Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ты не мной обманутый, а самим собой


Ты не мной обманутый, а самим собой

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

СОННИ, АГАТА, ДАВИД (нпс)
ночь с 15.04-16.04, госпиталь в Тихуане; Мексика
если у нее появился другой означает ли это, что возвращаться больше некуда?

http://funkyimg.com/i/26uEx.png

0

2

Белая ванная почти до верху наполнена водой. На ее поверхности, словно облака, замерли айсберги белой сверкающей пены. Моя рука расслаблено свисает с бортика ванной, держа бокал красного полусухого вина.
- Мне так много пить не стоит - но Давид наполняет фужер снова.
- Тебе стоит расслабиться - буднично сказал мексиканец.
- Хочешь, чтобы я выпила соразмерно пережитому стрессу? - с глотком спрашиваю я - Это плохая затея - да и мне уже легче. Вопросы с товаром более-менее утряслись и уже предложен новый маршрут до границы. Затраты по транспортировки легки на мексиканцев, как компенсация за задержку и гибель наших троих людей. Сегодняшний день действительно можно было перелистывать, как неудачно нарисованную картину.
- Наверняка твой олух-муж этим и занимается в отеле
Вот не стоило сейчас упоминать Сонни. Во-первых, обсуждать на его счет было нечего, во-вторых, а нет второго, достаточно одного пункта. Мое настроение и романтический лад растаяли.
- Этот олух мне жизнь спас - не скрывая недовольства о затронутой теме произнесла я, выбираясь из ванной.
В спальне мы допили бутылку вина и не стали упускать возможность провести ночь вместе. После я моментально забылась сном и, как знать, могла и не проснуться, если бы Гуэрра не начал меня звать.
- Агата! Агата! - мужская рука настойчиво и грубо дергает меня за плечо. Я слышу его голос и понимаю, что надо открыть глаза, чтобы узнать причину столь резкого пробуждения, но не могу. Мои веки будто приклеились, а поднять голову вовсе непосильно.
- Просыпайся - он не оставляет попыток меня разбудить. Но помогает только легкий хлопок по щеке.
Когда я открываю глаза, то понимаю что случилось. И даже благодарна мексиканцу за выбранный метод пробуждения.
Вся комната была в дыму. Казалось, что под кроватью стоит генератор, испускающий туман. Вот только этот туман давил и мешал соображать. Горела квартира. Я, оценивая свое вялое состояние, уже поняла, что газа надышалась достаточно, но ничего не могла с собой поделать. Ноги держали меня автоматически, а вот руками было управлять сложнее.
- Надо выбираться - не имея представления где пожар мы, прижав что-то из одежды к лицу, вышли из спальни. В гостиной бушевало пламя и сделав несколько шагов стало очевидным, что путь к выходу отрезан.
Глаза щипало от едкого дыма и они начали слезиться, мешая ориентироваться в пространстве. С каждым дыханием я будто набиралась мешок красного перца, из-за которого еще утром Чед стал причиной шуток. Теперь было не до шуток. Я разрывалась кашлем и не соображала куда идти. И иду ли я вообще, или меня тащит Давид (что так и было).
Единственное, что я понимала, так это то, что уже в который раз натыкаюсь на углы тумбочек или ножки стульев. Но в какой-то момент перестаю ощущать и это. Мое сознание провалилось в черный дым, такой же, какой валил из окон квартиры...

Очнулась я в больнице спустя пару часов.
- Я полагал, что ты проспишь до утра - сказал Давид, который судя по всему собирался уходить. - Как себя чувствуешь? - на его вопрос отвечаю улыбкой. Говорить пока не решаюсь, так как в горле жутко першит и хочется кашлять. Боюсь, что если захочу произнести хоть звук, то выдам не более, чем хриплый кашель, как у старой курильщице.
Мексиканец подает мне стакан с водой и я опустошаю его весь, еще и добавки требую.
- А ты как? Явно лучше меня - я поражена и восхищена тем, что Гуэрра не только стоит на ногах, но и вытащил меня. Наверное, в моем случае сыграла изнеможденность в перестрелке.
- Хорошо, что я чутко сплю - усмехнулся мужчина, вертя в руках пустой стакан.

