ежели на человека. Под белым плащом скрывается такое же белое платье, платиновые волосы немного завились от влажности, а в глазах привычный детский оттенок.

- Вы меня не помните? - сразу же переспрашиваю Вествуда, а мой мозг уже анализирует для каких болезней свойственно короткая память.

- Напомни мне, - голос профессора заскрипел, а в его глаз появился оттенок желтизны. Проблемы с печенью?

Да, Ари, молодец, ты никогда не теряешь хватки антрополога, какой бы ситуация не была. - голос внутри меня всегда появляется в самый неподходящий момент. Внутренний диалог - самое нежеланное в моей жизни, ибо как правило этот самый Голос говорит горькую правду, взывает к совести и успевает ехидно насмеяться. А я не могу. Я же идеальный самообманщица, гений самовнушения. Поэтому Голос я заведомо ненавижу в самой себе. Он всегда слишком... Правильный.
- А разве это плохо? - спрашиваю сама себя, -Всегда иметь здравый ум и успевать анализировать ситуация за время до свершения поступков.

-... Я помню отчетливо голос.

Мой внутренний диалог прерывает Вествуд своим ещё более скрипучим голосом, чем прежде. С ним что-то не так. Последний раз, когда я его видела в университете, он был совершенно нормальным. Даже выгибающийся в неправильном направлении лордоз был меньше. Конечно, с того времени прошло больше года. Но разве возможно измениться за какие - то 12 месяцев?

- Мы знакомы? А впрочем, не самое лучшее начало разговора в этих священных стенах, - профессор кажется совсем обычным, правда, я своим зрением замечаю, как его рот шевелится, будто смакую что-то, - ты студентка?

Студентка? Он издевается? - хочется воскликнуть мне, но на лице моем не отражается никаких эмоций. Лишь мимолётно взлетающие вверх ресницы говорят о моем искреннем удивлении. Конечно, я выгляжу очень маленькой, можно даже сказать, как подросток, но сравнивать меня со студенткой не очень-то приятно для меня. Поэтому я лишь беспристрастно выпрямляюсь в спине и холодно произношу, слушая как в моем голосе звучит приятная моему слуху сталь:

- Доктор Арабелла Драгомир. - не свожу взгляда с мистера Вествуда, - Могу вам напомнить. Мы пару раз пересекались в университете. Я работала там в исследовательской группе. Кажется, вы часто спрашивали меня почему я таскаюсь по университету с черепами.

В голосе звучит метал, хотя в принципе я ничего такого злобного или строгого не говорю. Просто это типичный стиль разговора для меня. Особенно с малознакомым человеком.

- Мистер Вествуд, что вы здесь делаете?

Да, банальные вопросы. Я обожаю из задевать, потому что они самые честные. Ну что, Вествуд, давай, расскажи мне свою историю. Я готова выслушать все.

+1

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ag7n.png[/AVA][SGN]God is a popstar, master of it all!
http://funkyimg.com/i/2ag7B.gif
[/SGN]

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2tnx2B5mmeq0Bzna&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B2tnx2B5mmeq0Bzna&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/2b2jJ.gif[/float]Things you can resist
Things you cannot
They're just framed in blood... *

