Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Хорошие дети не плачут. Глава четвертая. От ненависти до любви...


Хорошие дети не плачут. Глава четвертая. От ненависти до любви...

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

- дата: десятое апреля 2016 года, вечер;
- место: приют для сирот школьного возраста, сначала клуб, затем улица;

День в приюте выдался насыщенный, но еще более насыщенный вечер, ведь сегодня для старших детей организовывают вечеринку, приуроченную к победе в турнире. Вообще-то, вечеринка проходит каждую неделю, но конкретно в этот раз, точно-точно, всё из-за победы в турнире!
Ник решает пригласить Ким на танец, и это расстраивает Энди, которой он всегда очень нравился. Вечером, после дискотеки, Гарри приглашает сбежать Энди в город, настроение девочки и так испорчено окончательно, потому она соглашается, хоть ей и страшно так поздно и без разрешения покидать территорию приюта. А еще она обижается на Ким за то, что та танцевала с Ником, и в такой ситуации компания Уайта кажется не самой плохой, к тому же вчерашний турнир по футболу они выиграли, а значит, на какое-то время делить им с Месси нечего.


[NIC]Andy Joep[/NIC]
[STA]ненавижу мороз и ворон[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRXf.gif[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
--------------------------------
об энди
[/SGN]

+2

2

Все дети в приюте знают о том, что мои родители умерли, когда мне не было и года, мать — при родах, а отец получил производственную травму и скончался от удара током. Так мне сказала молодая сотрудница, занимающаяся оформлением документов для опеки или удочерения. Разумеется, я не помнила лиц тех людей, которые были моей биологической семьей, и, наверное, не могла почувствовать то же самое, что испытывали новенькие ребята, вырванные из своего гнезда. Если родители выпивали и поднимали руку на чад, то оказаться в приюте было счастьем, но, если родители умерли или исчезли — совсем другое дело. Такие сироты становились озлобленными и ожесточенными ко всему миру, ведь с ними поступили несправедливо, разбили привычный уклад, отобрали самых близких и родных людей. Не знаю, какой бы я была, если бы оказалась на их месте, но я не на их месте. Этот приют, директор и воспитатели, ребятишки, которых я вижу с утра до ночи на территории «Города детей» — они моя семья, и сейчас у меня эту семью отбирали, меня попросту выгоняли, выталкивали и объясняли, что с Клэр будет лучше.
Я попробовала, я почти всю неделю делала то, что она просила, и даже ходила в ту ужасную частную школу, где ученики надевают несуразную зеленую форму и ведут себя очень занудно. Я там никому не нравилась, многие откровенно смотрели на меня с презрением, словно я была чем-то хуже их. Тем, что у них родные родители живы, а у меня нет? Тоже мне, достижение… К пятнице мне стало так тоскливо и одиноко, дом миссис Харлоу и ее супруга превратился в тюрьму, однако, у меня не хватало смелости сказать Клэр, что это не мое. Я в любой момент могла передумать и официально вернуться в приют, но не хотела ее огорчать. За всю неделю я появлялась в «Городе детей» на тренировках и просто гуляла с друзьями, затем, в субботу был турнир, который мы каким-то чудом выиграли, и мне удалось наладить отношение с Гарри. Как ни крути — мы команда, мы лучшие футболисты среди детей нашего возраста, и, если бы он не поднатаскал Брюса и Ворона, отвечаю, мы бы точно продули. Не знаю, соглашался ли Месси с моей тактикой расстановки игроков, но раз мы все же обошли соперников, ему придется признать тот факт, что девчонки могут играть в футбол.
В воскресенье я проснулась очень рано. Десятое апреля, мой День Рождения… О том, как он был окончательно и бесповоротно испорчен, мы узнаем позже, а пока перенесемся в десять часов вечера.

Ходить на дискотеку можно только тогда, когда тебе уже исполнилось четырнадцать лет, это правило действует на всех без исключения, но, увидев мое взбешенное, нервное и агрессивное состояние, мистер Хопс, который всегда славился своим добрым и мягким нравом, разрешает прийти в клуб даже Эду, единственному из моей компании, кому еще не исполнилось четырнадцати. Настроение вялое и апатичное, я сама себя не узнаю, эти тренировки, желание угодить приемной матери, нагрузки в новой школе и тоска по друзьям окончательно выбили меня из колеи. С понедельника, то бишь с завтрашнего дня, я снова смогу посещать школу при «Городе детей», а пока я, буркнув Бишопу о том, что не хочу танцевать, присела на скамейку рядом с Гарри. Парень смотрел в пол и о чем-то думал.
Я поднимаю глаза, глядя на танцующих под «Keane – Somewhere Only We Know» Ким и Ника, а затем сцепляю руки в замок и опускаю глаза, рассматривая свои кроссовки. Странно, что Энглерт так и не заметила, что мне нравится Уэйн, мне кажется, я столько раз уже пропалилась в своей симпатии, хоть и старалась выглядеть равнодушно. И ту неделю, что была у Клэр, даже забыла о хмуром парне, а сейчас вот вспомнила снова. Со стороны они выглядят мило, хорошо смотрятся, а у меня вот рука сломана и бровь все еще разбита. Эдди я сказала, что не танцую, потому что я, вроде как, не умею. Наблюдаю за другими парами, со стороны выглядит не сложно, девочка кладет руки на шею партнёру, он держит ее за талию, они переставляют ноги.
Под ритмичную музыку вроде «Shut Up and Dance» я двигалась очень хорошо, девочки из старших классов даже звали меня на пару выступлений танцевать с ними, ну, и Джеффри тоже звали. Вообще, танцы — единственное, что объединяет меня и рыжую прилипалу, и если бы Джефф не считала, что я танцую лучше, то позволила мне заниматься постановкой номеров, но она всячески пыталась вытеснить меня из танцевальной команды, и я перестала сопротивляться.
— Почему не пригласишь кого-нибудь? — Придвигаюсь с Гарри, шепча ему на ухо так, чтобы мой голос был слышен на фоне громкой музыки. Мне интересно, нравится ли ему вообще хоть кто-нибудь? Хоть самую малость? Наверное, жить с замерзшим черствым сердцем очень тяжело.

[NIC]Andy Joep[/NIC]
[STA]ненавижу мороз и ворон[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRXf.gif[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
--------------------------------
об энди
[/SGN]

+2

3

Если честно, то я был рад за ребят. За свою команду. Я был рад, что они сумели победить, при том при всём, что нас с Энди не было в сборной. Я просто люблю футбол, мне нравится играть, наверное, о большем и мечтать не приходится. Поэтому, когда я увидел, как мои ребята выигрывают, то почувствовал себя счастливым. Да, меня не было на поле, но мне нравилось наблюдать за интересной и качественной игрой. Безусловно, Джоэп меня всё ещё дико бесила, потому что я сидел на скамейке запасных. Но мы уже разобрались, каждый получил по заслугам, нет смысла возвращаться в там-и-тогда, когда есть здесь-и-теперь.
А сейчас мне нужно было пойти на дурацкую вечеринку, которая состояла из дискотеки. Я не люблю танцевать, я ненавижу музыку, которую ставят на этих дискотеках. В общем, я бы сейчас с удовольствием полежал на кровати в своей комнате, но мне не разрешили. По понятным причинам. Если меня оставят одного без присмотра, то это может закончится чем-то плохим. Например, я аккуратно разобью раковину в туалете для мальчиков. Или засорю трубы, чтобы всё дерьмо полилось наружу. Я могу сжечь шторы, при этом, получив пару ожогов, останусь невинным ягнёнком. В общем, учителя и директор приняли решение, что меня нужно запихнуть на дискотеку. Я сопротивлялся, как мог, но мне не хотелось оставаться три месяца после занятий, чтобы ходить в какой-то там дурацкий психологический кружок. Нет, лучше один раз сходить на дискотеку, чем потом полжизни страдать фигнёй...
Я не стал как-то вырежаться, потому что всё это мне было в тягость. На мне была чистая белая футболка и грязные джинсы, с драными на мысах кроссовками. Специально ли я? Наверное, да, или у меня просто не было другой одежды. Я сопротивляюсь всеми, что встаёт у меня на пути, потому что по-другому тут просто не выживу. В голове уже теплилась мысль о том, что можно сбежать. Я пока разрабатывал план, чтобы он наверняка сработал, но на всё это требуется время.

[NIC]Harry Wight[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRX9.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif[/SGN]

Я зашёл в зал, сел на скамейку, опять на скамейку запасных. Я никого не собирался приглашать на танцы, да и сам отказывал девушкам, которые оказались смелее, чем выглядели таковыми на самом деле. Не скучал, просто сидел и смотрел на то, как люди живут своей жизнью. Они не тратят время на то, чтобы отстоять свою правду... Идиоты! Так же нельзя! Иначе тут застрянешь на веки вечные! Нужно постоянно бороться, чтобы потом получить лучший кусок. Хотя, если сказать честно, я пока ничего не получил, кроме травм, разочарований и туманного будущего.
Совершенно неожиданно в секунду времени происходят две непонятные мне вещи. Я вижу, как танцуют Ник и Ким. Эти двое?! Кто тут меня разыгрывает? Что происходит? Ник, вроде, со мной не спорил. Или я что-то пропустил? Или он самый настоящий предатель? Скулы дернулись от злобной ухмылки, я откинулся на холодную стенку, которая очень удобно оказалась у меня за спиной. Ну, ничего, ничего, нужно нам просто разобраться по-пацанки, как-то расслабились. Вроде, друзья, а, вроде, ни пойми что. Я ревновал Уэйна к Ким, а не наоборот, и это очень важно.
Также совершенно неожиданно со мной оказывается Джоэп, но я не обращаю на неё внимания. Не заслужила. Девочка пододвигается ко мне и шепчет на ухо, я дёргаю плечом в знак того, что слишком уж близко она ко мне подобралась. Хочется съёжится и уйти, но я не могу. По крайней мере, в корпус мне точно нельзя.
— Джоэп, ты ещё слишком мала для того, чтобы понять меня, — философски я вздохнул, глядя на парочку, которая так сладко пошатывалась в такт унылой музыке.
— Я не могу поверить своим глазам: Ник и Ким, — теперь я уже уныло хмыкнул, потому что был разочарован. Но у меня не было сейчас сил на то, чтобы закатывать истерику прямо в зале. Прямо на дискотеке. Я посмотрел на Энди, которая явно была также расстроена, как и я.
— Что-то случилось? Выглядишь уныло, — я знал, что у неё завтра День Рождения, но что-то внутри меня медленно начинало расслабляться, и мне больше не хотелось быть злюкой. Хотелось побыть самими собой, но так, чтобы с пользой. И я тут же стал в голове крутить идеи.
— Хочешь потанцевать? — тихо буркнул я Джоэп, не глядя на неё, и надеясь на то, что она не услышит.

Отредактировано Superman (2016-04-19 19:20:38)

+3

4

Когда я сажусь на скамейку около Месси, он даже бровью не ведет и не смотрит в мою сторону. Это ожидаемо, то, что мы выиграли матч и тренировались с друзьями, из нас самих друзей не делает, но мне скучно и одиноко, я не знаю, куда еще пойти и с кем завести беседу, чтобы отвлечься от мыслей об испорченном празднике, вот даже вечеринку приурочили к выигрышу в турнире, а не к тому, что у меня сегодня День Рождения, не говоря уж о том, что меня тут вообще никто не ждал и хотел видеть. В лицо все улыбались и поздравляли, но я-то чувствовала это непонимание во взгляде, мол, зачем ты вернулась, девочка? И я не имею никакого морального права требовать от них принятия моей личности.
— Ты старше всего лишь на год, — отбиваю его реплику и совсем не обижаюсь, нападки Гарри на фоне того, что я наслушалась за пять дней в частной школе, казались теперь усладой для ушей. Пусть лучше говорит, что я маленькая, несмышленая и трусиха, чем то, что говорили сынки богатых родителей, за которыми даже задницу все время няньки в сортире подтирали.
— Когда тебе будет пятьдесят два, а мне пятьдесят один, ты этого даже не заметишь, спорим? — Просто привычка с ним спорить даже тогда, когда я сама этого не хочу. — Я тоже, — зачем-то соглашаюсь с Уайтом, наверное, затем, что действительно не верю своим глазам. Почему Ник ее пригласил, если его бесило даже то, как она дышит, к тому же, он сам обвинял ее в стукачестве, это я слышала от других детей в приюте. Почему Ким согласилась, я понимаю, любой девочке приятно нравится мальчику, и отказалась на ее месте только совсем бы нелюдимая бука, как я, ага, так что пусть танцуют.
Все еще грустно изучаю свои кроссовки, слушая соседа по скамейке. Иронично, вчера мы вместе сидели на скамье запасных на футболе, а сегодня вместе на такой же скамейке уже на танцах. Так всю жизнь и просидим на вторых ролях. Меня это не очень огорчает, я даже немного рада за Ким, и была бы рада больше, если бы она выбрала себе любого другого парня, а не того, который нравился мне.
— Да, день сегодня ужасный, никто не рад моему возвращению, — шепчу себе под нос, поднимая глаза на Гарри. Он то уж тем более не рад, но какая разница, если Месси единственный, кто сейчас разговаривает со мной, и только за это я готова терпеть его фирменный сарказм и издевки, совсем не могу жить в одиночестве, готова даже с врагом вести дружескую беседу.
Еще недолго мы сидим молча, слушая какую-то популярную мелодичную сладенькую песню и глядя на танцующие пары, в особенности на Уэйна и Энглерт. Сердце как будто сдавливают тисками, я не могу и дальше смотреть на эту пару, и снова испепеляю взглядом пол под ногами и драные на мысках кроссовки собеседника.
— Я не умею, — щеки заливаются краской, хорошо, что темно и никто ничего не увидит, зато я сказала это. В другой ситуации бы ни за что не созналась, но сегодня я была такой опустошенной и вымотанной, что не хотелось выкручиваться и строить из себя супердевушку.
— Так что если ты не сломаешь мне вторую руку за то, что я отдавлю тебе ноги, то да, хочу, — улыбаюсь парню, вставая со скамейки. Песня звучит уже на втором куплете, но это не беда, хватит и половины, к тому же как-то унизительно сидеть в одиночестве, когда твоя лучшая подруга развлекается, не хочу показывать свою слабость и быть уязвимой.
Мы становимся друг на против друга, кладу здоровую руку ему на плечо, делая шаг навстречу, теперь между нами совсем небольшое расстояние, и я довольно замечаю, что от него веет безопасностью. Здесь и сейчас, скрывшись за спиной Гарри, который выше меня почти на голову, я ощущаю себя защищённой и спрятавшейся.
Первые секунды постоянно слежу за своими движениями, так ли ставлю ноги, правильно ли держу руки, и вообще сильно волнуюсь, но затем приближаюсь к нему настолько, что прижимаюсь подбородком к плечу Месси и закрываю глаза. Даже если оно мне кто-то что-то думает плохое сейчас, то это не мои проблемы, я не могу быть для всех хорошей, в то время, как друзья меня не понимают и не хотят видеть… Когда во время танца я открываю глаза, то они находятся на одном уровне с глазами Ким, которая все еще крутится с Ником. Наши пары оказались слишком близко друг другу на танцевальной площадке и мне не осталось ничего иного, как снова прикрыть веки и спрятаться за спиной Гарри, чтобы не видеть ее лица.