+1

3

Сонни посчитал, что лучшее, что он может сделать этой ночью - это закрыться на все возможные замки, задёрнуть шторы, и ни под каким предлогом не выходить из номера гостиницы до тех пор, пока не получит новых указаний или с ним не свяжутся Агата или её друзья - несмотря на то, что не верит в то, что он попал бы в список основных целей, что за ним бы послали киллеров доделать работу тех, кто не смог справиться на шоссе, главное для них были всё-таки наркотики, а не количество поражённых живых целей, деньги - ради которых, вернее в борьбе за которые, уже было потеряно несколько жизней. Но после всего, что случилось сегодня, было бы обидно поймать пулю или лезвие, просто выйдя куда-нибудь на улицу в тёмное время суток, не имея на это ещё и какой-то конкретной причины... и так не хватало патронов в этом оставшемся ему револьвере - хотя, в идеале, хотелось бы и пушку иметь с собой посерьёзнее. Какое уж там выпить соразмерно стрессу - Соннии с этим револьверчиком под подушкой и спал сегодня... Довольно чутко - но и довольно долго.
Когда он открыл глаза, солнце уже поднялось довольно высоко. Пульс протянул руку, взглянув на экран мобильника, проверил время, проверил входящие - но ни вызова, ни одного сообщения не было (хотя он знал об этом заранее - вряд ли проспал бы, если бы звонил телефон), одно только это показалось фактором несколько подозрительным; тут, как ни парадоксально, бывшая жена была единственным человеком, которому он может доверять - мексиканцам он точно никто, может сколько угодно быть большим человеком в Сакраменто - в Тихуане от него ничего не зависит, и эти отношения ведёт тоже не он, его вполне могли бы и завалить даже, до кучи, чтобы не осталось никого, кроме Тарантино - могли бы, впрочем, и её убрать, сообщив тем самым в Америку, что договор расторгнут. На этот случай он и подстраховался, отзвонившись капитану, но - в случае его собственной жизни, меняло это мало что. Картель наверняка уже что-то делал на тему того, как отправить груз через границу, Агата была в курсе - он же был не у дел, не видел, что происходит, и его это не устраивало. Судя по тому, что Тата не звонила - у неё было другое мнение на этот счёт... Но в любом случае - просто сидеть в номере дешёвой гостиницы на заднице до самой отправки Сонни не собирался.
Но когда он набрал номер Агаты - на той стороне ответил чей-то чужой голос, и язык, на котором он говорил, тоже был чужим - и Пульсоне в очередной раз пожалел, что навыки испанского так и не подтянул; по-английски женщина, завладевшая телефоном Агаты, в свою очередь, разговаривать отказывалась - но говорила, впрочем, весьма охотно; кажется, даже предпринимались попытки найти кого-то, кто говорил по-английски - Сонни со своей стороны тоже предпринял такую, спустившись вниз к портье, который худо-бедно что-то понимал. Про госпиталь, во всяком случае, понял - и даже адрес его написал, объяснив, как добраться дотуда на автобусе (взятая ими напрокат машина осталась вчера гореть на дороге, где сейчас была - уже сложно предположить, мексиканский эквивалент штраф-стоянки такими обгорелышами, чувствуется, переполнен).
Следующие сорок минут пришлось вкушать все прелести тихуанского общественного транспорта, вместе с запахом бензина и начинающего ржаветь железа, такие модели автобусов, кажется, были в Нью-Йорке в моде в те времена, когда он ещё в тюрьме не сидел. Хотя это даже не самая худшая часть - на потрёпанного белого в мятом пиджаке тут пялились все пассажиры подряд, от мужиков, ехавших на работу или куда ещё - до мамаш с детьми. Странным таким взглядом. Похоже было на смесь страха, интереса и сожаления, даже сочувствия может быть, и почти глазу была заметна одна и та же на всех мысль, ходившая в головах смуглокожих пассажиров - американский турист, или бизнесмен, жертва бандитов... или даже и сам бандит - на туриста Сонни, на сколько оценивал себя, похож был не шибко.
- Где Тарантино? - влетел Пульс в приёмное отделение с громким - и как ему показалось, отчётливым - вопросом.
- Que?
- Девушка, вот такого роста, чёрные волосы, поступила сегодня утром.
- рукой показал примерный рост Агаты, на свои волосы показал; нервно изобразил, как каталку вкатывают в больницу. Но его выразительные жесты если и впечатлили, эффекта не возымели:
- Que?
- Тарантино, чёрт. Та-ран-ти-но!
- Si, Квентин. Si. Por que? - показала регистраторша "камеру", глупо улыбаясь. Сонни подумал даже, что в этой стране больницы не со "скорой помощи" начинаются, а сразу с психиатрического отделения, но потом дошло, что его жена - однофамилица с одним режиссёром... который, вроде бы, как раз подобную хрень снимает, в какой они вчера вживую побывали. В общем, Нолан в чём-то прав по-своему - при всём том, что они в своей жизни видят, никакого кино не надо. Кто в армии служил - тот в цирке не смеётся.
- Сама ты Квентин... - взялся Сонни за мобильник, снова набирая номер Агаты. Где-то в глубине приёмной раздалась мелодия, медсестра скрылась там... в трубку Пульс сказал потом только одно слово. - Квентин. - после чего сотрудница снова выглянула, держа телефон в ладони, и показывая наверх, улыбаясь и посмеиваясь - скорее весело, чем насмешливо... но было от этого не легче. Показала 4 пальца. Ладно, наверх - четвёртый этаж?.. это обнадёживает. Морги, вроде бы, в подвалах... хотя поди разбери этих мексов. - Мучо густо. - погрохотал ботинками по лестнице.
Представители персонала того отделения, где оказалась Агата, напрасно пытались его остановить - Пульс их в буквальном смысле не понимал, причём настолько, что даже их класс идентифицировать не смог бы, не поняв (да особо и не стараясь), кто там его окликает - доктор, медсестра, санитарка, уборщица; влетел в палату он на всех парах - распахнувшись, хлопнула дверь... а затем, увидев этого же мексиканца, Сонни неожиданно резко остановился, разве только подошвами не оставив тормозной след.
- И ты уже здесь. - больше констатация факта, чем вопрос. - Что происходит? - именно так, в настоящем времени; не "что произошло" - произошло что-то с Агатой... это часть того, что происходит в принципе - что началось на дороге вчера... а вообще-то, может и раньше.