Сколько волка не корми, оскал останется прежним. Я дал тебе всё: имя, крeдитную карту, жизнь и женщину. Но ты хотел большего. Я не смог противостоять искушению и был наказан за это. Всемогущ создатель наш и мудрость его безгранична, как любовь и справедливость.
Еще недавно я ошибочно полагал, что война между "добром" и "злом" прекращена. Я обманывал себя, и отец преподнес урок. Покаяние стало моим единственным спасением. Мой демон сидел глубоко под каменной кожей. Он клокотал, шипел и смеялся. Я хотел вырвать его из грудной клетки, выпотрошить, как дичь перед готовкой, но не хватило мужества. Ты оказался сильнее, чем я думал.
Ты сидел во мне столь прочно, словно клеймо. Ты и был адской печатью, искушающей меня не раз. Я слышал тихий свист. Ты проснулся, хотя и не имел такого права в этих священних стенах. Все наши договоренности были разрушены тобой, едва ты своровал флакон парфюма. Я ответил тебе более мощным ударом, не позволив причинить вред невинному созданию. Тогда ты вырвался снова, и обжег меня лицемерием и отвратительными истинами из нашей общей жизни.
Тебя сдерживала отчасти моя вера и те препараты, что спасали мозг от сильных вспышек ярости и такой активной деятельности. Наш организм изнашивался, он более не мог сопротивляться. Мне нужна была помощь, и я обратился к Богу вновь.
Исповедь моя была оборвана в самый неподходящий момент. Это были твои козни несомненно. Я был более чем уверен, что ни ты восседающий на статуи девы Марии, ни эта девушка НЕ ЯВЛЯЕТЕСЬ реальными. Всего лишь плод больного воображения, фантасмагория и попытка обломать во мне любые попытки вернуться на путь истинный.
Я не решился подыграть девушке, а изучал ее. Силен Дьявол в лице женщины. Еще недавно мы сталкивались с ним в лице нашей блондинки. Но я смог оборвать порочный круг. Девушка покинула нас. Я сам подвел ее к принятию решения бросить тебя, а ты своими выходками лишь ускорил процесс, подвел бренную оболочку и заставил ее испытывать муки боли.
- Доктор? - моя бровь удивленно ползла верх.
Я не верил ни единому ее слову. Признайся, мистер Шон, это были твои выходки. Во мне говорили остатки медикаментов и накопительная усталость. В последнее время я был рассеян и начал забывать какие-то незначительные события из жизни.
Она говорила о черепах, а я видел рядом с ней тебя. Недолго, каких-то несколько секунд. Ты скалился и смотрел на девушку взглядом голодного зверя вовремя брачного периода. Ты всегда был голоден. Все семь смертных грехов олицетворяли мое альтер-эго. Истинный Антихрист, живущий в теле и от того сильнее было раскаяние, самобичевание и попытка спасти племянницу.
Ты наклонялся над блондинкой и, расставляя руки в разные стороны, попытался резко зажать ее в своих тисках, но исчезал и растворялся в девушке. Я слышал твой хохот и, потирая пульсирующий висок, прикрыл глаза. У меня не было сил прогонять ее, а заговорить означало поддаться твоему видению и сломаться. Ты специально выбрал блондинку, зная как я относился к Анжи. Почему ты вздрогнул возле алтаря при упоминании ее реального имени? Что тебя злит, безбожник? То, что твоя "собственность" лгала?
Ты был в ярости, и смотря на тебя, я отчасти пропустил, что говорило мне новое "искушение". Я смотрел на то, как ты тушил свечи у алтаря своими пальцами. Мои глаза округлились, и опустив резко голову, я чувствовал, как жар огня обдает кожу подушечек.
- Прекрати, - я собирал волю в кулак и старался вырвать с корнями безумие из головы, переключиться и избавиться от навязчивых страхов.
Боль от ожогов становилась сильнее, я чувствовал запах гари и ладана. Раскрывая глаза, я опять взглянул на свои руки. На них проявлялись волдыри и покраснения от ожогов. Резко замотав головой и опять опущенный взгляд, всего лишь фантасмагория. Выдумка и моя галлюцинация. Тебя не было, а свечи тушили легкие порывы врывающегося ветра. Где-то был сквозняк. Моя паранойя выходила за рамки. Пальцы были здоровыми, не зудели и не было никаких ожогов.
- Тебя не существует, - я едва слышно шептал слова и слышал в ответ голос девушки:
- Мистер Вествуд, что вы здесь делаете?
Оборачиваясь к ней, я начал верить в ее реальное существование и ответил:
- Исповедуюсь. Это тебя так удивляет?
Еще бы. Посланная им или нет. Я все же заговорил с видением созданным тобой, мистер Шон, ради мести и доминирования в нашей оболочке. Я слышал твой скрипящий голос. Ты был близко, обдавал адским жаром дыхания, закатывал глаза и умолял меня трахнуть блондинку здесь, в церкви. Я сжимал до боли кулаки и твердил, что тебя не существует. Ты - плод моего уставшего воображения. Тогда ты напоминал мне...
Вертелся и вырывал из прошлого обрывки тайных желаний. Твердил, что я сам хотел трахнуть предыдущую на священном алтаре предков семейства Вествуд.
- А вот что ты здесь делаешь? - я смотрел на нее лихорадочным и слегка уставшим взглядом.
Я сопротивлялся и не поддавался на его провокации. Если она тоже плод моего воображения, то исчезнет, едва я загоню ее в угол и заставлю молить о пощаде, ибо предначертано Богом бороться с дьявольскими силами, но не мечом, а любовью и словом.
- Немного не то место для девушек твоего рода, - дьявольского несомненно.
Ты расхохотался в ответ и хлопая в ладони требовал продолжения...
———
* Вещи, которым ты можешь сопротивляться,
вещи которым не можешь
Они рождены в крови
(англ.)