[NIC]Andy Joep[/NIC]
[STA]ненавижу мороз и ворон[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRXf.gif[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
--------------------------------
об энди
[/SGN]

+2

5

Вообще-то, все эти дискотеки, мнущиеся подростки по углам, лавки с пришедшими детьми, но не решающимися выйти на танцпол, полумрак помещения и звучащая здесь музыка не привлекали Ника. Он всегда подпирал стены, выдерживал несколько песен, а потом сбегал или в корпус, или вместе с Гарри, чтобы не лицезреть этих глупых придурков. Но сегодня был особый случай - они выиграли турнир по футболу, что казалось фактически невозможным с учётом отстранённых Гарри и Джоэп. И в этот раз они выложились на все сто процентов, которые на каждой тренировке требовал Уайт. Хотелось разделить общую радость и отпраздновать, насколько это возможно в стенах приюта, а не тухнуть в спальне или пытаться развеселить понурившегося друга. Впервые Ника хвалили одного, без упоминания вечного лидера любого футбольного матча, и мальчишка гордился этим чуть больше, чем полагалось бы. Между прочим, Энглерт, обычно гоняющая мяч только за компанию с друзьями и не питающая особого интереса к этому виду спорта, тоже проявила себя. Почему-то Уэйна это обрадовало.

О случайной встрече в актовом зале он так никому и не рассказал, рыжая, судя по отсутствию слухов и косых взглядов, не обманула представление о ней. Мальчишка часто возвращался мыслями к тому разговору, прокручивал его в голове и ловя себя на мысли, что ему было спокойно в присутствии девчонки. А ещё мысленно ругал себя за последние слова, хотя и не жалел о них, но его по-прежнему обдавало волной жара при воспоминании об их странном прощании. Ник часто искал взглядом в толпе рыжую макушку, а обнаружив или оказавшись неподалёку в столовой или на уроке, гипнотизировал, пытаясь понять, хочет он, чтобы она обернулась и встретилась с ним глазами, или нет. Не изменились же их отношения после одного диалога. Но при всём желании ненавидеть Энглерт уже не получалось.

Сегодня на дискотеке людей гораздо больше, чем обычно. Кто-то топчется на танцполе, компания девчонок дружно подпевают сладкоголосому солисту, кто-то из ребят хлопает мальчишку по плечу и жмёт руку, поздравляя с победой. Уэйн улыбается и пробирается в толпе к излюбленному месту, но в какой-то момент он замечает одиноко стоящую рыжую, похоже, немного растерянную. Не задумываясь, идёт к ней.

— Оказывается, ты тоже умеешь играть в футбол, — замирает рядом и, вроде как, смотрит на танцующих, но сам бросает косые взгляды на девчонку, даже улыбаясь. — Где потеряла... друзей? — исправляется в последний момент, чтобы не сцепиться из-за вернувшейся Джоэп. — Слушай, — Ник нервно кусает губы и неловко треплет волосы на затылке, чтобы успокоиться, — не хочешь, — кашлянул, стараясь придать голосу уверенность, — потанцевать?

Он и сам не знает, что на него нашло, но отступать поздно. Лицо снова заливает краска. Он же не знает, как правильно танцевать, только в ильмах видел. Зачем он вообще это сделал? Ну постоял бы рядом, немного поговорил и ушёл. Похоже, отсутствие Гарри рядом его раскрепощало.

Уэйн медленно идёт к танцполу, неловко опускает ладонь на талию рыжей, стараясь соблюдать расстояние между ними, но нервы мешают оценить положение. Он сглатывает и старается смотреть только перед перед собой, а не сверху вниз на девчонку. Мысленно считает, опасаясь не попасть в такт или отдавить ей ногу. Сердце шумно колотится, а мальчишка думает, какой же он идиот. Почему Энглерт вообще согласилась?

С очередным поворот Ник неподалёку замечает Гарри. Гарри, который собирался остаться в комнате. Гарри, который сейчас спокойно танцует (!
с Джоэп! Мальчик встречается взглядом с другом, удивлённо и сердито на него смотрит, ожидая хоть какой-то реакции от него, объяснения. Хотя, он и сам в не самом выгодном положении.

— Мало того, что Уайт припёрся один, так ещё и с твоей подругой танцует, — недовольно произносит над ухом Ким.

[NIC]Nick Wayne[/NIC][STA]the same old story[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2aQVH.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2aQVJ.gif[/SGN]

+3

6

Сегодняшний вечер очень сильно отличался от обычных вечеров на дискотеке. Нас стали пускать сюда не так давно, и всё равно мы с подругами уже успели немного изучить, как здесь обстоят дела. Ключевое слово в этом предложении было - с подругами, потому что прямо сейчас я стояла одна, если честно, вообще с трудом понимая, что я тут делаю.
Наверное, мне не хотелось совсем закрываться от ребят... После нашей победы я чувствовала, как отношение ко мне слегка потеплело, но ребята будто не до конца были уверены, стоит ли забывать о том, что произошло. Со мной разговаривали, меня поздравляли, улыбались, и я улыбалась в ответ, но затем шли дальше и я снова оставалась одна.
Но всё равно продолжала стоять тут, потому что пусть лучше так, чем все будут думать, что мне не нужно ни с кем общаться. Типа... Ах так? Не верите мне? Стукачкой меня считаете? Ну и пожалуйста, не нужны вы мне! Нет, такого не было, и я всячески пыталась это показать. Учительница как-то сказала на уроке, что на обиженных воду возят, и в реалиях приюта это было правдой даже больше, чем за его стенами. Если ты закрывался ото всех - тебя попросту забывали. Вокруг всегда можно найти замену. Кроме того, мы привыкли забывать, потому что друзей, знакомых, приятелей, забирали в семью, и забывать их приходилось.

Играет медленная музыка, но я не обращаю на это внимание. Первое время, когда включали специальные песни для медленных танцев, все девчонки, включая меня, приосанивались, поправляли волосы, начинали переглядываться и шептаться между собой, вытягивали шеи, хотя бы взглядом пытаясь найти того, с кем хотелось танцевать. Но это уже давно прошло. Мальчишки не спешили нас приглашать, больше закатывали глаза и подпирали стены. Либо приглашали кого-то, вроде нашей Джефф, уж она-то никогда не сидела без дела во время медленных танцев. Меня пока приглашали всего один раз, и то это был Эн, сделал это в шутку, по-дружески. В любом случае, я не переживала по этому поводу... Отсчитаю еще пять-шесть песен, а потом пойду спать.

Мне скучно, а когда рядом вдруг появляется Ник, я гляжу на него удивленно. Вряд ли можно сказать, что наши отношения как-то очень изменились с тех пор, как мы поговорили в актовом зале. Но что-то все-таки изменилось, едва незаметно, во-всяком случае, мне перестало казаться, что Ник противный и злой. Он был нормальный и даже хороший, хотя и довольно хмурый. Однако сегодня парень улыбается, и его можно понять. Мы выиграли, и в победе очевидно есть его заслуга, потому что он забил один из голов. Моя заслуга была тоже, но не такая значимая. Может быть первый раз в жизни, я не косячила на поле и делала всё идеально по тактике. Не мешалась под ногами.
- То есть, у тебя были сомнения, да? - ухмыляюсь и произношу несколько возмущенно. Музыка громкая и приходится наклоняться в его сторону, чтобы было лучше слышно. Это официально первый раз, когда мы разговариваем на людях нормально. И если честно, я удивлена, что он вообще ко мне подошел...
- Они... где-то, - отвечаю уже не так бодро, даже несколько растерянно. Пожалуй да, надо бы пойти и поискать, но я не уверена, что хочу это делать. И не уверена, что они хотят, чтобы я их нашла.

- Что? - я так резко поворачиваю голову, что слышу хруст в районе шеи. Я думала, что я удивлена тем, что Ник со мной разговаривает. Ха! Это сложно было вообще назвать эмоцией по сравнению с тем удивлением, даже офигением, которое я испытывала теперь. Смотрю на Ника недоуменно и удивленно, а потом сподхватываюсь: он выглядит смущенным, и сейчас решит, что я не хочу. А я хочу. Киваю ему и выгляжу на столько же смущенной, на сколько он. Ох, не верю, что это всё происходит именно со мной.

Кладу ладони ему на плечи, всё еще пребывая в состоянии крайнего афига. А еще мне, кажется, приятно что он меня пригласил. Нервничаю, ведь совсем не умею танцевать, сердце предательски колотится в груди, и я мысленно молюсь о том, чтобы он этого не заметил. Делаю роковую ошибку, когда поворачиваю к нему голову и поднимаю глаза на его лицо. Ник выше, но в таком положении лица оказываются очень-очень близко. Моментально заливаюсь краской и отворачиваюсь в сторону, теперь смотрю куда-то с пол, в стены, не другие танцующие парочки, куда угодно, лишь бы перестать смущенно лыбиться, краснеть и давиться хихиканьем, будь оно не ладно, откуда только взялось!
- Ты очень круто забил этот последний гол, без тебя бы мы не выиграли, - произношу даже не потому, что молчать неловко, а потому что правда так считаю. Ник молодец. И играть в футбол намного приятнее, когда на поле нет Гарри. - Оказывается, чтобы хорошо играть в футбол, не обязательно толкаться и ставить всем подряд подножки, - это уже чуть тише, но Ник наверняка услышал.

Его руки на моей талии теплые, а еще он приятно пахнет, никогда не замечала, что от мальчишек может пахнуть, да еще и приятно. Интересно, чего это он вдруг? Неужели я ему нравлюсь? А пригласит еще раз..? Танцует вроде хорошо, я не эксперт, но с ногами у нас всё в порядке.
А потом я замечаю Гарри, он тоже с кем-то танцует, и я сначала не могу разглядеть с кем. Настроение моментально падает, но потом девочка поворачивает голову, и я вижу Энди. Да ладно?! Моё удивление настолько велико, что я, кажется, забываю обо всем на свете, даже о танце, потому что весьма неловко наступаю Нику на ногу.
- Ой! Прости! - вздрагиваю, перекладывая ладонь ему на грудь, и смотрю на него теперь снизу вверх, а он в этот момент опускает глаза на меня. Черт! Как близко! Я вам клянусь, во всей мировой истории ни одна девчонка не смотрела на парня так смущенно, как я смотрела в этот момент. Снова краснею и утыкаюсь взглядом ему куда-то в районе плеча. Так, Гарри и Энди. Точно, Энди и Гарри. Как хорошо, что можно чем-то замять эту неловкость...
- А с кем он должен был припереться? - интересуюсь, а затем добавляю. - Это так странно, что Энди согласилась с ним танцевать. Я только и слышала о том, какой он ужасный и какой грубиян, - впрочем, я то же самое говорила про Ника, и вот...
Песня закачивается, но почти сразу начинается новая, почему-то снова медленная. Смотрю на Гарри с Энди, и они продолжают танцевать, не обращая внимание на то, что многие парочки разошлись или поменялись. Кидаю на Ника то ли заинтересованный взгляд, то ли растерянный. А мы? Продолжаем? Хотя не удивляюсь, если нет. Особенно после того, как он увидел, какая я лосиха неповоротливая, на ногу наступила...

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aQVG.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aQVK.gif[/SGN]

+2

7

Наверное, я всё-таки становлюсь старше. Буквально пару недель назад я хотел качать свои права, что-то кому-то доказывать, а сейчас уже нет. Я хочу начать своё плавание, отдельное от детского дома. Я хочу отсюда уже выйти, и никогда здесь больше не появляться. Спасибо, конечно, всем тем, кто помогал мне окрепнуть, встать на ноги, но наше расставание всё равно должно было когда-то произойти. И я не хочу быть на выпускном, я хочу раньше. И даже тот факт, что я перестал всем вскипячивать кровь, не говорит о том, что я оставил все планы. Просто они изменились. Если можно так сказать, они выросли вместе со мной. Я понял, что приют — это всего лишь маленький мир, есть другой. И я хочу уйти в него, и подготавливаю себя к этому уходу.
Я часто лажу за территорию, пока никто не видит. Просто гуляю по улочкам, заглядываю в переулки, слушаю прохожих людей, которые меня не замучают. Это совсем другой мир, это уже не приют, и там, за стенами-решетками будет совсем другая реальность. Мне надоело, я вырос, пора двигаться уже дальше.
— Ты думаешь, что я умею танцевать? — надменно хмыкаю, поднимаясь с лавочки.
— Я эту всю хрень вообще терпеть не могу. Но меня поставили перед условием: либо я сижу в комнате, либо иду на эту тупую вечеринку. И я согласился хоть на какую-то движуху, чем подыхать в четырёх стенах.
Вся ненависть к Джоэп куда-то исчезла, и я больше не хотел её обижать. Нет, конечно, мы никогда не станем друзьями, это и ежу понятно, но сейчас я не видел смысла даже в едких шутках. Ведь сам предложил ей потанцевать, хотя мог развернуться и уйти. И я особенно предложил, без всяких длительных подготовок речи и обдумываний. Правда, пусть она первая узнает о том, что я изменился, но пусть не оценивает сторону. Я знаю, Энди на это способна. Она хорошая, если только убрать её желание везде быть самой замечательной и самой первой. С ней очень удобно общаться, потому что она может помочь в учёбе или поддержать. Но я не дружу с девочками, потому что это унизительно.
Так, как же называется то состояние, когда мы становимся друг напротив друга, и она обнимает меня за шею. Я кладу ей руки на спину, мол, весь из себя такой приличный и хороший мальчик. Но когда её подбородок утыкается мне в плечо, то я спокойно обнимаю девушку за талию, лёгким усилием прижимая к себе.
Я всегда был борцом против отношений, потому что никогда не видел в них смысла. Не думаю, что дети из приюта смогут создать хорошую семью. Это бред. Поэтому я хотел стать просто футболистом, войти в какую-нибудь сборную, трудиться, не покладая рук. Я хотел быть полезным только для самого себя, поэтому семья в мои планы никак не вписывалась. Но и ничего плохого нет в том, что сейчас я танцую с Джоэп. Тем более, это была мелкая месть для Ника, который меня так мерзко предал. Кажется, нам с ним пора разобраться.