Отредактировано Sonny Pulsone (2016-04-17 08:42:15)

+1

4

Я чувствовала себя подавлено. Не в моральном плане, что случается чаще, а как раз физически. Полагаю, что действуют лекарства или так ощущают себя люди, надышавшиеся угарного газа. Голова тяжелая и я даже не делаю попыток поднять ее с подушки. Поэтому когда в палату вторгается Пульсоне просто поворачиваюсь в его сторону.
- И ты уже здесь. - похоже, что итальянец удивлен этой встрече. Для меня, впрочем, тоже видеть мужа здесь было неожиданностью. Настолько, что я на миг испугалась такому его появлению в дверях комнаты.
Перевожу вздо на Давида с немым вопросом он ли звонил Сантино и просил его прибыть. Но нет, Гуэрра явно такого делать не стал бы. Сонни как человек его не интересовал, как мой муж так вовсе вызывал раздражение и налет какого-то пренебрежения. Но с мексиканцем о моем браке мы никогда не говорили. Я в принципе не имею привычку обсуждать своих бывших с любовником. Это не столько дурной тон, сколько очень личное. Да и некоторые представители человеческой расы обладают чрезвычайно острым собственническим инстинктом, что начинают ревновать даже к прошлому. Но Давид был не из таких, он допускал мысли, что до него у меня были мужчины.
- И я здесь. А тебе что надо? - тон мексиканца был недружелюбным. То ли своим появлением Сонни и правда задел мужчину, то ли сказывается усталость и великое множество проблем. Пожар, например, к таким и относится. Не ясно пока было ли это случайностью или умышленным поджогом. Вот только на фоне пережитой перестрелки я склонялась думать, что все это кем-то устроено.
- Что происходит?
- В квартире Давида случился пожар. Мы еле выбрались - не стану юлить и скрывать, что ночью я была далеко не в отеле или в съемных апартаментах. Мы разошлись пол года назад и на то кто с кем спит должно быть однополярно. Должно быть, но не есть, так? От чего-то меня задевает мысль, что у Пульса теоретически кто-то может быть. Возможно, это всего лишь уязвленное самолюбие говорит. Не хочу даже начинать копаться в своих чувствах к итальянцу. Иначе можно возобновить отношения под названием "Вечная карусель": расходиться-сходиться-расходиться... Хотя, не этим ли мы занимались все пару лет?
Зазвонил телефон. Тут-то до меня и дошло, что Сонни, скорее всего, оказался здесь, так как ему позвонил медицинский персонал. Или наоборот - он позвонил. Мобильник был в кармане рубашки - единственной одежде, помимо трусов, на мне - но сейчас все карманы пусты.
- Есть новости? - мексиканец встал с койки - Скоро буду - закончил он лаконичный разговор.
- Имеется информация о пожаре. Мне надо ехать - Давид скрыл, что помимо информации о пожаре у него уже имелись имена той группировки, которая это совершила. Картель сейчас находился в шаге от войны. И мы с Сантино вот-вот станем свидетелями начала хаоса.
Гуэрра обхватил мою шею ладонью и быстро поцеловал в висок, после чего направился на выход. - Увидимся - адресовано было уже Пульсу. В палате снова остались двое.
- Ну вот как-то так... - заполнила я неловкую паузу и потянулась за бутылкой воды, чтобы смочить горло.