0

7

[AVA]http://funkyimg.com/i/2ag7n.png[/AVA][SGN]God is a popstar, master of it all!
http://funkyimg.com/i/2ag7B.gif
[/SGN]

... И поднял жезл и ударил по воде речной
пред глазами фараона и пред глазами рабов его,
и вся вода в реке превратилась в кровь,
и рыба в реке вымерла, и река воссмердела,
и Египтяне не могли пить воды из реки;
и была кровь по всей земле Египетской.
Библия, Исход 7:20,21

———

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3a52tB5mmeq0Bywt&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B3a52tB5mmeq0Bywt&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object><</center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/2cbDq.gif[/float]
As the fall turns to rust
October's lust
And all those memories gone
Turn to dust
*

Она оказывается любила святыню, а я не помнил ее. Была такой же осязаемой и реальной, как стигмата, пробужденная воспаленным мозгом безбожника в моем сознании. Ее имя клокотало на языке, рождая нездоровые ассоциации. Наша тихая беседа расходилась эхом по церкви. Медленно плавились свечи, распространяя удушливый аромат.
Ящик Пандоры отворил свои дверцы, явив миру ночные кошмары всех людей разом. Болтовня Арабеллы раздражала навязчивостью.
- Простите, мисс Драгомир, но...
Стало подозрительно тихо. Еще мгновение назад мое альтер-эго выло а капеллу, восседая на божественной статуи девы Марии. Его голос скрипел, хрипел и срывался на свист. Еще мгновение назад свечи горели, принося запах парафина. Оборачиваясь по сторонам, я видел блеклые краски реальности, как замирал мир и увядали цветы у алтаря. Они чернели, осыпаясь пеплом на ковровую дорожку. Воск свечей пузырился, закипал и издавал отвратительный аромат. Делая несколько шагов вперед к алтарю, я с ужасом смотрел как из парафина сочилась багровая кровь. Сквозь звон кричащей тишины долетал тихий, удручающий свист безбожника. Это не был человеческий голос. Он напоминал смесь смеха гиены с обрывками фраз и воем на неизвестном языке. Поднимая свой взгляд на лик Христа, я видел как на статуи закипала алая лимфа, струилась и капала. Запястья статуи были в крови.
- Профессор Вествуд? Всё хорошо? - я слышал ее голос сквозь невидимое пространство вакуума, заполнявшего мою сущность.
Ирреальность меня пугала. Невыносимая сущность праведного бытия. Мое искушение отбивало ритм сердца и вместе с ним я чувствовал, как ладони пронзила резкая и острая боль. Опуская вниз взгляд и выставив руки вперед, я рассматривал их, охваченный ужасом. Стигмата.
Удар сердца. Прикрывая глаза, я избавлялся от боли. Она врывалась судорожно, разрывая ткани и хрящи кистей рук. Трощила косточки, забивая гвозди и проливая мою собственную кровь. Встряхивая головой, я прогонял тебя прочь. Прочь из церкви и моей головы. Ты завывал вместе с ветром, громко смеялся. Ты забивал гвозди по самые шляпки в мои ладони и пробуждал вкус агонии в теле. Учащенный ритм сердцебиения задурманивал голову. Отступая назад, я наткнулся на вазу с живыми цветами. Лепестки покрывались паутиной, темнели, и по умирающим стеблям ползли трупные черви.
Мотая головой в разные стороны, я доказывал себе, что тебя не существует. Но когда твоя рука легла на плечо, я прохрипел в ответ:
- Убирайся прочь, - вместе с рычанием, сжимал кулаки и смотрел...
Перед до мной стояла блондинка с искаженными чертами лица. Она напоминала восковую фигуру истекающую окрашенным в алый цвет парафином. Ее маленькие губки деформировались, а из глазных яблок текла кровь. Я не слышал ее голоса, хотя и двигались челюсти Арабеллы. Видение порабощало мой страх, но я должен был одолеть козни Дьявола, даже в священных стенах церкви. Я не касался к ней, ибо власть нечистого столь велика, что поработит разум и дух. Шарахнувшись в сторону от видения, опять смотрел на свои руки. Они были чисты, без единого увечья и раны.