Мы медленно с Энди кружимся. Я чувствую, как она напрягается, пытается всё сделать правильно. Мне смешно, но я скрываю улыбку, потому что мне нравится этот трогательный момент. Совсем позабыл о том, что где-то рядом трутся друг о друга Ким и Ник. Я верю в мужскую дружбу, я с Уэйном хотел быть вместе до самого конца, но, кажется, нам суждено будет разойтись. От этого становится горько и обидно, но я не позволяю себе таких розовых чувств. Я гневаюсь. И мстя моя страшна.
Поднимаю голову и встречаюсь взглядом с Уэйном. Одной рукой показываю ему откровенный фак, и пускай все это видят. Другая моя рука находится где-то на копчике Джоэп, т.е. это совсем близко с её задницей. Раньше мы с Ником были друзьями, а теперь станем конкурентами. И я знаю, что он такой же заносчивый, как и я. Но если я драку начну первым, то мне заключение грозит уже не в комнате, а в каком-нибудь другом страшном месте. Поэтому я нагло ухмыляюсь. Пусть его это раздражает, пусть он начнёт первым.
Смотрю на Ким, но тут же отвожу взгляд, чтобы показать свое презрение. Наверное, сейчас я хочу как-то посочувствовать Джоэп, потому что у них произошла бабская херня. Видимо, Энди хотела танцевать с Ником, а он пригласил Ким. Именно по этой причине я не завожу никаких отношений, мне на это глубоко посрать. Лучше уж с кем-нибудь перепихнуться, пока учителя не водят, а потом молча разойтись, друг друга в упор не замечая, чем потом вот так вот страдать. Нет, мне без всего этого прекрасно живётся.
— Слушай, у меня заманчивое предложение, — я ловлю взгляд Ника, наклоняюсь к Джоэп и шепчу ей это на ухо. Я хочу, чтобы Уэйн это видел, но даже не знаю почему. Я вообще думал поцеловать девчонку, но пока кишка тонка. Эм... точнее, я никогда этого не сделаю!
— Как ты смотришь на то, чтобы отпраздновать победу команды? — я замолкаю, чтобы Энди могла как-то переварить эту информацию.
— Но только мы никого созывать не будем. Отметим только вдвоём. Ты всё-таки у нас капитан команды, — это мне самому ухо резануло, но не в этом вся суть.
— А я знаю хороший способ, как можно свалить с этой вечеринки, и исправить этот вечер, который тут уже точно никто не сможет спасти, — мне нужно отсюда уйти, потому что эти стены и эти рожы я уже видеть просто не в силах.

[NIC]Harry Wight[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRX9.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif[/SGN]

+3

8

Вряд ли Ким когда-нибудь поймет, почему я согласилась танцевать с Гарри, даже если я попытаюсь ей это объяснить. Сегодня, когда от меня многие отвернулись, забыв не только о моем дне, но и о моем присутствии в принципе, я, как цветок, долго пробывший в тени, тянулась к солнцу, и этим солнцем стал Месси. И пусть он пригласил меня как бы невзначай, просто потому, что ему было скучно, а на скамейке почти не осталось девочек, я была преисполнена чувством благодарности за это. Если в следующий раз, чтобы он пригласил меня, потребуется сломать вторую руку, то я, пожалуй, соглашусь. Это не влюбленность, это не симпатия девочки к мальчику, это элементарная потребность быть нужной и необходимой.
Странно, что Уайта все еще не забрали в колонию для малолетних преступников с его буйным нравом и патологической ненавистью к окружающим, так что, стоя сейчас к нему так близко, что наши грудные клетки соприкасались, и я ощущала его ритмичное дыхание, думала, что я в какой-то степени избранная. Наверное, ему уютнее в компании девочки, к которой он уже прикасался, пусть и не с благими намерениями, чем в обществе какой-нибудь другой.

Честно говоря, я вообще не знаю, что на уме у ребят нашего возраста, потому что они поголовно думают об отношениях, а я только о том, что хочу быть любимой, как неделю назад.
Руки Гарри становятся настойчивее, когда от с силой притягивает меня за талию к себе, заставляя чуть приподняться на носочках и выдохнуть, в это время я вижу рыжую макушку Ким, когда она наступает Нику на ногу и их танец на мгновение прекращается. Сама же я в это время уже не робко, а достаточно свободно и раскрепощенно обнимаю партнера за шею здоровой рукой, и откуда во мне столько уверенности? Наверное, если парень для тебя просто друг, то это всегда не сложно, мне же не сложно целовать Эна в щеку, или Эда за очередную домашнюю работу, которую я бессовестно списывала. Его ладони опускаются все ниже, с талии на копчик, от чего становится щекотно, будто бы ветерок пробегает по спине и забирается под футболку, и я выдавливаю из себя улыбку. А затем… Затем песня прекращается, но мы с Месси не замечаем этого, потому что сразу же начинается вторая, тоже медленная, как бы служа продолжением для нашего танца.

В груди пылает огонь, я должна радоваться своему первому медленному танцу с мальчиком, по которому страдает почти вся женская половина приюта, а меня штормит от злости к обиде, от обиды к волнению и любопытству. Мне хочется узнать, что будет с Ником и Ким после второго танца. Они не разойдутся и после третьего? Щеки Энглерт горят, да и зная подругу, могу с уверенностью сказать, что она сейчас дико смущена, а вот чем думает Брюс, мне неведомо, и вот это, пожалуй, самое интересное.
Не поругаются ли ребята ночью из-за того, что вообще пригласили нас, хоть Ник и сделал это первым? У него был выбор в целую группу, в то время, когда Гарри выбирал из того, что есть, Велсон и та уже танцевала, а Бишоп куда-то пропал, расстроенный моим отказом.
Я была злой из-за Ким и Ника, а потому ответила рыжему_кудрявому, что не танцую и не собираюсь, а сейчас обнимала Уайта так, словно он мой парень и мы так близко соприкасаемся друг с другом не в первый раз.
— А ты, оказывается, умеешь быть добрым, — смеюсь, прислоняясь лбом к его плечу. Разумеется, я не видела, что он там за спиной показывал своему другу, иначе бы немедленно взяла свои слова назад, но сейчас он для меня простой и нормальный юноша, который в кой-то веки решил не портить всем праздник, а принять в нем мирное участие.
Замолкаю, потому что, вообще-то, не люблю разговаривать в такие моменты; в воздухе витает дух юного романтизма, из колонок, подвешенных под потолком, струится сладкоголосая песня, а тут мы со своими разговорами такие грубые и неотесанные, это как берцами давить бабочек, такая ассоциация приходит на ум.
Гарри был бы не Гарри, если бы просто вдыхал запах моих волос, пропитанных яблочным шампунем и молчал. Когда Месси подает голос, я резко отнимаю голову от его плеча, ударяя парня лбом в подбородок.
— Черт, звание «Мисс Грациозность 2016» мне не светит, прости, — и поднимаю на него свои зеленые, пронизанные янтарной сеточкой глаза. Сначала предложение парня кажется мне бредовым и опасным, с чего это ему звать меня отмечать победу наедине? Отметим свое заседание на скамье запасных, что ли? Затем я решаю, что после того, как закончится песня, мне тут и правда делать нечего, так что пойду с Гарри, отвлекусь, может быть, даже выскажу ему все, что наболело, он же не девчонка и не будет сплетничать об этом, ну я надеюсь.
— Идем, — парень уже протискивается через толпу, в которой я нахожу его ладонь и крепко вцепляюсь в нее, а отпускаю только тогда, когда мы оказываемся возле здания, за которым покуривают несколько ребят из десятого класса.
— Что ты задумал? — Я все-таки немного побаиваюсь его после нашего эпичного катания по газону, но ни за что не признаюсь в этом. — Есть сигарета? — Настороженно задаю волнующий вопрос, помятую о том, как он дыхнул на меня на стадионе дымом. Пусть узнает, что я тоже курю, хотя с моей-то потухшей астмой это привычка, достойная блондинки.

[NIC]Andy Joep[/NIC]
[STA]ненавижу мороз и ворон[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRXf.gif[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
--------------------------------
об энди
[/SGN]

+1

9

То ли победа пьянила неокрепшее юношеское сознание, то ли последние перебранки с Уайтом постепенно раскрывали глаза мальчишки на реалии, окружающие их, но теперь из него сочатся дружелюбность и приветливость. Кто знал Уэйна, сильно бы удивился, лицезря его в том расположении, что он находился рядом с Энглерт, прежде не переносимую на дух чуть меньше, чем Джоэп.
Заговорить было проще, чем казалось и чем заткнуться - слова сами собой лезли вперёд него. Обычно один разговор не менял мнения Ника о другом человеке, может быть, немного смягчал, но не менял намеченных ориентиров. Он не из тех людей, что кидается словами а потом противоречит сам себе в делах и действиях. Только в этот раз всё обстояло иначе: случайная встреча над чужими проблемами и репликами из Шекспира как будто сорвала покровы с образа воинственной Ким, отличавшейся вспыльчивостью от своей подруги, обнажила её сокровенные страхи и показала настоящей. По крайней мере, так казалось Уэйну. И снова его тянуло к тому, что успел разглядеть в полутьме под потолком, снова хотел ощутить странное понимание. Что бы ни говорил себе, как бы ни оправдывался, в итоге он всё равно оказался здесь, рядом с рыжей.

— Нууу, — тянет мальчишка с улыбкой, — были, но вот такие, — смеясь, он сводит большой и указательный пальцы, наглядно изображая сомнение. Забавно, что оба знали, насколько слабо верилось, особенно Уэйну, в способность девчонки играть на должном уровне, не пропускать мячи и пасовать. В прочем, никому не верилось и в их победу, но они же выиграли.

Ник никогда не общался с девчонками, не считая Норы, но она была его другом, а не сторонним человеком, тем более он не встречался с ними, что говорить о свиданиях и танцах. Это всё казалось глупым, девчачьим и несерьёзным. Так они с Гарри рассуждали, а сейчас оба на танцполе в обнимку с девчонками, которые были для них заклятыми врагами.

Мальчишка вообще не понял, как оказался медленно передвигающим ноги, в ужасе представляя, как Энглерт потом его высмеет, или что он сейчас отдавит ей ноги, и что она сейчас просто сбежит, не поняв его намерений. Но, к его удивлению, маленькие ладони опустились на плечи, и тело напряглось в ощущении близости ещё одного, невольно с ним соприкасающегося в моменты, когда расстояние между ними от нарочито большого сокращается до комфортного, чтобы танцевать. Здесь очень душно, или так только кажется, но лицо Уэйна полыхает, взгляд пытается сосредоточиться хоть на чём-то, но фокусироваться на толпе не хочется, вдруг кто-то тычет в них пальцем или что-то шепчет на ухо подруге. Попытался взглянуть на Ким, но их взгляды неловко столкнулись, застыли, а потом стыдливо разбежались по сторонам, заставляя краску прилить к лицу ещё больше, а сердце колотиться чаще. Только бы не потели ладони!

— По-моему, мы впервые играли слаженно, — чуть севшим голосом сообщает мальчик, едва наклонившись к рыжей макушке и с удивлением замечая, что от Энглерт приятно пахнет. Вообще он плохо разбирался во всех этих духах, одеколонах, парфюмерии и прочих девчачьих штуках, но, в отличие от приторной Максвелл, запах Ким напоминал густой цветочный аромат, приятно щекочущий ноздри, а ещё - жвачкой. Ник постарался не думать об этом. — Если каждый играет свою роль, следует тактике, то получается вот так - победа, — улыбается, посчитав шутки о подножках несвоевременными, если хочет остаться целым и не испортить вечер. — Видимо, тренировки пошли нам на пользу.

Кажется, он хотел добавить что-то ещё, но в этот момент перед его глазами мелькает самодовольная рожа Уайта и нахально выставленный средний палец, а следом Ким наступает на ногу. Мальчишка морщится, но ничего не говорит, только кивает, словно принимая извинения, но не сводя взгляда с друга и его руки на заднице Энди. Да что он вообще творит?! Желваки начинают отчётливо проступать, напряжение в скулах неприятно отзывается ноющими мышцами, особенно когда Гарри демонстративно что-то шепчет на ухо Джоэп. Уэйну на какое-то мгновение кажется, что друг его предал, окончательно и бесповоротно.

— А? — отстранённо переспрашивает и поначалу невидящим взглядом смотрит на рыжую. — А! — спохватившись, моргает несколько раз и смотрит на девчонку, — ни с кем - сказал, останется побыть с собой наедине, — и сам не ожидал, что так легко выйдет из себя и станет откровенно это демонстрировать. — Ага, один... с ненавистной Джоэп, — корчит презрительную рожу, будто сам не делает того же, и даже не замечает, что отпустил едкий комментарий в адрес подруги Энглерт. — Прости, — слабо улыбнувшись, Ник только теперь замечает, что ладонь Ким по-прежнему покоится у него на груди, и он снова краснеет.

— И чего стоим? — ему хочется вернуться на несколько минут назад, до того, как он заметил Гарри и Энди, когда охватывала эйфория радости, а не это саднящее раздражающее ощущение обиды. — Или тебе надоело танцевать? — поспешно спохватился, уже кружа девчонку в танце под очередную медленную мелодию. Вновь смотрит сверху вниз и впервые замечает, что у Ким глаза серо-зелёные. Раньше как-то не до этого было. Ник кашлянул, выбивая глупости из головы. — С друзьями легче стало?

Отчего-то вспомнился недавний разговор и переживания девчонки по этому поводу. Честно говоря, его действительно интересовал ответ. Только Ник никак не мог понять, что с ним происходит. Не всё эе это назло Уайту?

[NIC]Nick Wayne[/NIC][STA]the same old story[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2aQVH.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2aQVJ.gif[/SGN]

+2

10

Очередной поворот почти вокруг своей оси, и хотя мне совсем не нравится смотреть на Гарри с Энди, взгляд притягивается к ним, словно магнитом. То, что я вижу... Нет, я уже слежу за собой и больше не наступлю Нику на ногу, но просто глазам не могу своим поверить. Мало того, что они танцуют, так Гарри её практически лапает, еще пара сантиметров, и будет руками держаться за её задницу. И мне кажется, что Энди это не понравится, что она поправит его руки, передвинет чуть выше, но нет... Не вижу её лица, она отворачивается, но неужели ей нравится? Выглядим мы с Ником сейчас, наверное, забавно, оба удивленные и рассерженные почти в равной степени, хотя вряд ли у меня получится такой же грозный вид.
Гарри показывает Нику средний палец, и мне вдруг становится страшно обидно за него, не знаю даже, откуда это взялось. Поворачиваю голову на лицо Уэйна и, может быть, в первый раз не смущаясь смотрю на него внимательно, благо он моего взгляда не замечает и занят соседней парочкой. Он злится, и черты его лица становятся более резкими. Мне это кажется немного пугающим, но еще и красивым, и... стоп, что? Ким? Ты чего?