+1

5

Интересно, если бы он так и не позвонил бы Агате или ещё кому-нибудь, как скоро его хватились бы? Вообще, хватились бы в этой гостинице? Местные тут к нему относились, похоже, так, словно он вместе с остальными погиб на том шоссе, и не то, чтобы он так уж сильно винил их за это, но и нравиться ему такое положение вещей определённо не нравилось. Те парни, что остались на дороге... Сонни не хотел оставаться в стороне от всего этого, не хотел дать картелю сделать всё только своими силами, не только из-за недоверия - он желал банальной мести. Агате, судя по всему, было не до этого... Агату, видимо, этот мексикашка интересовал больше; и вот как раз он Пульсоне раздражал уже лично.
- Пришёл узнать, что с моей женой. У тебя проблема с этим? - ступил вперёд, вытянувшись во весь рост, дерзко и смело глядя Давиду прямо в глаза. Что ему надо? Это этому хмырю из третьего мира какого хрена понадобилось в постели Тарантино - его жены ещё, вообще-то... И чем этот вонючий, немытый латинос лучше него, а? Хотел бы Пульс, чтобы он там остался - в горящей машине, с множеством искусственных отверстий в организме; этот урод, позволяющий себе лобызать его женщину чавками своими, - не их ребята, которые приехали сюда вместе с ним. Как вообще оказалось, что эта карамельная обезьяна не поехала сопровождать груз вместе со всеми? Может - это он и был тем, кто всех сдал?.. Было бы неплохо. Ага, определённо, нарисовался бы хороший повод его убить...
- И как получилось, что ты, почему-то оказавшись в квартире Давида, пострадала при пожаре сильнее, чем сам Давид?
- обращался Сонни к Агате, но не смотрел на неё - а злобно глядел всё ещё на её местного хахаля, не сводя глаз, развивая мысль о том, что он - и есть предатель, кто навёл на них других ребят с автоматами. Воспользовался женщиной, трахнул её, вошёл в доверие, мужа её обошёл - а какой бы подлец сделал бы по-другому?.. Не началось ли это раньше? Агата сюда не первый раз приезжает... но каждый раз подозрительно рада тут находиться. Может, под этой каруселью всё же есть вполне себе живые основания? Как и под нежеланием кое-кому от бесплодия лечиться, к тому же? Удивительно, как присутствие всего одного хера может завершить не получавшуюся картину.
Зазвонил телефон - мексиканец, что-то прокаркав на родном в трубку, изъявил решение покинуть палату, на прощание демонстративно совершив то, отчего у Пульса оба кулака и челюсть моментально сжались, даже быстрее, чем он это сам понять сумел; рефлекторно, скорее - мозговые усилия применить пришлось для того, чтобы не отправить его пару этажами ниже, в травматологию, и желательно прямо через пол, или через окно на худой конец... Любому, ну или многим, по крайней мере, не слишком приятны мысли о том, что был кто-то до тебя; но на самом деле, людей куда больше злит, когда появляется кто-то после них. Потому что это разрушает иллюзию о том, что ты был или была в жизни твоего друга или подруги лучшим, что там вообще было... а это ведро дерьма на их эго, само собой. Так что дело даже не всегда в желании обладать кем-то...
- Ага. Увидимся. - повторил Пульсоне, оттопырив средний палец; в душе на самом деле надеясь, что увидит он его только в гробу, в лучшем случае - что его застрелят к чертям собачьим там, куда бы он ни собрался за своей "информацией". Если это действительно то, зачем он едет, во всяком случае - для человека, на чей груз напали днём, и чью квартиру хотели сжечь ночью, Давид этот выглядит каким-то чересчур живым.
- Да я уж вижу. - немногим менее пространно отозвался Сонни, направляясь к окну и выглядывая наружу, упёрся ладонями в подоконник, чтобы сдержать возможную мелкую дрожь в руках - правда в том, что он, вообще-то, переживал, хоть и вероятно не выглядел таким образом. Что его сейчас с больничным моргом соединят или полицейским участком, доводя информацию о том, что Агату он больше не увидит живой... а он даже и понять её с первого раза не сможет - да и со второго, возможно, тоже.
- В этой грёбаной стране подобная хренотень каждый день происходит? - перестрелки, взрывы, поджоги, удивительно, как тут ещё полномасштабная война не началась - наверное, католики всё-таки миролюбивее мусульман. Может, потому, что алкоголь им пить не запрещается, а в этой стране крепкие напитки вообще в почёте... и кое-что покрепче напитков тоже. А пока есть и это, и то - и женщины, разумеется - вообще не до споров о религии. - И что будем делать теперь? Товар им получить не удалось - похоже, начали убирать людей. - а Сонни, вообще-то, до сих пор не знает наверняка даже, с кем именно они тут дело имеют. Только догадывается - что с другим картелем, вероятно, огневая мощь у нападавших была весьма серьёзной, как и автомобили... и фура эта, к тому же. Хотя, как раз это было для него второстепенно - важнее то, что они со своим "Ариэлем" оказались теперь меж двух огней, и лучше бы теперь смыться отсюда поскорее, позволив мексиканцам спокойно стрелять друг в друга, не путаясь под ногами. Это, правда, ставит под вопрос все последующие поставки, но если каждая из них будет проходить в подобном виде - начальству следует задуматься, стоит ли оно вообще того?