Арабелла стояла рядом и взволнованно смотрела на меня. Она была такой же живой и реальной, как на момент приветствия. Стигмата исчезла, но страх лишь пробуждал тебя, не смотря на сильнодействующую реакцию препаратов. Ты находил новые уловки застать меня врасплох.
Облизывая пересохшие губы, я медленно выдыхал. Обходил девушку стороной и окидывая ее испуганным взглядом, опять осматривал территорию святого места. Ни единого следа, ни капли крови и никаких червей. Свечи горели и благоухали розы. Прикрывая рот тыльной стороной ладони я отступал к выходу медленно.
- Сын мой, что с тобой? - голос прорезал сознание резким рывком.
Тот самый священник смотрел смиренным взглядом, я сквозь него. Ты, как ни в чем не бывало, восседал и дальше на божественной статуи и, облизывая ее, скалился.
- Я, пожалуй, пойду.
Прочь из моей головы. Прочь из церкви. Я стремился убраться без оглядки. Смотрел вперед себя и сжимал кулаки, боясь новой стигматы. Лишь у двери что-то подвигло обернуться. Ужас вернулся смешанный с истерикой безбожника и болезненными ощущениями в области ладоней. Сначала это были звуки. Невидимый всплеск, словно бурный поток протекал под зданием церкви. Но стоило мне лишь моргнуть, как в большое помещение ворвались стремительные реки крови. Она струилась и сносила всё на пути. Потухли, поглощенные лимфой, свечи и пошатнулся крест с Христом. Багровая жидкость наполняла собой весь зал, окутывая служителя церкви и девушку. Стремилась поглотить и меня. Тогда, охваченный ужасом, я захлопнул за собой дверь и, прикрывая рот, уходил прочь, во тьму. В самое сердце мрака улицы.
Я шел быстро, словно за мной гнались невидимые, цепные псы Ада. Я слышал их лай за спиной. Меня и правда преследовали.
- Мистер Вествуд, - незнакомый голос криком пробил сознание.
Я начинал злиться на собственную слабость и трусость. Все и всегда возвращается. Ко мне вернулась агония порабощения и галлюцинации.
- Да, подождите вы, - голос преследовал, в то время как я удалялся.
Еще один способ загнать меня в клетку. Была ли эта встреча совпадением, увы я так не считал. Слишком часто начали мелькать блондинки перед нашим взором. В какой-то момент фанатизм веры сменился недоумением и легкой формой раздражения. Это были твои чувства, безбожник. Девушка не оставляла нас в покое, загоняя в персональный угол. Она опять звала меня по имени, а заворачивал за угол в переулок.
- Do you believe in God, Mr. Westwood?
У Арабеллы была уникальная черта характера: она лезла в самое пекло без оглядки и страха. А я испытывал смешанные чувства жажды воспаленной фантазии и страха сотканного из побочного эффекта медикаментов.
- God is dead... - выходя из тени, я был за ее спиной.
Слишком живой аромат. Она пахла свежестью и жизнью, и тем кого-то мне напоминала. Двигаясь тихо и стремительно, я перекрывал ладонью, обтянутой черной кожей, ее рот и сдавливая грудную клетку девушки другой рукой, вместе с ней отступал обратно в тень переулка. Ты никогда не спутаешь мой взгляд с бешенством безбожника. Я хуже него, ибо во мне заключено предзнаменование. Ибо я являюсь печатью новых "египетских казней".
Она обхватывала своими хрупкими пальчиками мои руки и ерзала ножками по асфальту, пытаясь затормозить. Прикасаясь губами к ее виску, я прошептал:
- К несчастью, Бог умер давно...It's been so long ago
Nobody will ever know
———
Lord, save our souls!**
... the end

———
* Когда осень покрывается ржавчиной -
Это похоть октября,
И все ушедшие воспоминания
Обращаются в пыль.
———
** Господи, спаси наши души!
(англ.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-05-26 01:35:42)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » All we pray...