Я часто прокручивала в своей голове ту историю около туалета. Обычно я сосредотачивалась на том, как стыдно мне было за свои слезы, и как мне вообще пришло в голову прятаться за Уэйна. Но если подумать... Ник ведь на самом деле переживал за Гарри. Может быть, переживал точно так же, как переживала за Энди я, и это, на самом деле, не так уж легко: противоречить своим импульсивным друзьям, стоять у них на пути, пытаться открыть им глаза, рискуя попасть под удар. Если бы Гарри в тот день ударил Ника, я бы, наверное, не удивилась. И мне почему-то кажется, что и Ник бы не удивился. Но это я всё к тому, что я видела дружбу Ника и отношение его к Гарри, а вот дружбу Уайта не видела. Представляю, как Нику обидно...

Опускаю глаза и сверлю взглядом плечо мальчика. Во мне просыпается очень сильное, даже навязчивое желание как-то отвлечь его или даже утешить, но я не могу придумать как, и меня это расстраивает. Можно положить ему голову на плечо, все же так делают и ничего, но я сомневаюсь и не могу решиться. Разве это утешение? И с чего ему должно стать от этого легче? И вообще, вдруг ему не понравится, и будет очень стыдно, если он меня, например, отпихнет. От волнения меня даже как будто потряхивает, хотя я этого не замечаю, да и происходит это секунд пять, не больше. В конце концов, я перестаю гипнотизировать его плечо, выкидываю глупые мысли из головы, и наваждение само собой проходит, забирая с собой дрожь.

- Ничего, - это странно, но меня его реплика совсем не задела. В смысле... В ней же не было ничего оскорбительного, да? Он не назвал её глупой, или дурацкой, а ненавистная... ну разве можно что-то поделать с отношением одного человека к другому? В этот же момент я замечаю, как Ник замечает (ха-ха, вот именно так) мою руку у себя на груди. Черт, я совсем об этом забыла... Поспешно убираю её обратно ему на плечо. Еще я замечаю, как розовеют его щеки, впервые за этот вечер, кстати говоря, замечаю, и опускаю голову, пряча улыбку. Ему тоже неловко, и он тоже меня стесняется, от этого осознания становится как-то легче. - Я просто не была уверена, танцуем ли мы дальше...

Откуда взялось это странное чувство? Мне сложно описать его словами, но что-то близкое к смеси комфорта, тепла и уюта. Поразительно, да? В зале, набитым людьми, когда каждый может увидеть, посмотреть, подглядеть. Даже подслушать, мне вдруг совершенно спокойно и уютно. Ника не смутила моя неуклюжесть, и это так странно, что мы танцуем уже целых два танца подряд. Мне удается выпихнуть из головы Гарри и Энди, потому что мне отчаянно хочется забыть о них, чтобы их образ не маячил на периферии сознания, раздражая и расстраивая. И когда мне все-таки это удается, я чувствую себя уже намного увереннее. Я видела, как спокойно и легко Энди обнимала Гарри, видела, как другие пары вокруг делали то же самое, и никто не смеется, не тычет пальцем. Ну танцуют, что с того? Чувство скованности и стеснения не нравятся мне, и такими вот мыслями я пытаюсь прогнать это противное ощущение. И, сама того не замечая, придвигаюсь к Нику чуть ближе, почти заводя руки ему за шею, потому что вот так танцевать действительно удобно.
- Надеюсь, что теперь будет лучше. Ну, после футбола... Сегодня со мной даже разговаривали спокойно, хотя всё равно надолго не задерживаются рядом, - я всё еще переживаю по этому поводу, но не слишком сильно. То, что происходит сейчас, похоже на оттепель, после неё должно быть тепло. - А до этого как-то совсем никак...

- Слушай... - мысли не дают мне покоя, и я все-таки решаюсь это произнести, потому что продолжала думать о том, как можно поддержать Ника. - Не расстраивайся из-за Гарри сильно? Мне кажется, он просто завидует или что-то такое. В смысле... он привык быть в центре внимания, и хотел сам бегать по полю, но вместо этого сидел на скамейке, и все лавры достались нам, ну и... тебе, - ребят, которые забивали голы, поздравляли чуть активнее, чем тех, которые просто болтались по полю и не мешали, а Ник все-таки был одним из первых. Смотрю на него внимательно и очень надеюсь, что его не разозлит моя реплика, ведь я правда так думала, это не лукавство. За всеми этими мыслями и переживаниями я, кажется, даже забываю стесняться и краснеть. С Ником интересно разговаривать, и жаль что...
Да, жаль, что музыка заканчивается, и начинает играть что-то более громкое и ритмичное. Подростки, которые до этого в основном подпирали стены, выбираются на танцпол, места становится меньше, а я стараюсь выглядеть не слишком расстроенной. Я бы еще поболтала с ним, но не хочется перекрикивать громкую музыку. А еще кидаю взгляд на ребят вокруг, и совершенно никто не обращает на нас внимание. Завтра, возможно, и пойдут какие-то слухи, но прямо сейчас все слишком заняты собой и танцами.

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aQVG.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aQVK.gif[/SGN]

+1

11

Удивительно, как за несколько минут и десяток полных оборотов жизнь принимает новое положение, а люди противоположные места. Если уж кому и стоило в сложившихся обстоятельствах бросаться красноречивыми жестами, так Уэйну, а не его другу, открещивающегося от похода на дискотеку, которую на дух не переносит. Раз так - какого чёрта он забыл здесь, ещё и в обнимку с Джоэп, словно они сладкая, приторная парочка с похабными замашками, а не с трудом выдерживающие присутствие друг друга подростки?

Неужели ему действительно это нравится или он действует Нику на нервы? Мальчишка только сейчас соображает, что сам ещё несколько недель назад плевался ядом в сторону Энди и Ко, а теперь танцует вместе с рыжей. Может быть, это вывело Гарри из себя? Впрочем, последнее время его абсолютно всё выводило из себя, будь то случайно шлёпнувшаяся с кровати книга или пропущенный на тренировке мяч. Скорее всего, дело было именно в прошедшем матче, не сделавшим Уайта привычным чемпионом и героем, но в таком случае Ника это бесило ещё больше - неужели нельзя порадоваться за команду, даже если не ты принёс победу?

Оба подростка оказываются к ним спиной, и в это мгновение Уэйн ощущает чудовищную обиду за себя, за Энглерт - за них обоих. Столько усилий, стараний было вложено, и всё это летит в никуда, когда от тебя отворачиваются друзья по своим причинам, не считая нужным и важным посвятить в них и пояснить. Просто делают назло, корчат гримасы, посылают жестами и валят отсюда подальше, когда из-за них надрывался на тренировках и целиком выложился на важном матче. Важном не столько для тебя. Рыжая вообще, не любя футбол, сумела продержаться на поле всю игру.

Энглерт медленно выводит мальчишку из мыслей в смущающую реальность, разгоняющую кровь и заставляющую щёки полыхать, и голос резко садится. Приходится несколько раз откашляться, чтобы нормально заговорить, хотя в голосе остаётся хрипотца и зажатость.

— Почему? Танцуем, — он предпринимает попытку улыбнуться, но выходит не очень - губы не слушаются и слабо гнутся. Особенно сложно сохранять самообладание, когда девчонка оказывается слишком близком к нему, а её руки касаются его шеи. Нику одновременно и приятно, и волнительно, и страшно, а ещё в нос снова забирается цветочный запах, странно расслабляющий сознание и отпускающего подальше предателей. Сердце грохочет в груди, и мальчишка опасается, что из-за минимального расстояния между ними с Энглерт, она услышит это, а потом высмеет, начнёт тыкать пальцем, а окружающие тоже начнут хохотать. Обычно Ника такие вещи не беспокоили, ему было плевать, к тому же на этих танцах всегда так: сначала ржут и смущаются, потом танцуют, кто-то уходит за кампус, а потом при встрече даже не заговаривают. Он невольно ловит себя на мысли, что не хочется ограничиваться только этим вечером. В смысле, он не против изредка общаться с рыжей. Ну, там, встретившись в актовом зале, как тогда, или где-то на дежурстве в столовой, или в библиотеке - она же туда ходит? О чём он вообще думает? Они просто танцуют. Ну да, странно, что он пригласил на танец её, что он в принципе танцует, но это же ничего не значит? Просто оба оказались в похожей ситуации с лучшими друзьями. Временная поддержка - убеждает себя Уэйн.

— Скоро они оттают, — мальчишка уверенно кивает головой, незаметно для себя опуская и вторую руку на талию Ким, что значительно облегчило позицию ведущего. — Просто им нужно убедиться, что твои попытки не только сейчас, а дольше, — говорить с девчонкой ему гораздо легче, чем пытаться смотреть на неё сверху вниз безмолвно и не краснеть, — придётся ещё постараться. Только не пытайся угодить всем и сразу, а то уважать перестанут, — авторитетно заявляет Ник, — может, устроишь небольшую вечеринку для своих?

Вообще-то он говорит с представительницей вражеского фронта, и вместо того, чтобы воспользоваться её нестабильным положением, предлагает варианты примирения. Почему-то ему хочется помочь ей или отвлечь, или поддержать. Странное и непреодолимое желание, как было и с приглашением на танец.

— Завидовать? Мне? — на губах даже возникает улыбка. — Но мы же победили... — к концу реплики Уэйн теряет уверенность и пожимает плечами, — может быть. Наверное, и Джоэп хотела быть участницей победы. Или понимания своего поступка.

Зал наполняется шумом, криками, чужими подпевающими голосами, топотом, и от атмосферы, погрузившей в непривычный уют и комфорт, пускай и с пунцовыми щеками, не остаётся и следа. Не хочется вот так разойтись в гуще подростков, даже не закончив разговор. По крайней мере, Нику показалось, что Ким с ним солидарна в этом вопросе.

— Не хочешь подышать воздухом? — приходится кричать сквозь музыку на ухо девчонке, чуть нагнувшись, и хорошо, что из-за этого гама не слышно, как дрогнул голос. Честно говоря, он не уверен, что рыжая согласится, и он уже готов стремительно уходить, чтобы не опозориться.

[NIC]Nick Wayne[/NIC][STA]the same old story[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2aQVH.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2aQVJ.gif[/SGN]

+1

12

Краем глаза замечаю, что Гарри с Джоэп уже куда-то ушли, кажется, даже вместе. Стараюсь не думать об этом, потому что если задуматься действительно хорошо, захочется плакать. Многие ребята скучали по Тасмании в эту неделю, но мне казалось, что я скучала больше всех. Жизнь без подруги превратилась в череду долгих, серых дней, в которых не было ничего хорошо, и я понятия не имела, как выбраться из этого состояния. И дело даже совсем не в том, что все ребята от меня отвернулись, без неё мне реально было плохо, все-таки, мы неразлучны уже пять лет, с того самого момента, как я попала в этот приют. И вот она здесь, пришла, но вместо того, чтобы стоять со мной рядом, чтобы общаться, выбирает общество противного, хоть и симпатичного, Гарри. Ну как тут не расстроиться?

Слушаю Ника, даже не пытаясь скрыть улыбку, и, на самом деле, реально к нему прислушиваюсь, ведь в том, как добиться авторитета среди сверстников, у него явно опыта больше чем у меня. Например, у него хватило мозгов, как бы они не думал и не считал, не помчаться жаловаться учителю на то, что ребята дерутся. Невольно вспоминаю наш разговор в актовом зале, и как Ник признал, что испугался. На душе от этого становится странно тепло. Мне нравится Ник, и нравится, то, что он говорит, - вот так я решаю, хотя это несколько смущающие и волнительные выводы.

Оу, а я думала, он не предложит! Согласно киваю Нику, испытывая некоторые облегчение о того, что он решил продолжить наш разговор. Получается, не мне одной интересно с ним? Нет, и все-таки, это очень-очень странно, что оно всё вот так... Неделю назад мы на дух друг друга не переносили, мои реплики были исключительно колкого, издевательского характера, а теперь мы разговариваем, почти как друзья, а еще танцевали, что определенно что-то значит. Или нет? Вот Эн танцевал с Энди, и Эдди тоже с ней один раз танцевал, но это же ничего не значит... Или значит? По-моему, мальчишкам она немного нравится... Морщусь от своих таких мыслей, и ужасно рада, что Ник уже пошел ко входу, и не может разглядеть этой гримасы.

Размышляю над его словами. Вечеринка для своих - то, что не приходило мне в голову. Чуть щурюсь, потому что в сумраке, в толпе, мне кажется, что я теряю Ника из виду, хотя он в принципе близко, но всё равно не хочется от него отставать. Протискиваюсь вперед, догоняя, а затем хватаюсь за его руку, чтобы больше не отставать, все-таки народу сегодня особенно много, кажется, никто не остался в комнате.
Но вечеринка, это разве не слишком? Не решат, что я подмазываюсь? Надо будет обязательно об этом подумать, приглашать только девчонок или мальчиков тоже? Наверное, можно начать с девочек, прямо в комнате и... ой.
До меня вдруг доходит, что я сделала, и я моментально вспыхиваю, отдергивая руку от Ника так, будто меня кипятком ошпарило. Смущенно прячу руку за спиной, но нет даже маленького шанса на то, что он не заметил и не почувствовал. Честное слово, я ничего такого не хотела! Когда пробираешься через толпу, такое происходит на автомате. Я бы сделала так с Энди, или с Эмили, или с Эном, с Эдди. С любым, из моих друзей, потому что так было удобнее, но почему-то именно с Ником такое поведение казалось просто до смерти смущающим. Просто задумалась и...
Кидаю на парня несколько испуганный взгляд, и если сравнивать мои ощущения сегодняшним вечером... Я словно стою посреди огромного озера, под ногами лед. Пока я стою и не шевелюсь, мне не страшно, я в полной безопасности. Но я не могу просто стоять, нужно двигаться, и я понятия не имею, что принесет следующий шаг. Лед под ногами может оказаться твердым и устойчивым, а может треснуть, и я провалюсь в ледяную воду. Наверное, я всё еще немного побаиваюсь Уэйна. В смысле... Я точно знаю, что Гарри дерется с девочками, он бы и меня ударил, если бы Ник его не отговорил. Но а сам Уэйн? Он тоже как Гарри, смог бы меня ударить, если бы разозлился? И я не знаю, что могло бы его разозлить. Ну вот, например, то, как я схватила его за руку... Наверняка кто-то видел это, и обратил внимание. Разговаривать - это одно, даже танцевать - не так уж страшно. А вот ходить за ручку с кем-то... Черт, вот же угораздило.