+1

6

Напряжение между Давидом и Сантино можно было резать ножом. Но к счастью обоих, к моему счастью, да, и возможно, всего города, мексиканцу пришлось уйти. Для него участие в перепалке с моим мужем не столь значительно, как разыскать тех, кто устроил пожар, да и разобраться во всем происходящем.
- Посоветую тебе лишний раз на рожон не лезть - особенно это касается странных подозрений на счет пожара. Если бы поджог затеял картель, то на кой черт Гуэрра бы спасал меня? Да еще и устраивать такое шоу, когда можно было спокойно обойтись пулей в лоб, а Пульсоне сказать, что понятие не имеет где я и куда поехала ночевать. Скорее всего у Сонни просто что-то обострено и он желает видеть в мексиканце врага.
- В этой грёбаной стране подобная хренотень каждый день происходит?
- Ровно как и в любой другой - не то, чтобы я защищала уклад Мексики, но и в Штатах угрозы жизни ровно столько же. Взять нашу поездку в Детройт и горящее здание, где оба чуть не полегли.
- И что будем делать теперь? Товар им получить не удалось - похоже, начали убирать людей.
- Что, что? - кашляю. Поэтому приходится взять паузу, чтобы прочистить горло и выпить воды. - Завтра уедем. Я уже обсудила с Давидом другой маршрут. - а затраты на транспортировку картель берет на себя - своеобразная компенсация возникшей заминки и потере наших людей.
- Здесь скоро станет жарко и я не хочу быть этому свидетельницей - а уж тем более влезать в войну, в которой мне не место.
В палате воцарило молчание. Я наблюдала на широкую спину мужа и угрюмо склонившуюся над подоконником голову. Пытаюсь понять насколько сильно его раздражает происходящее и почему мне приходится оправдывать мексиканца. Это ведь глупо и бессмысленно. Мы оба в своей дискуссии занимаемся бессмысленными делами.
Порываюсь спросить где мой телефон, но снова нападает кашель. Противный такой, сухой. Ко всему прочему еще от волос воняет гарью. И в какой-то момент ко мне приливает тошнота. Если не помою голову в течении пары часов, то точно блевану.
- Ты на чем сюда добрался? - вряд ли Сантино смог бы арендовать новую машину. На это не хватило бы его сил, да и смысла пока не было, так как ситуация для мужчины оставалась неясной. Но к чему мой вопрос? - Я хочу свалить от сюда - похоже, придется заказать такси. Без медицинской страховки меня держать здесь не станут. Оказали первую помощь и молодцы.
- Не знаешь где мой телефон? - может Сонни не только смог поговорить и понять кто ему ответил, но еще и мобильник мой захватил?
Я выпиваю остатки воды в бутылке и кидаю ее небрежно на тумбочку возле койки. Свешиваю ноги, чтобы встать, но для начала борюсь с легкой головной болью. Она не серьезная, больше от усталости и стресса, нежели из-за проблемы со здоровьем. Но все-таки не хочу грохнуться перед Пульсоне в обморок.
И еще борюсь с вопросом, чтобы узнать про одежду. Не могу же я идти по улице в трусах и голубой рубашке? Впрочем, никаких лишних вещей у итальянца нет, но может он одолжит что-нибудь из своего гардероба? Например, помятый и грязный пиджак завершит мой образ голодранки. Я усмехаюсь своим мыслям, глядя на грязные босые ноги.