С горем пополам выбираемся на улицу, прохладный воздух освежает и очищает голову, делаю глубокий вдох, но всё еще немного побаиваюсь смотреть на Ника, мне очень неловко и почти стыдно. - Может дойдем до корпуса? - обращаюсь, по-моему, к своим ботинкам. Сказать вот так, намного проще, чем произнести вслух что-то типа "проводи меня, пожалуйста". Ну правда, странно было бы просто стоять и разговаривать, тем более, когда кто угодно может выйти и увидеть нас. Тем более, до наших корпусов идти тут прилично, надо пересечь почти всю территорию приюта. И да, так уж точно никто ничего не заподозрит, не хочу, чтобы по приюту гуляли какие-то слухи. Так мне расположение друзей точно не вернуть...
- Мне нравится, как ты говоришь, - вдруг решаю ему признаться. Хочется скосить глаза и посмотреть, как он отреагирует на мои слова, но я почему-то смущаюсь и смотрю строго себе под ноги, будто боюсь упасть или оступиться. - Когда я начинаю говорить про тебя, про то, что именно ты молодец, ты переводишь тему и говоришь о команде. Это круто, но, наверное, нужно думать еще и о себе... - вот теперь точно не могу сдержаться, бросаю на парня быстрый, заинтересованный взгляд, и тут же снова утыкаюсь в пол. Может быть, вся эта речь - часть моего плана по отвлечению-утешению Ника, а может это просто то, что мне хочется ему сказать. К тому же, между "ты мне нравишься" и "мне нравится, как ты говоришь" - нет ничего общего, так что это почти даже не смущающе. Какое вообще "нравишься", да? Просто мы оказались в похожей ситуации, и пытаемся найти поддержку друг у друга. Это естественно. Главное, чтобы Нику это не аукнулось... Кстати об этом. - Ты не боишься, что тебя тоже невзлюбят за то, что общаешься со.. стукачкой? - последнее слово дается мне с явным трудом, и только я произношу его вслух, как тут же начинаю жалеть о сказанном. Вот же дура... Сейчас он всё поймет и уйдет, кому хочется марать репутацию ради какой-то там поддержки?

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aQVG.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aQVK.gif[/SGN]

+1

13

Я был полным глупцом, когда думал, что смогут подружиться два плохих парня. Такого просто не может быть. Мы будем тянуть каждый на себя одеяло, и всё равно потом кто-то сдастся. Когда я предложил Джоэп станцевать со мной, то это не было моим белым флагом, я просто отошёл в сторону. Мне показалось, что это будет умным ходом, я перестану воевать за воображаемую победу. Что мне делить с Уэйном? Только воспоминания о детстве, которые уже не вытравишь из головы. Как мы вместе творили беспредел, как спасались от учителей, готовых закопать нас заживо за наши выходки. Да... нам многое предстоит ещё поделить, но не сейчас. Он выбрал девчонку, хотя мы договаривались о том, что будем всегда вместе. И нам не нужны будут эти смазливые дурочки, из-за которых всегда возникают какие-нибудь проблемы. Взять ту же самую Джефф, которая постоянно мешается, хотя иногда бывает очень удобной подсадной уткой. В общем, я в растерянности.
И я просто выбираю всё это оставить. Мне не нужна его слава, его одобрение. Я буду один, не сломаюсь. Я смогу выжить, потому что у меня всё для этого есть. И отношения мне не нужны, потому что это пустая трата времени. Я спокойно проживу самостоятельно всё время до выпуска, а дальше посмотрим, как карты лягут. Я умею планировать, но пока у меня очень мало для этого материала. Нужно больше разбираться в подробностях окончания школы.. Мы ведь сироты, возможно, нам что-то предложат, какие-то выходы из ситуации. Хотя я точно знаю, что буду знаменитым футболистом, и никто не сможет расстроить мои планы, потому что я здесь научился ходить по головам. Жалко, что Ника больше рядом не будет, но я пережил потерю родителей, смогу расстаться и с лучшим бывшим другом.

[NIC]Harry Wight[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRX9.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif[/SGN]

Джоэп перестаёт быть для меня каким-то вожделенным объектом. Правда, я просто из сострадания решил с ней потанцевать. Я не зверь, и не дурак, не собирался продолжать вражду. А смысл какой в этом? Я уже не сыграл на поле, но команда всё равно выиграла. Теперь мне нужно зализать свои раны, придумать, что я буду делать дальше. Оставлю футбол? Нет, никогда, потому что мне нужны постоянные тренировки для того, чтобы не потерять форму. Но мне нужны новые связи, которыми я смогу пользоваться. До выпуска осталось всего ничего, за это время у меня уже должно быть место на свободе. Да, я называю взрослый мир свободой, потому что приют для меня - это какая-то тюрьма строгого режима. Тут есть и комнаты-карцеры, и учителя-надзиратели, и время для выгула, и каторжные работы. В общем, люблю приют, тут всегда есть, чем заняться. Не соскучишься.
У меня возникло дикое желание свалить отсюда, и я совсем позабыл про Ника. И про то, что танец уже закончился, а мы с Энди застряли в одном положении. Моя рука тут же перестала так цепляться за её тело, потому что это было неприлично. Я хотел насолить Нику, но не больше. Не знаю, нравлюсь ли я Джоэп, ведь все девчонки любят плохишей. Да-да, я знаю об этом. Я достаточно тесно общаюсь с противоположным полом, набираюсь опыта, так сказать. Я целеустремленный парень, и не собираюсь жить одним моментом, мне нужно чётко понимать, что делать дальше.
Я схватил блондинку за руку и потащил вон отсюда. Нужно было прошмыгнуть так, чтобы нас никто не заметил. Блин, только я забыл о том, что на нас пялились Ник и Ким. Но, думаю, что они будут рады тому, что мы ушли. Наверное, нужно было поцеловать Джоэп у всех на глазах, но пусть пока наше исчезновение будет загадочным... мало ли, зачем мы ушли с вечеринки. Я знаю, что такие мероприятия заканчиваются обычно сексом, но мы слишком малы ещё для таких крутых поворотов событий. В общем, я знал, что мне нужно выбраться отсюда. И в комнату я возвращаться не намеревался.
Я вытащил Энди из здания, завёл за угол. Там у нас была тайная курилка. Да у нас тут везде тайные курилки, хотя я редко этим балуюсь, потому что потом обычно бывает дикая одышка. А я не хочу похерить свою карьеру футболиста, я просто показываю всем, какой крутой. И пусть все знают, что меня не сломать, не утопить и не выкурить. Я со всем справлюсь. А сейчас мне нужно было в город, чтобы поживиться алкоголем и чем-нибудь сладким. Я просто обожаю сладости, это моя большая слабость, и об этом, кажется, узнает Джоэп. Но мне почему-то казалось, что она точно не проболтается. Она ведь теперь тоже стала одиночкой. Как смешно.
- Ты какая-то странная, - хмыкнул я, когда Энди попросила у меня сигарету. Я знал, что она курит, но сейчас она выглядела просто смешно. Такая вся из себя невинная, обиженная всеми, а тут его потянуло на сигарету.
- Для того, чтобы покурить, нам с тобой нужно выйти в город, - спокойно сказал я, кивая головой на забор, который ограждал нас от реального мира, в который нам сегодня предстояло окунуться.
- А ещё там можно достать нормальное бухло, а не детское шампанское, - я залез в задний карман джинс и вытащил оттуда пачку денег. Сумма была небольшая, но нам вполне бы хватило на то, чтобы развлечься. Никто не должен знать о том, что я занимаюсь воровством в городе, а ещё коплю на светлое будущее.
- Есть лазейка, там будет легко выбраться. Я сам её сделал. Пойдёшь со мной? - я опять протянул Джоэп руку, чтобы она могла в прямом смысле слова на неё опереться. Не знаю только, зачем я тащу её с собой. Наверное, потому что увидел, как мы похожи, и зачем разбегаться двум одиночествам? Можно ведь вместе сделать что-нибудь крутое, о чём потом будем вспоминать всю оставшуюся жизнь. Подумаешь, подрались. Ведь и от ненависти к любви можно придти за один шаг, главное - это перестать сопротивляться.

+3

14

Я никогда не думала об отношениях Гарри и Ника, никогда не размышляла над тем, почему Уэйн терпит все его выходки и унижения, а, может, просто не замечала того, что настоящая дружба мальчишек была на самом деле пропитана ядом, гнилью и постоянным соперничеством. У меня все было иначе, я ничего не делила ни с Ким, ни с Норой, ни с Эми, ни с любой другой девочкой, мне проще отступить в тень и подарить жаждущему его минуту славы, есть только одно исключение — футбол, вот там я никому уступать не собиралась, но качественная игра подруг играла мне на руку, и сегодня мы праздновали победу, очень неоднозначную победу. С одной стороны — удар по самолюбию спортивных лидеров, доказательство того, что команда прекрасно справится и без них, и что мы, возможно, всем только мешали, задвигая их на второй план, с другой — это была победа  н а ш е й  команды, и я радовалась вместе со всеми, потому что, скорее всего, старались ребята ради нас с Гарри,  к тому же нам обещали поход на концерт и вот эту вечеринку.

Хорошо, что я не знала, что Месси танцевал со мной из жалости, потому что сочла бы это странным и возмутительным. Да, на мне гипс, про мой День Рождения все благополучно забыли, новая жизнь оказалась скучной и совсем не привлекательной, но я, черт возьми, улыбалась, улыбалась и гордо держала осанку в любой ситуации, даже такой паршивой и безвыходной, как эта. Хотя то, что Гарри вообще пригласил меня танцевать на свежем воздухе оценивалось и воспринималось как что-то нереальное и альтернативное. Я прекрасно понимала, что не нравлюсь ему, и он, скорее всего, просто выделывается перед лучшим другом, выбравшим Ким, мол, раз так, то я буду танцевать с Тасманией и посмотрим, кто кого. Неприятно быть объектом отмщения, но мне по сути все равно, стоять с ним рядом и медленно двигаться в такт мелодичной мелодии мне понравилось, я ничего не потеряла, и Уайт не наговорил очередных гадостей, что уже неплохо для приквела нашей дружбы, которая еще может состояться в будущем.

Обидным было еще то, что по результатам матча двух парней должны были отобрать для игры в юношеской сборной Сакраменто, и у Гарри был отличный шанс проявить себя именно на поле, у меня он тоже был, но девочек не выбирали, так что я не многое потеряла. После турнира я шла рядом с директором и тренером и слышала, как первый обещал обмолвиться словечком перед чиновниками за то, чтобы они рассмотрели кандидатуру Месси, и почему-то была рада за него.
Я прекрасно знала, что не смогу связать свою жизнь со спортом, не уверена, что это понимал и Гарри, памятуя о моей болезни, но перед дракой назвал «убогой», значит ничего не забыл, эх, а так бы хотелось. Впрочем, сегодня и без того слишком много несчастий свалилось на мою голову, чтобы думать еще и об этом.

— Почему странная? — Недовольно хмурю брови, тут же сожалея о сказанном. Не стоило открывать ему свой секрет, ведь чуть что, он воспользуется им и проболтается своему дружку, который запал на Энглерт, а Ким… Не знаю, рассказала бы она об этом кому-то или нет, теперь не знаю. Все-таки местные сплетни очень сильно меняют отношение одного человека к другому, и клевета со временем въедается в мозг и начинает казаться правдой. Про Ким все судачили и говорили, чтобы я с ней не общалась, я не обращала внимания, но червячок сомнения теперь точил и меня.
— То есть, им можно курить тут, — киваю на старшеклассников в углу неофициальной курилки, — а нам надо выйти в город для этого? — Любопытно, для чего же. Я никогда не уходила из «Города» так поздно, и мне было немного страшно, да еще и с Гарри, я до сих пор не понимала, что у него на уме, но предвкушение незабываемого приключения щекотало ладони.
— Тебе это может показаться странным, — потираю рукой шею, оглядываясь на забор, — но я не пью. – В нашем возрасте «я не пью» звучит так смешно, разумеется, я, блин, не употребляю спиртное, мне всего четырнадцать и нет желания выглядеть так же, как мама Ким.

— Ого, — присвистнув от удивления, я подошла к Гарри ближе, удостоверяясь, что деньги у него в руках настоящие. — И где ты их взял? — По моим меркам сумма была довольно крупной, потому я не держала ничего свыше пятидесяти долларов в руках, и то было тогда, когда мы с Энглерт нашли кошелек старшеклассника и осмелились посмотреть внутрь.
— Идем, — беру его под руку, и мы вместе заходим за здание клуба, чтобы Уайт показал мне свою тайную лазейку. Рост и худощавое телосложение позволяют без труда протиснуться между прутьев. Оказаться по ту строну в сумерках очень странно и опасно. Я озираюсь, отходя подальше от забора, чтобы нас никто не увидел. Вдоль ограды тянется тропинка, и через двадцать минут пешего хода мы сможем вырваться в цивилизацию.
— Ты же пригласил меня, чтобы насолить Нику, да? Почему тебя так задело, что он танцевал с Ким? Она тебе тоже нравится? — Равнодушно пожимаю плечами, если Месси разозлиться и захочет снова меня ударить, я еще могу вернуться в приют и держаться от него подальше, а за спрос в лоб не дают, я всегда была прямолинейной и открытой: не фантазировала и не придумывала за людей оправдание их поступкам. — Не думай, что я обижусь, меня такое не задевает, — игриво улыбаюсь ему, шагая чуть впереди по узкой вытоптанной дорожке. — Мне тут нравится, — вроде отошли то всего на пару метров, а совсем иные ощущения, свобода просачивается в легкие вместе с воздухом, щекочет ноздри и нашептывает всевозможные наказания, которые нас настигнут, если мы попадемся. — Еще я слышала, что директор хочет кому-то  там сказать, чтобы тебя взяли в городскую сборную, результат озвучат завтра за завтраком, кажется, еще выбрали Ворона, он хорошо забивал, как тебе такой поворот?