+1

7

В общем, да, наверное местные бандиты - слишком тупые, чтобы провернуть что-нибудь настолько хитрое... члены картелей, говорят, ребята жестокие, могут вырезать у себя целую деревню и глазом не моргнут; да, конечно - жестоким быть не столь трудно, если перед тобой находится кто-то беспомощный и беззащитный, невооружённый или не умеющий оружие использовать... Убить кого-то, кто не является солдатом, врагом, не несёт опасности; ребёнка, женщину, это вопрос отмороженности, а не жестокости. Вот с Агатой и остальными они дали отпор на этой дороге... просто потому, что у них было оружие в руках - наверное, не такими уж эти мексиканцы оказались хорошими солдатами. И не такими уж смелыми, раз вместо того, чтобы нашпиговать одного из конкурирующих "офицеров" и его подружку свинцом прямо в квартире, решили устроить поджог... Хотя, казалось бы, просто расстрелять кого-то - проще. Да и надёжнее, чего уж там.
- Лежи уж отдыхай со своими советами... - надышавшись относительно свежим воздухом у окна, Сонни вытащил сигарету и закусил фильтр; но поджигать не стал - вспомнив о том, что находится в больничной палате; в которой гарью, впрочем, тоже пахло довольно существенно, что прямо так можно было - ощущая привкус сигариллы во рту, дышать носом. Почти что курево. Агату что, даже не помыли в этом чёртовом бомжатнике?.. А как же санитарные нормы там, обработка, всё это дело? Нет уж, спасибо - быть подстреленным в Детройте ему что-то больше нравится, нежели чем поймать пулю здесь...
- Класс. Ты с Давидом обсудила. Пока я в гостинице клопов давил.
- а его привлечь к обсуждению никто не думал? Не было в гостинице (как ни странно) никаких клопов, конечно, да и толку от присутствия не говорящего по-испански и не знавшего местную географию Сонни на таком обсуждении было бы немного, на самом деле - Пульсу было попросту обидно, что его не позвали. По причине Давида в основном, быть может... интересная компенсация за смерть троих людей, впрочем - заправить пару машин бензином так, чтобы хватило доехать до границы. - Прямо в таком состоянии уедешь? - проговорил Пульсоне, повернув голову - Тата могла видеть его лицо вполоборота, вместе с бодро торчавшей изо рта сигариллой. Её кашель ужасен... он пугает. И заставляет сжиматься что-то в собственной груди, вызывая тревогу и жалость, чувствует себя Агата явно на столько же, насколько выглядит сейчас... от отравления дымом или угарным газом есть ли вообще лекарство? Она права, впрочем - сваливать обратно в Штаты надо чем быстрее, тем лучше, потому что от пули понадобится что-то больше, чем лекарство.
- На автобусе. - развернулся; и, упершись руками, приподнялся, усевшись на подоконник задницей, глядя на Агату. Чтобы арендовать машину, ему нужны были бы деньги, испанский и знание того, где вообще можно это сделать - первого у него было немного, второго - ещё меньше, третьего - вообще ничего. Да и автобус он запомнил как-то смутно, едва ли смог бы найти его и вернуться назад в гостиницу; впрочем, возвращаться было особо и незачем - благо, что вещей было как раз столько, что все они были либо с ним, либо - на нём...
- Я понимаю, что мой вопрос немного что значит, но - ты уверена? - оценивающе взглянул на Агату, слегка пожевав кончик сигариллы. Дойдёт? Не понадобится ли опять скорую вызывать, а он даже экстренного номера в этой стране не знает; не вырвет ли её по дороге, действительно? И сколько воды ещё ей надо выпить, перед тем, как поймёт, что она промывает желудок, а не лёгкие? Не говоря уже о том, что если взять сейчас их двоих, то на голодранку она похожа больше, чем он... Бездомный и погорелица. Всегда они были славной парочкой. Существует легенда о том, что врачи "скорой помощи" воруют кошельки из карманов личных вещей, и деньги - из кошельков; так вот, если эта легенда существует в Америке - в то, что в Мексике это определённо больше, чем легенда, Сонни был почти абсолютно уверен, и вещи следовало бы найти поскорее... особенно с учётом того, что страховка у Агаты - американская, и для этих врачей она - формально и есть, никто.
Стоп, или Агату и действительно прямо так и привезли сюда - в этой голубой рубашке и трусах?.. Ну, хорошего гуся она себе нашла тогда в этой Тихуане, одежды не оставил, сам куда-то умотал...
- На рецепшене... или как это тут называется? - мобильник ещё не успели унести, хоть это радует, он его видел в руках у медсестры. Сонни тоже переводит взгляд на ноги Агаты и тихо ухмыляется, переместив становящуюся всё менее новой сигариллу во рту. - А у тебя вещи-то есть? Или только телефон сюда взяли? - схватили мобильник, удрали из горящего дома, как могли... А документы Агаты тоже накрылись теперь? Впрочем, наверное, их в квартире Давида не было? Ладно, чем тогда платить за такси?.. На автобус он, возможно, и наскребёт для двоих, хотя даже в этом полной стопроцентной уверенности у Сонни нету. Да и ещё вопрос, пустят ли двоих таких красавцев в общественный транспорт.
- Пойдём тогда... тебя ведь отпустят?
- спрыгнул Пульс с окна, громыхнув о пол подошвами. Только куда пойдём?