[NIC]Andy Joep[/NIC]
[STA]ненавижу мороз и ворон[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRXf.gif[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
--------------------------------
об энди
[/SGN]

+2

15

Наверное, лучшие друзья - это для детей, точнее, для времён детского возраста. Когда ты взрослеешь, то понимаешь, что нельзя к кому-то привязываться также искренне, как к лучшему другу. Потому что дороги вас разведут, вклинятся какие-нибудь любовные линии или вас разберут по разным приёмным семьям. Я не могу судить по-другому, потому что другой жизни просто не знаю. До какого-то возраста я просто рос, а сейчас стал задумываться о том, кто я такой. Но это уже какие-то кардинальные подвижки в моём восприятии мира. Я просто делаю вид, что мне плевать на Ника, а, на самом деле, это далеко не так. Мы были лучшими из лучших: нас боялись, уважали и почитали. Мы были не разлей вода, а что сейчас? Смотрим друг на друга, как на врагов, только потому, что ему понравилась какая-то невзрачная девица. Потому что он положил взгляд на Кимберли, а я был против каких-либо отношений. Да и сейчас я не горю желанием окольцовываться с какой-нибудь девушкой. Я даже не про свадьбу, скорее, про ярлыки "парень" и "девушка". Это слишком много лишней ответственности, чужих обязательств...

Или я просто не хотел взрослеть, мне всё также хочется оставаться мальчишкой. Правда, мне страшно смотреть на то, что будет потом. Потом, после того, как я выйду из школы-интерната. Возьмут ли меня в семью? Или я навсегда останусь сиротой? Если у меня шанс на то, чтобы найти своих родителей? Или лучше навсегда о них позабыть? Нет, я не тешу себя иллюзиями, что потом всё встанет на свои места. Я понимаю, что потом будет только сложнее. Но ведь с лучшим другом было бы намного легче! Можно было бы снять квартиру на двоих, устроить там своё гнёздышко. И если это был бы Ник, то я бы в нём не усомнился, мы ведь практически с пелёнок вместе. Я хорошо знаю его, а он отлично знает меня. И, вроде, картинка вырисовывается волшебная, но я знаю, что магии не существует, это всё выдумка, как и Санта Клаус.

Грустно говорить о детских грёзах, которые так больно разбиваются о реальность. Ника у меня больше нет, и я остался один на один со своим невзрачным будущим. На кого мне положиться хотя бы сейчас? Я просто нуждаюсь в том, с кем можно было бы поболтать. Поэтому на Джоэп я сейчас смотрел с опаской. Она могла бы стать моей подругой, и сломанная рука - это ещё не причина для того, чтобы ненавидеть меня до конца своих дней. Энди очень отходчивая, и это правильная позиция. Лучше быть отходчивым человеком, чем безразличным. Вот я - безразличный, и мне с этим очень тяжело. Мне просто становится всё равно, и с этим уже ничего не поделаешь. Я не хочу меняться, никак. Я просто хочу идти дальше, не оборачиваясь.

- И правильно, не пей, мне больше достанется, - хмыкнул я, но даже не тому, что Энди не употребляет спиртного, а тому, насколько смешно сейчас звучали наши разговоры. Строили из себя каких-то непонятных взрослых, хотя у самих ещё молоко на губах не обсохло. Точнее, Джоэп же ещё такая маленькая, что я даже в какой-то момент почувствовал себя ответственным за то, что с ней может произойти во время нашего похода. У меня не было младших братьев или сестёр, но, думаю, это именно то самое чувство ответственности. И оно достаточно приятное, потому что ты понимаешь, что нужен человеку. Это, правда, приятно.

Джоэп охотно согласилась пойти со мной. Отлично, компания. Да, это не Ник, но сойдёт. Я даже не буду сопротивляться болтовне, потому что знаю, что она будет. Девчонки не умеют молчать, а если я позвал, значит, должен отвечать за свои действия. Правда, я надеялся на то, что мы поговорим на какие-нибудь отвлечённые темы, а не на темы взаимоотношений. Я старательно засовывал в задницу все свои мысли о Уэйне. А когда Энди напомнила про дискотеку, то я вздохнул, помогая барышне перебраться через ограждения приюта. Тут была целая уже тропа, которую я успел выстроить за время проживания по эту и ту сторону приюта. Какое-то время молчал, потому что думал, что ответить. Соврать или рассказать правду? Я не уверен, что готов сейчас на какие-то серьёзные разговоры.
- Понимаешь, у парней совсем другая дружба. Не такая, как у девчонок. Я не буду тебя вводить в курс дела, думаю, что это лишняя будет для тебя информация. Но мы не предаём друг друга из-за девчонок. А Ник ушёл с Ким танцевать, бросил меня одного в комнате...
Я вовремя осёкся, потому что сказал чуть больше, чем хотел. Правда, это была только одна часть того, почему я так злился на Ника. Я бы ему морду набил, да не было настроения. Я уже говорил о том, что безразличный. Я просто вытер его из своей жизни, можно сказать, выкинул. Пусть он будет счастлив, мне всё равно, но я больше не хочу, чтобы он меня как-то касался. Достаточно уже, наигрался в дружеские отношения.
- Да, здесь хорошо, - буркнул я, откатываясь куда-то в свои мысли об отношениях с Ником. Ноги самовольно несли меня в сторону магазина, в котором меня уже знают. Там я общаюсь с разными людьми,прошу их купить мне сигареты или алкоголь. Надеюсь, что Джоэп всего этого не испугается, мне даже страшно узнать, какой у неё образ внешнего мира.
- Ух ты, в городскую сборную? - я немного оживился, глядя на Джоэп. Да, только футбол может меня вернуть к жизни. Это моя радость и слабость одновременно, что поделаешь. На улицах города девчонка показалась мне такой маленькой, беззащитной. Я снова почувствовал себя старшим братом, который не должен сводить с неё глаз. Или, возможно, не просто старшим братом? Странные переживания.

Мы дошли до магазина. Обычный самый магазин, ничего такого особенного. Стояли знакомые мне машины, я чувствовал себя, как рыба в воде. И тут мне снова хотелось поскорее закончить дурацкую школу, чтобы не возвращаться в приют. Осталось совсем немного, и мы все станем свободны. Ух, как же я люблю гнуть против системы, меня иногда даже как-то пугает такое стремление. Я прикусил нижнюю губу, глянул на Джоэп и кивнул в сторону магазина. Мол, пошли со мной, ничего не бойся.
Там работал старый, толстый мужчина-продавец. Выглядел он всегда несчастно. Я слушал, что у него три собаки, какой-то старый, но дорогой автомобиль, и прах матери храниться в вазе для цветов, которую он постоянно забывает закрыть. Когда я открыл дверь, то нам в лицо ударил яркий искусственный свет, но я даже не поморщился, потому что привык. Я всегда выхожу по ночам, чтобы меня не искали. Дверь оторвалась слабым треском старого колокольчика, мужчина тут же оживился. Он сидел за прилавком на стуле, дремал.
- Здравствуйте, мистер Тёрнер, - приветливо поздоровался я, пряча у себя за спиной Джоэп. Я был уверен в себе, но почему-то девчонка меня дик смущала. Наверное, потому что я допустил её до личного. Слишком личного. Я обрезал себе личное пространство.
- А-а-а, Гарри, привет-привет, - прохрипел в ответ странный мужчина, вставая со своего стула. - Опять пришёл за сигаретами? - голос у него был игривый, как будто он спросил меня про мои любимые конфетки. А я сдержанно улыбаюсь, но очень по-доброму. Здесь я вообще другой, не такой, каким меня постоянно видят в приюте. Тут я становлюсь человечным, как будто проблемы взрослого мира меня меняются в лучшую сторону.
Я залез рукой в карман за деньгами, а мистер Тёрнер полез за сигаретами. Он знает, какие я обычно беру. Тут я вспомнил про Энди, которая была у меня за спиной.
- Хочешь что-нибудь ещё? Или только курить?

[NIC]Harry Wight[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRX9.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif[/SGN]

Отредактировано Wade Murdock (2016-05-08 21:18:54)

+2

16

i f   i   t o l d     y o u    a    s e c r e t
y o u     w o n' t   t e l l    a    s o u l
w i l l   y o u    h o l d   i t   a n d   k e e p    i t    a l i v e

Меня никто не предупреждал о том, что влюбляться чертовски больно; воспитательница на днях рассказывала мне о своем первом поцелую, и все эти десять минут сияла так, словно предавалась воспоминаниям о лучшем моменте в своей жизни. Возможно, с миссис Сэлинджер так и было, я же вспоминала о том, как рука Ника неуверенно касается талии Ким, как расстояние между ними сокращается все больше и больше, а мое сердце в это время разбивается на мириады осколков, и я не могу думать ни о чем, кроме одного — не реветь.
Я не могу сказать наверняка, что именно меня так задевало: то, что Энглерт оказалась лучше меня, по крайней, мере в глазах Брюса, симпатичнее и добрее, или то, что лучшая подруга, человек, которому положено понимать меня с полуслова так ни о чем и не догадалась.
В любой другой ситуации я бы никогда не шагнула вместе с Месси за ворота [я почти всегда называю его по прозвищу, потому что это своеобразная привычка, навязанная мне приютом — фамильярничать и выбирать товарищам и недругам забавные говорящие клички], но сегодня, поглощенная обидной на всех и каждого, я доверилась именно ему, ведь недаром говорят, что наступают ситуации, в которых заклятый враг может обратиться в самого близкого человека.

— Вот еще, — игриво, но дружелюбно задираюсь, толкая Гарри плечом, — я передумала. — Мне сегодня официально исполнилось четырнадцать лет, а значит пора открыть новый рубеж в познании мира, и почему бы не начать это с баночки пива? Многие ребята постарше давно и не раз пробовали спиртное, а мне просто не доводилось, никто не спешил угощать малолетку алкоголем, так что мне оставалось терпеливо вздыхать и ждать того часа, когда окружающие перестанут гордо и пафосно произносить: «да ты же еще маленькая!». Я не маленькая, смешно слышать это из уст девочки моего возраста, но я уже сейчас чувствовала себя разборчивой во многих «взрослых» темах и способной поддержать философские разговоры, которые так избегают интроверты вроде моего сегодняшнего спутника. Из всех наук, которые после окончания школы обрушатся на нас на первом курсе университета, мне понравится социология, поведение толпы или малой группы людей куда увлекательнее психологии отдельно взятого индивида. Я успею разобраться в соционике и минимум три месяца буду раздавать диагнозы своим одноклассникам: «Гамлет!», «Дюма», «Типичный Горький», а потом по старой доброй традиции заброшу минутное увлечение.

Многие в «Городе» считали меня пацанкой, потому что я дралась с мальчишками, играла в футбол ничуть не хуже них, никогда не носила платья [разве что в глубоком детстве на меня их надевали против воли, а я не могла сопротивляться и возражать в силу возраста пешей на горшок малявочки] и редко распускала волосы, предпочитая им удобный и практичный хвост чуть ниже затылка, косметика очень редко касалась моего лица, однако, первое впечатление, а в моему случае и второе, и третье, бывает обманчивым. Как многим девочкам, мне было не все равно, что обо мне думают и говорят ребята, и сама я любила потрепаться обо всем на свете, исключая социальные сети и шмотки вкупе с косметикой, в этих темах я полный профан. И если Гарри думал, что сможет отделаться от моих искренних и порой слишком откровенных вопросов, то заблуждался. Отрицательно мотнув головой, я обратила на него свой взор, внимательно всматриваясь в черты лица. Месси выглядит немного грустным и раздраженным, наверное, из-за того, что я лезу не в свое дело, и грудную клетку обжигает чувство вины.
— Нет, не понимаю, — совершенно искренне парирую ему в ответ, потому что мне не стыдно сказать о том, что что-то до меня откровенно не доходит. Например, я всецело полагаю, что дружба не знает гендерных различий, это же не любовь. Испытывать дружескую симпатию можно к кому угодно и не так-то сильно дружба мальчиков отличается от дружбы девочек. Его задел танец и участие в нем Брюса ровно настолько же, насколько и меня причастность Ким, и оба мы злились на непонимание тех людей, которых считали лучшими, и злились несправедливо, ведь ни рыжая, ни лохматый не телепаты, чтобы угадывать эмоции даже тех, кого видят семь дней в неделю по двадцать четыре часа в сутки.
— Не лишняя, я люблю слушать, так что, если вдруг когда-нибудь захочешь рассказать мне, в чем радикальное отличие дружбы парней от нашей, девчачьей, я радостью послушаю, — непривычно так просто идти рядом с Уайтом и разговаривать на такие темы. Он выше меня на голову и в два раза шире в плечах, рядом с ним я превращаюсь в маленькую и забитую девочку, позволяющую парню руководить ей, задавать тон разговора, выбирать место, куда мы идем, а также то, что будем есть, пить и курить. В приюте в окружении друзей проще быть смелой и выставлять привычки колючки ежика, а когда мы один на один, выделываться оказывается не перед кем и не ради чего.
— Может, она ему давно нравится, — стараюсь, чтобы голос звучал ровно, но он все равно предательски вздрагивает, и я запинаюсь о сухую ветку под ногами, тихо выругиваясь себе под нос. — Тебя лучший друг бросил в комнате, а про мой День Рождения все забыли, не то, чтобы мне так хотелось получить поздравления, — сейчас уже начинаю злиться, ощущая, как обида и гнев заполняют все мое естество, потому что, блин, да, я хотела получить эти гребанные поздравления, а оказалось, что стоило шагнуть за ворота на неделю, как тебя уже радостно вычеркнули из календаря и из всей жизни, — но приятного тоже мало. Так что это… Не переживай, — а он, кажется, и не переживает, — завтра помиритесь.

На улице сгущаются сумерки и мне, признаться, немного страшно, страшно с тех самых пор, как я переступила безопасную черту, покинула родные стены приюта и доверилась неизвестности, поэтому резко делаю шаг вперед, сокращая разрыв между мной и Месси и беру его за предплечье.
— Ты не против? — Так странно идти рядом с таким высоким и сильным парнем, со стороны мы выглядим, наверное, как ванильная пара отчаянных малолеток, но меня не особо заботит мнение окружающих, мне так комфортнее. — Ага, — радостно отвечаю на его вопрос, кивая. — Когда все праздновали победу и обнимали друг друга, я сидела на трибунах рядом с директором и какими-то дядьками, так вот, они выбирали двоих, кто будет играть в городской сборной, и мистер Хопс сказал, что они не видели нашего самого талантливого футболиста, так что на тебя еще придут посмотреть на днях, не налажай, — высовываю кончик языка, показывая его Гарри, чтобы не зазнавался, но мне нравится приносить людям хорошие вести, и я искренне за него рада. Все, чего могу достичь в футболе я — ограничивается стадионом и территорией приюта, а возможности Месси безграничны.