+1

8

- Класс. Ты с Давидом обсудила. Пока я в гостинице клопов давил. - претензии я не поняла и не приняла, поэтому изумленно изогнула бровь, хоть моего выражения лица Пульсоне не видел, зато в голосе тон в голосе явно прослеживался.
- Ты забываешь, что сюда приехал в качестве сопроводителя груза. В известность насчет маршрута я бы тебя поставила, если ты только на этот счет беспокоишься... - я плохо представляю в качестве кого и зачем Сантино хотел бы присутствовать при выборе другой дороги к границы. Языка он не знал, страну тоже, поэтому наш бы разговор затянулся в два раза или же Сонни просто молча со всем согласился бы.
Я не любила больницы (а кто их любит, ведь если ты туда попал, то явно не по доброй воле и, как минимум, испытал болезненные ощущения), но медицина в Мексике - это отдельная тема. Здесь все было настолько плохо, что боишься как бы тебе не навредили. Нет, Давид, конечно, меня не в подвал какой-то привез, а позаботился о палате и уходе, но все равно даже отдельная платная палата здесь ужасна.
- Я понимаю, что мой вопрос немного что значит, но - ты уверена?
- Уверена - можно было бы подождать, когда кто-то из людей Гуэрра привезет мои вещи или он сам заедет с ними. Но что-то мне подсказывает, что ждать я буду долго, как минимум, до выписки - а это следующий день. Я не настолько паршиво себя чувствовала, чтобы оставаться здесь лишние двадцать четыре часа.
Встаю с постели пытаясь натянуть рубашку как можно ниже. Если перед бывшим (формально и действующем) мужем в таком виде еще появиться могу, то вот выйти на улицу вряд ли.
- Тут должен быть хотя бы халат... - в углу палаты стояла вешалка, но, увы, пытая. Этот факт меня разочаровал. А просить у персонала какую-нибудь одежду не хотелось.
- А у тебя вещи-то есть? Или только телефон сюда взяли? - мне кажется или Сантино задает все эти вопросы-намеки, чтобы наконец услышать от меня правду?
- Телефон был в кармане рубашки. Я успела накинуть только ее. Остальные вещи на квартире. Я думаю, что она сгорела не полностью. - делаю паузу, дойдя почти до двери, но развернувшись. - И что избежать недомолвок, да, я встречаюсь с Давидом. Мы же с тобой расстались, значит, я свободна, так? Во всяком случае, твоего разрешения мне не нужно. Ты ведь не спрашиваешь у меня можно ли трахать девчонок в борделе. - не знаю зачем сказала про бордель. Само вырвалось. И чтобы последнее слово осталось за мной, да не нарваться на целую тираду из уст Пульсоне, выскакиваю в коридор.
Определившись в какую сторону идти (чисто интуитивно) я зашагала в сторону стойки старшей медсестры. По дороге схватила халат, висевший на вешалке возле лестницы. С ним было куда комфортней, хотя насчет его чистоты у меня имеются большие сомнения.

+1

9

Не то, чтобы у Сонни было так много вариантов помочь мексиканцам и Агате выбрать более оптимальный путь, но и вслепую двигаться куда-то ему было некомфортно, не в этой местности, где руководили чужие, а не свои - да и один раз такая поездка уже закончилась нехорошо, а с учётом этого пожара - не факт даже, что вторая будет лучше. Может, он и не понимал испанского или дорог не знал, но с картами работать вполне был способен... возможно, и свежим глазом бы увидел что-нибудь. Какое-то потенциально опасное место, где конвою надо смотреть по сторонам особенно внимательно - он сам ведь специализировался на налётах, вроде того, что совершили на них вчера. Один такой они даже провернули с Агатой вместе; довольно удачный, следовало бы вспомнить...
- Ага. Спасибо. - мрачно взглянул Сонни на Агату, но развивать тему не стал. Чёрт с ним, если уж и суждено именно в этой стране дуба дать, тут уж ничего не поделаешь; и в конечном счёте, не всё ли равно будет после того, как расстанешься с жизнью? Карту он может посмотреть перед выездом... может, выглядит чего-нибудь, может - нет, и в фургоне, скорее всего, снова поедет он - от Сакраменто остались только они с Агатой.
Сонни только кивнул, молчаливо соглашаясь с решением Тарантино уйти отсюда прямо так. Интересно, а устроить прямо в больнице такой же пожар, чтобы доделать начатое, тихуанским ребятам насколько не "слабо"? В этой стране явно хорошо работает девиз "каждый сам за себя", потому у Сонни есть сомнения, что кто-то задумался бы о жизни невинных пациентов. А ведь если их конкуренты знали, что ночью целям удалось спастись живыми из пожара, следить могли и за больницей тоже. Прямо сейчас... И хотелось бы надеяться, что на той дороге не осталось кого-то достаточно живого, чтобы запомнить, опознать и описать Пульса - иначе они уже были в курсе, что он пришёл сюда. За Агатой, впрочем, и вовсе проследить нетрудно будет - в таком виде, скорее тяжелее её не заметить.
- Думаешь, он сильно поможет? - почесал голову Сонни. В американских больницах униформа врачей была условно-одноразовой, прямо как роба заключённого в тюрьмах (они даже и похожи были в ряде случаев), из дешёвого материала, который легко отстирывался - а если даже и не отстирывался, выбросить испорченную вещь было бы не так жалко, это дешёвка. Так что вряд ли кто-то хватился бы пары уныло-зелёных или удручающе-синих портков... Но здесь - Мексика. Тут каждый за свои штаны держится.
- Сомневаюсь в этом... - что квартира не полностью сгорела. И не в том дело, что это квартира Давида - просто при умышленных поджогах ущерб обычно бывает тотальным, хотя - это зависит от того, какой именно способ изобрели мексиканцы, чтобы поджарить своего противника. Впрочем, это Агате виднее, она там была... но от того не изменится сути - вещей у них нету, и она пойдёт по городу голоногой и босой, как он её видит сейчас, собирая на себя взгляды прохожих и солнечные лучи. Романтика прямо... Тут Агата вдруг решила расставить точки над i - даже сделав это как-то неожиданно для Пульсоне, без игр разума и других шарад, что его несколько удивило. Обычно как-то так просто излагаться у них не получалось. Может, всё дело просто в том, что они теперь расстались - у неё отпала необходимость мозги ему пудрить? Жаль, что у Агаты это так работает; потому что ему такая её проницательность даже понравилась.
Что касалось девчонок из борделя, даже... чёрт её знает, откуда она узнала, может быть и наугад выпалила, попав случайно в десятку; хотя земля слухами полнится, а в "Парадиз" не один он ходок, да и тайны особой из этого не делал - так что может и не с одного конца весточка прилетела, да и в принципе - неважно. Интересно, что слава о его похождениях долетела аж до Мексики, но... интересно - да и не более. Он не собирается искать концы, подрезать языки, или что-то вроде того. Ну а за Агату... он рад, наверное, за неё - по-своему. Наверное, как и она за него. Поджав губы, что сигарилла устремилась головкой вниз, Сонни только показал Агате большой палец - молодец, мол... хотя едва ли она и увидела его жест как следует - в следующий момент, она сделала то, что умела делать лучше всего: вильнув своей шустрой попкой, смылась.
- Ну, довольно сексуально. - высказался с усмешкой, увидев, как Агата устроила халат поверх своей рубашки. Да в этом плане и раньше, в рубашке, было... вполне, но надо сказать, менее нелепо и более подобающе для приличного общества выглядеть Тата сейчас не стала. Но что примечательно, так что большинство членов персонала в больнице даже и внимания не обратили, как будто это было чем-то нормальным - во всяком случае, отговаривать её никто не стал... может, его побоялись, конечно, видок у него, потрёпанного, небритого три дня, мрачного, с сигариллой во наряжённых губах, гринго - был, вероятно, достаточно угрожающим, чтобы не докапываться.
- Классные штуки, кстати. Наверное, куплю ребятам в Сакраменто коробку, если успею. - и если доедет домой... подпалил, наконец, сигариллу, с наслаждением втягивая в себя ароматный дымок. Полпути между сигаретой и сигарой... единственное пока что, что принесло в этой поездке что-то новое и что-то радостное по-настоящему. - Так куда мы направляемся?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ты не мной обманутый, а самим собой