Понятия не имею, куда ведет меня Гарри, и слепо следую за ним, не спрашивая о месте назначения и не докучая разговорами. Мне хочется узнать, где он берет деньги и как покупает сигареты и алкоголь, но я молчу, если мне и суждено это увидеть, то очень скоро разберусь самостоятельно. В городе без взрослых я была только один раз, полгода назад, когда, поддаваясь авантюрному порыву, сиганула с Вишес за ворота, но то был день, а у нее был телефон с навигатором, я точно знала, куда мы едем и зачем, а сейчас… Сейчас я прижимаюсь к Гарри и то и дело оборачиваюсь на шорохи. Мне все еще неуютно, но не из-за него, а из-за воспоминаний, которые все испортили, эта картина, как Ник танцует с Ким, все время всплывает в памяти, и мне становится трудно дышать. Интересно, может ли астма вернуться из-за стресса? Надеюсь, что нет, это какая-то другая нехватка воздуха, от обиды, горячим обручем сдавливающей легкие.

Мы заходим в небольшой магазин, тускло освещенный желтой лампой в грязном плафоне. Я ступаю неуверенно, все время гляжу или себе под ноги, или на спину Гарри, стараясь не высовывать носа, вот уж не ожидала от себя подобной робости. Если в приюте я ощущаю себя как дома, то свобода и город — не моя территория. Глаза довольно быстро привыкают к освещению, которое сначала кажется ослепительно ярким, чуть осмелев, я встаю на носки и выглядываю из-за плеча Месси, сталкиваясь с тяжелым, но радушным взглядом продавца и прикрываю веки, мне почему-то стыдно за свой побег и желание попробовать пиво.
Когда Уайт обращается ко мне, я выхожу из-за его спины и становлюсь рядом, задевая парня плечом, с интересом рассматриваю ассортимент — энергетики, пиво, тоник, несколько марок сигарет, шоколад и множество жевательных резинок и леденцов, тут же зажигалки и почему-то сувениры.
— Ты же хотел пиво? — Стараюсь не выглядеть совсем уж забитой овцой, гордо вскидывая подбородок. Меня совсем не парит тот момент, что платит Гарри, у меня все равно нет денег, а если бы были, я бы без раздумий тоже купила на двоих все что угодно, не жалея ни цента.
Мужчина за прилавком иронично качает головой, собирая мятые купюры и мелкие звенящие монеты, и, перечитав наличные, кладет пачку сигарет, а следом ставит две банки темного пива.
Заходи почаще, — прощается со своим молодым, но постоянным клиентом, и мы покидаем лавку. Я беру свою банку с пивом, она тяжелая, целых пол-литра, и немного холодная. Открывается так же легко, как газированная вода в жестянках, поэтому я справляюсь сразу же, сначала втягивая хмельной запах через дырочку, а затем делая глоток. Вкус горьковатый, но я решаю, что не нравится мне с непривычки, так-то вполне можно пить.
— Спасибо, — теперь я не могу взять Месси под руку, потому что, одна-то сломана, а вторая занята пивом. — Куда пойдем? Гулять по улице, еще и со спиртным, опасно, может, посидим в подъезде? — Для меня это нормально, я не побрезгую сесть задницей на картонку или на голые ступени, зато в подъезде нет ветра, тихо и светло, а главное, никто не мешает разговаривать. — Или у тебя будут другие предложения. Как думаешь, дискотека уже закончилась?

[NIC]Andy Joep[/NIC]
[STA]ненавижу мороз и ворон[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRXf.gif[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
--------------------------------
об энди
[/SGN]

+2

17

За воротами приюта я чувствую себя совсем по-другому, и это чувство мне очень нравится. К свободе примешивается ещё и желание пообщаться с другими людьми, чтобы просто их узнать. Посмотреть, какие они бывают, потому что в приюте живут разные, но часто очень несчастные и травмированные. Я, конечно же, не исключение, но мне не нравится такая обстановка. В ней я чувствую себя каким-то лишним.... Почему? Я же вроде не отличаюсь от остальных. У меня также нет родителей, хотя я ещё тешу иллюзии по поводу того, что они вернуться ко мне, заберут домой и мы заживём другой жизнью. Пусть я и рано повзрослел, но во мне ещё живёт тот мальчик, который умеет верить и ждать. Его я никому не показываю, и не открываюсь никому настолько сильно, чтобы возможно было до него достать. И, наверное, никогда не найдётся такого человека, которому бы я мог всё это показать. Весь свой, так называемый, внутренний мир. Я раним? Нет, просто в приюте всегда мы делили всё между собой, личного пространства практически не было. И я создал свой мир, внутри себя. И изредка, но погружаюсь в него, чтобы вдохнуть свежего воздуха.

Выход за территорию - это тоже некое такое личное пространство. И пусть все говорят, что в приюте лучше, чем в мире взрослых. Я не верю этим словам, и могу доказать совершено обратное, потому что здесь мне нравится больше. Тут люди совсем другие. Возможно, мне надоело пристальное внимание к своей персоне, поэтому я хочу уйти туда, где меня совсем не знают. Я хочу найти тех людей, перед которыми раскроюсь совсем с другой стороны. Они не будут знать плохого Гарри, который постоянно всем портит жизнь. Они будут думать о том, что я взрослый не по годам, что у меня есть свои плохие привычки, но я как-то с ними справляюсь. У меня есть свои тайны, которыми не собираюсь делиться. В общем, я отдельная личность, часть общества. И буду хвататься за это ощущение до последнего вздоха.

За деньги я получаю сигареты, и у меня ещё остаётся на пиво. Если я потрачусь ещё и на Энди, то у меня не останется средств, придётся снова выйти на охоту. Но я смотрю на неё сейчас совсем в другом свете, и точно не зажму пару долларов. Я чувствую себя сейчас старшим братом, ответственным человеком. Правда, не веду её на какую-нибудь прогулку, чтобы подышать другим свежим воздухом. Я покупаю пиво и сигареты, и обращаюсь с ней, как с равной. Наверное, на нас сейчас смотреть смешно, потому что мы похожи на какую-нибудь парочку, но мне всё равно. Мистер Тёрнер знает меня лучше, чем учителя. Он частенько разговаривал со мной, подбадривал, мотивировал или просто угощал вкусным чаем. Снаружи он выглядит просто отвратительно, но внутри у него доброе сердце. Да, он продаёт малолеткам запрещенные вещества, но у него никого больше нет из родных и любимых. Только покупатели. И кот, который каждый день ждёт его с работы. Это мой мир, и мне здесь очень нравится.

За оставшиеся деньги я получаю ещё и пару банок пива, одну я отдам Джоэп. Интересно, она вообще реально не пьёт? Это будет её первая банка? Но я спрашивать не буду, потому что это точно начнётся разговор по душам... Не хочу в это ввязываться. Пусть мы всё-таки будем удерживать дистанцию. Так безопасно. И можно дальше продолжать общаться, даже потом, на территории приюта.
- Спасибо, мистер Тёрнер, обязательно загляну к вам в ближайшее время, - улыбаюсь я продавцу, которому явно не хочется опять остаться в одиночестве. Но скоро наступит тот час, когда зайдут новые посетители, и помогут скоротать эту бессонную ночь.
Мы с Энди выходим на улицу. Она получает заветную банку пива. Одна рука у неё всё ещё в гипсе - это я хорошо постарался. Но я не чувствую вину за это. Сама нарвалась, такое моё мнение. И я не буду разговаривать с ней на эту тему, потому что не считаю нужным.

- Ты боишься? - надменно хмыкнул я, открывая свою банку пива, и делая первый глоток. Горькое, но мне нравится. Я уже давно употребляю алкоголь, чаще, чем курю. Для меня этот вкус - вкус свободы, ответственного выбора, за который я потом сам буду отвечать. - Не волнуйся, и забудь ты уже про этот приют, - раздраженно сказал я, даже поморщился. Когда я выхожу на улицу, то никогда не думаю о приюте. И не хочу сейчас разговаривать об этом, хотя и понимаю, почему Джоэп так сильно волнуется. Для неё это первая такая вылазка, поэтому непривычно. Нужно что-нибудь придумать, но уйти подальше от стен приюта. Я хочу забыть о нём хотя бы на пару часов, потому что ближе к утру нам нужно будет обязательно туда вернуться. Если нас не найдут на своих спальных местах, то у меня появятся проблемы. Плевать на девчонку, но она может рассказать о том, что я имею доступ на улицу. И тогда я ей точно шею сломаю, а не руку. Раздражение защекотало кадык, поэтому я сделал ещё один глоток. Пиво сильно меня пьянит, а свежий воздух - отрезвляет, значит, нужно от него скрыться куда-нибудь.

- Пошли в парк, он здесь недалеко. Там всегда спокойно, и можно посидеть на лавочках. Я люблю это место, - у меня есть ещё и одно тайное место, но Джоэп я туда точно не поведу, просто не хочу. Лучше уж в парк. Там я частенько зависаю, но только тогда, когда тепло. Сейчас же дул сильный ветер, но другого места я просто не мог себе даже представить.
Я не стал хватать девчонку за руку, потому что одна сломана, а другая занята пивом. Я просто медленно двинулся вперед, ноги несли меня к тому месту сами. Я сделал пару глотков, но банка всё ещё было достаточно полной. Хотелось закурить, но я подумал, что это лучше сделать, когда мы доберёмся до парка. Повисла некая тишина, которая сдавливала уши. Если я был бы один, то это отличное состояние, а всё-таки рядом Энди, поэтому нужно начать какую-нибудь тему. И тут меня резко прошибла мысль, что я аж дёрнулся.
- Слушай, ты что-то сказала о своём дне рождения... - ненавязчиво начал я, собирая информацию. Потому что совсем забыл о её празднике. Стало как-то даже неловко. Я прокашлялся, косо зыркнул на девчонку. - Оно у тебя сегодня? Ну... это... как его... С Днём Рождения, - я не смог выдавить из себя радость, но зато получилась вполне себе адекватная и милая улыбка.

[NIC]Harry Wight[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRX9.gif[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif[/SGN]

+2

18

Музыка и шум в этом месте становятся навязчивыми и раздражающими, поэтому Ник пробирается сквозь толпу, расталкивает локтями, пропуская мимо приветствия и прежде приятные поздравления. Хочется быстрее оказаться на воздухе и не думать, о том, что сейчас о нём думает рыжая, идёт ли за ним или предпочла остаться с друзьями, вовремя осознав, с кем связалась.

Но буквально минуту спустя он ощущает ладонь, не оборачивается и снова жутко краснеет, понимая, что некому, кроме его временной партнёрше по танцам, цепляться за него. Уэйн крепче сжимает ладонь Энглерт, словно может потерять её здесь среди сверстников и знакомых. Ещё несколько мгновений и рука девчонки выскальзывает так резко, что он решил однозначно -  она испугалась или опомнилась, расторгая их временное единение, какое-то личное и интимное. Удивительно, но он даже расстроился. От чего бы? Глупости какие-то. О чём он вообще думает весь вечер? Всё это неправильно. Наверное, в голову ударила эйфория победы и временно для него перестали существовать привычные границы их вражды. Странно признавать, но без них ему понравилось гораздо больше.

Улица встречает свежестью. Ник оглядывается по сторонам поисках Гарри, но нигде не видит даже намёка на знакомую фигуру или блондинистую голову. Есть одно  предположение, но даже думать об этом не хочется - пускай катится к чёрту со своей Джоэп, нахрен его, если даже не поддержал друга, а только насупился после победы команды, а теперь и вовсе избегал в непонятной компании, демонстрируя какую-то неуместную пошлость. К херам такую дружбу. Пусть хоть в город с ней сбегает, хоть вообще к ней в семью - он же так этого хотел!

Только после вопроса Ким мальчишка понимает, что им и поговорить-то негде: в местной "курилке" полно людей, просто так не постоишь незамеченным, а прятаться по каким-то кустам более чем странно и вызовет только больше подозрений. И как он об этом не подумал. Идиот!

Прохладный воздух освежает и приятно холодит распалённые щёки, Ник предпочитает думать, что от духоты в помещении, а не других факторов. Если быть точным - одного. Он кивает в ответ на предложение.

— Пойдём.

Не будет ли смотреться со стороны так, будто он её провожает? Их пара на танцполе, как и Гарри с заклятым врагом, наверняка, вызвала много вопросов, если кому-то до этого есть вообще дело. Ну подумаешь, много кто вместе идёт до кампуса, чего тут такого особенного? Но в противовес собственным мыслям ощущает себя совсем иначе. И даже приятно думать, будто они только вдвоём.

Уэйн теряется от признания девушки, смущается и не знает куда себя деть - прячет руки в карманы, будто это поможет обрести уверенность.

— Потому что не я один победу заполучил, а вся команда, совместными усилиями, и ты тоже принимала участие, — горячо, на эмоциях, словно только что вновь вернулся в секунды победы их команды, находя лазейку для побега от очередного смущения. — Тем более, я о карьере футболиста не мечтаю, — мрачно добавляет, вспоминая о друге, буквально болеющем этой перспективой. Сам же парень больше интересовался политикой, читая возможную литературу на досуге, только вслух никогда не говорил - боялся, что засмеют. Уайта-то никто не осмелился бы.

Трава под ногами уже сырая от росы и медленно проникает через ткань кедов, но так даже приятнее, можно представить, что они где-то не в приюте, а за его пределами.

— Не боюсь, — пожимает плечами, бегло улыбается и бросает взгляд на спутницу, идущую рядом. В темноте сложно что-то различить, но хотелось, чтобы Энглерт это успокоило. — Меня и так не любят, благодаря репутации, — смешок, — а Гарри без того кинул, — качает головой, поднимает к небу, вдыхая ночной воздух. На мгновение кажется, что он снова чувствует запах рыжей, как во время танца. — Ты сама не опасаешься, что твои друзья снова отвернутся, когда узнают, — неожиданно Ник заминается и снова начинает смущаться, — ну, про.. меня, нас... танцы.. в общем, про вечер или если сейчас увидят?

Мог бы промолчать, но нет, теперь до Ким окончательно дойдёт, что она делает, и сбежит. И никакого тебе общения, даже в актовом зале. Почему не перевёл тему, не попытался пошутить или придумать что-то, пока не дошли до кампуса?

— Ты не куришь? — спрашивает мальчишка, резко сворачивая с намеченной дорожки в сторону нескольких деревьев, плотно сжавшихся и не дающих сторонним увидеть кого-то - они с Гарри часто там прятались, чтобы обсудить планы без лишних ушей или покурить. Честно говоря, особо ощущать табак не хотелось, но Ник оттягивал момент, когда свет приюта озарит пространство перед порогом, и они с Энглерт опять разойдутся незнакомцами. Конечно, сам себе в этом он не сознавался. Да и сигарет у него оставалось совсем мало, обычно хранил на чёрный день. — Ещё одно секретное место, — он улыбнулся и чиркнул колёсиком зажигалки, освещая их с Ким лица.

[NIC]Nick Wayne[/NIC][STA]the same old story[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2aQVH.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2aQVJ.gif[/SGN]

+2

19

— Видишь, это именно то, о чем я говорю, — я поднимаю голову и смотрю на него, улыбаюсь, и на короткие мгновения даже успеваю забыть о том, что я вроде как смущена и должна внимательно разглядывать траву под ногами. Потому что я та самая девочка, которая почти любую историю заканчивает словами: я же говорила! И мне это нравится, точно так же, как нравятся его слова и интонация, с которой он говорит. В глубине души я поражена, потому что привыкла считать Ника с Гарри эгоистичными идиотами, и Гарри всё еще считала, а Ника уже не получалось. И как же приятно просто разговаривать, не смущаясь, не чувствуя жара в щеках.
Улыбаюсь, а когда он говорит про карьеру футболиста, перестаю улыбаться и снова утыкаюсь в взглядом в землю. Похоже, из Ника лучший друг намного лучше, чем из меня – лучшая подруга. Потому что я уже не думаю об Энди, не оглядывалась и не искала её взглядом, когда вышли из здания. Мне хотелось забыть о ней, подумать хоть немного о себе, потому что прямо сейчас она меня расстраивала, а в остальное время я думала о ней, кажется, даже больше чем о себе. Конечно, когда я вернусь в свою комнату, увижу флажки, развешанные по комнате, надутые шарики, скромные подарки, ведь мы все готовились к её дню рождения, я всё вспомню и разозлюсь, потому что она ушла с Гарри, но сейчас…

Я правда была уверена в том, что сейчас он развернется уйдет, а я постараюсь расстраиваться не слишком сильно, потому что… ну а как, в общем-то, иначе? Может быть, поговорим в следующий раз, может поставят совместное дежурство, или снова встречу его в актовом зале. С каких пор мне хочется искать общество Уэйна?
Я открываю рот, собираясь сказать что-то вроде: Подумаешь, это ведь всего лишь танец. Он ничего не значит. Так я должна думать в своей голове, так, готова поспорить, думает про себя Брюс, но от чего-то не решаюсь. Словно, если я произнесу это вслух, оно окажется правдой, и ворох вопросов в моей голове, эти робкие мысли, жар в щеках и взволнованный стук сердца – всё окажется неважным, потому что это всего лишь танец, который ничего не значит.
— Одним подколом больше, одним меньше, — наконец, нахожусь и вот такой ответ меня удовлетворяет. Хорошо, что я сначала думаю, а только потом говорю… — Они и так отвернуты, какая разница. Про меня, про нас, про танцы. Невольно цепляюсь за слова, а еще вспоминаю, что он, кажется, сжал мою ладонь в ответ, там, на танцах. Смотрю на дорогу, прямо перед собой… Идти осталось совсем недолго, жаль.

И он как будто читает мысли. Вдруг резко сворачивает и идет по траве к каким-то деревьям. — Нет, не курю, — отзываюсь в ответ, но чуть притормаживаю, стою на месте и оглядываюсь, словно не могу решиться. Вокруг совсем никого нет, никто не увидит, это хорошо. А еще, в какой-то момент мне начинает казаться, что это всё какая-то тупая шутка. Сейчас пойду за ним, а там какое-нибудь ведро с водой на ветке, буду тащиться до корпуса мокрая, проклиная Ника и собственную доверчивость. Или что еще может выдать дурацкая мальчишеская фантазия?
И все-таки иду за ним, с некоторой опаской, по мокрой высокой траве, сначала даже припустившись на бег, чтобы догнать его. К моему облегчению, среди деревьев никого нет. Мы совсем одни, и среди деревьев намного темнее, почти ничего не видно. Щелкает зажигалкой, я как завороженная смотрю на огонь, затем на его лицо, огонь бросает на нас причудливые, красивые тени. — Ты много их знаешь, да? Секретных мест? — спрашиваю чуть слышно, но знаю, что он услышит. Громкие разговоры кажутся вдруг какими-то неуместными…

Темно и тихо, где-то сбоку свистит свою песню сверчок, а если прислушаться совсем хорошо, слышно музыку: танцы еще не закончились. В воздухе сначала аромат свежести, влажной травы и влажных листьев, затем запах сигаретного дыма, неприятный, но я изо всех сил стараюсь не морщиться, чтобы не выглядеть мелкой и глупой. Ну и вообще… Молчим, я стою, прислонившись спиной к дереву, под пальцами жесткая кора, не могу отвести взгляд от тлеющего кончика сигареты, когда зажигалка не горит, это единственное, что я вижу отчетливо, всё остальное – лишь темные силуэты. Кстати… — Можно мне твою зажигалку? — пальцы в темноте черкают по его ладони, и я вздрагиваю, в животе как будто что-то переворачивается. Хорошо, что темно, и он не видит моих красных щек…
Зажигалка поддается не сразу, пару раз безуспешно проворачиваю колесико, царапая палец о металл, затем нас освещает её тусклый свет, смотрю сначала на Ника, затем на огонь. Люблю огонь, мне нравится его разглядывать. Всегда нравилось. И как же это странно… Разве бывает так, что можно стоять в кромешной темноте, с мальчишкой, которого знаешь черт знает сколько времени, но узнавать начала вот совсем недавно, молчать и ощущать себя при этом очень комфортно? Я напряжена, я чувствую это, но это приятное напряжение, от него хочется улыбаться, к нему хочется прислушиваться. Его хочется запомнить.

А затем я всё порчу… Не знаю уж, наверное, свет зажигалки разбудил и привлек какого-то жука, или комара, честное слово, мне было некогда его разглядывать, потому что он совершенно точно был размером с мой кулак! Ну, вообще-то, нет, размером с мой кулак насекомых не бывает (давайте просто дадим мне и дальше жить в моем счастливом неведении?), но я всё равно…
— Вот блин! Блин! Блин! — оно так близко, вот прямо около лица пролетело! Отшвыриваю зажигалку и шарахаюсь в сторону, конечно же, наталкиваюсь на Ника, ну почему нельзя было шарахнуться в другую сторону?! Вспыхиваю и быстро делаю шаг в сторону, теперь я просто стою рядом, его плечо касается моего. Сердце бешено стучит в груди, оглядываюсь. Я жива, насекомое меня не съело, и даже Ник, по-моему, тоже жив… Отлично. Или нет…
— Черт, прости, я кажется потеряла твою зажигалку… — и я бы её даже поискала, но шарить в темноте по мокрой траве, в опасной близости от страшного жука… сами понимаете.

Мне неловко, но потом я вдруг вспоминаю весь вечер. Как наступила ему на ногу, как схватила за руку, как чуть не ляпнула про просто танец и, наконец, то, что произошло вот сейчас. И мне становится так невероятно стыдно, что хочется провалиться под землю. Ну как так можно? Издаю тихий стон и прячу лицо в ладонях, пристрелите меня, пожалуйста. — Честное слово, я не всегда веду себя как идиотка, это только сегодня что-то случилось… — бурчу не слишком внятно, лишь в конце додумавшись оставить между ладонями и губами немного пространства, чтобы говорить нормально.
[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aQVG.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2aQVK.gif[/SGN]

+1

20

Боюсь ли я? Хороший вопрос.
Мы идем рядом, я чуть впереди Гарри, обгоняю его на два шага, он невозмутимой скалой возвышается позади меня. Сделав небольшой глоток пива из жестяной банки, приятным холодом остужающий теплые ладони, я оборачиваюсь и заглядываю в его глаза, улыбаюсь, приподнимая правый уголок губ, от чего жест дружелюбия больше похож на едкую ухмылку. Итак, боюсь ли я?
Решительно нет.
Нет.
Точно нет.
Я резко мотаю головой, от чего хвостик, собранный пружинистой черной резинкой, распадается, и пшеничные пушистые волосы хаотично спадают на плечи, закрывая обзор.
— Нет, не боюсь, просто привыкла… — И тут возникает неловкая пауза, потому что наперекор страху в мыслях тревожным стаккато звучит напоминание о том, что мы еще всего лишь дети, возомнившие себя слишком самоуверенными и самостоятельными.
Мы воруем деньги, чтобы купить еду и выпивку, мы сбегаем за ворота, чтобы глотнуть свободы, мы все делаем наперекор взрослым, потому что так считаем, что пробиваем в бетонной стене окошко к свободе. Мы дикие, неуправляемые, мы — бунтари нового поколения, полагающие, что нарушать предписанные правила «Города» наше чуть ли не самое главное достижение.
И нет, я все еще не боюсь, скорее испытываю чувство обжигающего стыда за то, что не могу выполнить просьбу тех, кто на меня надеется, простую просьбу — следовать расписанию и слушать старших.
— Просто привыкла делать так, как меня просят, ведь стараются для нас и ради нашего блага, — возможно, сейчас моя речь больше напоминает мантру сектанта чилийской колонии двадцатого века, но я не умею по-другому, и в этот момент, прогуливаясь по городу, полностью покорившемуся нам, я испытываю легкое пьянящее волнение. Если бы я не нарушила запрет и не сбежала сегодня с Гарри, то никогда бы не стала той, кем мне суждено стать через пять лет.
Бляшка, прочно удерживающая мои пороки за печатью «благовоспитанности и добродетели» была безжалостно сорвана парнем, который не имел ни малейшего представления о том самом «правильном воспитании».
— Хорошо, — не хочу докучать пустыми разговорами, потому охотно соглашаюсь сменить тему, сейчас мы вне стен нашего дома, и надо отпустить все мысли о приюте, наслаждаться свободой и независимостью, а еще горьковатым вкусом алкоголя во рту. Ах, если бы это было так просто!
По языку напиток стекает в горло, и я морщусь, а затем смеюсь, просто так, без всякой причины, и мой звонкий заливистый смех разливается по просторам. Ветер подхватывает его и поднимает в высь, туда, где он путается в кронах деревьев и совсем затихает. Смех разбойницы, оказавшейся на воле.
Снова соглашаюсь с его предложением отправиться в парк, отвечая легким кивком головы, он город знает лучше, а я всего лишь гость на этом празднике жизни. Можно расценивать этот поход, как подарок на День Рождения, должно же было сегодня случиться хоть что-нибудь невероятное? Да, я все еще была наивной и верила в чудеса, искренне уповая на то, что десятое апреля — это мой день, и для меня он должен быть особенным. Попозже, уже через два-три года я пойму, что не обязательно получать внимание ото всех, мне будет хватать слов одного единственного человека, а пока же я все еще тщеславная, падкая на похвалу и комплименты. Я люблю нравиться людям и слышать от них что-то вроде того, что они всегда могут на меня положиться. Большие амбиции маленькой девочки.
Месси обгоняет меня, и теперь уже мне приходится настигать его, сокращая расстояние межу нами. Тишина, повисшая над нашими макушками, меня ничуть не смущала, я не считала, что надо постоянно разговаривать и искусственно выдавливать из себя какие-то темы ради поддержания беседы. Просто шла, втягивала ноздрями прохладный весенний воздух и думала о том, когда мы вернемся, я не хотела обратно, но уже сейчас осознавала, что вернуться придется, сможем ли мы продержаться до утра и не заснуть? Кажется, я еще никогда бодрствовала сутки подряд, и не знала, как к таким экспериментам отнесется организм. 
Сейчас спать не хотелось, и я наслаждалась каждым мгновением, проведенным здесь, запоминала улицы, высокие дома и расположение деревьев, считала вывески магазинов, улыбалась редким прохожим, и чем ближе мы подходили к парку, тем меньше людей попадалось на нашем пути.
— Ты не забыл, — удивленно вскидываю брови и торможу, подходя к Уайту так близко, что он тоже вынужден остановиться.
— Спасибо, — адресую ему теплую и игривую улыбку, а затем подношу свою банку к его и легонько ударяю по стенке жестянки, чокаясь в завершении его импровизированного, наспех состряпанного тоста, но мне и такой нравится, даже интереснее получать спонтанные поздравления, нежели заранее заготовленные.
Грустно вздыхаю, потому что вспоминаю, что люди, которые были мне дороги больше всего на свете: Ким, Эн, Нора, Эми, — весь день таинственно молчали, и если сначала я думала, что будет какой-то сюрприз, то на дискотеке решила, что они и вовсе забыли про мой праздник.

Мы снова возобновляем движение и вскоре добираемся до центрального входа в парк, ворота которого приветливо открыты в любой, даже такой поздний час, минуя несколько скамеек и останавливаясь у той, которая находится за поворотом от главной аллеи и фонтанов, не на виду. Над ней нависает дремучее старое дерево, укрывая в зной от палящего солнца, а в пасмурную погоду защищая от проливного дождя. Сейчас же ветки безжизненно свисали, образуя некий козырек, и я решила, что это достаточно укромное место для того, чтобы спрятаться от любопытных глаз.
Сначала провожу рукой по месту для сиденья, предварительно поставив баночку рядом, и, убедившись, что все чисто и сухо, усаживаюсь сама, на самый край, робко и неуверенно. Колени сведены вместе, если бы рука была не в гипсе, то покоилась бы на них.
— Ты всерьез планируешь заниматься футболом после школы? — Пиво все еще стоит рядом, и я, потерев переносицу указательным пальцем, вновь внимательно смотрю на лицо Гарри.
— Я бы могла уступить тебе место капитана, если ты хочешь, — сама не понимаю, как запустила этот аттракцион неслыханной щедрости, но я ведь правда не держалась за статус, мне было важно играть и делать так, чтобы с моим мнением считались, а если бы у руля стоял Гарри, он бы вообще послал меня куда с футбольного поля куда подальше.
То ли градус уже въелся в кровь, то ли я совсем растаяла от, вроде бы, искреннего поздравления, не знаю, что на меня нашло и почему я сказала то, что сказала, но о сказанном еще не успела пожалеть.
— Если ты меня не выгонишь и будешь прислушиваться к моему мнению, как я к твоему, хоть и не показываю этого, — хитро прищуриваю глаза, делая еще один глоток из баночки.

[NIC]Andy Joep[/NIC]
[STA]ненавижу мороз и ворон[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aRXf.gif[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aRXc.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
--------------------------------
об энди
[/SGN]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Хорошие дети не плачут. Глава четвертая. От ненависти до любви...